Не мои крылья

Я молодой серый единорог которого вчера, а точнее сегодня бросила девушка. Больно ли мне? Ну немного, а хотя нисколечко ведь ее нытье мне уже надоело. Надеюсь она найдет себе жеребца который это выдержит, хотя нет.

Другие пони

Демиург

Мы что-то создаём, мы что-то рушим. Мы живём. Нас создают, нас рушат.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Проклятье. История Кейта

Здравствуйте! Меня зовут Кейт. Я единорог и недавно переехал в Понивиль из шумного Мейнхеттена. Я ещё мало кого здесь знаю, но мне пришло письмо от моей знакомой из Мейнхеттена. Интересно, какими судьбами её занесло в Понивиль?

Зекора Другие пони

Вежливые люди

Ничего необычного. Просто "Зелёные человечки" попали в Эквестрию.

Рэрити Человеки

Песнь Жизни

История про пегаса Алана, у которого в жизни темных полос больше чем светлых.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Сорен Лира Другие пони ОС - пони

Эпизод 2: Новая надежда

My Little Pony: Friendship is Magic, вторая серия: шестёрка пони отправляется на поиски Элементов Гармонии. Но теперь в космосе!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Planescape: сказка о планарном отпуске

Жили-были два барана - один Бестолочь, а другому не повезло - и вздумали они как-то пойти путешествовать (вернее второй принял волевое решение, а первому деваться оказалось некуда). Взяли они в общем с собой провианту немного, побрякушек, желание отдохнуть, вешалку - и ПОНИСЛАСЬ...

ОС - пони Человеки

Fallout: Equestria. Price of the soul

В Пустоши немало судеб, не связанных с геройством. Не только Стойла защищали от мегазаклинаний. Ещё до возврата Найтмер Мун был построен особый бункер. Оклеветанный гений бежит из тюрьмы и случайно попадает в Пустошь, где находит тайны, невидимых врагов и любовь. Но душа - весьма ценный товар, и потеряв её, всякий начнёт мстить.

ОС - пони

Клятва Гиппократа

Четыре пони сидят в безалкогольном баре и ничего не делают.

Почтальон

Действие происходит вскоре после событий первых серий первого сезона. Самый обыкновенный пони, почтальон Рони Шарфсин, задаётся вопросом - может быть, чейнджлинги вовсе не являются чудовищами, как думают многие? Он и его друзья - Винди Конквер и Кристал Харт - решают создать почтовую станцию и начать переписываться с оборотнями, чтобы наладить с ними отношения. Тем не менее, далеко не все готовы принять такую смелую идею. Сможет ли Рони преодолеть все трудности на пути к своей мечте?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Автор рисунка: Stinkehund
11-22

Главы с 1-10

Первая глава.

-Етить-колотить! — воскликнул я, тщетно пытаясь вытереть берец о траву.

Вот какого рожна?! Какая падла насрала посреди поляны? Тут же лес кругом! Гребанные звери!

Блин, о траву не вытирается…

Целый взвод лоботрясов тут шариться — и именно я должен вляпаться в дерьмо! Эх,не слушался я маму, не стал я адвокатом.

— Тащ лейтенант, где копать-то? — прозвучал рядом со мной флегматичный голос.

Обернувшись, я зыркнул в сторону рыжего детины под два метра ростом и полным пофигизмом в глазах — одного из двух моих «капралов». «Капрал», впрочем, совсем не смутился злобного взгляда и продолжал нагло таращиться на мои попытки стряхнуть мерзкую субстанцию с обуви. Сообразив, что дерьмо свежее, я плюнул на все попытки вытереть берец и рыкнул на бойца:

— В заднице у себя покопайся, хоть делом занят будешь! И вообще... — но закончить мысль, мне не удалось.

Не успел я договорить, как к нам, позвякивая автоматом, подбежал еще один «капрал», длинный, как шпала, и худой, как собачий хрен, блондин. Вытянувшись по стойке смирно, «хрен», затараторил:

— Тащ лейтенант, разрешите доложить! Второе отделение по вашему приказанию построено! Младший сержант Замуруев!

Протарахтев свой доклад за три секунды, он замер по стойке «смирно».

— Вольно! — скомандовал я, многозначительно посмотрев на рыжего — учись, мол, как надо к старшим обращаться, с важным видом пошел в сторону стада. Почему это стадо называлось вторым взводом – тайна, покрытая мраком. Не уверен, что даже в министерстве обороны могли бы объяснить сей занятный феномен. Увидев меня, взвод вяло изобразил строевую стойку. По крайней мере, попытался изобразить. На фоне прямого как оглобля – хоть сейчас на плакат — Замуруева выглядело это жалко.

Надо было их подбодрить что ли…

Я встал перед «строем», заложил руки за спину и внимательно оглядел бойцов:

— Бойцы! Настал великий день! Родина поручила вам подготовить оборонительные позиции на этой стратегической поляне! Поэтому каждый из вас должен соорудить окоп в полный профиль! Так оправдаем же её доверие! Не подведем отцов-командиров! Мало того! Доверие родины настолько велико, что она поручила вам обустроить временный штаб для товарища капитана! И если вы обосретесь, товарищи бойцы, то ночевать в этих окопах будете до самого дембеля! Вопросы есть?

Вопросов не последовало, бойцы выглядели так, что на их фоне любая самая мрачная похоронная процессия показалась бы карнавалом в Бразилии.

Поставив «капралам» задачу и наметив фронт работ, я, скинул вещмешок и повесил автомат на ветку. Теперь на мне лежала наиболее ответственная задача – прикрытие бойцов от удара авиации потенциального противника. С этой целью я улегся под небольшим деревом и стал внимательно наблюдать за небом. Чтобы было удобнее наблюдать – вещмешок отправился под голову, а чтобы удобнее было отражать авианалет – автомат прекрасно расположился на дереве, прямо под рукой. Солнце продолжало свой путь по небосводу, склоняясь к закату, а глаза как-то сами собой начали закрыватся.

— Тащ лейтенант, жрать будете? — разбудил меня голос рыжего «кабанчика».

Нехотя поднявшись и приняв сидячее положение, я удостоил вниманием свой рыжий «будильник» — младший сержант самозабвенно пожирал тушенку. Зрелище было не из приятных. Нет, вы не подумайте, я не из брезгливых, но в жизни есть три вещи, от которых тянет опорожнить желудок — это пауки, червивые яблоки, и младший сержант Кабанов в столовой. В этот момент он, обычно, напоминал тварей из фильма «Чужие», разве что кислотой не плевался.

Мысленно обматерив капрала, я начал копаться в своем вещмешке. Среди кучи барахла навроде чистых носков и порножурналов, наконец, отыскалась заветная коробка с сухпайком. Вскрыв её, я последовал примеру Кабанова и начал поглощать тушенку, даже не разогревая.

С большим аппетитом сожрав весь контейнер и убрав остатки сухпая обратно в вещмешок, я услышал знакомый голос “кабанчика"

— Тащ лейтенант, вы ведь галеты жрать не будете? — как ни-в-чем не бывало, осведомился рыжий.

От такой наглости я чуть не подпрыгнул. Не, ну это надо?!

— Боец, ты не заболел случаем? — участливо поинтересовался я. Капрал, не поняв намека, вылупился на меня тупыми глазами.

— Да нет вроде, хотя от такой службы и копыта отбросить можно... — пробормотал он с кислой миной.

Я с большим трудом состроил сочувствующую рожу и медленно приблизился к «капралу».

— Устал? Эх, Кабанов, не бережешь ты себя, — пропел я медовым голосом.

Детина удивленно уставился на меня словно ожидая подвоха. И не зря, кстати. Громкий хлопок разнесся по полю, с деревьев попадали испуганные птицы. Детина, обиженно потирая левое ухо, пробормотал.

— Если жалко, так бы и сказали, зачем бить-то?

Нет, ну эта горилла с обиженной мордой — это просто нечто, даже не знаю, смеяться или плакать.

— Ты, жук, как к командиру обращаешься, что это такое, «галеты жрать не будете» — передразнил я.

Пострадавший, опустил взгляд, всем видом показывая, мол, «больше так не буду!» От такого зрелища мне стало не по себе. Около десяти минут я пытался внушить ему, что солдат, не знающий устава — это как поход к проституткам без презерватива: вроде и можно и так, но чревато. Ох, и люблю же этому придурку мозги полоскать! Впрочем, нужно было еще и результат дневных работ проверить — пришлось закругляться.

— Ладно, хрен с тобой, бери свои галеты! Но еще раз что-то подобное услышу — будешь мне тут копать окоп, для стрельбы с лошади стоя!

Я развернулся и уже собирался пойти проверить готовые окопы, как вновь услышал голос рыжего.

— Тащ лейтенант, дык я свои галеты уже съел, я же про ваши спрашивал! Вот вы вроде умный, а не поняли… — важным тоном закончил боец.

Глянув на самодовольно лыбящегося обжору, я стал спешно обдумывать, куда бы ему двинуть, чтобы синяков не оставить. Ну, я ему сейчас…

Было уже темно, когда я наконец закончил трахать мозги всем разумным идиотам, в радиусе километра и поправив кобуру на поясе, я стал расстилать плащ-палатку. В темноте не шибко удобно, но не на голой же земле спать? Нет, конечно, можно было и так лечь — земля сухая, но мне уже доводилось однажды застужать почки, повторять этот опыт не хотелось. Соорудив лежак, я покопался в вещмешке, извлек из него свечу, воткнул её в землю и зажег.

Пламя свечи металось, разгоняя темноту в землянке, которая, по затее, должна была стать подобием штаба для командира роты. Мда уж, землянка как землянка, недостроенная, правда, по сути — яма с навесом, даже стены ничем не закрыли, хоть бы брезент повесили, засранцы! Ну да ладно, завтра разберемся.

Завязав вещмешок и приставив автомат к стенке, я завалился спать, даже поленившись снимать берцы. Уж что-что — а спать-то я люблю, какая у военного еще радость в жизни? Поспать, пожрать, да жалование получить. Эх, а ведь все по другому себе представлял, думал – вот, нацеплю я звездочки, и всё будет зашибись, и деньги будут, и уважать все станут, да и от девок отбоя не будет — ой дурак… А что получил в итоге? Послали служить в Приморье, в жопу мира блин, живу в казарме, ибо в общаге одна алкашня, да дегенераты — хрен уснешь, все время шумно, как на вокзале, личной жизни, да и вообще жизни — нет, только служба. Повздыхав над своей долюшкой, я забылся сладким сном.

Разбудил меня сильный запах, вернее, нет — вонь. Воняло дерьмом, да так, что я аж подскочил и стал ощупывать задницу. Убедившись что честь мундира не запятнана, я стал принюхиваться. Источник запаха нашелся быстро — берец вчера так и не вымыл — весь день продрых, а вечером у бойцов работу проверял. — на себя совсем нету времени — ухмыльнулся я.

Снаружи во всю пели птички, а сквозь лаз в землянку задорно светило солнышко. Пылинки весело танцевали в желтом конусе света. Но что странно – кроме пения птиц и шелест ветра снаружи не было слышно ничего больше. Даже матюков – вечных спутников солдат. Особенно матюков.

Сообразив, что солнце уже несколько часов как взошло, а меня никто и не разбудил, я стал выбираться из своего «жилища» с целью надавать по заднице Замуруеву, — забыл поганец про отца-командира. Но привычные мысли все-таки подтачивал червячок сомнения. Уж очень тихо было вокруг.

Подцепив автомат и выбравшись из землянки, я оглядел поле. Никого. Что за хуйня? Проморгавшись, осмотрелся снова…

— Блять!!! — выкрикнул я. — в округе никого не было.

Это же звездец, товарищ лейтенант, весь взвод в самоволку свалил! Да меня же посадят нахрен! Уже преставляя себе лицо комбрига, я стал думать, где взять ведро вазелина. Вот же встрял, и главное — странно всё как-то, вчера и в мыслях не было, что эти засранцы что-то задумали, тем более — такое! Ну скоты вы у меня еще получите! Со злости я пнул ближайший камень, и тот, отскочив от ботинка, полетел прямиком в мелкий бугорок на земле.

— Ай! — раздался сдавленный голос.

Опешив от такого поворота, я стал искать источник звука — судя по всему, звук шел от «бугорка».

