За Горизонтом

Что бывает, когда в простой жизни брата и сестры появляется кто-то, решивший взять всё в свои копыта, игнорируя понятие морали? Что бывает, когда мирная и привычная жизнь насильно обрывается, заменяясь навязанными идеалами других?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Волшебный аликорн алмазного города грёз.

Спайк употребляет. Теперь не один и в больших масштабах.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

KotE - Knights of the Equestria

Летел в Кантерлот, а оказался на Ониксе, столице Кристальной Империи, которую штурмуют войска Тирека? Бывает. По крайней мере я жив и даже почти цел. Это охвостеть какое достижение, которое, пожалуй, перекрывает все неприятности. К тому же узнал, что единороги и правда существуют, и даже познакомился с одной из них! Теперь вот занимаюсь поисками магистра Луны. Она тоже единорог, только при этом ещё и пегас (так говорят, сам-то я её ни разу не видел). И да поможет мне Сила! [Понификация KotOR]

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони Сансет Шиммер

Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вспомнить

Главный герой пытается вспомнить как начал смотреть FIM...<br/> Или речь совсем о другом?

Принцесса Селестия Человеки

Лунная прогулка

Единорог Комет Тэйл вместе со своими товарищами отправляется в экспедицию на Луну. Что их ждет там?

Другие пони ОС - пони

Алегретто прошедшего дня

Вингс Либерти – не самый успешный почтальон Понивилля. Ему предстоит измениться, чтобы успеть доставить большое количество писем. Для этого ему придётся пройти множество внутренних и внешних испытаний, чтобы принять себя и доставать особенное письмо важному адресату. Но хватит ли у него на это сил?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Стража Дворца

Беспокойный вечер

Небольшой эпизод из жизни сирен до изгнания из Эквестрии. Незадолго до изгнания Соната провела над собой эксперимент с зебриканским заклинанием, чтобы стать умнее, но результат получился обратный. Теперь энергичная сирена ко всей своей неуёмной энергии психологически вернулась в детство, доставляя проблем задиристым подругам.

Другие пони

Мой дом - моя крепость

Фик, набросанный в последние пару вечеров двухнедельного срока на дуэль с Эскапистом. Маленькая фантазию на тему того, что могло бы произойти, если бы Старлайт Глиммер и Великая и Могущественная Трикси в какой-то момент решили жить вместе.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Ми

Когда я думал, что неплохо было бы попасть в Эквестрию, я имел в виду совсем не это! Ну ладно, и так сойдёт

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Селестия испытывала сильное недомогание. Ее рассудок был в полном хаосе. Такого у нее не было давно. Еще в детстве у нее были такие чувства из-за долгих тренировок с магией, но сейчас эта усталость была просто невыносимой. Мысли переплетались, а физически она ничего не могла сделать. Она не могла пошевелиться. Селестии казалось, что она даже дышит еле-еле. Было несколько попыток сконцентрироваться и прийти в себя, но у нее ничего не получалось. Вспомнить что-либо, проанализировать что-либо или создать хоть какую-нибудь логическую цепочку. Каждый раз что-то мешало: странные видения, идеи, мысли. Все они намеренно приходили ей в голову и, словно паразиты, мешали ее разуму нормально работать. Эти мучения длились для нее целую вечность. Но именно сейчас эти мысли начали постепенно отступать, ее рассудок начал постепенно проясняться. Вновь она почувствовала привычный порядок мыслей. Разум начинает проясняться. Она открыла глаза…

Перед ее взором оказался странный пьедестал, на котором лежал Амулет Аликорна. В огромном зале, в котором она находилась, было очень темно. Селестия попыталась шевельнуть ногой, но у нее не получилось. Зато получилось двигать головой, и она смогла осмотреть зал, в котором находилась. Конечно, в такой темени было трудно что-либо разглядеть, но можно точно сказать, что она в замке. Все здесь было сделано из странного черного камня, который необычно отражал те немногие источники света, что были здесь. Воздух был на удивление чистый и не затхлый, но запах был странный: смесь хвои, и каких-то цитрусовых. Прямо в центре круглого зала стоял пьедестал с Амулетом. С левой стороны от нее была Луна. Обе они были заключены в кандалы, которые уходили в пол. Их крылья были связанны цепями, которые были закреплены замками, находящимися на полу. Их рога окутывала фиолетовая дымка, светящаяся. Стоило Селестии начать двигаться, как сразу же ожила и ее сестра, которая безмерно радовалась пробуждению сестры.

