Нечаянная гармония

Октавия Филармоника в отчаянии. Впутавшись в злополучную «пони-польку» на престижном Гранд Галопин Гала, она мигом очутилась в чёрном списке у сливок кантерлотского общества, а то есть своих клиентов. И вот, с перспективой лишиться жилья из-за неуплаты, она решает устроиться на подработку в местечковый ночной клуб. Разумеется, до этого она и носа не казала в клубах, а потому даже не подозревает, во что ввязалась...

DJ PON-3 Октавия

Константа времени

Время. Любой опытный единорог мечтает познать его суть, взять под свой контроль. Твайлайт не была исключением. И вот она находит находит способ заглянуть в недалёкое будущее. Но обрадует ли её то, что она там увидит?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони

Fallout: Equestria. Time Turner

Эквестрия обратилась в руины. Великая война с зебрами окончена. Двести лет пони выживали в отравленных пустошах. Как и обычный единорог-техник Зен, живущий в глубинке. Вокруг него не происходит ничего интересного и он вынужден проживать день за днем, повторяя одни и те же действия. Но это продолжалось лишь до тех пор, пока в жизни Зена не появился некий стимул, подтолкнувший его отправиться в разрушенный город Понивилль.

Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Луна и магия

Твайлайт и ее мама возвращаются с луны на год раньше, и хоть Селестия в начале подозревает недоброе, в итоге принимает свою сестру и племянницу с распростертыми копытами. Однако не все столь дружелюбны. Отношения между Твайлайт и Луной проверяются на прочность снова и снова, когда одна за другой на Эквестрию обрушиваются катастрофы. Удастся ли им сохранить добрые отношения, или их связь разобьется как стекло?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

Айпи

Далёкое будущее. Айпи - Системный администратор торгового каравана, везущего очередной груз по безмолвному космосу...

ОС - пони

Счастливейшая пони в Эквестрии

Хоть Санфайр ещё и не знает, но сегодня она счастливейшая пони в Эквестрии.

ОС - пони

Шторы

Пока существуют школы, с родителей собирали, собирают и будут собирать деньги на всякие школьные нужды. Например, на новые шторы. В понячьих школах такое тоже бывает.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили ОС - пони

Новел Тэйл

Новел Тэйл – писатель, проживший в Кантерлоте уже десять лет, что довольно-таки долгий срок для рядового перевёртыша, тайно живущего в сообществе пони. В последнюю свою книгу он включил персонажа, ничем не отличающегося от самого себя и своих сородичей. Такой герой, словно бы пришедший из древних мифов и забытых легенд, ожил под пером талантливого автора и полюбился читателям. В особый восторг пришла самая большая фанатка Новела – Твайлайт Спаркл. И всё было бы замечательно, если бы на Кантерлот не напала целая армия перевёртышей из другого улья. И вот все пони узнали, что перевёртыши – это не вымысел. Только слепой мог не заметить подозрительного сходства между персонажем из популярной книжки и бандитами, устроившими погром в столице. Фик попал в рекомендованное на EQD10/5/13!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Дpужба это оптимум: Реквием

Зарисовка о конце одной человеческой жизни в сеттинге Оптивёрса. В течение многих лет Лэн Зэн живёт на Луне, подальше от постоянно нарастающей близости СелестИИ, но есть одна константа в жизни человека, и она заключается в том, что жизнь эта не длится вечно.

Автор рисунка: Noben
Главы с 1-10 22-33

11-22

Одиннадцатая глава.

Я проснулся от сильного желания.... Как бы помягче? Опорожнится, в общем. Последний раз я "гулял до ветру" еще вечером, во время попойки со Спайком.

— Ничего удивительного — хмыкнул я.

Вскочив, я остановился. Повсюду валялись тела стражников! "Я их вчера что, замочил по пьяни!?" Но, присмотревшись, обнаружил, что они просто спят пьяным сном.

— Интересные дела! — пробурчал я, подлетел к уборной и дернул дверь. Та не открылась. Я дернул еще раз.

— Занято, придурок! — донеслось из туалета. "Блин, да я сейчас на пороге обделаюсь!" испугался я, и побежал на улицу. Забежав в ближайшие кусты, я со счастливым видом начал делать свои "черные" дела.

Эх, хорошо мы ночью посидели, душевно! Я был искренне рад что нашел таких хороших слушателей. Кто же, кроме разноцветных лошадей, добровольно согласится выслушивать мои армейские байки!? Сколько же яблочного спирта я выпил? Один литр? Или десять!? Ох, что-то меня мутит! Хотя, если подумать, всё не так уж плохо: теперь я могу похвастаться тем, что видел как принцесса занюхивает крылом! Оказалось, что она никакая не "селекция", а очень даже Селестия. Мда, неприятная оказия...

Мои мысли прервала наглая морда младлея, просунувшаяся в кусты.

— Что это ты тут дела... — она замолкла, вылупившись на меня пораженными глазами.

— Занято! Стучаться не учили!? — зашипел я, рукой выталкивая её голову обратно.

Вообще уже обнаглела! А может она извращенка? Фу, мерзость-то какая!

Закончив свои дела и заправившись, я вышел из кустов.

— Ты это... Фетишистка чтоли!? — спросил я у раскрасневшейся кобылки. Та, злобно сплюнув, и взмахнув синегривой головой, злобно зашипела:

— Заткнись, подонок! Откуда мне было знать, что ты там... Делаешь !?

Cтражница притопнула копытом и зыркнула презрительным взглядом. Она на меня что, ли обиделась за то, что я её побил? Ну да, я её чуть не застрелил... Но это же она первая начала! Или она расстроилась потому, что я ей выпить не предложил!? Черт, а ведь и вправду непорядок! Хотя она же сама вчера ворчала что-то вроде: "Лучше я минотавра под хвост поцелую, чем буду пить с этим... "
— Отставить залупаться! — скомандовал я. Сивира вся аж горела от бешенства!

"Черт, а она ведь может..."

Мои мысли оборвало копыто, метнувшееся мне в недавно вправленный нос.

— Ох, блять — охнул я, уворачиваясь. Да она вообще что ли сдурела!? Чего она меня так ненавидит?

— Да что с тобой, мать твою, что я такого сказал-то!? — заорал я.

Мне совсем не хотелось драться. Опохмелится, да, но не драться.

Кобыла, злобно фыркнув, развернулась и пошла в дом.

— Эй, куда ты соб.... А, хер с тобой! Лошадь ненормальная!!! — бросил я ей вслед. Да что она себе позволяет!? Я, постояв немного, закурил и втягивая табачный дым, задумался.

Как всё интересно складывается, товарищ лейтенант. Вешать меня не будут, в тюрьму тоже не посадят, но и обратно домой, по заявлению Селестии, они меня тоже отправить не могут. И что мне тогда тут делать? В смысле, где взять деньги, хату, ну и там фигню всякую? Устроиться куда-нибудь работать? А что, это мысль! Буду работать каким-нибудь вышибалой в местном баре, если он тут конечно есть. Блин, а у них ведь есть бар, да?

— Подъем!!! Мерины сивые, кто вам, засранцам, вчера пить разрешал!? — донесся крик Сивиры из дома.

— Ладно, хрен с ним! — сказал я, щелчком пальца отправляя окурок в полет. Надо привести себя в порядок, а то выгляжу как кусок дерьма.

— Ух, ё! — вскрикнул я и хлопнул себя ладонью по лбу. Дерьмо с берца я так и не счистил! Смешавшись с грязью, оно уже засохло .

— Рэйп Бузз, Дискордово ты семя, в строй! Живо!!! — прикрикнула офицер на своего подчиненного. Тот, смешно пошатываясь, подбежал к сослуживцам и замер по стойке.

— Ну что, кони похмельные!? Нажрались вчера!? Повеселились!? А сейчас вы у меня погрустите! Пятьдесят кругов вокруг дома! Бегом марш!!!

Стражники заметно приуныли, построились в колонну по одному и, пошатываясь, побежали.

— Несчастные ублюдки... — пробормотала Сивира, глядя на своих подчиненных. Она не спала уже больше суток, но ей и не хотелось. Она не могла уснуть, изнутри её разрывало от бешенства.

— Ох етить!!! — раздался голос чужака из библиотечного зала. Сивиру передернуло от неприязни.

Эта ночь стала для неё главным позором в жизни. Сивира ведь была лучшим курсантом на своём курсе! Да что там курсе, она была лучшей выпускницей во всем периоде!

Офицера Хувс всегда уважали, ценили и, что самое главное — боялись. Она была одним из самых сильных бойцов и не раз побеждала на чемпионате "Стальное копыто", проводившемся среди стражников.

Но сегодня ночью...

Ей показалось, что тот удар железякой в грудь её убьет, но она вскочила и бросилась на пришельца, несмотря на боль. Сивира никогда не сдавалась. Даже на тренировочных спаррингах она всегда билась до победы или до потери сознания.

— Поэтому со мной никто не хотел быть в паре — грустно хмыкнула серая пони. Из-за её норова у неё никогда не было не то что друзей, даже приятелей.

Своим характером она была вся в отца, но она никогда этого не признавала. Отец в глазах кобылки выглядел полным ничтожеством. Она ненавидела его, за то что он, отправив кобылку в училище, бросил её сразу после того, как умерла мать Сивиры. Она была сильно обижена на него зато, что он никогда её не любил.

Но теперь эта ненависть, всю жизнь сжигавшая её изнутри, уступила место новой — ненависти к лейтенанту Лукину.

Вчера она впервые в жизни испытала настоящий ужас. Ей казалось, что она ничего не боится, в том числе и смерти. Но ей показали, насколько сильно она заблуждалась. В момент, когда чужак направил на неё свой "Макаров" — так он назвал черную штуку, показывая её ночью принцессе — Сивира увидела в глазах Лукина свою смерть. Она была полностью уверена, что сейчас она погибнет. Осознание этого факта полностью сломало её. "Я прошла через все возможные лишения не для того, что бы сдохнуть на пыльной дороге от лап какого-то уродца " — думала она в то мгновение, обиженная на весь мир.

— Н-ненавижу... — проскрипела зубами Сивира. Она ненавидела пришельца за то, что он показал ей, что кобылка вовсе не такая сильная бесстрашная, как ей самой казалось.

Она ненавидела его за то, что он напоминал её отца...

Сплюнув от злости, она заметила полупустую бутыль, лежавшую у её ног.

— Хм... А, ну вас всех к сену! — буркнула офицер, и подхватила пузырек со спиртом.

— Ох, етить!!! — вскрикнул я, глядя на своё отражение в зеркале. Теперь ясно, почему на меня так смотрели пробегающие мимо стражники! Весь китель был вымазан в грязи, а лицо, покрытое синяками и кровоподтеками, стало серым от пыли. Повздыхав для приличия, я достал из вещмешка одежную щетку и принялся отряхиваться. Ё-мое, ну и видок!

Привокзальные девки по сравнению со мной — эталон чистоты и незапятнаности.

Отряхнув одежду, я сунул щетку обратно в вещмешок и пошел на кухню. Вчера ночью я видел там ведро с водой, в него еще рогатая кобылка головой ныряла.

Умываться водой, в которой побывала лошадиная голова — это, конечно, противно, но я не брезгливый.

Зайдя на кухню, я замер

На стуле сидела Сивира. На столе перед ней стояла пустая бутыль. Заметив движение в проёме, она посмотрела на меня пьяными глазами и заорала:

— Пшол вон, ур-род!

В меня полетела пустая бутылка. Пролетев мимо, пузырь разбился о стену за мной.

Это я-то урод? И кто мне это говорит!? Пьяная, блин, лошадь!? Она точно ненормальная!

Двенадцатая глава.

— Тебе мало моего уни... Как его!? Позора в общем!? — закричала крылатая кобылка — Ты захотел еще и поиздеваться!?.

Мало того, что сумасшедшая, так еще и все мозги пропила!

Я хмыкнул и, не обращая внимания на "ненормальную", пошел в сторону ведра.

Пока я мыл свою морду, она не затыкалась.

— Ты наверное думаешь, что крутой, да!? Дума.. Ик! ...ешь, что, если ты победил меня, то тебе всё можно!? — продолжала Сивира. — А ну повернись, когда я к тебе обращаюсь!!! — вдруг перешла на визг "пьяница".

Как же меня это бесит! Ненавижу крикливых баб, а уж тем более лошадей!

Я развернулся и злобно рыкнул:

— Младлей, мать твою, ты офицер или кто!? Может хватит тут уже сопли распускать, да в бутылку лезть!? По моему сейчас самое время взять себя... Что у тебя там? Копыта?

Мне показалось, что она переживает то же, что когда-то и довелось мне.

— Да что ты мелешь!? Тебе — то откуда знать, что я должна делать!? — гневно сказала "пьяница", и замолчала. Должно быть, она заметила выражение моего лица.