— Это, мать вашу, что еще за приколы?! Шепилов, скотина, это ты по-любому, ты у меня не на дембель уедешь, а на второй год останешься очки пидорасить! — заорал я, быстро приближаясь к «бугорку», попутно придумывая всё новые кары для «шутника». По приближении оказалось, что это и не бугорок никакой вовсе, а очень даже масксеть, закиданная землей. Хитрый ублюдок...

Схватив рукой край накидки и сдернув её, я тут же упал на задницу, судорожно пытаясь сорвать с плеча автомат. Нет, вы не подумайте, я не боюсь Шепилова — этот дрищ и глиста не запугает, но вот ЭТО даже рядом с Шепиловым не валялось! Под накидкой прятался конь. Нет, серьезно! Самый натуральный конь, только очень мелкий и фиолетовый, да еще и с рогом на башке…

Стоп!!! Какой еще нахрен рог?!

Направив на коня автомат, я начал судорожно вспоминать, не употреблял ли чего вчера.

— Э-э-эм привет, — смущенно выдавил конь

— Ты живешь в этой пещере? — рогатое чудище ткнуло копытом в сторону землянки.

Я удивился… Шучу, конечно, чему тут удивляться то? Подумаешь — фиолетовый, рогатый конь… я не удивился, я был в шоке. Нет, даже не в шоке, просто охуел! Я был в ужасе — судорожно давя на курок, всё еще пытаясь вспомнить, не проводили ли в этой местности ядерных испытаний

Курок нихрена не жался! Твою мать, забыл про предохранитель…

— А кто такой Шепилов? Ты тут не один? А почему ты в одежде? Зачем ты тыкаешь в меня этой железкой? — фиолетовое чудовище продолжало атаковать меня вопросами.

Быстро щелкнув предохранителем, я вновь спустил курок…

И опять нихрена…

К счастью рефлексы опередили мысль, руки сами передернули затвор.

— Ты из леса? Ты ведь понимаешь, что я говорю? Я слышала, как ты говорил что-то про очки этого Шепилова. Он плохо видит?

После лязга затвора, я наконец почувствовал себя хозяином ситуации. Ухмыльнувшись, я вновь сдавил спусковой крючок и…

Ничего.

Какого хера?!

Уже не обращая внимания на мутанта, я повернул автомат к себе боком и понял, каким же безнадежным дураком являюсь. Магазина не было, он спокойно лежал в подсумке, а подсумок остался в землянке.

Вот тут, то ты и встрял, лейтенант.

Вторая Глава

К моему удивлению, фиолетовое чудище не предпринимало никаких попыток меня сожрать, чему я, конечно, был рад. Но и замолкать монстр тоже не собирался, продолжая допрос и совсем не смущаясь отсутствия ответов.

— А для чего тебе эта железка? Почему ты молчишь? Как тебя зовут? — рогатый демон замолк и уставился на меня, всем своим видом показывая, что ждет от меня ответа.

Продолжая держать автомат, я в панике пытался придумать способ добраться до своего подсумка и не быть при этом сожранным. В голову ничего путного не приходило, телепортироватся я не умел…

Конь продолжал с интересом таращиться на меня, изредка косясь на «железку».

Ну вот нахрена я снял подсумок?! Твою же за ногу, сейчас эта тварь поймет, что я беззащитен и одному комбригу известно ,что оно сделает. Вон как на таращится, да и на автомат глазенки скашивает.

Мутанту явно надоедало ждать. Чуть отойдя, он стал пристально осматривать меня с ног до головы. И, видимо, не выдержав тишины, конь вновь затараторил.

— Ты болен? Или ранен? Тебе сложно говорить? — рогатое нечто направило свой взгляд мне в глаза.

Отчего-то мне показалось, что оно за меня переживает...

Ясный хрен переживает — если я больной, то и жрать меня опасно, ну или, по крайней мере, не вкусно.

Игра в гляделки продолжалась. Наконец я сдался. Пусть оно меня жрет, один хер ничего уже не сделаешь.
“Шоб, ты, сука, звездочками подавился!” — злобно подумал я, желая демону самую мощную диарею, какую только можно представить..

Что там перед расстрелом полагается, последняя сигарета? Надо бы покурить — с такой целью я полез в карман. Пальцы ткнулись в что-то твердое и холодное.

— Твою мать! — вскрикнул я.

Фиолетовое чудище испуганно замерло и снова впилось в меня взглядом, на этот раз во взгляде чувствовался страх и смятение.

— С вами всё в порядке? — озабоченно поинтересовался монстр.

Впрочем, меня это уже не волновало, я спасен! Теперь все мои страхи казались такими надуманными, несерьезными. Пистолет как будто бы делился со мной своей силой, своей стальной стойкостью. И как только я мог забыть про кобуру? А, впрочем, уже не важно — вскочив на ноги, я «деревянными» пальцами выхватил оружие, и с победным рыком, резко направил его в сторону рогатого коня.

— Ваше слово, товарищ Макаров — решил побравировать я.

Все-таки не каждый день приходится стрелять в мелких, фиолетовых и рогатых лошадей!

Фиолетовая единорожка спокойно шла по залитой полуденным солнцем поляне. Небо радовало глубокой синевой с легкими белыми росчерками похожих на пегасий пух облаков. Мир казался ярким, воздушным. Хотелось петь.

До чего же приятный день — думала она, возвращаясь из хижины своей полосатой подруги. Сегодня утром Твайлайт решила зайти в гости к Зекоре, но на этот раз — просто так, без причины, ей не нужен был какой-то важный совет или особое зелье. В Понивилле уже которую неделю всё было спокойно, аж до тошноты. В этот день маленькая кобылка решила проведать старую подругу, побеседовать за чашкой травяного чая.

 — Ох уж этот чай — хмыкнула единорожка.

Твайлайт была просто в восторге от этой настойки, она могла пить его вечно, вот и сегодня, под смешки Зекоры в неё влезло целых семь чашек.

«Ну что я могу поделать» хмыкнула кобылка — «у всех есть свои слабости, всё-таки чай и правда очень хорош, да и бодрит, легкость от него, опять же — летать охота».

Размышляя о преимуществах травяного чая перед листовым, Твайлайт на ходу поправила плащ у себя на спине. Из-за этого плаща она два дня «воевала» с Рэрити — единорожке больших трудов стоило убедить подругу, что лесной плащ не должен сверкать драгоценностями и позолотой, а, наоборот, должен быть как можно более незаметным и практичным.

Закончив с плащом, она повернула голову вперед и уткнулась носом в кучу рыхлой земли.

— Тьфу, гадость какая. Фу-у-у… — плюясь и отфыркиваясь, кобылка чуть отошла назад и взглянула на препятствие.

— Я уверена — секунду назад тут ничего не было, нужно быть внимательней... — проворчала единорожка.

Впрочем, недовольство быстро сменилось любопытством, оглядевшись, Твайлайт обнаружила еще несколько таких насыпей, а аккурат между них — кучу веток, наваленную на несколько бревен.

Чуть потоптавшись в нерешительности, фиолетовая пони все же с интересом приблизилась к странной «конструкции». Подойдя ближе, она заметила, что эти ветки с бревнами, на самом деле играли роль «крыши» для довольно большой и глубокой ямы. Не в силах бороться с искушением, единорожка просунула голову во внушительную щель между землей и бревнами.

В яме было слишком темно, и кобылка решила чуть подождать, пока глаза привыкнут к темноте. — «Ну и поза, мисс Спаркл» — ухмыльнулась она про себя — «Надеюсь, ко мне никто сзади не подкрадется».

Привыкнув к темноте, Твайлайт заметила непонятный длинный мешок, лежавший у одной из стенок ямы. Уже было решив, что эта яма использовалась кем-то для мусора, кобылка с удивлением заметила, как «мешок» резко вскочил и будто бы начал принюхиваться. Испугавшись, единорожка резко выдернула голову из ямы и чуть отбежала. Что делать если этот «мешок» её заметил?

— «Бежать? Прятаться? Поздороваться?» — вихрем закрутились мысли в её голове. Усилием воли кобылка заставила себя успокоиться.

— «Думаю, лучше всего незаметно понаблюдать за этим существом, а там уж видно будет» — решила Твайлайт и, быстро накинув на себя плащ, легла на землю.

— Ох, чуть не забыла — бросила она и рог кобылки засветился.

Из ближайшей насыпи на плащ посыпались куски земли. Замаскировавшись, единорожка замерла.

«Мешок» вылез из ямы, и, вешая на плечо странного виду железку, стал осматриваться.

Твайлайт с интересом рассматривала существо. Оно было очень высокое, да так, что даже сама Селестия доставала бы ему не дальше плеча, и, в целом, походило на алмазного пса. Стройного и складного алмазного пса. «Шпала» — так кобылка про себя прозвала существо — «шпала» была вся укутана в какую-то одежду зеленой расцветки со странным, точечным узором. И даже на голове носила что-то очень сильно напоминающее кепку. Копыта у пришельца были тоже очень странные, высокие, и очень сильно выпирающие вперед — прямо как лапы у мантикоры, только без пальцев или когтей.

К удовлетворению кобылки, существо её не заметило и, закончив оглядываться, закричало, да так, что единорожка чуть не подпрыгнула.

— Билят!!!

Твайлайт удивилась. Билятом звали старшего сына хана кочевого племени степных пони. Они пару раз встречалась на дипломатических приемах у Принцессы Селестии. Молодой жеребец был интересным, хоть и весьма своеобразным собеседником. Что он может делать посреди леса в компании странного существа, кобылка решительно не понимала.

Твайлайт кожей ощущала что «шпала» очень рассержена. «Видимо, из-за того, что Билят не отозвался» — подумала фиолетовая пони.

Тем временем, существо и не думало успокаиваться, едва ли пуская пар из ноздрей, оно пнуло ближайший камень, и тот прилетел «разведчице» прямо в рог. Казалось, в черепе разорвалась шутиха, наполнив мир звоном и болью. Твайлайт закусила зубами копыто, чтобы не закричать и не выдать себя. Не помогло. Она вскрикнула, хотя больше даже от страха, чем от боли. Существо, явно услышав её, резко замерло.

Ну вот какого сена?! Дернуло же меня посмотреть на это чудище?! — паниковала единорожка. Вдруг существо стало изрыгать ругательства, кричать про какие-то очки Шепилова и быстро двигаться в её сторону.

— Так, Твайли, спокойно, только спокойно — кобылка тщетно пыталась перестать паниковать. Чужак был уже совсем близко и, ухватившись за край плаща, с силой сдернул его.

От страха Твайлайт вжалась в землю, но заметила, как существо при виде её упало на круп и попыталось сдернуть железку со своего плеча.

— Вот видишь, оно совсем не хотело тебя съесть, «шпала» сама напугалась при виде тебя, — мысленно сказала себе кобылка, так, теперь главное быть дружелюбной!

— Э-э-эм привет! — еле выдавила из себя единорожка, ей очень хотелось произвести хорошее впечатление.

Третья Глава

Не став повторять своих ошибок, я снял пистолет с предохранителя и сдавил курок.

Раздался громкий хлопок, меж деревьев заметалось эхо, затем наступила звенящая тишина. Впрочем, продлилась она недолго.

Через секунду, тишина взорвалась многоголосым птичьим гвалтом и хлопаньем крыльев улетающих прочь птиц. Полянка, секунду назад олицетворявшая само понятие о покое, теперь больше походила на фронтовой аэродром, «обрадованный» вестью о скором налете авиации противника.

Черт, да откуда их тут столько!?

К моему удивлению, пуля не нашла цели, то есть вообще ничего не нашла. Там, где всего секунду назад стоял фиолетовый мутант, уже ничего не было, эта тварь исчезла быстрее, чем моя зарплата в ночном клубе, куда я имел неосторожность зайти в прошлом месяце.

Опешив от таких «виражей», я стал крутить головой по сторонам, высматривая, куда же пропала эта скотина.

Впрочем, «скотина» отыскалась быстро, каким-то непонятным мне способом она умудрилась оказаться в десяти метрах позади меня. Чудеса, блин…

Ну ничего, сейчас мы все исправим.

Медленно, как учили на занятиях, я вскинул руку с пистолетом, затем плавно повел её вниз. Совместить мушку и целик на одной линии, выдохнуть, между ударами сердца плавно спустить курок. Выстрел! Выстрел! Выстрел! В одно мгновение тварь испарилась холодной фиолетовой вспышкой.

