Возрождение

Пони и люди дружат уже несколько лет. Торгуют, проводят совместные исследования, общаются. Эквестрия процветает, Альянс затягивает последние раны от давней ужасной войны. Что будет, если дивный мир пони столкнётся со своим «отражением»? Некогда прекрасной страной, ныне павшей перед безжалостными захватчиками. Томящейся в рабстве у тех, чьи аппетиты неуёмны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Зекора Лира Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Переворот

Иногда Селестию приходят свергать. Иногда даже на полном серьёзе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Фолианты старых Магов

Новая серия рассказов, в которых история будет вращаться вокруг древних живых книг - Аэтаслибрумов, оставленных в наследство древними магами. Одни из них исполнены света, в других затаилась тьма, третьи впитали в себя тепло леса и прохладу озёр. Каждая из этих книг так или иначе попалась в копытца правителей, магов или обычных пони, меняя их судьбу. Некоторые пропали во времени, другие оказались в руинах и были откопаны любителями сокровищ и искателями приключений. Но некоторые… перестали существовать, выполнив одно сильное желание. С истории об одной такой книге, начнётся эта серия...

Другие пони ОС - пони

Звёзды с неба тоже падают...

Коко Поммель и Рэрити прогуливаются по спящему Мэйнхеттену...

Рэрити Другие пони

Яблочные семена

По всей Эквестрии прокатилась волна неурожая и голода. Эпплблум придумала, что можно с этим сделать.

Эплджек Эплблум

My little Sniper: I See You...

Моё имя Хэйр. Я единорожка медик из отряда быстрого реагирования под командованием Скайшипа. Нас посылали на различные задания и сколько раз мы были на грани смерти. Но каждый раз мы всё ближе к тому, чтобы перешагнуть эту грань. Я столько раз об этом задумывалась, я определённо уверена, что оно видит меня, что оно уже рядом, а я ничего не могу с этим поделать...

Другие пони ОС - пони

Изгнание

Быть принцессой-аликорном не так просто, как рисуют в мультфильмах для девочек...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Темный свет луны

Все мы знаем что произошло с принцессой Луной тысячу лет назад, и откуда появилась Найтмэр Мун. Но давайте поиграем в "теорию заговора" и представим, что это лишь выдумки официальной историографии Эквестрии, и "на самом деле" всё было было иначе. В этой повести будет рассказана "настоящая" история принцессы Луны и Найтмэр Мун. Конечно, как говориться "...конец немного предсказуем", но правда должна быть поднята из пыльных архивов и представлена народу. Итак, давным давно...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Портрет Трикси Луламун

Почти четыре тысячи лет управляет Эквестрией мудрая принцесса Солнца, а в её тени существует не такая заметная, но незаменимая помощница - принцесса Луна. Однако, срок правления старшей сестры истекает, и вскоре Луне придётся единолично взвалить на себя дела государства. Однако, кто сказал, что это нельзя изменить, обладая древними и запретными знаниями?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Родные земли

История о приключениях шести девушек в школе, находящейся посреди тёмного леса. Каждая имеет свой характер и определенные мечты. Все было идеально, пока они не узнали своё прошлое. Сейчас они пытаются восстановить с помощью магии волшебный мир под названием Эквестрия. В этом девушкам помогает библиотекарша и ее младшая сестра.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Человеки Кризалис Король Сомбра

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава №1: Неожиданный сон – Тяжесть последствий. Глава №3: Продолжая игру – Свободное падение.

Глава №2: Начало с чистого листа – Тайна синего пегаса.

Приглашая в свой дом незнакомца нуждающегося в помощи, мы редко думам о возможных последствий. А что если в качестве помощи, этот гость попросит слишком многого?
ЗЫ: Благодарю за чтение. (c) Gregory Mars

Мало кто думает о последствиях своих действий в момент совершения. Обычно это происходит само собой, но большинство, потом, когда всё оборачивается не так, как хотелось бы, жалеют о своих поступках. Но откуда можно знать о последствиях в момент совершения действия? Вот так и Твайлайт. Её чувства подсказывали ей избавиться от нежеланного, хотя очень даже званого, гостя. И она ещё не один раз, наверняка, успеет пожалеть о своём выборе, но откуда ей сейчас было знать о последствиях? Сейчас ею и её подругами двигало желание помочь тому, кто нуждается в помощи, ну и, возможно, узнать больше о происходящем. Да, конечно эгоистичная составляющая никуда не делась, и почти все хотели добиться от незнакомца ответов на ряд возникших вопросов.

Подружкам понадобилось немало сил, что бы доставить этого крупного жеребца в замок Твайлайт. Но в конечном итоге он так и не очнулся. Всё происходящее обрастало какой-то завесой тайн и вопросов, не давая мозгу Твайлайт и на минутку отвлечься от всего этого. Это не могло быть просто совпадением, слишком многое сплеталось тут воедино, но лишь добавляло ненужных вопросов, остающихся без ответа. Эплджек и Рейнбоу отнесли незнакомца в гостевую комнату и положили на кровать. Это всё, что они могли сделать для него сейчас.

