Еще один день

Сборник небольших зарисовок про каноничных персонажей и не только.

Другие пони

Сказания крайнего сервера - сборник стихов

Сборник стихов на соответствующую тематику. В соавторстве с Re7natus

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Зарисовка в трёх действиях

Зарисовка, написанная в 2012 году в баре Сентури Авеню (Шанхай). Повествование идёт от лица друга Флаттершай, который обращается к ней (в письме?) с ностальгическим тоном, припоминая события поздней весны. Мистическая "щепотка" объединяет друзей и меняет их, что приводит к трагическим последствиям. Но действительно ли "щепотка" повлияла на друзей или это было нечто иное - что-то чёрное, что пряталось внутри каждой пони? Зарисовка отражает субъективный опыт автора, который не в первый раз (но впервые в рамках фандома) приоткрывает завесу над самыми тёмными сторонами реальности и мастерски передаёт чувства в обрывистой эпистолярной манере.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

"Эрмитаж"

Старая, как фандом, история о попаданце. Тип он довольно неприятный и депрессивный. Пони пытаются перевоспитать его с помощью Магии Дружбы, а он уверен, что дружба - это форма паразитизма, временное сосуществование эгоистичных индивидов.

Флаттершай Спайк Энджел Человеки

Твайлайт сдаёт тест ДНК

Став принцессой всея Эквестрии, Твайлайт сдала тест на ДНК, однако получившиеся результаты несколько её обескуражили.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Демон в плоти

Продолжение рассказа "Пятое измерение". В совершенно другом стиле.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

The Forgotten Phoenix

Что если бы события "Та о которой все забудут" получили несколько иной характер и Сансет не объединилась с Трикси, найдя злодея?|AU, где друзья потеряли память навсегда, а Сансет вынуждена вновь вернуть их доверие, в то время как сирены продолжают из тьмы строить свои козни.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Сансет Шиммер

Дневники Старсвирла

Прошло 30 лет с того дня, как три пони разожгли Огонь Дружбы, и спасли Эквестрию от гибели в холоде Виндиго. Но как бы ни была крепка их дружба, они не решили проблемы, которые изначально привели к разладу между расами.Мудрый маг предвидит эту далекую, но неумолимо приближающуюся грозу. Найдет ли он решение, которое сможет обеспечить вечное процветание Эквестрии?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Шестерёнки

Когда надежды уже нет, приходится чем-то жертвовать, идти на самые странные поступки, ведь ради своих близких мы готовы на всё. Грань между разумным и абсолютным безумием стереть легко, вот только, не всегда потом удаётся прочертить её вновь. Казалось, принцессы повидали на своём веку всё... казалось.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Радужная бесконечность

Твайлайт Спаркл осознает себя Аликорном

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Noben
46-57 65-71

58-64

58

— Тащ лейтенант! Товарищ лейтенант! Да сено! Товарищ лейтенант!!! — тормошил меня кто-то сквозь сон.

— Сивира отвали... Да поспать... — сонно пробормотал я, не открывая глаз.

— Младший лейтенант Сэйли в школу повела, а вы всё спите... Тащ лейтенант, там к вам какая-то Брейзен пришла!

Сон мгновенно улетучился. Черт, а ведь мне младлей снилась... Опять эти долбанные зоологи...

Стоп!

Брейзен!? Опять!? Твою же за ногу!

Я быстро вскочил с кровати и едва не сшиб Лиру, что стояла возле моей койки и будила меня.

Единорожка чуть смутилась, но чуть погодя, встала по стойке и приложила копыто к кепке.

— Тащ лейтенант, за время вашего... Хм, присутствия, происшествий не случилось, дежу...

— Вольно... — всё так же вяло прервал я доклад Лиры и принялся одевать берцы.

— Вольно!!! — завопила на весь дом кобылка и чуть потоптавшись на месте, добавила:

— Кхм... Разрешите запускать?

Блин, нужно срочно забрать у неё устав! Начиталась всякой фигни и теперь корчит из себя курсанта "Остера"! Нет, мне конечно импонирует тот факт что хоть кто-то в этой гребанной казарме соблюдает устав, но... Если честно, то я бы предпочел что бы это делал кто-то из моих бойцов, а не "левый" человек... Тьфу, кобыла!

— Да, запускай. — более-менее четко ответил я, продолжая зашнуровывать ботинки.

— На кухню её заведи, чаю там завари или еще чего... — добавил я вслед удаляющейся единорожки.

Лира развернула, приложила копыто к голове и громко сказала:

— Есть!

И строевым шагом направилась на выход из комнаты. Хм, а у нее стало лучше получаться... Практиковалась что ли!? Ё-мое, до чего же она странная.

Пока из коридора доносились приглушенные голоса, я как можно скорее закончил с берцами и, попутно осмотрев себя в зеркале, двинулся в сторону кухни.

Брейзен... С чего же она решила сюда прикатить? Может что-то насчет сороконожки? Или опять эти её "изучения"!? Черт, лишь бы не это...

Я же теперь занят и всё такое... Хм, надо будет поскорее закончить с зоологом и найти Сивиру, а то вчера мы ничего не успели и...

Тьфу, то есть нужно узнать что она там с грифоном решила! Да и еще есть куча всяких вопросов...

Не успел я войти на кухню, как на меня чуть ли не набросилась Брейзен:

— О Лукин! Как приятно тебя видеть! Как дела? Что новенького? — сладким голосом пропела синяя пони.

Вот блин...

— Тащ лейтенант, чай готов! — доложила Лира и понесла поднос с чайником к столу за которым сидела Брейзен.

— Здравтсвуй... — буркнул я, приближаясь к столу.

Под внимательным взглядом доктора, мне было жутко неуютно. Мне казалось что кобылка будто бы раздевает меня взглядом... И я совсем не мог понять чем был вызван столь пристальный взгляд. Профессиональный-ли это интерес или еще какой-то? Блин, надеюсь профессиональный...

— Ну так, что нового? Как твои пальцы? — многозначительным тоном пропела кобылка, когда я наконец уселся за стол.

Ох, только не это! Если Лира узнает...

Я интинктивно сжал руки в кулаки, стараясь скрыть свои пальца от взгляда Брейзен и как можно спокойнее сказал:

— Как в Дании...

Докторша удивленно уставилась на меня, а Лира, с вспыхнувшими от интереса глазами, забыв про устав, тут же плюхнулась на стул и спросила:

— А как в Дании!?

— Всех ебут а мы в ожидании... — нехотя скаламбурил я.

Обе кобылки уставились на меня в недоумении. Несколько секунд единорожка тупо глядела на меня, а затем грохнулась со стула и принялась ржать как умалишенная.

— Эй, ты чего!? — ошарашенно спросил я, глядя на ненормальную кобылку.

Но мои слова не возымели никакого дейтвия. Лира ухахатывалась так, будто я только что не херню сморозил, а нарядился в женское платье, наклеил усы и принялся бегать по Понивиллю, выкрикивая "Хайль Хитлар!".

— Кхм... Дании это что-то из вашего мира? — осторожно задала вопрос Брейзен.

— Ну типа того... Государство такое было, давно уже. — не задумываясь проговорил я, не отвлекаясь от наблюдения за валяющейся на полу Лирой.

Видимо, единорожке уже надоело ржать как полоумной и она всё же вспомнила, что находится не одна. Заметив мой пристальный взгляд кобылка смутилас и покраснела. Виновато поглядев на меня, она поспешно перевернулась на живот и резко вскочила на ноги. Всё еще залитая краской, единорожка оглядела нас с зоологом и смущенно буркнула:

— Извините... Просто я люблю человеческие шутки. Они такие неприличные... — уже шепотом добавила кобылка и, воспользовавшись своей гребанной магией, принялась разливать чай по чашкам.

— Ну так... А у тебя что нового!? — произнес я, делая вид что ничего не произошло.

Откровенно говоря, меня совсем не волновало что у этой чертовой извращенки могло случится. Мне сейчас хотелось пойти, провести немного времени с Сивирой и... Тьфу, то есть нужно уточнить у неё по поводу грифона! Грифона лейтенант! Время проводить он там собрался...

— Да так... То да сё, ничего интересного! — каким-то странным тоном произнесла "зоологиня" и пододвинула к себе чашку с чаем.

— У меня, в принципе тоже... — соврал я, глядя на то как Брейзен пытается поднять чашку.

Посуду мы тоже на заказ покупали, ибо то что сделано для копыт, не сильно подходит для "нормальных" конечностей.

Немного повозившись с рукояткой, Брейзен решила отказатся от своих попыток взять чашку в копыта и наклонив голову, принялась "сосать" чай.

От всех этих серпаний и причмокиваний меня передернуло. В памяти зашевелились воспоминания о той "пьяной" ночи... Чертовы зоологи!

Блин, надо бы её убирать отсюда, а то ведь еще и Сивира прийти может, мало-ли? Она же ведь знала что мы с Брейзен уже однажды немного того... В доктора поиграли, блин.... Вдруг еще и ревновать начнет!? Блин, не хотелось бы...

— Слушай, рад был пообщаться но... — начал было я отмазыватся, но синяя пони не обращая внимания на мои слова, прервала меня.

— Знаешь, а мы ведь так и не закончили твоё обследование... — как-то берзразлично буркнула кобылка и вновь наклонилась к чашке.

— Етить-колотить... — не сумел удержатся я.

Черт, только этого мне хватало! Обследование!? Да знаю я её обследования! Лошадь озабоченная! Блин, надо будет с ней Лисина познакомить, он тоже падок на всякую "экзотику"... Тьфу, а ведь теперь и я тоже зоофил! Ну почти...

— Ну если хочешь... — многозначительно проговорила Брейзен и уставилась на меня сощуренными глазами.

— Э-э-э, неа, спасибо... — поспешно ответил я.

Она серьезно или издевается!?

— Простите... Доктор Брейзен, но зачем вы приехали в Понивилль? — как-то неожиданно резко спросила Лира.

Я удивленно скосил взгляд в сторону единорожки. Она не шевелясь сидела на стуле и немигающим уставилась на зоолога. Кобылка была явно сильно раздражена, но старалась скрывать свои эмоции.

Хм, что это она? Это я тут бесится должен, а не Лира!

— Ну-у-у... Пока мисс Спаркл находится на Ежегодном Кантерлотском Съезде Исследователей и выступает с докладом по человеческой культуре, я решила изучить, так сказать — биологическую сторону вопроса. — выдала докторша после небольшого раздумья.

Ага, знаю я её "биологические вопросы", дура ненормальная!

— Ну это не ко мне... Думаю вам лучше будет пообщатся на эту тему с Лисиным или Пугачевым. — сказал я, нервно соображая, какие неотложные и жутко срочные дела меня ожидают.

— Хм, я думала с вами будет проще... Ну да ладно! — странным голосом заключила кобылка и приложившись к чашке, добавила:

— Скажите, а где я могу их найти? Или может быть, вы меня проводите? — обратилась Брейзен к единорожке.

Лира неуверенно посмотрела на меня, видимо ожидая разрешения.

Я молча кивнул.

— Да, провожу... — недовольно буркнула единорожка, быстро допивая чай из своей собственной кружки.

Фух, ну вроде съехал...

— Ладно, приятно было поговорить, но у меня сегодня еще дела запланированы, так что... — начал я отмазыватся, но меня прервали.

— Да-да, очень приятно! Думаю вечером может быть я к вам еще зайду... Если вы, конечно, не против? — вежливым тоном спросила зоолог.

— Нет, не против. — через силу согласился я и кивнув Лире, двинулся в умывальник.

Рожу-то я еще не выбрил... Не думаю что Сивире понравится моя щетина. Да и не дело это, на первое свидание небритым идти! Да и берцы бы начистить не мешало...

Стоп! Какое, нахрен, свидание!? Я, блять, иду к ней что бы узнать про грифину, а не на свиданку... Твою же мать...

59

На залитой полуденным солнцем полянке, в небольшой канавке у старого пенька, лежало странное, продолговатое существо. Блестящие на солнце чешуйками хититина оставались в полной неподвижности.

