Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Мод Пай vs Тирек

Как называют Аликорна без крыльев и рога? Земнопони.

Мод Пай Тирек

Я вижу тебя

Давным-давно жила-была единорожка, которая с помощью своей магии создавала удивительные картины, которые, как говорили, были словно живыми. Однако она жила с родителями, которые, к ее большому сожалению, постоянно ссорились и оскорбляли друг друга. И однажды кобылка нарисовала страшную фигуру, которую видела во сне. Она повесила картину в своей картинной галерее, и на следующий день семью больше никто не видел. Сотни лет спустя Скуталу посещает их старый заброшенный дом и находит проклятую картину.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Шестерёнки

Когда надежды уже нет, приходится чем-то жертвовать, идти на самые странные поступки, ведь ради своих близких мы готовы на всё. Грань между разумным и абсолютным безумием стереть легко, вот только, не всегда потом удаётся прочертить её вновь. Казалось, принцессы повидали на своём веку всё... казалось.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Звёздочки над пустотой

Пони-путешественница возвращается в родной город после долгих странствий...

Другие пони

Одиночка Фолли или Такие разные взгляды на жизнь

Действия происходят в будущем. В недалёком, но неотложном будущем. Время юности шестерых пони и маленького дракончика закончилось и теперь их место занимает следующее поколение. (NEXT GEN TIME, Данька!) Хотя даже не они здесь главные герои. Главный герой рассказа — пегас Фолл Дэй. У него нет ни друзей, ни особой пони, да и вообще обществу других пони он предпочитает одиночество. Окружение считает его странным и пытается держаться от него подальше, но как только он оказывается в Понивиле, то к нему начинают проявлять значительный интерес.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони

Очередь Луны

Луна всё ещё дуется на Селестию за тысячелетнюю ссылку. И поэтому хочет немножко вкусить мести: изгнать старшую сестру на солнце. И что понадобится Луне для начала? Конечно же спросить разрешения у Селестии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Лунная песнь

Не всегда ты можешь проследить за жизнью своих знакомых, и, порою, они могут тебя очень-очень удивить при встрече.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Луна - твой дом

Каково это быть на луне? Видеть как близкие твои умирают? И разделять эту участь с самым ужасны существом на планете! Или оно не такое уж и ужасное? А что если оно просто не понимала, что творит? И вдруг оно пыталось защитить меня?..

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун

S03E05

Маяк-14

Маяк-14

— Борт-33779 Маяку-14, капитан Дерпи на связи.

Ни время, ни полоса пропускания в 4кГц не заставили бы меня ни с чем перепутать этот голос. Последние несколько недель каждый раз он под утро приходил ко мне во сне, то ясный и отчетливый, то пропущенный через фильтр и сжатый с потерями. Тогда, проснувшись, я перечитывал ее последнюю радиограмму.

— Борт-33779 Маяку-14, говорит капитан Дерпи. Кажется, я ошиблась в расчетах и прыгнула в паре единиц от тебя. Здесь хороший сигнал с третьей антенны, постараюсь выправить курс. Если все пойдет удачно, по инерции докачусь до тебя месяца через полтора. Жди.

Жди. Все эти годы я только и делал, что ждал. Теперь уже я не уверен, что когда-либо занимался чем-то другим. Но здесь, на краю галактики ожидание само по себе становилось наукой и искусством. Не так просто чего-либо дождаться, когда внутри наполовину спящей станции ты медленно, не более десятка километров в секунду, летишь вдали от звезд и планет. Пока у меня получалось...

— Борт-33779 Маяку-14, капитан Дерпи на связи.

Я включил питание стыковочной системы. По экрану побежали строки загрузочной диагностики, в окошке первого канала я увидел огни шлюза и знакомые, пока еще нечеткие из-за помех очертания разворачивающегося почтового корабля.

Поймалась основная частота Борта — и в окне второго канала увидел лицо Дерпи. Как обычно, один ее глаз будто пытался разглядеть меня меня в объектив веб-камеры, а другой сосредоточенно следил за приборами и панелью управления.

— Маяк-14, Борт-33779 запрашивает стыковку. Маяк-14 ты там живой вообще?

Наконец, стыковочная система загрузилась и показала чистое окошко терминала. Можно было отвечать.

— Маяк-14 на связи, привет Дерпи. Трекинговый луч отключен, стыкуйся вручную к первому шлюзу.
— Есть вручную,- фыркнула она и, подав мощности на маневровый двигатель, пошла на первую попытку. Станцию чуть тряхнуло. Это значило, что у меня в запасе было минимум минут двадцать...

Через полчаса голос Дерпи раздался уже по интеркому.