— Итак, Твай, можт расскажешь, чо тут происходит? – начала ЭйДжей, вернувшись вместе Рейнбоу вниз к остальным.

С одной стороны она и вправду хотела помочь незнакомцу, но честно говоря вся эта ситуация настораживала её.

— Я не знаю девочки, правда. Это всё очень странно. Пинки, как ты узнала о той книге? – пытаясь распутать этот клубок тайн, обратилась к подруге Твайлайт.

Она верила в то, что между всем произошедшим есть связь, а значит, в этом должен быть какой-то смысл. Правда, самое логичное приходящее на ум решение проблемы – посоветоваться на этот счёт с Селестией, было решено отложить. Спайк так ещё и не вернулся с «хождения в пони», а значит, даже будучи написанным, письмо никуда бы не отправилось до его возвращения. Твайлайт оставалось лишь самой разбираться в сложившейся ситуации, опираясь лишь на собственные силы и знания.

— О, это просто. Она мне приснилась! – весело ответила Пинки Пай, с улыбкой поглядывая на слегка ошарашенных подруг.

Нет, они, конечно, привыкли к всякого рода «необычностям», когда дело касалось Пинки, но это было странным даже для неё.

— П-приснилась? – наконец выдавила из себя Твайлайт, стараясь оставаться сдержанной. – Как это вообще возможно?

Твайлайт хотела было начать свои причитания на тему «Почему ты не сказала об этом раньше?», но вспомнила, что Пинки нечего не знает о её сне и присоединилась к подругам уже в замке сестёр. Эплджек потирала копытом подбородок, делая умный вид, а Рейнбоу, и вовсе задумавшись, что было ей не свойственно, кружила по тронному залу. Все они, видимо, пытались найти ответ на вопрос, есть ли предел у уникальности Пинки Пай.

— Ну да, глупенькие. Мне приснилось, как я нахожу эту книгу, и она помогает мне устроить ещё одну вечеринку! Но на самом деле это оказалось не совсем то, – всё так же улыбаясь, ответила Пинки Пай.

Тут у Твайлайт чуть не случился срыв. Она сидела и массировала переносицу копытом, стараясь переварить полученную информацию. По вновь открывшимся обстоятельствам получалось, что какая-то сила направила розовую кобылку к нужной книге в нужное время. Да и тот стих нашла тоже она. Отсюда в голове Твайлайт начинала складываться картина, а часть вопросов отпадали сами собой. Кто-то хотел, чтобы эта книга была найдена, а впоследствии и чтобы то стихотворение было прочитано. Это означало лишь одно: возможно, появление пегаса из неоткуда было совершенно не случайным, а спланированным кем-то или чем-то. Нет, конечно, Твайлайт и до этого предполагала нечто подобное, но теперь всё больше склонялась именно к варианту, что всё так и было задумано, практически не рассматривая возможность различных случайностей и ошибок.

— Это конечно многое объясняет, – начала Твайлайт, – но думаю, всё же нужно дождаться, пока он очнётся и узнать его версию происходящего. Осторожность это конечно хорошо, но важно не перегнуть палку.

Действительно, быть уверенными на сто процентов, что всё это происки недругов, нельзя было. Впрочем, как и слепо верить в благие намеренья всего происходящего. Всё это ужасно раздражало Твайлайт, ибо ей крайне не нравились метания её души из стороны в сторону. И дело не только в количестве вариантов развития событий, а в том, что она боялась ошибиться или быть обманутой. В конечном счёте, она чувствовала, что от её выбора, от её действий или бездействий многие могут пострадать.

— Ладно, сахарок, думаю, нам стоит заняться своими делами. Неизвестно когда он очнётся, а у меня полно работы на ферме, – с небольшим неудобством в голосе произнесла Эплджек.

Всё это конечно было здорово, и она с радостью была готова помочь подруге, но и бездельничать целый день она не могла себе позволить. ЭйДжей чувствовала небольшую неловкость из-за попытки уйти, но надеялась на понимание своей подруги.

— Чтооо?! Уже уходим? Но я хотела первой познакомиться с новеньким! – как всегда была настойчива Пинки в своём стремлении по получению новых друзей.

Порой её фанатизм и верность своему делу могли доходить до крайностей, настораживать и даже пугать, но зачастую всё заканчивалось положительно. Конечно, тут сказывались причины того, почему Пинки, нет, почему все подруги стали хранителями Элементов гармонии.

— Ай, идём уже, Пинки! Давай расскажем обо всём Рэрити и Флаттершай, а потом сходим в Сахарный уголок, – буквально выталкивая свою подругу из кристального замка, поговаривала Рейнбоу Дэш.

Она хорошо понимала, что сейчас внимание своей неугомонной подруги нужно переключить на что-нибудь другое, чтобы отвлечь от мыслей о новом знакомстве. Рейнбоу и самой хотелось познакомиться с пегасом столь внезапно появившемся в глуши.

