Хризалида: Моя маленькая Флатти

Флаттершай - пони не из нашего мира, но таинственным образом попавшая в него из сериала "My Little Pony: Friendship is Magic". К счастью, здесь её находит добрый человек Филип, когда-то бывший фанатом того самого мультсериала - брони. Флаттершай начинает жить вместе с ним и другими брони, и открывает для себя этот удивительный мир со всеми его противоречиями. Останется ли Флаттершай собой? Захочет ли этого читатель? Правда? И почему ночью ей снится прошлая жизнь в Эквестрии с подругой-человеком?

Флаттершай Человеки

Откуда приходит холод

Сильный снегопад отрезал группу пони в крошечном селении вдали от любой цивилизации. И пока взрослые пытаются бороться со стихией, растягивая последние запасы, жеребята нарушают их запрет, чтобы самостоятельно разобраться в происходящем. Одному из них суждено узнать, откуда приходит холод.

ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Что случилось в Эквестрии

Сборник зарисовок на самые разные темы

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Найтмэр Мун Кризалис Чейнджлинги

Моя соседка - убийца!

Иногда происходят всякие инциденты, так? Происходят. Большинство — даже у нас дома. Однако, не все они приводят к появлению безголового тела, которое, стань это достоянием общественности, вполне способно обеспечить Винил долгие раздумья о своих свершениях в уютной комнате с решётками на окнах. К счастью, Октавия готова прийти на помощь.

DJ PON-3 Октавия

Просто добавь любви

Подготовка к свадьбе в Кантерлоте идёт полным ходом - а в это время в пещерах томится принцесса Кейденс. Но не одна, а вместе с надзирателем.

Принцесса Миаморе Каденца Чейнджлинги

Поступь Порчи

Это - второй из цикла рассказов о фестралах (и не только), посвященный истории Эквестрии. Основное действие происходит за несколько лет до Войны Сестер и событий рассказа "Звездная пыль". Принцессы-аликорны решаются впервые за долгое время посвятить учеников во что-то большее, чем обычно. Селестия - серебристого единорога, принца далекой северной страны, Луна - юную Поющую-в-Ночи из народа фестралов. Но что из этого получится?..

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Паранойя

История одного брони.

Звездный Путь: У порога Ромула

Сразу после ремонта «Энтерпрайза», который потребовался после путешествия к Ша Ка Ри, командование Звездного флота отправило Кирка и его команду к ромуланской границе для исследования цивилизации, расположенной в стратегически важном месте. Но никто не мог догадаться, что это за цивилизация...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Человеки Бабс Сид Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Утренняя звезда

Сумеречное помрачение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

S03E05

В поисках эмпатии

Глава 6. Воздухоплаватели

— Нак-конецт-то! Г-где в-вас Вен-ндиго нос-сят! — прокричал знакомый пегас с посадочной башни, — дириж-жаб-бль не см-может жд-дать нас веч-ч-чно!

— Да не кипятись ты, — крикнула снизу Великая и Могучая. — Я — иллюзионист. Мне положено появляться не по расписанию и неожиданно. А эти, — махнула она небрежно копытом в сторону Инсепта и Банджо, дабы оправдать и их опоздание, — со мной. Мой обслуживающий персонал.

— Похоже у кого-то из нас троих есть способность шутить так, что никому не смешно, кроме самого шутника, — улыбнулся Хило. — Я точно знаю, что это не я… — задумчиво проговорил он и почесал затылок. — Может это ты, Банджо?

— Нееет, что ты! — подыграл ему Скриптор. — Даже не знаю кто бы это мог быть…

— Скрипка, я тебя выгораживаю, а ты ещё и язвишь! Ну ничего, у нас с тобой ещё будет долгий и приятный разговор.

— Трикси! — прокричал без заикания Авдакс. — Мы отходим через две минуты! Пожалуйста! — попросил он.

— Воот! Так-то лучше! — произнесла Великая и Могучая и поскакала вверх по винтовой лестнице.

— Эй, Банджо. — произнёс Инсепт, когда Трикси убежала наверх. — Спасибо, что заступился за меня! Я этого не забуду.

Хило был искренен.

Банджо смутился.

— Я сделал то, что.. эм… В общем не за что.

— Ещё как есть за что… Но об этом потом, а сейчас бежим! Мы опаздываем!


— Уважаемые кобылы и джентель-пони! — прозвучал приятный женский голос в репродукторе — рейс Санкт-Понисбург — Кристальная Империя с посадкой в Болоте Вендиго отправляется! Просьба занять свои места в купе и пока подъём на маршрутную высоту не закончится пристегнуть ремни безопасности! Гордость Селестии и Понис-Дирижабль-Транслайн желают вам отличного полёта!