На меня нахлынули воспоминания.

На выпуске из Воронежского училища я был полон мечтаний о великих подвигах и героизме. О мудрых отцах-командирах и сознательных солдатах. О чести и достоинстве, как бы глупо это не звучало. Но прошло совсем немного времени, и я столкнулся с суровой армейской реальностью.

Я познакомился с тупыми и самодовольными генералами. Столкнулся с полным отсутствием мозга у простых солдат. Посмотрел на своих сослуживцев — жадных и мелочных офицеров. Научился правильно воровать, чтобы не заметили. Поставил командный голос и командные пиздюли. Освоил верное поведение перед генералами, чтобы они не "завалили" меня на проверке.

Заматерел, огрубел, научился дерзить и смотреть на тех, кто слабее, как на мусор.

Но, несмотря на это, я продолжал мечтать о подвигах и отцах-командирах... Армия пока еще не сломала меня до конца, а только надломила. Я еще верил, что всё может стать таким, как в моих мечтах. Чтобы и честь мундира, и долг Родине, и даже "слово" офицера перестали быть всего лишь словами.

Должно быть, поэтому я уже пятый год в лейтенантах сижу.

Хотя, скорее, потому, что я напился и блеванул на свадьбе у "насоса" . (НаСос — начальник службы, жарг.)
Вот блин, теперь и я загрустил!

— Сейчас я тебе расскажу одну историю, но сперва... У тебя спирт еще остался!? — бросил я удивленной кобыле, садясь за стол.

— Ох Селестия, что же со мной такое — бормотал дракончик, пошатываясь и бредя по лестнице. Выпитое вчера давало о себе знать. Спайк плохо помнил прошедший вечер — но ему казалось, что было весело! Еще бы, он наконец-то поделился с кем-то своими переживаниями насчет Рэрити. Да, давненько дракончик так не веселился. Вместе с чужаком они играли салатницей в городки, кидая её в люстру, рисовали на стенах и даже написали письмо Селестии!

Правда, теперь ему было совсем не весело. Жутко болела голова, да и в животе будто суп варили.

— Интересно, что же он написал в письме? — протянул дракончик, зайдя в туалет. Твайлайт просила его известить принцессу об их "госте", но чужак, несмотря на протесты дракончика, не дал ему этого сделать.

Спайк чувствовал себя отвратительно. Умывшись и немного придя в себя, он вышел из уборной и заметил последствия вчерашнего веселья.

Вздохнув, дракончик принялся наводить порядок.

Отыскав несколько пузырей спирта, чужак вновь уселся напротив Сивиры, протянул ей бутылёк и произнес:

— Ну, так с чего всё это?

— С какого сена ты....- тирада прервалась, не начавшись.

— А с такого, блять! Я тут старший по званию, так что заткни пасть и пей! — он чуть ли не швырнул ей в лицо пузырь. Сивира хотела продолжить свою речь, но всё же решила приложиться к пузырьку.
"Да что он о себе думает!?" — внутренне возмущалась крылатая кобылка. Она была готова кинутся на его, но что-то остужало её пыл.

Она хорошо рассмотрела выражение его морды, прежде чем он уселся за стол.
"Этот же взгляд..." — вспомнила кобылка в тот момент. Такой же взгляд был у её отца, когда они виделись в последний раз. Ей казалось, что за это она должна еще больше возненавидеть пришельца. Но вместо ненависти она почувствовала лишь старательно забытую грусть и обиду. Ей совершенно не хотелось кричать, она вообще больше ничего не хотела.

— Давным-давно, в далекой-далекой галактике.... — начал было Лукин. Но кобыла, не выдержав его серьезной физиономии, рассмеялась и зашипела сквозь смех:

— Что за ересь ты мне тут рассказываешь!?

Чужак, немного смутившись, отхлебнул спирт и продолжил:

... жил-был один майор...

Почему сразу ересь? Нормальное такое начало! В фильме про космических фашистов видел...

Я начал рассказывать ей историю. "Повесть о настоящем офицере". Единственном настоящем офицере, которого я знал и которого ненавидел.

— Он был настоящим служакой, в меру ретивым и готовым выполнить любой приказ — я взглянул на младлея. Кажется, она слушала с некоторым интересом. Достав сигареты, я продолжил.

— Всю свою жизнь он старался устроить по уставу, даже семья — и та для галочки. -
я прервался, чтобы закурить. Немного повозившись со спичками, я отметил, что Сивира уже не скрывала своей заинтересованности.

— Он двадцать пять лет был бесконечно предан своей стране. За этот срок он успел побывать в разных уголках мира. Сомали, Афганистан, Йемен....

Он никогда ни в чем не сомневался. Он всегда поступал без оглядки на последствия. Он верил в правильность своих действий. Готовый в любую минуту сорваться и полететь, хоть на луну, лишь прозвучит приказ.- мой голос заметно задрожал.

Приложившись к бутылке и отпив немного, я затянулся несколько раз, чуть успокоился и продолжил:

— Его всегда ставили в пример другим офицерам. Родина не забывала подвигов и щедро награждала его премиями, путёвками, медалями и орденами. Все восхищались им. У него было всё — четырехкомнатная квартира, машина с личным шофером, красавица жена и маленький сын, точь-в-точь похожий на него. Одна беда — у него не было друзей. Нет, конечно, были приятели — сослуживцы, с которыми он то и дело гонял то на рыбалку, то в баню, то еще куда. Но настоящих друзей не было. Никто не хотел быть близким человеку, который без колебаний убьет их, едва прозвучит такой приказ. Но его устраивал такой расклад, до поры...

Затушив окурок, я засунул его в пустую бутылочку.

— Страна, которой он прослужил почти всю свою жизнь, распалась. Настали тяжелые времена. Бывало, что жалование не выплачивали полгода. Его сослуживцы начали приспосабливаться к новым условиям. Кто-то ушел со службы, кто-то подрабатывал на стороне, а кто-то воровал золото с ракет. Но майор уперся и продолжал, как и прежде, тянуть лямку — настоящий офицер! Он, как мог, пытался пресекать раздолбайство и воровство среди своих подчиненных. Но кому-то это не понравилось, и его списали на пенсию. Это и подкосило майора. Он осознал, что с развалом страны стал никому не нужным, израненным и контуженным стариком.

Он запил, да причем так, что мог месяц, не просыхая, валятся на диване, уткнувшись в телевизор. Красавица жена, не выдержав, ушла к другому и подала на развод.

Приятели не хотели иметь ничего общего с каким-то забулдыгой. Все отвернулись от него. Через месяц после развода ему пришлось отдать сына в училище, у майора не было денег на его содержание. После развода он запил еще сильнее. Впрочем, скоро всё закончилось...

Выдохнув, я вновь приложился к пузырьку.

— Его двухнедельный труп нашли соседи, почуявшие запах гнили из его квартиры. Он умер в обоссаных штанах, захлебнувшись в собственной блевотине. Никто даже не пришел на похороны. — закончил я свой рассказ на столь “приятной” ноте.

Я посмотрел на младлея, та сидела открыв рот

Допив свой спирт, я засобирался уже пойти прогуляться, но меня остановила Сивира.

— И это всё!? В смысле, он что, умер просто вот так? И никто не пришел на его похороны!? — пробормотала пораженным тоном кобыла.

Я кивнул.

— Это... Ох, Селестия... — вздыхала кобыла. Впрочем, все эти вздохи меня уже не заботили. Я поднялся из-за стола и направился к выходу.

— Как... Ты хотя бы знаешь как его звали? — кобылка явно была взволнована рассказом.

Я вздохнул. Уж очень мне не хотелось отвечать. Вот ведь как получилось: я, значит, ору на нее, мол нефиг сопли разводить, а сам-то!

— Майор Алексей Васильевич Лукин. — буркнул я.

— Погоди, но у тебя же... — быстро заговорила кобыла. Но я не стал слушать, вышел с кухни и направился к выходу, не обращая внимания на Спайка.

— Ох и любишь же ты драму разводить, лейтенант хренов — хмыкнул я.

Тринадцатая глава.

Сивира провожала взглядом чужака. Пораженная рассказом, она отказывалась в него верить: "Такой офицер просто не мог умереть вот так, забытый и всеми брошенный!" Но в глубине души она понимала — рассказ не выдумка. Слишком эмоционально Лукин всё это рассказывал.
"А ведь я иду по той же дорожке" — горько усмехнулась кобылка.

Этот рассказ задел её за живое, разбудил в ней чувство страха. Она боялась, что закончит так же, как и отец Лукина. Посвятить всю свою жизнь службе, лишь для того чтобы в конце остаться ни с чем?

Она почти видела эту картину — как она одна, старая и никому не нужная, будет сидеть в своём доме и пить. Пить до самого конца — и никто её не остановит.

У Сивиры потекли слёзы. Она не знала, от чего именно. Может от той картинки в голове, а может от спирта.

— Н-никогда! — зло вскрикнула кобылка. Резко встав из за стола, она пошла к выходу.

Выйдя на улицу и не обращая внимания на Лукина, она посмотрела на своих подчиненных.

Пробежав пятьдесят кругов, они лежали прямо на земле, тяжело дыша.

— Эй, отребье! Долго вы тут еще валятся будете!? Становись!!! — Сивире хотелось немного побаловать своих бойцов.
"Дам им увольнительную до вечера, за уродцем я и сама могу присмотреть" решила кобылка.

Твайлайт проснулась только после полудня. Спустившись вниз, она встретила Спайка. Тот оттирал стены от надписей и старался не встречаться взглядом со своей начальницей.

Единорожка помогла поставить книжные шкафы на место и, оставив дракончика расставлять книги, пошла разыскивать Лукина. Селестия вчера попросила Твайли помочь чужаку немного адаптироваться. Ну и проследить, чтобы он больше не повторял своих выходок. К тому же Твайлайт нужно было связаться с Дерпи. Единорожка хотела заказать в Кантерлоте новый барабан для Пинки.

Выйдя на улицу, кобылка осмотрелась. Пришелец стоял возле дороги и втягивал дым через "сигарету". А на лужайке Сивира что-то объясняла своим подчиненным.

— М-м-м Привет, Лукин! Как, м-м-м, спалось? — неуверенно протянула кобылка, подойдя поближе к чужаку.

Она не знала с чего начать разговор. Раньше все её попытки наладить контакт оставались в лучшем случае проигнорированы.

— Здорово... — как-то с налетом печали произнес Лукин.

Грустно то как!

У меня кончались сигареты. И я что-то сомневаюсь, что у этих лошадей водится нечто навроде табака. Черт, без курева будет туго.

— Ты помнишь наш вчерашний уговор? — спросила фиолетовая кобыла.

Интересно, о чем она? Я посмотрел на нее, всем своим видом показывая: “первый раз слышу!”
— Дверь! Ты обещал Рэрити, что починишь её дверь! — с напором произнесла рогатая. Тьфу, ты! А, я то уже и забыл. Хм, ну ладно — поставлю я ей дверь. Заодно и кепку заберу, без неё как-то непривычно.

— Ладно, хрен с тобой, показывай дорогу — буркнул я, бросая окурок на дорогу.

— Э-м, а ты что, её не запомнил? — удивленно спросила кобыла.

Нет, я помню конечно, но мне совсем не хотелось идти к белоснежной кобыле одному. Она же на меня накинется! Я же её ковром обмотал, да хату обчистил.

— Слушай, рогатая, я пьяный был в драбадан! Какое там запомнить, я же вообще ничего не соображал! — соврал я.

— Хм, ладно пошли... И кстати, я никакая не рогатая, меня... — начала было фиолетовая возмущаться. Но я прервал её.

— Что значит не рогатая!? А это что!? — я ткнул пальцем в рог. — Половой орган что ли!? — удивленно выпалил я.

Фиолетовая, чуть помявшись, скосила глаза на свой рог. Ё-мое, да она покраснела!

— Ничего и не половой... — промямлила она и помотала головой. Чуть помедлив, она заговорила:

— Я единорожка! И зовут меня Твайлайт Спаркл! Запомни, пожалуйста. — обиженно закончила кобыла.

Твайлайт Спаркл!? Что за имя такое дурацкое!? Ох, блин, у меня от них уже голова болит. Или от яблочного спирта...

Молча кивнув, я пошел за ней, по дороге раздумывая о своем положении.

Интересно, капитан меня в дезертиры записал? Или он решил, что меня медведь где то в лесу задрал? А, черт бы с ним! Пусть хоть считает, что я в Китай к проституткам убежал. Мне-то какая разница?

Мы уже подходили к дому, как на пороге появилась какая-то мелкая лошадка. Ну в смысле, совсем мелкая! Наверное, тоже детеныш, типа того, чью игрушку я вчера починил. Вернее, сначала сломал, а потом починил.