— Спасибо за помощь девочки, дальше я сама. Я позову вас, если он очнётся или что-нибудь случится, обещаю, – не прощаясь, ответила Твайлайт уже на пороге, провожая своих подруг взглядом.

Её мучил лишь один вопрос: сможет ли она во всём разобраться.

Твайлайт хотела было прилечь или покопаться в книжках ещё раз, но услышала странные звуки и стоны, доносившиеся из гостевой комнаты. Она поднялась и заглянула внутрь, уже опасаясь того, что может увидеть там что-то страшное. Тёмно-синий пегас же просто лежал в постели на боку, лишь изредка вздрагивая и подёргиваясь. По всей видимости, он видел не самый приятный сон, который лишь усиливался, явно отражаясь на физическом состоянии этого пони. Твайлайт отправилась вниз, чтобы сделать компресс для своего гостя, но спустя немного времени муки незнакомца достигли апогея.

— Архг… Нет… Луна!... Не-е-ет!... – доносилось из гостевой комнаты, в которой оставленного пегаса словно терзали и пытали.

Услышав, как он кричит, Твайлайт поспешила на помощь. После подобных припадков, она уже начала сомневаться в том, что этот незнакомец может быть как-то связан с той тёмной фигурой из её сна. Да и к тому же, он чем-то был похож на её отца, напоминал о нём. И это было ещё одной причиной.

— Ч-что во имя Селестии тут происходит?! – произнесла Твайлайт взволнованным голосом, ворвавшись в комнату и увидев, как её гость буквально трясся на кровати.

Он продолжал что-то бормотать во сне, но сложно было разобрать, что именно, а главное, понять, что же происходит. В свою очередь, услышав имя принцессы света и солнца, донёсшееся до подсознания незнакомца, он резко открыл глаза и с такой силой начал отталкиваться копытами, что свалился с кровати. Его глаза явно были наполнены ужасом от одного только произнесения имени Селестии. Он так и застыл: лежал на спине между кроватью и стеной, смотря в потолок, пытаясь прийти в себя. Твайлайт поспешила на помощь, забралась на кровать, и, решив, что подобный случай требует деликатного подхода, медленными шагами пошла к краю. Она медленно выглянула за край кровати, даже не заметив того, как у неё расправились крылья.

— Ты в порядке? – произнесла Твайлайт первый пришедший ей на ум вопрос, увидев потерянный вид своего гостя.

Она даже встревожилась за него не на шутку, вконец теряясь в своих версиях и догадках по поводу его причастия ко всему этому. Он был напуган и потерян, вызывал больше чувство сострадания и желание помочь ему, нежели жажду устраивать допросы с пристрастием.

Сначала из-за кровати показался рог, за ним последовала очаровательная мордочка юной принцессы, а после и вовсе появились крылья. Вся эта картина, нависшая над напуганным пегасом, способствовала его успокоению. Твайлайт была явно лучшим вариантом из тех, кто мог поприветствовать незнакомца, не травмировав его психику, будучи вполне милой, деликатной и обходительной.

— Ты – ангел? – тихим голосом спросил незнакомец, смотря в глаза Твайлайт, разом смутив её и заставив покраснеть, правда, ненадолго.

Ей были приятны эти слова да и вся эта ситуация была вполне располагающей для бесед по душам, да вот только она понимала, что нужно сохранять холодный расчёт и вытянуть хоть немного информации.

— Нет, я – Твайлайт Спаркл. И я, вроде как, призвала тебя… — представилась она.

Твайлайт пыталась начать разговор, с самого главного, расставив приоритеты, и сперва дать незнакомцу хотя бы ответ на то, кем она является.

— Принцесса? – переспросил пегас. – А я…


— ОН ЧТО?! – хором переспросили свою подругу вернувшиеся по её просьбе пони.

К ним уже присоединились Флаттершай и Рэрити, введённые в курс дела, а также Спайк, принёсший немаленькое количество «донорских» книг.

— Девочки, тише. Он наверху, давайте постараемся его не пугать. И не перегружать информацией, – успокаивала их Твайлайт.

Она, по всей видимости, решила довериться незнакомцу, вызывавшему у неё по какой-то причине защитный инстинкт, сродни материнскому. Ей не казалось, что он может представлять опасность.

— Но как это вообще возможно?! Забыть, кто ты есть, это… — недоумевала Эплджек.

В её глазах явно читалась грусть и сочувствие к внезапному гостю. ЭйДжей и подумать было страшно, что было бы, случись подобное с одним из её друзей, родственников или ей самой. Это напоминало ту историю со сменой кьютимарок, только у незнакомца.

— Эплджек права, это как-то неправильно… Неужели нет какого-то заклинания, чтобы ему помочь? В твоих книгах должно же быть хоть что-то… — произнесла Рейнбоу.

Ей не меньше остальных хотелось помочь собрату-пегасу. Она даже попыталась найти решение этой проблемы в книгах Деринг Ду, но тщетно.

— Первое, что я попробовала, это заклинания. Но моя магия… Её будто бы что-то отталкивает. Я не могу понять что, но это словно какой-то щит.

