Сестринское единство

взаимоотношения Сестер. тысячу лет назад и сейчас

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Истоки зла

Все мы знаем великих героев, вроде Селестии, и великих злодеев, вроде Сомбры. Но, какими они были в детстве и что сделало их такими, какие они есть?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Кризалис Король Сомбра

Скука

Щелчок там, щелчок тут - простая арифметика случайного порядка, называемого со всей серьёзностью - Хаосом. И неважно, что за этой великой субстанцией кроется лишь озорство и шалость. Ведь шалость дурашливого божка гораздо приятней, чем больная скука всемогущего духа. По крайней мере, ему самому так это казалось.

Дискорд

Битвы Магов 2

Битвы Магов - боевые соревнования между единорогами со всей Эквестрии. Магические олимпийские игры, награда за победу в которых - исполнение желания. Пятьдесят добровольцев собрались в Кантерлоте для того, чтобы принять в них участие. У каждого были свои причины, но каждый был готов победить и собирался приложить все усилия для победы. В межсезонье двадцать участников отсеялось и осталось тридцать самых целеустремленных и подготовленных. Начался второй, завершающий сезон. Главная героиня - Санрайз, единорожка, владеющая магией огня. Она еще не догадывается, как она проведет эти пять дней, каких друзей и врагов приобретет, и как эти соревнования повлияют на её дальнейшую судьбу.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

Дружба

Несколько пони играют рок за своего друга.

Другие пони ОС - пони

Лунная гонка

Мужество и личностные качества Рэйнбоу Дэш проходят серьёзную проверку на прочность, когда она принимает брошенный Спитфаер вызов и вступает в гонку через серию смертельно опасных препятствий, преодолеть которые под силу только опытнейшим пегасам.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Спитфайр

Бремя аликорна

Как бы сложилась дальнейшая судьба Твайлайт Спаркл после коронации? Корона это дар или проклятие?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Мемуары Флаттершай

Я расскажу вам свою версию жизни Флаттершай от начала до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора ОС - пони Дискорд

Беглец

Жеребец с отшибленной памятью. Кобылка с садистскими наклонностями. И жеребенок, потерявшийся в густом чёрном лесу. Казалось бы, как мало нужно для переворачивания всего вверх дном?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Fallout Equestria: Снег и Ветер

Удары мегазаклинаний практически не затронули пустынный Север, но Эквестрийская Пустошь даже здесь проявляет свою жестокость. Чтобы распрощаться с жизнью, достаточно совершить одну ошибку. Для тех, кто не хочет марать копыта, всегда найдутся наёмники. Они возьмутся за любую работу, будь то чья-то ликвидация или сопровождение торгового каравана – важен лишь размер вознаграждения. Айсгейз – разведчик и охотник за головами из Стойла 307. Редлайн – обычная кобылка, на которую взвалили непосильную задачу. Встреча изменила их и так нелёгкую жизнь в худшую сторону, и теперь они стремятся лишь вернуть всё на круги своя. Однако, Эквестрийская Пустошь приготовила для них совсем другую судьбу.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund

Маяк-14

— Борт-33779 Маяку-14, капитан Дерпи на связи.

Ни время, ни полоса пропускания в 4кГц не заставили бы меня ни с чем перепутать этот голос. Последние несколько недель каждый раз он под утро приходил ко мне во сне, то ясный и отчетливый, то пропущенный через фильтр и сжатый с потерями. Тогда, проснувшись, я перечитывал ее последнюю радиограмму.

— Борт-33779 Маяку-14, говорит капитан Дерпи. Кажется, я ошиблась в расчетах и прыгнула в паре единиц от тебя. Здесь хороший сигнал с третьей антенны, постараюсь выправить курс. Если все пойдет удачно, по инерции докачусь до тебя месяца через полтора. Жди.

Жди. Все эти годы я только и делал, что ждал. Теперь уже я не уверен, что когда-либо занимался чем-то другим. Но здесь, на краю галактики ожидание само по себе становилось наукой и искусством. Не так просто чего-либо дождаться, когда внутри наполовину спящей станции ты медленно, не более десятка километров в секунду, летишь вдали от звезд и планет. Пока у меня получалось...

— Борт-33779 Маяку-14, капитан Дерпи на связи.

Я включил питание стыковочной системы. По экрану побежали строки загрузочной диагностики, в окошке первого канала я увидел огни шлюза и знакомые, пока еще нечеткие из-за помех очертания разворачивающегося почтового корабля.

Поймалась основная частота Борта — и в окне второго канала увидел лицо Дерпи. Как обычно, один ее глаз будто пытался разглядеть меня меня в объектив веб-камеры, а другой сосредоточенно следил за приборами и панелью управления.

— Маяк-14, Борт-33779 запрашивает стыковку. Маяк-14 ты там живой вообще?

Наконец, стыковочная система загрузилась и показала чистое окошко терминала. Можно было отвечать.

— Маяк-14 на связи, привет Дерпи. Трекинговый луч отключен, стыкуйся вручную к первому шлюзу.
— Есть вручную,- фыркнула она и, подав мощности на маневровый двигатель, пошла на первую попытку. Станцию чуть тряхнуло. Это значило, что у меня в запасе было минимум минут двадцать...

