Выпекать до корочки

Старлайт Глиммер и Трикси Луламун пекут кексы на кухне замка.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Почтальон

Действие происходит вскоре после событий первых серий первого сезона. Самый обыкновенный пони, почтальон Рони Шарфсин, задаётся вопросом - может быть, чейнджлинги вовсе не являются чудовищами, как думают многие? Он и его друзья - Винди Конквер и Кристал Харт - решают создать почтовую станцию и начать переписываться с оборотнями, чтобы наладить с ними отношения. Тем не менее, далеко не все готовы принять такую смелую идею. Сможет ли Рони преодолеть все трудности на пути к своей мечте?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Разговор с Твайлайт "Отрывок из фанфика про Табун"

Отрывок из фанфика про великий и могучий табун. Смысла мало, есть чутка морали, читать и наслаждаться. Наслаждаться, я сказал!

Мраморное сердце

Кто знает, что может хранить в себе каменное сердечко?

ОС - пони Марбл Пай

Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Предложение

Мечты не созданы для того, чтобы сбываться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Грехи прошлого: Зимние колокола

День согревающего очага - это время, когда друзья и семья собираются вместе, празднуют гармонию и приветствуют новый год. Никс с нетерпением ждет этого дня, когда она поедет на поезде в Кантерлот со Спайком и Твайлайт. Она собирается впервые встретиться со своей большой семьей и не хочет ничего кроме как произвести хорошее впечатление. Тем не менее, блеск праздника не может скрыть проблемы вызванные вмешательством бабушек, дедушек, неустанными репортерами и параноидальным дядей.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Грэнни Смит Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Луна и магия

Твайлайт и ее мама возвращаются с луны на год раньше, и хоть Селестия в начале подозревает недоброе, в итоге принимает свою сестру и племянницу с распростертыми копытами. Однако не все столь дружелюбны. Отношения между Твайлайт и Луной проверяются на прочность снова и снова, когда одна за другой на Эквестрию обрушиваются катастрофы. Удастся ли им сохранить добрые отношения, или их связь разобьется как стекло?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Последний момент тени

О том, что можно увидеть, перед тем, как полностью и безвозвратно раствориться.

ОС - пони

Наутро после вечеринки

Пегас Винди Сноуфол приходит утром на работу после вечеринки.

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4. Серость как стиль жизни Глава 6. Воздухоплаватели

Глава 5. Знакомство

— Ну смотри. Этот обруч — … — начал было Хило, как вдруг произошло непредвиденное.

Двое жеребцов уже подошли к лесу, когда из куста на Хило стремительно выпрыгнуло голубое нечто в фиолетовом плаще и шляпе звездочёта. Нечто двигалось так быстро, что Инсепт понял, что это была единорожка только когда та повалила его на землю и встала над поверженным. Хило в испуге вскрикнул. Очки улетели в сторону и без них он стал видеть намного хуже, однако силуэт обидчицы он разглядеть сумел. Она произнесла:

— Ты расстроил Великую и Могущественную Трикси! Но теперь ты от меня не уйдёшь! Я сделаю то, что должна.

— Хэй! Эм… — нерешительно произнёс Банджо. Но затем он набрался смелости и крикнул, пафосную фразу, как бы это сделал (как ОН думал) герой эпической поэмы — Слезь с моего друга, старая кобыла! — и зашвырнул в неё палку.

Палка больно щёлкнула единорожку по носу и обратила её внимание на второго жеребца.

— Так Великую и Могущественную Тррикси ещё никто не оскорблял! — она развернулась к нему и подвесила Банджо в воздухе, очень крепко связав его передние и задние ноги своей магической аурой.

— Это непри... ммм! — смог только сказать Банджо, так как магическое лассо появилось вокруг его рта и прочно сжало верхнюю и нижнюю челюсти вместе.

— Сейчас Трикси навсегда отучит тебя кидать палки в великих волшебниц! — угрожающе произнесла она, приближаясь к беспомощному поэту, подвешенному в воздухе и неспособному пошевелиться.

Самоотверженный поступок Банджо дал Инсепту несколько секунд, чтобы встать и подобрать свои очки.

— Так… Теперь надо быстро сосредоточиться… — проговорил он про себя, надевая очки, без которых он не смог бы сфокусировать на Трикси.

— Уважаемая! — крикнул он. — Пугать магически беззащитного земнопони может даже первокурсник недоучка из Кантерлотской школы для единорогов! В этом и заключается всё Ваше могущество?!

— А что? Хочешь устроить магическую дуэль, чтобы опозориться? — кокетливо ухмыльнулась Трикси, развернувшись к Хило и уже воображая уловки, которыми та обведёт единорога вокруг копыта.

— Нет, — твёрдо сказал Инсепт. — Дуэли не будет!

Он сгруппировался, подскочил к волшебнице и с силой толкнул её своим копытом чуть ниже грудины. Трикси вскринула, одновременно Банджо висевший вниз головой позади единорожки свалился на землю. Свалился бы, если бы Инсепт не поймал его во время падения своей аурой и не поставил бы того на землю. Трикси на секунду чуть не потеряла сознание от боли.