Черт бы её подрал! Она телепортируется! И, кстати, куда подевался весь мой взвод? В смысле, они что, правда в самоволку свалили? Или их эта скотина сожрала?! Может её лучше скрутить да допросить? Да и стоит ли…

Мои мысли прервал здоровенный булыжник, размером с две мои бестолковых башки, который чуть ли не со свистом несся прямо мне в лицо. Не увернутся, ни пригнутся, я уже не успел Всё что мне удалось — вскинуть руки, поза «обиженная школьница», блин, и зажмуриться.

Удар, нет, не просто удар, конечно в меня раньше не кидали булыжниками, но мне кажется, что это было больше похоже на столкновение с поездом.

— Блять! — только и успел вскрикнуть я, прежде чем повалится на землю, прямо как мой ротный при виде счета за ТО его «Ланоса».

Пистолет! Черт, выронил! Как же больно, еще чуть-чуть, и этот камень размозжил бы мне голову. Теперь я начинаю понимать, куда делись мои бойцы, особенно если этот мутант так пуляется камнями!

— Теперь-то, может, мы поговорим как разумные… э-э-эм, существа? — задыхаясь, произнесло фиолетовое отродье, всё так же быстро оказавшись возле меня.

Поговорим?! Что-то мне подсказывало, что это «поговорим» означало вовсе не посиделки за чашкой чая. Да эта хрень меня допрашивать вздумала?!

Ну я её… Боль чуть поутихла, наверное от злости или адреналина, и, приоткрыв глаза, я увидел, что эта фиолетовая жертва радиации стоит прямо позади меня — только протяни руку! Ну всё, поиграли и хватит, сейчас я этот рог кое-куда кое-кому засуну...

Не обращая внимания на боль в кистях, я схватил это чудище за рог и что было сил дернул на себя…

Пони удивленно уставилась на черную штуку, которую этот чужак направил в её сторону. «Ох, не похоже это на пряник» — промелькнула странная мысль. Взглянув пришельцу в глаза, она ужаснулась. Словно в книге, там было написано — «время умирать!»

«Вот черт, во что же я вляпалась?!» пронеслось в голове у кобылки.

— А, ну его к сену! — решила единорожка, и стала поспешно колдовать заклинание телепортации.

Ушибленный рог отозвался на это тупой, тянущей болью, но Твайлайт все же смогла сплести тонкую паутину заклинания. Как выяснилось — очень даже вовремя. Переносясь на тридцать шагов вперед она оказалась, позади «шпалы». В тот же миг раздался громкий хлопок, или это был тихий раскат грома? Не успев осмыслить произошедшее, она увидела, что чужак уже развернулся и снова тычет в нее своей «хлопушкой»
“Может эта штука и взаправду хлопушка? Ну навроде тех что есть у Пинки?” — подумала пони, чуть успокоившись, она вновь услышала хлопок, но уже не один, а аж целых три. Не успев осознать случившееся, единорожка вскрикнула — что-то горячее чиркнуло её чуть ниже левого колена. Ахнув от боли, Твайлайт быстро переместилась, на этот раз за одну из земляных насыпей окружавших землянку.

— Эта «штука» даже и близко с хлопушками не валялась — пробормотала кобылка, морщась от боли.

Она стала озираться по сторонам, стараясь найти это мерзкое создание, и, спустя пару секунд, удача ей улыбнулась. Агрессор стоял на том же месте что и прежде и удивленно осматривался по сторонам.
“Ну, я ему устрою...”, твердо решила поняша. Боль в колене разрасталась, и теперь, казалось, болела вся нога.

Рог вспыхнул фиолетовым сиянием, и внушительного вида булыжник, сорвавшись из ближайшей насыпи, полетел в сторону «неучтивого» пришельца. Твайлайт стиснула зубы и застонала — колдовать становилось все сложнее, казалось, что в голову вместо рога вставили раскаленный прут, только что из кузнечного горна...

Тем не менее, ее импровизация возымела успех. Пришелец, заметил летящего в свою сторону каменного гостя, выругался и забавно вытянул вперед «верхние» копыта. Впрочем, против здоровенного камня не помогают даже самые крепкие словечки, камень на всей скорости врезался в монстра и тот завалился на спину.

К сожалению, насладиться победой в полной мере единорожке мешала боль. Осмотрев рану на ноге, она отметила, что, чтобы в нее не прилетело, прошло это по касательной, рана была несерьезная, так, обработать, да перевязать — даже крови почти не было. Кобылку передернуло от мысли, что могло бы случиться, попади эта штука ей в голову.

— С этим чужаком надо быть очень осторожной — озвучила свои мысли Твайлайт.

Но Пришельцу было уже не до нее, он всё так же валялся на спине и шипел от боли,

— А не переборщила ли я? — тихо смутилась единорожка, но быстро отбросила все угрызения совести, вспомнив что он её чуть не убил!

Решив, что пора бы уже и послушать, что расскажет чужак о причине своего агрессивного поведения, единорожка телепортировалась к «шпале», и, встав прямо за его головой, заговорила

-Теперь-то, может, мы поговорим как разумные… — «Гнилое сено! А он же не пони!» — э-э-эм, существа? — неуверенно закончила кобылка.

«Шпала» как-то странно взглянула на Твайлайт.

«Сдается мне, поспешила я с разговорами, он же…» — не дав закончить мысль, её нагло схватили за многострадальный рог и со страшной силой дёрнули, да так, что бедняжка чуть не перепрофилировалась из единорогов в земные пони. Твайлайт завизжала.

Больно-то как! Ну да ладно, оно того стоило, эта жертва атомных извращений оказалась на удивление лёгкой. Перекинув её через себя, я навалился на чудище и всем своим весом прижал к земле. Она начала визжать и трепыхаться — ну прямо как наш пьяный старшина, когда его из шланга поливали. Наклонившись к фиолетовой морде, я проорал первую угрозу, что пришла в голову.

— Будешь вырываться, на очках сгною, сученок! — сомневаюсь, что мутант догадывался о том, что такое очки, но после моих обещаний фиолетовое чудо испуганно затихло.

— Не надо, пожалуйста — промямлило чудище, и… Клянусь, оно покраснело! Вот же черт! Погоди-ка, оно решило что я буду его, того… В голове непроизвольно всплыла «Красная звезда» с заголовком «Лейтенант Российской армии подверг изнасилованию маленькую фиолетовую и рогатую лошадь» — Не хотеть…

— Где мои бойцы?! Проклятая ошибка природы! А ну живо говори, что ты с ними сделал?! — проорал я ему прямо в ухо, отчего оно мелко задрожало — черт, да я будто на массажном кресле! — пронеслась в голове «левая» мысль.

— О чем вы? Ай, больно! Я ничего не сделала, отпустите меня! — взвизгнула «она». Охренеть, я как-то не задумывался о том, что у мутантов бывают гендерные различия — проклятые американские фильмы!

— Что значит — ничего?! А куда они тогда подевались?! — кричал я, все сильнее вдавливая «Её» в землю.

— Я ничего не сделала! Я шла домой, отпустите меня, пожа-а-алуйста!!! — зарыдало чудище.

Вот это номер! Никогда бы не подумал, что окажусь верхом на рыдающем фиолетовом коне!… то есть — кобыле? Погоди-ка, она сказала — домой?

— И где же твой дом, дьяволово ты отродье! — плюясь ей в лицо, проорал я и усмехнулся: надо прекращать смотреть фильмы ужасов, а то разговариваю как дешевый экзорцист, только рясы не хватает.

— В библиотеке! С друзьями, в Понивилле!!! — продолжала рыдать рогатая кобыла.

— Пони-что? — Только и сумел выдавить я.

Это что еще за Понивилль такой? На картах никаких «виллей» я не видел, и какие еще друзья?! Их там что — целая компания? И каждое чудище может вот так вот перемещаться?!

— Понивилль! — взвизгнула она, когда я случайно пнул её коленом по заднице.

— Какой ближайший город — уже не сдерживаясь орал я.

— Кантерлот! Пустите! Ай! Столица Эквестрии! — всё так же испуганно протараторила рогоноска.

— Чего?! Что ты мелешь?! Какая в пизду Эквестрия?! Куда Россию подевала?! — выпалил я первое, что пришло в голову.

— Я не знаю что такое Россия! Ай! Мне больно! — после очередного её рывка боль в кистях резко вернулась, от неожиданности я сел на задницу, чем фиолетовая рогоноска тут же воспользовалась и отскочила от меня как ошпаренная.

Все еще плохо соображая, я, несмотря на сильную боль, вытащил из брючного кармана сигареты. Промучавшись с минуту — мне не удалось отыскать зажигалку. Окончательно расстроившись, я перестал обращать внимание на всё еще хнычущую кобылу и осмотрелся.

Окопов не было — это первое что бросилось в глаза. Скосив взгляд в сторону землянки, я заметил, что вдалеке над лесом возвышалась здоровенного вида скала — вчера её определённо тут не было…

Глянув на хныкающее чудовище, я спросил

— Закурить не найдется? — она вылупилась на меня так, будто я её замуж позвал.

Четвертая глава

Подождав ответа для приличия, я сплюнул и спустился в землянку. В недрах вещмешка нашлась вскрытая коробка сухпая, в коробке – комплект охотничьих спичек. Спички – в карман, мешок – на спину, подсумок – на портупею.

Ничего не забыл? Вроде нет — с этими мыслями я и полез обратно.

Что же произошло? И как так — «я не знаю что такое Россия». Врет ли?

Да нет, не похоже, эта рогатая хрень так перепугалась, что отвечала не раздумывая — нет, не соврала.

И как так вышло? Как в фильме — «Шел, упал, очнулся — гипс», только еще глупее — «Лег, уснул, проснулся — лошадь». Улыбаемся и машем, блять.

Ладно, если мыслить не-предвзято, то выходит следующее — ночью, при жутко подозрительных обстоятельствах, я вместе с землянкой каким-то чудом «телепортировался» черти куда.

Мда уж, и как теперь быть? Что-то мне подсказывает, что та фиолетовая лошадка в жизни людей не видывала — и если я прав, то Марианский желоб — всего лишь выбоина на дороге, по сравнению с той задницей, в которую я угодил.

Ладно, вздыхать над своим горюшком буду позже, и желательно — в нетрезвом состоянии! Надеюсь, у «друзей» этой кобылы водится что-то вроде водки. О Боже! Как же я хочу напиться!

Единорожка сидела на земле и плакала, не в силах сдержаться. Ей было одновременно и очень больно, и обидно, и страшно, да и вообще — она уже несколько раз пожалела о том, что решила заглянуть в эту трижды проклятую яму. Страшный чужак мало того, что ранил её и избил, так еще и всю извалял в земле, да наговорил всякого.

— «Очередной приятный денек» превращается в едва ли не худший день в жизни, — чуть успокоившись, хмыкнула Твайлайт, вновь прокручивая в голове недавние события.

Неожиданно пришелец резко отпустил её и сел с отстраненным видом. Пользуясь моментом, Твайлайт, отбежала от него подальше и, усевшись прямо на землю, зарыдала. Чужак спросил у неё «Закурить». Поняша не знала, что ответить и могла лишь со смесью удивления и обиды взглянуть на чужака. Впрочем, его это не смутило и он, немного посидев, вернулся в свою «пещеру».

Всё, о чем сейчас мечтала кобылка — это о том, как она вернется домой и, смыв с себя грязь, сядет пить чай за какой-нибудь книгой.

Закончив плакать, но всё еще шмыгая носом, Твайлайт уже собиралась встать, и пойти в сторону дома, как «шпала» вновь показалась из своего укрытия. Не глядя на неё, он вставил какую-то продолговатую штуку себе в пасть.

«Отсюда эти зубы не выглядят такими ужасными, но когда он рычал прямо ей в лицо…» Её размышления прервала, какая-то щепка, что чужак вытащил из кармана и чиркнул ею о какую-то пластинку, отчего щепка вспыхнула, будто на неё дракон полыхнул. С важным видом пришелец поднес горящую щепку к «предмету» в зубах и из пасти клубами повалил дым.

Чужак, чуть откашлявшись, принялся затягиваться дымом из этой штуки в зубах.

— Эта вещь, — Твайли ткнула копытом в сторону продолговатого предмета.

— Это называется «Закурить»? — любопытство — самая сильная черта кобылки, даже после таких событий никуда не исчезло.