Твайлайт продолжала пытаться понять, что же происходит с этим миром в последние несколько дней. Столько странных событий друг за другом, и теперь в комнате наверху спит тёмно-синий пегас, который не помнит даже собственного имени и которого она вызвала, прочитав заклинание на листке из книги в старом замке сестёр. Вдобавок эти сны довершали картину какого-то безумия. А вариантов, почему это всё происходит, была уйма: от теории, что он – одна из жертв Тирека, до предположений в неправильном прочтении или написании того заклинания, и даже вариант, что случай схож с возвращением Кристальной империи, с поголовной амнезией пони. Твайлайт явно была готова просто взорваться от количества вопросов, оставшихся без ответов, и всё чаще ловила себя на мысли, что ей нужно посоветоваться с принцессой Селестией. Но всякий раз эти мысли не могли найти воплощение по различным причинам, да и Твайлайт частично, пусть это и было слегка эгоистично, хотела разобраться во всём сама.

Неожиданно тишину нарушил звук медленно и неуверенно цокающих копыт. Незнакомец медленно, но верно спускался по лестнице в тронный зал. Он очень старался держать себя в вертикальном положении и не свалиться, ибо в нём почти не было сил даже для того, что бы стоять. На самом деле сейчас он был, словно новорождённый, и откровенно говоря вообще не чувствовал себя пегасом. Если бы не крылья, распрямляющиеся при каждом удобном случае, он вообще не знал бы о том, что он пегас… Поравнявшись со своими спасительницами, незнакомец согнул одно колено и поклонился, пытаясь отблагодарить девушек.

— Спасибо, что… Приютили и помогли мне, – произнёс он всё из той же позы, и лишь после этого поднялся.

— Но мне кажется, я и так уже злоупотребил вашим гостеприимством, принцесса Твайлайт. Я должен идти… — вежливо пытаясь обосновать свой уход, этот пегас говорил негромко, а двигался неуверенно, но всё равно был намерен покинуть замок.

Возможно, он боялся чего-то, а возможно просто был слишком горд, чтобы так долго принимать помощь, или в конечном счете была какая-то другая причина… Твайлайт опешила, она не могла сообразить, что ей делать в подобной ситуации, благо, в момент её замешательства на помощь пришли её подруги. Эплджек и Рейнбоу преградили пегасу путь наружу с довольными ухмылками.

— Эй, ковбой, ты же не думаешь, что сможешь пройти мимо нас в таком состоянии? – почти серьёзно спросила ЭйДжей.

Мало кто из пони вообще мог тягаться с этой парочкой, составляющей превосходный дуэт силы и скорости. И, несмотря на то, что тёмно-синий пегас был немного больше своих спасительниц и выглядел достаточно грозно, его состояние, не только физическое, было настолько плачевно, что сейчас с ним наверно справился бы даже новорожденный жеребёнок. И только Твайлайт хотела вставить своё решающее слово в этом противостоянии, как активизировалась Пинки, внезапно появившаяся из неоткуда перед пегасом, вызвав у него неподдельное удивление. Ещё бы, не так просто было привыкнуть к тому, что эта розовая пони умудрялась нарушать все законы логики и здравого смысла. Впрочем, для неё это было обыденным делом.

— Ой, он очнулся! Какой ты странный, никогда не видела раньше таких пегасов, как ты. И почему ты грустный? Ты болен? Или потерялся? Меня зовут Пинки Пай! Все в Понивилле мои друзья и все меня знают. А ты будешь моим другом? Я устрою тебе шикарную приветственную вечеринку! Ты любишь кексики? Я очень люблю! А ещё я люблю тортики! А ты любишь тортики? Ой, точно, на твою вечеринку я сделаю торт из кексов! А ещё позовём всех друзей, будем шутить, веселиться, танцевать и играть в «Приколи пони хвост» и… — в захлёб бормотала Пинки, весело нарезая круги вокруг и так шатавшегося и недоумевающего, пегаса, прыгая вокруг него с радостной улыбкой.

— Слишком… много… Пинки… Пай… — произнёс незнакомец.

Его глаза закатились, и он рухнул назад, прямо на спину. Наверно всему виной было то, что Пинки не переставала скакать из стороны в сторону, словно мячик, даже когда закончила говорить вслух. Остальные, быстро переглянувшись, мысленно согласились, что Пинки Пай – страшное оружие. Наконец увидев, что цель всей её радости уже без сознания от «счастья», она с грустью добавила:

— Ты не любишь кексики? Хорошо, тогда сделаю обычный торт!

Твайлайт приложила копыто к лицу и покачала головой. Всё-таки Пинки не знала, когда остановиться, впрочем, если поразмыслить, то её мотивы были достойны похвалы. Надо было только направить их в правильное русло…

— Да, Пинки, иди пока, всё организуй. И прошу, организуй всё, ам, немного поскромнее, что ли… Понимаешь, ему… — не успела Твайлайт договорить, как Пинки, словно солдат получивший приказ, приложив копыто к голове отдавая честь, вылетела из замка.

