Пинки Пай и 1 апреля

Пинки Пай и праздник на 1 апреля )))

Пинки Пай DJ PON-3

Помоги моей одинокой душе

Найтмер Мун всегда была известна как зловещая кобыла тьмы, нераскаявшаяся злодейка, которая не заслуживает прощения. Но если все ошибались? Если Лунную Кобылу просто не поняли? Если она всего лишь хотела иметь друга? И когда она переместилась в другой мир, её желание исполнилось... и даже больше.

Найтмэр Мун Человеки

Не учи учёного

Взгляды канцлера Нэйсея на образование и другие виды существ в Эквестрии больше не совместимы с новой политикой, но Селестия не хочет терять такого ценного пони, как он. Поэтому она ставит ему в напарники Твайлайт Спаркл для взаимного повышения квалификации, и теперь два ненавидящих друг друга пони вынуждены контактировать каждый. Дискордов. День.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Все кто истинные брони, попадут туда.

Давно в голове была такая мысль. Решил наконец изложить её.

Рэйнбоу Дэш

Показания Лиры Хартстрингс

Говорят - "дорога к мечте идёт сквозь кровь, пот и слёзы". Однако, никто не говорил, что "кровь, пот и слезы" должны быть вашими.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Служители Хаоса

В учебниках истории Эквестрии Дискорда описывают, как тирана, который мучил жителей Эквестрии, пока Селестия и Луна не остановили его. Но действительно ли в те времена все считали Дискорда злодеем? Это история о культе "Служители Хаоса", члены которого считали Гармонию и Дружбу - ложью, а Хаос и Раздор - спасением.

Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Из Зоны Отчуждения

Так как в Зоне сантиментам, не место, а сострадания и доброта, первый шаг к могиле, Сталкеру попавшему в доброю и мирную Эквестрию будет не легко приспособится к гармонии. Он недружелюбен и ко всему относится с недоверием, слушая лишь свои сталкерские инстинкты. Но Эквестрия уже готова ,и теперь покажет бродяге из Зоны, что такое семья, дружба, и простое поняшное счастье.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Зекора Биг Макинтош Диамонд Тиара Спитфайр Сорен Совелий Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони Октавия Найтмэр Мун Кэррот Топ

Десять отличных лет

Десять лет - немалый срок. За это время можно радикально изменить свою жизнь, можно вырасти прекрасной кобылой или жеребцом, можно скатиться в полнейший навоз или же подняться так высоко, как никогда и не мечталось подняться. Но какой в этом прок, если не мы творим события, однажды случившиеся, меняющие мир до неузнаваемости? Рассказ о кризисе, захлестнувшем Эквестрию. Так, как он мог бы выглядеть. Так, как он мог бы закончиться.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Хозяин леса

Вечносвободный лес - загадочное и опасное место, где всё живёт по своим законам, отличным от общепринятых в мире пони. Далеко не каждый решится отправиться в этот в лес без веской на то причины!.. Но вот такая причина возникает, и пони приходится отправиться в Вечносвободный лес и узнать, что и у него есть свой хозяин!

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Возрождение

Что же на самом деле сделали Элементы Гармонии с Найтмер Мун?..

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
103-109

110-111

110

К счастью, Сивира надолго у меня не задержалась. Пожрать, кстати, она так и не принесла, зараза… Заключенным нельзя, видите-ли! После небольшой перепалки и обещаний закопать её под ближайшим кустом, лейтенант сделала недовольную морду и перед тем, как быстро ретироваться, сказала что-то вроде “У меня дела, а ты тупой мудак”. То ли у неё ПМС, то ли я не знаю…

Честно говоря, я не особо хотел с ней ругаться, но она первая начала. Хотя, ствол на неё всё таки я наставил и… Да похуй уже, меня завтра расстреливать собираются, или что у них там, а она мне тут сцены закатывает. Это мне истерить надо, а не наоборот.

Полежав пару часов, я всё таки решил выбраться за дверь и самостоятельно раздобыть себе чего нибудь пожрать, да и до сортира прогуляться не помешало бы… Но эта, гребаная лошадь заперла за собой дверь. Догадливая, блин.

