Сквозь розовые очки

Некоторые пони могут не так понять несколько невинных жестов, а что уж говорить о такой утончённой и романтичной натуре как Рарити?

Рэрити

Планета обезьян

Одна богиня, сделавшая ошибку. Одна ошибка, намеренная доказать, что ошиблись - все остальные. Два мира, соединенные порталом. Одна магия, подаренная всем без разбора. Перемешать, взболтать, дать настояться. Наслаждаться фейерверком.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Безымянная зарисовка

Просто работа с конкурса зарисовок badunius'а конечно же. Захотел и выложил. Вы чего - зарисовок никогда не видали? Вот и идите! Неча тут.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Шайнинг Армор

Последний атаман

Смертокоготь пал.

Вор

Приключение обычного вора. С весьма необычными способностями.

Предчувствие Гармонии

В мире, объятом войной, мало что сохранило ценность, и одна из немногих этих вещей — разноцветные камешки Элементов, дающие время в виртуальной реальности Гармонии. Соня, один из бойцов этой войны, всегда считала, что нужны они лишь как способ отстраниться от жестоких сражений и изнурительных походов. Но так ли это на самом деле?

ОС - пони Человеки

Не дай ей угаснуть

Роковая ошибка способна привести к ужасным последствиям. Как же невыносимо смотреть на закрытые глаза той, которая должна радоваться и жить полной жизнью, чего была жестоко лишена.

Принцесса Луна Другие пони

Пинки выбирает букву "П"

Один день из жизни Пинки Пай.

Пинки Пай

Рождение богов: новая жизнь

Рождение нового мира из руин старого

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Вопросы генеалогии

Принцесса Луна вернулась, понаделав немало шума. Когда месяцы спустя все улеглось, Ночной Двор восстановился, а Луна приступила к своим обязанностям соправительницы, то все, казалось бы, будет спокойно. Или так думала Селестия... Что беспокоит ее младшую сестру, тайно проникающую в Архивы?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
87-95 103-109

96-102

96

— Не понял, какая Кларисса? — переспросил я, чувствуя что моя голова уже начинает пухнуть от потока обрушившейся на меня информации.

— Кладис, идиот! Эква Кладис! Ты вообще в школе учился? Или у вас, тупых обезъян, школ не было!? — раздраженно проговорил старпер, засыпая в свою курительную трубку новую порцию табака.

Видимо, этот Рональд очень любит срывать покровы, да причем так, что любая передача про “Невпихуемое и необхватываемое” нервно покуривает в сторонке. Впрочем, судя по его манере разговора, пиздюлей он любит получать еще больше…

— Ну я хотя бы не злоебучий мутант… — проворчал я, отметив что Бэйри уже не знает куда деваться от потока матюков и ругательств несущихся со всех сторон.

Журналистка лишь печально поджала ушки и затравленно поглядывала то на меня, то на Ронни.

— Объясняю еще раз, специально для тупых обезьян… — вздохнув, произнес жеребец и, отложив трубку в сторону, продолжил:

— Эти тупые куски шерсти и подростковых комплексов, которых возглавляет вонючая дыра по имени Лизери, верят что эта ваша Эква Кладис, имеет божественное происхождение и вообще самая главная дыра во всей вселенной. — скучающим голосом закончил Рональд не обращая внимания на жалостливый взгляд кобылки.

Блин, у него точно какой-то пунктик насчет дырок…

— “Свидетели Сенем Фатума”. Это они так себя называют, если ты еще не понял. Честно говоря, мне было очень даже всё равно, на кого они там клопают и в кого верят. Биты за перевозки платят и ладно. Но когда они сказали доставить в Клаудсдэйл несколько мешков с какой-то ядовитой дрянью, я понял что меня где-то пытаются поиметь… — с досадой проговорил серый пони и с секунду посмотрев на меня отрешенным взглядом, вновь вернулся к своей трубке.

— Закурить не дашь? — более менее вежливо попросил он.

Хмыкнув и дав ему подкурить от зажигалки я сам достал сигарету. Религиозные сектанты, поклоняющиеся инопланетной твари что считают божеством. Где-то я это уже слышал…

— Они же совсем поехали со своей верой в божественную сущность той дырки что свалилась на планету… Считают что она единственный правильный аликорн, а все остальные еретики и нечестивцы. Особенно принцессы. Про то что они ненавидят магию во всех её проявлениях, я уже говорить не стану. — спокойно протянул жеребец с наслаждением раскуривая трубку.

— Подождите, они что, хотят убить принцесс!? — быстро вмешалась в разговор Бэйри, видимо ошарашенная подобной новостью.

Рональд лишь взглянул на кобылку и иронично сощурил глаза. Покачав головой, словно учитель, которого рассмешил глупый вопрос ученика, он мягко начал:

— Милашка, они хотят убить вообще всё, что пользуется магией. Единорогов, пегасов, древесных волков… Да вообще всё что мешает им спокойно клопать на иконы своей ненаглядной богини. — закончил жеребец, артистично взмахнув копытами.

— Главная потаскуха… Ну, Лизери, то есть, только спит и видит, как бы этих твоих принцессок поиметь, да в кювет в виде отдельных частей тела выкинуть. Но есть один нюанс… — старпер остановился, чтобы приложится к трубке и после недолгой паузы, продолжил:

— Эти сумасшедшие могут сколько угодно орать про то что магия не нужна и от неё исходит всё то дерьмо что есть в мире, но против могущества Селестии с Луной, нужно противопоставить нечто большее чем пустой треп сумасшедших сектантов. Ну, для Селестии, во всяком случае... — улыбаясь, произнес старпер и резко переключился с Бэйри на меня.

— Вот именно поэтому, моя глупая мартышка, они и попытались поиметь тебя! И поимели бы, если бы я не вмешался. В качестве благодарности можешь убраться у меня в кабинете… — тихо закончил жеребец, обводя взглядом кладовку, что он почему-то принимал за рабочее помещение.

С трудом проглотив очередную порцию оскорблений и унижений, я сделал вид что не заметил его подъебок.

— Именно поэтому, это почему? — как можно безразличной спросил я, стараясь не показывать своё смятение.

Мало того что меня тут за говно держат, так я еще и нихрена не понимаю… Отличный денек, просто супер. Еще немного и я кого нибудь убью… Опять.

— Ты еще не понял!? Ну тупо-о-ой... — протянул жеребец и мерзко захихикал, по детски показывая на меня копытом.

— Милая, ты с ним из жалости возишься или у него просто шланг длинный? — обратился Рональд к резко покрасневшей журналистке, продолжая заливаться дебильным смехом.

Ну всё, он меня заебал…

Резко наклонившись и едва ли не запрыгнув на стол, я с силой схватил охреневшего жеребца прямо за горло:

— Последний раз говорю, еще раз… Хоть один, блять, раз и эта ёбанная трубка окажется так глубоко в твоёй жопе, что интендант-проктологу придется туда в скафандре залезать, чтобы вытащить… — прошипел я прямо в лицо старперу, продолжая крепко держать его за горло.

Судя по покрасневшей морде и судорожно сучащим копытам, мои угрозы возымели должный успех. Ну, или он просто задыхается. Меня и это в принципе устраивает... Отпустив Рональда и отряхнувшись, я как ни в чем не бывало уселся обратно на кучу коробок, попутно, проигнорировав испуганный взгляд кобылки.

Откашлявшись и недовольно посмотрев в мою сторону, жеребец презрительно фыркнул, но всё же заговорил:

— Ну магия не действует… Точнее — действует, но слабо. Так слабо, что ни Селестия ни Луна ничего не смогут сделать, если ты решишь их вот также за горло схватить. — как-то тихо закончил серый пони, осторожно ощупывая копытом своё горло.

Недоверчиво поглядев на морду Рональда, я наконец начал понимать, что являюсь полным идиотом. Эти гребаные лошади боятся меня не потому что я такой много пью и громко ругаюсь, а потому что могу завалить кого угодно и как угодно. Сдается мне, что именно поэтому Селестия столько забашляла мне за сраные ампулы с промедолом. Задобрить хотела… Или нет? Ведь когда меня Твайлайт подстрелила, именно принцессы что-то там нашаманили, отчего я через три недели уже бегал во все стороны и сшибал столбы. Может я и им для чего-то нужен? Нихрена не понимаю…

Глядя на моё задумчивое лицо, Рональд издал короткий смешок, но осекся и поспешно продолжил:

— Проблема в том, что вы гасите не только единорогов… Даже банальный копытокинез и тот не работает. Причем не только с Древними, но даже с их вещами. Только телекинез действует, да и то лишь потому что по сути это всего лишь оболочка, взаимодействующая с пространством вокруг предмета, а не с ним самим. — с серьезной физиономией проговорил владелец кабинета и вновь присосался к трубке.

— Копытокинез? — смущенно переспросила Бэйри, явно довольная тем что количество “дырок” в разговоре сократилось.

Выпустив в воздух облако табачного дыма и переведя взгляд на желтую кобылку, Рональд опять расплылся в теплой улыбке.

Бабник блин…Уж не знаю почему, но вот этот откровенно пошлый взгляд, направленный в сторону Бэйри, жутко меня бесил.

— Это когда всякие карандаши с листочками как бы примагничиваются к твоим стройным ножкам, милая. — ласково пропел старпер, попыхивая трубкой.

— Так погоди, а Брейзен-то тут причем? И почему эта твоя Лизери, пыталась меня замочить, если я так нужен? — неуверенно встрял я в разговор, чувствуя что нихрена не понимаю что вообще происходит.

— Кому ты нужен? Тьфу… — презрительно сплюнул жеребец и заметив мою злобную рожу, неохотно начал:

— А Дискорд их разберет. Может подумали что тебя не проведешь и Селестию ты валить не станешь… Не проведешь, смешно… Кхм, а может решили что и сами справятся. Всё таки эта чокнутая садистка у них не просто так числится. — недовольно закончил Рональд, неуверенно почесывая затылок.

— И нахрена она у них числится? — напомнил я про зоологичку.

— Доктор Брейзен Белли, занимается исследованием человеческого материала. Эта дырка в заднице минотавра, пытается найти ответ на вопрос, с какого сена на вас не действует ни магия, ни копытокинез, ни даже банальная логика… — тихо закончил жеребец, поглядывая на меня веселыми глазами.

Исследование? С каких пор, изнасилование пьяных офицеров является “исследованием”!?
“Товарищ милиционер, я её не насиловал, а всего лишь хотел поисследовать!” Тьфу...

Блин, чем дальше, тем больше я жалею что не поубивал тут всех с самого начала…

Я уже собирался спросить насчет сороконожек и откуда они вообще взялись, но резко распахнувшаяся дверь, нарушила мои планы.

— Ронни, хватит уже гостей утомлять. Они же не жрамши и не спамши, а ты им тут мозг со своими “дырами” выносишь… — на ходу проговорил подполковник, заходя в кабинет и присаживаясь прямо на стол, спиной в сторону жеребца.

— О да, только твоей бронированной задницы у меня на столе не хватало… — обиженно пробурчал жеребец, но продолжать выпендриваться не стал.

Видимо, Тараканов уже успел провести воспитательную работу с этим поганцем…

— З-здравствуйте… — как-то тихо поздоровалась Бэйри, опасливо поглядывая на подпола.

— Привет… Лейтенант, заканчивай тут беседы беседовать и пошли в подвал. Койки вам уже выделили, да и поужинать чего найдется. Даже тушенка есть… Ты поди без мяса уже рехнулся совсем, а? — дружелюбно спросил Тараканов, жестом прося у меня сигарету.

— А водка? — осведомился я, протягивая седому мужику пачку сигарет.

— И водка и пиво и чего только нет… Но пьянствовать потом будешь, у нас завтра тяжелый день, так что заканчивай и дуй в подвал. — проговорил подпол, выхватывая из пачки сигарету.

