Сопротивление не оптимально

Что делать Искуственному Интеллекту, когда он подходит к пределу своих возможностей? Выполнить какие-либо завершающие действия и выключиться; или, если есть возможность, спросить совета у создателей. Для СелестИИ не подходит ни один из вариантов.

Вознесение Луны

Принцесса Луна - как Достоевский: или восторгаются, или недолюбливают. Представляю вашему вниманию историю о Луне, которая после возвращения в Эквестрию сбежала от Селестии, опасаясь очередного наказания. Повествование не только покажет читателю атмосферу безмятежной Эквестрии, но и окунёт в мир закулисной дипломатии, интересов элиты и интриг, в которых на равных сойдутся все герои книги от посредственной фокусницы до Её Высочества. Эта история - попытка найти всё самое светлое, что только есть в отношениях и жизни. Она проведёт нас вслед за принцессой, показав её путь от безвольного отчаяния и смирения до принятия и жизнеутверждающего восторга.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Шайнинг Армор

Твайлайт и Луна снимаются в порно

Твайлайт вызвали на встречу с принцессами. В королевстве нехватка денег и есть только один способ к быстрому обогащению. Селестия собирается снимать порно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дети ночи

Милые дети, я вас заберу в место, где чары реальны…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Усталые путники на Каэлуме

Принцесса Рарити считала, что ее жизнь идеальна. Привольные дни в замке, друзья повсюду, и самая восхитительно прекрасная телохранительница, о которой она могла мечтать. Но когда обрушивается трагедия, она и ее возлюбленная должны столкнуться с фактом, что рано или поздно, хотят они или нет, все маленькие принцессы однажды должны стать королевами. Восьмой и заключительный рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Не самый лучший план

Твайлайт нашла Элементы Гармонии и помогла вспомнить своим друзьям, кто они есть на самом деле. Теперь им оставалось лишь применить Элементы против Дискорда. Это был далеко не самый лучший план.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Седьмой элемент

Твайлайт Спаркл узнаёт о существовании ещё одного Элемента Гармонии. Вместе с этим она узнаёт, что представителя седьмого элемента в Эквестрии не найти, и снова отправляется в параллельный мир, мир людей...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош ОС - пони Человеки

Солнце в рюкзаке

Данный рассказ является спин-оффом "Сломанной Игрушки" (рекомендуется прочесть оригинал). Он повествует о двух подругах, которые волею судьбы оказались на перепутье, но чудесным образом получили второй шанс. В чем подвох? Этот самый "второй шанс" означает не менее трудные испытания, чем в прошлой жизни. А зачастую, и большие.

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара Человеки Сансет Шиммер

Рэра

Что нужно, чтобы обзавестись своей собственной Рэрити? Правильно, купить её на каком-нибудь eBay. И не беда, если вдруг придёт DIY комплект. CC BY-NC-ND

Рэрити Человеки

Другой конец

К сожалению, не помню никнейма автора, выложившего рассказ, послуживший толчком к написанию данного...кхм "произведения". Модерацию он не прошёл и, по-видимому, теперь лежит в черновиках. После прочтения статьи на лурке у меня случились все слова на букву "Б": баттхерт, Будапешт, Багратион и многие-многие другие. Ах,да- АЛЯРМ- содержит кровь и немного жестокости. Спасибо за внимание.

Человеки

S03E05
96-102 110-111

103-109

103

Выйти из леса оказалось немного сложнее, чем я ожидал. И не только из-за того, что у меня не было ничего даже отдаленно похожего на компас. Осень уже потихоньку подходила к концу и, судя по моим ощущениям, сейчас то ли конец ноября, то ли начало декабря. А я в одном вонючем кителе и не менее пахучей майке, блин. Бушлаты я так и не заказал…

Впрочем, толку от них, если весь этот идиотизм скоро закончится? Хотя всё равно мне слабо верится в подобный исход событий. Уж как-то слишком бредово всё получается…

Но, тем не менее, я не только смог покинуть злополучный лес, но и оказаться возле знакомой мне железной дороги. Не то чтобы мне так сильно хотелось покататься на поезде, но другого выбора у меня не было. В таком состоянии как моё, наврядли возможно передвигаться на большие дистанции пешим ходом.

Когда я расположился на небольшом пригорке невдалеке от железнодорожного пути, то понял, насколько же устал. Рвотные позывы уступили место дикому желанию выпить какой нибудь воды, а еще сожрать что нибудь и вырубиться на пару недель. Обычное моё состояние с похмелья, короче.

Но возможность наглотаться облученной водички была хоть и маловероятной, но далеко не нулевой. Так что вместо поисков ближайшего ручья, мне приходилось валяться на пригорке в ожидании первого попавшегося поезда. Судя по тому, что тут два параллельных пути, составы здесь ходят почаще, чем в том грёбаном мире ковров и рогатых коров.

Правда, у меня не было уверенности в том, что эти пути хоть как-то пересекаются с Кантерлотом, но это беспокоило меня меньше, чем вероятность столкновения с каким-нибудь летающим цирком, наподобие того, что я видел совсем недавно. Нет, они, конечно, беспомощные и не представляют никакой угрозы, но пускать в расход кучу говорящих лошадок мне не очень-то хотелось. Впрочем, если Валентин не спиздел, то скоро я разъебу весь их вонючий радужный мирок, так что беспокоиться о нескольких трупах как-то глупо. Но ощущение того, что я поступаю неправильно, меня не покидало. Всё таки Сивира та еще задница, но она мне верит. Ну или я в это верю, блин.

Мои размышления прервал прерывистый гудок состава откуда-то издалека.

— Так, это мы уже проходили… — буркнул я поднимаясь с пригорка и беря автомат в руки.

Пока я проверял боеготовность своего оружия и становился на железной дороге, состав уже был в каких-то семистах-восьмистах метрах от меня. Подождав еще примерно полминуты, я уже смог различить с десяток пассажирских вагонов, прицепленных к массивной туше паровоза.

— Заебись, блин. — с досадой сплюнул я прямо на рельсы.

Что-то мне подсказывает, что эту дуру остановить будет немного сложнее чем тот лесовоз… Но делать нечего, придётся выкручиваться.

Я продолжал тупо стоять на пути у состава, всем своим видом излучая спокойствие и решительность. Ну, вернее я так хотел думать, потому что скорее всего, со стороны я скорее выглядел как какой нибудь зачуханный бомж…

Впрочем, судя по всему, машиниста слабо беспокоила моя тушка стоящая у него на пути. Издав несколько протяжных гудков, состав ничуть не сбавил скорости и продолжал нестись прямо на меня.

С секунду поколебавшись и посмотрев на паровоз, который был уже всего лишь в пятидесяти метрах от меня, я резко отпрыгнул в сторону.

— Вот ведь пидарас… — прошипел я, думая о машинисте и глядя на па пассажирские вагоны, проносящиеся мимо меня.

Но не успел я смирится с тем фактом, что “зайцем” прокатиться у меня не выйдет, как поезд заскрежетал тормозами и начал потихоньку останавливать. Сплюнув в сторону и обматерив свою недальновидность, я быстрым шагом пошел следом за тормозящим составом. По ходу дела, я самый хуёвый грабитель поездов в этом унылом мире.

Даже стыдно как-то.

Торможение состава заняло всего минуту, но на преодоление того расстояния на которое он успел отъехать от меня и мне пришлось затратить куда больше времени. Раз этак в пять.

Не обращая внимания на озабоченные физиономии, которые с интересом глазели на меня из окон вагонов, я как можно уверенней прошел сразу к кабине машиниста.

— Вы в порядке, с вами что-то случилось? — проговорило что-то странное, спрыгивая с кабины и внимательно глядя прямо на меня.

— Ох тыж ёпт твою мать! — только и смог выговорить я, глядя на мелкого верблюда в одной лишь фуражке.

— Что простите? — смущенно переспросил мутант, продолжая недоуменно осматривать меня с ног до головы.

— Кэмел, блять… — фыркнул я, злясь на себя из-за того, что испугался какого-то карликового верблюда.

Ё-мое, я здесь уже три месяца как минимум, а всё еще удивляюсь и пугаюсь всяких уродцев. Пора бы уже привыкнуть, блин.

Верблюд продолжал неуверенно таращиться на меня, видимо, не до конца понимая смысл моей последней фразы.

— Так с вами всё в порядке, мистер? — немного боязливо протянул он, видимо, уже понимая, что только что встрял.

Сплюнув на землю, я молча отпихнул машиниста в сторону и кряхтя как старая бабка, залез в кабину. Верблюд удивленно вылупился на меня, явно не понимая, как ему сейчас нужно поступить. Нет, вернее, он понимал что ему сейчас нужно просто выкинуть меня из кабины да навешать живительных пиздюлин. Но вот каким раком ему удастся это проделать, машинист решительно не мог сообразить.

— Че стоишь? Залезай давай. — буркнул я, глядя на ошарашенного мутанта сверху вниз.

Похоже что в этот момент у верблюда произошел форменный разрыв шаблона, иначе как объяснить то что он молча кивнул и с каменной мордой запрыгнул в кабину.

Я уже успел устроиться на на полу возле задней стенки и закурить сигарету, как до меня дошло что я даже не знаю куда этот чертов поезд вообще едет.

— Шэф, ты сейчас в Кантерлот едешь или еще куда? — как можно небрежней осведомился я, наблюдая как верблюд с безразличным выражением морды дёргает какие-то рычаги возле панели управления.

— Почти. Чуть не доезжая до столицы, мы заворачиваем в сторону Понивилля. — заунывным голосом ответил машинист и, дёрнув за последний рычаг, заставил состав прийти в движение и медленно начать разгоняться.

— Ну, это раньше ты не доезжал… — протянул я и подождав пока машинист недоуменно взглянет на меня, ухмыльнувшись, продолжил:

— Мечты сбываются, хуле! — наигранно весело закончил я, самодовольно затягиваясь сигаретой.

С секунду пожевав губу, верблюд наконец решил высказать своё недовольство вызванное неожиданным появлением моей унылой, небритой рожи.

— Мистер, а не много ли вы на себя берете? Ведь я могу высадить вас там же где и… — начал шипеть уродец, но резко замолк, едва я встал с пола и распрямился во весь рост.

Видимо, тот факт, что я оказался выше этого мутанта раза этак в три, возымел должный эффект. Мутант опасливо смерил меня взглядом и вежливо улыбнувшись, быстро отвернулся обратно к панели.

— Так-то лучше… — выдохнул я, садясь обратно на пол.

Странно как-то выходит. Я, вроде как, взял в заложники целый пассажирский поезд и, почему-то, совсем не беспокоюсь о последствиях. Хотя, какие тут могут быть последствия? В угол они меня поставят что ли? Или цирк летающих пидарасов по мою душу прилетит? Тьфу, даже не интересно как-то. Одноногого пенсионера ограбить — и то сложнее. Он хотя бы будет сопротивляться...

Впрочем, расслабляться рано. Хоть большинство этих лошадок не представляют никакой угрозы, но у Лизери по-любому есть что нибудь, что даст мне просраться. Сороконожек и “водяную” артиллерию я уже видел, и что-то мне подсказывает — это еще далеко не всё.

— У вас тут чего пожрать? — обратился я к машинисту, чувствуя что еще немного и точно помру от голода и жажды.

Верблюд испуганно посмотрел на меня, словно подумал что я решил сожрать его. Фыркнув и потянувшись к набедренному карману, я снова заговорил:

— Да не боись, я заплачу… — сказал я, доставая из кармана горсть золотых монеток.

Должен же здесь быть какой нибудь вагон-ресторан,или что-то в этом духе?

Вопреки моим опасениям, до Кантерлота я добрался без особых происшествий. Даже сожрал половину буфета, которым заведовал проводник поезда. Пассажиры, конечно, сильно удивились моему появлению, но отнеслись к этому достаточно спокойно. Даже когда объявили что поезд совершит кратковременную остановку в Кантерлоте, никто не выразил даже намека на недовольство. Золотые монетки пришлись по нраву верблюду и проводнику, в лице небольшой, но крепко слаженной кобылы. Получив на каждого по пятнадцать монет, они не только вызвались довезти и обеспечить меня всем необходимым, но и даже пообещали никому про меня не докладывать.

Мне, конечно, насрать, но возражать я не стал, а лишь отсыпал им все монетки что у меня еще остались. Один хрен, они мне больше не понадобятся, а эти поганцы хоть порадуются перед смертью. Несчастные ублюдки…

На вокзале, похоже, никто не обратил внимания на не пойми откуда взявшийся поезд, явно нарушающий расписание. То ли ночью у них все дежурные по станциям спокойно дрыхнут, то ли всем просто похуй. Скорее всего — второе.

Наевшись всякой хрени, навроде пирожков с капустой и бутербродов с огурцами, я чувствовал себя не в пример лучше, чем раньше, но тем не менее, меня всё еще штормило, а ноги так и норовили унести куда нибудь в сторону и уронить в ближайший кювет.

Впрочем, этого, к счастью, не произошло. Сойдя с поезда и убедившись в том, что в округе нет никаких крылатых пидарасов, я быстрым шагом пошел на выход с вокзала. Дорогу до нужного мне склада я, честно говоря, помнил весьма смутно, но это было не так уж и важно.

Достав “узкоглазый” планшет из вещмешка и совершив простые манипуляции, я без особого труда смог отыскать своё местоположение, а затем и нужный мне маршрут.

В городе никого толком не было, только парочка каких-то забулдыг возле привокзального кабака пытались совладать с земным притяжением и не поцеловаться с каменной брусчаткой. Одному из них это даже удалось. Правда, ненадолго. Едва завидев, как я выхожу на свет фонаря, он, нервно икнув, растянулся на дороге рядом со своим уже спящим товарищем. Но меня все эти алкоголики слабо волновали…

Пройдя около километра и не заметив ничего подозрительного, я оказался возле знакомых мне толстенных ворот. Как и в прошлый раз, воротины были приоткрыты и никакой охраны в обозримом пространстве не наблюдалось.

Сняв с плеча Калашников и убедившись в том, что он полностью готов к бою, я осторожно прошел через ворота. Честно говоря, мне казалось что вот-вот на меня должна накинуться, как минимум, хотя бы одна сороконожка, но почему-то вокруг было всё так же темно и тихо. Только со стороны здоровенного каменного склада доносились какие-то громыхания вперемешку с приглушенными криками.