Теперь-то её вряд ли что-либо остановит… На помощь пришла белая единорожка, уже направившаяся вслед за своей развесёлой подругой.

— Не волнуйся, милая, я прослежу, чтобы она держала себя в копытах, – подмигнув перед уходом, сказала Рэрити.

Это успокаивало, ибо на эту пони-модницу можно было положиться. У неё был вкус и чувство меры, так что она наверняка сможет стать достойным сдерживающим фактором для творчества Пинки Пай.

— Девочки, помогите мне донести его до постели. Думаю, ему просто нужен отдых.

Силами ЭйДжей и Дэши, придерживаемый магией Твай и сочувствием Флатти, тёмно-синий пегас удачным образом был отправлен обратно в постель. Ситуация медленно обрастала завесой тайны, а подруги заметили какие-то странности в поведении Твайлайт. Уж слишком резко поменялось её мнение относительно незнакомца с момента, когда они виделись в последний раз. Но, решив списать всё на то, что она кобылка, а он вполне симпатичный жеребец, они не стали расспрашивать подругу о подробностях, и лишь загадочно улыбаясь, оставили, как они считали, «сладкую парочку» наедине. Возможно, это было большой ошибкой.

Твайлайт решила сесть рядом с кроватью, на которой лежал незнакомец и просто понаблюдать за ним, но сама не заметила, как уснула. В конце концов, после битвы с Тиреком она была вымотана практически полностью и во всех смыслах, так что было удивительно, что она не падала в обморок, как и этот незнакомец при каждом удобном случаи. Хотя тут, наверное, сказывалось то, что она всё-таки аликорн. Но именно теперь всё начало меняться и приобретать свои истинные краски. Тёмно-синий пегас очнулся, словно зная, что гостеприимная хозяйка замка отошла в мир снов, и спрыгнул с кровати, двигаясь вполне уверенно. Он подошёл к юной принцессе и, приблизившись к ней, лизнул её рог, после чего посмаковал вкус.

— О да, я не ошибся в тебе. Теперь, возможно, всё получится. Надеюсь, потом ты сможешь простить меня, – вслух произнёс пегас с небольшой грустью.

Хотя, так или иначе, по всей видимости, он был доволен исходом событий. Незнакомец отправился прочь и спустился в тронный зал. Все, наверное, шло бы по плану, если бы он не упустил из внимания маленького дракончика, который на этот момент как раз вышел в зал. Они остановились друг напротив друга, а их взгляды пересеклись. Между этими двумя сразу возникло напряжение, повисшее в воздухе, словно бы они уже встречались, и эта встреча была не самой лицеприятной.

— Что-то хотел, лягушонок? – твёрдо и без эмоций спросил пегас.

Сложно сказать, хотел ли он вложить тот самый смысл в эти слова, однако дракончик воспринял их так, как он и хотел. То есть в качестве оскорбления.

— Я не лягушонок, а дракон! И, между прочим, у меня есть имя – Спайк! – гордо ответил он, стараясь сдерживать обиду.

Однако всё его мнение, резко сложившееся о незваном госте, с лёгкостью читалось по его мордашке. И оно явно было довольно негативным.

— Прости, не понимаю о чём ты. Дракон, говоришь? Хм, нет, не слышал, – слегка наигранно произнёс пегас, помотав головой.

Сложно было судить о том, как он относится к стоящему перед ним малышу, но симпатией там явно не пахло. Да и сам пегас не мог понять, в чём причина его некоторой агрессивности по отношению к этому Спайку, будто бы на то были веские причины. – Я проголодался. Может быть, обслужишь меня?

Спайк почти вскипел и еле сдерживался от воплощения в жизнь мыслей о плевании огнём в нахала. Правда, решив всё же не устраивать особых разборок, он отправился на кухню, уже продумывая план мести дерзкому жеребцу. Наконец избавившись от присутствия посторонних существ, незнакомец остался один в тронном зале. Он обошёл все шесть тронов стоящих по кругу и дошёл до середины зала. Ухмылка растянулась на его лице, а сам он встал на дыбы и резко ударил передними копытами в центр пола. Магическая вспышка резко прошлась по всему залу и потухла, не выходя за его пределы, а в полу открылся тайник. Внутри лежала всего одна книга, невиданной красоты, чёрная обложка которой была расшита золотом. Красные глаза незнакомца чуть ли не светились от счастья, не смотря на то, что он пытался сдерживать свою радость от данной находки. Чёрная магическая аура левитировала книгу из тайника прямо к пегасу. Вокруг книги начала проступать лёгкая чёрная дымка, исходящая изнутри.

— «Чёрное время – Запрещённая магия»! Наконец, спустя столько лет, я нашёл этот фолиант раньше Селестии. Старый шарлатан, думал, сможешь скрывать его даже после своей смерти? Теперь… — тираду ликования в голос, хоть и тихо, прервали звуки приближающегося дракончика.