Запуск диагностики...

Состояние внешней брони — 97%

Поврежнения органов — отсутствует

Связь с центром — отсутствует

Сбои в работе ядра — отсутствует

Баки №1 — 100%

Бак №2 — 100%

Бак №5 — 35%

Диагностика завершена.

Задача:

Загрузка бака №5
Четырехметровая туша, резко подняла верхную часть туловища и начала медленно вертется, словно радар выискивающий штурмовики неприятеля.

Объект 324-cb:"Кролик, обыкновенный — неизмененный"

Расстояние — 421

Энергетическая ценность — класс 6
Опасность — класс 6
Объект 961-c: "Змея, гадюка — неизмененный"
Расстояние 704

Энергетическая ценность — класс 6
Опасность — класс 6
Объект 571-b "Свистунок, разумный — модифицированный"
Расстояние 192.

Энергетическая ценность — класс 6
Опасность — класс 6
Объект 101-d "Мантикора — модифицированный, первое поколение"
Расстояние 381

Энергетическая ценность — класс 2
Опасность — класс 4
Цель:

Объект 101-d...

Программа: сбор ресурсов.

Начало сбора...

Трехсоткилограмовая тварь, в одно мгновение развернулась в сторону леса и, быстро опустившись на землю, извиваясь, поползла к своей жертве...

Спокойно спящая, после охоты на кроликов, мантикора резко проснулась. Животное не могло понять причину своей тревоги, ни зрение, ни обоняние, ни слух не могли обнажурить угрозу. Но её инстинкты выживания подсказывали — она в опасности. Мантикора была в замешательтсве...

Треск веток в десятке метров от "льва" вывел его из прострации. Решение, бежать или сражаться было принято быстро. В округе не водилось существ способных победить эту здоровенную, крылатую животину.

Развернувшись на звук, вздернув своё жало вверх и расправив крылья, мантикора зарычала, готовясь встретить свой "обед". Кусты затряслись и крылатый "лев", раскрыл, клыкастую пасть, едва не подпрыгивая от предвкушения.

Разламывая ветки, сковозь кусты, буквально проломилась, четырехметровая махина. Если мантикору ошеломил вид своего "обеда", хищное цоконьке сотен "зубов" твари, вогнал "льва" в ужас.

Мантикора издала душераздирающий рык, больше похожий на вопль обреченного и попыталась взмахнуть крыльями и улететь. Она уже оторвалась от земли, как ей прямо в морду прилетел сгусток какой-то густой зеленой жижи. Животина издала страшный вопль, когда зеленая дрянь начала разъедать её глаза и кожу.

Как только мантикора рухнула на землю, на неё набросилась длинная туша "обеда".

Предсмертный вопль животного оборвал треск ломающихся костей и странные, хлюпающие звуки.

Процесс сбора начат...

Ожидаемое время: 1,7 — период

— Доброе утро. Дрых как пьяная белка.... Опять ночью, с драконами чаи гонял!? — наигранно веселым голосом подколола меня Сивира.

— Типа того... — буркнул я, вспоминая вчерашний вечер, который был посвящен мозгоебле с Пугачевым и попыткам привести в чувства "полковника" Скокова.

Уж не знаю с чего это вдруг, но рядовой как-то неожиданно быстро сдружился с Гамбу... Тьфу, Биг Маком! Их дружбе, возможно, поспособствовала схожесть их характеров. Оба тупорылые, долбанутые алкоголики. Ну, во всяком случае Скокова я всегда представлял себе именно таким. Хотя, в целом он парень неплохой, просто молодой слишком и пальцы гнуть любит. Да еще и словечки эти зоновские... Но, по крайней мере, в роте он вел себя более-менее прилично. "Молодых" не притеснял, дембелям очко не лизал, да и "залетов" крупных вроде не было...

Пьянствовать он начал не так давно... Наверное смерть Леликова подкосила, а может и еще что-то, хрен знает. Впринципе, в этом нет ничего странного, всё таки последние события были не самыми приятными... Странно было то, что он выбрал себе в качестве собутыльника, красного поня.

Я закрывал на это глаза, надеясь что со временем его пристрастие к алкоголю пройдет само по себе, но в итоге не выдержал.

Вчера, как следует "потрахав" мозги Пугачеву, я двинулся к дому Эпплов. Дверь мне открыла радушная, серая "бабулька". Она так и сказала:

— Называй меня бабулей Смит, сахарочек...

Сахарочек, блин. Совсем рехнулась, маразматичка блин... Ну, впринципе я не особо против когда мне дают ласковые прозвища, но не "сахарочек" же!?

Хотя, мне и прозвищ никогда не давали... Может так и должно быть? А, не важно!

Немного пообщавшись с невменяемой старушкой, я, с трудом, выяснил что Скоков заперся в подвале напару с Биг Маком и судя по всему — "синячат".

Поблагодарив бабульку, я подошел к двери и подергав ручку, заключил

— Блин, и правда заперто!

— Эй, Скоков, скотина пьяная, а ну открыл! Быстро, блять!!! — завопил я.

С секунду ничего не происходила, затем, из подвала послышались чьи-то испуганные голоса.

Ладно, повторим...

— Если ты не откроешь эту дверь, то... — но не успел я закончить свою мысль, как услышал скрежет засова.

— Здрав... Это, желаю короче! — пробормотал "солдат".

Боец выглядел так, будто целую неделю провел на вино-водочном заводе. С головой погрузившись в чан со спиртом...

Кое-как, через пиздюли и затрещины, мне удалось вывести Скокова из подвала, попутно надавав по "бестолковке" Биг Маку — что бы не лез не своё дело.

Шутки типа: "Эй ты, да я тебе за него все копыта повыдёргиваю!", меня не особо устраивают.

Противостоять здоровому и сильному коню, было конечно сложно... Вернее, было бы, не будь этот самый конь, пьян в "дюпель".

В итоге получив подзатыльников и, пинок под зад — до кучи, Биг Мак отправился с повинной к бабуле... Вернее, это она сама его забрала.

Не успел я закончить противо-алкогольную "пропаганду", как ко мне быстро подскочила старушка:

— Не надо, я сама справлюсь... Маки, подойди ко мне пожалуйста... — с какой-то "старушечьей" теплотов голосе попросила старая пони.

Наверное, тот факт что Лисин увел у него бабу, всё-же сильно подкосил этого "здоровяка". И похоже что остальные Эпплы об этом знали...

Блин, Лисин, засранец... Хотя, да какое мне дело!? Ушла к другому, значит ушла! Ефрейтор же не силой её уволок? Ну, во всяком случае, на него это было бы непохоже...

Впрочем, разборки Эпплов меня не сильно интересовали, мне еще нужно было закончить начатое. Всё еще удерживая возмущенного Скокова за воротник, я повел его на выход из дома.

— Да, ёпт! Ну выпили, ну бывает же! — негодовал боец по дороге.

— Пиздёж отставить! — рыкнул я, перетягивая его через порог.

Оказавшись со Скоковым снаружи и осмотревшись, я двинулся к колодцу, стоящему возле дома. "Водные процедуры" — лучшее средство от запоя, старшина роты гарантирует! Жаль шланга нет...

— Тащ лейтенант, да ладно! Ну я и так нормальный! — как-то напряженно промямлил боец, когда мы подошли к колодцу.

— Я сказал — отставить! — буркнул я и подкрепил свой приказ несильным ударом в почку.

— Да не буду я башкой в ведро нырять! — вновь "заканючил" алкоголик, когда я, сбросив вниз ведро с цепью, свободной рукой, принялся крутить катушку.

— Так, либо башкой в ведро, либо телом в колодец! Выбирай...

Боец уставился мне в глаза, видимо, оценивая реальность моей угрозы. Потупив пару секунд, Скоков коротко кивнул, смирившись со своей участью.

Хотя в колодец я бы его всё равно не сбросил бы... Вот она, сила репутации! Наконец-то что-то хорошее, от того что все считают меня козлом. Хотя бы боятся...

Оставшаяся часть дня прошла более спокойно. Около получаса я наблюдал как боец "топится" в ведре и спокойно курил. Затем заставив этого полудурка извинится за причиненные неудобства перед "пенсионеркой" мы с ним, отправились к казарме.

Кстати, Биг Маку тоже пришлось нелегко. Пока боец смущенно извинялся перед "все-понимающей" и "все-прощающей" старушкой, я наблюдал печальную картину.

Красный понь с крайне грустной мордой, с трудом пытался совладать с целой бочкой зеленых яблок. Должно быть, яблоки были очень кислыми, поскольку морда Макинтоша больше напоминала выжатый лимон. Хм, интересный способ вывода из запоя, наверное даже поинтересней чем мой! Всё-же старость дает кое-что еще, помимо морщин. Например опыт... Ну и маразм.

Кое-как отделавшись от, гостеприимной бабульки, мне всё же удалось забрать, всё еще мокрого бойца.

Уже перед отбоем, попросив Лиру посидеть немного с Сэйли, я провел небольшую воспитательную работу с личным составом. На этот раз было решено отказатся от телесных и физических наказаний.

Я просто пояснил им, что их действия не совсем соответсвуют нашему нынешнему положению и что не стоит излишне нервировать местных, во избежание так сказать. Правда, не стал вспоминать про собственные приключения в Понивилле...

Впрочем, бойцы, вроде бы поняли что до них пытались донести. Даже Пугачев, как-то радостно, согласился не вступать в конфилкт с грифиной. Странные дела, сегодня днем он чуть-ли не рубашку на себе рвал... Может просто выпендривался? А не важно...

В итоге, утром "наобщавшись" с Брейзен и приведя себя в нормальный вид, я двинулся к Сивире.

— Такие дела... — закончил я свой рассказ о прошедших событиях.

Сивира, идущая возле меня задумчиво протянула:

— Как считаешь, зачем Брейзен понадобилось приезжать в Понивилль, да еще и первым делом заходить к тебе?

Затянувшись, я как можно незаметнее взглянул на кобылку. Ревнует-ли?

Младлей была какой-то излишне напряженной...

— Может вы с ней о чем-то еще говорили? — сквозь раздражение, наигранно спокойно продолжила она.

Черт, точно ревнует! Твою же за ногу... Прогулялись блин. А хотя...

Явно смущаясь и заливаясь краской, всё таки чужая ревность мне в новинку, я молча положил руку ей на хохолок и как можно мягче погладил.

— Ревнуешь что ли?

Сивира встала как вкопанная. То ли её взбесил мой вопрос, то ли рука, гладящая её по голове, но тем не менее "мышь" была в явном недоумении.

Моя рука остановилась. Блин, зря я наверное её погладить захотел... Ей наверное обидно... Сивира же гордая, как хрен пойми кто, а я её как собачку какую-то приласкать решил, придурок, чесслово!

Но кобылка была иного мнения...

— И ничего я не ревную! — обидчивым тоном воскликнула младлей.

— Не останавливайся... — борясь со смущением добавила она.

Ёлки! Да ей похоже понравилось! Уже более уверенно я вновь принялся приглаживать её синюю гриву.

— А помоему ревнуешь... — чуть потрепав её за ушко, я решил немного "поддеть" кобылку.

Ребячество конечно, но она такая прикольная, когда сердится. Щеки надует, глазами блеснет и будет отчаянно делать вид что ничего не случилось... Блин, что-то меня опять понесло! Это наверное из за Брейзен, напомнила блин!

Вновь посмотрев на "мышку" и не перестая водить рукой по её гриве я начал говорить:

— Не знаю, может она долба... — мои слова прервала Сивира.

Выждав момент когда я наклоню голову, она резко развернувшись и всав на задние ноги она, прижалась к моей груди и впилась своими губами в мои.

Ох, тыж ёж твою мать!!! — попытался сказать я, но не смог... Эти мягкие губки... Черт, как же это приятно! Сивира не предпринимала никаких действий, а просто прижалась к моим губам совсем не шевелясь.

Сигарета вылетела из пальцев.