Мрачно кивнув, я закурил. Говорить о том что у меня уже все дни только тяжелыми и бывают, мне не хотелось. Приняв зажигалку из моих рук и подкурив сигарету, подпол протянул её обратно и вновь заговорил:

— А симпатичную спутницу, я у тебя, пожалуй, прямо сейчас украду. Не люблю есть в одиночестве… — улыбаясь закончил офицер и перевел взгляд на Бэйри.

— Надеюсь вы не против? — вежливо осведомился он.

Кобылка несколько раз смущенно кивнула, видимо, стараясь показать насколько она “не против”. Странный он какой-то, блин.

Рональд недовольно пронаблюдал как журналистка вместе с Таракановым покидают помещение и как только захлопнулась дверь, тихо затараторил:

— Завтра, если что-то пойдет не так. Жми кнопку и не думай ни о чем. Ты меня понял? — с нажимом сказал жеребец.

Я сделал самую непонятливую гримассу из всех что умел. Впрочем, старпера это ничуть не смутило. Опасливо покосившись на дверь, он как ни в чем не бывало произнес:

— Ладно, катись давай, отдыхай. Завтра еще наговорится успеем… — многозначительно закончил он, вытряхивая пепел из трубки.

Стряхнув пепел на пол и еще раз посмотрев на старпера, я со вздохом поднялся с коробок и вяло побрел к двери. Башка уже пухла от обилия нужной и ненужной информации. Селестия, поехавшие сектанты, Брейзен и какие-то кнопки…

Всё это, совсем не то, чего я ожидал от армии. Никогда бы не подумал что буду вспоминать рожу комбрига и бесконечные марши, строевые смотры и командировки, как что-то хорошее и сугубо приятное… Дожил, блин.

97

Добраться до подвала не составило особого труда. Спустившись по лестнице до упора и проигнорировав всех встреченных лошадок, я оказался в длинном коридоре.

— Бункер, блять… — буркнул я, сообразив что этот подземный коридор выходит за пределы здания.

Я уже хотел подняться обратно и уточнить дорогу у диванного охранника, но неожиданно в конце прохода раздался какой-то непонятный звук, похожий на вскрик журналистки.

Хмыкнув и проверив легко ли расстегивается кобура, я быстрым шагом двинулся на источник звука. То ли этот подпол там Бэйри поиметь собрался, то ли она мышь увидела…

В конце коридора я остановился, нерешительно поглядывая на перекресток на котором оказался. Дверь слева, дверь справа и прямо дверь тоже воткнуть не забыли… Блин, и откуда кричали?

Раздавшийся слева грохот, от падения чего-то тяжелого, помог мне отбросить сомнения и с серьезным видом, потянуть за ручку. Помещение, мало чем отличалось от самого коридора. Даже стены той же краской покрашены и лампочки на стенах точно такие же.

Сходство нарушала, разве что мебель и блюющая в ведро желтая лошадь…

Судя по двум открытым банкам тушенки, стоящей на столике, я могу предположить что журналистка не очень любит консервы… Хотя копченую мантикору сожрала и не поморщилась.

— Я же тебе говорил что не понравится. На, вытрись. — участливо проговорил подполковник, сидя на старом диванчике перед столом и протягивая Бэйри вафельное полотенце.

— Тащ полковник, разрешите войти, лейтенант… — по старой привычке начал я, но заметив удивленный взгляд офицера, осекся.

— Тьфу, блять… — недовольно матюкнулся я, заходя в комнату и кляня свой идиотизм.

Всю жизнь по казармам мыкаюсь, так что ничего, блин удивительного. Главное Сивире такое не ляпнуть, а то до старости прикалываться будет…

Бэйри не обратила на меня никакого внимания, а лишь с смущенно взяла полотенце копытами и начала вытирать им губы.

— Че у вас тут? — осторожно осведомился я, проходя вперед и присаживаясь к журналистке на диван.

— Ты знал что пони могут употреблять в пищу мясо? — без всякого вступления, начал Тараканов.

Я развел руками, всем видом показывая, как же мне насрать…

— Правильно, не могут! Впрочем, доктора Брейзен… Ты ведь с ней знаком? — спросил подполковник, опасливо поглядывая как журналистка вновь тянется к ведерку.

— Знал. Больше чем хотелось бы… — тихо закончил я, вспоминая последствия пьянки в библиотеке.

Я уже давно смирился со статусом зоофила, но если с Сивирой я был, в принципе, не против, то с Брейзен… Блин. уж лучше самому себе отсосать, чесслово!

— Ну так вот… С помощью каких-то экспериментов… Каких, я знать не хочу и тебе, кстати тоже не советую. Йозя Менгеле по сравнению с ней, это пионер играющийся в скорую. — многозначительно произнес мужик, жестом попросив у меня сигарету.

Вздохнув, я выложил пачку с зажигалкой на стол и посмотрев на позеленевшую кобылку, немного заволновался:

— Ты вообще как? Может тебе уже того… Ну, баиньки пора, не? — проговорил я, поглядывая на открытую банку тушенки.

Бэйри посмотрела на меня стеклянными глазами и утвердительно кивнула головой.

Подпол, вздохнув, поднялся с дивана и помог Бэйри встать на ноги.

— Давай-давай, пойдем. Там уже всё приготовили… — проговорил Виталий, ведя кобылку в сторону какой-то деревянной двери, наверняка ведущей в спальню.

Пока он возился с покачивающейся кобылкой, я, брезгливо посмотрев на ведро, потянулся к открытым консервам.
“Stew panzer. Massaker 84” — гласила надпись на этикетке. Немецкий что ли… Свастики, чокнутые доктора, тушняк из не пойми кого… Не такой уж и веселый этот мирок, как казалось в начале.

— Танковая тушенка с бойни восемьдесят четыре. На номер внимания не обращай, они его от балды указали… И танки кстати тоже. Я возьму? — вежливо спросил подполковник, присаживаясь на диван и показывая пальцем на пачку сигарет лежащих на столе.

Я молча кивнул.

— Благодарю… — на выдохе сказал он, потянувшись к сигаретам.

Подождав пока он подкурит и закурив сам, я осторожно спросил:

— Ну так… Если не секрет, может расскажешь, как ты здесь очутился? — проговорил я, внимательно поглядывая на пулемет стоящий в углу.

Иронично сощурившись и выдохнув порцию дыма прямо в потолок, мужик весело ответил:

— Уступаю первенство вам, товарищ лейтенант.

Вот человек, даже если нахрен шлет, то вежливо! Засранец. Ну да ладно, всё таки старший по званию и всё такое…

— Ну че рассказывать? Был со взводом на полевом выходе, окопы там выкопать, землянку для командира роты подготовить… — начал я свой рассказ уже чувсвуя что выспатся к завтрашнему “тяжелому дню” у меня уже не выйдет.

— Может ты уже выкинешь этот шлем? Я, знаешь ли, не очень люблю железо… — проворчал Валентин, сжимая капитана ночной гвардии.

Жеребец испуганно помотал головой и опасливо покосившись на здоровенные клыки дракона, быстро повернул голову в сторону Сивиры и проговорил:

— В Мортус Виа применен неизвестный тип оружия. Весь поселок погиб, выжил лишь хозяин гостиницы… — тихо закончил черный пони, пытаясь вырваться из хватки ящера.

Лейтенант неуверенно посмотрела сначала на Лиру, а затем обернулась обратно к дому, из которого продолжал доносится грохот вперемешку с матюками и выкриками про чью-то там прелесть.

— А Древние тут причем!? — выкрикнула темная кобылка, уже чувствуя как её так четко выстроенное будущее со свадьбой и отдельным домиком, разваливается на глазах.

Лира неуверенно посмотрела на Сивиру, словно бы опасалась за её психическое здоровье, но вежливо промолчала.

— Да это их командир там устроил! — так же эмоционально ответил капитан, продолжая болтать ногами, в попытке вырватся из лап гиганта.

— Да с чего вы взяли что это он!? Чуть что, так сразу Лукин! Знаю, сама проходила! — как можно спокойней проговорила лейтенант.

В ней всё еще теплилась надежда в то что всё это ошибка или какая-то нелепая шутка.

— Так это он туда за два дня до происшествия поехал! Ай, сена…- взвизгнул жеребец когда Валентин брезгливо кинул его за землю.

В казарме всё еще происходила какая-то вакханалия идиотизма. По всей видимости, Кабанов, вместе с сослуживцами тщетно пытались поймать обкуренного Скокова с Бигмаком. Впрочем, судя по звукам, получалось у них не очень…

Но Сивиру это не волновало. Она силилась подобрать нужный вопрос, чтобы наконец развенчать свои подозрения. Но в голову не приходило ничего путного.
“Неужели это всё? Вот так просто, раз и всё закончилось?” — грустно хмыкнула серая пони, понимая что офицер ночной гвардии не станет врать насчет причины задержания.

— Так, если вы подозреваете лейтенанта, зачем же остальных собрались арестовывать? — недовольно произнесла Лира, заметив что Сивира закончила свой допрос.

Капитан неуверенно покосился на отрешенно стоящего в стороне дракона и кашлянув, коротко ответил:

— Приказ полковника. Наверное для подстраховки… — быстро добавил он, заметив недовольный взгляд единорожки.

— Ах, полковника!? Так это он командует операцией!? — резко вмешалась в разговор лейтенант, буквально закипая от злости.

Темный жеребец смерил кобылку настороженным взглядом. Под яростным взглядом Сивиры он на секунду замер, но быстро оправился и коротко кивнул:

— По приказу её величества, принцессы Луны, командует задержанием и арестом Древних, полковник Ферсон Хувс… — тихо проговорил гвардеец, смущенно поправляю шлем на голове.

Кобылка буквально взорвалась. Если раньше казалось что она вся кипит от обуреваемых эмоций, то сейчас уже ничего не казалось… Сивира, не говоря ни слова, сорвалась с места и подняв за собой целый вихрь осенних листьев на бешенной скорости полетела прочь от казармы.

Немую сцену прервал гигантский ящер. Безразлично ткнув в сторону небольшой земляной насыпи, он устало произнес:

— Ладно, с вами весело, но мне наверное пора… Черненький, ты бы это, своих друзьяшек-то освободил бы. А то им в той яме неудобно наверное… Тем более закопанными… — неожиданно сказал Валентин и не оборачиваясь, взмахнул крыльями, лениво устремляясь за в сторону леса.

Лира с капитаном недоуменно переглянулись. После секундной задержки они всё также, без слов, сорвались с места. Жеребец в указанную драконом сторону, единорожка, в казарму за подмогой. В словах Валентина, о некомфортности закопанных ям, никто из них не сомневался.

— Ну а так… Знаешь, эти негры конечно тупые, но платят нормально. Да и вообще не обижали. Сиди себе на стульчике, телевизор смотри, да следи чтобы никто бомбу в портфеле не пронес. Ну, разве что остальных охранников строить приходилось, но это уже так, по привычке. — спокойно проговорил подполковник, прикладываясь к бутылке с нормальным, хмельным пивом.

Уж не знаю, что меня поражает больше всего: рассказы Тараканова о работе телохранителя в Африке или то, что он умудрился где-то захапать целый ящик нормального пива. Блин, после этого яблочного идиотизма, даже “Жигулевское” покажется охеренным пивом… Хотя улыбающийся рогатый бык на этикетке под надписью “Радуга” меня смущал даже больше чем сама надпись…

— Ну а вообще, всё так же. Лёг, уснул, проснулся в окружении каких-то гиганских птиц, тыкающих в меня палками. Представь моё удивление, когда выяснилось что они разговаривают! — весело сказал офицер, беря еще одну сигарету из пачки.

— И че? — задал я, пожалуй, самый тупой вопрос из всех возможных.

— А ниче! Я пока дрых, они меня связать умудрились. Ну, увидели что проснулся, потащили на костер. Типа я демон какой-то… Мудилы грешные. — ругнулся подпол, чиркая зажигалкой.