— Тия! — шепотом сказала Луна сестре. На ее лице была радостная улыбка.

— Луна! Где мы! — Селестия выговорила это с трудом. Паралич еще не переставал действовать и мешал ей говорить.

— Я точно не знаю, но по-моему мы под землей. — она перешла с шепота на нормальный голос.

— Ты пыталась выбраться?

— Да. Но не получается, моя магия не работает. Тот темный колдун лишил нас возможности колдовать.

— Обвел нас вокруг копыта. — дополнила Селестия

— Это точно.

— Стой… А как ты тут оказалась? — сказала она и посмотрела на сестру.

— Вообще-то тебя спасала сестренка! — возмущенно ответила Луна. Радость на лице, сменилась на возмущение.

— Я почувствовала, что тебе очень плохо. Я прибыла сразу после того, как колдун применил заклятие. Кстати, Тия! Почему ты позволила этому гаду взять тебя? Почему не боролась?

— Я хотела, но не смогла. Он каким-то образом обошел мой магический блок. Его еще древние мастера использовали. Абсолютный щит… писалось в свитке. Я не была готова к такому. — Селестия до сих пор говорила с трудом, делая небольшие перерывы после каждого предложения.

— А как же ты? — ехидно спросила Селестия Луну.

— Ну, я пришла… А потом я увидела его. Колдун с презрением смотрел на тебя. А потом он меня обнаружил… Я вышла и мы заговорили. Он говорил с таким пафосом и с таким высокомерием, что я была готова его просто… ух!!! — проговорила Луна с чувством. Ее крылья в цепях даже задрожали от всплеска эмоций.

— А дальше?

— А дальше я получила в лоб собственным заклинанием. — угрюмо ответила принцесса ночи.

— И что? Ты не смогла противостоять собственному заклинанию? — уставший голос Селестии стал немного возмущенным.

— Ну, я бросила в него простую молнию. Думала, что ударит и помучается немножко. Когда молния попала в него, он проигнорировал ее. Она просто попала, колдун ее впитал в себя, в несколько раз ее усилил, и кинул в меня. Это произошло так быстро, что я не успела увернуться. И отреагировать на второй удар.

— Мы обе большие умницы. Потеряли былую бдительность и навыки. — ответила Селестия.

— Интересно, а для чего мы здесь вообще? — спросила Луна

— Тот, кто похитил нас, сказал, что мы должны открыть какую-то тюрьму для его друга. Не знаю кто этот друг и что за тюрьма. — силы начали постепенно возвращаться к Селестии, к ней возоращался привычный голос.

— Ты когда пришла в сознание? — спросила Селестия.

— Относительно недавно. Где-то десять минут назад.

— Будем ждать?

— Да, ждать вы будете. Но ожидание будет недолгим. — эхом прозвучал новый голос. Он был зловещим и басистым. Было точно ясно, что он принадлежит нехорошему пони.

— Это кто, ты колдун!? — сказала Луна. Ее голос был полон ярости.

— Дарк Калкьюлейшон готовится к ритуалу. Он здесь нескоро будет. Я же нахожусь здесь на пьедестале. — голос исходил из Амулета Аликорна.

— Ты живой Амулет? — с удивлением и интересом сказала она

— Нет. Амулет моя тюрьма. И мне давно пора отсюда выбираться. — с легким весельем сказал голос.

— Кто же ты? — голос Селестии стал почти нормальным. Остались лишь нотки усталости.