— Жеребцы, я научу Вас уважать Великую и Могучую… — тут только она заметила, что не может использовать даже заклинание телекинеза.

— Что ты со мной сделал? — в испуге закричала она.

— Ничего страшного или неполезного для Вас мисс, — строго произнёс учёный, не глядя на неё. Он осматривал своего товарища, который мог пострадать от подобного рода издевательств. Не отводя от него взгляда он продолжил:

— Ниже грудины у единорогов находится магический ганглий. Как солнечное сплетение. Надо очень точно знать место, буквально пол-сантиметра — и всё уже промахнулся. Не то чтобы я тренировался, но этому меня учили. Это конечно не кнопка, но если хорошенько ударить по нему, то у единорога исчезает способность к управлению магическими потоками.

— Навсегда? — заплакала Трикси.

— Ну это не важно, — перебил её Банджо. — Навсегда или не навсегда, но поколотить я тебя успею! — и бросился к ней.

— Притормози! — остановил его Хило. — Не опускайся до её уровня! Сам ведь только что сказал — серость это презрение к другим. Не надо — не будь серым. Тебе ведь не понравилось самому быть беспомощным, да? Сейчас она чувствует примерно тоже самое.

— Да, — вздохнул Скриптор. — Пожалуй ты прав.

— Ты поколечил меня? — всхлипнула Трикси.

— Нет, — произнёс единорог и приблизился к Трикси. — Это просто шоковое состояние. Минут двадцать и Вы уже снова сможете перемещать небольшие предметы. Завтра Вы восстановитесь полностью.

— А теперь мисс… — строго проговорил он, угрожающе нависая над сидящей на траве волшебницей. Та затряслась от страха. — Вы изволите рассказать, зачем Вы напали на меня!

Трикси залилась слезами. Сильная боль в груди от удара и беспомощность весьма расстроили амбициозную шарлатанку.

— Давай говори! А то хуже будет! — осмелел поэт, понимая, что теперь Трикси ему ничего не сделает.

Хило строго посмотрел на товарища, тот умолк. Инсепт подсел к Трикси на траву и обнял её за плечи.

— Что ты делаешь?! — ещё больше испугалась та.

— Всё хорошо, не бойтесь, я медик. Я помогу Вам. Сейчас боль уйдёт. — он подцепил магией свой рюкзак, достал оттуда обруч с сапфиром и надел себе на голову. Его рог засветился синей, нетипичной для Инсепта, аурой. Он зажмурил глаза. Поэт открыв рот от удивления сел напротив них обоих.

— А.. Что ты сейчас делаешь? — нерешительно задал вопрос он.

— Не говори под копыта! Я занят! — резко ответил Хило, ещё сильнее зажмуриваясь и ещё крепче обнимая Трикси. Она почувствовала тепло и какое-то незначительное движение у себя под грудиной, откуда шла боль, которая потихоньку начала успокаиваться. Так прошло несколько минут. Все трое сидели, не шевелясь. Инсепт работал, Трикси сосредоточилась на необычных ощущениях, а Банджо наблюдал за происходящим. Как только Инсепт закончил с ней, он отодвинулся от Трикси на метр и только тогда вновь задал свой вопрос.

— Итак, — он снял обруч и надел очки, — теперь Вам лучше?

— Да, спасибо тебе! — улыбнулась сквозь слёзы кобылка, — Мне уже совсем не больно.

— Тогда расскажи пожалуйста, зачем ты на нас напала, — мягко проговорил Инсепт. — Мы не будем тебе мстить, просто хотим узнать, можем ли мы чем-то помочь.

— Хило, ты всерьёз собираешься помогать этой стрёмной барышне? — усмехнулся Банджомин.

— Да — почему бы и нет. Если она напала на нас, значит она в чём-то нуждается. Ты посмотри на неё — она же ещё совсем молодая. Может она потерялась и испугалась? Ну, а вдруг ей очень нужны были деньги? И она решила нас ограбить, вместо того, чтобы попросить о помощи, — улыбнулся Хило, отлично понимая что цель у неё была какая-то совершенно иная. Ну просто так не грабят. Это было больше похоже на цирковое представление с пафосом и спец-эффектами. Инсепт хорошо это понимал.

— Я всего лишь хотела передать послание, — робко ответила Великая и Могучая.

— Какое послание можно передать выпрыгивая из кустов, сбивая жеребцов с ног и угрожая физической расправой? — ядовито улыбнулся поэт.

— Я просто очень расстроилась, что Хило не подождал меня на вокзале, а сам пошёл к посёлку. Он мог заблудиться! — сделала она жалостливый голос.

Хило и Банджо переглянулись.

— Ты проводник из Малых Уздцов! — в один голос сказали они.

— Ну да! Я попыталась тебе сказать, и если бы твой друг не начал швырять в меня палки, я бы смогла это сделать.