Пегасу пришлось действовать быстро, чтобы остаться неразоблачённым. Книга в мгновение пропала в какой-то чёрной дыре, а одним ловким движением копыта тайник вновь закрылся. Вошедший в зал Спайк, в фартуке и с подносом на котором располагалась тарелка сена и стакан воды, не заметил никаких изменений.

— Вот твоя еда. Можешь не благодарить, – сухо произнёс Спайк, стараясь не подавать виду, что на самом деле ему очень хотелось бы бросить в гостя чем-нибудь тяжёлым.

— Спасибо, но я уже не хочу. Может, потом? – ухмыльнувшись, ответил пегас и отправился обратно в кровать, оставляя малыша Спайка, наедине со своими эмоциями.


Прошло не меньше часа, прежде чем тёмно-синий пегас вновь очнулся. На этот раз не было кошмаров и криков, он просто отдохнул, вернув часть сил обратно. По пробуждению он, к своему удивлению, не заметил хозяйку замка возле своей кровати. Впрочем, это были мелкие погрешности, которые были естественны для больших и грандиозных планов. Незнакомец, вновь окинув свою обитель взглядом, поймал себя на мысли, что чувствует себя как дома. Все эти стены, пусть и из кристаллов, а не камней, всё же напоминали о давно потерянном доме. Но самым грустным было то, что ему приходилось пользоваться добродушием и гостеприимством Твайлайт в собственных корыстных целях, какими бы благородными он сам их не считал. Перевернувшись на другой бок, пегас увидел аликорна, входящего в комнату.

— А, ты наконец очнулся, снова, – с улыбкой произнесла Спаркл, остановившись у кровати.

Судя по её взгляду, в котором не было явных подозрений или обвинений, всё шло в нужном направлении. По крайней мере, сейчас было необходимо отвлечь Элементы гармонии.

— Принцесса Твайлайт, спасибо, что заботитесь обо мне, – произнёс пегас, приподнявшись на кровати в сидячую позу. – Как только силы вернутся, я тут же покину вас. Я не могу злоупотреблять вашим гостеприимством и дальше.

— О чём ты? Можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. И прошу, зови меня просто – Твайлайт, – улыбнувшись, ответила она.

На самом деле вся эта её доброжелательность имела под собой собственную причину. Твайлайт, со своей стороны, хотела создать о себе лучшее впечатление, чтобы для разговора по душам была определённая база — так сказать, фундамент общения. Театр двух актёров.

— Хорошо, прин… Твайлайт. Спасибо тебе за твою доброту к пони, который даже сам себя не знает. Я вижу, что тебя что-то тревожит… Я могу помочь? – спросил он.

Пегас чувствовал, что должен хотя бы попытаться помочь унять тревоги его спасительницы, по крайней мере, это меньшее, что он мог сейчас сделать для неё. Он знал, что нужно начать давать ответы, пока она не побежала искать их в другом месте.

— Не знаю… Я не могу тебе помочь, не знаю, как… У меня так много вопросов, и я знаю того, кто мог бы помочь нам найти ответы. Но… — Твайлайт запнулась, думая над своими следующими словами. – Перед тем, как ты очнулся в первый раз, я упомянула её имя – Селестия, и ты очнулся в таком ужасе, словно она — какой-то монстр. Я бы ни за что не усомнилась, но твои глаза… Они были полны страха. Что же произошло?

При одном упоминании имени принцессы всея Эквестрии пегаса бросало в дрожь. Такую же реакцию Твайлайт видела раньше — при упоминании Найтмэр Мун… На самом деле это было естественной реакцией при попытке сдержать гнев и ненависть к аликорну солнца. На то у тёмно-синего пегаса были свои причины.

— Я не знаю, правда. Моё тело само так реагирует, но я не знаю почему. П-прошу, Твайлайт, не говори нечего этой Селестии… Пожалуйста. Думаю, мне просто нужно время. А если это не поможет, тогда я просто уйду… — с грустью в голосе ответил пегас.

Твайлайт стояла на перепутье: довериться этому вежливому незнакомцу, с которым она провела чуть больше, чем полдня, либо своей наставнице и принцессе света, что была ей верой и опорой почти всю её сознательную жизнь. Возможно, что ещё совсем недавно Твайлайт уже была бы на пути в Кантерлот, для разговора с принцессой, но сейчас… Она сомневалась. Нет, не в самой Селестии, а в том, стоит ли и в этот раз искать ответы у неё. Ведь теперь Твайлайт сама стала практически полноправной принцессой, и ей хотелось решить эту задачу самостоятельно. Да, немного эгоистично и самоуверенно с её стороны, но она так долго пыталась найти смысл её коронации, и казалось сейчас самым правильным решением было ничего пока не говорить Селестии. В конце концов, Твайлайт всегда могла состроить грустную мордочку и виноватые глаза, и принцесса вновь простит ей любое её неправильное решение.

— Что же, хорошо, думаю, пару дней мы можем с этим подождать. Если ты в состоянии ходить, может, тогда пойдём? Пинки приготовила для тебя вечеринку, возможно, хороший отдых в весёлой компании поможет тебе? Может быть, она немного настойчивая и странная, но на самом деле она очень хорошая.