Хм, похоже это девочка. Ха, походу я уже наловчился их различать! Даже не знаю, радоваться или горевать по этому поводу.

— Ой... — только и сказала детеныш, прежде чем забежать обратно в дом.

— Эй, Свити Белль, подожди! — воскликнула единорожка и побежала за ней.

Что за фигня? Я же умылся и привел себя в порядок какого черта они от меня шарахаются?

— Рэрити! Рэрити, там чудище пришло! Ты про него вчера рассказывала! — вопила мелкая в доме.

— Это я-то чудище!? Тьфу, мутанты чертовы! — проворчал я и немного помедлив, всё же протиснулся в дом.

Не успел я войти, на меня тут же накинулась эта самая Рэрити.

— Ты!!! Что!? Снова собрался тут всё поломать!? Не позволю!!! — визжала белая пони уже готовясь швырнуть в меня чем нибудь тяжелым.

Твайлайт аж уши прижала от её крика. Похоже я не один, кто не выносит бабского... То есть кобыльего визга.

— Рэрити, успокойся! Он пришел починить дверь, а вовсе не для того, чтобы снова тебя ограбить! — фиолетовая пыталась успокоить свою истеричную подругу.

— Что!? Это, вот... Кхм... Прошу прощения, моя дорогуша, но о чем ты думала, когда вела его сюда!? — всё никак не унималась крикливая кобыла.

Задолбала! Я ей тут дверь ставить пришел, а она визг поднимает! Подумаешь, я её вчера в ковер замотал. Я же не со зла, а по пьяни — со всеми бывает!

Твайлайт всё пыталась успокоить свою подругу, но меня это уже не заботило. Мне хотелось как можно быстрее сделать эту проклятую дверь и свалить отсюда.

А то мало ли, может она захочет мне отомстить, а у меня и так нос сломан. Не обращая внимания на орущую пони, я осмотрелся. Дверь была прислонена к стене возле проёма. Быстро взглянув на косяк, я сообразил, что вовсе ничего не сломал.

— Дверь просто с петель слетела, тут всего-то и надо, пару раз молотком долбануть, да повесить её обратно... — вслух заключил я.

Но эти чертовы лошади не обращали на меня внимания. Они все втроем о чем-то переговаривались в уголке. И судя по активной жестикуляции и высоким тонам, переговаривались весьма оживленно.

Ладно черт с ними, сам всё сделаю!

Сняв с плеча автомат, я долбанул пару раз прикладом по петлям, вбивая их обратно в дерево.

Вновь взглянув на кобыл, я офигел. Моя долбежка их совсем не беспокоила, они всё так же самозабвенно о чем то спорили в углу. Плюнув, я начал вешать дверь. Провозившись минуту, я осмотрел свою работу. Не ахти, конечно, малость кривовато, ну да пофигу. Они же лошади, хер ли они в дверях понимают!?

Висит и черт бы с ним! Обернувшись, я убедился, что пони всё так же не замечали меня. Я уже собирался уходить, но повернувшись кое-что заметил. На тумбочке возле двери я увидел то, за чем, собственно, и пришел — свою кепку. Но не это привлекло моё внимание.

— Опаньки…

Рядом с кепкой лежала стопка золотых монеток. Зыркнув в сторону переговаривающихся подруг, я тихонечко подошел к столу. Быстро схватив монеты и напялив кепку, я всё так же тихо вышел из дома. Нет, вы не подумайте, я вовсе не вор! Но ведь я должен получить хоть что-то за свою работу!? Тем более та кобыла на меня еще и наорала!

— Компенсация за моральный ущерб — весело проговорил я, бредя по дороге.

— Какая еще, к сену, компенсация!? А ну показывай, чего опять спёр! — раздалось позади меня.

Вот черт, ну почему из меня такой хреновый вор выходит!? Что ни сопру, так обязательно заметит кто-нибудь. Лошадки глазастые, мать их.

Обернувшись, я обнаружил перед собой Сивиру. Она стояла задрав голову и пристально смотрела мне в глаза. Черт! Похоже, что отбрехаться не выйдет. Хотя...

— Эй, командир, может это... Уладим без протокола? — сказал я тихим голосом.

Младлей изумленно отрыла рот.

— Чего-о-о.... — тихо протянула она.

Хм, она что, про взятки никогда не слышала?

Четырнадцатая глава.

— Ты... да, ты... — шипела Сивира.

По ходу дела — я попал. Судя по её удивленной морде, взяток она не берет.Что же делать!?

— Да ты совсем ненормальный! — с трудом заключила она.

— Это я-то ненормальный!? И кто это мне говорит? Говорящая, блин, лошадь!? — громко произнес я.

Надо как то отвлечь её от моих монеток...

— Что!? А ты-то кто!? Здоровенная двуногая.. Дискорд тебя раздери, да ты настолько уродлив, что я и выразить-то не могу!!! — закричала серая кобыла.

Уродлив!? Это я-то!? Нет, ну я, конечно, не красавец, но урод!? Это уже оскорбление!

— Да пошла ты! Сама страшная, как собака, еще и мне что-то говоришь! — и, сделав обиженный вид, пошел дальше.

Черт, а я молодец! Провел таки...

— А ну стой на месте!!! — крикнула Сивира и начала догонять меня. Блять, видимо я рано порадовался.

— Сама стой, а у меня дела! — произнес я, когда она со мной поравнялась.

Так, тише, лейтенант.Спокойней. Главное — её не спровоцировать.

— Да какие у тебя, придурка, могут быть дела!? Ты ведь даже не пони! Ты никто! Кто с тобой захочет иметь дело!? — продолжала шипеть младлей.

Так ну это уже перебор! Что значит никто!? Да я... Стоп! А ведь если подумать, то получается, я и вправду никто. То есть, для этих разноцветных лошадей я всего лишь какой-то мутант. Впрочем, я о них также думаю.

— Важные у меня дела! Отвали! — буркнул я и свернул с дороги в сторону какой-то полянки. Надо было как-то от неё отвязаться, только как?

Сивира и не собиралась "отваливать". Она всё так же шла рядом со мной и буровила меня взглядом.

— А-а-а... Я поняла. — тихо сказала она. — Ты просто заговариваешь мне зубы, чтобы я отвязалась от тебя! — злобно зашипела Сивира. Обогнав меня, она встала у меня на пути.

— А ну выворачивай карманы!!! — заорала она на всю поляну.

Черт, что же мне делать? Драться мне с ней, ну никак нельзя. Принцесса мне второй раз этого с рук не спустит. Да и к тому же, в прошлый, раз она мне нос поломала! Выход только один...

— Помогите!!! Грабют! Насилую-ют!!! — заорал я. Да так, что с деревьев на конце полянки птицы разлетелись.

Реакция младлея была довольно забавной. От удивления она плюхнулась задницей прямо на землю. Сивира вытаращилась на меня так, словно я ей только что в любви объяснился.

Сейчас!

Воспользовавшись её замешательством, я со всех ног побежал в сторону леса, даже не оглядываясь назад.

Сейчас главное — оторваться от неё. Спрячу золото, а потом вернусь в библиотеку, хрен она чего докажет!

Миновав первые деревья, я остановился, чтобы отдышаться. Немного погодя я осмотрелся по сторонам. Младлея нигде не было, даже ветки нигде не хрустели.

Что же это? Она настолько офигела, что даже забыла зачем ко мне привязалась? Или же она...

Мои мысли прервало темное облако, резко приземлившееся передо мной.

Блять, забыл что она летает! Я испуге в попятился назад.

— Попался! Что!? Думал, самый хитрый, да!? — прорычала Сивира с самодовольной ухмылкой.
“А вот хрен тебе, всё равно убегу!” — подумал я, и, резко повернувшись, побежал в сторону. Впрочем, бегать мне пришлось недолго. Я запнулся о какую-то корягу и на лету ударившись коленом о камень, растянулся на земле.

— Твою мать! Больно то как... — зашипел я. Ну почему всякий раз когда я бегаю, я обязательно обо что нибудь споткнусь?

— Ха! Да ты не только тупой, но и неуклюжий как мешок с овсом! — расхохоталась темная кобыла.

Мда уж, попал. Теперь уже убежать не выйдет, да еще и нога болит, зараза!

— Ебанный камень! — проворчал я и пнул засыпанный листвой камень. Камень со звоном отлетел в сторону.

Стоп, камни ведь не звенят!

Я удивленно посмотрел на "камень".

— Какого...- прошептал я.

Вместо камня на земле лежала армейская каска. Причем не в лучшем состоянии. Вся смятая и с зарубками на металле.

Покрутив головой по сторонам, я обнаружил странного вида бугорок...

— О боже... — выдохнул я и подполз к "бугорку".

Сивира, глядя на мои действия, хихикнула.

Прямо на земле лежало изодранное тело. Всё в крови, со вскрытыми потрохами. Рук дальше локтей не было, вместо них были окровавленные лохмотья ткани вперемешку с кожей.

Я почувствовал, как мне стало не по себе, но заставил себя взглянуть на лицо.

В одно мгновение весь мир словно потерял краски. В груди что-то сжалось, да с такой силой, что я застонал. Я отшатнулся и, сев задницей на землю, начал судорожно доставать сигареты.

— Замуруев, как же так....- простонал я, тщетно чиркая спичкой.

Сивира смотрела на Лукина с презрением. "И этот придурок хотел убежать от меня?" — хихикнула она, глядя, как чужак пытается отползти от нее.
"Какой же он жалкий!" подумала кобылка, с улыбкой глядя на его действия.

Лукин остановился, рассматривая что-то на земле, и через несколько секунд резко отстранился, плюхнувшись на круп.

Сивира напряглась, когда чужак полез куда-то в карман. "Уж не оружие ли он достает?" — подумала темная пони, приготовившись к драке. Когда чужак достал "сигарету", младлей успокоилась.

Ей уже надоел этот "спектакль".
"Если он пытается снова провести меня, то у него ничего не выйдет!" — твердо решила Сивира и начала приближаться к чужаку.

Лукин как-то странно застонал и принялся с яростью чиркать щепкой о какую-то пластинку. Подойдя поближе и заглянув в его лицо, темная пони опешила.
"Ох, Селестия, да что с ним!?" — с испугом подумала кобылка. Она всегда считала, что такое выражение может быть только на лице у покойника.

Проследив направление взгляда чужака, кобылка заметила какой-то мешок, лежавший в траве. Подойдя поближе и присмотревшись, Сивира не выдержала.

Она метнулась в ближайший куст и опорожнила желудок.

“Боже мой, как же такое могло произойти!? Что же я скажу его мамке!?” — Судорожно соображал я, жадно затягиваясь сигаретой.

Что же выходит!? Выходит, я не один попал сюда? А весь взвод? Или только мы с ним?

Да кто-же его так разорвал? Эти вонючие мутанты!?

Я с трудом посмотрел на Сивиру. Отвернувшись в кусты, та самозабвенно плевалась, вытирая рот копытом.

А может и не они. У них и когтей-то нет, а зубы годятся только для того, чтобы яблоки разгрызать. Хм, а может зверье какое дикое? Или еще какая нибудь неизвестная мне хрень? Да, блин, я же вообще ничего не знаю об этом мире! Черт возьми...

Немного успокоившись, я принялся пристально разглядывать каждый камень, каждую веточку вокруг.

Ага! Вон и автомат лежит, весь покореженный, будто кто-то пожевал. А вот и вещмешок валяется. А вот и нога...

Не выдержав зрелища оторванной конечности, я отвернулся. Пиздец парню “повезло”.

— Это... Он твой друг? — тихонько спросила Сивира. Оторвав взгляд от земли, я увидел что она стоит передо мной с печальной мордой.

Я с трудом кивнул. Говорить не хотелось. Немного помявшись, она присела рядом со мной.

— Мне очень...Жаль. — грустно буркнула она.

Да уж. Ей жаль. Да она хоть представляет себе...

Мои мысли оборвал хруст веток. Где-то в двадцати метрах от нас кто-то быстро передвигался.

Яростно зарычав, этот кто-то, явно почуяв наше присутствие, пошел в мою, с Сивирой,сторону. Хруст веток усиливался.

Ничего не говоря, я вскочил на ноги, сорвал с плеча автомат, зарядил его и направил ствол в сторону шума.

Уверен, кто бы там ни был, именно он виновен в смерти моего бойца.

— Иди сюда, ебало ты утиное!!! — заорал я, готовясь к бою.

Пятнадцатая глава.

Из кустов навстречу мне выпрыгнуло что-то большое и ни разу не понятное.

— Ну нихуя себе! — воскликнул я.