Уже не в силах сдерживаться я с силой прижал к себе кобылку и наклонился еще больше. Наши губы впились друг в друга так, словно мы пытались съесть друг друга. Твою мать, в первый раз в жизни я чувствую что-то подобное! Это даже лучше чем секс! Охренеть можно...

Без понятия сколько времени прошло, но вдруг, неожиданно, Сивира надавила передними копытами мне на грудь пытаясь отстранится.

Как бы сильно мне не хотелось её отпускать, но всё-же пришлось.

— Ревную? — задыхаясь пробормотала кобылка и как-то сразу повеселев, добавила:

— Ну может быть чуть-чуть...

Еще пару секунд я тупо смотрел в ей прямо в глаза, не решаясь отпустить. Черт, никогда бы не подумал что испытаю что-то подобное! Это было... Блин, да я и сказать-то не могу насколько это было здорово! Словно в один миг всё стало вдруг таким ярким... Про всё забыл! И про человечество и про грифонов, про принцесс и... Да вообще про всё! Всё что мне было нужно, сейчас опиралась на мою грудь и смущенно оглядывалась по сторонам...

— Лукин, по-моему на нас все смотрят... — обильно раскрасневшись произнесла она.

Я удивленно посмотрел по сторонам.

— Ёпт...

Я уже и совсем забыл что мы на площади... Твою же мать!

Все окружающие нас пони, удивленно смотрели на нас. Кто-то улыбался, кто-то перешептывался, а кто-то и сплевывал в сторону, явно недовольный разыгравшейся тут "романтической сценой".

Акуратно отпустив кобылку и комканными движениями я вставил сигарету в зубы. Всё еще трясущимися руками, поднес зажигалку ко рту, закурил и недовольно буркнул:

— Че уставились!? У нас тут эти, как их... Исследование, меж-биологических различий... — с трудом вспомнил я слова Брейзен.

Большая часть пони на площади, разом поперхнулись, даже Сивира уставилась на меня изумленно выпучив глаза.

Блин, что я опять-то ляпнул!? Тьфу, да насрать уже!

— Да ладно, пусть думают что хотят... — уже тише обратился я к "своей" кобылке и ухмыльнувшись, затянулся табачным дымом.

60

— Эй, носатый! — окрикнул кто-то Пугачева.

Боец, отвлекшись от сбора яблок обернулся на голос.

— Почему вчера не пришел!? Испугался!? — с издевкой произнесла грифина, быстро приближаясь к рядовому.
"Вот блин... А я то уже расслабился!" — подумал Сергей, пытаясь изобразить безразличную физиономию.

Сохранять спокойствие у бойца выходило не очень... Эпплджек сегодня занималась торговлей на городской площади, а Биг Мак вместе со Скоковым продолжали готовится к предстоящему Дню Сидра. Пугачев был в роще совсем один... Даже хуже! Он остался наедине с агрессивно настроенным, когтистым мутантом.

— Ну!? Что молчишь!? — едва не закричала Гильда, подойдя к рядовому на расстояние вытянутой руки.

— Приказ был, во и не пришел... — борясь с дрожью в голосе буркнул боец, попутно выискивая что нибудь тяжелое на земле.
"Надо было у летехи Макаров свистнуть..." — печально вспомнил Пугачев, не обнаружив ничего что можно использовать как оружие.
"Ну не корзинкой же её бить!?" — Сергей скосил взгляд в сторону корзин с яблоками.

— А-а-а... Мне тоже вчера все перья намылила одна клыкастая дрянь! — возмущенно протянула грифина.

— Превышение полномочий! Вообще охренели! Да... — попытался "съехать" с темы Пугачев, но Гильда на это не купилась.

Как-то странно взгянув на него, она вдруг вновь стала серъезной и резко прервала бойца:

— Ты извинятся будешь или как!?
"Да с радостью! Только отвали уже от меня..." — облегченно вздохнул Сергей и сделав нарочито недовольную рожу, ответил:

— Прости, был неправ...- произнес солдат давно заученную фразу.
"С дембелями такое довольно часто прокатывало." — вспомнились Пугачеву его отношения со старослужащими.

Откровенно говоря, Сергей всю свою жизнь как мог пытался избегать конфликтов. Правда из за его заносчивого характера, эти самые конфликты к нему так и липли...

— И ты думаешь этого достаточно!? — со смешком сказала пернатая.

Солдат уставился на неё непонимающим взглядом.

— Компенсация? Монетки? Ты меня унизил перед всем городом! Так что одним "прости" ты уже не отделаешся... — угрожающе протянула Гильда, как бы невзначай разглядывая свои когти.
"Она с меня бабло трясет!? Блин... Уж лучше деньги, чем здоровье." — грустно хмыкнул боец, вспоминая сколько у него битов в карманах.

— Для начала, пойдем с тобой на городскую площадь. Там, ты будешь извинятся, а отдашь мне компенсацию, что бы все видели! Понял!? — вздернув крылья закончила грифина.

— Понял... — по привычке ответил Пугачев и осекся.
"Какое в жопу, "Понял"!? Унижатся на глазах у всего Понивилля!? Перед этими лошадками!? Да меня свои же засмеют!" — начал закипать боец.

— Понял? Отлично... Сколько у тебя там битов? А то, знаешь ли, компенсация должна быть внушительной, а то еще подумают что я продешивила! — самодовольно продолжила свою речь грифина.

Ей явно нравилось унижать человека. Возможно, вчера днем, её самолюбие пострадало слишком сильно.
"А вот Лукин или Скоков бы... Блин, да пошла она! Что это я? Хуже чем эти придурки!?" — разозлился Сергей и осмотревшись по сторонам, злобно сказал:

— Пошла на хуй!!!

У грифины от гнева расправились крылья.

— Опять!? Хочешь поиграть!? Ну я... — начала она злобно рычать, встав на задние лапы и медленно приближаясь к бойцу, но быстрый удар в центр груди прервал её тираду.

Пока "курица" хватала клювом воздух, Пугачев спешно пытался принять решение о своих дальнейших действиях. Ударить-то он ударил, но вот что дальше делать, солдат незнал.

— Нахуй, я сказал... — неуверенно бросил боец, задыхающейся "птице".

— Это мы еще посмотрим... — прошептала Гильда и вдруг, резко оттолкнулась задницими лапами от земли и бросилась на Пугачева.

Парень не мог выдержать шестидесяти килограммовую тушу вдруг неожиданно навалившуюся на него и, охнув, повалился на землю. Как только Пугачев раслпастался на траве, на него сверху, всем весом, плюхнулась "курица".

Гильда занесла передние лапы, для серии режущих ударов. Должно быть поведение человека её сильно огорчило... И теперь она хотела огорчить и Сергея.

От расеченных щек и, возможно, выцарапанных глаз, Пугачева спасла реакция. Как только грифина подняла свои когтистые лапы, боец, чисто инстинктивно схватил Гильду за "руки", тем самым не давая ей осуществить задуманое.

— А ну быстро отпустил!!! — взревела грифина, тщетно пытаясь вырваться из хватки.

— Разбежалась... — нервным голосом ответил солдат и, вспоминая свой "боевой" опыт, быстро перевернулся, подмяв "птицу" под себя.

Но, как оказалось, на задних лапах у грифины тоже оказались когти...

— Ай, блять! Ты че творишь, больная!? — взвыл Сергей заработав неглубокую царапину на правом колене.

Но Гильду не волновали его вопросы... Она продолжала изо всех сил пытатся сбросить с себя человека с себя. Но со стороны все её попытки выглядели как какие-то агонизирующие трепыхания рыбы выброшенной на берег.

Но её борьба сразу же закончилась, как только она почувствовала что-то, упершееся в неё между задних лап.

— Ты что творишь!? Извращенец!!! — завопила "курица", когда Пугачев, чтобы защитися от её когтей не нашел ничего лучше как, подпереть коленями её бедра.

— Фсмысле!? — просипел задыхающийся боец, удивленно обнаружив что она больше не пытается его атаковать.

Гильда попыталась вновь зарычать, но из клюва вышло только одни согласные. Ярость уступила место смущению... Даже сквозь белые перья можно было отчетливо различить румянец выступивший на морде у грифины.

Солдат, всё еще удерживая "птицу" за передние лапы, неловко пошевелил затекшими ногами, отчего она как-то странно вздохнула.

— Ты чего это? — ошарашенно спросил Пугачев, глядя на раскрасневшуюся морду Гильды.

— Н-не останавливайся... — тихо проговорила грифина, сама не веря что она это говорит.

— Что!? — удивление Сергея достигло предела.

Еще бы чуть-чуть и у солдата, от изумления, вывалились бы глаза.

Пока рядовой пытался осознать происходящее, "птица" резко выдернула передние лапы из ослабившейся хватки солдата.

Острые как бритва когти схватили Сергея за лицо и боец уже, мысленно, обругав себя за то что поддался на провокацию и растерялся, зажмурил глаза. Он уже представлял себе как когтистые лапы располосуют ему всю рожу от уха до уха. Но он ошибся...

Тяжело дыша от постыдно-приятных ощущений между своих задних конечностей, Гильда никак не могла решится продолжить. Лишь когда Пугачев попытался отстранится от грифины, она всё-же определилась с дальнейшими действиями.

— Фо фа фафуй!? — попытался заорать рядовой, когда твердый и теплый клюв впился ему в нижнуюю губу.

Пока он тщетно пытался сообразить, что же эта "птица" творит, лапы Гильды отпустили лицо и принялись, мягко, по кошачьи вонзать когти в его спину.

— Пифеф... — выдохнул солдат, понимая что и сам думает уже совсем не о драке.

Остаток дня прошел более-менее нормально. Неожиданностей от Сивиры больше не последовало. Даже незнаю, радоватся или огорчатся... Поцелуйчики это, конечно, приятно, но не при всех же! Черт, бойцы точно узнают... Ну и ладно, поздно уже трепыхатся.

Младлей явно хотела пригласить меня так сказать "в гости", но слава минобороны, не решалась... Нет, я, конечно, понимал что рано или поздно нам придется занятся... Ну, понятно, чем нам заниматся придется. Но при условии что я только сегодня в первый раз поцеловал лошадь... Тьфу, пони! Пони ты поцеловал, лейтенант! Вернее она тебя... А, не важно.

Короче, излишне торопится мы не стали. Заниматся обоюдной зоофилией будем как нибудь потом...

Еще несколько часов прогулявшись по городу, прикупив всякой херни на рынке и напугав до усёру какую-то желтую пегаску мы разошлись.

Сивира вызвалась забрать Сэйли из школы, а мне еще предстояло убедится что Брейзен не изнасиловала кого нибудь из моих бойцов.

Откровенно говоря, расставатся с "мышкой" мне было и одновременно грустно и с другой стороны, легко. Всё же женщины, даже непарнокопытные, слишком уж сильно меня смущают... Рядом с кобылкой я чувствовал себя каким-то подкаблучником. Это она меня по рынку, словно собачку выгуливала.

Тут какая-то херня, там какая-то байда и тут хуйня навалена... Блин, бабы везде одинаковы! Что пони, что люди, дай только по магазинам побродить...

Хорошо хоть деньги не клянчила. Даже наоборот...

— Блин... — обиженно буркнул я, похлопывая рукой по карману в котором лежал небольшой чехольчик, причудливо расшитый лазурными нитками, который, несмотря на протесты, буквально всучила мне Сивира.

— Сигареты свои носить будешь или еще что... Да бери ты уже! Не выкидывать же! — борясь со смущением настаивала серая кобылка.

Пришлось взять... Огорчать младлея, на первом, так сказать, свидании, мне не хотелось. Блин, теперь я чувствую себя обязанным.

Ладно, потом тоже прикуплю ей какую нибудь херотень... Может даже шляпу какую закажу...

Точно! Дам Рэрити бабла, пускай форму сошьет! То-то Сивира удивится, когда я ей форму младшего офицера подарю... Главное только с мерками не накосячить.

С такими мыслями я оказался в казарме.

Брейзен в доме, к счастью, не оказалось. Зато, даже в коридоре я слышал как в своей комнате, храпя на всю округу, спит Кабанов...