То ли Рональд с Валей меня наебали и это самый обыкновенный склад с немного ёбнутой начальницей, то ли всё это всего лишь маскировка, и сейчас меня будут иметь во все щели… И самое неприятное — это то, что я даже не знаю, что лучше.

Еще раз проверив предохранитель, я медленно прошел через разгрузочный пандус и оказался между нагромождений всевозможных ящиков и коробок.

Из центра помещения продолжали доносится уже более отчетливые звуки кипящей там работы.

— Блин, может и вправду наебали… — прошептал я, огибая трехметровый контейнер.

В центре зала туда-сюда сновали всё те же жеребцы, разодетые в одинаковую форму. Судя по расслабленным физиономиям и постоянной ругани между собой, ни о каких сектах они не слышали…

— Какая приятная неожиданность! — воскликнула знакомая кобыла, что только что материла парочку своих подчиненных.

— Да уж, приятней не бывает… — фыркнул я, заметно расслабляясь и выходя из-за ящиков.

Лизери, может быть, та еще залупа, но на поехавшую сатанистку, которую мне рисовал поехавший старпёр, она совсем не похожа. К тому же, у неё есть замечательный бар и я очень даже не против немного нажраться.

— Доктор Брейзен будет в восторге. — радостно воскликнула Лизери, внимательно глядя мне в глаза.

— Не понял? — опасливо переспросил я, замечая как рабочие прекращают заниматься своими обязанностями и начинают медленно приближаться ко мне.

Вот ведь блядина! Всё-таки не наебали, мутанты хуевы. Или я чего-то не понимаю? Может быть мне просто послышалось или старпёр спиздел и про Брейзен? Да и…

Мои размышления прервал звук упавшей коробки за моей спиной. Быстро обернувшись я заметил ту самую пару алкоголиков, которую я встретил на выходе с вокзала.

— Ну нахуй… — буркнул я, вскидывая автомат и сходу открывая огонь.

Алкашня “закончилась” сразу. Несколько красивых фонтанчиков крови и ошметки плоти, летящие во все стороны подтверждали эффективность промежуточного патрона против этих сказочных мутантов.

Быстро обернувшись к центру зала, я дал еще одну длинную очередь, заставляя подступавших ко мне “рабочих” приобретать по несколько дырок на своих разноцветных телах.

Я уже хотел было удивиться, что всё проходит как-то слишком легко и непринужденно, но вдруг почувствовал резкую боль в правом колене. Возникшие через секунду судороги проходящие по всему телу и заставляющие мои мышцы сокращаться в бешенном темпе, мгновенно опрокинули меня на бетонный пол склада. Из-за бешенного шума в ушах я даже не услышал звука удара моего тела о пол.

Башка наотрез отказывалась работать. Я даже не мог понять, уронил-ли я автомат или он все еще лежит у меня в руках? Впрочем, электрический ток, проходящий по моему телу, слабо помогал в размышлениях…

— Ёбаные лошади… — выдохнул я, как раз перед тем как в помещении всё внезапно потемнело.

— Милый, просыпайся, на пора заниматься. — услышал я чей-то ласковый голос, совсем рядом с собой.

Издав протяжный стон и с трудом разлепив глаза, я уставился в безупречно белый потолок над своей головой. Я опять в госпитале что ли? Ну и хорошо, а то весь этот пиздец меня уже заебал. И как я здесь…

— Отлично! Я знала что ты выдержишь! — воскликнул всё тот же голос позади меня.

Я попытался присесть и обернуться, чтобы взглянуть на говорившего, но неожиданно для себя обнаружил что все мои конечности прикованы к столу на котором я валяюсь.

— Ёпт… — испуганно буркнул я, предчувствуя что пиздец только начинается.

— Дорогой, не ругайся. Во первых — это не вежливо, а во вторых — это не помогает. — проговорила кобылка, появляясь слева от меня.

— Всё таки не спиздел… — прошептал я, глядя на Брейзен одетую в чистый белый халат.

— Ну вот, опять… — как-то грустно вздохнула синяя пони и, на секунду отвернувшись в сторону, повернулась ко мне сжимая в зубах какую-то хреновину, до боли напоминающую ножницы по металлу.

— Погоди, ты че соби… Бля-я-ядь!!! — заверещал я, когда кобылка в одно движение отсекла мне указательный палец на левой руке.

— Мфе нифаффа нифрафифось, фаф фы фуфаефся! — обиженно пробубнила ебанутая лошадь и через секунду отрезала мне большой палец.

— Сука, хули ты… Су-у-ка!!! — вновь заорал я во всё горло, когда Брейзен лишила меня и среднего пальца на левой руке.

Так, лейтенант, закрой варежку и не ругайся. Молчи, блять!

Ёбнутая пони внимательно посмотрела на мою скривившуюся рожу и, подождав какое-то время, отложила ножницы в сторону.

— Я всегда говорила, что общий язык можно найти со всяким. Особенно если он крепко связан, верно? — со смешком закончила она, опять отворачиваясь от меня.

Едва ли не плача от боли и страха, я взглянул на свою изуродованную левую руку и крепко сжал челюсти. Не то, чтобы я боялся вида собственной крови, но когда она льёт из меня фонтаном…

— Мне давно хотелось поработать с живым Древним. Нет, на мёртвых, конечно, можно проводить почти все необходимые химические и анатомические опыты, но это всё теория… — будничным голосом проговорила докторша, продолжая ковыряться в своих инструментах, расставленных на столике прямо перед ней.

— А ты знал, что болевой порог у минотавров гораздо выше, чем у пони? А у слонов еще выше, чем у минотавров? Но самое интересное — это что, что большинство из них умирало еще на стадии отлова. Представляешь, они не выдерживали даже удара тазером! — возбужденно воскликнула кобылка, на секунду повернув голову в мою сторону, словно ожидая от меня какой-то реакции.

— Что тебе нужно? — тихо спросил я, чувствуя как в голове появляется уже хорошо знакомый мне шум.

— Ох уж эти жеребцы… Ну никакой романтики! Чуть что, так сразу к делу. — обиженно проворчала докторша и через секунду снова развернулась ко мне.

— Фе феффафя! — строго буркнула она, сжимая в зубах хирургическую пилу.

— Эй, погоди что ты… — заканючил было я, но, заметив появившуюся ухмылку на морде синей лошадки, замолчал.

— Отсоси. — коротко сказал я, чувствуя как накатившая было дрожь по всему телу, отступает.

Может быть, я никогда не был похож на отца. Может быть, я всего лишь обыкновенный лейтенантик, каких десятки тысяч. Может быть, я никогда ничем не выделялся — не штурмовал ДОТы, не кидался с гранатой под танк и не закрывал грудью амбразуру. Увы, герой из меня, как из говна граната.

Но я пережил последние месяцы. Пережил их стойко и не скуля по каждому поводу. Я выжил. Ни пуля из автомата, ни хищная сороконожка, ни ебанутая стерва с в конец съехавшей башней, ни ядерный взрыв не смогли убить меня. И если эта тварь думает что я полностью нахожусь в её власти, то она сильно ошибается. Пускай хоть на ремни режет, всё равно я буду лучше неё. Я-то не какой-то вонючий мутант, верно?

Ухмыльнувшись и до крови прикусив губу, я смотрел как Брейзен отпиливает мне кисть по запястье. Боль была неимоверная и даже закушенная губа не смогла заставить меня сдержать громкие стоны. Но я молчал.

Синяя блядина то и дело скашивала глаза мне на лицо, в надежде увидеть, как я корчусь от боли и верещу как маленькая шлюха, но я лишь продолжал ухмыляться и тупо стонать, как ебущийся осёл. В голову пришел дурацкий вопрос о том, насколько же неудобно держать пилу в зубах. Надеюсь, этой суке потом полгода к стоматологу ходить придется…

— Фуф, ну и толстая же кость попалась! — посетовала докторша, убирая хирургическую пилу и с интересом осматривая место среза.

Я молчал, продолжая крепко сжимать челюсти и стараясь не смотреть на то, что осталось от моей левой руки.

— Ладно, отдохнуть еще успеем, верно? — со вздохом спросила Брейзен и не дожидаясь ответа, снова взяла в зубы окровавленную пилу и обошла меня, встав возле правой руки.

Я уже мысленно попрощался с возможностью подкурить себе сигарету самостоятельно, как вдруг раздался какой-то неприятный, скрежещущий писк.

— Доктор Брейзен, я надеюсь, он еще живой? — раздался приглушенный голос Лизери со стороны моего затылка.

Синяя кобыла разочарованно выплюнула пилу мне на грудь и пошла в к источку звука.

— Конечно! Мы только начали! — весело сказала докторша.

— Я рада. Немедленно доставьте его в хранилище. Эскорт уже в пути. — четко проговорила начальница.

Вновь раздавшийся протяжный писк недвусмысленно намекал на невозможность каких либо возражений.

— Фыр-фыр-фыр, я вся такая важная, я вся такая белая! — раздраженно проговорил синяя пони и опять появившись в поле моего зрения, обратилась уже ко мне:

— Ох уж это начальство, да? Ладно, сейчас тебя на склад отвезут, там ты поможешь ей с кое чем, а потом мы продолжим… — закончила кобылка, многозначительно улыбаясь и обходя меня по кругу.

Оказавшись возле левой руки… Тьфу, левой культи, она вдруг ахнула и что-то пробормотав быстро отвернулась к своему столику с инструментами. Через пару секунд, она уже зубами обрабатывала мой обрубок, а еще через минуту, теми же зубами забинтовывала.

Как бы мне не хотелось скрыть своё удивление столь резкой переменой в её поведении, но выходило у меня не очень. Докторша отлично поняла мой немой вопрос и неопределенно взмахнув передним копытом, произнесла:

— Мы ведь не хотим, чтобы ты умер по дороге на склад или обратно? Это было бы сли-и-ишком быстро… — улыбаясь закончила она, продолжая спокойно глядеть мне в глаза.

Лечить, чтобы дольше калечить. С логикой у этой лошади явно что-то не так. Впрочем, меня это не очень-то волновало. Боль в руке наконец-то начала потихоньку отступать и я уже мог дышать более спокойно не издавая стонов при каждом выдохе. Блин, если я выживу, то эту суку я буду убивать долго. Блять, оче-е-ень долго…

Звук открывающейся двери известил меня о том, что мой “эскорт” уже прибыл.

— Поосторожней с ним, мальчики. — вежливо попросила Брейзен, ласково глядя мне в глаза.

Но не успел я сказать ей то, что я думаю о всех этих её “осторожностях”, как ощутил что “стол” пришел в движение. Похоже что приковали меня к обыкновенно каталке. Видимо эти козлы с самого начала планировали меня куда-то везти. Блять, а руку отпиливать они тоже планировали!?

Как же меня всё это заебало…

104

— Записывай. — скомандовала принцесса Луна одному из своих писцов и, как следует прокашлявшись, начала громогласно декларировать свой указ:

— Приказываю. Кхм… отозвать всех стражников из Мортус Виа, Понивилля и Мэйнхетенна. Освободившимся кадрам немедленно явиться обратно в Кантерлот. По прибытии все, повторяю — Все гвардейцы должны незамедлительно поступить под командование полковника Хувс и оказать посильную помощь в охране и патрулировании города. — закончила темно-синяя пони, наблюдая за тем как седой жеребец тщетно пытается поспеть за словами принцессы и успеть записать их на бумаге.

В последние два дня во дворце был форменный бардак. Внезапно был уничтожен целый город со всеми его жителями, убито больше двух десятков стражников в Кантерлоте, и наконец, в самый неподходящий момент принцесса Селестия бесследно исчезла. Голова у ночной пони уже буквально раскалывалась от выслушивания бесконечных отчетов и докладов о полученном уроне, беспорядках и общих настроениях в городе. За все эти два дня, принцесса практически не отлучалась из тронного зала. Не хватало времени не то что на сон, а даже на банальный прием пищи и справление естественной нужды.
“Как же я скучаю по обычным, серым и унылым ночным дозорам...” — про себя жаловалась темная кобылка, уже готовая на всё что угодно, лишь весь этот бедлам прекратился.

— Это всё, ваша милость? — осведомился писец, прерывая размышления принцессы ночи.

Луна на секунду замялась, тупо вылупившись на своего подданного, явно не понимая что он от неё хочет, но уже через пару секунд она вновь привела себя в форму.

— Да, немедленно передайте указания курьерам. — еле сдерживая зевок, ответила принцесса.

— Как пожелаете. — сказал седой жеребец и поклонившись, бодрым шагом направился на выход из тронного зала.

— Ах да, задержитесь еще на минутку… — остановила кобылка своего подчиненного.

Писец послушно замер и едва ли не по уставу развернулся к трону.

— Устройте в городе какой нибудь праздник… Ну там, сидра нагоните, яблоки на улицах раздавайте, артистов позовите… Пускай горожане немного развеются, а то так и до бунта недалеко… — тихо добавила ночная пони.

— Я лично проконтролирую подготовку к мероприятию. — заверил её жеребец и поклонившись, быстрым шагом вышел из тронного зала.

Луна обвела усталым взглядом помещение и, к своему удивлению, не обнаружила ни одного существа с “безумно важным и безотлагательным” делом.

— Э-э-э… Лейтенант, у нас больше нет посетителей? — неуверенно обратилась принцесса к серой кобылке, сидящей рядом с троном.

— Нет, ваше величество. — быстро отрапортовала Сивира, сверившись со списком посетителей, что лежал на столе перед ней.

— Ну и славненько… — выдохнула Луна, расслабившись и буквально растаяв на своем троне.

Лейтенант, как-то вяло хмыкнув, позволила себе опереться передними ногами о стол и устало положить голову на копыта. “Когда я просила о новом назначении, я имела ввиду несколько другое...” — печально вздохнула ночная пони, вспоминая последние двое суток.

Честно говоря, кобылке слабо верилось что происшествие в Мортус Виа и подрыв Клаудсдейла это дело рук Лукина. “Он, конечно, тот еще подонок, но не до такой же степени!” сама себя убеждала серая пони, в тайне храня надежду на то, что вся эта история сможет разрешиться сама собой. Она надеялась, что сможет первой добраться до лейтенанта и помочь ему оправдаться. Так просто предавать своего кавалера кобылка не собиралась...