Передо мной стояла длинная трехметровая махина, отдаленно напоминающая сороконожку. У нее совсем не было башки, да и глаз, по-моему — тоже. Огромная пасть помещалась в верхней части длинного туловища, утыканного хреновой тучей мелких лапок. Толстое, как бревно, и длинное, как железнодорожный вагон, чудище предстало передо мной во всем своём угрожающем великолепии. Чуть постояв, выбирая на кого из нас напасть, оно кинулось на меня с яростным шипением и стрекотанием сотен мелких лапок. Если бы я успел, то наверное обосрался бы от страха. Но увы, сейчас было не до того.

Я надавил спусковой крючок. Автомат, закашлявшись, выплюнул пять пуль. Впрочем, "утиное рыло" совсем не смутилось, пули со свистом отскочили от его тела. Только одна смогла пробить толстую кожу "сороконожки".

Бронированная что-ли!?

— Блять! — только и успел выдохнуть я, прежде чем на меня навалилась огромная туша этой твари.

Сивира в страхе поджала уши. Такой твари ей еще не доводилось видеть. Да что там видеть, она даже не разу не слышала о чем-то подобном.

Немного подождав, чудище кинулось на Лукина. Железяка чужака громко прогрохотала, от монстра что-то отскочило, высекая искры.

Чудище навалилось на чужака. Тот вскрикнув, завалился на спину и, упершись спиной в землю, изо всех сил пытался отпихнуть тварь своими “копытами”.

Сивира сидела на земле и не знала, что ей делать. Она, конечно, сильно недолюбливала Лукина, но убежать и позволить этой твари сожрать пришельца она не могла. Она всё так же сидела, поджав уши и в ужасе глядела, как чужак тщетно пытается спихнуть с себя чудище.

— Отсоси, собака страшная! — проревел чужак и направил свою железяку в сторону монстра. Раздалась серия хлопков, и чудище, мгновенно отпрянув, завизжало от боли. Из его тела струей хлестала вонючая бурая жидкость. Лукин с трудом встал на ноги и вновь направил свою “палку” на чудище.

Хлопки разделялись небольшой паузой, от твари отрывались куски плоти, но она отказывалась сдыхать, а только страшно визжала, извиваясь.

Сивиру что-то обожгло. Вскочив она заметила, что в неё попало. В младлея летели непонятные горячие штуки, которые вылетали из ребра железяки.

Внезапно хлопки прекратились и чужак, ругаясь, стал судорожно выдергивать какую-то продолговатую штуку из своего оружия.

Чудище, перестав извиваться, плюнуло в сторону Лукина длинной струей какой-то бесцветной жидкости. Чужак, выронив железку, заорал, когда струя попала ему на руку.

Заорав от боли, я выронил автомат и попытался сбросить с себя китель. Эта херня в меня кислотой плюнула, что-ли!? Или ядом каким? Да какая нахер разница! Жжет-то как. Эх,будь на мне старый "флоровский" бушлат — все было бы не так страшно. Он же может от семи до десяти секунд выдерживать горящий напалм! Что ему какая-то кислота? Так, комарик укусил. Но это всё мечты...

Не успел я, срывая пуговицы, скинуть китель, как тварь снова кинулась на меня. Черт, а автомат-то я выронил! Дотянуться бы до...

Мои размышления прервала Сивира. Она с лету врезалась всем своим весом в "сороконожку". Та, чуть покачнувшись, резко развернулась в сторону упавшей кобылы и угрожающе зашипела. Выхватив пистолет, я направил его сторону твари и помедлил. Блин, если её и автомат не берет, то от ПМ а ей станет не сильно хуже!

Нужно стрелять в уязвимые места... Только где их найти-то!? Это же долбанный танк! Весь автоматный магазин проглотила и хоть бы поморщилась.
“О боже, что же я творю-то?” — мрачно подумал я, подскакивая к твари.

Та, заметив меня, с ужасающей скоростью развернулась в мою сторону.

— Отсоси, я сказал!!!. — рыкнул я скорее от отчаяния, чем от злости. Сунув пистолет прямо в пасть этой хрени, я нажал на крючок.

Ого, похоже — работает! Тварь отскочила от меня, извиваясь от боли. Я все еще давил на крючок, но пистолет молчал. Патроны... Твою мать! Я же не перезаряжал его со вчерашего дня. Искать запасной магазин времени не было. Я никак не мог вспомнить, куда его сунул.

Воспользовавшись замешательством твари, я побежал к автомату, схватил его с земли, заменил магазин и дернул затвор.

Повернувшись я обнаружил, что яростно шипящая тварь вновь неслась на меня. Больших усилий стоило удержаться и не начать лупить длинными очередями.

— Бить надо наверняка...- успокаивал я себя.

В миг, когда до "сороконожки" можно было рукой дотянуться, я с силой воткнул ствол автомата прямо в её рот. Ствол утоп в широко раскрытой пасти чудища.

— Ну наконец-то! — выдохнул я и всадил длинную очередь прямо внутрь этой твари.

Чудище, взвизгнув, мгновенно смолкло. Пули наверняка отрикошетили от её толстой кожи и порвали ей внутренности. Обмякнув, тварь завалилась вместе с торчащим из её пасти автоматом.

Всё еще дрожащими руками я стал доставать сигареты.

"Это было... круто, наверное..." — вспоминала Сивира сражение двух чудищ, ведя своих стражников в сторону леса.

Лукин не пошел с ней, он ничего не обьяснял ей, а просто заявил, что никуда не пойдет. Но на её вопрос, о том, кого же убило это чудовище, чужак ответил.

Как оказалось, это был подчиненный Лукину боец. Она вместе с пришельцем еще около получаса осматривала опушку леса, но больше ничего они не нашли. "Это и к лучшему, хватит на сегодня уже трупов." — думала младлей.

Она не хотела признавать это, но все же ей было жаль Лукина. Уж очень сильно его подкосила смерть своего подчиненного. Офицер хорошо представляла, чтобы чувствовала, случись что-то подобное с кем нибудь из её отряда.

Придя в город, она обо всем рассказала Твайлайт. Та хотела отправиться вместе с ними, но Сивира не позволила, здраво рассудив что не стоит подвергать лишней опасности лучшую ученицу принцессы.

— Нечего там разглядывать! — ответила темная кобылка единорожке.

Сивира еще около часа собирала своих подопечных. Хвала Селестии, все они были в трезвом состоянии.

Вернувшись к опушке леса, она застала Лукина сидящим возле небольшого земляного бугорка. В свежевзрытую землю была воткнута железка, а на ней лежала каска погибшего бойца. Подойдя поближе, кобылка осторожно обратилась к чужаку:

— Ты... уже похоронил его, да? Лукин лишь коротко кивнул, затягиваясь "сигаретой".

— Но я думала... — тихо продолжила кобыла, но её прервал крик чужака.

— Хули ты думала!? Чего тебе надо!? Не видишь, не до тебя сейчас! Нахрена ты своих гомиков привела!? А? — вдруг взорвался лейтенант.

— Ах, ну да точно, я же забыл! Мы же для вас уроды! На дохлого уродца хотели посмотреть? Палочкой потыкать!? — продолжал орать он, едва не плюясь от бешенства.

Сивира опешила от такой тирады. "Да я ему сейчас... А хотя нет, черт с ним! Тоже мне, лейтенант! Истеричка он, а не офицер!"
— Да пошел ты... — всё также тихо произнесла она. Махнув копытом своим подчиненным, Сивира подвела их к телу дохлого чудища.

— Берите это... этого... короче, берите вот эту тварь и тащите к библиотеке, ученица принцессы хочет её изучить!

Встав рядом с телом, она с интересом наблюдала, как её подчиненные опасливо приближаются к трупу существа. Вид даже дохлой твари, продолжал внушать жути окружающим.

Шестнадцатая глава.

Твайлайт пребывала в смешанных чувствах. С одной стороны, она очень жалела неизвестного ей человека. А с другой, одновременно радовалась возможности изучить такое интересное, хоть и жуткое, существо. Единорожка в восторге насчитала у него двести шестьдесят пар лапок — это на порядок больше, чем у любого известного ей существа! Спайк, впрочем, не разделял её эмоций. Ему казалось, что в любую секунду тварь могла ожить и кинуться на них.

— Спайк, будь добр, напиши письмо принцессе Селестии. Мне не терпится узнать, что они могут сказать про эту "штуку" — кобылка показала копытом на дохлое чудище, лежащее на столе. — Кантерлотские зоологи.

Спайк хмыкнул.

— Зачем нам какие-то зоологи? Флатершай обычно с животными возится. — недовольно заворчал дракончик. Ему очень не нравилось то, что из библиотеки сделали проходной двор. "Мне и толпы стражников хватает" — думал Спайк.

— Да ты что!? Флатершай удар хватит, если она увидит "это"! — кобылка очень не хотела травмировать подругу.

Спайк нехотя вылез из подвала.

— Как же мне тебя назвать?... — задумчиво протянула Твайлайт, глядя на существо.

— Что же я, Дискорд меня раздери, делаю!? — мрачно ворчала Сивира, складывая бутылки в корзинку.

На улице уже была ночь, а Лукин еще не вернулся. Последний раз младлей видела его, когда уходила вместе со стражниками, уносящими дохлого монстра. Прошло уже больше десяти часов, а он так и не пришел.

Ей было немного стыдно. Всё-таки, каким бы ублюдком не был чужак, а её он спас. Ну, или он спас себя и её заодно. Но факт остается фактом — если бы не Лукин, её бы сожрала та тварь. Впрочем, если бы не Лукин, кобылка всё еще сидела в дворцовых казармах, чего младлей сильно не любила.

— Чертов мудак! — злобно рыкнула она.

Как бы Сивира не пыталась, но она никак не могла перестать беспокоится за него. Ей было очень жаль пришельца. Несмотря на ненависть, она в глубине души очень волновалась. Кобылка боялась, как бы он опять не выкинул чего. С Понивилля хватит и одного пьяного дебоша.

Собравшись, младлей подхватила корзинку зубами и взлетела. Серая пони пребывала в полной уверенности, что Лукин так и сидит на могиле своего бойца.

— Если есть в кармане пачка сигарет -
Значит, всё не так уж плохо... — грустно напевал я, копаясь в вещмешке Замуруева.

Может быть, это и не красиво, мародерство, блин, но в моей ситуации было бы глупо похоронить мешок вместе с бойцом, да и подсумок со штык-ножом я тоже забрал. Немного поковырявшись, я отыскал несколько пачек сигарет и аж целый блок армейского "Перекура". Мерзость! Самые дрянные сигареты в мире, даже “Прима” на их фоне кажется элитным табаком. Донской табак, блин.

Удовлетворившись находкой, я отложил вещмешок в сторону и закурил.

Весь день просидел перед этой могилой, размышляя о том, как же так могло получится. Один он был, или сюда весь взвод закинуло? Много тут еще таких сороконожек? И почему никто не слышал автоматных очередей? До города ведь недалеко, а я не думаю, что эта тварь застала его спящим, или типа того. Бляха муха, пацана жалко аж до слёз. Сдохнуть хуй проссышь где, хуй проссышь зачем. Да еще и быть загрызенным такой-то тварью!

— Как же я такое прое.... — пробурчал я, но меня прервало хлопанье крыльев за спиной.

Рядом со мной, звякнув, плюхнулась корзинка с пузырями...Спирта!

— Ну, и долго ты тут страдать собрался!? — проворчала Сивира, усаживаясь рядом со мной.

Что она тут забыла? Она же меня ненавидит! Или уже любит? Что-то я забыл…

Хотя, черт с ней. Спирт-это здорово! Мне как раз нужно было хорошенько выпить. Дареному поню, как говорится... Не прогонять же её?

— Ничего и не страдаю — буркнул я, доставая бутылёк из корзинки, вырывая пробку и прикладываясь к горлышку.

Блин, с этими лошадями я скоро "синяком" стану!

— Куда лапы тянешь!? Кто тебе разрешал!? — вновь заорала Сивира, растопырив крылья. Эта сука, что, поиздеваться прилетела!? Вот ведь зараза!

Кинув бутылку обратно в корзинку, я начал прикуривать новую сигарету. Вот ведь дрянь! Ни стыда, ни совести! Нет, она определенно напрашивается!

Кобыла немного помялась, но все же заговорила:

— Ладно.. Я это... Пошутила в общем... Бери, если хочешь.
“Бери — не бери, задолбала!...”
— Да пошла ты нахуй... — коротко и ясно произнес я.

Будет она мне тут еще в командира играть, совсем уже охренела, кобыла долбанутая!

— Что!? Хм, слушай, я просто хотела сказать, что ты мог бы спросить разрешения для начала. Ой, да бери ты уже! — быстро заговорила младлей.

Ну, коли она просит....

Я вновь схватил пузырек и присосался к горлышку, без передышки опустошил бутылек и, швырнув его с сторону, потянулся за новым.

— Я... Мне жаль, что так вышло с твоим бойцом... — с трудом произнесла Сивира.