После небольшой борьбы моего воспитания с мочевым пузырём победило второе, за полным отсутствием первого. С пять минут промучавшись с пуговицами на ширинке, я всё таки смог опорожниться прямо в угол моей импровизированной камеры. Даже окна заделали, засранцы. Вонять будет пиздец…

Повздыхав над своей незавидной долюшкой и поматерив всех кого когда либо знал, я уебался спать. Если Сивира не напиздела, завтра мне, наконец, доведется увидеть своих подчиненных,и не думаю,что они будут рады увидеть невыспавшегося и искалеченного командира. Хотя, меня они в любом случае видеть не хотят, но мне как-то похуй. Они всё-таки в армии служат. Даже если они так не считают...

Наутро меня разбудили какие-то унылые, серые, незнакомые мне морды и доступным языком разъяснили что я должен пройти с ними. Судя по тому что они постоянно принюхивались и как-то подозрительно поглядывали на обосанный вчера угол, нюх у этих лошадей куда лучше чем у меня. Даже не знаю, завидовать, или не стоит? Думаю, не стоит.

Поднявшись с койки и поглядев по сторонам, я несколько удивился количеству конвоиров. Выделить десяток клыкастых и крылатых уродцев только для моей персоны? Похоже, тот полковник очень не хочет, чтобы я опоздал на их маленькое мероприятие.

Конвоиры вели себя не очень-то вежливо. Мало того, что шипели на меня, будто кошка на собаку, так еще едва ли не пинками вытолкали из камеры в коридор. Правда, стоило мне сказать им пару ласковых и как следует пнуть под колено самого наглого, как они мгновенно подобрели и даже начали обращаться ко мне на Вы. Блин, где они только стражников набирают? Сивирины пидрилы в сверкающей фольге и то посмелее были! Хотя нет, не были...

Потупив с минуту и, наконец, построившись в какое-то подобие колонны со мной в центре, мутанты повели меня дальше коридору. Даже в сортир зайти не дали, засранцы. Спешат они, видите-ли.

Через пару поворотов и одну лестницу я уже стоял перед здоровенными дверями, которые казались мне жутко знакомыми. По-моему, именно здесь пьянка была, где я еще в душу Пугачеву зарядил и промедол загнал. Никогда бы не подумал, что буду скучать по тому времени...

Ё-мое, они меня прямо в замке держали, чтоли!? Твою мать, а я-то думал… Нет, ну они даже не стараются! Обыскивать не умеют, тюрьмы строить — тоже. Хули они вообще умеют!?

— Заходи… Кхм, заходите. — поспешно поправился гвардеец, заметив мой злобный взгляд.

Блин, абсолютно бесполезные овощи. Их тут с десяток, и всё равно эти мудаки меня боятся. Мне их даже жалко как-то…

Молча кивнув и вздохнув поглубже, я со всей дури долбанул ногой по дверям. Не потому что я шибко невоспитанный, а просто одной рукой открывать не очень-то удобно. Ну и эффект нужно произвести еще, наверное.

Двери с громким хлопком распахнулись и с грохотом впечатались в стены. Судя по приглушенным ругательствам, впечатались они не только в стену. Даже неудобно как-то, блин...

— Угадал значит… — буркнул я себе под нос, проходя в зал где несколько месяцев назад я “воспитывал” своих бойцов.

Правда, сейчас он выглядел совсем иначе. Длинные скамейки расставленные в несколько рядов, гигантский трон в конце зала с развалившейся на нём принцессой Звездой и примерно полторы сотни рыл сидящих и стоящих везде где только можно. Вся эта пиздабратия, как обычно, пялилась на меня со смесью презрения и интереса. Как на макаку в зоопарке, блин. От такого внимания к себе со стороны местных мне как-то сразу захотелось вернуться в камеру.

Сделав каменную морду, я как можно медленней пошел вперед по проходу между скамейками. Еще не хватало, чтобы эти уродцы подумали, что я их боюсь… Блин, а ведь и вправду как-то стрёмно.

Блять, сколько здесь скамеек? Где они их только нашли? Стоп!

Нахуя им вообще скамейки!? У них же ноги в другую сторону гнутся! Какая им разница, на полу сидеть или… Ебанутые!

— Встать! Смирно! — раздался знакомый голос откуда-то с спереди.

Через секунду над головами мутантов в конце зала материализовались четверо долбоёбов в пиксельных кепках. Никогда бы не подумал, что настанет момент, когда я буду рад видеть эти рожи.

Дожил, блять.