Но, вопреки её ожиданиям, полковник не удовлетворил просьбу дочери о назначении в боевое подразделение, а лишь приставил её в качестве телохранителя к принцессам. На справедливое негодование кобылки по поводу назначения на такую “тыловую” должность, офицер лишь раздраженно махнул копытом и безразлично пробубнил::

— И без тебя разберутся… Тем более, должен же во дворце остаться хоть один толковый офицер!?

Оспорить приказ Сивира не могла. Да и она сама прекрасно понимала причину подобного поступка своего отца. Всё, таки лейтенант состояла в романтических отношениях с подозреваемым, и допускать её к его поимке было бы как минимум не разумно.

Хотя и посылать её во дворец, а тем более, приставлять “телохранителем” к принцессам, было немного странно. Особенно если учесть, что могущество и сила правительниц Эквестрии не знала себе равных во всем мире. Во всяком случае, так было раньше…
“Впрочем, всё не так уж плохо. Шайнинга вообще на интенданта поставили, так что мне можно только позавидовать...” — хмыкнула лейтенант и вспомнив о словах Лукина, что до сих пор не давали ей покоя, повернулась к принцессе.

— Эм, ваше величество, разрешите вопрос? — смущенно спросила Сивира после минутной паузы.

— Ну что же ты такая зануда!? Я сколько раз тебе говорила, что когда мы наедине, ты можешь не обращаться ко мне по титулу! — недовольно проворчала принцесса, повернув голову в сторону своего “секретаря”.

— Это… Это очень неудобный вопрос, ваше… — запинаясь заговорила лейтенант, но темно-синяя пони резко прервала её:

— Лейтенант Хувс, вы один из трёх гвардейцев, на которых я могу рассчитывать. Я очень ценю и дорожу такими кадрами, но если ты продолжишь повторять “ваше величество”, то я кину в тебя чем нибудь тяжелым… — устало пообещала принцесса и, заметив замешательство на мордочки Сивиры, расплылась в улыбке.

— Ваше… Кхм, то есть Луна, в вашем подчинении находится вся ночная гвардия и я уверена что вы можете рассчитывать… — начала было кобылка, но аликорн снова её прервала:

— По бумажкам-то да, они подчиняются мне. А на деле… Зарплату им платит Селестия, так что я тут так — трон нагревать, да на башне по ночам в трубу смотреть. — закончила принцесса, грустно хмыкнув.

— Но всё не так плохо, пока у меня осталось хоть несколько пони, преданных именно мне. Так о чем ты хотела спросить? — произнесла повелительница ночи, ерзая на троне и устраиваясь поудобнее.

Лейтенант некоторое время молча смотрела на свою принцессу, подбирая нужные слова, и, наконец решившись, осторожно заговорила:

— Это ведь не правда то что вы двигаете Луну и украшаете ночное небо звездами? — совсем тихо закончила Сивира, боясь разгневать могущественного аликорна.

— Ах, это… — ахнула правительница, удивленно приподняв брови и внимательно глядя на лейтенанта.

Несколько секунд, принцесса лишь молча смотрела на Сивиру и задумчиво покусывала губу, размышляя над ответом.

— Ну-у-у… Вообще-то, я сейчас должна встать с трона и громогласно обвинить тебя в измене. Ну а потом; темница, допросы и позорное изгнание из стражи, но… Кхм, я же не Селестия, верно? — со смешком сказала Луна и, заметив, как Сивира облегченно кивает, продолжила:

— Нет, конечно. Ничего я не двигаю и не украшаю. Селли, кстати, тоже. — устало закончила Луна, уже буквально ложась на трон.

— Но зачем же вы тогда всем врёте!? — возмущенно вскрикнула лейтенант и сама же испугалась своего голоса:

— Простите ваше величество, я… — начала она бормотать извинения, но осеклась когда ей в нос прилетел какой-то свиток с приказами.

— Я предупреждала! — беззлобно заявила принцесса и, устроившись поудобнее, закрыла глаза, засыпая.

— Это было уже так давно, что я и не помню… Сразу после великой зимы, нашим миром правило одно странное существо, которое и создало жизнь на земле. Первые пони не отличались особым умом или критическим мышлением и поклонялись ему как всемогущему божеству. Они верили, что и Солнце и Луна, как и всё остальное, тоже его творение. Ну а потом… — зевая проговорила Луна и после небольшой паузы вновь заговорила не открывая глаз:

— Потом Эква Кладис, как её называли первобытные народы, просто исчезла. Куда и как никто не знал, но после неё остались, так сказать, её дети. Первая пони и первый дракон. Дракон занимался чем угодно, но только не продолжением дела своего создателя, а вот королева…

— Королева!? — изумленно переспросила Сивира, не веря своим ушам.

В Эквестрии было не принято спрашивать о том, почему у них правят принцессы. Но многие задумывались над вопросом — “Если есть принцессы, тогда должны были быть король или королева. А если они должны были быть, то куда подевались?”
— Да, королева. Наша с Селестией мать. Именно она правила миром после ухода богини. — спокойно пояснила Луна, ерзая и стараясь устроится поудобнее.

— Но тысячу лет назад… Кхм, Селестия никогда не отличалась нехваткой амбиций. А королева была далеко не такой могущественной как богиня, а я же... Я же всегда была слишком нерешительной. — печально вздохнула Луна, вспоминая события тысячелетней давности.

— И тогда она отправила вас на Луну? — ошарашенно спросила Сивира, стараясь не рухнуть в обморок от откровений принцессы.

— Луну? — переспросила правительница, и, открыв глаза, удивленно посмотрела на подчиненную.

После секундной паузы, темная кобылка прыснула от смеха.

— Святая простота! Я поражаюсь наивности нашего народа! — смеялась повелительница ночи, отчего Сивира обильно покраснела, почувствовав себя полной дурой.

— Хотя, в каком-то смысле я действительно была на Луне… Во всяком случае, там было так же холодно — всё еще хихикая, добавила принцесса.

— На самом деле, после гражданской войны, Селестия отправила меня на далекий континент, далеко-далеко к востоку отсюда. Крайне мрачное место, если откровенно. Зима девять месяцев в году и повсюду живут угрюмые медведи. А еще там иногда встречались какие-то непонятные, но жутко агрессивные железяки, поющие какие-то странные песни о “Союзе из пепла восставшем” и нападающие на всё живое в поле их зрения… Очень неприглядное местечко, если откровенно. — проговорила принцесса и вновь закрыла глаза.

Пару минут кобылки пребывали в молчании. Сивира пыталась осознать только что открывшуюся истину, а Луна, в свою очередь, боролась со сном.

— А почему Селестия вас изгнала? То есть… Она ведь убила королеву и… — заговорила лейтенант, прерывая тишину .

— Почему она и меня не убила? — спросила принцесса, открывая глаза и внимательно смотря на офицера.

Кобылка смущенно кивнула.

— Я всегда думала, что она всего лишь пожалела свою несчастную, младшую сестренку… Мне ведь всего тысяча сто сорок лет. Я и маму-то плохо помню… — усмехнулась принцесса.

— Но всё оказалось немного прозаичней. Селестия боялась дракона. Она боялась что когда он проснется и узнает что произошло на самом деле то придет в бешенство. Но как это ни странно, Селестии удалось этого избежать. Она просто не стала изменять наши титулы. Ну а поскольку произошедшее с королевой, в каком-то смысле, можно было назвать несчастным случаем, то с юридической точки зрения Селли была полностью невиновна в смерти матери. А меня, как мятежницу, она всего лишь отправила в ссылку... Забавно, но это помогло. У Валентина видимо с головой не всё в порядке… — обиженно закончила принцесса, вспоминая своё знакомство с древним существом.

— Несчастный случай? — переспросила лейтенант, чувствуя, что еще немного, и проблемы с рассудком заимеет и она сама.

— На неё скала упала. — коротко ответила Луна, не придавая особого внимания резкому приступу кашля, настигшего Сивиру.

— Ну а про Солнце, Луну, звезды и прочее — это уже традиция. Сначала пони верили что ими управляет Эква Кладис, затем, королева ну а теперь мы. Селестия считает, что это идет только на пользу. — наконец подошла принцесса к первому вопросу.

В зале снова наступила тишина. Сивира молча злилась на весь мир за то, что всю свою жизнь боготворила кровожадного узурпатора, а Луна мирно сопела, распластавшись на троне.
“Она всё время врала. Всегда и во всем, а мы, как слепые дураки, ей верим. Даже радуемся ей, как жеребята получившие леденец…” — про себя ругалась Сивира, даже не представляя что ей делать дальше.

Весь мир вдруг перевернулся с ног на голову. Принцессы — не непогрешимы, Эквестрией правит узурпатор, а народ — тупой скот, не видящий дальше собственного носа.

— Ну охуеть теперь… — буркнула лейтенант и сама поразилась чужой, но одновремено такой родной и близкой фразе.

105

Как оказалось, меня затащили в какой-то, то ли бункер, то ли подвал. Иначе как объяснить что на протяжении всего пути до склада мне на глаза не попалось ни одного окна? Да и общая протяженность коридоров была куда больше, чем вся территория склада вместе взятая. Меня долго везли по каким-то закругленным ступенькам вверх, затем по длинному, узкому коридорчику и только потом я сообразил, что меня уже подвезли к этому самому хранилищу. Культя продолжала кровоточить, о чем недвусмысленно говорили повязанные бинты уже ставшие темно красными.

Уж не знаю, от потери крови, шока, боли или переутомленности, но окружающий мир я воспринимал как-то отрешенно. Словно всё это не со мной происходит. Правда, боли в левой руке продолжали напоминать мне, что всё это не сон, а очень даже наоборот.

Чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей по поводу своего будущего, я принялся осматриваться по сторонам, то и дело приглядываясь к своему “эскорту”. Двое светло серых жеребца, разодетые в одинаковую форму, безразлично толкали каталку сзади. За всю дорогу до хранилища они ни проронили ни слова. Даже не почесались ни разу, блин.

То ли у них тут мозги промывают так что Геббельс позавидует, то ли они умственно отсталых набирают. Скорее всего — и то, и другое.

— Надеюсь, с тобой хорошо обращались? — услышал я знакомый женский голос, когда каталку со мной завезли в какой-то здоровенный подземный ангар.

— Охуенно. — коротко буркнул я, осматривая огромное, почти полностью пустое помещение.

Выпендриватся и орать что-то вроде; “Ублюдки, выпустите меня!” мне не особо хотелось. Да и бессмысленно. Один хрен — не выпустят. Но если мне всё-таки представится шанс слезть с этой вонючей каталки… Замочу. Всех и сразу, а Брейзен её же копыто в жопу затолкаю. И плевать, что одной рукой неудобно, изъебнусь как-нибудь…

Лизери расплылась в теплой улыбке, и, оглядев пару своих подчиненных, стоящих позади неё, снова заговорила:

— Не волнуйся, я не задержу тебя надолго. Скажешь пару слов и сразу же поедешь в Понивилль к своей “мышекрылой”. — весело пообещала кобылка, глядя как мой эскорт занимает позиции возле выхода из хранилища.

Пиздит. Она определенно пиздит. Нет, они конечно тупые, но не настолько же!?

Я молча кивнул, не издав ни звука. Верить в то что эти уродцы отпустят меня, я даже не собирался.

Лизери, видимо, удовлетворившись моим послушным поведением, развернулась и ткнула передней ногой в сторону какой-то здоровенной бочки стоящей посреди зала. Присмотревшись к “бочке”, я с удивлением обнаружил что внизу у неё приделаны небольшие сдвоенные гусеницы, как у старых броневиков. Да еще и пара небольших, но толстых труб, торчащих из закругленных боков…

— Мы с ним уже пять лет мучаемся. Систему, параметры целей и боевые программы переделали за пару недель. Но вот систему активации перепрограммировать так и не вышло. — со вздохом сказала Лизери, заметив моё удивление.

Ёпт, это че за фигня? Робот чтоли? Настоящий!? Да еще и боевой!? Ну нихуя себе! Блин, не лишись я сегодня руки, то наверное даже порадовался за достижения отечественной техники. Или не отечественной, хрен разберешь…

— Я знаю о чем ты думаешь… — хитро обронила лошадь, видимо увидев на моей роже задумчивое выражение.

— Приоритеты командования мы тоже изменили. А так же, на всякий случай, вынули все боеприпасы. Ну а чтобы у тебя не возникало лишних мыслей… О, вот и они! — воскликнула она, глядя на дверь за моей спиной.

Еще до того как послышались раздвигающиеся в сторону створки, я уже знал кто именно сюда ползет. Шелест хреновой тысячи лапок нельзя было перепутать ни с чем другим. Ну, по крайней мере, мне.

— Оцепить, ждать команды.. — коротко скомандовала Лизери, указав копытом на “боевое ведро”.

Две сороконожки послушно встали по сторонам железяки и неподвижно замерли, ожидая указаний.

Кивнув одному из своих помощников и поглядев, как он медленно приближается к роботу, гребаная лошадь повернулась в мою сторону:

— Пять лет мы пытаемся заставить эту жестянку поверить, что мы люди. Какие только чучела не собирали… И из живых органов, и из тряпок и из, прости за выражение, говна тоже людей собирали. Ни в какую! — с досадой закончила она, видимо сожалея о том что ей приходилось собирать людей из говна.

Они тут совсем ёбнутые, блять…

— В программу активации влезть никак нельзя. Она находится… Кхм. — кашлянула кобылка, посмотрев на второго своего подчиненного, стоящего рядом с ней.

— Не привязан к операционной системе и находится на другом носителе. В отключенном состоянии или без заводского ключа мы не можем не то что редактировать, а даже просто просмотреть содержимое встроенного носителя. Но методом подбора мы сможем найти необходимый код если затратим еще три года или... — затараторил жеребец в одетый в такую же форму как и мой эскорт, но только белого цвета.

— Достаточно. — оборвала его белая уродина, подняв копыто вверх.

Похоже, что этот трындеж был непонятен не только для меня…

— В общем, твоё дело всего лишь присутствовать при активации машины. Потом поедешь домой, вот и всё! — заверила кобылка, тепло улыбаясь мне.