— Спасибо за понимание, Твайлайт. Я думаю, я смогу ближайшее время не падать без сознания, – произнёс пегас, вставая с кровати.

Попытки шутить были явным признаком выздоровления, правда улыбку этот незнакомец так и не смог натянуть. Да и чему улыбаться? Ему приходилось нагло врать. Он свято верил в то, что не является злодеем, однако его методы… Когда всё вскроется, будет тяжело объяснить свои поступки.


Путь до кондитерской, которая уже давно стала не только домом для Пинки Пай, но и излюбленным местом для проведения вечеринок, оказался достаточно сложным для неокрепших ног пегаса, до сих пор не пытавшегося даже махать своими крыльями. Благо, Твайлайт весь путь поддерживала «шаткое положение» своего спутника. В конечном итоге они добрались до нужных дверей, но пегас замер прямо перед ними. Он, конечно, знал, что такое вечеринки и веселье, но не помнил, откуда и почему, да и припомнить ни одной не мог, но теорию – знал точно. Первое знакомство с Пинки Пай, даже в обычной, повседневной обстановке, было для него шокирующим. А сейчас она готовила сюрприз…

Собравшись с силами и собрав осколки собственной храбрости воедино, тёмно-синий пегас толкнул дверь. Дверь, между тем, даже не сопротивлялась и, легко поддавшись копыту званого гостя, распахнулась внутрь. Тут же послышались взрывы хлопушек и свистки, вперемешку с радостным «Добро пожаловать!» и количеством конфетти и ленточек, которое явно превосходило все мыслимые и немыслимые нормы. Скрепя сердце, пегас всё же вошёл внутрь. Все, казалось бы, и так веселились, вне зависимости от его присутствия или отсутствия на вечеринке. Впрочем, последнее, что ему сейчас хотелось, так это привлекать всеобщее внимание. Впрочем, тёмно-синий пегас и так замечал на себе удивлённые взгляды пришедших на вечеринку. То ли дело было в необычном окрасе, то ли в том, что он грустил на собственной вечеринке… А может, они боялись? Впрочем, кое-кто не имел того нужного такта, чтобы просто так взять и не заговорить с незнакомцем.

— Эй, ну как тебе тут? Правда, весело? Все развлекаются. Может, попробуешь тортик? – радостно начала Пинки, припрыгав к своему потенциальному другу из другого конца зала.

Её позитивное отношение даже к незнакомцам, о которых она нечего не знала, просто поражало. Она явно была чем-то особенным.

— Спасибо, Пинки Пай, тут и правда весело, но мне сейчас не до веселья, да и аппетита нет.

На мгновение Пинки погрустнела — ей всегда хотелось, чтобы каждый был её другом, а все её друзья улыбались. Но сейчас задачка была не из лёгких. Конечно, не настолько сложная, как с тем ослом, но всё же. Только вот за последнее время Пинки научилась не отступать, а лишь искать другие пути. Розовая и вечно весёлая пони решила спеть и станцевать. И это был правильный ход. Нет, конечно, пегас так и не смог вникнуть в слова или смысл песни, но… Пинки кружилась, бегала и прыгала вокруг, создавая настоящий ураган улыбок, веселья и позитива. Ураган… Почему-то из всех мыслей, приходящих на ум во время этого выступления, именно это слово зацепилось в голове. А дальше – резкая головная боль, такая сильная, что пегас упал на колени. Ему словно бы не хватало воздуха, хотелось наружу. Преодолевая себя, он поднялся и, выбежав на улицу через заднюю дверь, и просто сел, пытаясь привести мысли в порядок. А в голове – словно вспышки, вспышки из прошлого возвращали осколки памяти на место. Конечно, всё это было импровизацией, но незнакомцу и в правду стало не по себе от всего этого рвения Пинки Пай поднять ему настроение. Она очень старалась, но всё это лишь ухудшало ситуацию. Пинки побежала следом за сбежавшим гостем, и, увидев его сидящим на крыльце, подсела рядом. Она немного нервничала, решив, что его побег — её вина.

— Неужели всё было так плохо? Я просто хотела, чтобы ты улыбнулся, я хотела, чтобы мы стали друзьями… — с грустью в голосе произнесла Пинки, повесив нос.

Наконец-то боль прошла, и пегас смог привести мысли в порядок. Для себя же он подметил, что, если бы не эта шустрая пони, вряд ли бы он смог вспомнить то немногое… Он обнял свою новую знакомую своим крылом, которое более-менее начало слушаться своего хозяина. Почувствовав прикосновение перьев к себе, Пинки подняла голову и посмотрела на своего собеседника, её глаза наполнялись счастьем от того, что она увидела.

— Всё хорошо, Пинки Пай, ты мне помогла, помогла кое-что вспомнить. Спасибо, – улыбаясь, ответил пегас на восторженный взгляд своей собеседницы.

Конечно, ему сразу вот так было сложно улыбаться, но помимо счастья от того, что он узнал, ему просто хотелось порадовать эту пони взамен за её помощь.