— Тигр, мать его... — недовльно буркнул я, но устравивать "капралу" водные процедуры не стал.

Хрен с ним, пускай храпит. Всё таки он раньше всех встает, пока побрится, пока завтрак, пока туда-сюда... Заслужил, вобщем.

Я уже хотел пойти к себе, но вдруг с кухни выскочила Лира и принялась, ртом набирать воздух...

Кобылка, уже было приставила копыто к кепке, но мне всё же удалось предотвратить её доклад.

— Отставить! — как можно быстрее приказал я.

Единорожка как-то печально посмотрела на меня и, с неохотой, выдохнула.

— Может чаю, тащ лейтенант? — предложила всё еще расстроенная Лира.

Немного посомневавшись, я кивнул. Сивира, наверняка Сэйли к себе заведет, опять своими ромашками кормить будет... Бедняжка, надо будет всё-же разбудить Кабанова.

Рогатая пони, вновь выполнила то, что по её мнению было воинским приветствием и строевым шагом двинулась в сторону кухни.

Несмотря на грохотание копыт по полу, храп не прекратился... Кабанов всё так же дрых без задних ног.

— Ну и хрен с ним... — буркнул я и направился вслед за Лирой.

Пока кобылка ставила чайник и доставала печеньки из буфета, я решил расспросить её о том, чем же они с Брейзен сегодня занимались.

— Да ничем... Сначала в библиотеку пошли, но товарищ младший сержант её почему-то не устроил. — будничным тоном произнесла Лира, пока я садился за стол, попутно поинтересовавшись:

— Это чем же он её не устроил?

Впрочем, меня это не сильно интересовало. Не подходит наверное... Он же пень, что он ей ответить по человеческой анатомии сможет? Даже я-то нихрена в этом не понимаю, почку с печенью путаю, блин...

— Не сказала... Потом мы пошли к Лисину и Черили. Правда там урок был, но товарищ ефрейтор был вроде не занят... Они к ним в дом пошли, может до сих пор там... — продолжила свой рассказ единорожка.

У них дома!? Блин, Лисин вообще уже охренел! Зоофил херов, да... Тьфу, а я то кто? Черт, а ведь я теперь тоже зоофил... А, и ладно, главное что бы про службу не забывал, а там, пускай живет с кем хочет.

— Понятно. Ну и, как впечатления? — невинным тоном спросил я, пододвигая к себе пепельницу и закуривая.

— Доктор? — осведомилась единорожка.

Я кивнул.

— Ну-у-у... Странная она... — немного подумав, ответила Лира, разливая кипяток по чашкам.

— Скорее, озабоченная... — тихо буркнул я, но кобылка услышала.

— Да нет, я не про это... Она ведет себя странно, всё время про вас расспрашивала. Может влюбилась? — хихикнула пони, перенося чай на стол.

Гребанная магия...

— И еще... Вы видели маленький значек у неё на шее? — спросила Лира, присаживаясь на стул.

Блин, меня всегда удивляла её манера сидеть как человек. Она же пони! Неужели ей удобно так? Странная... Странная не Брейзен, а ты, блин. А хотя, вы обе, те еще чудилы...

Стоп! Какой еще значек?

— Неа, не видел... — ответил я, затягиваясь сигаретой и пододвигая к себе чашку.

Кобылка удивленно взглянула на меня и немного поерзав на стуле, загоровила:

— Хм, ну значек... Знаете, я ведь еще в колледже людьми интересовалась! И не я одна! Нас там целая группа была... "Кружок человеко-искателей"... Глупое название, до сих пор не понимаю, как мне это в голову пришло. — задумчиво закончила Лира.

— Так, значек? — попытался я вывести единорожку из воспоминаний.

Она взглянула на меня, явно не понимая что от неё хотят. Затем, хлопнула себя копытом по лбу, да так, что я испугался что у неё сотрясение будет.

— Точно, значки! Мы тогда в моде были всякие тайные общества... И Мериз, моя соседка по комнате, предложила носить всем нам маленькие значки в виде... О! У вас же такие же! Ну не у вас, а у солдат... Ну, на бляшках ремня! — воскликнула кобылка, отчаянна жестикулируя, видимо пытаясь изобразить солдатскую бляшку.

Так, а что у нас там на бляшках то? Звезда, советский герб... Значки с серпом и молотом!? Но не успел я спросить, как Лира сама всё пояснила:

— Ну молоток там и меч какой-то, что ли... А у самой Мериз была такая заколка, с флажком каким-то... В красную полоску такой и звездочек белых много! Точно помню! — продолжая махать копытами, едва не сбив на пол чашку, продолжила пони.

— Она говорила что на заказ их делали, в книжках каких-то вычитала и решила значки заказать... Интересно, где они эти книжки нашли? У неё ведь доступа в библиотеку не было... — вновь придалась воспоминаниям кобылка.

— Так, а что с Брейзен то!? — как можно вежливее спросил я.

— Брейзен? Ах да! У доктора такой-же значек! Ну с флажком который! Она такой же носит, представляете!? А ведь даже старше меня, а всё в кружках всяких состоит! Чудная она... — закончила свой рассказ Лира.

— Зоологичка носит значок с серпом и молотом? — решил подвести я итоги.

— Нет, у неё странный какой-то... Крестик такой загнутый. А, сейчас нарисую! — воскликнула странная пони и, с помощью магии, принялась что-то чертить на салфетке.

От увлеченности даже язык высунула... Чокнутая!

— Вот! Только крестик черный и на красном фоне! — закончила Лира и пододвинула мне салфетку.

Затушив сигарету в пепельнице и хлебнув чаю, я взял рисунок в руки.

На белой, накрахмаленной салфетке была накалякана самая настоящая свастика...

— Ёпт... — вырвалось из меня.

Рука сама потянулась к сигаретам.

61

— То есть как уехала!? — удивленно переспросил я у зеленой кобылы.

— Хм... Ну как обычно уезжают? Берут вещи и... Ну вы понимаете. — смущенным тоном ответила мне регистраторша гостиницы.

— И как давно? — уже без интереса буркнул я.

— Сегодня утром... Около семи утра, если быть точнее. Могу еще чем-то помочь? — уже более официальным тоном проговорила зеленая морда.

— Нет, спасибо... — через зубы ответил я и, развернувшись, двинулся к выходу.

Оказавшись на улице и, закурив, я медленно поплелся в сторону казармы.

Чертова Брейзен! И где она только эти значки выкопала!? Вот зараза! И почему она так быстро свалила!? Блин...

Нет, я конечно понимаю что эти пони нихрена не понимают что означает свастика и откуда она пошла, но сам факт того что у зоологички есть такой значок...

А в принципе... Это ничего не значит. Лира так вообще, герб СССР с собой таскала, а её подруга, флаг США. Но всё-же, откуда она смогла нарыть свастику?

У нас там что, четвертый рейх вновь сформировался?

Я остановился и нервно затянулся, не обращая внимания на косящихся на меня лошадок.

В голову сами по себе полезли странные мысли. Возрождение СССР, четвертый Рейх, инопланетяне... Твою мать, да что за херня у нас там случилась!?

Как будто кто-то, в один прекрасный момент, взял и выключил всю логику в мире! Идиотизм...

Я сплюнул на площадь и двинулся дальше.

Хотя, не факт что всё произошло так как я думаю. Блин, да с чего это мне в голову взбрело что союз возрождался!? Сигареты!? Да ну, бред. А про фашистов... Да это уже даже не смешно! Тьфу, дурак...

Вчера днем я не стал идти с расспросами к зоологичке. Во первых, она была в доме Черили, а там еще и Лисин... Блин, мало ли чем они там занимались!? Нет, мне и в голову не приходило, что я смогу застать их за чем то, "этаким", но всё-же.

Да и если откровенно, вчера вышла небольшая оказия с моими форменными штанами, а солдатские одевать мне звание не позволяет... Гребанная Лира!

Единорожка пыталась запоить меня чаем до смерти, видимо боясь что я сбегу от её "интересных" историй.

Она всё доливала мне чай в чашку и тараторила о своей университетской жизни, о кружке и о том что её родители считали её за чокнутую... Блин, да все считают её за чокнутую! Особенно я!

Правда её родители так думают по другой причине. Лира не просто — интересовалась людьми, она была буквально двинута на них! Тьфу, то есть на нас!

Еще в школьные годы, единорожка в тайне от отца пробиралась в какую-то там главную библиотеку и взахлеб читала всякую окультную муру о людях и их мире...

Твою мать! Нашем мире!

Родители думали что эта черта их дочери пройдет вместе с переходным возврастом... Потом они надеялись что Лиру исправит колледж, но и тут они ошиблись.

В конце-концов, единорожка решила что если её интересы так сильно беспокоят семью, то лучше будет соврать.

И она врала. Лира делала вид что уже давным давно перестала интересоватся человечеством и теперь занимается лишь музыкой. Она писала что почти постоянно репетирует и прерывается лишь для концертов, да свиданий. Эта ненормальная писала даже то что вокруг неё чуть-ли не табунами вьются жеребцы...

Всё ради того, лишь-бы родители были довольны

Так что её папаня мог спокойно гордится своей примерной дочуркой, а мать постоянно задалбывать единорожку, письмами типа "Когда же будут внуки!?".

Кобылка так сильно завралась, что теперь уже боится того момента что рано или поздно настанет. Когда нибудь ей всё- придется рассказать всю правду.

И то что никакой музыкой, она уже толком-то и не занимается. О том что никаких жеребцов вокруг неё не вьется, да и сама она теперь, почти что живет в казарме с теми самыми людьми.

Хреново это, наверное... Хотя, откровенно говоря, мне это плохо понятно.

Я попытался успокоить Лиру словами, мол:

— Ты же теперь рядовой войск особого назначения радиоэлектронной борьбы! Есть чем гордится! Да и если что... Ну можно ведь и еще раз соврать. Концерт дашь, жеребца себе найдешь, проблем-то? Если что, мы и деньгами поможем их и так тут дохрена...

Как не странно, после моих слов "рядовая" ожила. Даже больше...

Она буквально набросилась на меня, едва не сшибив со стула и с силой обняла за шею. От неожиданности я даже штаны чаем облил.

Когда я вскрикнул, как псина которой хвост отдавили, кобылка со страхом отстранилась от меня и бормоча извинения подхватив магией чайник с холодной водой, попыталась охладить мой... Кхм, мои штаны.

Всё было бы здорово, но только эта гребанная лошадка забыла что только пять минут назад доливала в него кипяток...

Когда я заорал еще раз и еле сдержался чтобы не треснуть её по башке, она всё-же осознала свою ошибку и, видимо пытаясь исправить ошибку, попыталась отряхнуть меня...

Вернее, это она думала что отряхнивает.

С моей стороны это было больше походило на то что она долбит копытами мне по... Ну по штанам, короче.

Я уже, чисто инстинктивно, потянулся к кобуре, как до неё наконец дошло что мне мягко говоря, больно.

Прекратив долбить копытами по моему причинному месту и на секунду задумавшись, она, своими злоебучими "способностями" расстегнула мою портупею и схватив зубами меня за ремень, с силой дернула.

Оказавшись в одних трусах и со спущенными штанами, я, злой как черт, услышал чей-то приглушенный вздох у себя за спиной.

Оглянувшись, я обнаружил в дверном проёме Пугачева и... Блин, только их мне тут не хватало!

Рядом с бойцом, разинув рты и выпучив глаза, стояли Сэйли с Сивирой...

— Здравия желаю... — выдохнул рядовой, заметив мой злобный взгляд.

Переведя взгляд на "мышку", я уже хотел было буркнуть что-то вроде — "Дорогая, это не то что ты подумала!" — но, слава ихней, гребанной Селестии, вовремя передумал.

Блин везет тебе, лейтенант...

Оставшийся день я провел объясняя младлею с мелкой, каким образом мне удалось оказатся без штанов, наедине с Лирой. Мне бы это удалось намного легче, если бы единорожка не краснела и не бормотала извинения... Блин, может она специально!?