Пришелец, не удостоив её взглядом, принялся собирать свои «хлопушки». В том, что большая железяка — это увеличенное подобие мелкого черного предмета, «товарища Макарова», как выразился чужак, — единорожка уже не сомневалась.

Как и в первую минуту их встречи, «шпала», повесив железку на плечо, обратился к кобылке.

— Это сигарета — безразлично буркнул он, ткнув когтем в зажженную «палку» в зубах.

Выдохнув порцию дыма, чужак продолжил:

— Та-а-ак, скажи-ка мне, фиолетовое чудище, в твоем стойле водка есть?

Твайлайт непонимающе уставилась на дымящего монстра. Водка? Кобылка как-то раз, слышала от своей подруги ЭплДжек упоминание о том, что Биг Макинтош однажды перебрал яблочной водки, но что это такое — Твайли не поняла.

— Э-э-эм, нет, нету. — тихо пролепетала поняша.

Чужак как-то недовольно фыркнул, выпустив целое облако дыма прямо в мордочку единорожки, отчего та закашлялась. “Фу-у, ну и воняет от этой штуки!”
— А другой алкоголь — вновь спросило чудище, с нездоровым интересом в глазах. Откашлявшись, Твайлайт непонимающе уставилась на своего собеседника. Чужак, заметив что кобылка не понимает о чем он, зло сплюнув, продолжил:

— Огненная вода? Пойло? Бухло? — и не выдержав зло добавил:

— А спирт?! Медицинский?! Или хотя бы технический?

Твайлайт, сильно удивилась, но всё же кивнула “зачем ему понадобился медицинский спирт?” может всё таки он ранен?” — подумала фиолетовая пони, внимательно осматривая существо.

Вспомнив про рану, кобылка нахмурилась — этот наглец едва не убил её, а теперь еще и спирт требует! Ну не перебор ли?! Не дав ей возмутиться «наглец» опять заговорил:

— Значит так... Сейчас ты — он сделал паузу, затягиваясь «сигаретой» — отведешь меня в своё стойло, или чего у тебя там? И отдашь мне все запасы спирта. Ясно?!

Единорожка негодующе открыла рот, но её снова прервали.

— Ну, мы можем поступить по-другому. Если не хочешь расставаться со спиртом, — пришелец ткнул когтем в сторону кобылкиной раны — этой ноги, ты больше не увидишь… — как-то слишком тихо закончил он

Пару секунд Твайлайт не понимала, о чем он, и уже собиралась огрызнуться на столь наглое обращение, как заметила, что чужак снова тянется к своей «хлопушке».

Помня об опасности этой штуки, кобылка нехотя кивнула.

— Веди — бросил «шпала» и, чуть погодя, добавил — попробуешь убежать, я тебе голову снесу.

Убегать как-то сразу расхотелось...

Фиолетовое чудо развернулось и, прихрамывая, поплелось в сторону небольшой просеки на стыке поля с лесом. Бросив окурок, я собирался пойти было следом, но заметив маск-накидку, что валялась в двух метрах от меня, немного помявшись, схватил её и, отряхивая, поплелся за кобылой.

Чувствовал я себя паршиво — еще бы было иначе! Оказался хрен пойми где, с хрен пойми с кем, а самое главное: хрен пойми, как теперь отсюда выбираться.

Мне до дрожи в голосе хотелось выпить, даже не выпить, а напиться — никогда бы не подумал, что алкоголь доведет меня до взятия в плен разумной лошади. Хмыкнув, я поравнялся с кобылой и протянул ей накидку.

— Это ведь твоё?

Кобыла сдержанно кивнула.

— И на кой ляд ты шпионила за мной?! — недовольно проговорил я, разглядывая маск-накидку.

Фиолетовое чудо смущенно отвернулось.

— А хотя знаешь что? Не отвечай, мне пофигу. Долго еще до стойла идти? — закончил я, сплевывая себе под ноги.

— Я же говорила, что живу в библиотеке! — возмутилась рогатая

— И верни мне мой плащ! — она зыркнула на меня так, будто я извращенец, который спёр её трусы.

— Ну забирай — усмехнулся я, протягивая «плащ».

— Ты его в зубах потащишь? — решил я немного поиздеваться над мутантом.

Но не успел я ухмыльнуться, как её рог засветился, сияние подхватило накидку и обвило её вокруг лошадиного живота.

— Етить! — только и удалось выдавить мне.

Теперь понятно, как эта хрень в меня камень швырнула!

— Ты, типа, лошадиный Гарри Поттер? Ну, там магия и всё такое — как можно небрежней сказал я, решив хоть как-то замаскировать своё удивление.

— Да, я лучший маг в Понивилле — кобыла гордо задрала голову.

— А кто такой этот Гарри Поттер? — секунду спустя спросила рогатая с интересом уставившись на меня.

Тут я уже ничего не мог ответить, а лишь мрачно хмыкнул, представляя себе на что способен десяток таких «рогатых». До самого города шли молча. Всякие шаблонные вопросы типа — «Ой ты разговариваешь?», «Где я?» и самое лучшее — «какой сейчас год?» — я счел ниже своего воинского звания.

Тем не менее, войдя со своей спутницей в городок — хотя он больше походил на небольшой посёлок — я слегка опешил.

«Задним мозгом» я понимал, — ну не станут же разумные лошади и вправду жить в стойлах, но увидеть нормальные сельские домики, да еще и в европейском стиле?! Да эти клячи живут лучше, чем иные люди!

Впрочем, меня больше интересовало население, а не тип застройки. Вот тут-то я и охренел по-настоящему — рогатые кони? Тьфу, тоже мне диковинка — а вот крылатые! Да еще и реально летающие! Правда, разглядев несколько «простых» лошадей, я чуть успокоился, но всё же снял автомат с плеча.

Уж больно мне не нравилось, как эти разноцветные мутанты на меня таращились… Стоп, а может это засада?! Ой, дурак, я же избил одного из них и теперь иду реквизировать спирт из её дома! Вот это встрял. И почему же я такой дурак?! Оставалось лишь крепче сжать автомат и быть готовым в любую секунду пустить его в дело.

С такими невеселыми мыслями я продолжил идти за фиолетовой кобылой. Судя по всему, а именно — по плотности застройки, мы вышли к центру поселка. А, ну да, точно — вон стоят какие то торговые прилавки, кстати, а за вон тем дальним прилавком со сковородками можно занять неплохую огневую позицию, скорее по привычке отметил я. Хм, если есть торговля, то есть и деньги, а если есть деньги, значит есть и власть, а если есть власть значит…

Мои размышления прервало нечто летающее и голубого цвета. Это «нечто», круто спикировав откуда-то сверху, зависло перед моей «заложницей». Завидев её фиолетовая взмахнула раненой ногой и приветливо бросила:

— Оу, привет Рэйнбоу Дэш, не летай ты так быстро, я же пугаюсь! Кстати…- что там было «кстати» я уже не слышал.

В тот же момент, когда крылатое чудище зависло перед «рогоноской» я резко развернулся и со всех ног кинулся к лавке со сковородками.

— Не возьмете, демоны! — выкрикнул я, заваливаясь на прилавок и по инерции прокатываясь до другой стороны. Сшибив продавца, — какого-то желтого коня, мне почему-то показалось что это именно конь — и, уперев автомат магазином в сковородку, я направил ствол на голубой «пикировщик»

— Э-э-эм, Твай, почему ты всё время приводишь каких-то ненормальных, и, кстати, что с твоим копытом? — задумчиво протянула крылатая лошадь, настороженно глядя на фиолетовую.

— Ну это долгая… — «Рогоноска» не успела закончить предложение, как раздался страшный грохот.

Сомнений не оставалось, это был взрыв.

Всё же засада! Ну, я сейчас вам устрою!

Пятая глава

Повернув голову в сторону взрыва, я был весьма удивлён. Не знаю радоваться, или пугаться? — взрыв, оказался ни чем иным как странной розовой тварью, идущей на задних лапах. На животе у чудища висел здоровенного вида барабан, едва-ли не больше самого монстра.

— Новые друзья! Я обожаю новых друзей! — Орало "нечто" и долбило передними копытами в барабан, отчего мне стало дурно.
“Пожирает новых друзей”!? Да она нарывается!

— Эй, Пинки, прекрати сейча... — Начала было фиолетовая тварь, но договорить ей не дала автоматная очередь.

Две пули ударили в барабан, отчего "розовая хрень" завалилась на спину — как мешок с требухой.

Впрочем, не успел я перевести ствол обратно, как "пожирательница друзей" тут же вскочила, и начала крутится волчком, явно выискивая атаковавшего.

Нет, вы не подумайте, если бы я решил её прикончить, мне хватило бы и одной пули, и Шойгу мне свидетель, я сделал бы это с огромным удовольствием.
"Пожираю новых друзей", не ну этож надо? Да я её сам сожру!

Но я знал — смерть одного из своих они мне так просто не оставят! Уже видев, на что способна рогоноска, я был уверен, что остальные мутанты тоже не так просты, как кажутся. И тем не менее, я оказался один среди толпы врагов — вот же дерьмо! Черт, нужно срочно выбираться, пока на выстрелы не прибежала их полиция, или чего у них там?

— Всем оставаться на своих местах! Это ограбление! — заорал я, первое пришедшее в голову, и, не обращая внимания на испуганного продавца сковородок вылетев из-за прилавка, со всех ног припустил в противоположном от "взрыва" направлении.

— Эй, Пинки, прекрати сейчас... — Её оборвали два громких хлопка, она видела как барабан подруги разлетелся в клочья, и Пинки упала замертво.

— О, нет! — Единорожка не могла сдержать эмоций, — Зачем я привела это чудище в город!? Дура!. Впрочем, "барабанщица" тут же вскочила и закрутилась на месте, осматриваясь.

— Всем оставаться на своих местах! Это ограбление! — Заорал чужак, но Твайли это не сильно беспокоило.

Пинки жива! Хвала Селестии! Впрочем, радоваться еще рано, что бы не задумал пришелец — его нужно остановить! Нельзя допустить, что бы этот монстр убил кого-то! Резко обернувшись, кобылка увидела, как чужак с огромной скоростью убегает от них
“Ну ничего себе! и это на двух-то ногах!”.

— Дэш останови... — Начала была единорожка, но осеклась: что предпримет чужак, когда заметит как Рэйнбоу гонится за ним? Нет, зная заносчивый характер подруги, Твайли закончила

-...Оставайся с Пинки, никуда не уходите! — выкрикнула она уже на бегу.

Нога на удивление сильно болела, но это не останавливало фиолетовую пони — она продолжала со всех сил бежать за чужаком. Пришелец скрылся за домом, и кобылка последовала за ним.
“Ну сейчас я ему!”
Пришелец выбежал на детскую площадку, кобылка напрягла все силы, она пыталась схватить что нибудь потяжелее и швырнуть в "шпалу". Ох, Селестия — тут же жеребята! Нельзя ему позволить... Мысль оборвалась не сформировавшись.

Оббегая песочницу, чужак запнулся о что-то на земле, и, пролетев несколько шагов, плюхнулся на землю. Это шанс, Твайли, сейчас или никогда!

Ну чтож за жизнь-то такая!? Не везет тебе лейтенант, и всё тут. Перевернувшись на спину, я приподнялся и наставил автомат на какую-то мелкую, серую тварь.

Это что? Детеныш? Или как они тут называются, личинка? Периферийным зрением я заметил свою старую рогатую знакомую. Эта мразь что — гналась за мной!?

Решила отомстить всё-таки!. Впрочем фиолетовая встала как вкопанная, когда заметила что я направил ствол на... личинку?

Впрочем, мелкое чудище не обращало на меня никакого внимания, вскочив оно подбежало к какому то розовому "кирпичу", и, глянув на него, зарыдало, забавно тыкая копытами в розовое "нечто".

Ёлки, так вот обо что я споткнулся, сегодня мне везет на камни — ухмыльнулся я. Встав на ноги я уже засобирался бежать дальше, но что-то меня удержало.

Я вновь глянул на детеныша, меня передернуло — мелкий мутант безудержно рыдал, вытирая глаза копытцами. Мерзкая тварь! Еще и сопли пускает… Пристрелить чтоли? Присмотревшись к кирпичу, я обнаружил что "кирпич" на деле является чем-то типа игрушечной машинки, хотя по мне так — кирпич на колёсиках!