Я молча кивнул, в очередной раз подивившись, насколько же мне сейчас хочется выбить ей все зубы и обоссать. Но отпиленная кисть, две сороконожки и общая слабость ставили на моей мечте жирный крест. В казарму я уже не вернусь и даже этих пидарасов не переубиваю. Зря я вообще во всё это ввязался. Надо было в Понивилле оставаться, блин.

— Готово. — отрапортовал зеленый пони, ковырявшийся в основании “бочки”.

— Запускай. — коротко приказала Лизери и медленно выдохнув, повернулась к машине.

Жеребец нажал на что-то и через секунду послышался звук хлопнувшей крышки.

Какое-то время ничего не происходило и я уже начал думать, что эти тупые мутанты меня разыгрывают, но робот неожиданно ожил.

— Связь со мобильным штабом сто тридцать четвертой мотострелковой бригады… Отсутствует. Связь с командованием северо-американского фронта… Отсутствует. Связь с центром обслуживания автоматизированной робототехники… Отсутствует. — зазвучал “железный” голос робота, который начал мелко подрагивать и немного прокручивать гусеницы взад — вперед.

— Почему не обездвижили!? — недовольно спросила Лизери у вернувшегося к ней зеленого пони.

— Так мы никогда не отключали… — стараясь перекричать железный голос жестянки ответил механик и испугано заметив недовольство своей начальницы, поспешно добавил:

— Вся система работает от одного аккумулятора и если…

— А провода отключить не пробовали!? — злобно перебила его белоснежная пони и быстро зыркнув на меня, уставилась обратно на не прекращающую говорить железную бочку.

— Заводские ключи… Отсутствуют. Перехожу к внешнему опознаванию… — пробубнил робот и резко пришел в движение, поочередно поворачиваясь ко всем присутствующим в хранилище.

Я бы, наверное, еще порадовался за отечественную науку и подивился проворности машины, что может вот так ловко вертеться на месте, но затекшая шея немного мешала...

— Неопознанное животное… Неопознанное животное… Неопознанное животное… — бубнила “бочка”, потряхивая своими коротенькими ручками и продолжая вертеться на месте.

Закончив с сороконожками, Лизери с её ручными пидарасами и моим эскортом, жестянка наконец уставилась на меня самого.

— Опознание пройдено… Активация разрешена. — отрапортовал робот и замер, словно разглядывая меня.

— Ну наконец-то! — радостно воскликнула Лизери и, оглядев своих подчиненных, повернулась ко мне, с твердым намерением что-то мне сказать, но вновь раздавшийся железный голос, заставил её замереть.

— Товарищ лейтенант, я объявляю вам устный выговор за грубое нарушение формы одежды и небрежный внешний вид. Пожалуйста, доложите об этом своему непосредственному командиру в течении трех суток. — проговорила “бочка” и замолкла, изредка пощелкивая динамиками, словно ожидала моего ответа.

— Э-э-э… Есть!? — скорее спросил, нежели подтвердил я.

Общая ебанутость ситуации уже давно вышла за допустимую грань, так что моё удивление было лишним. Подумаешь — бочка выговор делает? После летающих лошадей и говорящих коров, это всё так — хуйня…

— Везите обратно. — распорядилась Лизери после того как удостоверилась что робот не собирается делать мне еще какие нибудь замечания.

Два мудака из эскорта быстро зашли ко мне со стороны ног и послушно начали толкать каталку к выходу. Я даже не успел сказать “лживая сука, ты же обещала!” или еще какую нибудь шаблонную фразу, как опять услышал голос кобылы.

— Стоп! — скомандовала она.

В её голосе слышалось явное напряжение. Приподняв голову я с удивлением обнаружил что бочка стояла всего лишь в каком-то метре от меня. Как собака прямо, разве что хвостом не виляет…

— Прикажи ему остаться! — обратилась ко мне начальница, тоном не терпящим возражений.

— “Прикажи ему остаться”? — тупо переспросил я, глядя как сороконожки медленно занимают свои позиции возле “бочки”.

— Ты тупой или глухой!? — раздраженно рявкнула Лизери, явно нервничая.

Но меня её вопли слабо волновали. Скосив взгляд на окровавленную повязку на левой руке, затем посмотрев на робота, я понял что нужно делать.

— Счаз-з-з… Я сейчас так прикажу, охуеешь просто… — пообещал я и не дожидаясь реакции со стороны мутантов, обратился к жестянке.

— К бою! В атаку, на штурм… Блять, да поубивай их тут всех нахуй! — протараторил я всё что пришло в голову, не особо надеясь на какой нибудь результат.

Но, как ни странно, отечественный производитель в этот раз не подвел…

Издав протяжный писк, робот резко развернулся к жеребцу из моего эскорта, который стоял к нему ближе всех. Уж не знаю, чем он там его долбанул, но после короткой вспышки света несчастный ублюдок мгновенно закоптился и рухнул на пол.

— Уничтожить! — истерично выкрикнула Лизери, уже догадываясь, как сильно облажалась.

Обе сороконожки резко сорвались с места и будто бы присосались к жестянке, орудуя всеми своими конечностями и пытаясь разорвать “бочку” в клочья. Я уже подумал, что роботу сейчас придет пиздец, но вопреки моим ожиданиям, “бочка” совсем не собиралась помирать. Жестянка вся как-то странно заискрилась и через секунду раздался страшный грохот, будто в ангаре гаубица бухнула. “Насекомые” с визгом отлетели в сторону, оставляя повсюду после себя куски обугленной плоти, летящей в все стороны.

— Ну нихуя себе… — буркнул я, глядя на растерзанные трупы “каких-то там модулей”.

Это же какое напряжение надо, чтобы так током шарахнуть!? Ёпт, да у этой хрени аккумулятор не слабее чем у моей станции! Пара киловатт, блин, не меньше!

— Вы же сказали, что разрядили!!! — по бабски заверещала кобылка, тупо уставившись на обугленные останки “насекомых”.

— Разрядили! Все боеприпасы там! — начал оправдываться техник, тыкая копытом в сторону большого ящика стоящего недалеко от него.

Я с откровенным наслаждением наблюдал за тем, как поджаривается второй жеребец из моего эскорта. Всего минуту назад я был уверен, что мне предстоит испытать долгую и мучительную смерть, но сейчас… Блять, да это самый лучший день в моей жизни!

Робот на секунду замер и затем повернулся в сторону Лизери с её помощниками.

Одновременно с тем как гусеницы пришли в движение, из динамиков “бочки” заиграла до боли знакомая музыка.

Трое лошадей даже не успели ничего толком сделать. Только Лизери догадалась отбежать в сторону и попытаться прорваться к выходу, но робот оказался быстрее. Жаль, что из-за гимна я не слышал никаких визгов или воплей. Но и так тоже сойдет. Если не считать пары переделанных строчек, то это был самый обыкновенный советский гимн.

— В будущем все точно ебанулись… прошептал я, глядя, как бочкообразная машина заживо поджаривает белую лошадь.

Расправившись с Лизери и, провернувшись по кругу, робот медленно подъехал ко мне и замер на месте. Одновременно с остановкой машины, гимн оборвался так же резко как и начался.

Глядя на обгоревшие трупы и куски обугленной плоти, разбросанной повсюду, я хотел выть и прыгать от восторга. Я бы так и поступил бы, но каталка к которой я был прочно прикреплен, немного стесняла мои движения… Впрочем, ощущение того, что у меня появился реальный шанс не только выжить, но и раздать всем по соплям, всё равно было неописуемым.

— Ну освободи меня уже, чтоли!? — после небольшой паузы, я наконец обратился к своему немного проржавевшему, спасителю.

Робот даже не шелохнулся.

— Разрешите уточнить? — спросил безэмоциональный железный голос.

— Ремни разрежь, блин… — буркнул я, уже сообразив что слезть с этой долбаной каталки будет несколько сложнее чем казалось.

— Разрешите уточнить? — вновь переспросила “бочка” неподвижно стоя на месте.

— Ну наедь на неё как нибудь, или… Блин, ну охуеть теперь! — недовольно проворчал я, тщетно пытаясь высвободится.

По-моему, этот идиотизм никогда не закончится…

106

— Не важно, что она сказала. Всё равно это не повод влезать в драку, наверное… — не слишком уверенно проговорил Кабанов, продолжая расчесывать трехногую кобылку.
“Мало того что несчастному жеребенку нос сломала, так еще и вся в грязи вывалялась… Еще и клеем где-то измазалась” — с досадой думал солдат. Его не особо радовала мысль о том что и без того короткую гриву кобылки, придется срезать едва ли не под ноль. Но способов очистить гриву от хозяйственного клея, боец не знал.

— Но она же первая начала! — обиженно воскликнула Сейли, от негодования притопнув передним копытом.

Капрал молча вздохнул и, взглянув на Скокова, сидящего за кухонным столом, потянулся к ножницам. Несмотря на то, что младший сержант никогда не учился на парикмахера, стрижка у него получалась вполне сносно. Практики у него и без обучения хватало.

Еще в юности на ферме, ему часто приходилось подготавливать лошадей к продаже в город. Мало кто смог бы подумать что навыки стрижки и мытья животных, могут пригодиться ему в армии. Едва Кабанов успел обмолвиться что на “гражданке” ему доводилось заниматься стрижкой, как он тут же оказался в бытовой комнате с целой очередью “клиентов” состоящих исключительно из дембелей. Через месяц, будущий капрал стриг уже всех офицеров роты, а через два — весь командный состав бригады, начиная с начальника службы и дальше. В то время Владимир никогда бы не подумал, что его навыки парикмахера понадобятся в мире разговаривающих пони.

— Она всего лишь тебя обозвала. Это не повод ломать нос кому бы то ни было. — опять заговорил Кабанов после небольшой паузы.

— А что мне с ней тогда делать!? Просто промолчать и уйти!? — взвилась Сэйли, гневно мотая головой, отчего капрал едва не отрезал ей левое ухо.

— Стой смирно! — скомандовал младший сержант, явно не желая лишать кобылку нескольких её частей.

Маленькая пони виновато посмотрела на Владимира и, смущенно улыбнувшись, послушно замерла.

— Да слушай его больше! Он вообще человека едва не убил! Ну, это не считая пиндосов, конечно... — проговорил Скоков, до этого момента молча наблюдавший сценой.

Короткий ежик волос на голове солдата точно указывал на то, что рядовой уже успел воспользоваться услугами сослуживца.

— Правда!? — возбужденно спросила Сэйли, резко обернувшись в сторону Алексея, но недовольное покашливание капрала, заставило её быстро принять предыдущее положение.

— Не слушай его. Дядя Леша просто шутит… — мрачно буркнул Кабанов, осторожно подравнивая грязно-серую гриву пони.

— Ага, охуенно он… — начал, было боец, но вспомнив о том что в комнате находится несовершеннолетняя кобылка, поправился:

— Кхм, хорошие у тебя шутки, короче. Табуретку о голову разбить, блин, — со смешком закончил Скоков и потянулся к сигаретам, лежащим на столе.

Сэйли недоуменно посмотрела на Кабанова, на что тот скривил кислую рожу.

— Не, ну а че он сам начал!? Это он ведь в наряде стоял, а сортир чистить почему-то я должен был… — сбивчиво пробормотал рыжий здоровяк, срезая еще один локон с головы маленькой пони.

— Дык он же дембелем был. А ты дух… Ну, то есть, был им. — сбивчиво пояснил рядовой и на секунду задумавшись, вновь заговорил:

— Блин, как вспомню “духанку”, аж ностальгия мучает. Каждый день что-то новое, не то, что сейчас! — недовольно добавил Скоков, затягиваясь сигаретой.

— Дембель — не дембель. Лейтенант его в наряд поставил, значит, должен был сам сортир драить. Наверное… — закончил Кабанов, сам не слишком уверенный в своей правоте.

Почесав затылок и оглядев коротко подстриженную гриву белой пони, он отложил ножницы и взялся за опасную бритву.

Буркнув кобылке что-то вроде — “Не дёргайся”, капрал развернул её крупом к себе и принялся скоблить кантик на затылке Сэйли. Для Кабанова было не так-то просто забыть армейские привычки, в том числе и парикмахерские.

— И что потом? — нетерпеливо спросила белая пони, борясь с сильным желанием почесать себе нос.

— А ничё. В госпиталь его отправили, с сотрясением, да и всё. Летёха дело замял, а этого увальня через два месяца на “комода” поставил. — скучающим голосом проговорил Скоков, уже потеряв интерес к разговору который сам же и начал.
“То, что Сэйли подралась с какой-то летающей пиздою, которая выёбывалась насчет крыльев, это конечно хорошо, но мои стёртые руки и отбитая жопа волнуют меня немного сильнее...” — вздохнул Алексей, глядя за тем как капрал начинает подравнивать хвост кобылки.

Недавние события, когда Лира заставила его вместе с сослуживцами и Биг-Маком рыть здоровенную яму, не очень-то обрадовали бойца. Еще больше его огорчило то, что тот дракон, про которого трындела единорожка с Кабановым, просто над ними подшутил.

В яме не оказалось, не то что стражников — даже пустой бутылки из-под водки, и той не было.

Капитан стражи уже готов был рухнуть в обморок от осознания, того что все его подчиненные уже мертвы, но не успел. Когда бойцы уже едва стояли на ногах от получасового “лопатного” марафона, взвод ночной стражи, наконец, соизволил заявить о себе смущенным кашлем и нечленораздельной тарабарщиной.

Как выяснилось, дракон никого никуда не закапывал. При виде гигантской рептилии, величиной с трехэтажный дом, гвардейцы не нашли ничего лучше как быстро броситься врассыпную, позабыв про приказ и командира находящегося в доме.

Что было дальше, Алексей плохо помнил. Чрезмерное употребление чудо-травы и яблочного сидра не очень хорошо влияют на память. Единственное что Скоков мог сказать с уверенностью, так это то что Лира умудрилась заставить их с БигМаком продолжать копать яму до самого утра. Благо они плохо соображали и совсем не возражали против подобного произвола. Правда, после того, как приятели отошли от действий одним им только известных веществ, внезапно обнаружилось, что ночные раскопки имели несколько большие последствия, чем просто загрязненная шерсть и одежда. Скокова можно назвать счастливчиком — он отделался только сбитыми в кровь ладонями, да потянутой спиной, а вот большому Макинтошу как всегда повезло меньше всех. Из-за привычки держать все инструменты в зубах, БигМаку пришлось сразу же после “отхода” обращаться за помощью к Колгейт. Но и тут красного коня поджидала неудача, единственный стоматолог Понивилля так не вовремя уехал в Кантерлот по личным делам и в клинике, кроме сестры Рэдхарт, никого больше не было.