— Вольно, садись. — походя буркнул я, приближаясь к своим оборванцам, попутно маневрируя на проходе, стараясь не запнуться о целую кучу подножек, так заботливо расставленных передо мной окружающими мутантами.

Детский сад, мать его. Хорошо хоть соплями не кидаются. Впрочем, оно и понятно, ковыряться копытом в носу не очень-то удобно.

Блять, о чем я вообще думаю!? Совсем уже долбанулся!

Наконец, добравшись до конца прохода, я обнаружил на первой скамейке не только своих бойцов, но и одну ненормальную рогатую лошадь в пиксельной форме.

Блин, они бы еще сюда Сэйли притащили. Идиоты. Хорошо, хоть рожи, вроде, нормальные, а то я уже боялся, что они там беспробудно бухают с момента моего отъезда. Хотя морда Скокова была далеко не такой свежей, как у остальных…

— Товарищ лейтенант, за время вашего… — начала с серьезной мордой тараторить единорожка приложив копыто к кепке, но чей-то недовольный голос заставил Лиру замолкнуть:

— Сержант, сопроводите подсудимого на его место. Немедленно. — железным тоном добавил полковник, неожиданно появившись за моей спиной с одним из своих ручных пидарасов.

Поздоровались, блин. И они еще мне что-то про тактичность говорят...

Еще раз взглянув на своих подчиненных и отметив их несколько взволнованное поведение, я молча обернулся к полковнику. Судя по повязке на носу и злобному взгляду, вчера я ему очень неплохо зарядил. Даже гордость пробирает...

— Следуйте за мной… — храбрясь, сказал небольшой черный жеребец и, неуклюже развернувшись, двинулся в сторону отдельно стоящей скамьи, по размерам значительно больше остальных.

Хмыкнув и заметив грозный взгляд Звезды, я молча пошел следом за сержантом и послушно уселся на место. Раньше сяду — раньше выйду, а выпендриться я всегда успею.

Моя скамейка стояла на небольшом возвышении, так что мне было прекрасно видно всё происходящее в зале. Чувствую себя, как клоун на манеже, блин…

Вдоволь насмотревшись на перешептывающихся друг с другом лошадок, я перевел взгляд на своих солдат, по привычке выискивая недостатки в форме одежды. Странно, но Сивира таки не напиздела. И вправду письмо написала...

— Твою же мать! — не сдержался я, когда сообразив что нигде не наблюдаю их личного оружия.

Нет, ну это же надо, а!? Автоматы забыть! Вот же долбоёбы... Небось стволы в казарме вообще оставили, пацифисты недоделанные..Хули они вообще сюда приперлись? Посмотреть на то как меня за яйца подвесят!? Передушу всех, нахуй…

— Тишина! — раздался за моей спиной громкий и низкий голос Звезды.

Гомон в зале разом стих, будто бы все только и ждали этой команды. Может, эту рогатую к себе в казарму забрать? А то орешь, орешь, а всё равно — пока пизды не дашь, не угомонятся...

— Обвиняемый, встать! — скомандовала Звезда.

Я быстро вскочив на ноги и принял строевую стойку. От резкой перемены положения, желудок подозрительно заворчал, а голова закружилась.

— Лейтенант Лукин, Вы обвиняетесь в пособничестве… — начала говорить принцесса, но я грубо оборвал её:

— Иди ты нахуй! Сама вставай... — как-то по-детски обиженно выкрикнул я, наконец сообразив что подчиняюсь командам какой-то лошади.

Звезда неожиданно замолкла и вылупилась на меня удивленными глазами, словно не понимаю что ей делать дальше. Оставшиеся пони в зале во всем подражали своей правительнице и молча пялились на меня, боясь пошевелится.

Блин, по-моему я попал...

— Заткнись и сядь! — прошипел знакомый голос Сивиры в паре сантиметров от моего уха.

Испуганно ойкнув и обернувшись, я обнаружил серую кобылку в парадно-черной форме, стоявшую прямо за моей спиной. Как я её не заметил-то!?

Буркнув что-то нечленораздельное, я всё же послушно уселся на своё место. Она может и лошадь, но, в отличии от остальных, и по роже съездить может!