Сердце предательски сжалось, аж дыхание перехватило, боль в кистях вернулась, да с такой силой, что чуть-ли в глазах не темнело, мне стало чертовски не по себе — сломал игрушку радиоактивного мутанта, жуть какая! Но дело было не в этом.

Мне вспомнился один неприятный эпизод из детства, когда пьяный папаша, узнав, что мать подала на развод — вломился ко мне в комнату и, из-за того что я, якобы, разбил его часы — избил меня и разломал все мои игрушки. Даже ту железную “Волгу”, из-за которой мне завидовали все ребята. Которую он сам мне и подарил.

Тогда я всю ночь проплакал — вместе с "Волгой" разбилось и все моё счастливое детство, через месяц после развода меня отправили в суворовское училище. Прошло уже двадцать лет, но мне до сих пор тяжело вспоминать.

Глупость, но что же поделаешь.

— “Детский травм, однако!” — так заключил наш бригадный психолог, пожилой то ли якут, то ли чукча.

Я глядел на хнычущего мутанта, а видел себя — плачущего, маленького, избитого, и пытающегося собрать железную машинку — думая, что если я починю её, то всё станет как прежде.

— Блять, что-же делаю...- буркнул я приближаясь к серому чудищу.

Когда чужак встал на ноги с явным намерением продолжить «гонки», его что-то остановило и он уставился стеклянным взглядом в маленькую кобылку, что безудержно рыдала над своей игрушечной каретой. Твайлайт боялась, что если она пошевелится, чужак испугается и убьет жеребёнка.

А пришелец всё стоял и смотрел, кажется прошла уже целая вечность, а он так и не пошевелился. Вокруг площадки образовалась толпа. Услышав хлопки, полгорода ломанулось к центральному перекрестку. Должно быть решили, что это салют — подумала Твайли.

Чужак, буркнув что-то под нос, медленно приблизился к жеребенку — на ходу вешая «железяку» на плечо. Твайлайт судорожно пыталась придумать способ остановить чужака, — Нет, нет, нет не подходи к ней, проклятый урод! — мысленно кричала кобылка.

«Шпала», присев рядом с кобылкой, отчего та шарахнулась в сторону, взял в когти игрушку и начал вертеть её, изучая.

Он что, игрушку сожрать собрался?! Пронеслось в голове у единорожки, а черт бы с ним, — рог впыхнул, и из земли выплыл здоровенный валун.

— Сейчас, сейчас — Бормотал «обжора» и тыкал когтями, в карету. Камень медленно плыл в двух метрах над землей — в сторону пришельца.

Чужак, впрочем, не замечал угрозы, и продолжал возится с игрушкой. Маленькая кобылка перестав плакать, прильнула к чужаку и с интересом смотрела на свою игрушку.

— Держи! Как новенькая, блин, и не разбрасывай её где попало! — Строго произнес чужак и сунул игрушку в лицо серой кобылки.

Отчего та, радостно взвизгнув, подхватила карету передними копытами и стала её осматривать, радостно попискивая.

От неожиданности Твайлайт уронила валун, и он упал всего в метре от пришельца. «Он что? Починил игрушку?!» — пронеслось в голове у неё.

«Шпала» глянул на булыжник, затем, скосив глаза на Твайли, достал «сигарету» и вставив её в зубы, вновь повторил свой трюк со щепкой. Выдохнув облако дыма, он оглядел толпу вокруг площадки, затянувшись произнес:

— Че вылупились, мерины радиоактивные?! Что, сигарет никогда не видели? — И сплюнув, обратился к единорожке.

— Ну ты, это, в гости звать будешь или как?! — обратился я к изумленной рогоноске.

Шестая глава

Помедлив немного, фиолетовое чудо махнула подраненной ногой — Мол, за мной иди — и направилась в сторону перекрестка.

Чуть помявшись, я через силу потрепыхал за... м-м-м... гриву?- мелкое серое существо и проследовал за рогоноской.

Затягиваясь, я в очередной раз прокручивал события этого дня.

Хм, — может зря я все это? Ведь, если подумать, я же первым на неё накинулся!

Да, они, конечно, сильно отличаются от людей, но явной агрессии они ведь не проявляли, или же проявляли? Ясный хрен — проявляли, я же чуть не пристрелил одну из них, причем на глазах у всего города! Но ведь она хотела меня сожрать, или может мне показалось? Черт, я совсем запутался!

Подойдя к "экс-барабанщице" и крылатому ужасу, моя "заложница" начала с ними о чем -то перешептываться. Я уже хотел сдернуть автомат, но сдержал себя. Лейтенант, может уже хватит на сегодня приключений!? Тащись как срака по щебню и не выделывайся! Захотят сожрать — сожрут, и хрен ты чего сделаешь — вон их тут сколько!

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, я стал бродить возле лавок, с интересом рассматривая товары. Хм, всякий хлам: яблоки, зелень какая-то. Ха, а это что? Сено!? Они его реально жруто, чтоли? Хм, сковородки... Подняв глаза, я встретился взглядом с желтым конем, отчего тот весь как-то сжался, и спрятался под прилавком… Чего это он, обиделся чтоли?

Стоп! Я огляделся вокруг, всматриваясь в глаза мутантов.

Встречаясь со мной взглядами, чудища тупили взор, и опасливо переговаривались.

— Они меня чего, боятся чтоли!? — пробормотал я и, заметно расслабившись, стал более пристально осматривать местное население. Крылатые, рогатые, мелкие — да еще и ярких расцветок! Они опасливо замирали, когда замечали, что я на них в открытую пялюсь. Правда старались делать вид, что они не обращают на меня внимания. Точно! Да это же лошади! Они же травоядные, они не могут меня сожрать! Ой, ну я и дурак, я тут значит шарахаюсь от них, как от огня, называю их чудищами, а на самом деле — это я самое настоящее чудище, да еще и вооруженное. Мне ощутимо полегчало, и я, с улыбкой до ушей, стал уже внаглую шариться по лавкам, выискивая спиртное. Хорошо быть волком среди овец. Впрочем, особо выпендриваться всё равно не стоит — эти “овечки” могут меня и камнями нахрен прибить.

— Твайлайт, может ты уже скажешь, что тут происходит? — зашипела Рэйнбоу и стрельнула глазами в сторону "шпалы". Пинки стояла в стороне и тихонько вздыхала над своим барабаном.

— Я, ну э-э-эм, — замялась Твайли, “Что же мне ответить? “- думала она -”Сказать что он меня избил, заставил отвести к себе в библиотеку? Нет! Дэши тут же кинется в драку”.

Кобылка сомневалась, что её подруга сможет выйти из потасовки не то что победительницей, а хотя бы живой.

— Твайлайт, это он сделал!? — Пегаска кивнула на раненое колено.

— Ах, это? Эм, нет, не он. Я... Споткнулась о камень! — смущенно выдавила единорожка, она не привыкла врать, но ситуация вынуждала.

— Ну так кто он? — как ни в чем не бывало, подошла к ним Пинки.

Твайли, чуть замешкавшись, смущенно ответила:

— Он... Мой гость, наверное...
“Ненавижу врать” — подумала поняша. Голубая пегасочка изумленно отстранилась и начала с интересом рассматривать чужака, что скалился продавцу капусты. Единорожка, проследив направление взгляда подруги, ахнула: “Ох, Селестия! Его нужно срочно уводить отсюда! Он же всех тут распугает!”
— Ладно девочки, у меня еще куча дел, потом всё расскажу — отбежав Твайли добавила — И, Пинки, прости за барабан, сегодня я закажу в Кантерлоте новый.

Розовая кобылка радостно запрыгала, явно собираясь спеть что-нибудь, что подчеркнет всю чудесность барабанов. Положение спасла пегаска, она решительно заткнула подруге рот копытом и покачала головой — только не это!

Единорожка сама не знала, почему она собиралась помочь этому чужаку. Может он вовсе не чудище, а просто напугался? Вспомнив, как пришелец смотрел на нее при первой встрече, она подумала: “Может, он никогда не видел пони? И, поэтому, испугавшись набросился на меня? Может, на самом деле он добрый, он же починил игрушку той кобылки. Ага, и избил он меня, тоже по доброте душевной!?” — хмыкнула поняша. Впрочем, с этим разобратся можно позже, сейчас главное — увести его подальше отсюда, уж лучше он будет у неё на виду, в библиотеке. “Если что, я его хоть книгами закидаю” — улыбнулась Твайли.

Подойдя к лавке с орешками, у которой стоял чужак и взглянув на него, кобылка вскрикнула:

— Прекрати немедленно!

На глазах у напуганной продавщицы он горстями пожирал орехи, кажется, даже не пережевывая.

— Фо!? — спросил я с набитым ртом.

Фиолетовая таращилась на меня, будто детей ел, а не орехи.

— Простите нас пожалуйста, мы уже уходим — вежливо обратилась рогатая к испуганной "продавщице" — Вот это за орешки.

Откуда — то из — под плаща вылетело несколько золотых монет и легло на прилавок. Золото!? И много его у...

Мои мысли бесцеремонно прервала "богатая" кобыла. Встав на задние ноги она уперлась в меня копытами, и начала отпихивать от лавки. Чисто фиолетовый бульдозер!

— Да иди ты уже! Не стой ты как вкопанный — зашипела она, я слегка удивился такой наглости, но всё же подчинился. Выполняю приказы какой-то кобылы, дожил блин, скоро комарам подчинятся начну!

Отойдя за мной от прилавка, лошадка повернулась ко мне и, состроив умную морду, принялась учить меня жизни.

— Нельзя просто так отбирать чужие вещи — это же воровство! — страшным голосом заключила она.

Ой ёмое, а я то и не знал! Рассмешила, блин. Брать золотые монеты за сраные орехи, вот это воровство! Так что я еще Робин Гуд, блин.

— Ты хоть понимаешь, что...- не дав ей закончить, я вставил своё веское слово.

— Мне похеру! Где спирт!? — рыкнул я.

Меня уже начало доставать, что какая-то "жертва Чернобыля" мне тут мозги полощет. Это я тут всем мозги трахать начну, если не выпью как следует…

— А! Какого сена... Иди за мной — вздохнула кобыла.

Чуть отойдя, она вновь шикнула на меня:

— Только не ломай ничего, и не вздумай приставать к другим пони!

Я хмыкнул. Вот значит как? Они называют себя пони! Чем дальше тем веселее. Ладно, не называть же им себя мохнатыми уродцами, в самом деле?
"Пони" довела меня до двери в дереве... Нет, серьезно! Кто в здравом уме повесит дверь на дерево!? А хотя уже не важно... Они же пони, блин, им можно.

Кобыла постучала копытом в дверь, через небольшой промежуток времени та распахнулась, и пред моим взором появилась какая то ящерица.. Нет, вы что, издеваетесь!? Ящерица, серьезно!? Я не удивлюсь, если окажется, что она еще и разговаривает...

— О, привет, Твайлайт, я как раз... — пробасила рептилия.

Это мужик чтоли? — подумал я.

— А это еще кто!? — коротышка ткнул в меня пальцем с острым когтем.

— Это долгая история, Спайк — вздохнув, произнесла рогатая и пройдя внутрь... М-м-м, дерева? Махнула мне головой: “мол, заходи, мил человек!”
— Спайк, не мог бы ты принести мне медицинский спирт? — смущенно обратилась она к ящерице.

Рептилия заметив, рану у нее на ноге, быстро побежал куда-то вглубь "дерева".

Ну чтож, не на пороге же стоять, тем более если тут наливают! Пригнувшись я кое как, пролез внутрь, огляделся и присвистнул.

А ведь это и вправду библиотека! Должно быть, тут тысячи книг, вон сколько полок понаставили! Заметив лестницу, идущую наверх, я удивился еще больше.

Фигасе, двух-этажное дерево, мда уж, фантазии этим "пони" не занимать!

А этот Спайк быстрый, не прошло и минуты, а он уже стоял перед рогоноской, протягивая ей бутыль...

— Спасибо Спайк, ты меня всегда... Эй! — вскрикнула кобыла, но меня она не сильно волновала. Пихнув рогатую, так что она чуть не упала, я выхватил бутыль из лап мелкой ящерицы, отчего он в ужасе вылупился на меня кошачьими глазами. Зубами сорвав пробку, я понюхал содержимое, пахло... Яблоками!?

А плевать, под изумленные взгляды я осторожно приложился к бутылке. Хм, на спирт, конечно, не тянет, скорее настойка какая то, но всё же крепкая, зараза!