Именно из-за того, что Макинтош всё своё время проводит дома в постели и категорически не может учавствовать в попойках, Скокову и приходилось просиживать штаны в казарме, да изредка подкалывать Лиру.
“И так уже второй день…” — c грустью подумал Алексей, скучая по своему приятелю и его подвалу, под завязку заставленному разного рода пойлом.

— Значит, тебе можно драться, а мне нет? Да как же так!? — вырвал бойца из раздумий недовольный голос Сэйли.

— И мне тоже драться нельзя. Блин, да никому нельзя! Наверное… — оправдываясь проговорил Кабанов, убирая парикмахерские принадлежности обратно в коробку.

Белая кобылка критично осмотрела свою гриву в небольшое зеркальце и, удовлетворенно кивнув, поблагодарила младшего сержанта.

— Но всё равно — если Скуталу опять начнет, я ей не только нос, я ей крылья по-обрываю… — тихо закончила маленькая, немного виновато посматривая на Владимира.

Младший сержант недовольно покачал головой, но выражать своё недовольство как-то иначе, не стал. Он прекрасно понимал, что чувствует кобылка, когда кто-то подшучивает над её ущербностью. Даже Черили не стала принимать каких-то особых мер по отношению к Сэйли, ограничившись лишь отстранением от занятий на неделю.

— Ладно, пойдём уже. А то еще Лира расстроится… Я думаю. — пробубнил боец, смотря на глядя на часы.

Скоков недовольно хмыкнул, но предпочел не спорить с товарищем. Всё-таки не стоило пропускать концерт только из-за разногласий с единорожкой. Особенно — если там наливали…

— Ёбаный по голове… — буркнул я, пытаясь выровнять дыхание.

Всё-таки ненависть к ступенькам у меня, по-видимому, преобладает больше, чем к бегу.

Ну почему эти тупые уродцы смогли сделать электромагнитную пушку, работающую на воде, но додуматься до лифта оказалось для них слишком непосильной задачей!?

Эту проклятую железяку пришлось бросить еще у первой ступеньки. Песни петь и гимны играть, её, значит, запрограммировали, а вот по ступенькам кататся — нет? Ебанутые…

Правда, эта хрень спасла мою бессмысленную и довольно таки унылую жизнь, так что я всё равно чувствовал себя в какой-то мере обязанным. Но тупость этой жестянки превосходит любые границы идиотии, какие я только видел в своей жизни.

В течении получаса я пытался ей объяснить, как именно она должна наехать на каталку чтобы она разломалась, не повредив при этом меня. В итоге, всё чего я смог добиться от “бочки”, так это того, чтобы она тупо спрессовала каталку о стену. Я едва успел скомандовать ей остановиться, прежде чем почувствовал как затрещали мои кости.

Каталка, спресованная в гармошку — это, может быть, и здорово, но только не тогда, когда я сам к ней привязан, блин.

Пока я мучался, пытаясь, наконец, отцепится от гребаных ремней, эти чокнутые лошади таки догадались прийти и проверить, что же у них происходит в хранилище. Правда, особого беспокойства они доставить не успели…

Не то, чтобы их вооружение было совсем уж бесполезным — всё-таки водяные пушки хоть и косые, но достаточно мощные, но у боевой “бочки” они, мягко говоря, отсасывали. Когда мне наконец удалось высвободить правую руку, в ангаре уже нестерпимо воняло горелой шерстью, дерьмом и жаренным мясом. Даже жрать захотелось, блин.

Интересно, что в этот раз пушки были несколько иными. Во всяком случае, лупили они не болванками а крупной картечью. Прогресс, мать его. Или, может, эти фиговины у них уже давно, а в том лесу мне просто повстречалось отделение бронебойщиков? Если вспомнить про броню Тараканова, то эта версия не кажется такой уж дурацкой. Вполне вероятно, что те придурки ждали подпола, а не меня. Вот и зарядили болванки...

Впрочем, против брони этой бочкообразной машины не помогали ни старые болванки, ни новая картечь. Советский гимн вперемешку со взрывами, выстрелами и воплями, оставлял странное впечатление о происходящем. Хотя меня это не слишком волновало. Культя всё еще жутко болела, голова отказывалась нормально функционировать, да еще и сильно хотелось курить. Если последнюю проблему решила пачка сигарет из набедренного кармана, которую у меня почему-то не забрали, то с первыми двумя было куда сложнее…

Слезть с каталки было легче, чем потом удержаться на ногах и не рухнуть на пол. По началу ноги подкашивались и отказывались слушаться, и только спустя несколько минут я, наконец, смог отлепиться от стены и сделать несколько шагов к выходу из ангара. Робот послушно последовал за мной, держась в паре метрах от меня.

С минуту постояв в коридоре и докурив сигарету, я медленно поплелся дальше. Единственный маршрут, который был мне известен, вел в кабинет Брейзен. А учитывая то, что эта блядь отрезала мне руку, было бы очень не вежливо не зайти к ней и не попрощаться как следует…

Посидев на ступеньках и отдышавшись, я наконец продолжил подъем. Надеюсь по дороге я не нарвусь на толпу каких-нибудь пидорасов, вооруженными пушками с картечью. Без своего оружия, я чувствую себя немного неуверенно… Впрочем, даже будь у меня с собой автомат, всё равно толку от него было бы немного. Одной рукой, да еще и в моём состоянии, я вряд ли смогу сделать хоть что-то.

К счастью, мои опасения не подтвердились. В коридорах не было ни души, так что я мог спокойно вздохнуть и, закурив, двинуться дальше. Местоположение кабинета ёбнутой зоологички я помнил плохо, но учитывая то, что коридор был практически прямой, без каких-либо ответвлений или даже дверей, найти нужное мне помещение не представляло из себя трудной задачи.

Пройдя до конца длинного пятидесятиметрового коридора, я повернул налево и обнаружил перед собой знакомую стальную дверь.

Блять, без оружия всё равно как-то ссыкотно… Не хотелось бы мне опять оказаться прикованному к каталке. Может ну её нахуй?

Выбросив сигарету и посмотрев на окровавленную повязку, я наконец решился.

Я же обещал что засуну ей копыто в жопу, верно?

— Уже поймали? Быстро вы… Ладно, завозите. — без особых эмоций сказала Брейзен, услышав лязг железной двери.

Синяя пони стояла спиной к выходу перед своим столиком с инструментами и увлеченно с чем-то возилась. Бегло осмотрев помещение и удостоверившись, что в нём кроме нас двоих никого нет, я быстрым шагом направился к кобылке.

Несмотря на заторможенное состояние, я прекрасно отдавал себе отчет о своих возможностях. Замочить эту суку в открытом бою у меня не выйдет. Я, блин, еле на ногах стою, а тут еще и с лошадью потасовку устраивать. Но если напасть внезапно…

Когда я был уже в полуметре от зоологички, она наконец решила отвлечься от своего занятия и посмотреть, кто же к ней там так быстро топает. Правда, увидеть меня она уже не успела…

Я быстро приблизился и навалился на лошадку всем своим весом, буквально впечатав её в столик с хирургическими инструментами.

Судя по душераздирающему воплю и звуку хлюпающей крови, морда Брейзен таки напоролась на какой нибудь скальпель или что-то в этом духе. Схватив правой рукой кобылку за гриву и приложив её еще пару раз о столик, я с силой отшвырнул её в сторону.

Ну, вернее не отшвырнул, а скорее спихнул, но всё же…

Синяя кобылка повалилась на пол как куль с дерьмом и принялась судорожно сучить копытами, пытаясь встать. Посмотрев на хнычущую и истекающую кровью лошадь, я молча закурил. Ощущение того что я не только поимел всех этих ебанутых сектантов, но и отомстил, было близким к оргазму, блин.

Пнув Брейзен под ребро и насладившись её стоном, я наконец решил перейти к делу. Всё таки, я не просто так приперся на склад, блин.

— Где останки!? — спросил я, пнув кобылку еще раз.

Ответа не последовало. Докторша продолжала хныкать и хлюпать кровью, пытаясь прикрыться копытами от моих ударов. Мне бы, наверное, даже было бы её жалко, если бы не боль в культе которая уже меня откровенно достала. Когда закончу, надо будет тут аптечки поискать. Болеутоляющее или хотя бы медицинский спирт сейчас был бы самое то.

— Труп где!? — закричал я, со всей дури заехав берцем в пах зоологички, отчего та отчаянно взвыла и перевернулась на бок.

На её морде и живого места не осталось. Левого глаза просто не было. Вместо него в глазнице хлюпали какие-то противные кровавые сопли. Вся морда была изрезана, исколота и исцарапана. Невольно поёжившись, я скосил взгляд на разгромленный столик, и обнаружил там кучу окровавленных скальпелей, пилок, иголок и разбитых колбочек.

— Блять… — выдохнул я, сообразив что начинаю испытывать чувство жалости к этой несчастной сволочи.

Нет, я, конечно, её убью и всё такое, но это ведь не повод вытворять такое!? Ну пнуть там, ну копыто поломать, но не так же? Блин, я себя ССовцем каким-то чувствую...

— Где труп этой твари? — более спокойно спросил я, удержавшись от очередного применения “мануальной терапии”.

— Там! — плаксивым голосом выкрикнула кобылка, ткнув копытом в сторону.

Проследив направление, я заметил неприглядную серую дверь, похоже, ведущую в какую-то подсобку. Взглянув на хнычущую зоологичку, я медленно пошел в указанную сторону.

Потянув за ручку и пройдя внутрь, я оказался в каком-то подобие морга. У дальней стены находились здоровенные боксы, видимо, для хранения трупов, а в центре небольшого помещения стояло несколько столов с вскрытыми трупами. Двое из них были теми самыми неграми, которых я прирезал в лесу почти три месяца назад.

— Ёпт.. — буркнул я, заметив знакомый светлый ёжик волос.

Поёжившись от противного, “мёртвого” холодка, пробежавшего по коже, я молча приблизился к трупу Замуруева. Даже несмотря на заморозку от тела несло так, что я вынужден был прикрыться воротником и вдыхать запах собственной грязной подшивы.

С пару секунд посмотрев на лицо капрала, я не смог сдержать рвотный спазм.

Смотреть на то, как изменилось некогда симпатичное, юношеское лицо для меня было невыносимо.

Прокашлявшись и вытерев губы, я быстрым маршем покинул морг. Вид полуразложившегося тела подействовал меня не так сильно, как само лицо младшего сержанта. Смотреть на пустые глазницы и почерневшие впавшие щеки было куда страшнее. А я ведь сам его в учебке отобрал, сам привез и сам поставил капралом в свой взвод. Хороший парень был, ответственный, старательный. Правда дотошный что пиздец, но это не особо мешало.

Впрочем, теперь хоть понятно кто именно откопал тело Замуруева.

Закрыв за собой дверь и закурив новую сигарету из полупустой пачки, я опять подошел к Брейзен. Спрашивать от том что именно она вытворяла с телом моего бойца я не собирался, потому что просто не хотел этого знать.

Кобылка уже более-менее успокоилась и перестала валятся на полу. Она тупо сидела на заднице, прислонившись спиной к стене и тихо поскуливая.

— Где останки? — тихо спросил я у Брейзен, затягиваясь сигаретой.

Синяя пони безразлично взглянула на меня единственным глазом и, покачав головой, хрипло ответила:

— Я уже сказала.

— Где останки той хуйни, которой вы поклоняетесь!? — еле сдерживаясь, продолжил я.

Докторша склонила голову набок, словно изучала ранее не виденное ей существо и издав короткий смешок, заговорила::

— А-а-а, так ты об этом… — протянула сумасшедшая лошадь и кашлянув, спросила:

— Ты пришел сжечь пепел Богини, да?

Я молча кивнул, уже предчувствуя что-то нехорошее.

Израненная мордочка синей пони скривилась в презрительной усмешке.

— Странно, мне казалось что интеллект у Древних выше, чем у пони… — пробормотала Брейзен, но заметив выражение моего лица, быстро продолжила:

— Ты опоздал. Пепел уничтожили уже давным — давно… И, как видишь, земля всё еще на месте, а Древние всё еще мёртвые. Это просто глупая сказка для маленьких жеребят, которые верят в то, что прошлое можно изменить. — с нескрываемой издевкой закончила Брейзен, смотря мне в глаза.

— Пиздишь! — выкрикнул я, больно пнув кобылку по копыту, отчего та коротко вскрикнула, но затем опять рассмеялась.

— Можешь сам поискать, я не собираюсь тебе ничего доказывать… — прохрипела зоологичка, всё еще посмеиваясь.

Выбросив окурок в сторону и посмотрев на окровавленную культю, я обратился к кобылке:

— Где мои вещи? Автомат, кобура и…

— Там. — безразлично буркнула докторша, ткнув копытом в сторону ряда металлических шкафчиков, стоящих возле выхода в коридор.

Приблизившись и открыв дверцу, я с облегчением обнаружил в шкафчике своё шмотьё.

Автомат, пистолет, портупея с кобурой и подсумком, вещмешок…

Поковырявшись в вещмешке и достав оттуда сигареты, патроны к Кольту и пистолет Макарова, я кинул его на пол. Всё равно кроме носков с зубными щетками, доставшимися мне от Колгейт там больше ничего нет.

— Блять… — матюкнулся я, сообразив что с портупеей у меня возникли некоторые проблемы.

Провозившись с пару минут, я всё же смог одеть ремень, придерживая его локтем левой руки. Брейзен, глядя за моими манипуляциями еле сдерживала смех и весело улыбалась, искренне наслаждаясь тем что оставила меня инвалидом.

Убрав последние две пачки сигарет в набедренные карманы и сунув ПМ во внутренний карман кителя, я с трудом завесил автомат за спину. Грузить на себя столько барахла мне, откровенно говоря, не хотелось. Но бросать своё лично оружие было бы очень глупо. Даже если с одной рукой от него будет совсем немного толку…

— Где выход из… Кстати, где мы вообще!? — протараторил я, вспомнив что не знаю даже где нахожусь.