Вообщем, я всё-же убедил Сивиру что эта сцена, "совсем не то что она подумала" и переключился на Пугачева.

Солдат представлял из себя достаточно плачевное зрелище. Штаны на коленях разодраны, вся морда изцарамана, губы искусаны а весь китель в грязи...

Похоже что этот придурок всё-же разобрался с грифоном и, судя по жутко довольной роже, удачно.

Сивира встретила его в городе и, несмотря на протесты и выпендреж, отвела к врачу а затем ко мне... Видимо она надеялась что я устрою ему выволочку по поводу неподчинения прямому приказу. Что я, впринципе и сделал. Правда не по настоящему... Получив подзатыльник и "пару ласковых", Пугачев подвергся "наказанию". Заключалось оно в том, что рядовой отправится стирать и зашивать свою форму, а заодно и мои штаны захватит.

Странно, но Сивира лишь молча кивнула. Видимо она и вправду поверила что это было наказание.

Когда рядовой ушел в умывальник, а Лира отправилась домой, я решил занятся Сивирой...

— Слушай, ты ведь понимаешь что ты не имеешь права приказывать моим бойцам? — как можно акуратнее начал я.

— Но ведь... кобылка явно попыталась что-то возвразить, но остановилась.

Поразмыслив несколько секунд и не найдя весомых аргументов она виновато улыбнулась и тихо сказала:

— Прости... Это и правда не моё дело. Всё из за гвардии... Привычка, сам понимаешь.

— Значит договорились... И это, ты не передо мной извиняйся, а перед Пугачевым. — произнес я и поднеся ко рту стакан морковного сока, немного задумался.

— Пожалуйста... — добавил я.

Сивира немного помялась, кивнула и молча пошла в умывальник.

В итоге вечер прошел уже более спокойно.

Младлей согласилась остаться с нами на ужин и, вопреки моему беспокойству, никто из бойцов не выразил недовольства.

Даже наоборот, к ней относились более-менее нормально, даже что-то спрашивали. Да и сама Сивира была вежливой как никогда, разве что на "вы" не обращалась...

Блин, а почему же она себя так не ведет!? Постоянно ругает, да еще и ударить норовит! Несправедливость как она есть... Бабы, блин.

На мой вопрос о школе, Сэйли ответила что всё нормально.

— Друзей не нашла? — осведомился Кабанов.

Мелкая как-то грустно поковырялась в тарелке своей "накопытной" вилкой, что Лисин ей купил и неохотно ответила:

— Наверное нашла... Сильвер Спун и Тиара позвали завтра с ними в салон сходить...

— Ну это же здорово! И во сколько вы завтра собираетесь? — решил уточнить я.

Сэйли вздохнула и как-то неуверенно сказала:

— Я отказалась...

— Почему!? — чуть-ли не хором вскрикнули мы с Сивирой, на что бойцы как-то странно уставились на нас.

— Денег нет...

— Тьфу! Совсем больная!? То есть... Кхм, могла бы и сказать! — еле сдерживаясь что бы не отругать мелкую произнес я, на что получил копытом по ноге, от сидящей рядом "мышки".

Задолбала блин... Чуть что, так сразу бить! Я ей еще устрою...

Светлая кобылка удивленно посмотрела на меня.

— Если ты не в курсе, то мы типа как богатые... Короче, завтра идешь в этот самый салон и общаешся с друзьями... На вот, и за них тоже заплатишь! Покажешь щедрость, так сказать! — притворно грозным тоном, приказал я Сэйли, доставая из набедренного кармана мешочек с монетами.

Скосив глаза на мешок и осмотрев всех собравшихся за столом, кобылка покраснела и смущенно ответила:

— Хорошо, заплачу... Спасибо...

Не успел я вернутся к процессу приёма пищи, как почувствовал чей-то хвост легонько стегнувший меня по спине.

Я удивленно посмотрел на Сивиру, на что она лишь моргнула и чуть кивнула, явно показывая своё одобрение.

Блин, ну наконец-то! А то всё дурак и козел! Приятно, блин.

Бойцы вновь подозрительно посмотрели на нас. Больше всех, косился Скоков... Засранец

Отвернувшись от кобылки и сердито посмотрев на своих подчиненных я как можно спокойней сказал:

— Что смотрим? Уже поели? До отбоя время есть... Значит пойдем на вечернюю прогулку, помаршируем, песенки попоём...

Бойцы, вновь принялись усердно есть, всем видом показывая, что маршировать и песни петь мы будем в следующий раз. Только ефрейтор как-то странно хмыкнул и спокойно принялся вновь забрасывать в рот тушеную картошку.

То-то же! Нехрен на меня глазеть! Сами тут до кобыл домагаетесь, а мне нельзя что-ли!? Лисин так вообще извращенец, с какой-то стремной пони чуть-ли не живет! У меня хоть симпатичная, а он... Тьфу, всмысле не симпатичная а... То есть, наоборот... А насрать, не важно.

Поужинав и попрощавшись с Сивирой, я дал отбой и отправился спокойно дрыхнуть. К Брейзен идти уже поздновато будет...

Возвращаясь домой, я, идя по городской площади, наткнулся взглядом на мелкую серую пони.

Ту самую, чью игрушку я сломал, а затем починил полтора месяца назад...

Мелкая гуляла по площади вместе с матерью. Такой-же серой кобылкой, только с какими-то странными, раскосыми глазами... Косоглазие что-ли? А, да какое мне дело?

Почувствовав мой взгляд, маленькая пони обернулась и посмотрев на меня, помахала копытом.

Улыбнувшись, я по привычке приложил ладонь к козырьку и почти перешел на строевой.

Блять! Совсем уже долбанулся! Чертова привычка!

Недовольно покосившись на свою правую ладонь, я с трудом убрал её от кепки и помахал кобылке в ответ.

Подходить к ней и знакомится с её мамашей мне совсем не хотелось...

Ускорив шаг, я вышел с городской площади и теперь шел по широкой улице ведующей к яблоневой роще.

Странно, но эта мелкая как-то странно подействовала на меня. Мне почему-то, как-то сам собой, вспомнился отец.

Остановившись, я закурил, пытаясь выгнать из своей головы ненужные воспоминания, но они не отступали...

Если честно, то настоящей ненависти к своему папаше я никогда не испытывал. Пытатся то я пытался, но нихрена не выходило. В моей памяти он так и остался, высоким и статным мужчиной. Настоящим офицером, героем Советского союза и кавалером чуть-ли не всех орденов и медалей...

В моей памяти его лицо было вовсе не похмельной рожей алкаша, а лицом испещренным шрамами и морщинами. Лицом с волевым подбородком и кривым, не раз ломанным носом. Лицом человека, который видел в свой жизни столько дерьма, столько крови и смертей, сколько средневековые палачи не видывали.

Вот черт, опять нахлынуло...

— Пап, а правда я тоже стану майором!? — спросил мелкий я, с восхищением глядя на своего отца, одетого в парадную форму.

— Может быть... — ухмыльнувшись ответил офицер и сердито зыркнув в сторону какого-то работяги, который случайно задел его плечом, вновь повернулся ко мне.

— А мама сказала, что если захочу-то обязательно стану... Только она говорит что бы я в музыкальную школу шел... Говорит что бы артистом стал... Не хочу быть артистом! — обидчивым тоном сказал я и еще сильнее сжал руку отца.

Старый служака рассмеялся и смахнув с глаз выступившие от веселья слёзы произнес:

— Не хочешь, не станешь! Только одного желания, тут маловато будет — и немного задумавшись, добавил:

Настоящий офицер, это не тот кто хочет... — закончил он с командирскими нотками в голосе.

Я удивился. Как так, тот кто не хочет!? Ведь космонавты и пожарники, это те кто хочет, а военные нет? Как так!?

— То есть, что бы стать военным, я должен "не хотеть"? — сморозил глупость я, вновь вызвав приступ смеха у старого мужчины.

— Нет конечно! Если хочешь стать военным, желания тебе будет вполне достаточно... Но если хочешь стать офицером... Офицер, должен быть предан своей Родине. Вот что главное!

— А это как?

Моему интересу не было предела, я даже незаметил лоток с мороженным стоящий возле набережной. Старая тетенька что-то весело лепетала, раздавая мороженное веселой толпе пионеров... Как-же я им завидовал! Высокие, взрослые и с красными галстуками... Они просто излучали "взрослость" и уверенность!

Ну ничего, я тоже стану пионером! Даже лучше, я стану военным! А пока...

— Офицер должен любить свою Родину сильнее чем себя. Сильнее чем всё вокруг, свою мать, отца, детей. На первом месте у него должна стоять Родина, а всё остально, потом... — очень серьезным голосом ответил отец на мой вопрос.

Закурив он усадил меня на лавочку продолжил:

— Видишь... Кремль! — задумчиво произнес отец, глядя на возвышающиеся над стеной красные звезды.

— Знаешь сколько людей погибло защищая его? Сколько настоящих солдат и офицер отдали свои жизни за эти звезды? А ведь нашей стране не сто лет и не двести! Даже не пятьсот! Нашему государству почти-что тысяча лет! — явно гордясь, произнес он.

Тысяча? А мне шесть... Ничего себе!

— Знаешь сколько врагов нас окружает? Весь мир! Весь мир враги! И ты думаешь что они просто сидели и тихо ненавидели нашу страну? Московию, царскую Россию, Российскую империю... Всё время пытались нас завоевать! Всю историю! Монголы, Литовцы, крестоносцы, шведы, британцы, французы с ихним Наполеоном, турки — ети их душу... поляки вонючие... Только одни немцы больше четырех раз на нас нападали! — он затянулся и чуть переведя дух, спросил:

— А знаешь почему у них не получилось?

— Неа... — тихо ответил я.

Слова отца действовали на меня как-то странно, мне хотелось слушать и слушать его...

— Милионные армии... Великие полководцы... Лучшие армии... Всё это раз за разом обрушивалось на нас. И раз за разом ломали о нас зубы и это в лучшем случае! А то и вообще, капитулировали и становились нашими марионетками! Кто-то на погоду сетовал, кто-то на дороги, кто-то говорил, мол зима у вас холодная... Брехня всё это! Брехня и нелепые оправдывания! — он сплюнул на мостовую и выкинув бычок в урну, закурил следующую сигарету.

— Они проигрывали вовсе не из за погоды или дорог... На каждого ихнего Наполеона находился наш Кутузов! На крестоновцев — Невский, на Карлов хреднадцатых, Петр первый. На Мамая — Дмитрий великий. На пшеков вонючих — Пожарский. На Гитлера — Сталин... Ну и так далее. — проговорил он и остановился затягиваясь сигаретой.

— Эти звезды — он ткнул рукой в сторону Кремля и затянувшись, продолжил:

— Ради них! Их защиты, ради их интересов, раз за разом вставал наш народ. Поднимались и мужики и бабы, даже дети и те с готовностью вступали в бой! Всё для фронта! Всё для победы! Мой отец, мой дед, да даже мой прадед! Все были офицерами! Они и все вокруг них, готовы были отдать всё что имеют ради того что бы наш герб, наши звезды, наши флаги, остались нашими! Они не щадили никого, даже себя! И их отваге, их силе и храбрости, их, порой, отчаянному сопротивлению и ненависти к врагам, ни одна страна, ни один народ или правитель не мог ничего противопоставить! Поэтому и победили! Поэтому и побеждали и будем побеждать, пока у нас еще есть настоящие солдаты и офицеры! Люди, готовые отдать всё и всех ради своей Родины! Люди, готовые по первому приказу встать на защиту интересов своей страны! Люди готовые на всё, ради этих звезд! Поэтому мы лучшие, поэтому нас не победили, поэтому мы вообще есть! Из за этих людей, крепче чем сама сталь, сильнее шторма и яростнее бурого медведя наша страна существует! А сейчас... — отец замолчал.

— "Перестойка! Гласность! Вот как мы хреново живем, а вот как они хорошо, обратите внимание! Европа! Америка!" — передразнил офицер тех морщинистых дяденек из телевизора.