Наплевав на приличия, я стал хлебать "спирт" как умалишенный, краем глаза отметив, как у рогатой от удивления открылся рот.

— Фу-у-ух. Ну и дрянь! — сказал я, занюхал рукавом, повернулся к фиолетовой и произнес:

— Че встала!? Закуску тащи! — А ты — я ткнул полупустой бутылкой в ящерицу — Неси еще спирта! — И прильнув к бутылке, буркнул:

— Гостей что-ли никогда не встречали?

Седьмая глава.

Твайлайт в ужасе смотрела на то, как чужак, сидя на двух стульях, поглощает овощной салат, допивая уже вторую бутыль спирта.

— Могу я, наконец, спросить твоё имя? — обратилась поняша к "обжоре".

Стараясь не смотреть на процесс уничтожения салата, она глянула на Спайка, дракончик нервно ёрзал на стуле — его явно пугал этот пришелец.

— Можешь — буркнул "Шпала" и вновь приложился к бутылке.

Ожидая продолжения, кобылка замерла, но продолжения не последовало — чужак всё также, чавкая, пожирал салат.

— Ну и как тебя зовут? — не выдержала единорожка, её сильно раздражала его манера вести диалог. Взглянув на бутыль, чужак сказал:

— Спирт! — Бросил пришелец. Твайли не поняла.

— Тебя зовут спирт!?

Чужак уставился на неё глазами, полными презрения.

— Тащи еще спирту! — рыкнул он, и немного подумав, добавил — По... Пожалуйста!

Кобылка вздрогнула, он сказал пожалуйста!? Хвала Селестии! Чужак все таки перестал её задирать. “Я думала этого никогда не случится”, порадовалась кобылка. “Может его народ питается спиртом и очень злится если голоден?” — новое предположение промелькнуло в голове у Твайлайт.

— Спайк, не мог бы ты принести еще спирта нашему гостю — тихонько попросила фиолетовая пони.

Спайк, хмыкнув, слез со стула и направился к дверному проёму.

— Тащи всё, что есть! — бросил ему вслед чужак, — И это... Спасибо за госте... гостепри... За спирт короче! — проворчал "шпала", и, схватив бутыль, в два глотка допил её содержимое. Твайли уже собиралась продолжить попытки расспросить чужака, как вспомнила о чем-то важном.

— Ох, сено! — воскликнула кобылка, — “я же забыла сообщить о своем "госте" принцессе!”
— Ничего и не сено, нормальный такой салат — пробурчал пришелец.

— Я, Э-э-эм... Могу оставить тебя не надолго? Мне нужно сделать кое-какие дела. Ты ведь никуда не уйдешь? — заметно волнуясь, спросила Твайлайт.

Чужак неопределенно махнул лапой, пони восприняла это как "да". Встав из-за стола, кобылка быстро направилась в главный зал, по пути она едва не столкнулась со Спайком.

Держа в охапке около десятка бутылей, дракончик, пошатываясь, направлялся к столу.

— И откуда у нас столько спирта?- хмыкнула про себя кобылка.

Твайли нагнулась к своему помошнику и прошептала:

— Присмотри за ним, хорошо?

Спайк, ничего не ответил и продолжил своё шествие в сторону пришельца.

Быстро пройдя в зал, кобылка приблизилась к письменному столу, взяла перо телекинезом и начала писать на бумаге — "Дорогая принцесса Селе..."
Её прервал стук в дверь.Уже собираясь попросить Спайка проверить, кто там, кобылка закрыла лицо копытом “Он ведь занят”, вспомнила она. Отложив перо Твайли приблизилась к двери. Распахнув её, она встретилась взглядом со своей подругой.

— Привет, Твайлайт, ты то мне и нужна! — Воскликнула Рэрити.

“А вот и новая порция выпивки!” — внутренне ликовал я, помогая ящерице выставить бутыли на стол. Отложив пустую миску в сторону, я принялся откупоривать очередной пузырь со спиртом. Глянув на рептилию, я замешкался. Как то нехорошо выходит, он тут меня угощает, а я ему даже выпить не предложил. — Непорядок!

— Эй, крокодил, у тебя тут стаканы есть? — он вылупился на меня странным взглядом, но всё же подошел к буфету, и вынул из него... Это еще что за наперстки!?

— А побольше у тебя ничего нет? — неуверенно протянул я разглядывая мелкие стаканчики, рассчитанные похоже на тараканов.

Хмыкнув, коротышка вновь полез в шкафчик и извел из него несколько маленьких кружек.

— Сойдет. — недовольно бросил я. — Тащи их сюда! Две неси, нафига нам больше!? Дракончик нехотя поставил кружки на стол. Взяв откупоренную бутыль, я разлил её содержимое по кружечкам.

— Чего стоишь то? Садись, на вот, держи! — я протянул ящерице кружку, тот, помявшись, взял её и начал принюхиваться.

— За мутации! — в миг залив в себя новую порцию спирта, я взглянул на коротышку, тот неуверенно уставился на кружку. Ухмыльнувшись, я сказал:

— Ты долго бу...- договорить мне не дала фиолетовая лошадка.

Неожиданно появившись рядом с рептилией, она обеспокоенно покосилась на меня, и обратилась к ящерице:

— Спайк можно тебя на секунду?

Ящер, облегченно вздохнув, поставил кружку на стол и пошел за кобылой в зал.

Впрочем, я решил не терять времени, и, выйдя из за столика, начал шариться по тумбочкам и шкафам в поисках чего-то сьедобного. Салаты — это круто, но не настолько чтобы можно было жрать только их.

— Ты не можешь оставить меня, с этим... Ненормальным! — донесся из зала выкрик Спайка.

Какое же тут всё мелкое! Вся мебель будто для кукол “Барби” сделана. Ладно, для больших кукол “Барби”.

Подумав, я достал из "буфетика" нечто похожее на пирог и, принюхавшись, отметил, что оно пахнет яблоками. Твою же за ногу! У них тут всё, что ли, из яблок сделано!? А, к черту, буду закусывать яблочный "спирт" яблочным пирогом.

Интересно, о чем они там шушукаются? Может они меня на опыты сдать собрались!? Покосившись в сторону автомата, прислоненного к стене, возле "моих" стульев, я уже собирался схватить его и выпрыгнуть в окно, но всё же передумал. Чего дергатся-то? Если бы они хотели меня скрутить, то траванули бы чем, ну или по башке чем-то тяжелым огрели — делов-то!

Усевшись на свое место, я достал штык-нож с портупеи и стал разрезать пирог на четыре части.

— Ну... Это... В общем, Твайлайт ушла по делам к своей подруге, к Рэрити, и это... Она попросила меня за тобой присмотреть.- смущенно промямлил коротышка, неожиданно сев за стол.

Присмотреть? То есть, она приказала ему следить за мной!? Вот же стерва, ну ничего, мы еще посмотрим, кто кого!

— Подруге? Так выпьем же за друзей! — произнес я, с улыбкой протягивая Спайку его кружку.

— Ох, дорогуша, ты даже не представляешь какой это ужас! — обеспокоенно затараторила Рэрити, когда они с Твайли отошли от библиотеки и направились в сторону швейной мастерской.

— Так что же у тебя стряслось!? — взволновано спросила фиолетовая поняша.

Ей очень не хотелось оставлять Спайка наедине с чужаком, но, судя по всему, у подруги случилось что-то серьезное.

— Ужас! Просто ужас, моя мастерская в полной разрухе!

Ученая единорожка чуть не подпрыгнула на месте. Что же у неё случилось!?

— Тебя ограбили!? — тихо спросила Твайли, судорожно соображая, кто же был на такое способен.

— О! Нет! Что ты!? — удивленно воскликнула модница, — Ох, Твайлайт, у тебя опять разыгралось воображение от этих дурацких книжек?

— Что же тогда произошло? — раздраженно спросила фиолетовая пони. Она очень не любила, когда кто-то нелестно отзывался о книгах.

— Платье! Твоё платье для Гала. Ох, Селестия, я не знаю как это произошло, но оно всё разошлось по швам — плаксивым тоном воскликнула Рэрити.

— Платье!? И это и есть срочное дело!? — выкрикнула поняша, “я оставила Спайка наедине с этим... Чужаком ради какого то платья!?” Возмущенно думала Твайли.

— Что значит, "какого-то"!?, это же платье для Гала! Ох, во имя Селестии, как ты можешь быть такой легкомысленной!? — обиженно проговорила её подруга.

— Но у меня дома... — не успев воскликнуть, фиолетовая единорожка задумалась.

Сказать ей о пришельце? Или не стоит? Ей наверняка захочется с ним познакомится, а травмировать подругу, дурными манерами "Шпалы", Твайли не хотела.

— О! Дорогуша, я уверена что Спайк со всем справится, тем более мы уже пришли! — белая единорожка кивнула головой в сторону мастерской, — Я уверяю тебя, это не займет много времени! Мне всего то и надо — замерить твои размеры! — Твайлайт покорно опустила голову, она не хотела расстраивать Рэрити.

— Надеюсь, Спайк не забудет написать письмо принцессе... — буркнула под нос фиолетовая поняша.

— А это че за писанина!? — спросил я держа в руках какой то свиток, — Дорогая принцесса Селе... Че за "Селе"!? — буркнул я повернувшись к Спайку.

После трех "тостов" он явно перестал нервничать. И, кстати, оказывается он никакой не ящер, а дракон! Не, ну это уже даже не смешно, мало того что у них тут мебель как для лилипутов, так еще и драконы карликовые!

— Селе...Ик!... Лестия, балда! Это же письмо принцессе! — буркнул "дракон".

Селекция? Что за имя дурацкое!? А, плевать, надо еще выпить..

— Так выпьем же за... Кхм... Селекцию! — я уже поднимал бутыль как меня оборвал Спайк.

— Стоп! Мне же...Ик!.. Надо написать письмо Селестии! — обеспокоенно забормотал дракончик.
"Писатель", пошатываясь, начал движение в сторону письменого столика.

— А! Ну это... Дай я напишу! — воскликнул я, не обращая внимания на опешившего "дракона", схватил из чернильницы перо.

Нет, ну а че? Когда мне еще, может представиться возможность, написать письмо самой принцессе! Хоть и лошадиной... С минуту почиркав пером, я протянул "письмо" Спайку. Дракончик взял свиток в лапу, и, ухмыльнувшись, полыхнул огнем на бумагу. Ох, ну нифига себе! Он что, взаправду дракон!? Черт, я его явно недооценивал!

— Ну и нахрена ты спалил моё письмо! — возмущенно крикнул я! — Я же старался...

— А вот и...Ик!...ох, и не спалил! Я его отправил! Это... Эта как её?... Магия, в общем! — проговорил дракончик.

Магия? Ха, да он совсем уже напился, никогда бы не подумал, что буду спаивать дракона.

— Ой, хорош трындеть! Давай лучше выпьем! — выпалив, я приложился к бутылке.

— Только бы со Спайком ничего не случилось! — обеспокоенно прошептала поняша, стоя у двери своей библиотеки. Солнце уже почти зашло, когда она всё же вышла из мастерской своей подруги. Вопреки заверениям Рэрити, за примерками и замерами они провели четыре часа! Четыре часа!

Единорожка вздохнула. Только Селестии известно, что мог наделать чужак за такое время.

Собравшись с силами, Твайли открыла дверь и вошла в дом.

— Какого сена!? — только и смогла произнести поняша. По всей библиотеке были разбросаны книги, пустые бутылки и отстатки овощного салата, несколько книжных полок было опрокинуто. Взглянув наверх поняша заметила нечто фиолетовое, болтающееся на люстре.

— Спайк! Что тут произошло!? — крикнула Твайлайт.

Дракончик мирно спал, ухватившись за люстру и совершенно не обращал внимания на попытки единорожки разбудить его.

Поняша вновь осмотрела библиотеку, ох, Селестия, что же могло случится!? Кобылка была уверена, что этот погром — дело когтей пришельца.

— Ну я ему...- Твайли осеклась, заметив надписи на стене, над одной из опрокинутых полок.

Среди рисунков странных продолговатых предметов с какими-то шариками у основания, надписей типа "Я люблю Рэрити" и "ЦСКА чемпион!" выделялась крупная, сильно подчеркнутая надпись "Здесь был Лукин!".

Глава восьмая.

Правительница Эквестрии сидела за рабочим столом в своих личных покоях. Изучая отчеты о перевозках яблок, она заметила свёрнутый свиток на столе.