— А ты им ничего не говорил чтоли? — удивился я и допив бутылку, потянулся за новой.

Тараканов иронично поднял бровь улыбнувшись, выдохнул облако табачного дыма:

— Неа, молчал и ждал пока меня сожгут! Ну а если серьезно, то им было глубоко пофигу что я там говорил… Демон и демон, чего слушать-то да? — задал он риторический вопрос, наблюдая как я в очередной раз мучаюсь с пробкой.

— Но они оказались еще тупее чем я думал… Они развязали мне руки, чтобы им было поудобнее меня к столбу прифигачить, представляешь? Нет, ну этож надо!? — проговорил Виталий, эмоционально жестикулируя руками, стараясь показать всю степень тупости грифонов.

— И че? — вновь задал я “платиновый” вопрос.

— Ну… Курятины наелся, это если в кратце. Они же удар вообще не держат, чуть что сразу ломаются… Ну, курицы они и есть, короче. — махнул рукой подполковник, жадно вдыхая дым.

Покосившись на пулемет, я наконец решил подойти ближе к делу:

— А где ты эту дуру с броником нашел? У куриц чтоли? — как можно безразличней спросил я, стараясь не показать собственную заинтересованность.

— Ага у куриц, как же… Эти мудилы праздные, жопу от ежа не отличат, куда уж им. — недовольно протянул Тараканов.

— Рональд выдал. Я же на него наткнулся, когда из деревни тех куриц уходил. Он, похоже. мне даже и не удивился… — как-то тихо закончил Виталий, присасываясь к пиву.

— В смысле? — настороженно переспросил я, предчувствуя что-то нехорошее.

Сделав неопределенный жест рукой, подполковник ответил:

— В прямом. Понимаешь, эти поганцы отличаются от остальных. Они знают что-то такое, чего не знаем мы… И всячески стараются это “что-то”, скрыть. Мудилы тёмные… — сердито буркнул он и в два глотка осушив бутылку, кряхтя поднялся с дивана.

— Ладно, я уже захмелел, а завтра у нас работа запланирована… Давай не задерживайся, утром разбужу. — наигранно строгим голосом закончил он и лениво поплелся к двери ведущей в коридор.

— Погоди, а мне-то где спать? — смущенно спросил я, сообразив что на этом лошадином диванчике мне будет тесновато.

— Мы вам с кобылкой двуспальную кровать притащили, не беспокойся. — безразлично ответил он, ткнув рукой в дверь за которой мирно посапывала кобылка.

Удивленно пронаблюдав, как подполковник выходит из комнаты и закрывает за собой дверь, я понял, что меня подъебали… Двуспальная, как же, засранец, блин. И так весь день через жопу, так еще и с проблевавшейся лошадью на одной койке спать…

Допив пиво и немного помявшись, я всё-таки побрел в спальню. В конце-концов спать на диване из-за того что одна наглая, желтая задница дрыхнет на твоей же койке, это как-то стыдно.

Открыв дверь и беглым взглядом осмотрев лежащую в раскоряку Бэйри, я грустно хмыкнул.

— Ну и поза, блин… — проворчал я, садясь на край кровати и стягивая с себя берцы.

Не думаю что спать раком очень удобно. Даже для лошади. Но, журналистка на то и ёбнутая, чтобы делать самые ненормальные вещи из всех что я видел. Ну, кроме Валентина конечно, этот так вообще псих.

Закончив с берцами и немного помявшись, я всё же решил спать в одежде. Быть изнасилованным посреди ночи мне не хотелось… Да и одеяла не завезли, засранцы…

98

Несмотря на своё обещание устроить побудку с утра пораньше, Тараканов заявился только к полудню. Немного грубовато растолкав меня и буркнув что-то про “проспали, блин” он, без каких либо объяснений приказал собираться. На мой вопрос — куда и зачем, ответа не было… Типичный подполковник, даром что в отставке.

Кое-как разлепив поднявшись с койки, я с радостью обнаружил что вопреки моим опасениям ночью меня никто не насиловал...

К моему удивлению, Бэйри продолжала мирно дрыхнуть, обняв подушку копытами и не обращая внимания на мои робкие попытки её разбудить. Немного потолкав её в бок и не заметив никакой реакции, я решил что оно и к лучшему. Не знаю, что там за “дело” и почему этот день тяжелый, но тащить с собой кобылку в очередную жопу мира, я не собирался. Да и лишний груз мне ни к чему, пускай и самоходный.

Когда я, через дикое количество матюгов и проклятий, всё же умудрился собраться и выйти за дверь, то обнаружил там серьезно настроенного подпола. Ни говоря ни слова он жестом велел мне следовать за ним и быстрым шагом пошел в сторону лестницы.

Не нравится мне вся эта серьезность... Просто пиздец как не нравится…

— Тебе этот “Макдональд” рассказывал про Клаудсдейл? — на ходу осведомился офицер, повернувшись в мою сторону.

Я молча покачал головой, всем своим видом показывая — “Да говорил, но я нихера не помню!”
— Позавчера туда доставили несколько цистерн с неизвестным порошком. — как-то странно проговорил Тараканов, подходя к лестнице.

— И что? — непонимающе спросил я, стараясь при этом не выглядеть полным идиотом.

Блин, у меня такое чувство, что я один такой дурак и нихрена не знаю…

— Про фабрику радуги слышал когда нибудь? — произнес подполковник, поднимаясь по ступенькам.

— Радуги!? — только и смог выдохнуть я.

— Я сам удивился… Это целый комплекс по распылению всякой дряни. В основном красителей и ароматизаторов. — без особых эмоций пояснил Виталий.

Фабрика радуги… Ёпт твою мать, я-то дурак, думал что уже ничему не удивлюсь. Но это!?

— А нахрена? — переспросил я, всё еще не понимая смысла в подобном предприятии.

Поднявшись по лестнице и подождав меня, он всё так же быстро повел меня к выходу из здания.

— Точно не скажу, но думаю это связано со здешней властью. Ну… — офицер немного замялся, раздумывая как бы доступней объяснить свои догадки.

— Ну предположим, они распыляют какой нибудь ароматизатор и везде пахнет ромашками. Поскольку здешний народец, в технике ничего не понимает, то можно спокойно заявить что это заслуга не комплекса, а принцесс. Всемогущество, божественный промысел и прочий бред... Понял? — спросил он под конец.

Похоже, Виталик не особо надеялся на мою сообразительность.

— Так точно. — четко ответил я, в очередной раз удивившись тому что все меня держат за идиота.

Я, блин, классный специалист Радиоэлектронной борьбы, а не ПТУшник какой! Впрочем, всем, скорее всего, насрать… Сволочи да и только.

Стоп!

— Погоди, этот самый порошок… — попытался я озвучить свои догадки, но Тараканов быстро перебил меня:

— Какой-то яд. Во всяком случае — так считает Рональд. — с улыбкой закончил он и ткнул пальцем куда-то вперед.

Возле здоровенного вида ямы, оставшейся, по всей видимости после, откапывания сороконожки, лежал весьма увесистого вида мешок с лямками. Ни инженер-проктологов, ни интендант-стоматологов в округе не водилось.

— Утащишь? — спросил он, наблюдая за тем, как я неуверенно осматриваю груз.

— Так точно… — без особой радости ответил я, уже жалея что вообще решил уехать из Понивилля.

Не хватало мне всего этого пиздеца с сороконожками и сектантами, так еще и мешки тягать заставляют… Настоящий подполковник, мать его! Стараясь не показать виду что мешочек уж слишком тяжеловат для меня, я всё же взвалил его на спину и вдел руки в лямки. Вещмешок достаточно больно врезался в спину, заставив меня задуматься о том, что же я туда такого положил…

— Они считают что этот порошок хотят распылить с помощью комплекса… Ну, фабрики этой. — скучающим голосом сказал офицер, безучастно наблюдая как я пытаюсь поправить мешок.

Вдоволь налюбовавшись как его новый подчиненный пытается не рухнуть под тяжестью груза, подполковник медленным шагом пошел в сторону леса.

— Погоди еще раз… Ты говоришь что они нихрена не понимают в технике. Так откуда у них тогда эта фабрика? — проговорил я, кое как устремляясь за Таракановым.

— Ну… По легенде, эта фабрика была построена принцессами. Те что поумнее говорят что она была всегда. — офицер спокойно озвучил местные версии происхождения фабрики и жестом попросил у меня сигарету.

Вот ведь пидорас! Знает что и так тяжело, так еще… Мне кажется что моя неприязнь к старшим офицерам, только что усилилась. Раза этак в два…

С трудом достав сигареты из набедренного кармана я протянул их подполу.

— Значит эту фабрику построила инопланетная хрень? — спросил я, дав Виталику зажигалку.

— Угу… — буркнул он закуривая.

— Атмосферный комплекс, как в “Горце” последнем. Смотрел? — с улыбкой закончил мужик, отдавая курительные принадлежности обратно.

Я молча кивнул и, последовав примеру старшего, тоже подкурил сигарету.

— Получается мы идем на эту самую фабрику и… — начал я и замолк, ожидая пока подпол продолжит мою мысль.

— Уничтожаем комплекс. — безэмоционально проговорил офицер, продолжая движение вперед.

— Я так понимаю, этим мы и будем уничтожать? — снова уточнил я, похлопав свободной рукой по мешку за моей спиной.

Мужик удовлетворенно кивнул и, сделав пару быстрых затяжек, заговорил:

— Ну, по идее — мы должны предотвратить так называемый теракт, не прибегая к подобным мерам. Но я не имею ни малейшего представления как это сделать. Клаудсдэйл всё таки на облаках держится. А я по облакам ходить не умею… И ты вроде тоже. — с улыбкой закончил он, весело глядя на меня.

— Какие еще облака? — тупо переспросил я, пытаясь понять — подпол просто прикалывается или совсем башкой тронулся.

— Самые обыкновенные. Ну, или не самые… Без понятия, но эти пони с крыльями умеют не только летать, но и по облакам бегать. Даже живут там… Я тоже удивился, когда услышал. — спокойно проговорил Тараканов, наблюдая за моей удивленной физиономией.

Блин, я уже устал охреневать от происходящего. Пони на облаках, кобылы во дворцах, рогатые клячи в библиотеках, летающие лошади… Иногда мне кажется, что я сейчас не по лесу иду, а уже давно лежу в дурке…

— Стоп, фабрика в городе, а город в воздухе, то каким раком ты собираешься подорвать… — начал было я, но подполковник немного брезгливо перебил меня:

— Товарищ лейтенант, ваша задача не думать, а выполнять указания. В армии недавно? — с плохо скрываемой издевкой в голосе закончил Тараканов.

— Никак нет. — ответил я, еле сдерживаясь чтобы не вмазать офицеру по наглой роже.

— Вот и отлично. Ладно, отставить разговоры — нам еще пятнадцать километров топать… — как ни в чем не бывало проговорил Виталик и выкинув бычок, ускорил шаг.

Вот ведь пидорас, а!? Раскомандовался. блин. Между прочим, из нас двоих, это я тут действующий офицер! Ну, или был им по крайней мере. Блин…

Впрочем, вслух я ничего не сказал. Тараканов может и козёл, но опыта у него явно побольше. Как боевого так и жизненного. Да и какая мне разница? Хочет командовать, пускай развлекается. Брать на себя ответственность за хрен пойми что, я всё равно не собираюсь.

Стоп, он сказал пятнадцать километров!?

— Тащ полковник, вы мне предлагаете эту дуру всю дорогу тащить!? — с вызовом спросил я, поправляя лямки мешка и одновременно стараясь не уронить с плеча автомат.

— А ты уже устал? — безэмоционально сказал подполковник, не глядя в мою сторону.

— Никак нет… — тихо буркнул я, в который раз пожалев о том дне, когда решил уехать из Понивилля.