— Идиоты чесслово... — заключил он.

Я не выдержал и рассмеялся. Я плохо знал что такое Америка и Европа. Что такое капитализм я тоже плохо понимал, но знал что это плохо. Знал что такие слова как "спекуляция", "империализм" и "буржуи" — плохие. Знал что Америка и Европа хотят сломить наш народ и что задача моего отца, не допустить этого, а в случае войны, проучить "торгашей" и "воткнуть Советский флаг в задницу всем ублюдкам!".

— Теперь понял, кто такие настоящие офицеры и солдаты? Теперь понимаешь кем ты должен стать, что бы быть как они? Как мы? — с серьезным лицом спросил меня мой отец.

Я лишь воодушевленно кивнул. Мне было почему-то не хотелось прерывать тишину своим тоненьким голоском.

Майор затянулся в последний раз и, кинув бычок в урну, уже более веселым тоном произнес:

— А теперь по мороженному и в кино... Сегодня должны "Белое Солнце" показать... — скомандовал он и махнул рукой в сторону лотка с мороженным, за которым трудилась старая тетенька.

— Вот ты и стал военным... А Как иначе-то!? Повсюду блядство и дерьмо! Как быть офицером когда вокруг одни бляди, которым полностью положить на собственным долг!? Ур-роды... — злобно зарычал я себе под нос.

Мне было стыдно перед батей. Как бы он не закончил свою жизнь, чем бы не занимался в свои последние годы, для меня он навсегда останется настоящим офицером и никем иным. Даже если он был при это херовым отцом что отдал меня Суворовское... А может это и к лучшему?

Писем мне никто никогда не писал, а родителей своих я видел в последний раз в двенадцатилетнем возврасте. Да и вообще, мне на них насрать.

Что на отца, что на мать. Наверное оно и к лучшему, меньше мороки.

— Того мира уже нет, ну и хуй бы с ним, а потом будет мир опять, ну и поебать! — попытался срифмовать я, но получилось не очень.

Но не успел я посетовать на отсутствие поэтических способностей как меня едва не сшибла на землю какая-то желтая кобылка. Она выбежала из-за какого-то домика и не снижая скорости вмазалась в меня.

— Твою мать!

— Извините... П.. Пр.. Простите, я случайно... — забормотала крылатая пони, вставая с земли.

— Ой... — испуганно пискнула она, заметив в кого врезалась.

Я что, такой страшный что-ли!? Или настолько урод!? Блин...

— Извините... Я.. Я могу попросить вас о помощи? — запинаясь и явно борясь с собой спросила желтая пони.

— Смотря что надо... Кстати, куда ты несешся? Пожар что-ли? — как можно спокойнее спросил я.

Мне конечно было не очень приятно что в меня врезаются какие-то лошадки, но она же не специально, да и мало-ли... Может случилось чего?

— У меня возле дома... Ох Селестия... Там драка! Помогите! Мне никак не удается их разнять! Пожалуйста, вы же гвардеец! — крылатая буквально умоляла меня.

Охренеть! Да она чуть-ли не плачет! Интереная у них там драка...

Блин, уж не мои-ли там "зажигают"!? Твою мать! Судя по выражению морды этой пони, то похоже на то что у неё в доме прододится карательная акция SS...

— Веди... — буркнул я и не успел ничего добавить как она тут же развернулась и на полной скорости понеслась обратно в переулок.

— Хера се.... -выдохнул я, оценив прыть этой желтой лошадки.

Ладно, делать нечего...

— Блин, ненавижу бегать... — обиженно сказал я себе под нос и устремился вслед за кобылкой.

62

— Сюда! Скорее! — вопила ненормальная кобыла, забегая за заборчик двухэтажного деревянного домика, стоящего на отшибе городка.

Твою мать! Как же я "обожаю" бегать! Черт, если там кто-то из моих...

Но придумать, что бы такого сделать с дерущимися бойцами, я уже не успел.

Проследовав за пегаской и забежав за угол домика, я оказался на некотором подобие скотного двора.

Курятники и навоз... Обожаю...

Но удивило меня не наличие курятников.

По инерции пробежав еще несколько метров, я встал как вкопанный и ошарашенно уставился на сцену перед собой.

Прямо в центре двора друг на против друга стояли какие-то мелкие зверушки. При более пристальном рассмотрении мне удалось распознать курицу и зайца.

И, что самое интересное, драку затеяли именно они. Кролик забавно боксировал своими мелкими лапками, а курица угрожающе кудахтала, показывая свои "устрашающие" когти... Дожили, блин, зайцы с курицами дерутся, твою мать, гребанная страна разноцветных лошадей!

— Это и есть драка? — еле сдерживая смех, спросил я у кобылки.

Желтая пони, с ужасом наблюдавшая за "потасовкой", недоуменно посмотрела на меня странным взглядом и взвизгнула:

— Вы так и будете стоять!? — от возмущения у неё даже крылья распахнулись.

— Ага...- еле слышно буркнул я.

Тем временем зверушки, не обращая на нас никакого внимания, двинулись навстречу друг другу. Обмен "ударами" коротких лапок и режущими выпадами тупых когтей — и "бойцы" вновь разошлись в стороны.

Блин, это драка!? Вашу за ногу, да по-моему лесбиянки трахаются и то жестче! Может, не вмешиваться? Нет, ну не каждый же день можно посмотреть на такое-то представление!?

— Ну вы же страшный! Вас они послушают! — каким-то плаксивым голосом крикнула желтая лошадка и, выпучив глаза еще сильнее, пристально уставилась на меня.

Интересно, чего это она на меня так смотрит? Словно загипнотизировать пытается... Чокнутая! А ладно, если можно подумать, что среди этих гребанных пони водятся вменяемые экземпляры.

— Ладно, хрен с тобой, разниму! — нехотя произнес я и двинулся в сторону зверушек.

Что кролик, что курица тупо стояли перед друг другом и изо всех сил старались сделать угрожающий вид.

Даже смеяться не хочется...

Заметив моё приближение, они ошарашенно уставились на меня. Ну ясный хрен! Они же людей-то еще не видели... Как бы не обделались с испугу-то!

— Отставить! На землю, живо!!! — заорал я, явно наслаждаясь своим превосходством.

Но насчет испуга я ошибся...

Не успел я как следует еще раз прикрикнуть на них, как белый заяц вытянул переднюю лапу и, сжав её в подобие кулачка, показал мне "средний палец".

Охуеть можно...

— Ты не охерел ли, чмо ушастое!? — взбесившись от такой наглости. заорал я на него.

Ушастая морда лишь сплюнула мне под ноги и вновь взглянула на своего оппонента. Курица с испугом смотрела на меня. Казалось, что еще чуть-чуть и она снесет яйцо...

Нет, ну он сам напросился! Козел ушастый...

Молча приблизившись к зайцу, я несильно пнул его берцем по маленькой, белой заднице. Вернее... Ну как несильно? Сильно, но ребром ботинка, не хватало еще его прикончить... Эти лошади опять вой поднимут — мол, какая я скотина. А ведь всё совсем недавно начало налаживаться, даже Рэрити вроде привыкла...

Отлетев на несколько метров, зайчик, словно футбольный мяч, покатился по земле, подскакивая на кочках.

— Блин, перестарался... — с досадой прошептал я.

Как бы он там все кости не переломал. А то еще Селестия прибежит, начнет мозги пудрить, канючить про гуманность... Тьфу, а ведь когда она пьяная, совсем другой человек! Твою мать, то есть лошадь! Эх, хорошо мы тогда с ней посидели... Хм, я надеюсь, она не рассказывала Сивире о нашем разговоре? Очень надеюсь!

Из размышлений меня вырвал истошный визг желтой лошади.

— Эйнджел!!! — вопила она, несясь за "улетевшим" зайцом.

Какая-то дебильная кличка для зайца...

Курица, испуганно кудахтая и маша крыльями, побежала куда-то в сторону. Испугалась, наверное. Хотя я бы тоже испугался, если бы кто-то мог бы пнуть меня с такой силы, что я аж на несколько метров отлечу... Валентин, скотина! Надеюсь, ему такое в голову не взбредет...

— Эйнджел, ох, мой несчастный маленький кролик... — начала вздыхать лошадка над трупом своего питомца.

Блин, я его убил, что ли!? Твою за ногу, перестарался... Ой, что сейчас будет...

Чертыхнувшись и сплюнув в сторону, я с виноватым видом подошел к зайцу. Откровенно говоря, мне было жаль этого белого поганца. Ну выпендрился он, и что?

А я его взял, да убил...

Моё самобичевание прервал "труп". Белая мелочь, на радость своей хозяйке, резко вскочила с земли и со слезами на глазах подбежала к лошадке, обняв её за ногу.

— Всё хорошо, всё закончилось... — начала бормотать ласковую фигню крылатая пони.

Блин, ну слава комбригу, не прибил... Странно, я ему, похоже, даже ничего не переломал...

Что за заяц такой!? Он бессмертный или как? Черт, у этих, гребанных, лошадей, даже зайцы ненормальные...

— Сейчас он уйдет... — прошептала кобылка и резко повернув голову в мою сторону, явно собралась заорать.

Но почему-то, как-то сразу поникла и лишь жалобно пискнула:

— П-простите... Не могли бы вы уйти...

Блин, она меня выгоняет, что ли!? Ну охренеть, сама попросила, а теперь выгоняет! Ну не сволочь ли?

Хотя.... Ну да, я же чуть её зайца не прикончил. Ну и ладно, главное — все живы и здоровы, а я еще и драку разнял! Молодец, одним словом.

Обидно конечно... Ну да хрен с ним. Сам виноват, вспылил. Еще бы не вспылил, чтобы меня, лейтенанта РЭБ, какой-то сраный заяц унижал!? Да на глазах у лошади!? Тьфу...

Молча закурив, я развернулся и пошел обратно в сторону казармы.

Кобылка продолжала утешать свою плачущую зверушку... Стоп, а зайцы вообще плачут? Или это опять мутант какой-то?

Блин, да ясен хрен мутант! Можно подумать что обычные зайцы ходят на двух лапах и показывают всем пальцы! Чертова, инопланетная хрень!

Сплюнув еще раз, я вышел со двора, двухэтажного домика.

На небольшой полянке возле Понивилля, в лучах полуденного солнца, на земле… Направление ветра: 121,5.

Скорость: 1,35.12
Угроза в районе расположения: нет

Четырехметровая туша опустилась на землю и шевеля целой кучей маленьких отростков пришла в движение.

Обнаружен объект

Туша замерла.

Сканирование...

Расстояние: 301
Объект: Древний (неизмененный)
Энергетическая ценность: класс 4
Уровень опасности: класс 1.

Навесное оборудование: класс 4А

Опасность: класс 3
Задача: сближение с объектом

Инициализация...

Длинная тварь издала щелчок и на всей скорости двинулась в сторону цели. Окрестные птицы, видимо почувствовав опасность, сорвались с деревьев.

Их истошное щебетание словно бы пыталось известить окрестности о приближающемся монстре.

— Етить-колотить! — сердито буркнул я и принялся стряхивать дерьмо с моего начищенного берца.

Гребанные пони! У них что, прямо на дорогах срать принято!? А сортиры тогда зачем!? Или кто-то просто не дотерпел и подумал — "дай-ка я насру прямо здесь!".

Черт...

— Интересно, а жопу они вытирают? — тихо озвучил я, пришедшую в голову левую мысль.

Похоже, придется вытирать... Выплюнув сигарету, я приблизился к кустам возле дороги.

И всё же, подтирают они задницу или нет? Может, у Сивирки спросить? Хотя, не надо... Обидится еще.

Или подумает, что я извращенец какой! Хотя... Да она и сама та еще извращенка! Помню,как она ко мне в кусты полезла, когда мне до ветру приспичило!

Может, она уже тогда на меня запала? Блин, а она вообще на меня западала!?

Может Сивира, как и Брейзен, просто на экзотику падкая? Блин...