Отложив бумаги с отчетами, аликорн подхватила магией свиток, развернула его. "Должно быть это Твайли прислала очередную весточку. Сегодня она что-то поздновато." — подумала принцесса и чуть помедлив, развернула свиток.

— "Дорогая принцесса Селекция!" — белоснежная кобыла закашлялась. Быстро пробежав глазами по тексту, она замерла. Аликорн удивленно пробормотала:

— Что еще за шуточки!?

Ничего кроме ругани и обещаний о принуждении принцессы лизать чьи-то очки в письме не было.

Над полями необъятными,

Над речными перекатами,

Под разрывами гранатными,

Песня ласточка летит! — горланил я, бредя по главной улице "Пони-чего-то-там".

Хорошо-то как! Как же мало мне нужно для счастья, всего-то напиться да погудеть! А этот Спайк — классный парень... То есть дракон! Как оказалось, он был влюблен в подругу своей начальницы, о чем он, собственно, и проплакался мне пол-вечера. Чтобы хоть как-то утешить пьяного дракона, мне пришлось залить в него пол-бутыли спирта, после чего Спайк вырубился.

Все лошадки шарахались от меня, как от прокаженного, и поспешно разбегались по домам.

— Россия! Любимая... — моё пение прервалось, когда я прошел мимо последнего домика и остановился. Впереди открывался вид на какие-то сараи, а чуть дальше начиналась яблоневая роща.

— Не хотеть... — буркнул я.

Ну не люблю я сельскую местность! От неё всегда отдаёт нищетой и навозом. Развернувшись, я продолжил петь:

Родные берёзки — тополя.

Как дорога ты для солдата,

Родная, Русская земля... — всё горланил я и, пошатываясь, пошел в противоположную от "нищеты" сторону.

Мне, конечно, говорили, что армейская служба богата на сюрпризы, но никто не упоминал, что я могу оказаться среди разноцветных лошадей! Но нет худа без добра! Зато я нажрался яблочным спиртом и закинул дракона на люстру! Не думаю, что кто-то еще может похвастаться такими достижениями.

Улыбнувшись своим мыслям, я продолжил шествие.

Пройдя до другого конца города и спев еще две строевые песни, я остановился. Допив содержимое последней бутылки, я с грустью швырнул её в сторону.

— Где тут круглосуточный ма... — начал я, но осёкся, уставившись на высокий домик впереди. Домик был явно не из самых бедных. Хмыкнув, я направился к его дверям, "Уж тут-то точно водится что-то получше спирта".

Рэрити, напевая, разрезала очередное полотно ткани, "У меня будет лучшая шляпка на Гала!" — улыбалась модница своим мыслям. Единорожка собралась было примерить к макету несколько рубинов, как её прервала отлетевшая дверь. Не успела она вздрогнуть, как в проем просунулось какое-то здоровенное чудище.

— Красивая шляпка... — испуганно пробормотала поняша, глядя на головной убор чудища.

— Это кепка, блин! И вообще... Ты, это, спирт есть, короче? — странным голосом произнесло чудовище и пощелкало когтем себя по горлу.

Рэрити опешила, "Спирт? Оно снесло мою дверь и теперь требует... спирт?" Впрочем, не успела она возмутиться, как чужак, заметив рубины, всё еще висящие в воздухе, в два прыжка оказался возле неё.

— Нихуя себе!!! Да это же рубины! — воскликнуло здоровенное нечто, и тут же сунуло их в карман.

— А ну прекратите, немедленно! — взвизгнула единорожка и топнула копытом.

— Ни с-места! Это... Как его? Огра.. блин... Граблю я тебя, дура!!! — заорал пришелец, да так, что у несчастной ноги подкосились.

Твайли металась по Понивиллю, как ужаленная, выпрашивая у случайных прохожих, не видели ли они высокое, странное существо. Одни указывали копытом в сторону яблочной фермы, другие — в сторону “Сахарного уголка”.

Кобылка так и не добилась ответа от Спайка. Тот отказывался просыпаться, несмотря на все её попытки. Пришлось уложить его в кроватку и искать чужака самой.
"Шпала" не мог убежать далеко — он же оставил свою хлопушку и странного вида мешок на кухне" — думала поняша.
“Ну, теперь я хотя бы знаю как его зовут” — хмыкнула единорожка, вспоминая надпись на стене, — “Лукин, до чего же странное имя!” — впрочем, сейчас это не важно.
"Мне нужно срочно найти его, пока..." Её мысли оборвал громкий хлопок, раздавшийся примерно в семистах шагах от неё.

Твайлайт, не раздумывая, побежала на звук. Через пару минут, приблизившись, кобылка поняла, что хлопок раздался из мастерской её подруги.

— Гнилое сено!!! — не сдерживаясь, закричала кобылка, — Хоть бы всё обошлось! Селестия, молю, пускай все обойдется! — шептала поняша, подбегая к дыре в стене, где несколько часов назад стояла дверь.

Не останавливаясь, она забежала внутрь и остановилась, ошарашенная погромом. Вся мебель, все наряды и шкафы валялись в полном беспорядке, посреди комнаты шевелилось нечто, накрытое большой кучей тряпок. Готовясь к худшему, Твайлайт

поскидывала тряпье и изумленно уставилась на свою подругу. Рэрити с “кляпом” в зубах была плотно замотана ковром. Единорожка узнала "кляп" — это была кепка Лукина.

— Ох, Селестия! Подожди, я сейчас помогу! — запричитала Твайли и стала поспешно разматывать ковер.

— Я богат!!! Прощай, армия!!! — орал я, сбегая с места преступления, — Пошел ты нахуй, комбриг! Хрен ты меня больше увидишь! — радостно продолжая кричать, я всё дальше отбегая от ограбленного домика.

Нет, поймите меня правильно, я же не совсем ограбил бедную кобылу, а поступил как всегда поступали белые люди — обменял драгоценности на всякий хлам.

Ей же понравилась моя кепка? Вот пускай теперь носит, на здоровье! Правда пришлось чуток пострелять, замок на небольшом сундучке явно не хотел открываться. Отстрелив его, я обнаружил что сундук доверху набит драгоценностями, алмазами, рубинами и тому подобным.

Впрочем, мои мысли омрачил тот факт, что я забыл автомат с вещмешком в библиотеке той фиолетовой рогоноски. Чертыхнувшись, я перехватил сундучок поудобнее и побежал в сторону дома моей старой знакомой.
"Откуда у этой кобылы столько "добра"!? Черт, да она, наверное, самая богатая кобыла, во всем этом...Блин, забыл название, Понилэнде?" — размышлял я на бегу.

— Да какая мне разница!? Сейчас главное забрать автомат и свалить отсюда! — сплюнул я и ускорился, алкоголь давал о себе знать: пару раз я уже чуть не упал.
"Не хватало сейчас, еще по пьяни, шею свернуть в двух шагах от счастья-то!" — усмехнулся я.

Наконец, оказавшись у цели, я на ходу пригнулся и врезался плечом в дверь, отчего та, чуть не оторвавшись, распахнулась.

Бросив сундучок на пороге, я забежал на кухню, и облегченно отдышался — автомат с вещмешком были на месте. Закинув вещмешок я подхватил автомат и уже хотел развернуться, и направиться к выходу...

— Простите, но это случайно не вы написали? — спросил медовым голосом кто-то. Обернувшись, я увидел белую лошадь, нормального такого, лошадиного размера, которая, видимо, с помощью магии, левитировала перед собой какой-то свиток. "Черт, да это же то письмо! Получается, что она..."
Заметив страх в моих глазах, чудище наклонила рогатую голову и расправила крылья. Ласково взглянув на меня, белоснежная тварь пропела всё таким же сладким голосом.

— Так это ваши очки я должна вылизать?

Девятая глава.

Принцесса с интересом рассматривала чужака: "Какой же он странный! Да и ростом на голову выше меня. Интересно, это он тут погром устроил?"
Селестия нахмурилась: "А где же Твайли!? Я ведь отослала ей весточку напрямую. Неужто это чудище что-то сделало с моей ученицей!?"
Правительница уже собиралась обратится к существу, как её прервали.

На кухню вломились две единорожки.

— Принцесса! — взвизгнула Твайли. Подбежав, она встала на задние копыта и приобняла Селестию за шею.

Правительница уже хотела сказать что-нибудь ласковое своей любимице, но её опередили.

— Ты!!! — крикнула Рэрити. — проклятое чудище! Да как ты посмел!? Да ты... — обиженная кобылка осеклась. Раздался звон разбитого стекла.

— Окно... — ахнула фиолетовая поняша.

Принцесса, повернув голову в сторону пришельца, увидела лишь его копыта, исчезающие в проеме разбитого окна.

— Мы не должны упустить его! — крикнула Твайли, и уже собиралась прыгнуть в окно, но её остановила Селестия.

— Не волнуйся, Твайлайт, я же не одна сюда прилетела! — Улыбнулась принцесса. — Что бы он не натворил, его поймают, будь уверена. И, кстати, чьё это письмо? Единорожки с интересом уставились на свиток.

-Полная задница!- бормотал я, совершая "выход в окно". Приземлившись, я без оглядки побежал как можно дальше от страшной принцессы. "О чем я только думал! Нахрена мне эти алмазы!? Да, и нахрена я написал это треклятое письмо!" На ходу бранил я себя, убегая всё дальше от библиотеки.

— Ай, блять! — заорал я споткнувшись и не удержав равновесия, растянулся на дороге. "Черт, куда упал автомат!?" Думал я судорожно ползая в потемках, ощупывая землю.

— Нашел! — радостно прошептал я нашарив пальцами приклад. Схватив автомат, мне показалось, что меня кто-то постучал по плечу.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — с насмешкой проговорил кто-то за моей спиной. Вскочив, я резко обернулся и, не успев ничего разглядеть, получил сильный удар копытами в грудь. Отшатнулся, задыхаясь, я краем глаза заметил, как толпа лошадок в блестящих доспехах окружила меня.
"Засада! Черт, больно-то как..." — пронеслось у меня в голове. Мигом протрезвев и совладав с болью, я бегло осмотрелся по сторонам. "Ну да, точно засада, черт, да сколько же их тут!?".

Прямо перед собой я заметил черную крылатую кобылу — почему-то, я был уверен, что это именно "она". Наверное, по голосу...

Заметив мой взгляд, кобыла улыбнулась и произнесла официальным тоном:

— Заместитель начальника королевской гвардии, младший лейтенант, Сивира Хувс! — представилась она. — А кто же ты, чудище беспомощное?

Это я-то беспомощный!? Ну я ей сейчас...

— Что молчишь? Испугался? Бедняжка... Ну ничего, подними свои лапки вверх и я обещаю, мы не сделаем тебе слишком больно — всё так же лыбясь, проворковала она. — Ну что ты вылу...

— Командир второго взвода третьей роты тридцать девятой отдельной мотострелковой бригады, специалист войск особого назначения Радиоэлектронной борьбы, лейтенант Дмитрий Лукин! — громко произнес я, добавив в голос железные нотки. "Не, ну а чего? Она мне тут понты рисует, я же тоже так хочу! И пофигу, что ОсНаз — это рыцари пера и геммороя, ей-то откуда знать!?"
Младлей удивленно уставилась на меня, открыв рот. Видимо прониклась. Впрочем она быстро совладала с собой и вновь заговорила:

— Бла-бла-бла, заканчивай зубы мне заговаривать, а ну сдавайся, кому говорю, а не то... — уже серьезным тоном произнесла она, приближаясь ко мне.
"Сейчас!" — промелькнуло у меня в голове. В тот момент, когда черная кобыла подошла совсем близко, я, что есть силы, рубанул прикладом ей в грудь.

Крылатый "офицер", забавно ойкнув, отлетела в сторону. Резко осмотревшись по сторонам, я увидел, что остальные стражники начали приближаться ко мне.

— В очередь, сукины дети, в очередь!!! — со смесью страха и злости крикнул, не желая усугублять ситуацию, я, прицелившись им под ноги, дал длинную очередь, примерно в пять патронов. Пули со свистом вонзились в землю перед одним стражником, и тот, с визгом — отскочил на пару метров назад. "Ну прям как баба, чес-слово!" — улыбнулся я

Остальные отшатнулись и встали как вкопанные, переглядываясь меж собой. Гонору у них заметно поубавилось. Выпендриватся — не пизды получать, ёлки-палки.