И снова здравствуй армия, блин… Как бы снег кубиками укладывать не заставил.

— Господин полковник, там к вам какая-то безумная кобыла… Говорит что родственница. — немного смущенно проговорил темный жеребец, оглядывая полупустое помещение штаба.

По приказу полковника, в операцию по поимке Древнего включились не только все боеспособные подразделения, но и состав главного штаба. Толку от картографов и аналитиков, привыкших заниматься вычислением маршрута движения беглых, и не очень, преступников и просто подозрительных элементов было немного. Но по рассуждениям полковника — на передовой пользы от них всё же будет больше.

— Какая еще кобыла? — переспросил седой гвардеец, уже предчувствуя неладное.

— Говорит что из королевской стражи и… — начал докладывать жеребец, но чье-то жесткое копыто, грубо отпихнувшее его от дверного проёма, заставило гвардейца замолчать.

— А вот и ты... — выдохнула лейтенант, глядя на полковника и продолжая отпихивать копытом сопротивляющегося гвардейца.

— Капрал, оставьте нас. — спокойно сказал седой жеребец, безразлично наблюдая за борьбой двух пони.

Гвардеец удивленно посмотрел на командира и, заметив его серьезно настроенную морду, молча кивнул. Недовольно фыркнув в сторону лейтенанта он с завидной скоростью исчез за дверью.

— Всё таки решила навестить старика… Рановато для свиданий, не находишь? — всё так же безэмоционально проговорил полковник, недовольно глядя на кобылку.

— В задницу тебе твои свидания! — прошипела Сивира медленно приближаясь к гвардейцу.

— С какого сена ты берешь на себя такие полномочия!? Совсем маразм мозги проел!? — злобно проговорила лейтенант, останавливаясь в полуметре от полковника.

Казалось еще чуть-чуть и серая кобылка накинется на гвардейца. Впрочем, самого полковника такой расклад, похоже, не волновал.

— Всё еще обижаешься? Может хватит ворошить прошлое? — ласково произнес седой пони, ничуть не смущаясь злобного взгляда Сивиры.

Со всей силы ударив копытом по полу, кобылка потребовала:

— Отвечай!

Смерив настырную пони недовольным взглядом и вздохнув, гвардеец всё же заговорил:

— Какие именно полномочия тебя не устраивают?

— Люди! Зачем арестовывать людей!? Какая блоха тебя укусила!? — быстро проговорила Сивира едва сдерживаясь чтобы от избытка чувств не ударить жеребца чем нибудь тяжелым.

— Приказ принцессы Селестии. — безразлично ответил полковник косясь на проломленные доски в полу на том месте, куда несколько секунд назад ударила лейтенант.

— По какому праву!? — недоуменно переспросила Сивира, отступая на шаг назад.

Серая пони предчувствовала что-то подобное и была совсем не рада тому что её догадки начинают подтверждаться. Просто так назначать Ферсона Хувса командующим операцией никто не станет. Для этого нужно что-то особо выделяющееся… И Сивира прекрасно это знала.

— Мне не доложили, знаешь ли. Приказ есть приказ, сама понимаешь. — успокаивающим тоном проговорил полковник, глядя прямо в глаза кобылки.

— Понимаю… — тихо буркнула лейтенант, стараясь сдержать нарастающую дрожь в коленках.

— Сивира, а теперь у меня к тебе будет небольшой вопрос... — осторожно начал полковник, внимательно следя за реакцией кобылки.

Серая пони непонимающе уставилась на гвардейца.

— Один из Древних уже успел уничтожить целый посёлок вместе со всеми жителями и я очень сомневаюсь что он на этом остановится… Сивира, я слышал что ты было в дружеских отношениях с этим Древним, поэтому спрошу. На чьей ты стороне? — медленно закончил жеребец, напрягаясь в ожидании ответа.

— Я… — попыталась сказать лейтенант и резко замолкла.

Кобылке и в голову не приходила подобная мысль. Присяга, всю жизнь была для неё чем-то особенно ценным. Сивира никогда не ставила под сомнение свою верность государству. Но сейчас это заставляло её предавать самого близкого ей человека. Вставать на сторону принцесс, что врали о своём могуществе.

— Если ты просто уйдешь, я никому ничего не скажу… Обещаю — снова заговорил полковник, глядя на грустную мордочку кобылки.
“А ведь я всего лишь хотела домик на окраине… Чтобы Лукин и Сэйли…” — про себя вздохнула Сивира, уже приняв решение. Несмотря ни на что, она всё еще оставалась офицером королевской стражи. И если Лукин действительно уничтожил целый посёлок, то оставаться на его стороне кобылка больше не могла.

— Я на твоей стороне, папа. — тихо ответила лейтенант, стараясь выглядеть как можно более уверенной.

— Я знал что ты поступишь правильно. — с улыбкой произнес Ферсон Хуфс, нежно глядя на свою дочь.

Сивира неуверенно кивнула. Кобылка прекрасно понимала что только что весь её бережно выстроенный мирок, с домиками и семьей — с треском провалился под землю.

И ни принцессы, ни древние драконы и тем более вооруженные люди — не смогут исправить ситуацию.
“Ну охуеть теперь...” — подумала кобылка, вспоминая одну из любимых фраз своего друга.

99

Ебанный пиздец. Злоебучая, тримудоблядская пиздопроёбина. Я всё ебал…

Ненавижу. Ненавижу этот грёбанный мешок, этого ёбанутого подпола и даже этот вонючий лес — тоже ненавижу! Как же я заебался…

Пятнадцать километров, это, конечно, не так уж и много, но когда у тебя за спиной болтается килограмм сорок-пятьдесят, то отношение к расстоянию резко меняется. Блин, даже привал ни разу не устроили… Я что, снова в училище!?

— На месте! Куда прёшь, совсем ничего не видишь!? — вдруг остановил меня приглушенный голос Тараканова.

Я уже хотел сказать что нибудь про то, как я не могу осматривать окрестности, поскольку смотрю себе под ноги с целью избежать противопехотных мин и растяжек, но взглянув на подпола, молча махнул рукой и плюхнулся на землю. К черту все эти отмазки, я и так заебался. Еще немного, и кефир из жопы польётся, блин…

— Уже устал? — с издевкой спросил офицер, глядя на то как я сижу на земле и пытаюсь, не вставая, дотянуться до набедренного кармана.

— Нет, блять, просто задумался. — огрызнулся я в ответ и всё таки вытащил из кармана пачку сигарет.
“Веселый Цирк. К 150 летнему юбилею Московского цирка.” — гласила надпись на пачке.

— В будущем все точно пизданулись… — тихо проворчал я, распечатывая сигареты и закуривая.

Тараканов быстро зыркнул на меня, явно недовольный тем, что я решил тут немного табаком навонять, но промолчал. А если бы не промолчал, то всё равно был бы послан на известный орган. Командир хуев…

— Ну так что дальше, товарищ командир? — спросил я, затягиваясь сигаретой и ленивыми движениями пытаясь сбросить с себя лямки мешка.

В сидячем положении получалось не ахти, но вставать мне было, мягко говоря, в падлу.

— Сидим и ждем. На полянку нам соваться не очень-то с руки… — тихо проговорил подполковник, садясь на землю и наблюдая за едва различимой сквозь ветки поляной.

Всё таки сбросив с себя этот трижды гребаный мешок, я решил устроится поближе и посмотреть, что же там за полянка такая. Немного покряхтя и, про себя обругав затёкшие ноги, я всё же поднялся с земли и, пригибаясь, подошел к подполковнику.

Впереди и вправду оказалась самая обыкновенная, осеняя поляна. Ну, вернее не такая уж и обыкновенная, в виду того, что там была хренова куча воздушных шаров, баллонов и еще всякой неизвестной хуйни, предназначения которой, я, естественно, не знал.

Зато знали лошадки, что носились туда сюда по полю, отправляя один груженый воздушный шар в воздух или наоборот, с помощью тросов ссаживая аэростат на землю.

Видимо, этот самый Клоунсдэйл находится прямо над нами.

— Посылки, грузы, пассажиры… Всё, что обычная крылатая лошадь на себе не утащит, перевозят здесь. — сказал офицер, предугадывая мой вопрос.

Я с умным видом, кивнул головой, стараясь как можно выразительней показать что я и так всё это понял едва взглянув на поляну. Правда, перестать чувствовать себя дебилом я не перестал...

— Ну… А чего мы ждем вообще? — произнес я, снимая вещмешок и пытаясь размять затёкшую спину.

— Не “чего”, а кого. У нас персональный рейс. Правда, грузовой… — многозначительно проговорил Тараканов, пристраиваясь рядом со мной и жестами недвусмысленно намекая на то желает получить свою порцию табака.

Сделав умную рожу еще раз, я послушно протянул офицеру сигарету с зажигалкой.

— Ну а потом что? — спросил я, наблюдая за тем, как Тараканов, просто излучая радость и умиротворение, затягивается дымом.

Наркоман какой-то, блять…

— А ничего… Забросим мешок в гондолу, заведем детонатор и домой. Остальное уже без нас сделают. — спокойно проговорил подполковник, поглядывая в сторону полянки.

Кивнув еще раз, я невольно поёжился от холода и, чуть попрыгав на заднице, оперся спиной о ближайшее дерево. Если Виталику так сильно хочется смотреть по сторонам и корчить из себя не в рот ебенного спецназовца — это его право. Я лучше вздремну. Если, конечно, яйца не отморожу…

Разбудили меня достаточно грубо. Пнув ботинком меня по бедру, Тараканов велел тащить мешок за ним. Матюкнувшись пару раз и в очередной раз убедившись в том, что подполковники даже после отставки не меняются, я всё же вкинулся в лямки мешка и послушно поплелся вслед за офицером. Никаких пони на полянке больше не наблюдалось. Побросав всё оборудование, грузы и аэростаты лошадки испарились в неизвестном направлении. То ли у них обед то ли Тараканов тут пошалить успел…

Хотя какая мне нахрен разница?

Пытаясь на ходу протереть глаза, я молча брёл за подполковником в сторону ближайшего аэростата. Как оказалось, гондола была не такой пустой как виделось издалека...

— Явились… — недовольно выдохнул знакомый инженер-гинеколог, или как его там?

— Давай, закидывай в люльку. — приказал мне Тараканов, не обращая внимания на явную недружелюбность жеребца.

— Знаешь что я тебе скажу Виталик? — злобно спросил конь, опасливо наблюдая за тем, как я, кряхтя и чертыхаясь, пытаюсь запихнуть мешок в гондолу.

Пять лет подготовки в училище — и ради чего? Чтобы мешки в аэростаты закидывать? Не так я себе всё это представлял, совсем не так…

— Ну говори. — безэмоционально ответил подполковник и, как-то печально вздохнув, всё же помог мне закинуть груз в люльку.

— А то, что в следующий раз, это ты на этом “глисте” кататься будешь! Ты вообще в курсе что у этой твари шипы по всему телу растут!? Да я себе весь круп ободрал… И не только круп… — плаксиво закончил инженер-хрен-пойми-кто.

— Рональду пожалуешься. Стартуй. — как отрезал произнес Тараканов, совершенно не волнуясь о состоянии крупа несчастного пони.

Выходит он верхом на сороконожке ехал? А нахрена? Впрочем, какая мне разница? Хочет на сороконожках кататься, пускай катается… Мне-то что?… Я сонно зевнул, всё еще плохо соображая, и, удовлетворенно взглянув на мешок, что теперь лежал на дне люльки, спокойно закурил.

Следующие пятнадцать минут прошли в сплошных матюках и чертыханиях. То баллон в аэростате пустой оказался, то груз отцепить забыли, то веревки… Все через жопу, если кратко. Но тем не менее, отважный инженер-проктолог всё таки умудрился оторвать воздушный шар от земли. С пару секунд понаблюдав за поднимающимся в воздух аэростатом, подполковник резко развернулся на месте и быстро пошел в сторону леса.