Вытирая берец листьями с куста и предаваясь размышлением о причине симпатии младлея. к моей скромной персоне, я услышал знакомое трещание.

Странно... По-моему, этот звук я где-то слышал... Черт, неужели..

Но додумать мне не дали.

Прямо из кустов навстречу мне выскочила здоровенная “сороконожка”.

— Блять! — взвизгнул я, как маленькая девочка, отпрыгивая от твари.

Черт, а у меня и автомата с собой нет! Твою мать, что же делать-то!? Блин..

Я уже выхватил кольт и со страхом навел его в сторону, твари, что вытянулась вверх и тупо глазела на меня, ничего не предпринимая.

— Э-э-эм... — промычал я, тупо наставив ствол пистолета на стрёмную пасть сороконожки.

Чего она ждет!? Играется? Или я чего-то не понимаю? Черт, руки трясутся... Помереть с перемазанным в говне берцем мне что-то не хочется, может на помощь позвать? А кого? Блин, полная задница...

63

— Ну и че? — выдохнул я, глядя на здоровенную махину, стоящую в метре от меня.

Тварь не шевелилась. Она просто стояла на земле и, похоже, чего-то ждала. Странно...

Еще немного полежав на пыльной дороге, я начал медленно подниматься, предусмотрительно не сводя пистолет с "сороконожки".

Ё-мое, ну почему у меня нет автомата, когда он так нужен!? Хотя... Ну, в прошлый раз я такую-же тварь с ПМ уделал, правда мне тогда Сивирка помогла...

А, неважно, от неё всё равно толку мало было, так — моральная поддержка.

Черт, в этот раз такое не провернешь! Блин, да чего она ждет-то!? Сожри ты уже меня, заебала стоять! Тварь ублюдочная!

Я, всё еще стоя на ногах, целился в эту ошибку природы, когда с ней начали происходить странные метаморфозы.

Пасть твари словно бы вмялась в её тело, оставляя за собой лишь глубокую дыру. Не успел я как следует охренеть от происходящего, как "сороконожка" приподнесла еще один сюрприз.

На место пасти, откуда-то из недр здоровенной махины вылезло лицо. Самое настоящее, человеческое лицо. Хотя если честно, то оно больше походило на какой нибудь манекен или что-то в этом духе. Эта рожа просто излучала неправильность и "нечеловечность".

Казалось, еще чуть-чуть — меня инфаркт схватит. Твою мать, по-моему я сейчас обделаюсь...

— Охуеть... — вырвалось из меня.

Даже пистолет ушел чуть в сторону — рука отказывалась слушаться. Черт, да что же это за тварь-то такая!? Но никаких версий я придумать не успел.

Лицо резко распахнуло черные глаза без зрачков и, бешено осматривая ими окрестности, явно пыталось отыскать меня.

— Ёпт... Слепая что ли? — еще более удивленно произнес я, борясь с собой и пытаясь вновь, дрожащими руками, навести "Кольт" в эту "неправильную" рожу.

Зря я это сказал...

Услышав мой голос, лицо мгновенно уставилось на меня немигающим взглядом, словно пытаясь одними лишь глазами прожечь во мне дыру. "Сороконожка" оставалась всё, также, неподвижной, и вытянула своё туловище вверх словно фонарный столб.

Поборов свой страх, мне всё же удалось направить дуло пистолета точно в эту нечеловеческое рожу. Но нажать на курок я не успел...

Рот рожи неожиданно распахнулся, искривив лицо в жуткой, кричащей гримасе. Секунду спустя лицо, абсолютно не шевеля ни губами, ни чем бы то ни было еще, заговорило:

— Автономный модуль серия один, сборка два, приветствует Древнего. — голос этого злоебучего мутанта заставлял мои внутренности сжиматся от страха.

Он был не то что не живым... Черт, да эта херня даже слова выговаривает ненормально!

Мутант то растягивал гласные, то наоборот "проглатывал" их. А про, то что он ударения либо вообще не ставил, словно японец какой, я и подумать не успел.

— Страх не уместен. Я не представляю для вас никакой угрозы. — вновь обратилась ко мне морда со всё такой же жуткой гримассой.

Не представляешь!? Да ну нахуй... Это тот заяц для меня угрозы не представлял и эти гребанные лошадки угрозой не являются. Блять! Да по сравнению с этой херней даже негры-людоеды покажутся доброжелательными аборигенами!

— Автономный модуль, серия один, сборка два, приветствует Древнего. — вновь эта тварюга повторила свою первую фразу.

Она ёбнутая!? Черт...

Всё еще целясь в лицо "сороконожки", я левой рукой потянулся в брючной карман за сигаретами. Уродина всё так же стояла на земле и не подавала никаких признаков жизни. Блин, от этого становится только страшнее...

Вставив фильтр в зубы, я, достал зажигалку и закурил, но успел убрать свои табачные принадлежности обратно в карман, как тварь вновь напугала меня своим замогильным голосом:

— Ваши сенсорные органы повреждены? — всё таким же ненормальным голосом осведомилась уродина.

— Че? — вырвалось из меня, даже дымом поперхнулся.

Перебивая мой кашель, "сороконожка" продолжила:

— Автономный модуль серия один, сборка два, приветствует Древнего. Подтвердите получение. — добавил мутант.

Получение? Он типа машина? Ну там робот или еще какая хрень? Блин, а может — это одна из игрушек той инопланетной хуйни, что на планету грохнулась!? Твою мать!

— Подтвердите получение… — повторила рожа.

Блин, она поговорить, что ли, хочет? Ох, не нравится мне всё это...

Затянувшись табачным дымом, я, нервным голосом, ответил:

— Да слышу, слышу! — и чуть погодя уже более спокойным тоном добавил:

— Ты что за хуйня такая!? Че те надо!?

— Автономный модуль серия один... — начала было отвечать морда, но меня это уже достало.

— Да слышал я! Что тебе надо!? С какого хера вы убили моего бойца!? — зло заорал я на мутанта, вспомнив мертвое лицо Замуруева.

Впрочем, "сороконожку" это нисколько не смутило. Ни капли не поменяв выражения своего лица, она вновь заговорила:

-Сбой в системе. Активация программы уничтожения свидетелей. — отчеканила морда и чуть погодя добавила, скривившись еще больше:

— Приносим свои извинения.

— Извинения!? Да ты охуела!? — не сумев сдержаться завопил я.

Какие еще, к черту ,извинения!? Она прикончила моего "капрала", а теперь говорит "Ой, извинятушки-обознатушки, мы случайно-с!?” Да я ей сейчас...

— Несчастный случай. Сбой. Активация... — принялась за старое "сороконожка", — Да понял, понял... Ладно, я слушаю, что тебе нужно и что ты за хрень такая?

Черт, разговаривать с сородичем той хрени что прикончила Замуруева мне дико не нравилось, но вдруг это и вправду всего лишь несчастный случай? То есть...

Ну это же инопланетная херня, слетевшая с катушек! Да и к тому же — это совсем другая поебень... Ну, допустим, не могу же я отвечать за действия Леры? Так почему эта херня должна отвечать за действия своего сородича?

Да и...

Блин, если откровенно, то выпендриваться на такое чудище, имея в руках один лишь пистолет, мне совсем не хочется! Не то положение...

— Кантерлот, улица Веселая, дом сорок один, срок прибытия пятьдесят два часа. Нам нужна ваша помощь, прошу вас! — произнес какой-то незнакомый женский голос из морды твари.

Черт, это запись, что ли!? Самоходный четырехметровый диктофон, блин...

— Возьмите это. — сказала страшная рожа, своим "обычным" голосом и выплюнула из себя какую-то херню.

Что-то в зеленой жиже, упало мне под ноги. Не успел я взглянуть, что же это такое, как мутант вновь заговорил:

— Автономный модуль серия один, сборка два, прощается с Древним. — с этими словами нечеловеческая рожа, начала втягиваться внутрь туши "сороконожки".

— Эй, погоди! — удивленно буркнул я твари, но она меня не послушала.

Взамен лица опять вылезла пасть и одновременно с этим мутант, развернувшись, бухнулся на землю и быстро пополз прочь от меня.

— Че за...

Моему удивлению не было предела.

Твою мать! Кому расскажешь — не поверят... Прибежала какая-то херня, напугала меня до усрачки, сплюнула какой-то херней и убежала! Охренеть...

Я продолжал удерживать "Кольт", направляя его в то место, где минуту назад находилась "сороконожка". Наверное, так и стоял бы целую неделю, тупо смотря охреневающими глазами в сторону разломанных кустов, если бы не уголек сигареты, что обжёг мои пальцы.

Матюкнувшись и отбросив окурок в сторону, я наконец вспомнил про странную вещицу, что тварь оставила после себя.

Блин, ну и денек...

Убрав "Кольт" и проигнорировав собственное чувство отвращения, мне всё же удалось нагнуться и подобрать заплеванную хренотень.

При ближайшем рассмотрением, хренотень оказалась керамической пластинкой. Стерев с нее слизь, я обнаружил четкую картинку изображенную на пластинке.

На некоем подобии цифровой фотографии, сделанной явно ночью с помощью прибора ночного виденья, четко выделялась человеческая фигура на фоне нескольких тел.

Приглядевшись еще сильнее, я обнаружил, что человек на фотографии неслабо вооружен и по самый шлем обвешан броней, которая, к слову сказать, тоже выглядит весьма впечатляюще...

Твою мать, такое только в боевиках по ящику увидишь!

Лежащие тела принадлежали пони, одетым в странную одежду, и, судя по повреждениям и оторванным конечностям, они точно были мертвыми.

Ни окружение, ни детали из-за качества съемки мне разглядеть не удалось.

— Ну охуеть теперь... — буркнул я.

Рука сама по себе потянулась к сигаретам.

64

— Тащ лейтенант? — произнесла Лира и уставилась на меня немигающим взглядом.

— Ну что неясного!? Заказать у Рэрити военную форму, проконтролировать Пугачева и не давать Скокову бухать, что тут сложного-то!? — недоумевающе проговорил я, не отвлекаясь от снаряжения магазина.

Блин, пальцы трясутся, закурить бы... Ага, курить в оружейке. Совсем ёбнулся, лейтенант...

— Я по поводу последнего пункта... Что значит "за старшую"!? Вы куда-то опять уезжаете!? — чересчур обеспокоенным голосом спросила единорожка и опасливо покосилась на мой автомат.

Черт... Ну как ей объяснить-то!? Не могу же я сказать, что еду за каким-то поехавшим психом!? Да еще по просьбе "сороконожки"!? Бред какой-то!

Твою же мать... Нет, можно, конечно, взять бойцов с собой, но мало ли? Вдруг этот тип и впрямь как Лера!? Или еще какая херня? Может он и не человек вовсе? Да и будет, мягко говоря, подозрительно, если мы сразу всей толпой повалим в Кантерлот... В прошлый раз та темно-синяя кобыла с рогом и крыльями мне все мозги затрахала! А если Селестия узнает, что у нас тут еще один чокнутый с оружием, который валит всех налево и направо, то вообще задница...

Хм, а что, если это сама принцесса передала мне весточку? Тогда получается... Блин, херня получается!

— Тащ лейтенант!? — уже не сдерживаясь, вскрикнула Лира, вырвав меня из размышлений.

— А? — выдохнул я, уронив патрон.

— Что значит — за старшую!? — разделяя каждое слово, с напором спросила кобылка, глядя на меня немигающим взглядом.

— То, блять, и значит! Я уезжаю в Кантерлот к Твайлайт. Ей там помощь с этим самым... Как его? Съездом? Короче, помогать я ей еду.

Откровенно говоря, эта пони начинала меня раздражать. Нет, мне приятно, что за меня беспокоятся и всё такое, но, блин, и без неё тяжко! Что я Сивире-то скажу!? А остальным!? Гребанная секретность... Да и рассказывать про "сороконожку" и показывать снимок — плохая идея. Тогда точно не отвертеться...

Нет, бойцам-то похрену! По-моему, день моей смерти они объявят святым, выйдут на улицу и будут целую неделю гулять... Сволочи! Я за них жопу рву, а они что!?