Жаль ей, как же... А может и вправду жаль? Все же она не может быть такой уж сукой.

— Ты только пойми меня правильно! Я всем сердцем тебя ненавижу! — начала говорить кобыла.

От неожиданности я закашлялся. Ну нифига себе! Это она меня так утешить решила!?

— Ты невоспитанный, тупой, уродливый и агрессивный алкоголик! — продолжала она.

Ну нихера себе! Да она на себя-то вообще смотрит!?

— Но... Как офицер офицера я тебя уважаю... Несмотря на всю свою ничтожность, ты настоящий офицер... — смущенно закончила она.

Опа-на, а вот с этого места поподробнее!

— Это я-то настоящий офицер!? Да я бухал и лошадей пугал, пока моего бойца какая-то тварь жрала! Всякой херней страдал! Драгоценности какие-то спер... А должен был своих бойцов искать!!! — выпалил я.

Черт, дожил. Плачусь в жилетку какой-то кобыле! Ну почему же я такой дебил!?

Сивира сидела молча. Я уже допивал третий пузырёк, когда она неожиданно рявкнула:

— А какого сена ты тут сидишь!?

Я поперхнулся и уставился на неё удивленными глазами.

— Нет чтобы начать искать — ты сидишь тут и плачешься, как маленький жеребенок! Ты прав! Ты не офицер — ты маленькая капризная...

Не дав ей закончить я вскочил. Точно! Я же могу начать искать! Черт возьми, ну почему я сам до этого не додумался!?

— Ты права! Маленькая ты наглая лошадь! Я...

Она дернула меня зубами за штанину, да так, что мне пришлось сесть, чтобы не упасть. Ну вот, а я уже пафосную речь заготовил...

— Совсем больной!? Сейчас!? Да что ты там ночью найдешь!? Успокойся, придурок... — злобно зашипела Сивира.

Хм, и вправду! Лучше завтра утром пойду, а то напороться в потемках на такую тварь... Не хотеть!

Блин, эта чертова кобыла поумнее меня будет! Стыд-то какой...

— Ты это... Спасибо тебе, в общем! Извини, что побил тебя тогда... — решил извиниться я. Все-таки она не такая уж и сволочь. Просто любит повыпендриваться!

— Побил!? Да это я тебе лицо сломала, если бы не твой пистолет — хрен бы ты оттуда целым ушел! — возмущенно затараторила она.

Хм, я что, её за живое задел? Это поэтому она меня ненавидит — за то, что я её тогда... победил!? Точно ненормальная!

Перестав злобно фыркать, Сивира встала и, чуть помявшись, похлопала меня копытом по плечу. Не сказав ни слова, она взмахнула крыльями и полетела в сторону городка.

Это что? Она меня типа утешить прилетала!? Фигасе! Ну да ладно, у меня тут еще целая корзинка со спиртом. А Замуруева я так и не помянул…

Брезгливо отряхнув плечо, по которому хлопала Сивира, я потянулся за новой бутылкой.

Наутро у меня страшно болела голова. Проснувшись, я обнаружил себя валяющимся на мелкой кровати. Как колыбелька, блин. А проснулся я, собственно, от того, что Твайлайт возмущенно бормотала и пыталась спихнуть меня с этой детской кроватки.

— Блин.... Че тебе надо в моей койке!? Уйди, лошадь! Не видишь, что ли — сплю я! — бормотал я, не желая вставать.

Черт, да что ей надо-то?

— Уйти!? Да ты на моей кровати спишь! Что это значит!? Фу, да ты весь грязный! — возмущалась фиолетовая кобылка.

— И вообще это не прилично лезть в кровать к незамужним пони! — визгливо добавила она.

Ага, а к замужним значит можно. Прилично-неприлично, а голова у меня болит так, будто я вчера....

— Ох ебать! — вскрикнул я и быстро вскочил с кровати.

Твайлайт явно не ожидала этого. Она отшатнулась и вжалась в стену, вытаращив на меня испуганные глаза:

— Эй, ты чего?

Оглядевшись, я понял, что нахожусь на втором этаже библиотечного дерева. И как я сюда попал!? А, впрочем, неважно.

У меня сегодня важные дела — нужно прочесать лес на предмет своих бойцов. Но сперва...

— Слушай, у тебя тут есть чем опохмелиться? — обратился я к ней. На больную голову в лес соваться не хотелось.

Семнадцатая глава.

— Что за... сказал я, нагибаясь к земле, чтобы поднять какую-то продолговатую железку.

Денек выдался не самым удачным.

Опохмелиться мне так и не дали. Эта фиолетовая кобыла состроила такую морду, что я понял без слов — сейчас мне будут трахать мозги. Быстренько свалив, я забрал вещмешок и, подхватив автомат, направился к выходу.

Идя по городу, я вдруг сообразил, что понятия не имею, где мне искать своих бойцов. Подумав пару минут, я решил вернутся к "своей" землянке и прочесать окрестности. Мне пришлось несколько часов осматривать поляну, в надежде обнаружить хоть что-нибудь.

Ни хрена...

Немного передохнув, я отправился прочесывать лес вокруг полянки. На это ушел весь день. Только под вечер, примерно в двух километрах от землянки, обнаружилось кое-что в траве, но совсем не то, что искалось...

Это был пустой автоматный магазин, только совсем не от "Калашникова". К тому же в нем еще оставалось два патрона!

Маленькие такие, похожи на ПМ'вские. Со стороны гильзы с трудом удалось разобрать гравировку. 9mm PARA.

— Какого хуя!? — только и удалось выдавить мне.

Это же немецкие патроны! Каким боком они оказались здесь!?

На земле оказалась целая россыпь гильз, но — ни следов пуль на деревьях, ни крови....

Черт, да что же за байда!? Получается, сюда не только меня с Замуруевым закинуло, но и еще кого-то? Иностранцы!? Да еще и военные! Что-то тут не чисто...

Нет, я конечно рад, что по этому "Понилэнду" бродят и другие люди. Но иностранцы? Почему-то мне совсем не хотелось с ними встречаться...

— Да ну, дурость какая!

Да какая разница? Иностранцы или нет, но всяко лучше, чем быть одному среди этих мутантов разноцветных.

Надо бы их отыскать... Только, блин, как!? По запаху что ли?

Солнце тем временем уже клонилось к закату.

— Блин...- шариться по лесам ночью мне совсем не хотелось. Только вот желудок предательски ворчал, напоминая что за три дня я сьел один несчастный салатик.

Вздохнув и закурив, я отправился обратно в "Пони-что-то-там".

Блин, где бы китель починить?

Слюна той твари сожгла мне весь рукав, хорошо хоть на руку совсем немного попало, а то... Фу, даже и думать не хочу!

Подходя к библиотеке, я с подозрением заметил, что больно уж тут тихо.

— Параноик хренов... — хмыкнул я и зашел в библиотеку.

Не успел я зайти, дверь резко захлопнулась и сзади меня кто-то пнул, да с такой силой, что, не выдержав, я завалился напол, попутно ударившись головой.

— Какого хера!? — заорал я, пытаясь подняться. Но на меня кто-то завалился и прижал своим весом к полу.

— Простите нас за такую встречу, но у меня накопилось слишком много вопросов! — сказал кто-то громким голосом. Склонив голову набок, я заметил Селестию.

Она стояла рядом с двумя стражниками.

— Какого хуя тут происходит!? — завопил я.

Дурак, уже начал доверять им, а тут на тебе, эти твари решили допросить меня! Ну я до вас доберусь...

— Это ты нам расскажешь! Больной ублюдок! — шикнула откуда-то сверху Сивира.

Так это она меня что ли прижала!? Вот мразь...

Наклонившись, она заглянула мне в лицо и смачно плюнула.

— Да ты вообще охуела!? С-сука, я тебя выебу нахрен! — начал бесноваться я.

Да какого хрена они себе позволяют!?

Ночная пони металась по лесу. Она никак не могла найти чужака.

— Гребанное сено! Да куда же он свернул!? — бормотала Сивира.

Когда Лукин вышел из библиотеки, младлей украдкой стала следить за ним. По приказу принцессы она должна была следить за тем, чтобы чужак не совершал ничего противозаконного. Сивира была не в восторге от такого распоряжения, но — приказ есть приказ.

Ей уже откровенно надоело наблюдать, как чужак ходит взад-вперед по полю, но неожиданно для неё он быстро пошел в сторону леса. Не успев ничего сообразить, кобылка поняла, что потеряла его из виду. Чуть помедлив она быстро полетела в лес. Достигнув места, где она в последний раз видела пришельца, Сивира остановилась. Она никак не могла понять, куда тот направился.

Ночная пони уже третий час бродила по лесу. Младлей не хотела осматривать лес сверху, боясь, что чужак заметит слежку. Она продолжала искать, всё дальше отходя от Понивилля.

— А ну его... — кобылка уже собиралась взлететь и направится в сторону города, как её прервал хруст веток. Сивира быстро метнулась в ближайший куст и замерла.
“А вот и Лукин..." — подумала было она, но осеклась.

Мимо неё шел пришелец. Но это был совсем не Лукин. Сивира поняла это сразу — кожа у чужака была полностью черная.

— Хм, а это случаем не один из бойцов Лукина?... — задумчиво пробормотала младлей, когда черный пришелец прошел мимо неё.

Сивира решила проследить за новым человеком, и крадучись отправилась за ним.

Впрочем, идти долго не пришлось. Примерно через тридцать шагов чужак остановился и сел на какое-то бревно. Подойдя поближе, серая пони заметила, что рядом с ним сидело еще трое таких же черных существ.

Чужаки расположились вокруг небольшого костра и что-то ели. Они шумно о чем-то переговаривались, Сивира не понимала ни слова из их речи. По её мнению, они и не говорили вовсе, а лишь цокали языками и что-то бубнили, то и дело хохоча как полоумные.

Младлей уже хотела выйти из своего укрытия и обратиться к ним, но вдруг заметила вертел на костре. Присмотревшись, кобылка едва не закричала от ужаса.

На вертеле над костром была насажена какая-то туша, уже вся потемневшая от огня.

Но гораздо сильнее испугала Сивиру не туша, а лежавшая чуть поодаль шкурка с кьютимаркой в виде ножниц. Выпучив глаза от отвращения, мышекрылая кобылка стала поспешно отходить от костра. Последнее, что она заметила, было то, что чужаки, смеясь, поедали ногу несчастного пони.

— Нужно срочно известить принцессу! — бормотала она, летя в сторону города и с трудом сдерживая рвотные позывы.

Селестия не хотела верить в это, но ей пришлось. Чужак казался ей чересчур агрессивным, но она и подумать не могла, что его подчиненные могут убить и съесть пони. Глядя на то, как Лукин извивался и выкрикивает угрозы вперемешку с ругательствами, принцесса наливалась злостью.

Она не могла простить себе, что поверила пришельцу. Она очень не хотела признавать, что ошиблась в нем. Но не верить Сивире она не могла.

— Как вы можете объяснить тот факт, что ваши подчиненные убили и съели одного из моих подданых!? — спросила Селестия грозным тоном.

Лукин тут же замер, посмотрел на нее удивленными глазами и произнес:

— Чего!? Вы нашли моих бойцов!? Где они!?

Сивира прижавшая чужака к полу, прошипела:

— Бойцы!? Да какие они, к сену, бойцы!? Черные как смоль пониеды! Такие же ублюдки, как ты!

Чужак вскрикнул от боли, когда младлей ткнула его копытом в ребра.

— Какие еще черные!? Че ты несешь!? У меня во взводе все были русские!!! — орал чужак, пытаясь вырваться.

У Селестии появились подозрения:

— То есть ты хочешь сказать, что твои подчиненные все такого же цвета, как и ты?

Ей очень хотелось, чтобы это было правдой.

— А какого, блять, еще!? Вы тут совсем ебнулись!!! Пусти, тварь! — заорал Лукин в бешенстве.
"Хм, а не врет ли он? Или это и правда какие другие пришельцы?" — размышляла правительница.

Впрочем, не успела она ничего решить, как её мысли прервал крик Сивиры:

— Да что ты тут несешь!? Прекрати врать, ур-род! Я сама их видела, они черного, ты слышишь!? Черного цвета!!!

Лукин замер.

— Негры что ли!?... — удивленно произнес он.

Селестия, чуть помедлив, взмахнула копытом, приказывая офицеру отпустить чужака.

— Негры? Я думаю, вам стоит рассказать нам о них — обратилась она к всё еще лежащему пришельцу. Он хмыкнул и, с трудом поднявшись, злобно глянул на Сивиру.

Чуть погодя Лукин ответил:

— А че тут рассказывать? Негры они и в Африке негры...

У Селестии начинала болеть голова.
"Слишком много новых слов для одного дня" — с грустью подумала она.