— Под складом в Кантелоте. А выход… — проговорила Брейзен и осекшись, расплылась в улыбке:

— Сам найдешь. — скалясь добавила она.

Я молча достал пистолет из кобуры и большим пальцем снял с прехранителя.

— Скажи, а ты и вправду думал, что можешь вот так просто сжечь какой-то пепел и тебе не придется отвечать за всё, что ты натворил? Неужели ты и вправду такой тупой? — весело произнесла Брейзен, глядя прямо в дуло пистолета.

Громкий хлопок больно ударил по ушам. Всё таки стрелять в закрытом помещении без наушников — хреновое удовольствие. Но если учесть, что в башке синей пони появилась рваная дырка величиной с кулак, то можно и потерпеть.

— Ну и кто из них напиздел? — недовольно буркнул я, чувствуя себя круглым идиотом.

Странно, но я был почти уверен что эта сумасшедшая кобыла не наврала насчет останков. Уж слишком всё это бредово звучит. Как в сказке, блин. “Разбей яйцо, сломай иглу и замок Кощея развалится”. Я, конечно, сейчас нахожусь в стране волшебных лошадей, но не до такой же степени!?

Немного постояв над остывающим трупом, я отошел в сторону и принялся осматривать помещение. Чувствовать себя идиотом, это, конечно, весело, но рука всё равно болит. Да и башка тоже. Неплохо было бы принять какое нибудь обезболивающее, а желательно, взять с собой. Всё- таки до казармы я еще не скоро доберусь… Блин, как же хочется домой.

107

Выбраться на поверхность оказалось несколько сложнее, чем я ожидал. И дело тут даже не в том, что этот подземный комплекс был жутко запутан и в нём не было ни одной таблички с надписью “Exit”. Всё было еще хуже, я не мог пройти и двадцать метров, не остановившись, чтобы отдышаться. Пережить ядерный взрыв, получить разряд из тазера, да еще и лишиться руки… Неудивительно, что моё самочувствие было ниже плинтуса. Блин, по-моему я что-то многовато крови потерял…

Я опять остановился и присел на ступеньку, чтобы унять не в меру разбушевавшееся сердце.. Уже где-то десять минут я тщетно пытался преодолеть длиннющую, примерно стометровую винтовую лестницу, ведущую наверх.

Это же насколько нужно быть ёбнутым, чтобы всё это выкопать!? Или они не выкапывали, а просто нашли? Хм, может это и вправду когда-то был человеческий бункер? Уж больно маштабы поражают…

Из кабинета Брейзен я выбрался без каких либо затруднений. Даже прихватил с собой несколько пузырьков с какими-то таблетками, больше напоминающими витаминки. Толку от них было немного, но боль всё таки утихла, позволив мне сосредоточится на поиске выхода из всего этого дурдома. Правда, в кабинете нашлись еще и копии ампул с промедолом, которые я так кстати отдал Селестии. Но колоться я не стал. Мне нужна срочная, блин, медицинская помощь, а чтобы её получить, нужно выбраться из этого бункера. А как я выберусь, если упорюсь промедолом и совсем перестану соображать?

Так что с ампулами пришлось повременить, но коробочку в нагрудный карман я всё же сунул. Ну не оставлять же?

Закинувшись таблетками и плюнув в сторону трупа Брейзен, я, пошатываясь, покинул кабинет. В конце коридора и оказалась это гребаная винтовая лестница, что уже десять минут ебет мне мозги.

Задрав голову вверх, я пришел к неутешительному умозаключению — за всё это время мне не удалось преодолеть и трети пути. Твою же мать…

Фыркнув и обматерив всё на свете, я поднялся на ноги и, держась за поручень, продолжил подъем. Может быть, я и устал, но это не значит, что мне хочется провести в этом бункере остаток своей жизни. Блин, а ведь у них наверняка на выходе охрана поставлена.

Впрочем, еще не факт, что я вообще к выходу поднимаюсь, или, может, у них тут где нибудь лифт есть, а эта лестница так, для прикола поставлена? Блять, как же меня всё заебало…

В итоге на подъем у меня ушло минут сорок, блин, не меньше. И то когда я наконец преодолел последнюю ступеньку и вошел в очередной коридор, ноги уже не то что подкашивались, они вообще отказывались слушаться. Завалившись на пол и придавив левую руку, я уже решил, что хуже быть не может, но, как оказалось, еще как может.

— А ты что тут делаешь? — раздался чей-то удивленный голос над моей головой.

Испуганно ойкнув и перевернувшись на спину, я увидел небольшого серого жеребца, в такой же форме, что и у складских рабочих. Мелкий пони тупо пялился на меня, явно не понимая, что ему делать, то ли звать на помощь, то ли поздороваться.

— Гуляю, блять. — злобно прошипел я, с трудом поднимаясь с пола и изо всех сил изображая спокойствие.

— А-а-а… Я так и подумал. — смущенно буркнул мутант, наблюдая за тем как я с кряхтением встаю на ноги.

Вот тупой-то, а!? Нет, ну это же пиздец просто! Блин, рука-то как болит…

— А че это ты без оружия? — буркнул я, заметив что у придурка нет ничего хотя бы отдаленно напоминающго водяную пушку.

Жеребец заметно смутился и, покраснев, промямлил:

— Не дают… Говорят: “Одну уже сломал, больше не надо”... — обиженно передразнил конь, рассматривая свои копыта.

Не, он не просто придурок — он имбецил, блять! Впрочем, мне от этого только лучше.

— Понятно, где тут выход на улицу? — как можно безразлично спросил я, опасливо трогая пропитавшуюся кровью повязку на левой руке.

Блин, еще немного и я в обморок нахрен грохнусь. Надо бы побыстрее отсюда выбираться, а то точно пиздец.

— А, ну это там, ага! — возбужденно ответил жеребец, указывая копытом на дверь позади себя.

— Я её типа это… Ну типа охраняю, да. — самодовольно добавил он.

— А там никакой охраны больше нет? — прищурясь, вновь спросил я, не веря, что вход в подобное сооружение доверят охранять одному дегенерату.

— Неа! Ну, то есть да, но они все вниз убежали. Говорят, там кто-то кого-то убил, представляешь!? — тихим шепотом закончил серый пони, выпучивая при этом глаза.

Сказочный долбоёб…

— А ты почему остался? — на ходу бросил я, обходя коня и медленно бредя в сторону выхода.

— Не взяли… Сказали эту дурацкую дверь сторожить. — обиженно буркнул он, с досады притопнув копытом.

Неудивительно что этого полудурка оставили здесь. Он напоминает мне Кабанова, правда, капрал всё же достаточно умен, чтобы выполнить поставленную задачу.

— Удачного дежурства. — сказал я и открыл дверь.

— Ага, спасибо! — радостно крикнул придурок мне вдогонку.

Даже патронов на него жалко, блин… Интересно, сколько должно пройти времени чтобы этот долбоёб понял, что его наебали?

Выйдя из коридора с умственно отсталым охранником, я едва не врезался в какое-то нагромождение ящиков. После секундного замешательства, я наконец сообразил, что нахожусь на том самом каменном складе. Мою догадку подтверждали знакомые звуки погрузочных работ, доносившиеся откуда-то спереди.

Вздохнув и с трудом достав одной рукой Кольт из кобуры, я медленно двинулся вдоль стены. Пройдя мимо ящиков, я увидел в центре зала троих пони в униформе. Они тупо сидели на месте и пялились в противоположную от меня сторону, о чем-то тихо переговариваясь. Слева от них на полу стояла какая-то полуметровая хреновина, отдаленно напоминающая магнитофон. Прислушавшись, я убедился что звуки грохотания ящиков и топота копыт доносятся именно из хреновины.

— Блять… — буркнул я, заметив что перед мутантами стоит какая-то массивная поебень, до боли напоминающая тяжелый пулемет.

Выдохнув и помолившись генерал-майору Иванову, я отошел от ящиков и как можно тише двинулся дальше вдоль стенки. По ходу дела, у них и вправду есть лифт, ведь они не просто так пялятся в ту дальнюю стену?

Меня передернуло от мысли что произошло бы если бы я пошел другой дорогой. Всё таки не зря я там почти целый час на лестнице “умирал”, ой не зря…

Пройдя около тридцати метров и дойдя до угла, я повернул налево, заметив прямо перед собой выход со склада. К моему удивлению, проём никто не охранял, чем я и воспользовался. Никто из часовых даже ухом не повел, когда я с максимально доступной мне скоростью покинул этот рассадник идиотизма и содомии. Уж не знаю, сколько времени я провёл в том грёбаном бункере, но ощущение чистого, ночного воздуха действовало на меня опьяняюще. Или это просто последствия обильной кровопотери…

Взглянув на забинтованную культю, я с ужасом заметил что с неё уже начинает покапывать. Блин, болит-то как. Нет, надо срочно что-то делать, иначе мне пиздец…

Выдохнув и убедившись что по сторонам никого нет, я двинулся в сторону открытых, стальных ворот.

— Кто здесь!? — испуганно вскрикнул стражник, поспешно разворачиваясь на месте и пытаясь разглядеть хоть что нибудь в свете уличного фонаря.
“Нет, ну я же точно слышал чьи-то шаги!” — нервно соображал капрал Королевской стражи, напрягая зрение. Но несмотря на все усилия, у не темно-синего пони не получилось определить источник звука. С минуту пронаблюдав за дорогой, стражник наконец облегченно выдохнул.

— Привидится же… Тьфу, то есть прислышиться. Или как там правильно? — сам себя спросил маленький конь, опять развернувшись и продолжив своё неспешное патрулирование.

Капрал уже третий год ходил в патрули и давно привык к пустым улицам Кантерлота и ночной тишине, но в этот район города патрули никогда не ходили. На Веселую улицу мало кто ходил днём, а ночью тут вообще никого невозможно было найти. Поэтому и патрули сюда никогда не добирались. И дело было не только в безлюдности улиц и отсутствии жилых домов.

У недостроенного жилого сектора была дурная слава в столице. Каждый год здесь бесследно исчезали несколько пони, не оставляя после себя никаких следов. Только однажды в канализации под зоологическим институтом нашелся полуразложившийся труп техника-смотрителя, который пропал два года назад во время проверки трубопровода под Веселой улицей. Начатое было расследование с треском провалилось. Не было найдено не то что улик, а даже хоть какой-то информации о том,что же случилось с техником выполнявшем обычную, плановую проверку. То же самое касается и остальных случаев исчезновений. Так что неудивительно, что за недостроенным районом закрепилась дурная слава.

Но недавний приказ принцессы Луны о усилении патрулирования сделал невозможным дальнейшее игнорирование этой заброшенной территории Кантерлота, и страже всё же пришлось начать патрулирование. Правда, ввиду отсутствия хоть какого-нибудь населения, за исключением складских рабочих, на эту улицу не стали отправлять полноценные двойки стражников, ограничившись лишь одним проштрафившимся гвардейцем.

Отчего капрал был далеко не в восторге, но перечить приказу не смел. И несмотря на то, что смена началась всего два часа назад, жеребец уже подскакивал от каждого шороха и не решался отходить дальше пяти метров от единственной освещенной дороги в этом районе.
“И как они сюда только на работу ночью ходят? Неужели совсем не страшно!?” — удивлялся капрал, глядя на высокое каменное здание склада, возвышающееся за бетонным забором.

— Или им просто хорошо платят? Хм, может к ним податься? — вслух усмехнулся стражник, в очередной раз дойдя до забора.

Он уже готов был в очередной раз повернуть обратно, чтобы в очередной раз дойти до начала улицы, как вдруг вновь услышал чьи-то шаги. Сердце молодого жеребца забилось куда чаще обычного и он, нервно сглотнув, решительно повернулся на источник звука.

Капрал внутренне ожидал увидеть что угодно, но только не странное двуногое существо, портреты которого были расклеены по всему городу. Издав протяжный вопль, скорее от неожиданности, чем от страха, стражник уже собирался сбежать, но не успел.

— Хули ты орешь, блять… — недовольно прорычал Древний, садясь прямо на асфальт и расслабленно вытягивая ноги вперед.

Жеребец тупо моргнул, тщетно пытаясь сообразить, что же ему делать в этой ситуации.

— Ну чего вылупился? Скорую вызови… Ну или как она у вас называется? — устало добавил он.

Но капрал продолжал стоять на месте, боясь пошевелится. Всю стражу успели уже порядком запугать страшными историями про Древних. Про всеядность, агрессивность и жестокость рассказать тоже не забыли. Именно поэтому жеребец молча смотрел на чудовище перед собой, пытаясь понять, не заманивают ли его в какую нибудь западню.

— Ты тупой или глухой? Я тут кровью, блять, истекаю! Доктора зови, мать твою… — прошипел человек, показывая стражнику свою окровавленную конечность.

Заметив отличие левого “копыта”, от правого, капрал тут же понял, почему у чудища такое бледное и изможденное лицо. Еще раз скосив глаза на окровавленную повязку и капающую кровь, жеребец почувствовал, как у него темнеет в глазах. Капрал всю жизнь боялся вида крови, но он и в страшном сне не мог себе представить подобную картину.

Последним что услышал стражник перед тем, как потерять сознание, был голос Древнего:

— Ты чё, мудак!? Это я тут сознание терять должен, блять! Кто тут вообще кровью истекает, а!? Эй! Блин, ну охуеть теперь…

108

— Что-то мне это напоминает… — еле слышно проворчал я, открыв глаза и уставившись в белоснежно белый потолок.

С секунду поглазев на штукатурку и осмотрев такие же стерильно белые стены, я как-то сам собой повернул голову налево. Кроваво-алая повязка на левой руке сменилась на новенькие, чистенькие бинты, на которые было даже не так страшно смотреть. Да и не болит почти что. Чудеса, блин!

Ё-мое, как я здесь оказался-то? Это больница или очередной филиал Гестапо? Нихрена не помню… Как на склад попёрся — помню, как обратно вылезал — тоже вроде помню, а вот как сюда дополз… Вздохнув я повернул голову вправо и едва смог сдержать испуганный вопль.