Недовольно хмыкнув и пожелав Тараканову рака яичек, я лениво поплелся за ним. В одиночестве торчать на этой полянке мне не очень-то хотелось. Особенно если учесть, что где-то там, наверху, скоро должно ебануть. А получать обломками по башке мне не хотелось еще больше.

— Дай сигарету. — тихо попросил офицер, когда я поравнялся с ним.

Вздохнув, я молча протянул ему пачку с зажигалкой. Если так пойдет и дальше, то скоро я буду не “Цирк” курить, а хуй. Причем — свой собственный.

Закурив и вернув табачные принадлежности обратно, Тараканов посмотрел на наручные часы.

Советские еще — командирские. Блин, всегда такие хотел. Думал у бати забрать, так этот засранец их с собой в могилу забрал. Совсем о наследнике не думал…

— Пора. — коротко буркнул подполковник и достал из кармана какую-то плоскую фигню напоминающую переносную рацию.

Настроив на нужную частоту и зажав на пару секунд тангету, Виталик всё также спокойно убрал её обратно.

Я уже хотел было поинтересоваться, а где-же, собственно, взрыв, но не успел. Громкие взрывы, больше напоминающие раскаты грома, подтвердили мои догадки о том, что этой самой фабрике только что настал пиздец. Блин, как громко-то…

— Погоди, а разве инженер-как-его-там, уже успел съебаться? — спросил я, стараясь перекричать несмолкающий грохот.

Тараканов посмотрел на меня, как на идиота и молча покачал головой.

Взрывы резко стихли, и в наступившей тишине я смог отчетливо различить чьи-то испуганные вопли идущие со стороны поляны. Сквозь ветки было отлично видно, как на еще недавно чистую и спокойную полянку с неба сыпется хренова туча обломков, ошметков и прочего говна. По траве метались не пойми откуда взявшиеся пони.

— Ёпт… — буркнул я, заметив как пару лошадок, зашибло здоровенным металлическим обломком, величиной с двухэтажный дом.

— “Инженер-кто-то-там”, как ты говоришь, знал на что шел. И рисковать всей операцией из-за какой-то лошади я не собираюсь — спокойно проговорил подполковник за моей спиной.

Увидев, как очередной обломок размозжил сразу целую толпу визжащих лошадок, я обернулся к Виталику.

— О таком уговора не было! Какого ху… — начал было я, но какое-то странное свечение на броне подполковника заставило меня осечься, испуганно упасть на землю и накрыть голову руками.

— Больно блин… — фыркнул я, обнаружив что умудрился приложится коленом о какой-то камень.

Впрочем, через секунду боль меня уже совсем не волновала. Ослепительно яркая вспышка заставила меня зажмурить глаза и как можно плотнее вжаться в землю. Не нужно служить в армии, чтобы понять — пиздец только начинается. Как подтверждение моих догадок, меня оглушило звуком сокрушительного взрыва, долбанувшего где-то наверху. По моему рту растекся соленый вкус собственной крови. Твою мать, как же я вас всех ненавижу… Поднявшийся было ветер, резко притих и через секунду, окружающие меня деревья начали с треском ломаться и разлетаться в щепки. Даже сквозь заложенные уши мне было отлично слышно как густо поросшая опушка леса, превращается в свежую вырубку.

Ёпт твою мать! Нет, ну просто — ёпт твою мать! Никогда бы не подумал, что многолетняя муштра и постоянное траханье мозгов на счет ядерной войны, пригодится. Твою же мать…

Не знаю сколько я провалялся вот так, с плотно зажмуренными глазами, матерящим всё на свете и с руками на голове, но резкий запах чего-то горелого всё же заставил меня прийти в себя. Разлепив глаза и бегло осмотревшись, я понял, что только что пережил ядерный взрыв. Вместо опушки леса, я обнаружил перед собой лишь гору обгоревших щепок и поваленных то тут, то там стволов еще недавно живых деревьев. Ни подпола, ни его обгоревшего трупа, нигде не было… Всё еще боясь подняться с земли я попытался позвать его, но обнаружил что нихрена ничего не слышу, даже собственного голоса.

Ну заебись, я еще и оглох… Впрочем, наверняка это временно. Но башка всё равно раскалывается, блин.

Сплюнув кровавые слюни на землю, я всё с трудом поднялся с земли и решил немного оглядеться.

Осенняя полянка больше не была ни осенней, ни полянкой. Обгоревшая трава, ошметки аэростатов да здоровенные обломки каких-то стальных конструкций — вот и всё что осталось от “лётного” поля. Приглядевшись повнимательней я обнаружил, что нет, не всё.

Черные, обгоревшие трупики лошадок, лежащие в самых неожиданных местах, говорили мне о том, что выживших искать бесполезно. Хотя я, в принципе, и не собирался…

С неба продолжал сыпаться всякий хлам, так и норовя упасть куда нибудь поближе ко мне. Ни ядерного гриба, ни облаков, нихрена… Только летящие вниз осколки и ошметки.

Что-то мне подсказывает, что никакого “Даунсдэйла” наверху больше нет.

Блять, во что же я вляпался!? Да и где этот мудила!? Сука, я убью его нахуй… “Фабрику подорвем”, “операция”, “ничего сложного”... Какая это нахуй операция!? Это ядерная война, блять. Спецназ хуев…

Еще немного постояв на месте и удостоверившись, что руки и ноги всё еще при мне, так же как и автомат, я, сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее двинулся в противоположную от поляны сторону. Нихрена не помню что там про период полураспада говорили и что там про радиоактивную пыль втирали, но валить точно надо. Еще не хватало тут радиации нанюхаться… С меня Сахалина хватило. Ебаные японцы с их Фукусимой!

Ёпт...

А что я Сивире-то скажу!? А Бэйри!? Ёпт, да я же целый город нахуй взорвал! Ё-мое, да меня же принцессы за яйца вздернут… Я же теперь террорист, мать его, номер один!

От мыслей, вихрем носившихся в моей голове, мне становилось еще дурнее. И блевать тянет… Блин, как бы я контузию не схватил.

— Ну охуеть теперь… — пробурчал я на ходу, так и не услышав своего голоса.

100

Примерно после пятнадцати минут мыканья по обгоревшему лесу я всё же смог выйти из зоны поражения. Слух начал потихоньку возвращаться. Правда, его “возвращение” сопровождалось очень даже неприятным гулом. Будто бы у меня паровоз в заднице, блин…

Тело всё еще шатало, а башка болела, будто бы с похмелья, но, тем не менее, я таки выбрался из пораженного леса и оказаться на небольшой просеке.

Остановившись, чтобы передохнуть и унять не в меру разбушевавшийся желудок, я закурил. Хотелось одновременно и спать, и блевать, и еще срать. Ебал я в рот такие контузии, если честно.

Хотя в моём положении грех жаловаться. Мало того, что ядерный взрыв в непосредственной близости пережил, так еще и относительно здоров остался.

Повезло что в лесу оказался — от световой вспышки деревья защитили, блин. Хотя от волны это как-то слабо помогло… Считай, что атмосферный взрыв. Прям как по учебнику, блин. Электромагнитная волна, сгоревшая электроника и войска РЭБ полным составом пересаживается с цифровых станций на ламповые… Ну или переквалифицируются в “махру”.

Чтож там так ебануло-то? Ну не мешок уж точно. Может, у них там фабрика на едреном реакторе работала? Стоп, а он разве взрывается? Тьфу, какая мне нахрен разница!?

Живой и хорошо. Остальное как-то пофигу… Хотя не особо и пофигу, если честно.

Эти лошадки мне действительно не очень-то нравились, но не до такой же степени? Мало того, что целый город разъебал, так еще и “нашего” инженера кинул. Спецназёр хуев…

Сплюнув и докурив сигарету, я поднялся на ноги.

Блин, а куда идти-то? В Понивилль нельзя.

К Селестии каяться? Да ну нахуй… Она меня за яйца на башню подвесит. Действует на меня эта магия или не очень, но копытом по роже заехать всё же могут…

Обратно к Рональду? Блин, что-то мне подсказывает что это плохая идея… Хотя, там ведь Бэйри осталась. Как бы сильно она не действовала мне на нервы — а бросать её всё таки нельзя. Один раз я её уже бросил блин, до сих пор себя “героем” чувствую...

— Ёпт твою мать… — злобно пробубнил я, пытаясь вспомнить дорогу до лагеря ненормальных лошадок.

Голова отказывалась работать в нормальном режиме,и вместо маршрута, мне почему-то вспомнились молочные сосиски из нашего военторга. Продолговатые такие, на морковку похожие…

Совсем поехал, блять!

Немного потоптавшись на месте, я молча махнул рукой и двинулся куда глаза глядят. Хрен с ним. Все таки лучше уйти как можно дальше от зоны поражения, чем вот так тупо стоять, пытаясь вспомнить дорогу.

Одного не понимаю — куда подпол делся? Я же не больше минуты на земле провалялся, а он уже куда-то свалить успел. Может его взрывной волной унесло? Да нет, навряд ли. Такую тушу и ураган не сдвинет, блин…

Скорее всего, он просто очухался раньше меня и съебался, бросив малознакомого лейтенантика валятся на холодной земле. Гандон, блин…

Мало того что подписал меня на хрен знает что, так еще и свалил в неизвестном направлении! Блин, а ведь если меня тут кто заметит, то и вправду решат что это именно я весь этот пиздец устроил! Они ведь про этого грёбаного спецназёра и не слышали никогда!

— Час от часу не легче… — пробубнил я, доставая новую сигарету.

— И это и есть твой новый трюк? — неуверенно спросила единорожка, явно не понимая какую именно эмоцию ей сейчас изображать — то ли удивление, то ли радость, то ли…

— Конечно! Круто, да? Ладно-ладно, не говори, я и так знаю что круто. — быстро протараторила задыхающаяся пегаска, гордо вздернув голову вверх.

Твайлайт еще раз смущенно посмотрела на свою подругу и сообразив, что она вовсе не шутит, утвердительно кивнула головой. Фиолетовая кобылка искренне не понимала столь сильную любовь Рэйнбоу к разного рода акробатическим трюкам в воздухе, но признаваться в этом единорожка не собиралась. Расстраивать подругу Твайлайт совсем не хотелось. В конце-концов, Рэйнбоу позвала единорожку на полянку возле фермы именно для того, чтобы впечатлить и не подыграть ей было бы как минимум — невежливо.

— Кстати, Дэш, весь день хотела спросить... Я надеюсь ты больше не ссорилась с Древними, пока я была в Кантерлоте? — улыбаясь, произнесла фиолетовая пони, стараясь выглядеть как можно более вежливой и тактичной.

— Неа, я их уже давно не видела… Гнилое сено, да где все остальные!? Я же четко сказала, возле фермы после полудня! — обиженно фыркнула пегаска, оглядываясь по сторонам в надежде обнаружить остальных своих друзей.

— Я уверена что как только они освободятся, то тут же придут. — заверила Твайлайт стараясь, чтобы её голос звучал как можно более уверенно.

Врать у единорожки никогда не получалось. Остальная четверка, скорее всего занята собственными делами и времени на просмотр очередного трюка пегаски у них просто нет. Впрочем, Рэйнбоу не заметила подвоха и лишь утвердительно кивнула головой.

— Конечно придут, такую-то крутизну увидеть! Ох небо, да моя “Улётная Бочка” теперь на двадцать процентов круче! — горделиво заверила она свою подругу.

Фиолетовая единорожка смущенно улыбнулась своей подруге. Она совсем не собиралась разочаровывать голубую пони тем что её “Бочка” совершенно не впечатлила Твайлайт. Да и всех знакомых Рэйнбоу она бы тоже не впечатлила. В конце концов, те, кто знал пегаску больше десяти минут, уже прекрасно знали и видели все её трюки по сотне раз…

— Смотри! — вдруг неожиданно воскликнула пегаска и, резко вспорхнув в воздух, указала копытом куда-то в сторону.