— Это вам знать необязательно. — прозвучал лишенный эмоций голос. Это был «холодный» ответ.

— Это еще почему? — спросила Луна.

— Потому что есть тайны, которые даже полубожественным принцессам знать не стоит. — сказал уже другой голос.

Луна и Селестия услышали тихий цокот копыт. Из мрака тени вышел их похититель. Как они уже узнали от Амулета, его имя Дарк Калкьюлейшон. На нем была огромная сумка. Видимо, те самые предметы для проведения некоего ритуала.

— Тут темновато. Дадим больше света. — сказал темный колдун.

Его рог засветился синим цветом и тут же, моментально, загорелись все факелы в зале. Стало настолько светло, что Селестия и Луна прищурились от этой яркости. Но когда все пришло в норму, они увидели всю красоту зала, в котором они находятся. Даже залы Кантерлота могли бы позавидовать такой красоте. Но особенностью этой красоты было то, что она была зловещей.

Зал имел форму правильного девятиугольника. Селестия узнала, что это за черный камень — обсидиан. И из него здесь было сделано все: пол, стены, потолок. Около каждого угла зала стояли огромные колонны, на которых были высечены какие-то рисунки, изображающие странных существ с крыльями, которые… убивали пони или пожирали их. На стенах высечены какие-то письмена и иллюстрации. Селестия поняла, что это древнее наречие, язык на котором говорили маги в глубокой древности. Все иллюстрации изображали пони, с которыми жестоко разделывались. Принцессы даже знать не хотели, что там, на стенках, написано. Но самой интересной частью зала был потолок. Куполообразной формы, он был единственной частью зала, в который не был черного цвета. На потолке были изображены три великих племени: земные пони, пегасы и единороги. Но все они были в страхе и ужасе от некоего зла исходящего от солнечного затмения, изображенного в самом центре потолка. Луну же поразило, с каким мастерством все здесь было выполнено. Так аккуратно обрабатывать обсидиан не каждый мастер по камню может. Что натолкнуло ее на мысль о том, что все здесь сделано при помощи магии. Но сколько сил нужно было, чтобы такое сотворить? Сколько времени?

— О! Я вижу, что вы просто поражены священными залами Тартара. — произнес Амулет. Судя по голосу, он был доволен.

— Тартар? Это же тюрьма! Отвратительное и грязное место! — с отвращением сказала Луна.

— Вы видели только его верхнюю часть. Она, естественно, разрушена. К моему сожалению. Замок уходит глубоко под землю. Но пони, которые впервые пришли сюда, решили, что спускаться ниже будет опасно, и поэтому решили запечатать нижнюю часть замка. — ответил Амулет

— Верхняя часть разрушена? И кем же?

— Ну, моим старым другом. — холодно ответил голос.

Пока они все говорили, Дарк Калкьюлейшон готовил ритуал. Достав мел, он начал медленно проводить круг на гладком полу зала, вокруг пьедестала с Амулетом. Потом нарисовал такие же вокруг принцесс. Далее он соединил эти круги ровными линиями, и начал делать самое интересное — рисовать символы. В основном это были символы из древних языков, а также необычные геометрические фигуры. Каждый круг, который только недавно был пустым, наполнился деталями, делающие общий антураж, царящий в зале, таинственным и зловещим. На удивление колдун закончил быстро. После первых приготовлений Дарк Калкьюлейшон достал из сумки чашу и кинжал.

— Эм, я думала мы тебе живыми нужны. — недоумевая промолвила Луна. В ее голосе чувствовался легкий страх.

— Да. Но кровь ваша мне тоже нужна. Это будет совсем не больно. — ответил он ей.

Подойдя к Луне, он сделал небольшой ей прорез на щеке, из которой вышла небольшая капля крови. Луне было не то чтобы больно, неприятно. Эта небольшая капля упала точно в чашу. Затем колдун применил заклятие и ее маленькая рана зажила. Тоже самое он проделал с Селестией, не смотря на ее попытки увернуться от острия кинжала.