Но не успев произнести что нибудь насмешливое, я охнул, едва не завалившись на землю. Копыто со страшной силой ударило мне в нос.

— Ай блять!!! — настала моя очередь по-бабски завизжать. Выронив автомат я схватился руками за лицо.

— Понравилось? Так получи еще, мне не жалко!!! — заорала "младлей" и с лёту опрокинула меня на землю, ударив головой в грудь.

Не успел я упасть, как она, усевшись на меня сверху, начала месить моё лицо копытами.

— Это еще что такое!? — удивленно воскликнула принцесса, услышав вдалеке громкие хлопки.

Твайлайт поджала ушки от ужаса. "Только не это!!!" — мысленно испугалась единорожка. "Я должна помочь, раненым или… Ох, сено, лучше раненым!" — на бегу соображала кобылка, вылетая из дома.

— Эй ты куда!? — окликнула её Рэрити, не дождавшись ответа, она побежала вслед за подругой. Селестия, смущенно помявшись, прогарцевала вслед за единорожками.

Твайли неслась на безумной скорости, через минуту она разглядела в темноте несколько силуэтов, среди теней, особо выделялась одна, очень высокая... "Шпала".

— Ах ты, скотина! — рычал я, закрывая руками лицо. Впрочем, "скотину" это не останавливало. Она самозабвенно продолжала избивать меня копытами.

Ё-мое, у меня и так рожа была не ахти, а теперь походу вообще уродом останусь!
"Твою же мать! Меня завалила какая-то лошадь, позор-то какой!" — внутренне хныкал я, злясь всё больше и больше.
"Да пошло оно всё, сейчас я ей покажу, чему меня армия научила!"
Резко убрав руки от лица, я схватил кобылу за шею, отчего та, ахнув, попыталась отстранится.

— Боишься, с-сучка!? Ну ничего, недолго тебе осталось! — злобно прошипел я и, все так же держа её за шею, отшвырнул её на на пару метров. Комбриг мне свидетель, я не хотел никого убивать! Но эта паскуда сама напросилась, она же мне нос сломала! Да я ей сейчас мозги вышибу!

Вскочив на ноги, я достал пистолет и навел его на черную тварь. Взводя курок, я проревел дурным голосом.

— Сдохни, блядина нерусская! — не самая лучшая фраза, но придумывать мне не хотелось. Я хотел только одного — чтобы эта тварь сдохла здесь, в пыли, с пулей в своей бестолковой башке! Кобыла уставилась на меня глазами, полными ужаса. Я не думаю, что она понимала, что сейчас произойдет. Но уверен — инстинкты подсказывали ей, что я — это последнее, что она увидит в своей жизни.

Я уже собирался нажать на спусковой крючок, но неожиданно на "сцене" появился новый "актер". Вылетев из темноты, фиолетовая единорожка остановилась между мной и черной кобылой, закрывая эту тварь от моего пистолета.

Я расхохотался. "Неужели эта дура думает, что я не убью и её!?" А впрочем, пускай думает что хочет. Один труп, или два — мне уже без разницы.

Перестав смеяться, я собрался нажать на курок.

Десятая глава

Разглядев силуэты поближе, Твайли пробормотала: — Этого-то я и боялась...

Чужак нацелил "товарища Макарова" на одну из стражниц.
"Нет, я тебе не позволю!" — мысленно взвыла поняша и быстро закрыла собой испуганную пони. Заметив её, Лукин рассмеялся.

— Ты не станешь этого делать! — закричала единорожка, пристально глядя в глаза чужаку.

— Че-е-его!? — удивленно протянул пришелец — Что, бл**ь, значит, не стану!? Да я и тебе мозги вышибу, овца!

Теперь настала очередь удивляться Твайлайт: "Он что, правда плохо видит? Я же пони, Дискорд его раздери!"
— Надо все — таки протереть его очки — задумчиво прошептала поняша.

Тупая тварь, да что она мелет!? Рогатая кобылка стояла и пялилась на меня взглядом, полным.. Надежды? Меня передернуло.

— Свали в сторону, дура, не в тебя стрелять собираюсь! — заорал я, махнув пистолетом в сторону. Рогатая немного помялась, но не сдвинулась с места.
"Она смелая или долбанутая!?"
Уже нацелив на нее пистолет, я остановился и задумался.
"Что же выходит? Она меня в дом пустила, накормила, напоила. И это при том, что я её избил! Черт, да я же в нее стрелял! И теперь, даже не поблагодарив, я собираюсь её убить только за то, что она защищает одну из своих!? Да чтож я за сволочь-то такая!? Нет, она конечно мутант, и всё такое, но она же разумная! Как человек! — только лошадь, блин. "
Я перевел дух, опустил пистолет и огляделся. Бешенство уходило, уступая место сильной боли.

Нет, я не стану никого убивать... Ну и как мне теперь поступить!? Сказать что-то типа "Простите, я больше не буду!?”
Смешно, блин. Сдаться? И плевать на всё, пускай вешают или как у них тут принято? Ага, щаз-з-з, разбежались!! Или всё же...

Мои мысли прервала принцесса Селекция, выскочившая откуда-то из темноты.

— Прекратите немедленно! — сказала она грозным голосом.
"Во что же я вляпался?" мрачно подумал я и развел руки в стороны, всем видом показывая: — я ничего не сделал!

— Очень хорошо, а теперь опустите оружие — Селекция кивнула на пистолет — и сдавайтесь!

Так, ну это просто, ладно... Стоп, она сказала сдаваться? Эта лошадь смеет приказывать мне сдаться!?

— Русские не сдаются! — крикнул я первое пришедшее на ум, и вновь вскинул ствол, на этот раз на принцессу. — Я ничего такого не сделал! Сама сдавайся!.

Селекция, слегка смутившись моей выходке, начала втаптывать меня в землю словами.

— Вы! Обокрали честную пони! Вы! побили мою лучшую ученицу! Вы! Избили и чуть не убили моего офицера! И теперь заявляете что "не при делах" !?

— Ну типа того... — промямлил было я, как вспомнил: — Эй! Этот ваш офицер недоделанный, сама на меня первой накинулась! Она же мне нос сломала! — обиженно закончил я тыкая пальцем в свою побитую рожу.
“Нет, ну ведь правда! Не я ведь первый начал..”
Кобыла удивленно уставилась на меня, затем на Сивиру.

— Это правда? — обеспокоенно спросила принцесса, у младлея, та чуть помедлила и кивнула ей. Затем, не глядя на меня она обиженно буркнула:

— Стукач!

Я опешил: "Чего!? Она обиделась на меня за то что я на нее "настучал"!? Да она совсем больная!"
— Кхм, я приношу свои извинения, мой офицер немного вспыльчива. — протянула Селекция смущенным тоном. Вероятно, ей было неприятно признавать, что её подчиненная первой накинулась на меня.

— Но, тем не менее, я прошу вас прекратить насилие! — продолжила принцесса.

Ну коли она просит...

— Хорошо, а вы тогда уберите этих гомосеков, — я ткнул свободной рукой в стражников — Мне не нравится, как они на меня таращатся!

Удивившись и чуть помедлив, кобыла кивнула головой Сивире. Та раздраженно скомандовала:

— Че встали!? Ко мне! Живо!!!
"Гомосеки", ругаясь и пихаясь, сообразили нечто, отдаленно напоминающее шеренгу.

— Не думал, что я скажу это, но даже мои дегенераты на их фоне — я ткнул пальцем в "строй" — выглядят как кремлевские курсанты!

Младлей злобно глянула на меня, но промолчала. То-то же, нехрен на старших по званию огрызаться!

— Может быть, мы продолжим в более... Удобной обстановке? — вновь обратилась ко мне принцесса. И посмотрев на фиолетовую рогоноску, спросила:

— Твайлайт, позволишь нам побеседовать у тебя?

Фиолетовая пони решительно кивнула.

— Как скажете... Вы же принцесса Селекция, верно? — мне захотелось продемонстрировать хорошие манеры.

Закончив говорить, я просто почувствовал, как в меня впились десятки пар глаз, а принцесса, поперхнувшись, удивленно вылупилась на меня.

У Твайлайт уже слипались глаза, когда солнце неумолимо приближалось к полудню. "Как же я хочу спать!" мечтательно подумала кобылка, попутно вспоминая прошедшую ночь.

Рэрити, не выдержав, сразу после полуночи забрала свои драгоценности и ушла домой.

Всю ночь сидя за одним столом с принцессой, Твайли, открыв рот, слушала рассказ Лукина. Она не могла и представить, что всё могло быть настолько сложнее, чем ей казалось. Он был не просто пришельцем из далекой страны — он был выходцем из абсолютно другого, куда более жесткого мира! Даже Сивира, стоявшая всю ночь возле двери и бросавшая на пришельца презрительные взгляды, внимательно следила за рассказом, с трудом скрывая свой интерес.

Оказалось, что в своем мире Лукин служил офицером в структуре, чем-то похожей на королевскую стражу, но в сотни раз превосходившей её по сложности организации и размерам, а еще по сумасбродству.
"Ну, это объясняет, почему он такой грубый и агрессивный!" — решила поняша. Даже Селестии с трудом удавалось подбирать слова, чтобы задать очередной вопрос, уж очень её впечатлял этот другой мир.

Впрочем, поначалу всё было не так гладко. Принцесса около часа провозилась с чужаком, вправляя сломанный нос и вывихнутые пальцы — на Лукина практически не действовала магия! Только телекинез, да и то совсем слабо. Поэтому Селестии пришлось делать всё это, не прибегая к волшебству. С помощью магии удалось только чуть подтолкнуть процесс заживления, но, по её словам, он все равно займет недели. Впрочем, Лукина это совсем не смущало и он с радостной улыбкой ощупывал вправленный нос.

Около трех часов ночи чужак прервал рассказ и попросил принести спирта, мотивируя свою просьбу фразой "Хрен ли я с вами, лошадями, на трезвую голову разговариваю!?"
Селестия попросила Сивиру удовлетворить просьбу Лукина, отчего та, всем своим видом излучая ненависть к пришельцу, приказала своим подчиненным раздобыть в округе спирт. Когда на столе оказалось несколько пузырьков спирта, чужак начал настойчиво предлагать им присоединится к его распитию.

Принцесса отбивалась как могла, но Лукин был очень настойчив. Пришлось согласиться на одну чашечку.

С трудом влив в себя содержимое чашки, Твайлайт чуть не потеряла сознание. Внутри у нее всё полыхало огнем. Её спасло ведро, стоявшее в углу кухни. Нырнув туда головой, кобылка принялась жадно хлебать воду. Спустя несколько мгновений она почувствовала себя лучше. Принцесса оказалась крепче своей ученицы. Она лишь поперхнулась, выкатила глаза, сильно покраснела и занюхала крылом.

Где-то на рассвете Селестия объявила, что, ввиду смягчающих обстоятельств, она не станет наказывать Лукина за его выходки, но попросила, чтобы больше такого не повторялось. На что пришелец состроил самую невиннейшую морду, что Твайлайт видела в своей жизни.
"Ночные посиделки" закончились тем, что пришелец, допив последний пузырёк спирта, уснул прямо на столе.

Твайлайт позавидовала ему. Ей еще нужно было еще навести порядок в библиотеке.

— Вот сено! Почему он спит, а я тут мучаюсь, это же его лап дело!? — обиженно ворчала фиолетовая пони, телекинезом складывая мусор в кучу.

Почти сразу после того, как чужак уснул, принцесса попрощалась с Твайли и телепортировалась в Кантерлот. Вопреки протестам поняши, она всё же оставила в Понивилле свою стражу. "На всякий случай", как она выразилась. И теперь на кухне вместе с Лукиным на полу рядом спал еще десяток пьяных пони в доспехах. Глядя на пришельца, стража открыла для себя новый способ использования спирта и решила немедленно испытать его, немного не рассчитав порции.

Не ложилась только Сивира. Она не стала участвовать в попойке и мрачно бродила рядом с библиотекой, то и дело бормоча себе под нос ругательства.

Твайли, закончив собирать мусор в кучу, решила, что она слишком устала для продолжения и, поднявшись по лестнице наверх, плюхнулась на кровать. Взглянув на кроватку Спайка, единорожка улыбнулась: дракончик все еще мирно спал, посапывая и даже не думая просыпаться. Немного позавидовав своему помощнику, она уснула.