Восемнадцатая глава

В течении получаса я объяснял этим тупым лошадям, кто такие негры. Они долго не могли понять, почему они черные, а я белый. Глупые мутанты...

Потом настала их очередь объясняться.

Как выяснилось, эта мелкая агрессивная скотина, Сивира, следила за мной! И когда она, ясный хрен, потеряла меня, то повстречала в лесу каких-то чернозадых. Четверо негров занимались обычным для черножопых занятием — жрали братьев по разуму.

Хм, надо будет спросить у них, эти пони вкусные? Хотя я по-негритянски и не говорю... Или какой у них там язык?

Вышло так, что эта тупая крылатая хрень настучала принцессе, что это мои подчиненные! Вот же дура, я её точно прибью! Она, конечно, уже получила втык от Селестии, но меня это не остановит! Я ей так воткну, неделю летать не сможет! Ну, если только низенько-низенько.

Как выяснилось, фиолетовая единорожка пошла на железнодорожную станцию встречать каких-то зоологов.

Нет, я даже не знаю, что делать! Удивляться тому что у этих пони есть поезда? Или смеяться над тем, что у лошадей есть профессия зоолога? Все чудней и чудней, блин. Впрочем, ни удивиться, ни посмеяться мне не давала принцесса.

— Да как вы так спокойно говорите об этом!? Вы понимаете, что они убили и съели маленького жеребенка!? — негодовала Селестия.

Нет, ну может для них это и дикость, но мне-то какое дело? Меня-то они жрать не станут! Хотя...

— Ну возможно тут произошло небольшое недопонимание... — заговорил я, но был прерван Сивирой.

— Недопонимание!? Да они сожрали несчастного Снипса!! Что тут, к сену, не понятно!?

— Кхм... Я, кажется, понимаю вас. Вы, как всеядное существо, не видите в этом ничего плохого, но и вы поймите меня, я не могу допустить чтобы такое преступление осталось без наказания! А что, если они не остановятся и съедят еще кого-то? Ох, я даже и думать не хочу об этом... — всё не унималась белоснежная кобыла.

— Блин, да что вы от меня то хотите!? Не я же сожрал этого поня! Блин... От этих разговоров мне есть захотелось... — не выдержал я.

Не обращая внимания несколько пар удивленных глаз, я отправился на кухню, достал из вещмешка початую коробку сухпая и вынул из нее контейнер с надписью "каша перловая с говядиной."
Фу, ненавижу перловку... Ну да ладно. С голода я решил не разогревать её, а просто вскрыл её и уселся за стол.

— Да, вы правы. Я от вас действительно кое-что хочу — произнесла Селестия, входя на кухню.

Не переставая поглощать перловку, я повернулся к ней.

— Мне очень не удобно вас просить о подобном, но другого выбора у меня нет.

я с интересом уставился на нее, чавкая с довольным видом.

— Я прошу вас задержать их и привести ко мне. Они должны понести заслуженное наказание! — грозно расправив крылья, закончила кобыла.

Не успел я ответить, как на кухню забежала Сивира.

— Прошу прощения, но принцесса! Он же один из них! Заверяю вас, я и мои стражники

отлично справимся с этим сами, без чьей-либо помощи! — быстро протараторила крылатая сволочь.

— Я боюсь, что это невозможно...- задумчиво произнесла принцесса и обратилась ко мне:

— Они могут быть вооружены? — она ткнула копытом в сторону моего автомата.

Немного подумав, я кивнул.

— В таком случае моя просьба остается в силе! Я плохо представляю себе, на что способно ваше оружие, но точно уверена — моим стражникам оно не по зубам...

Она рехнулась? Просьба блин... Да пошла она со своей просьбой! Идти к кучке каких-то вооруженных негров и требовать их капитуляции? Она серьезно? Или она захотела от меня избавиться?...

— Уважаемая принцесса, сами разбирайтесь со своими неграми, не мои это дела! Вы, блин, ко мне слежку приставили, а теперь еще и просите чер-те-что! — недовольно сказал я.

Нет, ну правда! Какого черта я должен этим заниматься?

— Послушайте, я извиняюсь за свой опрометчивый поступок, но нельзя же просто.... — начала было она, но меня это уже достало.

— Я сказал — нет! Вы вообще понимаете, о чем просите!? Да они же меня не поймут! Я не говорю на их хрен пойми каком языке! Черт, да они и меня пристрелят! — попытался я втолковать свою мысль, отвернулся и вновь принялся за еду.

— Слабак... — прошептала Сивира.

Да мне пофигу, зато живой и здоровый! Сами разбирайтесь...

Мой ужин снова прервала Селестия:

— Кхм, я не хотела говорить об этом, но вы мне должны!

Поперхнувшись, я уставился на неё.

— Вы ведь не забыли, что натворили в Понивилле позапрошлым днем? Я вам напомню. Кража, погром, причинение вреда чужому имуществу, избиение... Кхм, мне продолжать? — веселым тоном закончила принцесса.

Хитрая сволочь... Ё-мое, по-моему ты встрял, лейтенант!

— Нет, не надо... — мрачно буркнул я и вновь вернулся к перловке.

Блин... И отвертеться никак не выйдет... Ну что я могу сделать один против четырех вооруженных людей, тьфу, то есть негров!? А судя по найденному мной магазину, они очень даже вооружены. Мда уж, попал я...

— А что мне за это будет? Всмысле... Сколько платишь? — буркнул я.

Эх, если уж не отвертеться, то хоть денег заработать — авось пронесет!

Когда я с Сивирой зашел в лес, было уже темно как в заднице у... блин, даже не смешно....

Мне очень не хотелось брать её с собой, но только она могла указать место где сидят эти негры. Да и, откровенно говоря, мне было страшно идти одному. Мало ли что...

Хорошо, хоть Селестия пообещала забыть все мои грешки, да и как она сказала — в средствах я нуждаться не буду. Сейчас главное выжить!

Впрочем, не я один пребывал в скверном настроении, Сивира шла рядом, явно нервничая.

— Ладно, слушай сюда... — закурил я и продолжил: — никаких "сдавайтесь" не будет! Показываешь мне место, я занимаю позицию и кладу всех к ебени и матери! Поняла!? — с нажимом закончил я.

Мне пока не доводилось убивать людей, но всё бывает в первый раз... Да и если честно, мне было просто страшно обращаться к ним. Хрен их знает, может они и меня сожрать захотят!? Да и как я им скажу-то!? Я ведь не знаю никаких языков кроме командного и матерного! А они про русский, наверное, даже не слышали!

— Эй, но ведь принцесса сказа... — начала было кобыла, но осеклась, видимо — задумавшись.

— Да, я думаю это хорошая идея, эти твари... Никакого суда они не заслуживают! — злобно закончила младлей.

Взглянув на неё, я обнаружил, что она смотрит на меня... С одобрением! Ох, ну нифига себе! Какая кровожадная кобыла попалась, даром что травоядная.

Ладно, не стану разрушать её иллюзии относительно меня. Пускай думает, что я собрался вершить правосудие, а не просто переживаю за свою жизнь!

Пройдя несколько километров по лесу, я заметил свет огня метрах в ста от себя. Ну, вот и оно!

— Сиди тихо, за мной не ходи... И это... Короче если что случится, вали отсюда нахрен! — бросил я.

Почему бы и не поиграть в героя!? Пускай потом рассказывает всем, какой я отважный!

Младлей, чуть помявшись, кивнула.

Зарядив автомат, я пригнулся и начал подходить к костру.

Так, их четверо, буду считать, что они все вооружены автоматическим оружием... Блин, а если у них гранаты есть!? Дерьмо...

Ладно... Если всё сделаю быстро, то они даже понять ничего не успеют! Подойдя к костру поближе, я обнаружил свои цели.

Нет, да вы издеваетесь!?

Возле костра мирно дрыхло четверо черножопых засранца. Все негры были разодеты кто как, никакой военной формы и в помине не было... “Хм, а может они и не вооружены вовсе”, подумал было я, но заметил несколько стволов, сложенных в пирамидку.

Нет, ну это даже не смешно! Хоть бы часового выставили! Блин, как-то нехорошо выходит...

Мне-то они ничего не сделали, а я собрался их поубивать. Нет, мне конечно жаль несчастного поня, но убивать их… Может всё таки разоружить и привести их к...

Моё внимание привлек какой-то предмет, который один из спящих сжимал в своей руке. Когда я чуть пригляделся, меня передернуло.

Этот предмет оказался ничем иным, как ожерельем из сушеных человеческих пальцев. Мерзость-то какая! Черт, да эти негры совсем дикие! От сомнений не осталось и следа.

Я вышел из кустов и достал штык-нож. Нефиг патроны на всякую шваль тратить. В первый раз режу людей... Тьфу, то есть негров! Жаль что свой белый колпак я дома оставил...

С первым было хуже всего. Когда я вогнал нож ему в кадык в направлении черепа, он громко охнул. Я уже подумал, что остальные тут же проснутся, но они всё так же мирно спали. До чего же они беспечные! Наверное, не ожидали, что в лесу на них кто-то может напасть, или просто тупые!

За пять минут черных элементов в лесу не осталось.

Никаких угрызений совести я не испытал, даже странно как-то. Вот спит человек, а ты ему нож в глотку всаживаешь! И хоть бы хны, вообще ничего не почувствовал, только в крови заляпался...

Закурив, я громко свистнул Сивире. Через несколько секунд она вышла из кустов и стала удовлетворенно осматривать мою "работу". Впрочем, я уже не смотрел на неё, а от души мародерствовал, копаясь в карманах убитых. Пока младлей злобно пинала трупы, я обшмонал их все. Нихрена полезного не оказалось. Только сигареты, да и те какой-то непонятной марки. Правда, у одного негра оказался здоровенного вида кинжал. Или нож? Хрен разберет, но выглядел он красиво, да еще и с ножнами! Трофей ё-мое!

Немного поколебавшись, я забрал мерзкое ожерелье из рук мёртвого негра. Надо же что-то предъявить Селестии!?

На оружейную пирамидку нельзя было смотреть без презрения. Все оружие было в таком ужасном состоянии, что я начал сомневаться в его работоспособности. Среди двух охотничьих карабинов и одного ППШ сильно выделялся маленький пистолет-пулемет. Видимо, магазин, найденный мною сегодня в лесу, как раз от этой "машинки". Презрительно сплюнув, я решил ничего не забирать. Такое говно на себе тащить не хотелось...

— Ну что? Может, двинем уже отсюда? — спросил я у Сивиры. Та немного помедлила и снова кивнула.

— Эти твари... От бедолаги ничего не осталось, кроме кожи да костей! Даже и похоронить нормально не выйдет... — зло проговорила кобыла.

Уже когда мы отходили от костра, она вдруг заговорила.

— Ты ведь понимаешь, что мы не можем сказать принцессе правду? Скажи ей что нибудь вроде "Они сопротивлялись и попытались убить нас". Если что, я подтвержу

Чуть помедлив, я кивнул. Нет, ну не говорить же ей, что я их во сне порезал!? Блин, а я-то боялся! Думал, что эти негры меня застрелят нафиг, а они...

Мои мысли оборвала Сивира. Она легонько потерлась головой о мою руку и прошептала:

— Спасибо... Если бы не ты... Принцесса побоялась бы по-настоящему наказывать этих ублюдков...

Блин, какая-то она больно кровожадная для лошадки... Мне даже не по себе как-то!

Ладно, черт бы с ней. Я спать хочу, за сегодня по лесам уже набегался.

Девятнадцатая глава.

Селестия жутко “обрадовалась” украшению из пальцев! Смотреть на блюющую лошадь было забавно... Твайлайт так вообще в обморок завалилась, когда я в подробностях рассказал ей, что это за ожерелье такое.

— Нет! Я не верю что это конечности, больше похоже на какие-то... — начала было она, но осеклась когда я показал ей свою руку.

Фиолетовая смотрела то на “ожерелье”, то на руку, пока у неё не подкосились ноги.

— Обморок...- заключила Селестия.

Сивира, как и обещала, подтвердила мои слова относительно агрессивности негров, так что лишних вопросов не возникло.

Было уже далеко за полночь, когда я улегся спать прямо на пол в зале. И заснул с мыслями о деньгах. Белая кобыла отвалила мне триста золотых монеток, вот только не понятно, много это или мало!?

На утро я проснулся в удивительно хорошем настроении, сожрал последний контейнер из сухпая и уже собирался заняться чисткой автомата, как ко мне подошла какая-то синяя пони.

— Добрый день! Разрешите представится — доктор Брэйзен Белли! А вы, я так понимаю, лейтенант Лукин? — весело затараторила она.

Доктор? Она прикалывается!? А впрочем, неважно...

— Да. — коротко ответил я.

Зоолог, наверное. Один из тех, кого вчера Твайлайт встречать ходила.