Принцесса Звезда еще какое-то время молчала, видимо приводя свой тонкий внутренний мир в порядок и после небольшой паузы, начала заново:

— Лейтенант Лукин, вы обвиняетесь в пособничестве врагам Эквестрии. В убийствах, халатности, преступном бездействии… — темно-синяя пони запнулась и смущенно покраснев, достала откуда-то очки и какие-то бумажки.

Хреново видит и страдает склерозом — настоящая принцесса! Блять, может мне и вправду попробовать на троне посидеть, а? Я, может быть, и долбоёб, но бумажку заучить всё таки могу…

— Кхм… В неуважительном отношении к властям, подстрекательство к бунту, удержанию заложников … — продолжила Звезда переходя на монотонный, явно скучающий голос.

И так далее и в таком же духе. Эта гребаная лошадь распиналась еще где-то два часа.

Впрочем, этим разноцветным пони, вроде, не привыкать. Во всяком случае, они хотя бы не храпели на весь зал, как Кабанов… Как бы Лира не расталкивала здоровяка и что бы ни говорила, детина всё равно умудрялся засыпать через пять минут. И в этот раз я не могу винить его в безответственности. Я и сам уже заебался выслушивать охуительные истории о своих похождениях.

Это лошадь мне даже несоблюдение регистрационного режима вместе с неуплатой налогов впаять умудрилась! Какие могут быть регистрации, если я у меня даже их паспорта нет, Звезда умолчала. Хорошо, хоть гастарбайтером не назвала…

Из всех присутствующих, только полковник умудрялся улыбаться во всю морду, выслушивая очередное обвинение в мой адрес. То ли он меня сильно не любит, то ли долбоёб.

Спорю, что и то и другое…

— Слово главному обвинителю. — вырвал меня из дрёмы голос принцессы.

— Благодарю, ваше высочество. — горделиво сказал старый жеребец с разбитым носом и нарочито медленно, направился ко мне.

— Момент, а где мой адвокат, или кто там у вас!? — негодующе воскликнул я, всё еще туго соображая после двух часов “увлекательных” чтений.

Звезда удивленно подняла бровь и посмотрела на меня, как на умалишенного.

— Защитник подсудимого, подойдите, пожалуйста, к своему подзащитному. — устало махнула она копытом, вдоволь налюбовавшись на моё сонное лицо.

Полковник недовольно фыркнул, но всё же остановился на месте, скучающим взглядом рассматривая своё переднее копыто

Заметив в другом конце зала желтое пятно, которое, судя по звукам и бормотанию извинений, наступало всем окружающим на копыта и с ужасающей скоростью двигалось в моём направлении.

— Здесь, здесь! Я здесь, ваше величество! — заговорило “желтое пятно”, появляясь в угрожающей близости от меня.

Блять, ну почему из всех этих гребаных лошадей, мне назначили именно эту озабоченную!? Да она же не меня защищать будет, а про оргии пиздеть начнет! Еще и спросит что-то вроде: “Принцесса, а вы с минотаврами уже того? Ну, этого? Не пробовали, короче?”
Бэйри, выйдя на небольшую свободную площадку прямо возле трона, задыхаясь от марш-броска через весь зал, повернулась к сидящим на скамейкам пони и учтиво поклонилась.

— Господа присяжные, сначала я бы хотела… — начала она, но Звезда несколько смущенно прервала её:

— Простите, но у нас нет присяжных…

Журналистка удивленно обернулась на свою принцессу и хмыкнув, повернулась к трону и как ни в чем не бывало продолжила:

— Ваше величество, сначала я бы хотела сказать, что обвинение забыло добавить пункт о притеснении свободы слова и попыткам заткнуть рот свободной прессе! — негодующе закончила Бэйри, смотря то на меня, то на принцессу.

Не в силах сдержать эмоции, я закрыл лицо правой рукой.

Ёбаный стыд… И как она только от того озабоченного извращенца свалить умудрилась!?

— Мы… Мы учтем ваши пожелания. Можете продолжать… — ошарашенно произнесла принцесса, в душе охуевая от подобной “защиты”.

Журналистка задумчиво почесала затылок и еще раз взглянув на меня, как-то тихо сказала:

— А у меня всё. Обвинение может продолжать… — добавила она, поклонившись Звезде и быстро приблизившись ко мне, уселась на скамейку рядом со мной.

Посмотрев на меня, Бэйри весело улыбнулась и тихо прошептала мне прямо на ухо:

— Я на прокурора училась, можешь мне довериться!