Твайлайт медленно обернулась в указанном направлении, уже собираясь удивиться тому, что остальные их подружки всё же решили сегодня прийти на полянку. Но то, что она увидела, заставило кобылку удивится еще больше.

— “Вондерболты”... Да еще и в полном составе... Круто, правда!? — возбужденно прокомментировала Рэйбоу, продолжая глядеть на летящую в небе группу пегасов.

Твайлайт лишь ухмыльнулась, вспомнив о давней симпатии своей подруги к сборной лучших пегасов Эквестрии. Единорожка и сама была не против посмотреть очередное выступление “Вондерболтов” и никогда не отказывалась если её звали. Но сейчас Твайлайт беспокоило несколько иное…

— Как думаешь, они из-за облаков вылетели? — немного нервно спросила фиолетовая пони, не особо надеясь на разумный ответ.

Рэйнбоу еще с секунду посмотрев на своих кумиров, оглянулась на подругу.

— Из-за тех что выгорели? — всё еще возбужденным голосом переспросила она, глядя на смущенную единорожку.

Твайлайт утвердительно кивнула. Как раз перед тем как пегаска зашла к ней в библиотеку с приглашением на своё “потрясающее шоу, что теперь на двадцать процентов круче” единорожка изумленными глазами наблюдала странное погодное явление. Все облака плывущие по небу, вдруг не с того ни с сего начали испаряться, будто вода в чайнике. За каких-то пару секунд, небо над Понивиллем стало абсолютно чистым, словно бы тут поработал целый табун профессиональных пегасов.

Несмотря на ворчание Спайка по поводу параноидальности Твайлайт, кобылка всё равно чувствовала, что это не простой погодный феномен. Чутье подсказывало единорожке — ничего хорошего не жди.

— Может быть…- без особого интереса сказал голубая пони и, вновь повернув голову вперед, заметно сникла.
“Вондерболты” уже успели скрыться за Вечнодиким лесом, отчего пегаска разочарованно выдохнула и опустилась на землю.

— Может быть еще раз покажешь эту “Бочку”? — попросила фиолетовая кобылка, заметив перемену в настроении подруги.

Рэйнбоу удивленно взглянула на Твайлайт и секунду помедлив, быстро расправила крылья и опять поднялась в воздух.

— Смотри внимательно, и постарайся не упасть… Это будет та-а-ак круто! — с улыбкой заверила пегаска, поднимаясь всё выше и выше.

Первые симптомы самого сильного радиационного отравления наступают спустя десять дней… Так какого хуя я уже как полчаса блюю в ближайший ручей!? Твою мать, еще чуть-чуть и мой желудок точно окажется на дне. Хотя, может быть, это фосген действует?

Прервавшись от осквернения лесного ручья, я замер и, заметно нервничая, начал прислушиваться к своим ощущениям.

Да нет, вроде не задыхаюсь. А должен? Блин, да откуда мне знать-то!? Тьфу, опять попёрло… Может тушенка была просроченная? Или пиво палёное?

Извергнув из себя очередную порцию желудочного сока, я безвольно откинулся назад.

Хватит уже блевать. Сколько уже можно-то!? Будто бы “Виноградного дня” выпил… Тьфу, гадость!

Сплюнув в сторону и поудобней устроившись на земле, я потянулся к сигаретам. Может быть, сейчас не самое подходящее время для перекура, но мне уже насрать. Один хрен — спешить некуда…

— Блин, че делать-то… — грустно пробубнил я себе под нос, чиркая зажигалкой и убирая её обратно.

В Понивилль точно нельзя, в Кантерлот тем более. В лагерь к Рональду? Что-то мне подсказывает — старпёра развели точно так, как и меня. Не думаю что хоть кто-то из этих лошадок готов пожертвовать целым городом. Тем более, не понятно, ради чего мы вообще его взорвали. Блин, Бэйри-то всё равно нужно оттуда доставать…

— Ёбаная лошадь, вечно от неё одни проблемы! — с досадой буркнул я, вспоминая надоедливую желтую морду.

— О! От вас идут куда большие проблемы. — прозвучал чей-то грозный голос над моим затылком.

Едва не обделавшись от неожиданности, я резко вскочил на ноги и быстрыми движениями вытащил “Кольт” из кобуры. Хуя я быстрый! Ковбой, блин... Но не успел я порадоваться собственной ловкости, как какой-то здоровенный камень со свистом врезался мне в спину. Взвизгнув как маленькая девочка, я завалился обратно на землю, попутно выронив пистолет.

— Я и правда старалась не доводить до этого. Но вы просто не оставляете выбора! — как-то по детски обиженно произнес знакомый голос.

Правда, чужие слова меня сейчас мало волновали. Продолжая постанывать как побитая шлюха, я всё еще пытался подняться на ноги и найти свой “Кольт”. Помирать в заблеванном ручье — мне совсем не хотелось.

После продолжительных кряхтений и чертыханий я всё таки умудрился подняться на карачки, с радостью отмечая что этот грёбаный камень не переломал мне позвоночник. Мелочь, а приятно, блин. Так где пистолет-то!?

Наклонившись к земле я, словно собака, начал рыскать по земле в поисках своего оружия. Со стороны это, наверное, смотрелось очень забавно, но мне как-то похуй. У вооруженного клоуна куда больше шансов выжить, чем у безоружного “Настоящего офицера”. Тем более, что офицер из меня, как из говна граната. В смысле, такой же вонючий и бесполезный.

— Фух, блять...- выдохнул я когда наконец прервал свои поиски и с удовольствием разогнув спину поднялся на ноги.

— Ёпт… — разочарованно выдохнул я, заметив принцессу Селестию, что стояла прямо передо мной, видимо, недовольная разыгравшейся сценой.

Хотя нет. Уверен что она недовольно вовсе не из-за того что я тут в собачку поиграл… Ёбанный Виталик — если увижу, прибью нахрен!

— У вас есть пять минут чтобы рассказать мне о случившимся. Время пошло. — без особых церемоний произнесла белоснежная кобыла, поднимая своей гребаной магией еще один камень в воздух.

— Не виноватая я… — ответил я первое пришедшее в голову.

Выглядело довольно глупо, но свежеконтуженному мне было как-то похуй…

— И кто же виноват? — безэмоционально спросила Селестия, продолжая удерживать камень в воздухе, готовясь уебать меня в любой момент.

Вот ведь сука-то, а!? Хотя… Нет, не сука. Вернее — сука, но в своём праве. Всё таки не каждый день целый город ядерным взрывом сносят нахрен!

— Да есть тут один, мудак в броне. — как можно спокойней сказал я, стараясь чтобы мой голос звучал как можно более спокойно.

Получалось как всегда — не очень.

— Хватит! Я не собираюсь выслушивать ваши сказки! — неожиданно проорала принцесса, со страшной силой кидая в меня камнем.

Булыжник пронесся в каких-то сантиметрах от моей головы, оставляя после себя красивый, радужный шлейф, будто бы от трассирующего патрона, слепленного на коленке каким-то наркоманом.

— Да я серьезно говорю! — испуганно выкрикнул я, наблюдая как Селестия поднимает в воздух еще один валун.

На этот раз, покрупнее…

Быстро взглянув на яростную морду кобылы, я отчетливо понял — слушать меня никто не будет. Завалит прямо здесь и прямо сейчас, и никто не узнает, где могилка моя…

— С-сука… — злобно выдохнул я, с силой сдергивая с плеча автомат и быстро щелкая переключателем режима огня.

Селестия замерла, явно удивленная столь резкой переменой в моём настроении.

— Немедленно опустите оружие! Вы только усугубляете ситуацию! — немного нервно выкрикнула она, глядя прямо в дуло Калашникова.

Ага, усугубляю, как же. Ты, сука, меня тут шлёпнуть захотела, а я должен стоять и смотреть!? Да пошли вы все нахуй! Я не собираюсь помирать тут не за хуй собачий!

— Да пошла ты! — огрызнулся я в ответ и заметил что автомат-то не заряжен.

Вот ведь блять…

— Прекратите сопротивление и я гарантирую вам жизнь и справедливый суд! — быстро проговорила белая кобыла, наблюдая как я рваными движениями заряжаю магазин.

Хорошо, что эти лошади в оружии не разбираются… Очень хорошо.

— В жопу себе свой суд засунь! Не я взрыв устроил! — нервно выкрикнул я, целясь принцессе прямо в глаз.

— Не врите мне!!! — взвилась безумная кобыла, яростно долбанув передними копытами по земле, отчего, с какого-то перепугу, все окрестные деревья нагнулись в разные стороны, будто бы от сильного ветра.

Нихуя себе…

— Да похуй! Если надо, то всю вашу ёбаную Понисрань разнесу в клочья, блядина ебаная! Хуй тебе а не суд!- прошипел я, чувствуя как моё дрожащее тело успокаивается.

Всё таки с оружием в руках даже самый конченный задрот чувствует себя гребаным Рэмбо. А уж офицер Российской армии и подавно…

— Да будет так. — серьезно кивнула кобыла явно готовясь метнуть в меня валуном.

— Ну и хуй с тобой… — выдохнул я, надавливая на крючок.

101

Да ёпт твою мать! Ну почему у меня вечно всё через жопу выходит!? Ну просто вся жизнь и через жопу… То берцы не так завяжу, то пиво тёплое куплю, то не в той землянке заночую. Пиздец просто.

Не обращая внимания на удивленный взгляд Селестии, я тщетно силился понять — с каких таких хуёв мой автомат отказывается стрелять!?

— Ты это, затвор-то дёрни… Дело говорю! — раздался чей-то знакомый голос за моей спиной.

— Сам знаю! — огрызнулся я, не оборачиваясь и всё еще плохо осознавая происходящее.

Резкими движениями уперев Калашников обратно в плечо и дернув затвор, я уже было снова навел ствол на Селестию, но вдруг сообразил что что-то тут не так… Уж больно знакомым показался мне этот голос. Что-то слишком много сегодня голосов и все знакомые, блин...

Не сводя дула с принцессы и быстро посмотрев назад я увидел ухмыляющуюся, громадную тушу. Голова опять закружилась, а во рту почувствовался знакомый вкус надвигающейся блевотины. Вот только его мне тут не хватало, блин…

— У вас тут семейная ссора, или вы театральную постановку готовите? — спокойным голосом поинтересовался Валентин, поглядывая то на меня, то на лошадь.

— Не смей вмешиваться! — злобно прошипела Селестия, быстро позабыв про меня и переключившись на дракона.

Ящерица-переросток презрительно сплюнул на землю и, еще раз взглянув на меня, обратился к принцессе:

— Вдвоём на одного — не честно! Особенно, если вас тут толпа целая. — нарочито обиженным голосом закончил Валентин, видимо наслаждаясь покрасневшей мордой кобылы.

— Какая еще толпа? — тупо переспросил я, медленно опуская автомат и внимательно смотря на Валентина.

Башка совершенно отказывалась соображать. Ядрёные взрывы, крылатые лошади, да еще и драконы… Слово “пиздец” слишком плохо характеризует сложившуюся ситуацию. Но других слов я просто не знаю…

— Да там, какие-то лошадки в костюмах разноцветных. А, да вот же они! — вдруг воскликнул Валентин, тыкая лапой куда-то за спину Селестии.

Едва увернувшись от взмаха его конечности, я всё же смог удержать равновесие и посмотреть в указанную сторону.

— Полный пиздец… — буркнул я, разглядывая группу крылатых лошадей позади белой кобылы..

Говорящие уродцы, разодетые в какие-то непонятные, яркие тряпки, неуверенно переминались с ноги на ноги, не решаясь ни подойти к нашей скромной компании, ни съебаться в ужасе. Я так понимаю это что-то вроде ихнего ОМОНа или просто цирк какой-то мимо пролетал...