— Почти все готово. Еще немного и ты получишь свободу.

— А может для начала вы скажете, зачем вам все это? — строго спросила Селестия.

— Мы должны завершить то, что мы начали. Для этого мне нужен лорд Оккулат. — сказал Дарк Калкьюлейшон.

— Лорд Оккулат? — этот вопрос прозвучал из уст Луны. Обе принцесы уставились на Амулет Аликорна.

— Да, это я. Но я не думаю, что кто-нибудь помнит это имя.

— И что это за дело, которое вы не завершили? — продолжила Селестия.

— Ах! Отвечать на ваши вопросы утомительно. Вы все сами увидите. Чуть позже. Дарк! Начинай ритуал! — нетерпеливо прокричал голос.

Темный колдун вытащил из той же сумки старую черную книгу. Чашу с кровью он поставил прямо напротив пьедестала. Сам же встал между двумя принцессами. Найдя нужную страницу, Дарк Калкьюлейшон начал зачитывать заклинание для ритуала. Все те линии и символы вспыхнули и загорелись красным пламенем. Чаша наполнилась фиолетовой дымкой, а амулет на пьедестале повис в воздухе. Сами принцессы начали чувствовать сильную усталость: силы начали покидать их. Фиолетовой дымки из чаши становилось все больше. Она постепенно начала окутывать Луну и Селестию. Темный колдун продолжал читать заклинание. Дымка, так же как и принцесс, окутала пьедестал с Амулетом. И наступила внезапная тишина. Дарк Калкьюлейшон дочитал последние строки заклятия. Остался только один штрих. Колдун подошел к Амулету и сфокусировал на нем луч из темной энергии. Его глаза стали зелеными. Луч полностью поглотил красное свечение Амулета. И яркая вспышка пронеслась по залу.

Луна и Селестия перестали чувствовать усталость. Линии на полу просто исчезли. Чаша с каплями крови почернела. Но перед ними же стоял уже не один колдун, а еще кое-кто. Это был Аликорн. Жеребец.

Он был темно-серого цвета, с красными глазами и гривой. Лорд Оккулат был выше Селестии. Его кьютимарк — огромный красный кристалл, в форме ромба.

— Так это ты и есть? — спросила Селестия. Она сказала это с презрением, как будто говорила с мелким вором.

— Да. И я безмерно рад, что могу вновь дышать воздухом этого плана реальности. — голос его несколько изменился. Если, говоря через амулет, он был просто зловещим, то сейчас он стал однозначно злым. Басистый, громкий, с характерным эхом.

— Я, лорд Оккулат, готов проявить величайшее милосердие к вам, мои дорогие принцессы. Изначально, я хотел вас скормить своим детям, которые еще спят. Но теперь, я понял, что вы можете еще пригодиться мне. А потому, милости прошу! Добро пожаловать в Тартар! Осматривайтесь, выбирайте себе покои по душе. Вы здесь надолго. — ехидно сказал Оккулат и слегка поклонился им. Он едва сдерживал свой смех.

— Скормить? — с ужасом спросила Луна.

— Они плотоядны. И испытывают просто невообразимую любовь к понятине. А плоть кобыл они любят особенно. Они более нежные. — Оккулат смотрел прямо на Селестию. Его взгляд был просто бешеным, и от этого принцессе стало немного не по себе. Но лорд быстро переключил свой взгляд на колдуна.

— Что же касается тебя, то нет слов, которыми я мог бы отблагодарить всю твою работу. Ты пожертвовал всем ради безопасности всех нас… и ради моей свободы. Я думаю, что тебе стоит немного передохнуть Дарк Калкьюлейшон. Ты сделал предостаточно. Теперь моя очередь. — спокойным голосом сказал темный лорд.

— Я откажусь от твоего предложения. Мы должны торопиться. Чем раньше закончим, тем лучше будет для всех. — строго ответил он ему.