Правая рука была прикована цепями к стальной жердине, что в свою очередь была приварена к самой кровати. Твою мать, меня что, опять в бункер затащили!?

— Пидрилы блять! Цветные педерасты нахуй! — злобно прошипел я тщетно дергая рукой и пытаясь сбросить с себя браслет кандалов.

Но цепь упорно отказывалась рваться, даже несмотря на все матюги, что я посылал в её адрес.

Впрочем, в этот раз всё было не так уж плохо. Обе ноги и левая рука всё еще оставались свободны, давая мне некоторое пространство для манёвров, чем я незамедлительно воспользовался.

— Хорошо, хоть не изнасиловали… — фыркнул я, потянувшись левой культей к набедренному карману и обнаружив, что моя одежда всё еще на мне.

Лишь бы только сигареты не спиздили...

— Ёпт… — буркнул я, когда наконец сообразил, что обрубком руки не очень-то удобно доставать сигареты из кармана.

Грёбаные привычки… Я уже хотел кого нибудь позвать, но не успел. Дверь, стоящая прямо напротив меня, медленно открылась и в проёме показалась чья-то незнакомая башка.

— Я вижу что вы уже пришли в себя… Хорошо. — спокойным тоном проговорил тёмно-серый жеребец в военной форме, заходя в комнату.

— Да охуенно просто! Давно я не оказывался прикованным к кровати! Охуитительное ощущение! Попробовать не хочешь!? — нервно протараторил я, уже предчувствуя что-то совсем нехорошее.

— Язвить вы будете в другом месте и с другими… Кхм, людьми. — безэмоционально отрезал конь, закрывая за собой дверь и подходя к моей койке.

Я молча хмыкнул. Нет, можно, конечно, еще немного повыпендриватся, но толку-то? И так башка болит, блин. Да и судя по форме, он не из тех поехавших придурков со склада. По-моему у Сивиры парадка такая же была…

— Полковник Ферсон Хувс. — представился жеребец, сообразив, что я больше не собираюсь устраивать клоунаду.

Полковник? Это он-то!? Тьфу, блять… Да если он полковник, то наш комбриг грёбаный бог войны, не меньше.

— Можете не представляться, я прекрасно осведомлен, кто вы такой. — произнес “офицер”, заметив, что я собираюсь ему кое-что высказать.

— И не собирался… — буркнул я, положив голову обратно на подушку.

И так шею ломит, блин, а тут еще и лошади всякие пристают. Когда я поступал в училище, то как-то не думал, что могу оказаться в подобном положении. Да еще и без руки. А и хрен бы с ней, курить хочется, аж зубы сводит.

— Ладно, перейду сразу к делу. Какой именно тип оружия вы применили в Мортус Виа, а главное — зачем? — с серьезным видом спросил седой жеребец, буквально впиваясь в меня взглядом.

Мортус-чего? Какое еще оружие? Что он порет вообще!? Стоп, кажись вспомнил...

Точно! Это же тот посёлок с говорящими коровами!

— А это и не я, между прочим. — недовольно проворчал я, стараясь выглядеть как можно более убедительно.

Но полковника, похоже, это не проняло. Фыркнув и посмотрев на закрытую дверь, он опять обратился ко мне:

— Я ведь могу и по плохому…

— Нахуй иди! — злобно рыкнул я, с трудом сдерживаясь, чтобы не плюнуть в его наглую рожу.

По плохому он, блять, может! Думает — раз он командует какими-то цветными мутантами, то может мне угрожать!? Наивный ублюдок… Я, может быть, и чувствую себя как порванный презерватив, но это не значит, что позволю какому-то мутанту качать тут права!

— Если честно, то вы меня не удивили. Я с самого начала ожидал подобного поведения с вашей стороны. — тихо произнес полковник, подходя к моей койке с левой стороны.

Ой только не говорите мне что этот придурок собрался меня пытать…

Конь несильно ударил копытом по моей культе, заставляя меня покрепче сжать зубы.

Не очень-то больно, но и приятным не назовешь… Это он типа показывает мне свою власть. “Посмотрите, я такой старый и крутой!”. Ага знаю, уже проходил, блин.

— Итак… Какое оружие вы применили в посёлке? И, кстати, я так понимаю, вы “заработали” это на территории склада? — немного поспешно добавил жеребец, глядя на бинты.

— Нет, блин, побрился неудачно… — злобно фыркнул я, но заметив настойчивый взгляд полковника, нехотя кивнул.:

Офицер печально вздохнул и покачал седой головой.

— В вашем положении я бы не стал себя вести подобным образом. Вы обязаны нам жизнью. Впрочем, возможно, что это ненадолго… — многозначительно закончил конь, с усмешкой глядя мне в глаза.

Как же он заебал...

— У тебя намеки такие же тупые и толстые, как твоя мамаша, блин… — неумело сострил я, за что тут же получил удар копытом в левое ухо.

На этот раз куда сильнее чем раньше. Видимо его всё же проняло…

— Больно же, блять! — обиженно буркнул я, рефлекторно потирая левой культёй больное ухо.

Но жеребца мои протесты, похоже, мало волновали.

— Ладно, не хотите про оружие? Хорошо… — пробормотал старый пони, отворачиваясь от меня и неспешно прогуливаясь по помещению.

Ну вот, опять рука заболела… Блин, этот пень у меня дождётся. Ноги-то у меня не связаны. Пускай только поближе подойдет, я ему нос нахуй поломаю!

— Тогда перейдем сразу к следующему. Что случилось с её высочеством, принцессой Селестией!? — быстро проговорил старпёр, останавливаясь прямо напротив моих берцев и резко поворачиваясь ко мне.

Но вместо ответа он получил удар ботинком прямо в своё наглое рыло. Не то чтобы особо сильный, но ему хватило. Полковник взревел дурным голосом и повалился на спину, хватаясь копытами за разбитый нос.

— Блин, а я меткий… — прошептал я, удивляясь своей точности.

Даже не целился, а попал прямо в нос! Ну хоть что-то хорошее, а то в последнее время у меня всё через жопу выходит. Прямо от сердца отлегло!

— Ну, я тебе сейчас… — пропыхтел офицер, поднимаясь с пола и угрожающе приближаясь ко мне.

Но его планам не суждено было осуществится. И слава комбригу, блин…

— Вы нарушили приказ, полковник. — раздался чей-то знакомый голос.

Мы с жеребцом чуть ли не синхронно повернули головы по направлению к двери, в проёме

которой стояла знакомая мне тёмно-синяя рогатая лошадь.

— Предварительный допрос. Стандартная практика, ваше высочество… — наигранно спокойным голосом проговорил старпёр, закрывая копытом разбитый нос.

— Освободите помещение. — коротко скомандовала принцесса, заходя внутрь.

Это же эта, как её… Блин, что-то с ночным небом связано. Принцесса звезда, чтоли…

— Как прикажете, ваше величество. — сквозь зубы проскрипел офицер и нарочито медленно, пошел в сторону двери.

Почти сразу после того, как полковник вышел из комнаты, темно-синяя кобылка с помощью гребаной магии с хлопком закрыла дверь.

— Сама не знаю почему, но рада видеть вас в добром здравии. Ну, относительном, конечно. — смущенно закончила она, глядя на забинтованную руку.

— А я тебя — не очень… — проворчал я, скорее по привычке, чем от настоящей неприязни.

Хоть эта дура и успела мне выебать все мозги в своё время, но, в отличии от сестры, она хотя бы не пыталась меня кончить. Да и первое дружелюбное лицо за столько времени… Вернее, морда, но тоже неплохо.

— Надеюсь, полковник вел себя с вами по чести? — как-то странно осведомилась принцесса, подходя к кровати и выискивая стул поблизости.

После секундного замешательства она с обреченным видом уселась прямо на пол. Голубая кровь, хуле…

— Может уже отцепишь меня? Или хотя бы закурить дашь? — устало проговорил я, позвякивая цепью на правой руке.

Крылатая лошадь внимательно уставилась на меня, словно оценивая, и после небольшой паузы её рог засветился. Браслет издал тихий щелчок и послушно раскрылся, освобождая мою затёкшую руку. Магия, блин…

— Спасибо… — буркнул я, доставая сигареты с зажигалкой.

Подождав, пока я с явным удовольствием закурю и сделаю первую затяжку, кобылка, прокашлявшись, заговорила:

— Скажу прямо — я здесь не для светских бесед. Мне нужна ваша история. Что случилось в посёлке, зачем вы уничтожили целый город и что это за ненормальные жили на складе в заброшенной части города? Но самое главное… — замолчала принцесса, отмахиваясь копытом от облака табачного дыма.

— Где моя сестра? — тихим голосом добавила она, недовольно морщась.

Видимо запах табака ей не очень-то нравится… Но мне как-то похуй. Блин, такое ощущение что я уже неделю не курил. Стоп!

— Секунду, а сколько я уже здесь валяюсь!? — испуганно спросил я, предчувствуя неладное.

Помнится, когда в меня пуля прилетела, я две недели в отключке валялся. Да и потом еще пару дней в пьяном бреду провёл. Весело, конечно, но повторять не хочется.

— Примерно двадцать часов. — недовольно сказала темно-синяя пони, которой явно не нравилось когда её перебивают.

Я с облегчением выдохнул и с наслаждением еще раз затянулся сигаретой. Всё таки сутки это не недели.

— С рукой ты наколдовала? — снова задал я вопрос, стряхивая пепел прямо на пол.

— И с головой тоже. Отвечай на вопрос. — раздражено отрезала принцесса.

— Про Селестию? Да пиздец ей, успокойся… И да, я не при делах — её Валя сожрал. Ну, дракон короче… — сбивчиво пояснил я, понимая, что мои слова звучат как дешевые отмазки.

Но принцессу это, похоже, проняло. Она лишь молча кивнула и уставилась на свои копыта, видимо о чем-то задумавшись. Ну да, они же родственники, ничего удивительного, что она переживала за сестру. Блин, мне даже её немного жалко. Хотя и не очень сильно.

— Наконец-то! Я уже думала что она никогда не помрёт. — вдруг радостно воскликнула рогатая пони, совершенно не обращая внимания на мою изумленную физиономию.

Заметив моё замешательство, принцесса заметно смутилась и, покраснев, буркнула::

— Извините. Это долгая история…

— Оно и видно. — старательно скрывая своё удивление, произнес я.

У неё сестру сожрали, а она тут чуть от радости не писается. Ебанутая, однозначно.

— Что там с моими бойцами, кстати? — спросил я после недолгой заминки.

Я уже почти три недели их не видел, небось, весь Понивилль разнесли нахуй… С них, идиотов, станется.

— Приказ об их аресте был отменен, можете не беспокоится. — заверила меня принцесса.

Аресте!? Ёпт, по-моему я дохуя чего пропустил. По любому что-то натворили, долбоёбы! Ну ничего, я до них еще доберусь…

Кобылка подождала, пока я затушу сигарету о дужку кровати, и, неуверенно поёрзав на полу, заговорила:

— А теперь я хочу услышать вашу версию событий. С самого начала, и поподробней, пожалуйста. — строго попросила темно-синяя пони, внимательно следя за выражением моего лица.

Вздохнув и посмотрев на закрытую дверь, я крепко задумался.

Что мне ей рассказывать? Про сороконожку, подполковника, Клоусдэйл и Брейзен с Лизери? А поверит ли? Хотя почему бы и не поверить… Что она там про ненормальных говорила?

— Я так понимаю, про склад вы уже в курсе? — устало спросил я, чувствуя что это будет долгий день.

Или ночь… Блин, да какая разница!?

— Смотря что вы имеете в виду под “курсом”. — парировала принцесса, продолжая пялится на меня.

Фыркнув и достав новую сигарету, я вставил её в зубы. Закурив и почесав уцелевшей рукой затылок, я опять задумался. Пофиг, расскажу что хочет, один хрен мне скрывать нечего. Надеюсь, меня не повесят за подрыв их города?

Взглянув на серьезно настроенную пони, я как бы невзначай потянулся во внутренний карман кителя. Знакомая рукоять пистолета развеяла мои страхи по поводу собственной беззащитности. То ли четыре, то ли пять патронов, чтобы выбраться отсюда не хватит, но и задешево себя не продам. И то хорошо.

Убрав руку из-за пазухи и затянувшись, я наконец решился:

— Всё началось когда ко мне в Понивилль приползла сокороножка и…

— С самого начала пожалуйста. — холодно-вежливым тоном потребовала принцесса.

— Что? Прям с самого? — удивленно переспросил я, на что кобылка ответила утвердительным кивком.

С самого так с самого… Сама попросила, блин.

— Ну родился я в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году, в Союзе Советских Социалистических Республик… — проговорил я, внимательно следя за реакцией крылатой пони.

Странно, но она внимательно следила за моими словами, словно именно такой рассказ и хотела. Блин, а это действительно надолго… Ну и ладно, всё равно я никогда никому не рассказывал о своей жизни до армии. Ну разве что Сивире, да и то немного.

Затянувшись и стряхнув пепел на пол, я со вздохом продолжил.

109

— Достаточно — жалостливо сказала принцесса, закрывая голову передними копытами.

— Ну ладно… — недовольно буркнул я, отворачиваясь от сидящей на полу лошади и впиваясь взглядом в потолок.

Подумаешь какая неженка. Значит рассказы про то как мне руку отрезали она слушает, а про то как я в училище очки пидорасил — нет? Видите ли, это для неё слишком… Ебанутая, блин.

Последние три часа я потратил на охуитительные истории из собственной, и не очень, жизни. Принцессе Звезде, похоже, нравилось. Ну, по крайней мере те моменты которые хоть как-то касались недавних событий. Про курсантские годы она почему-то, слушать не захотела. Впрочем, глупо было обвинять её в этом — мне и самому было глубоко насрать на события шестилетней давности.

Как выяснилось, тот склад, где мне отпилили руку, немного того — обвалился нахрен.

Интересно то, что рухнул он уже после того, как местная гвардия провела разведку и задержала всех “рабочих”, которые теперь сидели под так называемым, “домашним арестом”. Видимо, тюрем у этих лошадей всё-таки нет. Даже не знаю, радоваться или плакать...