— Немедленно возвращайтесь в Кантерлот. — коротко скомандовала принцесса, даже не оборачиваясь на толпу гомосеков за своей спиной.

Стадо придурков продолжало стоять на месте, неуверенно переглядываясь и то и дело посматривая на здоровенного дракона, стоящего позади меня.

— Выполнять! — рявкнула кобыла.

В её голосе, я с удивлением обнаружил зачатки командирского голоса. Всё таки приказывать ей не в первой. Хотя это как раз и не удивительно — королева же. Но почему-то зовущаяся принцессой. Кстати, так и не понял, почему?

Разноцветный, лошадиный цирк всё таки зашевелился. Со стороны разодетых педиков послышалось что-то напоминающее команды на построение и через полминуты все цветастые уродцы построились в подобие колонны. После небольшой заминки летающий цирк всё таки оторвался от земли и, едва не врезавшись всей колонной в ближайшее дерево, это сборище устремилось куда-то вверх.

— Тебе тоже здесь делать нечего. Это наше с ним дело. — обратилась Селестия к Валентину, попутно кивнув головой в мою сторону.

Я продолжал тщетные попытки выстроить в ряд безумный вихрь мыслей, что носился в моей черепной коробке. Но получалось очень даже не очень…

— Что это за уродцы такие? — спросил я, первое пришедшее в голову.

Впрочем, мой идиотский вопрос был благополучно проигнорирован всеми сторонами конфликта. Ни Валя, ни Селестия даже бровью не повели и продолжали тупо пялится друг на друга.

Чувствую себя ребенком присутствующим при ссоре родителей.

— У тебя нет здесь власти, Гэндальф… Тьфу, то есть, Селестия белая! — важным голосом проговорил дракон, сплёвывая себе под ноги и едва не попав в меня.

— Не тебе это решать! Уходи. — грозно потребовала кобыла, угрожающе расправляя крылья.

С секунду помявшись я молча отошел в сторону, предоставив двух мутантов самим себе.

Стоять между двумя дебилами — оно, может, и к счастью, но в данный момент немного небезопасно. Особенно если один из них — дракон. Присев на валун, что недавно едва не перебил мне позвоночник, я достал сигареты и спокойно закурил.

Что ящер, что белая кобыла не обратили внимания на моё “незаметное” перемещение.

— А вот и не уйду! Сама уходи! — как-то по-детски обиженно ответил Валентин, смущенно пиная здоровенный булыжник у себя под лапами.

Селестия же, само собой никуда не ушла. Хотя я был бы очень даже не против. Впрочем, если честно, мне было уже насрать. Хотелось жрать и спать. Да и желудок всё еще выдавал нехорошие звуки, словно был в чем-то недоволен…

— Довольно! Хватит вмешиваться в мои дела! Ты всегда чересчур серьезно относился к простой просьбе сумасшедшей старухи.... — печально закончила принцесса, немного успокаиваясь и переходя на более ровный тон.

— Ой, а что же ты мне сделаешь? Неужто “Рожку” пожалуешься? Стоп, подожди-ка, а она же умерла… Какая незадача! — картинно всплеснул лапами ящер, язвительно улыбаясь и облизывая здоровенные клыки.

Гребаные мутанты…

— Не смей издеваться над моей матерью!!! — вдруг взвилась на дыбы и истошно прокричала Селестия.

Я даже поперхнулся от неожиданности. Всё таки вид безумной кобылы если и не внушал страх, то хотя заставлял прислушаться к чувству самосохранения...

Но дракона это мало тронуло. Он продолжал издевательски ухмыляются и неотрывно смотреть на кобылу. Его взгляд был точно таким же, как у любого нормального человека, когда он смотрел на хороший такой, сочный кусок шашлыка…

Блин, опять жрать захотелось.

— Матерью? Погоди, это та, которую ты сама прикончила? — невинно осведомился здоровяк, смотря на Селестию большими и честными глазами.

Что произошло дальше, я понял еще хуже. Селестия вдруг вся засветилась каким-то непонятным светом от которого страшно резало глаза, а Валентин резко приблизился и схватил меня, как котенка, за шкирку. Закрыв глаза и взвизгнув как девочка, я попытался хоть как-то извернуться, чтобы вырваться, но получилось не очень. Спустя секунду открыв глаза, я обнаружил себя зажатым в каком-то тёмном и очень тесном месте.

То ли он меня себе в жопу засунул, то ли сожрал. И что-то запаха дерьма я не чувствую…

Снаружи этого “Тёмного и тесного” пространства, происходило что-то странное. От нарастающего гула у меня было такое ощущение, будто бы я во время урагана забрался в высохший колодец.

Но не прошло и пяти секунд,как стены неожиданно пришли в движение. Я уже собирался обосратся со страху, но не успел.

— Ну как, живой? — осведомился Валентин, убирая свои крылья от меня и складывая их обратно себе за спину.

Я молча кивнул, начиная понимать, что эта махина оказывается не сожрала меня, а просто прижала к груди и закрыла своими кожистыми крыльями. Но удивляться этому как-то не очень хотело. Вокруг происходили куда более интересные вещи.

— Нет, ну вы точно издеваетесь… — проворчал я, оглядывая выжженную площадь вокруг себя.

На площадке метров в пятьдесят, где еще недавно был довольно-таки густой лес, не было больше нихрена, кроме выжженной земли и кучек пепла, заботливо рассыпанными то тут, то там. Даже ручья, куда я еще совсем недавно изливал свои желудочные соки- и того не было.

На “площадке” были только я, ящер и тяжело сопящая Селестия, что продолжала пялиться ненавидящим взглядом на дракона.

— Ух ты, а я, кажется, загорел! — воскликнул Валентин, оглядывая свою здоровенную тушу.

Чешуя как-то странно почернела, а местами так и вообще обуглилась, будто бы Валю из огнемета поливали. Я ошарашенно посмотрел на принцессу.

Ну нихрена себе, лошадка говорящая…

— Выметайся… Отсюда… Немедленно... — устало пробубнила Селестия, едва стоя на ногах.

— Неа, теперь моя очередь фокусы показывать! — как-то слишком радостно произнес Валентин, хищно облизывая клыки.

— Это только наше с ним дело! — прохрипела принцесса, переводя взгляд с ящера на меня.

— Уже нет. — вдруг неожиданно серьезно сказал дракон резко выпрямляясь и прекращая давить из себя улыбку.

Я уже хотел было сказать что-то вроде — “Не ссорьтесь девочки, а то я совсем не такой огнеупорный”, но почувствовал как что-то твёрдое и настойчивое пихает меня сбоку. Повернувшись в сторону раздражителя я обнаружил длинный и толстый хвост ящера, нагло тыкающий меня в плечо.

— Бери и уходи. И побыстрее. — коротко бросил Валентин, не оборачиваясь в мою сторону.

Хвост резко убрался назад, а под ноги мне упало что-то небольшое и звонкое. Подняв с земли какую-то стальную шкатулку, я посмотрел на дракона самым тупым и непонимающим взглядом, каким только мог.

— Уходи, живо! — скомандовал он, толкая меня хвостом в сторону, от чего я не удержал равновесия и всё-таки упал на выжженную землю.

— Стоять! — взвизгнула Селестия, внимательно следящая за моими неловкими попытками подняться на ноги.

— Да пошли вы все нахуй… — прошипел я принимая вертикальное положение и устремляясь подальше от этих ненормальных.

Честно говоря, я ожидал, что сейчас мне в спину прилетит какой нибудь тяжелый камень или хотя бы ветка, но похоже, что метательные снаряды сгорели вместе со всем остальным. А может быть и Валентин не позволил. Всё, что мне хотелось, так это свалить отсюда, и как можно скорее, остальное волновало слабо.

За спиной послышался какой-то грохот и шипение, будто бы чайник вскипел, но я даже не обернулся. Нахуй, нахуй всё это. Нахуй этих лошадей, принцесс, драконов, мудаков в броне и сороконожек. Ебись оно всё конем. Я хочу жрать, спать, пить и еще было бы очень здорово нажраться в говнище и завалиться к Сивире. Ну или хотя бы в казарме с Лирой чаи погонять. Всё, что угодно, только не находится сейчас в этом лесу и не чувствовать что за спиной не пойми что.

— Убери свои лапы!!! — раздался позади меня отчаянный вопль Селестии.

Послышавшийся далее визг, не оставил у меня сомнений о судьбе несчастной лошади. А может и несчастной ящерицы… С этими мутантами никогда нельзя быть в чем-нибудь уверенными.

— Ну охуеть теперь… — буркнул я, скрываясь за первыми деревьями и крепко прижимая шкатулку к груди.

102

Уж не знаю, что там Валя делал с Селестией, а может, и она с ним, но даже отойдя на приличное расстояние в пару-тройку километров, я всё еще продолжал слышать чьи-то безудержные вопли. То ли он её там в задницу ебал, то ли она его бревном насиловала… Грёбаные мутанты, мать их.

Только когда я миновал какой-то небольшой ручеек, крики всё таки стихли, а наступившая тишина позволила мне наконец немного успокоиться и перейти на более спокойный шаг. Не то, чтобы я не мог пройти быстрым маршем пару-тройку километров по лесу, но вот мой желудок…

С трудом подавив желание немедленно присосаться к ручейку и утолить свою жажду, я решительно пошел дальше. Если течение идет со стороны обломков “Клоунсдэйла”, то пить эту водичку уж точно не стоит. А если идет с другой стороны… Ну, точно я этого не знаю, так что рисковать не буду. Надо было маршрут запоминать, блин.

Пройдя еще сотню метров я едва не поломал ногу, наступив в какую-то колдоёбину на земле. Всё я заебался нахуй, перерыв…

Присев на валяющееся рядом бревно и закурив, я принялся вертеть в руках увесистую железную шкатулку что всучил мне Валентин. Ни замка, ни ручки, нихрена…

И как вы мне её открывать прикажете!?

Сплюнув и обматерив всех кого смог вспомнить, я с силой приложил шкатулку об бревно на котором сидел.

— Только руки ободрал, блин. — фыркнул я, обнаружив, что на коробке ни осталось и царапины.

Нормального железа в этом ёбаном мире просто нет. Либо гнётся и лопается от любого чиха, либо наоборот…

Сплюнув, я бросил шкатулку на землю и встав, достал Кольт из кобуры. Привлекать лишнее внимание, особенно сейчас, не очень-то умно, но не думаю, что мне стоит об этом беспокоиться. Истошные вопли Селестии были погромче гаубичной канонады, блин…

Отойдя подальше и сдавив спусковой крючок, я обнаружил, что даже самая демократическая в мире пуля не способна покоцать эту гребаную железяку! Только патроны трачу, блин.

— И как же эту хуйню открыть!? — недовольно пробормотал я, убирая пистолет обратно в кобуру и пытаясь найти на блестящем металле хоть какой нибудь след от пули.

— Пароль принят. — “ответила” шкатулка, заставляя меня взвизгнуть от неожиданности и, не сохранив равновесия, упасть на задницу, судорожно пытаясь достать пистолет обратно.

— Нанотехнологии, блять… — тихо буркнул я, сидя наблюдая как боковая стенка коробочки начинает открываться.

Кашлянув и поднявшись, я смущенно осмотрелся, словно бы боялся, что кто-то мог видеть моё трусливое поведение. Но вокруг никого не оказалось. Удовлетворенно хмыкнув, я молча подошел к шкатулке и поднял её с земли. Как обычно, не став тратить времени зря я просто вытряхнул содержимое шкатулки прямо на землю.

— Че за хуйня!? — недовольно сказал я, поднимая с земли какую-то странную, продолговатую штуковину, похожую грушу.

Тяжелую такую, стальную грушу с маленьким, квадратным вырезом сзади. Впрочем стальные фрукты меня сейчас интересовали не очень сильно. Из шкатулки выпало еще пара вещиц. А именно, две стальные пластины — одна совсем мелкая со спичечный коробок, вторая же покрупнее, размером примерно с ладонь.