— Хорошо. Я не ожидал другого ответа. А теперь веди меня. Покажи тюрьму Тартара. У меня неимоверное желание узнать, что за заключенные сидят там. — они оба пошли к огромным дверям зала.

— Стой Дарк. Мы кое-что забыли. — сказал Оккулат. Он глазами дал колдуну понять, что надо освободить принцесс. Рог Дарк Калкьюлейшона засветился: кандалы и цепи, которые держали принцесс, открылись. А вот та фиолетовая дымка, блокирующая магию, не исчезла. Луна и Селестия вновь могли двигаться. На их лицах были улыбки. Такие улыбки бывают только у заключенных, которые долгое время сидели в тюрьме, получивших свободу. Колдун и Лорд ушли в коридор замка. А там Дарк Калкьюлейшон спросил Оккулата.

— А ты не боишься, что они сбежать могут?

— Сбежать?! СБЕЖАТЬ?! Мне нужно, чтобы они сбежали! — ехидно ответил он ему.

— Когда наша работа начнется, принцессы еще будут здесь. А когда они покинут Тартар, будет поздно. Они должны проникнуться чувством вины и горя, когда поймут, что не смогли уберечь своих подданных. Тогда они буду либо сломлены, либо поймут, чего мы добиваемся. И то, и другое нам на руку. — серьезно ответил темный лорд.

Они продолжали идти по коридору. Позади них были принцессы, которые из зала пристально следили за ними. Когда они исчезли в тени длинного коридора, Луна шепотом спросила Селестию.

— Будем выбираться?

— Да, давай найдем выход отсюда.-


Верхняя часть Тартара была переделана под тюрьму сотни лет назад. Находясь по землей, он был великолепным местом чтобы держать опасных личностей и тварей. Но Оккулат помнит старый Тартар, ту крепость, которую искали все короли на белом свете. Искали, потому что одни хотели мести, а другие богатства. Он помнит, какими были его стены, башни, храмы. Как искусно были они сделаны, сколько труда было вложено. Ведь именно он и есть его создатель. А потому, когда он увидел лишь руины, в его душе появились нотки ностальгии. Ему несколько неприятно видеть великий замок в таком виде.

Тартар был весьма умело переделан под тюрьму. Многие башни, где раньше проходили ритуалы, были переделаны под огромные карцеры, где сидели в заточении всевозможные монстры. Хотя на башни они были не похожи вообще: время полностью уничтожило былую стройность и гладкость. В обсидиановых стенах были грубо сделаны карцеры поменьше, где сидели пони-заключенные. Как раз около такой стены и проходил Оккулат вместе с Дарк Калкьюлейшоном. Они видели всех несчастных, которые сидели там за особо страшные преступления. Вот насильник, а вот этот вообще убийца. Но Оккулат смотрел на них грозно и с презрением.

— Более жалких представителей мира сего, я еще не видел. — тихо сказал Оккулат. Дарк Калкьюлейшон ничего не сказал в ответ. Он, так же как и лорд, смотрел на заключенных, которые с печальными глазами тоже глядели на обоих. Одни из них просто смотрели, другие начали орать нечто невразумительное, другие умоляли, чтобы их освободили. Клялись, что они перевоспитались и хотят к своим семьям.

— Все наши потомки действительно стали такими мягкотелыми? — спросил Оккулат колдуна.

— Не все, но большинство. — ответ Дарк Калкьюлейшона был холодным и лаконичным, впрочем как и всегда.

— Слушай, давай пойдем к той башне. Вдыхать это зловоние, я уже не могу. — сказал Оккулат. Да, запах здесь был просто ужасный.

Они подошли к огромной лестнице ведущей прямо к одной из башен и начали подниматься.

— Тут вообще кто-нибудь есть из стражи?

— Они приходят лишь раз в день. Несут корм для заключенных. — Продолжая подниматься по лестнице, Оккулат вновь и вновь задавал вопросы Дарк Калкьюлейшону. Последний легко удовлетворял любопытство темного лорда. Так было еще не долго. Поднявшись на башню, они увидели перед собой клетку, в которой был… кентавр. Это был Тирек.