— Так, я куда-то зашла, дай сюда свет.
— Автоматика не работает, на стене должен быть пульт... Нашла?
— Угу.
— Приготовься, я включаю у тебя гравитацию. Два. Один. Гравитация на 50% от номинала... 60... Все в порядке?
— В полном.

На экране интеркома я увидел ее, валяющуюся вверх ногами где-то в углу отсека.

— С возвращением на Маяк-14. Поднимайся в северное отделение...

Споткнувшись, Дерпи с разбега уткнулась в меня носом и посмотрела снизу вверх. Иногда в таки моменты ее глаза фокусировались в одной точке, и мне почему-то становилось не по себе. Ей, видимо, тоже.

Она растерянно сделала шаг назад, поежилась, потерла руки в шерстяных варежках и выдохнула на них струйку пара.

— Холодно тут у тебя.
— Экономлю, емкости осталось... — она не дала мне договорить.
— Я печеньки принесла.
— Садись, чайник уже закипает, — я кивнул в сторону...

Она пила горячий чай из термоса и смотрела в окошко иллюминатора, где за помятым боком пристыкованного Борта-33779 в сотнях световых лет блестели маленькие холодные неподвижные звезды. Вернее, вращающиеся вокруг нас со скоростью 0.2 радиана в час.

— А потом я полечу воон туда, — Дерпи тыкала пальцем в стекло, запотевшее от ее дыхания, — Это Г-1618. Всего несколько парсек и год пути на почтовом корабле. Там должен хорошо ловиться твой синхросигнал с пятой антенны (ты же не выключал ее все это время, правда?). Я выровняюсь по нему и отклонюсь на юго-запад.

Мелкие капли на иллюминаторе уже начали замерзать — и Дерпи процарапала неровную линию куда-то в сторону от воображаемой Г-1618.

— Еще года четыре. Или три, если хорошенько разгонюсь, — заключила она.

Она пододвинула к себе клавиатуру. С третьей попытки правильно вбила название звезды и вывела на карту две одинокие точки соединенные тонкой красной линией: Маяк-14 и Г-1618 — в которой начиналась вторая красная линия, уходящая за экран.

Я оставил Дерпи сражаться с qwerty-раскладкой и отправился доливать воду в чайник.

Не знаю, как далеко может прыгнуть почтовый корабль при таком временном ресурсе. Думаю, достаточно, чтобы при малейшей ошибке в расчетах промахнуться на несколько световых лет и оказаться в полном одиночестве где-то посреди звезд. Примерно так мы впервые и встретились с Дерпи почти двадцать лет назад, когда она чудом отыскала в эфире слабый сигнал Маяка-14. С тех пор она трижды возвращалась, чтобы пересчитать маршрут на моем картографическом кластере. Это был четвертый раз.

Я уже заваривал чай, когда Дерпи, наконец, справилась с терминалом. Донесся слабый гул кондиционеров из серверной и замигал свет по мере того, как запускались вычислительные блоки. Значит, у нас было время еще для пары чашек...

Когда последнее печенье было доедено, Дерпи засобиралась в дорогу. На экране ее планшета мигал прочерченный маршрут и плыли какие-то буквы. Она скакала по отсеку, пытаясь надеть зашнурованный ботинок и попутно читала с экрана.

— Я поддала тебе тока, — кряхтела она. — На несколько мегаватт-часов, но обещай, что дашь сигнал в седьмой октант.
— Зачем? Там же никого... — я осекся.
— Не знаю, я так хочу, — она продолжала, — кислорода и воды пока достаточно, сколько-нибудь еще протянешь. Координатная база похожа на актуальную, но наверняка не узнаю, пока один раз не прыгну...

Так мы допрыгали до шлюза. Дерпи внезапно остановилась в шаге от меня и ткнула мне в лицо планшетом с незатейливой замкнутой фигурой на разлинованном полотне карты.

— Смотри, я делаю здесь петлю и снова пролетаю мимо тебя.
— Если погрешность не больше... — она снова не дала мне договорить.
— Шесть лет... Ладно, может семь.

Ее глаза снова сфокусировались на моем лице. Через секунду она резко развернулась и шагнула в камеру шлюза.

— Жди. Все, я полетела...

Щелкнули замки, активировалась команда на выключение стыковочного модуля. На южный мост постепенно возвращались мрак и космический холод — и я поспешил наверх. Здесь уже не слышался гул серверов и было привычно тускло. Через маленький иллюминатор за мной все так же наблюдали далекие безразлично жестокие звезды.

Я сел за терминал и пододвинул к себе клавиатуру. Память обманывала меня, но пальцы четко помнили нужную последовательность команд. Замигали датчики второй антенны, а на индикаторе мощности поползли вверх ватты. Уже минут через десять в седьмой октант полетят одинокие электромагнитные импульсы, и где-то совсем в другой стороне капитан Дерпи пойдет на первый прыжок.