Оно и видно, что на прокурора...

— Ну охуеть теперь… — задумчиво буркнул я, потянувшись уцелевшей рукой к сигаретам.

Интересно, еще не поздно ”чистосердечное” написать, а?

111

— Слушай, а это вообще кто? — прошептал Скоков сидящему рядом Пугачеву.

В центре зала уже десять минут выступала незнакомая Алексею желтая кобылка, которая, судя по манере поведения, являлась адвокатом лейтенанта. Хотя, из-за своих методов защиты, она больше походила на прокурора.

— А черт её знает… — зевая пробормотал рядовой, тщетно пытаясь расслабится и уснуть.

Но жесткая, узкая и совсем не предназначенная для людей скамейка, не давала осуществиться желаниям бойца, заставляя его слушать бесконечную болтовню желтой пони.

Впрочем, безумную кобылку совсем не волновали мнения и интересы окружающих. Она продолжала самозабвенно перечислять все недостатки и грехи лейтенанта, не обращая внимая на выпученные глаза старого полковника. Седой жеребец тщетно силился понять логику и тактику адвоката, но все его усилия пропадали зря. У журналистки были свои понятия о тактике защиты.

Хотя никого из бойцов уже давно не волновала ни логика, ни тактика, ни даже тот факт, что их командир умудрился взорвать целый город. Всех четверых, как одного, интересовал тогда один вопрос — зачем? Хотя нет, был еще один вопрос: Лукин действовал по какому-то плану или он просто пьяный был?

По мнению солдат, лейтенант еще в “том мире” не отличался обдуманностью или логичностью поступков, но не до такой же степени!?

Когда на следующее утро после концерта Лиры, в казарму, разбив окно и перевернув стол на кухне, влетел местный почтальон, никто не мог и подумать о том, какую именно новость принесла Дерпи.

Впрочем, Лира оказалась куда хладнокровнее своих “подчиненных”. Пока бойцы изумленно таращились на косоглазую пегаску, смущенно оглядывающую то, что осталось от их обеда, единорожка, пару раз перечитав письмо подписанное Сивирой, приняла решение немедленно выдвинуться в Кантерлот. Не обращая внимание на нытье Пугачева о том что “уже поздно, жрать охота и вообще — ну его нахуй!”, кобылка все же смогла заставить бойцов одеться и забрать оружие из оружейной комнаты.

Впрочем, в столь быстром реагировании остатков взвода, “виноват” скорее младший сержант, чем Лира. Именно он, пинками и матюгами, заставил Скокова отправится в школу за Лисиным, а Пугачева — заняться снаряжением и распределением боеприпасов.

Правда, не всё прошло так гладко как ожидалось. Алексей, по пути в школу, умудрился где-то напиться и в казарму вернулся уже верхом на ефрейторе. Да и с Кабановым тоже возникли небольшие проблемы. Капрал наотрез отказывался отправляться в путь, не наготовив провизии для Сэйли, как минимум, на неделю.

Но Лире, все же удалось найти выход из ситуации, убедив Кабанова в том что её подруга, с которой она живет под одной крышей, является первоклассным кондитером и ни за что не даст кобылке умереть с голоду. Немного посомневавшись, капрал всё же поддался уговорам кобылки.

Так или иначе, оставив маленькую пони в доме у единорожки и приведя Скокова в чувство, бойцы двинулись в сторону железнодорожной станции.

До самого Кантерлота добрались без особых происшествий. Если не считать того, что Кабанов с трудом умещался в пассажирском кресле и только и делал что жаловался на то, что ”Столько жратвы просрали, столько жратвы...”

Правда, узнав что в поезде есть буфет, здоровяк мгновенно просиял и, сославшись на неотложные дела, испарился из вагона в неизвестном направлении.

Настоящие проблемы начались уже на улицах города. Добраться ночью от станции до дворца, оказалось не так-то просто, как ожидалось. Каждый городской стражник, которых отчего-то было гораздо больше чем обычно, так и норовили остановить подозрительную, вооруженную группу людей, возглавляемую аквамариновой пони.

Хотя, возможно что “группа” не была бы такой подозрительной, если бы не рядовой Скоков который на протяжении всего маршрута горланил песни и матерные частушки, не обращая никакого внимания на просьбы заткнутся и идти молча.