— Охохо! Кто тут у нас?! — весело сказал Оккулат

— Уходи, кем бы ты ни был. — ответил он. У него был мерзкий голос старика. Но как только он увидел темного лорда его глаза выпучились, а грива стала дыбом. Он подошел к нему и, держась руками за решетку, сказал

— Быть того не может! Ты же сдох! — в голосе кентавра были нотки страха.

— Как видишь, нет. — улыбаясь ответил Оккулат

— И что, ты не предпримешь попыток освободиться из клетки и отомстить за свой дом? — продолжил лорд.

— Долина была огромной помойкой до того как ты пришел. Я даже был рад тому, что ты ее сравнял с землей. Да и потом, я не собираюсь тебе мешать. Я уже во второй раз проиграл этим мерзким кобылам. Я испытаю огромное удовольствие наблюдая как ты, лорд Оккулат, Повелитель Ужаса, заполнишь их страну реками крови и криками горя. — ответил Тирек. Он едва сдерживал свою улыбку.

— Что ж, я думаю, что многим понравится это представление. — тихо ответил лорд.

— Оккулат, мы должны идти в катакомбы. С этим отбросом у вас нет никаких дел. — строго отметил Дарк Калкьюлейшон. Одобрительно кивнув, темный лорд, вместе с колдуном, отправился обратно, в нижнюю часть Тартара. Катакомбы еще глубже уходили под землю, и были самой древней частью замка. Лабиринтообразный, с низкими потолками, это было по-настоящему таинственным местом. Ориентируясь по карте, Дарк Калкьюлейшон вел Оккулата по катакомбам, ведя в то место, где спали «дети» Повелителя Ужаса. Сами же ходы были довольно просторными. Сделанные из белого камня, они все равно были грязными от плесени. Причем она имела нездоровый желтый цвет. Запах затхлого воздуха был повсюду. Здесь были лужи, а с потолка, иногда, капала вода. Вот они уже пришли в нужное место. Небольшой ход вел в огромный зал, где ровными рядами стояли горгульи. Они выглядели как грифоны, но более зловещие на вид. Сделанные из обсидиана, они представляли собой страшное зрелище. Особенно учитывая их количество: их здесь были сотни, если не тысячи.

— Все в полной сохранности. — строго сказал темный колдун.

— Сколько их тут?

— Менее тысячи. Рядов двадцать. В каждом ряду по пятьдесят. Некоторые заросли мхом, но я думаю это не проблема.

— Конечно же нет! Давайте мои хорошие… Долго вы были здесь, под землей, вдали от неба. Теперь же, живите! — рог аликорна засветился красным цветом. Весь зал, который только что был темным, стал фиолетовым от света магии. Фиолетовая дымка окутала каждую статую и впиталась в гладкий обсидиан. Постепенно каждый из них начал подавать признаки жизни: начали махать крыльями, дергать лапами, двигать головой, издавать страшные звуки.

— Тут скоро станет тесновато, есть ли другой выход?

— Да. В самом конце зала. Проход достаточно большой. Они все смогут вылететь.

— Я полечу с ними Дарк. Готовь лаборатории! Наша работа скоро начнется! — Рев и крики заполнили тюрьму Тартара. Заключенные орали от страха, били решетки, чем только можно. Но ни один из них так и не выбрался. Хотя только один заключенный не боялся. Тирек не сдерживал свой смех, и был безмерно рад тому, что происходит. Паника началась, когда прямо из под земли начали вылетать черные крылатые твари. Их было так много, что все они образовывали единый рой, затмевая небо. Все кружили над Тартаром около выхода из пещеры, а в самом центре роя был Окуулат…

— Вот она! Свобода, дети мои! Свобода! Летите во все города! Кормитесь и похищайте всех, кого сможете! Наша великая работа началась!