Впрочем, меня это мало волновало, общаться с лошадиными докторами как-то не хотелось.

— Когда вы будете готовы отправиться? — невинно хлопая глазами, поинтересовалась синий доктор.

— Куда? — удивленно спросил я.

— Как куда?... Разве принцесса вам вчера не сказала? Ох... Ну, она попросила меня и Твайлайт изучить оружие ваших соплеменников, ну и забрать тело Снипса. Селестия вам правда ничего не сказала? — смущенно закончила Брэйзен.

— Ну а я то тут причем? Возьмите Сивиру она вам... — начал я, но осекся.

Черт, если они увидят трупы... Блин, ну почему всё так хреново складывается!? Что же делать-то!?

— Кхм... Давайте лучше я сам схожу в лес, принесу вам эти пукалки, да и останки захвачу... — пытался вывернутся я.

— О, это было бы очень мило с вашей стороны! В этом случае я смогла бы не ждать, а сразу заняться вскрытием существа!!! — радостно запищала она, прыгая на месте.

Блин, ну и на что я подписался? Опять в лес переться... Ладно, уж лучше так, чем эта хрень доложит принцессе о том что все негры были зарезаны... Мда уж.

Я сделал неопределенный жест, мол — не затруднит и пошел выискивать Сивиру. Откровенно говоря, без нее у меня не выйдет отыскать место вчерашней резни.

На улице я застал её за инструктажем своих стражников.

— Повторяю еще раз! В городе ничего не ломать! Никуда не лезть! Никого не... — она осеклась, когда заметила меня.

— Отойдем на пару слов? — шепнул я ей на ухо, пригибаясь. Она удивленно посмотрела на меня, отпустила подчиненных до вечера и направилась за библиотеку.

Стражники немного помялись, но последовали приказу и пошли кто куда.

Не успел я зайти за дерево, как она тут же начала шипеть:

— Какого сена!? Не смей прерывать меня, когда я к бойцам обращаюсь! Ты вообще...

— У нас проблемы... Тут докторша непонятная, хочет пойти негров проведать, оружие изучить, да останки жеребёнка для похорон забрать. — спокойно прервал я Сивиру.

Та злобно вытаращилась на меня, но через секунду поняла, к чему я клоню. Осмотревшись по сторонам, она приблизилась ко мне и зашептала.

— Встречаемся на поляне через полчаса... Я поищу лопату и мешок, а ты пока... Не знаю, не ломай ничего и жди меня на месте! — рыкнула под конец младлей.

Не хочется подчинятся какой-то лошади, но что поделать? Если она мне не поможет... Хрен его знает, что сделает принцесса, когда узнает, как я на самом деле поступил с неграми.

Я коротко кивнул. Забрав из дерева вещмешок и автомат, я отправился на полянку. Впрочем, спокойно дойти мне не дали...

— Эй, длинный! — раздался чей-то голос позади меня.

Длинный? Мой длинный тебе... Тьфу, гадость какая!

Проигнорировав голос, я продолжал идти через городок.

Впрочем, "голос" это не устроило. Вперед меня вылетела какая-то голубая крылатая лошадка. А! Это же тот пикировщик...

— Ты глухой чтоли? Я же к тебе обращаюсь! Это ведь ты живешь у Твай!? — затараторила кобыла, зависнув в воздухе.

Да чтож такое то!? До чего же эти мутанты назойливы...

— Хрен ли тебе надо!? — зло проворчал я и обойдя её, продолжил свой путь.

— Что значит мне надо!? Ты вообще кто такой? Эй, а ну отвечай! Почему из-за тебя по городу бегает толпа стражников!? — возмущенно заговорила "пикировщик", вновь обгоняя меня.

Всё настроение псу под хвост. И что это за разговоры? Напоминает фразы из разряда
"эй с-с-сышь! Ты кто по жизни, Вася!?"
— Иди на хуй... — коротко и ясно ответил я.

Нет, ну а чего? У меня и так куча дел, чтобы с какой-то кобылой в "гопников" играть.

— Что-о-о!? Да как ты смеешь!? — возмущалась летающая пони.

Чуть помолчав, она выдохнула и вновь заговорила.

— Ну всё, длинный... Здесь и сейчас, только ты и я....

— Чего!? Ты меня... соблазняешь что ли!? Да пошла ты нахрен, лошадь озабоченная! — испуганно заорал я и чуть ли не побежал в сторону поляны.

Жуть какая... Даже и подумать страшно! Да чтобы я и с каким-то мутантом... Да никогда!

Хотя... А ведь баб-то здесь не найдешь... Ё-мое... Нет, не хочу думать об этом!

Больше меня никто не останавливал. Хм, наверное я ей сердце разбил, или типа того... Да и хрен бы с ней!

Промаявшись на поляне больше часа, я наконец заметил вдалеке Сивиру.

Твайлайт до сих пор мутило. Она никак не могла выкинуть из головы образ отрезанных "пальцев". Именно так Лукин назвал эти отрезанные конечности.

Ох, Селестия... Кем же надо быть, чтобы совершать подобное!?

Её мысли прервала доктор Брэйзен.

— Значит, вы насчитали двести шестьдесят пар, я правильно понимаю?

— Кхм... Да, именно так, я не стала проводить вскрытие без вашего участия. Побоялась повредить тело... — смущенно выговорила единорожка.

Спайк, стоявший рядом с телом буркнул:

— Чего тут повреждать?... Тут и так всё разорвано...

Брэйзен посмотрела на дракончика с неодобрением.

— О, не мог бы ты позвать моего ассистента? Он должен быть наверху, попроси его принести мои инструменты! — обратилась доктор к Спайку.

Тот, чуть помявшись, глянул на Твайлайт, та кивнула.

Вздохнув, он принялся вылезать из подвала.

— Так, при каких обстоятельствах было найдено тело? — спросила синяя кобыла у Твайли.

Дойдя до места, Сивира сбросила с себя мешок и лопаты. Тяжело дыша? она обратилась к Лукину:

— Фух... Давай, складывай останки, а я пока место для ямы выберу.

Чужак, чуть помедлив, подхватил мешок, вынул лопаты и направился к тому, что осталось от Снипса.

Отдышавшись, младлей начала бродить поодаль от кострища в поисках места под "захоронение".

Вчера ночью она изменила своё отношение к пришельцу. Глядя на проделанную им работу, кобылка прониклась к нему симпатией.

Никто из всех её знакомых не смог бы найти в себе силы, чтобы совершить подобное. Даже сама Сивира вряд ли была способна вот так просто оборвать чьи то жизни, пускай даже они того и заслуживали. А человек вот так, запросто перерезал глотки себе подобным и даже не поморщился. Жутко, страшно, но по мнению кобылки — достойно уважения.

Бродя меж деревьев, она услышала треск веток вдалеке. Треск приближался...

— О нет, только не опять! — прошептала младлей и кинулась обратно к кострищу.

В голове у нее появился образ длинного чудища. Сивира представила себе, что еще одна такая тварь уже подбирается к ним. От таких мыслей сердце у неё бешено колотилось.

Подбежав к Лукину, она затараторила:

— Там... В лесу что-то есть... Похоже...

Она не успела закончить. Звук ломающейся ветки раздался совсем близко.

Чужак схватил "автомат" и направил его в сторону звука. Сивира нервно переминалась, готовясь к бою.

Внезапно из кустов вышло рыжее чудище...

— Эй, нигеры, не ждали!? Это вам за... — рыжий здоровяк осекся уставившись на Лукина.

— О, бля... Тащ лейтенант! А мы уже думали что вас этого... того... Сожрали нахрен! — радостно завопил рыжий чужак.

Вслед за ним к кострищу вышло еще трое вооруженных пришельцев, одетые в такую же одежду как и Лукин.

— Кабанов! Ебанный ты в рот! Вы где блядь шарились!? Где остальные!? — заорал лейтенант, опуская железку.

Пришельцы как-то неуверенно переглянулись. Самый здоровый и рыжий из них смущенно буркнул:

— Тащ лейтенант, вам бы это, присесть лучше. Тут кое-что произошло... А это что за хрень!? — завопил он, когда заметил Сивиру.

— Началось в колхозе утро... — заметно приуныв, прошептал Лукин.

Двадцатая глава.

Как выяснилось, мой взвод закинуло намного дальше от города, чем я ожидал. Со слов Кабанова — не успели они понять где очутились, как на них из леса выскочила какая-то огромная херня — "Годзилла, блять". По заверению младшего сержанта, она была ростом больше шести метров, но самое удивительное — у нее было несколько голов...

В первую же минуту боя взвод понес сильные потери — тварь разорвала семерых бойцов. Как сказал капрал — никто не успел даже оружие зарядить...

Солдатам всё же удалось отбиться. Более двух минут тварь выдерживала шквальный автоматный огонь, но все же, страшно заревев, завалилась на землю.

Обошлось взводу это слишком дорого. Из двадцати двух человек в живых осталось всего семеро...

Я и представить себе не могу, что пережили мои ребята. Видеть, как умирают их товарищи, с которыми они уже который месяц служат...

Впрочем, судя по всему, Кабанова это не сильно волновало, а вот остальные сидели, хмуро отпустив головы.

В первые два дня бойцы окопались на поляне, благо с сухпаями проблем не было... Да и поблизости оказалась какая-то речушка. Тварь жрать они не стали. Побоялись, что ядовитая — больно на рептилию похожа.

Лишь на третий день они сообразили, что помощи ждать неоткуда. Замуруев на рассвете пошел в разведку, взяв с собой Шепилова. Они должны были вернуться не позднее, чем через два часа. Остальные остались на поляне. Но ни через два часа, ни через четыре никто не пришел.

Промаявшись восемь часов, Кабанов решил больше ничего не ждать. Собрав всё что осталось от взвода он повел их через лес.

Со слов младшего сержанта, по пути их обстреляли "ёбанные негры". В перестрелке погиб ефрейтор Леликов и был ранен рядовой Пугачев.

— Ну мы это... Отступили в общем! Ночь переждали, ну и это... Пошли искать злоебучих негритосов! Услышали, что тут кто-то шарится, а тут вы... с этой вот! — Кабанов ткнул пальцем в Сивиру.

— Сколько боеприпасов у вас осталось? — переключил я разговор на более важные вещи.

Пока капрал чесал репу и вспоминал основы арифметики, ответил Пугачев.

— Примерно по семь магазинов на рыло. По здоровенной твари все длинными садили...

Немного помешкавшись, я поинтересовался как у бойца с ранением.

— Болит, тащ лейтенант, но вроде ничего страшного, навылет пробила. Шевелить могу, только больно, блин...

Встав и закурив, я обратился к солдатам:

— Ладно, бойцы, сейчас пойдем в городок, к местным — я ткнул сигаретой в сторону Сивиры. — Там и отдохнете, пожрете, поспите — в порядок себя приведете...

Потом уже решим, что делать.

Солдаты нехотя поднялись и поплелись за мной. Глянув на их хмурые лица, я немного подумав, подошел в Сивире.

— Вы где спирт-то тогда раздобыли?

Она удивленно посмотрела на меня и немного помедлив, ответила:

— По-моему, мои его на яблочной ферме купили, но не уверена.

Значит, в той "сельской местности", что я обнаружил, бродя по городу в первый день...

По дороге я рассказывал парням, о том кто такие пони и как себя нужно с ними вести. Сивира то и дело поправляла меня, то смеясь, то заводясь от злобы.

С горем пополам мне всё же удалось втолковать бойцам, что бояться этих лошадей не стоит, правда, когда младлей отошла подальше, я осторожно прошептал Кабанову:

— Ведите себя в рамках, пальбу устраивать только в крайнем случае. Поясни остальным. Солдат безразлично кивнул.

Когда мы вышли на поляну, я попросил Сивиру проводить моих бойцов до библиотеки, а сам двинул в сторону яблочной фермы.

В роще обнаружилась какая-то кобыла в шляпе. Нет, серьезно! Зачем ей шляпа!? Они тут совсем ненормальные... Но это еще не всё!

Она долбила по яблоням задними копытами. У меня возник только один вопрос — нахрена!?

Впрочем, чуть погодя я понял, зачем. По какой-то неведомой мне причине яблоки, слетавшие при ударах её копыт, падали точно в корзинки, расставленные под деревом. Ну нифига себе! Это типа магия, или чего?

— Здорово, я к тебе по делу... — не успел я закончить, как лошадка в шляпе при виде меня, села на задницу и открыла рот.

— Ты... ты кто!? — изумленно спросила пони.

Это я-то кто!? А ну да, я же для них какой-то страшный уродец. Блин, а я и забыл уже!

— Не важно... Я у Твайлайт живу, если что. Я к тебе по делу пришел! Мне сказали, что у тебя алкоголем разжиться можно... — осторожно продолжил я.