В итоге, до замка вся компания добралась только под утро и то, в сопровождении целого отряда стражников. Возле ворот их встретил старый потрепанный жеребец, с забинтованным носом. Не тратя время на приветствия, он сразу же заявил что на заседание они смогут попасть, только при условии сдачи оружия. Не обращая внимания на протесты и обещания Скокова “засунуть это заседание ему в одно место”, серый пони всё же заставил “гостей” сдать автоматы на склад к местному интенданту.

Интендантом оказался молодой белоснежный единорог, явно недовольный своей должностью. Сделав нужные записи и отнеся автоматы в хранилище, он как бы невзначай, предложил приобрести нечто “надувное и очень натуральное”.

В общем, на заседания взвод явился вовремя и не с пустыми руками.

Как бы Лира не краснела и не намекала, она не смогла убедить Кабанова не покупать надувную модель зебры. На что капрал искренне недоумевал по поводу причины смущения единорожки и подколок сослуживцев.
“Игрушка как и игрушка… Должен же я Сэйли подарок привезти, или как?” — рассуждал здоровяк, засовывая куклу в вещмешок и не обращая внимания на насмешливый взгляд интенданта.

— Слушай, а че у него с рукой-то? — опять заговорил Скоков, кивнув в сторону скамейки подсудимого.

— А хуй его знает… — всё так же зевая буркнул Пугачев.

Рядовой недовольно фыркнул, явно не удовлетворившись ответом приятеля
“И так скучно, а этот пидрила еще и спать намылился… Лучше бы дома остался, внатуре.” — с грустью подумал Алексей, прежде чем снова обратится к соседу..

— А как он умудрился город-то взорвать?

— Без понятия… — со вздохом отозвался Сергей, очевидно не желая принимать участия в дальнейшем разговоре.

— Блять, ты другие слова знаешь, не!? — раздраженно проговорил Алексей, толкнув сослуживца в плечо.

Пугачев уже собирался прошипеть что нибудь злобное и жутко обидное, но его прервал окрик командира:

— Пиздеж отставили! Совсем уже расслабились… — уже тише добавил Лукин, явно недовольный развязным поведением подчиненных.

В зале повисла неловкая пауза, но уже через секунду она была прервана новым обвинением адвоката:

— Вот видите? Я же говорила, что он грубый и агрессивный! — торжествующе проговорила Бэйри, глядя на резко притихших солдат.

Но не успела она продолжить свою речь, как неожиданно раздался страшный грохот. Двери, ведущие из зала в коридор, с треском и скрежетом разлетелись в разные стороны, попутно придавив пару ночных пегасов.

— Всё таки живая… — немного печально вздохнула принцесса Луна, вставая со своего места и глядя изумленными глазами на свою сестру, быстрым темпом приближающуюся к трону.

— О да, и еще как… А я смотрю ты мне очень рада, да? — сахарным голосом пропела Селестия, двигаясь по проходу и, не замечая никого вокруг, глядела лишь на сестру.

Темно-синяя пони нервно сглотнула, уже предчувствуя надвигающийся скандал. В голове у принцессы бешеным хороводом крутились всевозможные варианты развития событий, но выбрать из них хоть один, она никак не решалась.

— Что молчишь? Неужели не рада? Как жаль, а я-то думала… — наигранно обиженным голосом произнесла принцесса Селестия, останавливаясь прямо напротив трона.

Посмотрев с пару секунд на свою замявшуюся и напуганную сестру, белая кобылка резко повернулась к лейтенанту, сидящему на скамейке недалеко от неё.

— Полковник. — коротко скомандовала она, играя с Лукиным в гляделки.

— Да, ваше величество? — мгновенно откликнулся седой жеребец, подбегая к своей правительнице и едва ли не по-собачьи заглядывая ей в глаза.

— Древние безоружны? — осведомилась кобылка, глядя то на Лукина, то на его солдат.

— Да, ваше величество! — радостно отрапортовал офицер, чуть ли не виляя хвостом.

— Этого отвести в темницу, немедленно. — всё так же кратко распорядилась принцесса, кивнув в сторону Лукина.

— Да ты охуела! — воскликнул человек, явно недовольный подобным развитием событий, но его протесты никто не обратил внимания.

Полковник уже успел отдать распоряжение своим подчиненным, но резкий окрик Луны заставил их замереть на месте.