Через полчаса голос Дерпи раздался уже по интеркому.

— Так, я куда-то зашла, дай сюда свет.
— Автоматика не работает, на стене должен быть пульт... Нашла?
— Угу.
— Приготовься, я включаю у тебя гравитацию. Два. Один. Гравитация на 50% от номинала... 60... Все в порядке?
— В полном.

На экране интеркома я увидел ее, валяющуюся вверх ногами где-то в углу отсека.

— С возвращением на Маяк-14. Поднимайся в северное отделение...

Споткнувшись, Дерпи с разбега уткнулась в меня носом и посмотрела снизу вверх. Иногда в таки моменты ее глаза фокусировались в одной точке, и мне почему-то становилось не по себе. Ей, видимо, тоже.

Она растерянно сделала шаг назад, поежилась, потерла руки в шерстяных варежках и выдохнула на них струйку пара.

— Холодно тут у тебя.
— Экономлю, емкости осталось... — она не дала мне договорить.
— Я печеньки принесла.
— Садись, чайник уже закипает, — я кивнул в сторону...

Она пила горячий чай из термоса и смотрела в окошко иллюминатора, где за помятым боком пристыкованного Борта-33779 в сотнях световых лет блестели маленькие холодные неподвижные звезды. Вернее, вращающиеся вокруг нас со скоростью 0.2 радиана в час.

— А потом я полечу воон туда, — Дерпи тыкала пальцем в стекло, запотевшее от ее дыхания, — Это Г-1618. Всего несколько парсек и год пути на почтовом корабле. Там должен хорошо ловиться твой синхросигнал с пятой антенны (ты же не выключал ее все это время, правда?). Я выровняюсь по нему и отклонюсь на юго-запад.

Мелкие капли на иллюминаторе уже начали замерзать — и Дерпи процарапала неровную линию куда-то в сторону от воображаемой Г-1618.

— Еще года четыре. Или три, если хорошенько разгонюсь, — заключила она.

Она пододвинула к себе клавиатуру. С третьей попытки правильно вбила название звезды и вывела на карту две одинокие точки соединенные тонкой красной линией: Маяк-14 и Г-1618 — в которой начиналась вторая красная линия, уходящая за экран.

Я оставил Дерпи сражаться с qwerty-раскладкой и отправился доливать воду в чайник.

Не знаю, как далеко может прыгнуть почтовый корабль при таком временном ресурсе. Думаю, достаточно, чтобы при малейшей ошибке в расчетах промахнуться на несколько световых лет и оказаться в полном одиночестве где-то посреди звезд. Примерно так мы впервые и встретились с Дерпи почти двадцать лет назад, когда она чудом отыскала в эфире слабый сигнал Маяка-14. С тех пор она трижды возвращалась, чтобы пересчитать маршрут на моем картографическом кластере. Это был четвертый раз.

Я уже заваривал чай, когда Дерпи, наконец, справилась с терминалом. Донесся слабый гул кондиционеров из серверной и замигал свет по мере того, как запускались вычислительные блоки. Значит, у нас было время еще для пары чашек...

Когда последнее печенье было доедено, Дерпи засобиралась в дорогу. На экране ее планшета мигал прочерченный маршрут и плыли какие-то буквы. Она скакала по отсеку, пытаясь надеть зашнурованный ботинок и попутно читала с экрана.

— Я поддала тебе тока, — кряхтела она. — На несколько мегаватт-часов, но обещай, что дашь сигнал в седьмой октант.
— Зачем? Там же никого... — я осекся.
— Не знаю, я так хочу, — она продолжала, — кислорода и воды пока достаточно, сколько-нибудь еще протянешь. Координатная база похожа на актуальную, но наверняка не узнаю, пока один раз не прыгну...

Так мы допрыгали до шлюза. Дерпи внезапно остановилась в шаге от меня и ткнула мне в лицо планшетом с незатейливой замкнутой фигурой на разлинованном полотне карты.

— Смотри, я делаю здесь петлю и снова пролетаю мимо тебя.
— Если погрешность не больше... — она снова не дала мне договорить.
— Шесть лет... Ладно, может семь.

Ее глаза снова сфокусировались на моем лице. Через секунду она резко развернулась и шагнула в камеру шлюза.

— Жди. Все, я полетела...

Щелкнули замки, активировалась команда на выключение стыковочного модуля. На южный мост постепенно возвращались мрак и космический холод — и я поспешил наверх. Здесь уже не слышался гул серверов и было привычно тускло. Через маленький иллюминатор за мной все так же наблюдали далекие безразлично жестокие звезды.

Я сел за терминал и пододвинул к себе клавиатуру. Память обманывала меня, но пальцы четко помнили нужную последовательность команд. Замигали датчики второй антенны, а на индикаторе мощности поползли вверх ватты. Уже минут через десять в седьмой октант полетят одинокие электромагнитные импульсы, и где-то совсем в другой стороне капитан Дерпи пойдет на первый прыжок.