Ну да хрен с ними, с солдатами... Сивира! Она-то уж точно не отвяжется. А вот кому-кому, а ей со мной ехать точно нельзя. В конце концов, ситуёвина явно не из тех, что можно решить с помощью местных... Я-то, может, и не врал младлею, но вот она мне... Не знаю, надеюсь, она уже давно перестала шпионить за мной.

Очень, блять, надеюсь! Оказатся в дураках, в мои планы не входит!

— К Твайлайт? — недоверчиво переспросила Лира, подозрительно косясь на мою амуницию и явно недоумевая, зачем на съезде может понадобится столько оружия.

— Да, к ней... А это. — я махнул рукой в сторону своего автомата с подсумком.

— В качестве доказательств. Ну, показать всякую технику, и всё такое... — отмазался я, незаметно следя за реакцией кобылки.

Единорожка удивленно подняла бровь, но вопросов больше не задавала.

— Вам, наверное, в дорогу поесть что-нибудь нужно... — хмыкнув, заключила она и отправилась на кухню.

— Ага... — буркнул я и облегченно выдохнул.

Вроде поверила. Повезло... Блин, ну не умею я пиздеть! Или умею? А хрен его знает!

Без Лиры сборы я закончил более — менее быстро. Всё же проще снаряжаться, когда у тебя не стоит над душой надоедливая единорожка.

Хотя именно из-за этого я и решил оставить её за старшую.

Не, ну а что!? Не Скокова же? Он уже один раз попробовал, результат я прекрасно помню. Лисин? Да этот коне... Кхм, то есть... Он со своей учительницей всё время пропадает, так что доверять ему столь ответственное задание, мягко говоря, глупо. Кабанов? Ну, он конечно старший по званию и всё такое...

Блин, да он туп как пробка! "Капрал" — исполнитель, и очень хороший, но руководить и предотвращать бардак у него не выйдет.

Пугачев!? Тьфу, не смешите мои берцы... Эта вафля даже грифона построить не смогла! Нет, ну вернее смогла, но только с помощью кухонной утвари...

Короче, не вариант.

Остается только эта кобылка... Блин, дожил! Поручаю командование своими имбецилами какой-то лошади! Тьфу, то есть пони...

Ну да ладно, она вроде ответственная, да и, что интересно, преданная. Черт, да Лира более лояльна и дисциплинированна, чем все мои бойцы, вместе взятые!

Позор-то какой...

Закончив сборы, я наконец решил двинутся на кухню. Чайку хлебнуть, да сожрать чего на дорогу... Ну и заодно поглядеть, что-же там такого единорожка мне понаделала. Интересно всё-таки, а то мало ли... Вдруг какие-нибудь бутерброды с одуванчиками!?

Поставив вещмешок возле входной двери, я двинулся в сторону кухни.

Автомат, "Кольт" с тремя магазинами, ПМ с пятью патронами и всякая фигня навроде чистых носков... Вроде ничего не забыл.

Нет, можно, конечно, было взять больше, но оставлять солдат с пустыми магазинами, я не собирался.

Лира уже успела собрать внушительный сверток, в который, судя по объемам, она впихнула половину холодильника. Блин, Кабанов номер два...

Пока единорожка возилась с чайником, разливая по кружкам чай, я решил проверить, что же она мне в дорогу запихнула. Если выяснится, что там сено, то кто-то получит по своей мохнатой жопе... Чертовы вегетарианты!

Не обращая внимания на кобылку, я развернул свёрток.

— Какого...

— Ну вы же не думали, что я не замечу? Не волнуйтесь, Сэйли не знает. — спокойным тоном проговорила аквамариновая пони, перенося чашки на стол.

— И давно ты его нашла? — спросил я, все еще тупо пялясь на здоровенный кусок запеченного мяса.

Блин, когда она его запечь-то успела!?

— Позавчера. — будничным голосом сказала кобылка и добавила:

— Чай готов.

— И тебя совсем не смущает тот факт, что у нас в холодильнике... Кусок трупа мантикоры? — заинтересованно спросил я, садясь за стол.

Для них же это дикость! Ну, зверей жрать и всё такое... Хиппи недоделанные, короче.

— Ну это же не пони... Не волнуйтесь, тащ лейтенант, я никому не скажу! — с максимально ответственной мордой пообещала странная пони, присаживаясь за стол.

— Хорошо... Главное Сэйли не ляпни, а то будет.... Пиздец будет, короче... — проговорил я, отхлебывая чай.

Блин, когда я в следующий раз окажусь на этой кухне? Может быть, что никогда... Чертовы приключения в стране гребанных лошадей, ети их душу!

— Есть! — буркнула единорожка и приложила копыто к кепке.

— Воинское приветствие выполняется стоя... — по привычке сказал я.

Едва услышав мои слова и, видимо, приняв их за замечание, кобылка сорвалась со стула. От неожиданности я даже чаем облился! Снова...

Ненормальная пони вытянулась по стойке смирно и вновь приложила копыто к кепке.

Блин, чертовы привычки! Все штаны заляпал!

Ё-мое! Надо бы побыстрее отряхнуть! А то она опять, как в прошлый раз, устроит... Прибью нахрен! Чокнутая лошадь!

Впрочем, единорожка, судя по всему, хорошо помнила предыдущий случай и лишь смотрела на меня виноватыми глазами.

Оставшийся час я провел в более спокойной обстановке.

Пока мясо пополам разрезал — ну не одному же жрать? Бойцам тоже надо, а то они с голодухи и Лиру схавают… Кто командовать в моё отсутствие будет!?

Убрав свой “паёк” в вещмешок, я принялся задалбывать кобылку инструкциями — оружейку открывать только в чрезвычайной ситуации, деньги не разбазаривать, Сэйли не обижать, пьянок не закатывать, баб не трахать… Ну, это я добавил уже скорее по привычке, но Лира, видимо, не заметила отсутствия человеческих женщин в наблюдаемрй части планеты и лишь коротко кивнула.

Её мордочка просто излучала серьезность и ответственность… Блин, она не просто странная, она долбанутая! Добровольно подписаться на такое!?

Пони даже не смутило то, что ей придется жить в казарме! Единственный вопрос, что она задала мне во время инструктажа, был о Сивире:

— А почему товарищ младший лейтенант за старшую остаться не может? — невинным голосом поинтересовалась аквамариновая пони.

Почему? Блин, это конечно не красиво и всё такое, но Сивира — офицер. Причем — преданный офицер, может даже и преданней меня будет… Если я ей скажу, что сваливаю в Кантерлот искать очередного поехавшего человека, что пачками кладет лошадей, она немедленно накатает телегу Селестии, и тогда… Хм, а может это сама принцесса ко мне “сороконожку” и подослала? Черт, а что если так и есть и я сейчас зря тут таинственность напускаю!? Хотя, не важно…

— Ей о моём отъезде знать не обязательно… — ответил я и, чуть подумав, достал из вещмешка командирский планшет.

Забавно глядеть на человеческую карту…

Южный, Корсаков, Анивский залив… Блин, чертов остров! Никогда бы не подумал, что стану скучать по Сахалину! Но, если честно, сейчас мне больше всего хотелось вновь оказаться там. Взглянуть на покрытые снегом сопки, может даже рыбу в ледниковой речушке половить. Блин, да я бы и искупаться в Татарском проливе не отказался бы! Несмотря на то что там холодно как в пизде эскимоски…

Сахалин — вторые Сочи,

Только ночи здесь — не очень.

Выйдешь ночью без тулупа

Будешь синий — как залупа

Вспомнился мне солдатский стишок.

Блин, что-то я отвлекся!

— Сейчас напишу… Прийдет — отдашь ей, лады? — обратился я к единорожке, попутно черкая в планшете карандашом.

Вот и пригодилась памятка о ТТХ Р-934-УМ, а я всё думал, что с ней только в сортир сходить удастся…

Никогда не писал любовные записки… Вернее, вообще никогда записок не писал!

Промаявшись около пятнадцати минут, мне всё же удалось накалякать хоть что-то, отдаленно напоминающее письмо.

Не думаю что Сивира будет в восторге от такой “прощальной” записки, но разговаривать с ней лично — нельзя. Хоть и хочется…

Пока я писал, Лира вся аж подпрыгивала от нетерпения. Видимо, ей было безумно любопытно, что же такого её командир написал, в послании своей… Кхм, своему младшему лейтенанту. Черт, а ведь прочитает, зараза! Даже запечатывать смысла нет, всё равно изъебнется или свою гребанную магию задействует…

Ну и ладно, пускай читает, лишь бы бойцам не показывала — хватит с меня и этого позора!

Они, наверняка, и так уже между собой обсуждают наши с младлеем взаимоотношения.

В итоге, закончив своё послание и протянув его кобылке, я в последний раз оглядел кухню. Уходить, незнамо куда и хрен пойми за чем или кем, мне совсем не хотелось. Но этот хрен в броне… Что-то мне подсказывало, что такую “запаковку” я уже видел на РЭР овцах… Вот только это никакой не разведчик, более чем уверен. Эти ребята с полутораметровыми стволами не бегают…

Морпехи, негры, Лера… Сюда нормальных людей не завозят, что ли!? Твою мать…

Странные дела, я в этом доме живу меньше месяца, а уже привык как к родному. Может, потому что собственного дома у меня никогда не было? Может и поэтому…

Уж лучше этот домик, чем казармы да общаги всякие!

Протянув письмо Лире, я принялся расспрашивать её насчет моих инструкций — всё ли запомнила.

— КХО вскрывать лишь в экстренных случаях. Жить в казарме. Не давать Скокову пить. Следить за тем чтобы товарищ ефрейтор спал в расположении, а не в доме Черили. Не давать товарищу младшему сержанту закормить Сэйли. Передать письмо Сивире… — быстро затараторила Лира, повергнув меня в ступор.

Какой позор… Эта чокнутая лошадка гораздо ответственней и дисциплинированней, чем все мои бойцы вместе взятые! Ей надо с Замуруевым познакомится! Вот уж точно — два сапога пара…

Блин, Замуруев…

— Отставить! Молодец… Хорошо запомнила. — без особого энтузиазма похвалил я единорожку.

Лира аж засветилась и принялась демонстрировать свои блестящие зубы в улыбке до ушей.

Но меня это мало волновало… Мне стало стыдно, что я до сих пор ни разу не сходил на могилу к своему “замку”. Надо бы исправить это упущение, а то мало ли? Может статься, что другой возможности не будет…

Да и крюк небольшой получается.

Еще раз убедившись, что ничего не забыл, я встал из-за стола и вышел в коридор.

Пони последовала за мной.

— Вернусь через пару дней… — буркнул я, надевая вещмешок и закидывая автомат на плечо.

Лира ничего не ответила. Она лишь как-то грустно хмыкнула и уставилась в пол. Похоже, что кобылка понимала, что всё что я ей рассказал о цели своей поездки — брехня.

Повернувшись к единорожке и сделав как можно более будничную морду, я спокойно сказал:

— Ну давай, удачи… Присматривай тут за моими засранцами. И следи, чтобы Сэйли… — закончить мне не дали.

Явно пытаясь подражать людям Лира встала на задние копыта, вытянулась по стойке смирно и приложила копыто к козырьку.

Я хотел было посмеяться над серьезной мордой лошадки, но осекся.

На глазах кобылки поблескивали капли влаги.

Не говоря ни слова, она убрала копыто от козырька и, опустившись на все четыре ноги, едва ли не побежала обратно на кухню.

Расчувствовалась, что ли!? Устраивает тут сцены, блин! Фильмов пересмотрела!? А хотя какие у них тут фильмы… Чокнутая лошадь!

Можно подумать, что я не вернусь!

Или мне показалось? А может, она подумала, что я уезжаю насовсем?

Типа — папа вышел за сигаретами и вот уже пятнадцать лет он не возвращается!

Блин…

Закурив, я вышел из дома и двинулся в обход городка. Встречаться по дороге с Сивирой или с кем-то из бойцов мне совсем не хотелось.