— А зачем же ты меня с ног сбила? — уже улыбался Хило.

— Это моя манера знакомиться, — сверкнула глазами Трикси и улыбнулась Инспету в ответ, — а ещё может быть ты мне понравился.

Инсепта передёрнуло при мысли о том, что она напрыгнула на него с намерением “познакомиться”.

— А Вы мне не понравились, — Хило заставил себя это сказать спокойно, — пока что.

— Т-т-трииик-к-ксиии! — раздался из леса голос. По тропинке на опушку выбежал щуплый коричневый пегас в тёмно-зелёном клетчатом жилете и со своеобразной чёлкой и фиолетовым беретом на голове.

— В-в-вот т-ты где.. — произнёс он глядя на Трикси, усевшуюся на траве. — А в-вы м-мис-стер Инс-септ, я п-п-полагаю? — произнёс пегас вместо приветствия.

— Да так и есть, — слегка обалдел Инсепт. Они были уже довольно далеко от Понисбурга, чтобы так часто встречать пониво-нибудь.

— А я значит уже бесполезный довесок, да? — возмутился поэт. — Моё имя значит никому не интересно!

— Простите мою бестактность, — улыбнулся Инсепт, придя в себя от оцепенения. — Это мой друг. Никого ближе здесь у меня нет. Его имя Банджомин Скриптор.

— Я буду звать тебя “Скрипка”, — хихикнула Трикси. — Уверена я ещё смогу поиграть на столь дивном музыкальном инструменте — кокетливо подмигнула она поэту и игриво ткнула его в бок, — Не расстраивайся только, ладно? — попросила она.

— Не называй меня Скрипкой! — гневно прогудел он, чем развеселил Великую и Могучую ещё больше.

— Т-т-трик-кси, п-прек-крати! Т-ты см-мущаешь н-наших г-гость-тей! — возбуждённо проговорил новоприбывший. Ему было ну очень неловко.

— П-прошу п-прощ-щения, за п-повед-дение м-моей сп-путницы!

— Да кто ты такой, чтобы за меня извиняться? — наигранно обиделась Трикси.

— П-просто зам-молчи! Это в-важные п-пони, м-мы н-не д-должны их рас-страивать! М-меня з-зовут Ав-вдакс Коб-былф-ф-фильд. Р-рад знак-к-комтсву.

— Почему Вы заикаетесь? — спросил Банджо — Вы нас боитесь?

— Н-нет, чт-то Вы, — улыбнулся пегас, — у м-меня л-лог-го-н-невроз. Ск-колько себ-бя пом-мню, ког-гда я вол-лнуюсь, м-мне тр-рудно раз-зг-говаривать без заик-к-кания. Чем сильн-ней волн-нуюсь, тем с-сильнее заик-каюсь.

— Тогда давайте успокоимся, — предложил Хило, — и побеседуем.

— У н-нас н-нет на эт-то врем-мени. В-в Узд-дцах с-сроч-чно нуж-на Ваш-ша пом-мощь, — ответил озабоченно Авдакс.

— Сколько времени нужно, чтобы вскачь добраться до городка? — сосредоточенно спросил Инсепт.

— Где-то часов двадцать пять галопа, — ответила Трикси. — мы оттуда уже вторые сутки топаем.

— Оу… — сморщился Банджо в предвкушении долгой дороги.

— Так значит мне не совсем правильно сказали. Тогда вперёд, надо спешить! — провозгласил Хило вскидывая на спину рюкзак.

— П-подожд-дите! К-куд-да же Вы? — окликнул его пегас в фиолетовом берете. — Нам в д-другую сторону!

— Вы имеете в виду Понисбург? — удивился ординатор.

— Н-ну да! Нас жд-дёт дирижабль! Р-разве док-ктор Кайнд-дхил не сказала Вам об этом?

— Не-е-ет… — протянул ординатор.

— Тогда мы вам сейчас об этом сказали, — хихикнула Трикси.

— А мисс Мэги мне говорила, что они не используются для перевозки частных лиц, — передал он помягче слова услышанные на вокзале.

— А к-кто эт-та м-мисс Мэги?

— Да так… — переглянулся Банджо со своим приятелем. — одна знакомая.

— Так чего же мы ждём?! — воскликнул Инсепт. — Там кому-то плохо, а мы тут какого сена разглогольствуем?!

— Мист-тер Инс-септ п-прав, — надо спешить. — Б-бегите к-как смож-жите, а я пол-лечу вп-перёд и зад-держу отпр-равку д-дириж-жабля. М-мы оп-пазд-дываем ко в-времени отб-бытия. П-посп-пешите! — пегас взмахнул крыльями и умчался к серому городу. Три пони направились за ним следом.

— Сядем в дирижабле вместе, Скрипка. Ты у окна, а я у прохода, чтобы ты от меня не сбежал, — подмигнула Трикси поэту, который чуть не взорвался от подобной наглости.