Хмыкнув я поднял самую мелкую и с удивление отметил, что этот “коробок” уж очень хорошо подходит к размерам выемки в “груше”. Без особых колебаний я засунул железку прямо в разъем.

— Запись от… Ошибка. Дата отсутствует. — раздался неприятно-дребезжащий женский голос.

— Ёпт твою мать… Напугала, блин. — обиженно фыркнул я, с испуга выронив железную “грушу” на землю.

Но “говорящий фрукт” совсем не беспокоился о моём душевном равновесии и издав несколько неприятных для слуха щелчков, вдруг заговорил знакомым мне голосом.

— Давай, шайтан-коробка, записывай уже! Стоп, она уже работает? Ну и отлично. Кхе-кхе. — из “груши” послышался кашель Валентина и характерные звуки плевков.

Интересно, кто догадался сделать диктофон в виде железного фрукта? Эти грёбаные лошадки, или наши? Хотя, какая мне нахрен разница?

— Давным-давно, в далекой-далекой галактике… Тьфу, это другая история! Так о чем это я? Ах, да! Вспомнил! — воскликнула запись и следом послышалась еще одна порция звуков отборных драконьих плевков.

Закурив и подняв диктофон, я уселся обратно на бревно, то и дело поглядывая на оставшуюся на земле пластину. Тем временем, голос Валентина стал куда более мрачным:

— Как бы начать? Кхм, ты ведь уже знаешь об Экве Кладис и знаешь кем она была на самом деле. Точно так же ты знаешь каким образом люди появились в этом… Кхм, в этом времени. Но есть одна вещь, о которой я умолчал. О которой все умолчали... — многозначительно закончил голос и после небольшой паузы, продолжил:

— Честно говоря, я не хотел тебе об этом рассказывать. Но кроме меня просто некому, тем более что в своё время я давал обещание, так что выхода у меня уже нет. Дело в том, что все эти зверьки — пони, принцессы, сектанты и прочий генетический сброд, считали мою мать чем-то вроде божества на котором построен и держится весь мир. Но совсем немногие из них в курсе, что так оно и есть. — проговорил Валентин и замолчал.

Я тщетно пытался сообразить, к чему клонит эта хитровыебанная ящерица и в какую задницу он пытается меня втянуть в этот раз, но в голову ничего толкового не приходило. Блин, может он просто приколоться решил!? По-моему, это как раз в его духе.

Впрочем, интонация и общее настроение его голоса на записи, подсказывали мне, что сейчас он максимально серьезен. От этого я чувствовал себя еще неуютней чем прежде.

— То, что эти дикари называют магией и волшебством, на самом деле является либо продуктом биоинженерии, либо инопланетной, и не очень, техникой. Но есть и такие вещи, которые можно назвать лишь чудом. Если ты еще не понял, то я говорю про свою мать. — закончил дракон и снова решил сделать небольшую драматическую паузу.

— Заебал уже кота за яйца тянуть… — проскрипел я сквозь зубы.

Вся эта унылая муть с таинственными придыханиями и недосказанностью меня уже порядком достала. Да и к чему вся эта фигня с диктофонами? Почему просто записку не написать? Хотя да, как он её своими лапами напишет-то...

Впрочем, эти лошади умеют копытами писать, так почему этого не может огромная рептилия?

— Я знаю как ты сможешь вернуть свой мир. Не просто вернуться в прошлое, а спасти его. — раздался голос из диктофона, заставляя меня застыть в напряжении.

Не то чтобы я особо верил в слова ненормальной ящерицы, но подобные заявления пробуждали во мне, как минимум, сдержанный интерес.

— Маму сложно назвать обычным существом и её способности тоже обыденными не назовешь… Если во вселенной и есть какое-то подобие магии, то она ей определенно владела. Как бы это сказать? — сам у себя спросил Валентин и после секундного замешательства, продолжил:

— Выдернув вас из прошлого мама напрягла свои силы настолько, что просто уничтожила саму себя. Но не полностью. В этом и заключается суть моего… Кхм, моей речи. — смущенно сказал дракон и из динамика послышалась очередная порция покашливаний вперемешку с плевками.

— Мне мало что известно о мамином народе, но одно я знаю точно, манипуляция со временем была у них строго запрещена. Не уверен что могу сказать это правильно… С того момента как мама призвала людей, она находится одновременно в двух состояниях сразу. Она одновременно существует во всех временных отрезках и точно так же её там нет… — совсем тихо проговорил дракон, видимо, сам понимая, какую хуйню он несет.

То ли меня и вправду контузило, то ли я просто с рождения такой тупой, но мне никак не удаётся понять — к чему этот придурок клонит!?

— Но это состояние не является абсолютным. Хоть она и существует во всех промежутках сразу, но точно так же она может умереть — сразу и везде… Какое-то слишком сильное колдунство, я даже сам ничего не понимаю… — из “груши” донесся смущенный голос Валентина.

Не понимает он, блин. Это я нихуя не понимаю! Колдунство у него сильное, блять. Долбоёб крылатый…

Я выкинул уже давно истлевший фильтр и достал новую сигарету. Это определенно самый хуёвый день в моей унылой жизни...

— По-моему у меня голова заболела… — проворчала запись и после нескольких щелчков, раздался уже более бодрый голос гигантской рептилии:

— Если кратко и доходчиво, то есть шанс предотвратить появление моей матери на этой планете. И не просто предотвратить, а сделать так чтобы она вообще никогда не существовала. Соответственно, все производные из её действий точно так же бесследно исчезнут… Тьфу, опять заболела! — с досадой сплюнул Валентин и диктофон вновь защелкал.

Вопреки тому что моя башка уже отказывалась хоть как-то воспринимать поступающую информацию, я наконец начал понимать, о чем говорит этот поехавший мутант.

— Итак, о чем это я? Ах да, вспомнил! Так вот, грубо говоря — если полностью уничтожить останки тела моей матери, то все события что произошли с её содействием, просто перестанут существовать. Она не упадёт на планету, а человечество не начнет из-за неё войны. Но есть одно “но”... — дракон сделал еще одну драматическую паузу и как следует проплевался.

— Этот мир тоже перестанет существовать. Не будет ни этих рогатых уродцев, ни цветастых лошадок. Ни принцесс, ни драконов. Даже я исчезну. — печально добавил Валя.

Но его вздохи меня уже мало волновали. Если уничтожить инопланетную уродину сейчас, то никакой войны не будет, и меня здесь не будет, и взвода… А теперь самое главное — мы все точно так же перестанем существовать или просто будет так, что нас здесь никогда не было и… Блять, теперь у меня голова болит. Грёбаная контузия.

— Я хотел предать своё обещание. Хотел ничего тебе не рассказывать... Не то чтобы мне так уж сильно не хотелось умирать — всё таки я уже больше шести тысяч лет живу. Но всё равно, мои действия уж слишком похожи на суицид. Суицид и массовый геноцид, если быть точнее… — прозвучал смущенный голос ящера.

— Но ты мне нравишься. В тебе нет всей этой приторной сказочности, ты не поёшь дегенеративных песенок и не падаешь в обморок при виде чей-то отрезанной головы. Пусть ты и тупое ископаемое, которого не должно быть здесь, но ты настоящий. Вы все настоящие. Люди не были результатом чей-то ошибки, вы появились сами по себе. У вас не было магии, не было принцесс или богов, вы всё делали сами. С реками крови, с постоянной междоусобицей. Наплевав на всю эту чушь о пропаганде мира и дружбы, вы выгрызли себе место под солнцем, забив и сожрав всех, кого требовалось. Без соплей, без сентиментальности ваш вид достиг куда большего чем этот бутафорский мирок. — важным голосом проговорил дракон, явно гордясь былыми свершениями чужого ему вида.

Я невольно улыбнулся, будто ребенок смущающийся от похвалы родителей. Забавно, но слышать эти слова, особенно после всего что я здесь пережил, было на удивление приятно.

— Я не в праве решать достоин ли этот мир жизни, или он всего лишь ошибка которая должна быть устранен. Сам понимаешь, ошибки не могут сами себя исправлять, это неправильно. И слишком странно… — смущенно добавил “говорящий фрукт” и кашлянув, продолжил воспроизведение:

— В шкатулке есть стальная пластина. Нажми на кнопку, что сбоку, и ткни когтем в картинку слева от часов… Кхм, думаю сам разберешься как с этим обращаться, всё таки это твои сородичи сделали эту штуку. — устало произнес Валентин и зевнув, продолжил:

— Не думаю, что у меня есть шанс отговорить тебя, да я и не собираюсь. В конце-концов, я же не Селя, чтобы решать за других, верно? Желать удачи тоже не стану, это было бы как-то странно… Я сказал всё, то должен был, и теперь всё зависит только от тебя. Впрочем, мы ведь оба знаем что именно ты решил, верно? — со смешком закончил Валентин и через секунду раздался всё тот же знакомый женский голос:

— Запись окончена.

Неуверенно почесав затылок и выкинув бычок в сторону, я поднялся с бревна. Подойдя к стальной пластинке и взяв её в руки, я потратил несколько секунд на поиск нужной кнопки. Наконец, передняя сторона планшета засветилась голубым цветом, и на экране начали появляться “знакомые” иероглифы.

— Ебанутые… — недовольно буркнул я, глядя на логотип загружающейся операционной системы.

На экране красовалось нарисованное ушастое нечто с огромными глазами и мохнатым телом. Подобный стиль рисунков я уже видел в китайских порномультиках. Или корейских? Тьфу, гадость…

Под логотипом была характерная “узкоглазая” надпись, подобную которой я видел на туалетных кабинках в аэропорту возле Хомутово.

— Ну точно ебнутые… — добавил я, заметив под иероглифами надпись на чистом русском языке.
“О.С. Чебурашка — Мы всегда находим друзей!”

Сплюнув в сторону и закурив еще одну сигарету, я наконец дождался, пока вместо загрузочного экрана появится что нибудь менее идиотское. Пропев какую-то неизвестную мне мелодию, планшет наконец выдал мне список своих файлов. И все с иероглифами…

Я уже хотел было обматерить тупость дракона, который не догадался найти планшет на каком нибудь “человеческом” языке, но вдруг заметил в самом верху до боли знакомое слово.

Слово “Хуй” гордо красовалось в названии неизвестного мне файла. Без колебаний я пару раз ткнул в него пальцем и моему взору предстала подробная схема какого-то города, с жирным крестиком с краю.

Пробежав глазами по названиям улиц и строений я с удивлением обнаружил что этот город мне очень даже известен. Не думаю что у этих лошадей есть аж целых два города с “Замками принцесс” и редакцией газеты “Эквестрийская правда”.

— Ну охуеть теперь… — буркнул я, глядя на крестик с краю схемы.

Под меткой было хорошо видно название улицы и номер дома — “улица Веселая дом 41”.

То ли Валя просто прикалывается, то ли у Лизери под кроватью стоит урна с прахом этой самой инопланетной хрени или…

— Или меня опять наебали… — обиженно сказал я, вспоминая толщину входных ворот на территорию склада.

Сплюнув в сторону и выкинув недокуренную сигарету, я снял с плеча вещмешок и запихнул туда планшет вместе с “грушей”. Проверив автомат и разрядив его, я вставил магазин обратно. Может быть, мозгов у меня и вправду нет, но не настолько же? Сколько же можно на одни и те же грабли нарываться, блин. Повесив вещмешок обратно на спину и сплюнув на землю, я бодро двинулся в противоположную от бревна сторону.

Уж не знаю, в какой стороне Кантерлот и не получу ли я пизды от стражи по приезду, но меня это не волнует. Если Валя не спиздел, то скоро весь этот дурдом закончится и никакая тупорылая лошадь больше не станет ебать мне мозги.

Блин, поскорее бы!

Оглавление