— Прекратить! — выйдя из ступора, воскликнула темно синяя пони, заметив как лейтенант потянулся рукой за пазуху кителя.

Кобылка отлично понимала, что именно задумал офицер и допускать подобный сценарий, она совсем не собиралась.

— Сестренка, ты устала. Тебе нужно отдохнуть и развеяться. Можешь вернуться в свои покои, а я тут и одна справлюсь… — ласковым голосом, пропела Селестия и, посмотрев на нетерпеливого полковника, молча ему кивнула.

 — Я сказала прекратить! — вскрикнула Луна, чувствуя как сердце начинает биться гораздо быстрее.

Но гвардейцы даже ухом не повели. Они быстро выстроились перед подсудимым и только один сержант, решил подчинится ночной принцессе. Крепкий серый жеребец, молча вышел из строя и подойдя к лейтенанту, развернулся лицом к своим сослуживцам.

— Сержант Харлот, как это понимать!? — ошарашенно спросил полковник, чувствуя на себе недовольный взгляд Селестии.

— Я подчиняюсь приказам, господин полковник. — коротко отрапортовал жеребец, принимая строевую стойку.

Пока седой офицер собирался с мыслями и обдумывал свои дальнейшие действия, перед строем ночных пегасов появилась еще одна преграда.

— Ночная гвардия подчиняется приказам принцессы Луны, если вы еще не забыли, господин полковник. — прошипела Сивира, глядя отцу прямо в глаза.

— О-о-о, я поняла… — вздохнула Селестия, наблюдавшая за действиями гвардейцев.

Повернувшись к своей сестре, которая продолжала молча сидеть на троне и тщетно пыталась не выдать свое волнение, принцесса перешла на более грозный тон:

— Опять бунтуешь, а сестрица? Неужто жить с медведями тебе понравилось так сильно, что ты захотела повторить? — с напором закончила аликорн, угрожающе расправляя крылья.

Луна судорожно сжала челюсть и, на подкашивающихся ногах, встала со своего трона. Глубоко вздохнув, она дрожащим голосом заговорила:

— Я, повелительница ночи и владычица звёзд, её величество принцесса Луна, обвиняю принцессу Селестию в государственной измене, мятеже, убийстве королевы и нарушении права о престолонаследии. — чеканя каждое слово, проговорила кобылка, сама не веря в то, что она это говорит.

В зале повисла гнетущая пауза. Ночной пони показалось что даже само время остановилось.

— Вот как? — со смешком сказала Селестия, насмешливо глядя на свою сестру.

— Да именно так. — еле слышно буркнула Луна, стараясь не встречаться взглядами с белоснежной кобылкой.

— И кто же будет меня судить? Ты? — всё еще смеясь, переспросила аликорн.

Темно-синяя пони с силой прикусила губу и подняв голову оглядела зал.

Все пони, сидящие на скамейках, смотрели на неё в немом испуге, словно не веря в происходящее. Взгляд принцессы остановился на стройном ряде жеребцов в доспехах, стоящих напротив её телохранителя и доверенного лейтенанта.
“Всего два гвардейца...” — отметила она чувствуя как холодеет в груди.

Но тут в голову кобылки пришла шальная и безумная мысль, которую она посчитала очень даже не шальной, но всё же очень безумной.

— Нет, не я. — громко и четко ответила принцесса, уставившись на скамью подсудимых.

Селестия опять рассмеялась и проследив взгляд своей сестры, резко осеклась, услышав злобный голос человека:

— Да ебись оно всё конем!

Как же они меня заебали… Эти ёбаные, вонючие, цветные и говорящие лошади. Сначала два часа меня мурыжили идиотскими обвинениями в мой адрес, потом еще этот старый мудак целый час распинался об опасности и недопустимости моего контакта с обществом, а про Бэйри, я и вспоминать не хочу…

Охуитительные истории про “извращенца, насильника и противника свободной печати” я заебался слушать еще на первой минуте. Потом еще и эта чмошница заявилась, требуя чтобы меня немедленно отправили в какую-то темницу… Откуда у них темницы-то!? Ведь нету же! Или есть? Да какая разница…

Еще и бойцы, долбоёбы конченные, опозорили меня на глазах у эти вонючих мутантов. Один дрыхнет, двое пиздят, а Лисин так вообще книжку читает! Не в суд приперлись, а в комнату досуга, блин. Только Лира выделялась в лучшую сторону. Единорожка честно и со всей стойкостью выслушивала весь тот поток бреда, что изливали эти поехавшие лошади.