Кстати, как и почему каменное здание умудрилось обвалиться, выяснить еще не успели, но мне было как-то насрать. Толку-то? Рухнул и рухнул, я там всё равно больше появляться не собираюсь. Правда под обломками оказались несколько гвардейцев, которых не успели вытащить живыми, но мне и на это было похуй. Коняшек жалко, конечно, но я не в том состоянии чтобы о переживать о ком-то другом. Мне еще от подрыва целого города как-то отмазаться надо.

Впрочем, принцесса Звезда, похоже, поверила моей истории про подпола и про то, что я нихрена не знал на что подписался. Хотя, её это не сильно обрадовало. По-моему, ей хотелось чтобы всё было наоборот...

— Ну так что делать-то будем? — как можно безразличней спросил я, подождав, пока кобылка успокоится и уберет передние конечности от своей головы.

— Судить. — тихо выдохнула Звезда, задумчиво смотря куда-то в стену.

— Кого? — непонимающе переспросил я, чувствуя, как напрягается мой седалищный нерв.

— Тебя, остальные уже умерли. Не без твоей помощи, кстати. — с усмешкой закончила темно-синяя кобылка, переведя взгляд на меня.

Меня!? Эта лошадь и вправду собралась меня судить!? С прокурорами, адвокатами и прочей фигней!? Да ну нахуй…

— Или ты думал, что я тебя просто вот так, возьму да отпущу? — задала кобылка риторический вопрос.

— Искренне надеялся, блин. — проворчал я, доставая сигарету.

Ё-мое, там на полу уже целое пепелище, надо бы пепельницу попросить, чтоли…

— Даже если предположить, что я вам поверила… — начала принцесса и осеклась, на секунду задумавшись.

— Ну ладно, я вам и вправду поверила. Но процесса всё равно избежать не удастся. — напряженно закончила темно-синяя пони, не решаясь смотреть мне в глаза.

— То есть, ты меня хочешь казнить? — как можно спокойней поинтересовался я, зажимая сигарету в зубах и просовывая правую руку за пазуху.

Всё таки обыскивать эти мутанты нихрена не умеют…

Если эта овца и вправду задумала публичную казнь, то товарищ Макаров её немного разочарует. Хотя не думаю, что она вот так прямо скажет. А может, и скажет… Этих лошадей хрен разберешь, блин.

— Ну-у-у… — протянула принцесса, всё еще рассматривая пол.

— Судьи и присяжные, скорее всего, потребуют казни. Хоть их и не устраивали уже лет пятьсот, но для тебя они постараются... — еле слышно пробубнила лошадка.

С пару секунд пожевав губу, она наконец соизволила поднять голову и взглянуть на меня.

— У меня есть право на последнее слово, но пожизненное заключение — это мой максимум. Иначе меня мои же подданные разорвут… — смущенно улыбаясь закончила она.

Блин, она и вправду думает, что меня это устраивает? Еще раз посмотрев на кобылку, я понял что, в общем-то, она так и думает.

— О, ну так это меняет дело! — наигранно облегченно выдохнул я, на что Звезда усиленно закивала головой, широко улыбаясь.

— Если повезет, то может быть вас лет через тридцать освободят! — с серьезной мордой пообещала она, не прекращая улыбаться.

Точно ёбнутая...

Крепко сжав рукоять пистолета, я быстро выхватил его из кармана и резко перевернулся на левый бок, приставляя его к башке этой ненормальной лошади. Звезда удивленно выпучила глаза и попыталась неуклюже отстраниться, но всё что у неё вышло, так это с грохотом распластаться на полу.

Блин, руку зажал… Больно, ё-мое!

— Что вы себе позволяете!? — испуганно промямлила кобылка, сама не заметив как опять перешла на “Вы”.

— Угадай с трех раз, блин! — огрызнулся я, пытаясь сообразить, что же мне делать дальше.

Нет, можно, конечно, сейчас встать, да съебаться отсюда по-быстрому, патронов, думаю, хватит. Вот только далеко ли я уйду?

— Вы не понимаете, суда вам не избежать! — сбивчиво протараторила лошадка, глядя в дуло пистолета.

— А если я тебе сейчас башку продырявлю!? — злобно крикнул я.

Но моё внимание отвлекла скрипнувшая дверь. Быстро откинувшись на спину и направив ствол в проём, я уже собрался стрелять, думая что это один из тех цветных пидарасов, но всё оказалось еще хуже.

— Убери оружие. — тихо прошипела Сивира, спокойно заходя в комнату и как ни в чем не бывало подходя к моей койке.

Судя по скорости реакции и парадной форме, она дежурила прямо за дверью и, едва услышав крики, решила вмешаться. Только один вопрос, хрен ли она вообще тут делает!?

— Да хуй-то там… — фыркнул я, но пистолет от кобылки всё же убрал.

Еще не хватало ненароком ей что нибудь продырявить… Нет, она, конечно, та еще задница, но не убивать же её? Мы же, типа, парочка и всё такое… Хотя что-то мне подсказывает что любовь уже прошла и помидорам, кстати, тоже пиздец.

— А теперь заткнись и слушай внимательно! — опять зашипела она, не обращая внимания на выпученные глаза принцессы.

Звезда, похоже, тихо охуевала от грозного вида своей подчиненной и не решалась даже пикнуть. Голубая кровь, блин. Они правителей по объявлениям набирают, чтоли? Может, и мне попробовать?

Правда, озвучить свои мысли я не успел...

Под злобным взглядом лейтенанта, мне становилось немного не по себе. Такое чувство, будто я какой-то школьник, которого за что-то отчитывают родители. Хреновое чувство, если честно.

— С твоей помощью уничтожили целый город! Ты хоть понимаешь что это значит!? Да весь Кантерлот буквально завален беженцами! Больницы переполнены, в школах организовали временные детские дома, и то они с трудом вмещают всех сирот. Выжило всего триста пегасов и большинство покалечено и потеряли трудоспособность. А ты до сих пор оружием размахиваешь!? — брызжа слюной прошипела Сивира, едва сдерживаясь чтобы не накинуться на меня.

Я аж сигарету с испугу выплюнул.

— Ну так там цистерны какие-то и… — пробубнил я и быстро затих, под взглядами двух пони.

Не то, чтобы мне было как-то особо жалко всех этих несчастных мутантов, но, тем не менее, некоторое подобие чувства вины у меня всё же появилось. Но не сидеть же мне из-за этого всю жизнь!? Да и откуда мне было знать, что подпол настолько ёбнутым окажется? Хотя… Сюда нормальных людей, похоже, и не закидывали. Впрочем, “нормальные” здесь бы и не выжили, блин.

Серая кобылка с минуту буравила меня взглядом, после чего всё таки немного поуспокоилась.

— Я верю, что твоей вины тут почти нет и ты просто идиот. Полный и беспросветный кретин… — мрачно добавила серая пони и взглянув на свою начальницу, продолжила:

— Но нести ответственность за этого твоего подполковника, всё равно придётся тебе. — немного печально произнесла Сивира, разглядывая повязку на моей левой руке.

Я уже хотел взять себя в руки и послать её куда подальше, но принцесса меня опередила:

— У меня нет иного выбора. Если я не накажу вас, то меня тут же выкинут из дворца. Полковник просто не позволит вам уйти безнаказанным и, к сожалению, народ с гвардией на его стороне… — начала оправдываться темно-синяя пони, стараясь выглядеть как можно более несчастной.

Так, блять. Меня этот цирк уже заебал. Выбора у них нет… Да пошли вы все нахуй! Виноват — не виноват, садится я не собираюсь, и пускай они подотрутся своим народом вместе с гвардией!

— Если ты думаешь, что я позволю себя казнить и запереть в тюрьму только потому, что ты боишься потерять свой тёпленький трон, то ты полная овца. — как можно спокойней и сказал я, сжимая рукоять пистолета.

— Это не тебе решать. — тихо сказал Сивира, глядя то на меня, то на резко затихшую принцессу.

Я нехотя щелкнул предохранителем. Комбриг мне свидетель, я не хочу никого убивать, но если потребуется… То, что мы с Сивирой разок перепихнулись, еще не значит, что я ей чем-то обязан. К тому же, она еще и уснуть прямо во время процесса умудрилась...

— Хочешь меня убить? Прямо как в первую нашу встречу? — невесело ухмыльнулась серая пони, заметив мои манипуляции с пистолетом.

Блин, как-то не так я себе всё это представлял. Хотя, в принципе, я себе вообще такого не представлял.

С секунду посмотрев в глаза крылатой кобылки и недовольно фыркнув, я всё же поставил Макаров обратно на предохранитель.

— Не поверишь, но нет — не хочу. — недовольно буркнул я, убирая пистолет обратно во внутренний карман.

Лейтенант заметно расслабилась и на её морде даже проскочило какое-то подобие улыбки. Мне даже спокойней как-то стало. Совсем сентиментальный стал, блин.

— Раз уж мы всё уладили, то не стану вас больше беспокоить… — быстро затараторила принцесса, поднимаясь с пола.

— Заседание назначено на завтра. Лейтенант Хувс введет вас в курс дела. — продолжила она немного дрожащим голосом, направляясь к двери и явно не желая задерживаться в одной комнате со мной.

Она пистолета так испугалась, что ли? Блин, даже Селестия не была такой пугливой. А ведь еще и страной управляет! Хотя, тут страна-то… Кучка сахарных пидрил да непуганных дебилов, вот и вся страна. Неудивительно, что у них и правители такие же.

Принцесса уже открыла дверь и сделала шаг вперед, как вдруг остановилась.

— И да, лейтенант. Можете не торопиться. — как-то тихо добавила она и тут же вышла в коридор, закрыв за собой дверь.

Почесав затылок и хмыкнув, я достал новую сигарету и мимоходом взглянул на Сивиру.

Кобылка стояла крупом в мою сторону и продолжая тупо таращится на закрытую дверь.

Чиркнув зажигалкой и выпустив облако дыма, я обратился к серой пони:

— Ну давай, вводи меня в курс дела, блин. — добродушно проговорил я.

Всё таки Сивира была одной из немногих лошадок, к которым я нормально относился и она была единственной, которую я воспринимал как равную. В разумных пределах, конечно. Лошадь же всё таки, хоть и говорящая. Но всё равно, с ней я чувствовал себя куда спокойней, чем с кем либо другим. Ну, за исключением Калашникова, разумеется.

Лейтенант медленно развернулась в мою сторону и даже сквозь серую шерстку на морде было отчетливо видно что она обильно покраснела.

— Даже и не думай! — грозно прошипела она, глядя мне в глаза.

— Чего? — тупо переспросил я.

— То самое! — вскрикнула она, притопнув копытом и еще больше покраснев.

Блин, она что, решила будто я её тут ебать собрался!? Твою мать, она точно ненормальная!

Нет, ну я уже прошел тот этап, когда боялся даже думать о таком, но не сейчас же!? У меня руки нет и, возможно, контузия на всю башку, а она о ёбле думает…

— Нашла время, блин… Я про суд спрашиваю, озабоченная. — тихо сказал я, стряхивая пепел прямо на пол.

Сивира с секунду тупо похлопала глазами, а затем недовольно надула щеки.

— А я так и подумала… — промямлила она, видимо, сама не веря своим словам.

Блять, я хуею с этих лошадей! Пять минут назад она готова была меня прямо здесь заживо закопать, а теперь обижается за то что я не собираюсь до неё домогаться. Нет, она не ёбнутая, она на всю голову пизданутая, блять!

— Заканчивай уже дымить… Всю палату провонял! — сморщившись проворчала она, садясь прямо на пол.

— Потерпишь, блин. Я теперь инвалид, мне можно. — буркнул я, поднимая левую руку вверх и демонстрируя её Сивире.

Лейтенант опять недовольно сморщилась и презрительно фыркнула:

— Тоже мне офицер. “Ой, посмотрите, я копыто потерял, пожалейте меня!” — передразнила Сивира активно жестикулируя передними ногами.

— Да ты охуела… — только и смог выдавить я.

— И уже давно. — коротко сказала кобылка, улыбаясь во все зубы.

— Шутки у тебя, блин… — обиженно произнес я, выбрасывая бычок на пол и доставая новую сигарету.

Учитывая последние новости, рак лёгких это последнее о чем мне стоит беспокоится…

Лейтенант молча сидела и наблюдала за моими манипуляциями. Всё таки, закуривать одной рукой не очень-то удобно. Хорошо хоть у меня зажигалка, а не спички… Спасибо морпехам, хуле.

— По поводу суда… Можешь не волноваться, я уже отправила письмо в Понивилль. Хоть отец был против. — тихо проговорила Сивира, невольно оборачиваясь на дверь.

Ага, не волнуйся, блин. Да эти пидрилы про меня уже наверняка забыли. Блять, да они еще на моей могиле спляшут! Хотя, Кабанов может и приехать, что тоже неплохо. Он хоть и дебил, но зато здоровенный. В любом случае, увидеть еще одну знакомую рожу я был совсем не против. Даже если эта рожа беспросветно тупая…

Стоп, какого отца?

— Ты же говорила, что у тебя нет отца. — удивленно буркнул я, после небольшой паузы.

Кобылка недовольно скривилась, словно ей в суп насрали и мрачно ответила:

— Лучше бы уж не было… Это он с тобой первым говорил. — более уверенно добавила она.

Полковник чтоли? Понятно тогда, почему она такая ёбнутая. Фамильное сходство на лицо, блин. Вернее на морду.

Ё-мое, вот значит почему он на меня так смотрел! Блин, мог бы и сам догадаться... Я бы тоже не был в восторге если бы моя дочь крутилась рядом с каким нибудь мутантом.

— Ладно, хрен с ним. Мне, кстати, баланда какая положена или нет? — спокойно проговорил я, вспомнив что не жрал уже хрен знает сколько.

Война войной, а пожрать всё равно надо. А то так и помереть недолго.

— Положена. Ромашковый салат и галеты из сена. Тебе сейчас принести или попозже будешь? — явно издеваясь, спросила лейтенант.

Так, меня её шутки доебали уже… Всего-то пару недель не виделись, а она уже совсем распустилась.

— А нормальное что нибудь есть? — недовольно фыркнул я, туша сигарету о дужку кровати.

— Не в ресторане сидишь. Либо ромашки, либо голодный. — довольно скалясь ответила кобылка.

Вот ведь сука-то а!?