— Так значит, мы друзья? – спросила она, чтобы наверняка убедиться, прежде чем радоваться.

— Да, Пинки, мы теперь друзья, – всё так же улыбаясь, ответил пегас.

На мордочке Пинки расплылась улыбка. Теперь оба могли вернуться к вечеринке. Там их уже ожидали слегка ошарашенные гости и остальные друзья Твайлайт.

— Вы вернулись, всё хорошо? Я забыла тебе представить своих подруг, — начала Твайлайт, окружённая своими друзьями, – со мной и Пинки ты уже знаком. Эта оранжевая пони, что не позволила тебе уйти от нас – Эплджек, голубая пегасочка с разноцветной гривой – Рейнбоу Дэш. Этот очаровательный белый единорог – Рэрити, а эта застенчивая пони с крыльями – Флаттершай. Ну и, конечно, мой верный ассистент – Спайк.

Момент знакомства расставлял приоритеты. Если Твайлайт и Пинки чуть ли не светились от счастья, то про остальных пони такого не скажешь. Ну и, конечно, явно выделялся Спайк на их общем фоне, всматриваясь на гостя с небольшим раздражением, стараясь не показывать истинных эмоций. Довольно много информации для одного вечера, впрочем, к этому времени тёмно-синий пегас уже был рад подобному наплыву новых мордочек. Он поклонился ещё раз и произнёс:

— Принцесса, друзья, позвольте мне представиться. Меня зовут Блэкбёрд!

Веселье продолжалось ещё довольно долго. Загадочный пегас, раскрывший одну свою карту, смог позволить себе действительно вжиться в роль и попытаться просто отдохнуть. Как же давно он не делал этого, даже, наверное, разучился веселиться. Благо, Пинки Пай, как истинный мастер в этом деле, помогала ему, наставляя на путь истинный. Впоследствии Бэкбёрду удалось поговорить почти со всеми присутствовавшими на вечеринке, узнав довольно многое о каждом из них. Удивительно, как были они открыты перед, пусть незнакомым, но всё же себе подобным существом. Явись пегас в своём истинном обличии, от всей их доброжелательности и дружелюбности не осталось бы и следа. Эти мысли не давали ему покоя. Так или иначе, вечеринка была закончена, на дворе наступила ночь, и все отправились по своим кроватям.


Блэкбёрд, наверное, был одним из немногих пони, кто не спал в эту ночь. Это был первый день его миссии, а он уже на грани провала. И дело тут было именно в моральных терзаниях самого Блэкбёрда. Он знал, что сроки его поджимают, времени на выполнение его целей осталось так мало. Хотя он понимал, что вряд ли смог бы заработать доверие Элементов гармонии, будь у него на это даже год. Вся дилемма состояла в том, что в отношениях, которые изначально строятся на лжи, ни о каком доверии и речи быть не может. Ответственность, что Блэкбёрд ввалил на свои плечи, давила на него, заставляя поступаться моральными принципами, заставляя использовать грязные трюки для достижения своих целей. Сна не было, была тревога и ощущение, что расплата за поступки наступит рано или поздно. Блэкбёрд откинул одеяло в сторону, встал с кровати и отправился в комнату Твайлайт. К счастью, она находилась рядом, так что он вошёл в комнату, не опасаясь обнаружения. Блэкбёрд знал, что Спайк был ещё малышом, а значит, спал очень крепко, а о сне принцессы беспокоиться не стоило. Говорят, во сне существа остаются самыми беззащитными и самыми настоящими, без всех тех масок, что многие из них носят на публике. Вот и Твайлайт, лежащая в своей кровати, выглядела так мило и безобидно. Кто бы мог подумать, что в этой очаровательной пони скрывается ужасающая разрушительная сила, что ищет выхода. Так или иначе, сейчас главной целью было заронить зерна сомнения. Твайлайт слишком долго была под влиянием Селестии, под впечатлением той роли, что играет эта умелая актриса. И чтобы она начала сомневаться в своей наставнице достаточно быстро, как того требовала сложившаяся ситуация, необходимо было магическое вмешательство. Блэкбёрд залез на кровать Твайлайт и повис над ней. Его крылья поднялись, а глаза начали светиться. Он медленно и аккуратно выдохнул небольшой кусочек тёмной магии, что была так похожа на звёздное небо, и направил его прямиком в рот своей жертве.

— Твай? – послышался полусонный голос Спайка. Он по какой-то причине проснулся, но, находясь в полусонном состоянии, не мог разглядеть что-то конкретное. Дело было сделано, и Блэкбёрд спрыгнул с кровати Твайлайт. Теперь ему будет легче убедить её в собственной правоте, когда придёт время. Своими красными глазами он посмотрел на дракончика, пытаясь убедиться, что тот достаточно сонный, чтобы не осознавать происходящего наверняка. После этого Блэкбёрд просто пошёл спать, хоть уснуть ему удалось не сразу. Всё-таки всё происходило слишком быстро даже для него.