Еще я опять с именами напутал. Эту синюю, оказывается, Луной зовут, а я всё про звезды что-то вспоминал, блин. Даже стыдно как-то…

Но весь этот пиздец меркнет, на фоне того что эта ебаная синяя дура втянула меня в свои разборки. Или это я её втянул? И что это за мудак стоит рядом с Сивирой? Она мне с ним не изменяет часом? Блин, не о том думаю…

Оторвав Наконец свою задницу от скамейки и с удовольствием закурив, я молча прошел мимо мудаков в броне, изумленно вылупившихся на меня.

— На место! — заорала Селестия, расправив крылья и угрожающе преградив мне дорогу.

Но я, само собой, не подчинился. Нашла собачку, блин.

Молча засунув руку во внутренний карман кителя, я нащупал чуть теплую рукоять своего пистолета.

Ё-мое, когда я за него расписывался в оружейке, то даже и представить не мог, что он мне может пригодится. И не один раз, кстати…

— Сам напросился… — недовольно фыркнула лошадь и её рог угрожающе засветился.

Кто из нас еще напросился… А я ведь был в полной уверенности что Валя её немного того — кончил нахрен. Или это она его кончила?

Впрочем, сейчас это было неважно. А для “товарища Макарова” это было неважно еще меньше чем для меня. Вместе со щелчком предохранителя, круглое дуло девятимиллиметрового пистолета уставилось в изумленную морду принцессы.

Хотя, калибр-то совсем не девять, а очень даже девять и два, но у нас в стране это никого не ебало. У нас даже девять миллиметров больше чем в остальном мире, блин. Вернее — было больше.

— Вы же сказали что он безоружен!!! — отчаянно заорала Селестия, срываясь на визг, от чего её рог засветился еще сильнее, угрожая ослепить меня, нахрен.

Но её вопли быстро прервались, едва я надавил на курок.

Хлопок, кровь, мозги, алые куски черепа и здоровенная туша лошади, падающая на пол.

В каком-то смысле это можно было бы назвать красивым.

Все окружающие меня лошади разом замерли, глядя то на меня, то на труп своей ненаглядной принцессы. У них теперь наверное горе, плакать будут, а может даже и песенку какую споют… Было бы интересно посмотреть, но я слишком устал от всего этого идиотизма.

Перешагнув через труп, я, не обращая внимания на испуганную морду Бэйри, двинулся в сторону разъебанных дверей.

— Справа по одному, на выход шагом марш — походя буркнул я, проходя мимо своих имбецилов.

Бойцы тупо глядели на меня, не понимая что от них хотят и только Кабанов молча поднялся и четким шагом пошел вслед за мной.

— Подорвались! Быстро! — заорал здоровяк, заметив что остальные всё так же тупо сидят на месте.

Бойцы неспешно зашевелились и, понукаемые командами Лиры и капрала, двинулись в сторону выхода. Но я уже не следил этим.

Полковник что-то орал нам вслед, даже угрожал, но мне уже на всё было как-то похуй.

И на лошадей, и на бойцов, и на суды их сраные, и на возможные последствия. Я хотел только одного, добраться до своей комнаты и плюхнутся в койку. Было бы еще здорово бутылку яблочной водки оприходовать и сожрать целый тазик жаренной картошки.

А еще, дать пизды Скокову, чтобы не бухал и Лисину, чтобы бушлаты сшил, Кабанову, чтобы готовил нормально и Пугачеву, чтобы не пиздел слишком много.

И с протезами Сэйли разобраться, и про себя не забыть.

Въебу в руку какой нибудь крюк и куплю попугая, блин… Еще бы и Сивире по башке настучать, а то её вчерашний выпендреж меня порядком доканал. Ах да, еще и Вале пиздюлей прописать, чтобы он своими приколами по поводу останков подавился. Если он живой,конечно. Еще и подполковник остался...

Блять, столько дел, а я тут прохлаждаюсь!

— Ну теперь уже все точно охуеют… — буркнул я, проходя через разбитые двери и не обращая внимания на ошарашенных стражников.