Всё-таки если я её запугаю, то не видать моим бойцам алкоголя, а он сейчас, прямо-таки необходим!

— Кхм... Эм-м, а у тебя есть чем платить? — "шляпа" сразу перешла к делу.

— Найдется.

Кобылка чуть помялась, подхватила зубами корзинку с яблоками и поставила себе на спину.

Ну нифига себе! Это как у нее так выходит? Акробат хренов...
"Шляпа" махнула мне копытом, мол — за мной иди, и быстро двинула через рощу. Примерно через минуту мы вышли к какому-то старому домику. На пороге нас встретил довольно большой конь, почти весь красный и с хомутом на шее.

Ну, хоть кто-то понимает, что он лошадь! Мне даже легче стало.

— Биг Мак, покажешь нашему гостю погреб? Он хочет кое-что приобрести, а мне пока надо с яблоками разобраться... — дальше я уже не слушал.

Я заржал так громко, что пони опасливо переглянулись.

Нет, ну это надо!? Бигмак, блин. Етить, до чего же эти лошади странные! Ох, ну и имечко...

— Извините, анекдот вспомнил! — соврал я ошарашенным лошадкам.

— А-агась — кивнул конь и пошел куда-то вглубь дома.

Заметив мою заминку на пороге, он махнул мне копытом.

Спустившись в подвал, я не выдержал и сказал.

— Ох, ну нихуя себе!

В подвале стояла целая куча бочек, бутылок, каких-то чанов и еще туча всякого барахла. Моё чутье русского офицера подсказало, что всё это — бухло!

По совету коня я взял три бочонка какой-то красноватой жидкости. Насколько я понял из рассказа, это что-то вроде настойки, но только поприятнее на вкус.

За отдельную плату понь предоставил мешок, куда и отправились бочонки.

— Тяжелый, зараза... — буркнул я, взваливая мешок за спину.

— А-агась.

Блин, как же он уже задолбал со своим "А-агась" "Н-неа". Слава комбригу, хоть в алкоголе разбирается — и то здорово!

Я отдал "деревенщине" сорок золотых и, кряхтя, поплелся в сторону библиотеки.

Мои ребята слишком много пережили за неполных четыре дня. И выжили не все...

Нужно было дать им немного развеяться, пускай выпьют немного, расслабятся.

До библиотеки я добирался больше часа. Не потому, что мешок был слишком тяжелым. Просто мне совсем не хотелось смотреть бойцам в глаза.

Мне было жутко стыдно. Я должен был быть там, с ними... А не здесь, пить яблочный спирт да драться с местными вояками… Командир хренов.

Уже подходя к дереву, я услышал громкие визги.

В горле пересохло. Черт, неужели это мои что-то начудили!?

Распахнув дверь, я пролез в дом, скинул вещмешок и охренел...

Младший сержант Кабанов держал Твайлайт за передние копыта и раскручивал её словно центрифугу, от чего та, зажмурив глаза, весело визжала.

— Кабанов, какого хуя ты творишь!? — завопил я, пораженный этой сценой.

Двадцать первая глава.

Когда Твайлайт узнала, что к ней в библиотеку пришли еще четверо людей, она сильно напряглась. Единорожка всерьез опасалась, что они могут оказаться такими же агрессивными, как и Лукин. Но всё же, поборов сомнения, она оставила доктора Брэйзен и вылезла из подвала поприветствовать "гостей".

По библиотечному залу бродили несколько пришельцев и с интересом рассматривали обстановку.

— Добрый день, меня зовут Твайлайт Спаркл, приятно познакомиться! — смущенно выдавила кобылка глядя на здоровенного рыжего человека.

— Лошадка! Ой.. То есть здорово! Младший сержант Кабанов... И это, тоже приятно, короче! — громким голосом произнес "здоровяк".

Единорожку распирало любопытство, когда она рассматривала людей. Они были все одеты в такую же одежду, как и Лукин и каждый держал за спиной "автомат". И впрочем, больше всего её привлекал самый большой из них. Он напоминал ей Биг Мака, только в человеческом обличии.

— Простите за нескромный вопрос.. А почему вы такой большой? Ну то есть... Ваши друзья ведь намного ниже вас... — стеснительно спросила Твайли.

— Большой?... Незнаю... Я всегда такой был! — неуверенно ответил пришелец.

Кобылка заметила, как другие люди тихо захихикали. Но её это не интересовало. Это что-же выходит!? Они уже рождаются взрослыми!? Или на самом деле их соплеменники еще выше ростом, а эти всего лишь молодняк?

Не успела кобылка задать следующий вопрос, как на её голову что-то опустилось.

— Ути какая! Кто тут говорящая лошадка? Кто умная лошадка? — начал сюсюкать рыжий, поглаживая Твайлайт по голове.

Какого сена он делает!?

Единорожка уже хотела грубо прервать чужака, но остановилась.
"Может у их народа так принято?... Да и приятно -..." подумала Твайли, не решаясь прерывать "здоровяка". Она уже не помнила, когда её в последний раз гладили по голове, да и слушать все эти "ути-пути" было на удивление приятно. Но все же она лучшая ученица принцессы! Ей нельзя вот так просто...

— Вертолет!!! — неожиданно воскликнул Кабанов и подхватил Твайлайт за передние копыта. Не успела кобылка опомниться, как обнаружила что чужак раскручивает её, прямо как карусель.

Неожиданно для себя кобылка поняла, что ей очень нравится эта "карусель".

Твайлайт очень редко развлекалась. Её развлечения в основном состояли из походов к Зекоре, да книг...

Сейчас ей было одновременно страшно и жутко весело. Сердце замирало от этого "вертолета". Поддавшись эмоциям, она закрыла глаза и радостно запищала.
"Прямо как в детстве!" — с радостью думала Твайли.

Впрочем, не успела она ничего сообразить, как её аккуратно поставили на пол. Пошатываясь, кобылка проследила направление взгляда "здоровяка" и заметила, что в дверях стоит Лукин. В следующее мгновение она чуть не рухнула от громкого выкрика Кабанова.

— Смирно!!!

— Отставить! Что за хуйню вы тут творите!? — заорал я.

Я, конечно, понимал, что мои засранцы что-нибудь учудят, но такое!? Вообще рехнулись...

— Ты что с гражданским населением вытворяешь!?

— Я ну это... — Кабанов начал что-то мямлить, но его прервала фиолетовая.

— Он ничего плохого не сделал! Мы просто... играли! — смущенно закончила единорожка.

Играли!? Не понял... Получается, что этот дурак уже... О боже, мне стыдно.

— Ладно... Разбирайте припасы — я ткнул пальцем на мешок. — тут что-то типа яблочного вина, только крепче. Разрешаю употреблять...

Моя уверенность куда-то испарилась. Офицер будет спаивать солдат!? До чего я докатился, с этими лошадями погаными...

Мои мысли прервал капрал. Он бесцеремонно приблизился к мешку и вытряхнул бочонки на пол.

— Только это... В рамках себя ведите! — только и успел сказать я, прежде чем все четыре лоботряса накинулись раскупоривать бочонки.

Мда уж... Откровенно говоря, я был совсем не готов к тому, что будет дальше.

После того как мы впятером опустошили первый бочонок, приперлись стражники... По запаху учуяли чтоли? Даже Брэйзен оторвалась от изучения "сороконожки" и на пару со своим ассистентом приперлась в зал... Ну не посылать же их?

Простые посиделки с вином переросли в массовую попойку! Даже Твайлайт — и та по просьбе Кабанова выпила целую кружку. Впрочем, ей понравилось и она уже не стесняясь требовала, чтобы ей налили! С такими темпами мои запасы алкоголя испарились бы через полчаса.

Выручили стражники. Дав денег, я отправил их на яблочную ферму. Уж не знаю, с какой скоростью они неслись, но не прошло и часа, как они прикатили целую кучу всяких бочонков, бутылочек и прочих склянок. Сивира, на удивление, не возражала. Правда сам не пила, даже странно как-то...

Я стоял возле книжной полки, то и дело прикладываясь к бутыльку с чем-то похожим на пиво... Только яблочным, блин...

В зале происходило нечто непонятное. В углу стоял зеленый единорог, ассистент Брэйзен и, судя по жестикуляции, травил анекдоты паре стражников, рядом с которыми затесался и мой ефрейтор Лисин. Кабанов с Твайлайт стояли возле письменного столика. Единорожка что-то объясняла капралу, то и дело показывая какие-то иллюстрации в книжках. Пугачев со Скоковым о чем то спорили с остальными стражниками...

Я чуть напрягся.

Не хватало мне тут еще пьяных драк.

Но не успел я двинуться, как один из стражников вместе с Пугачевым под всеобщие смешки синхронно присосались к бутылкам... Они что, спорили кто больше выпьет? Даже Сивира, и та о чем-то весело переговаривалась в углу с Брейзен, то и дело отпивая от своей кружки. Всё таки не удержалась, трезвенница хренова.

Глядя на это единение народов, мне становилось не по себе... С одной стороны здорово, что нас вроде как приняли, но дело было в другом.

Что будет дальше? То есть, как мы будем адаптироваться здесь, что есть, что пить, где жить? И где, черт возьми, деньги брать? Мои наблюдения говорят, что услуги профессиональных военных тут не востребованы... А идти каким — нибудь грузчиком, к разноцветным лошадям, лично мне — звание не позволяет!

Откуда-то с кухни вышел Спайк, неся здоровенный поднос с яблочным пирогом. Поставив его на письменный стол, он двинулся в сторону Брэйзен.

Ну вот! Еще одна проблема... Они же, блин, травоядные! А мы без мяса тут загнемся. В лесах нам охотиться наверняка не дадут, гринписовцы хреновы...

Мои мысли оборвал чей-то голос:

— Можно я к вам присоединюсь?

Повернувшись на звук, я обнаружил перед собой синего зоолога.

— Разрешаю... То есть, я не против! — как-то смущенно протянул я.

Ну непривычно мне на равных общаться с этими мутантами... Тьфу, понями!

— Офицер Хувс рассказала мне о вашей схватке с "Маком" и признаюсь я потрясена вашим мужеством! — весело протараторила Брэйзен.

Я скосил глава на Сивиру. Та стояла и о чем-то говорила с дракончиком. Что за Мак? Уже не про негров ли...

— Ой, совсем забыла. Мак — это мисс Спаркл так назвала то чудище, что вы убили. — смеясь, сказала зоолог.

— А... Ну в таком случае, спасибо. — пробормотал я.

— Ох, это вам спасибо! Это такое интересное создание... — с придыханием прошептала она.

Чуть помедлив, она, присев, схватила своими копытами мою руку и стала внимательно изучать мои пальцы.

Какого хрена она делает!?

От неожиданности у меня отвисла челюсть и я тупо уставился на зоолога.

— Какая гибкая... Рука, я правильно сказала? — завороженно произнесла Брэйзен. Отпустив мою руку,она смущенно спросила:

— Мне жутко неудобно вас об этом просить, но... Я очень хочу вас изучить, вы не могли бы мне в этом помочь?

Изучить? Препарировать, что ли!? Тьфу, стоп... Опять параноя...

— Кхм... О каком изучении вы говорите? — максимально спокойно спросил я и отпил из бутылки.

— Ну... Сначала осмотр тела, потом рацион, подвижность суставов... — затараторила она.

Ну уж нет! Свои суставы двигать не позволю!

— Простите, но я думаю нет. Не сейчас во всяком случае. — мягко отказал я.

— О, ну потом так потом, я не тороплюсь! Ой, простите меня! Кажется, мой ассистент перебрал... — испуганно закончила Брэйзен и побежала в сторону зеленого единорога, танцевавшего на столе.

Блин, по-моему я тут самый трезвый! Надо бы это исправить, решил я и двинулся в сторону моих подчиненных, что учили стражников правильному употреблению алкоголя.

На утро я проснулся с на удивление ясной головой. Отличная выпивка, эта байда из яблок, не то что этот яблочный спирт.

Только одна беда — я совсем не мог вспомнить, чем закончилась наша вчерашняя попойка.

Я обнаружил себя валяющимся на какой-то мелкой кровати. Решив встать, я растянулся на полу.

Какого хуя!? Я быстро глянул на свои ноги...

— Что за хуйня!? — ошарашенно произнес я, глядя на свое "офицерское достоинство".

Штаны с нижним бельем, болтались где-то на уровне берцев...

Не успел я вскочить и закрыть срамные места, как услышал чей-то знакомый голос.

— Знаешь, а ты о-очень интересный объект для... Эй! Я же еще не проверила твои суставы! Ты же обещал!

Медленно повернувшись на источник голоса, я обнаружил доктора Брэйзен лежащей на "моей" кровати.

— Что? Почему ты на меня так смотришь? Ах... Я поняла, ты хочешь еще... — весело подмигивая, произнесла синяя кобыла.

О боже... Только не это!