— Посад-дочная баш-шня “Бол-л-лото В-в-вендиго”! Эт-то то, что н-нам нуж-жно. Там ещё килом-метров семь пешк-ком и мы приб-будем на мес-сто.

— Ты со мной, Скрипка! — улыбнулась Трикси.

— Почему? Мы разве не все вместе? — начал беспокоиться Банджо.

— В-вид-дите ли, м-мистер Скрип-птор, — объяснил Авдакс. — Г-горд-дость Сел-ле-лестии ещ-щё г-год наз-зад был-ла груз-зов-вым ав-виалайнером. Эт-ту ч-часть гондол-лы оборудов-вали для трансп-порта пас-с-сажиров. Но в сил-лу первон-на-начального уст-т-тройства дириж-жабля купе пол-лучились уз-зкие вдоль к-края гондол-лы так, что в од-дном помещ-щении могут нах-ходиться толь-лько две пони друг на пр-р-ротив друг-га и стол-лик между ними.

— Инсепт! — многозначительно посмотрел на друга Банджо.

— Что?! — засмеялся Хило. — Мне нужно обговорить с мистером Кобылфильдом некоторые вещи. И пока мы летим — это отличное время, чтобы поговорить о делах.

Банджо умоляюще посмотрел на Авдакса.

— П-прост-тит-те, что ангаж-жировал Ваш-шего тов-варищ-ща. Но у н-нас д-действ-вительно ес-сть о ч-чём по-поговорить, — со вздохом улыбнулся Авдакс.

— А.. а.. как же я?! — со страхом в голосе спросил Банджо, уже догадываясь о том, что будет дальше.

— А ты пойдёшь с Великой и Могучей, и будешь делать её путешествие не столь скучным и однообразным, — похлопала его по плечу Трикси.

— Я не..

Прозвучал первый гудок.

— Всё идите! Быстро! — сказал Инсепт. — Ваше — №23, наше №21. Вперёд!

— Хило! Спаси меня.. — растерянно проговорил Банджо.

— Если что, — прошептал ему на ухо исследователь, — она ещё не скоро восстановит свои силы, а если что-то всё-таки произойдёт — кричи, мы сразу придём! Не бойся, я тебя одного не оставлю, — и с этими ободряющими словами Инсепт последовал за Авдаксом и оставил Скриптора наедине с его судьбой на ближайшие пять часов.


Как только дирижабль отстыковался от посадочной башни, Авдакс повесил свой берет на крючок над сиденьем и начал разговор.

— Т-так зн-начит вы сл-леп-пой хи-рург телкин-н-н, — от волнения он не мог даже закончить фразу.

— Да, это я, — мягко ответил Инсепт. — Пожалуйста не торопитесь — улыбнулся он и протёр свои очки. — Когда вы торопитесь эффект усиливается. Я знаю несколько способов, как Вам можно помочь.

Это у вас врождённое?

— Н-нет, к сож-жалению, — сразу погрустнел Авдакс.

— Ну почему же к сожалению? Если у вас это из-за какого-то потрясения или постоянного стресса, вы сможете это победить. Расслабьтесь! У нас много времени. Очень много.

— Я постараюсь, — спокойно ответил Кобылфильд.

— Вот видите! Отлично получается! — улыбнулся медик. — Итак давайте приступим. Доктор Кайндхил обещала, что на месте мне расскажут в чём особенность моего задания и почему вам нужен был именно я? В моём выпуске было несколько выпускников с радужными дипломами. Почему бы вам не обратиться к кому-нибудь из них?

— Скажите, доктор…

— О, прошу, не называйте меня так. — улыбнулся Хило. — Я ещё не доктор.

— Хорошо, мистер Инсепт. Что Вы знаете о “болотных огнях”? Ещё их называют “семена Вендиго”.

— Эм… Похоже ничего. — вздохнул Инсепт. — Я же говорил, Вам, наверное, был нужен кто-то более эрудированный, чем я.

— Серь-рьёзно? То есть с-совсем нич-чего?!

— Ничего, — подтвердил Хило. — Если это как-то связано с моим заданием, просветите меня. Это какая-то болезнь? Возбудитель?

— Прак-к-ктически…


Когда дирижабль включил свои беззвучные двигатели, Банджо и Трикси ощутили лёгкий толчок.

— Ну что, Скрипка, отправляемся на поиски приключений? — улыбнулась чародейка, повесив свою шляпу звездочёта у себя над сиденьем.

Банджо не ответил. Он, съёжившись, сидел напротив неё готовый ко всему, вцепившись копытами в столик и вперив свой всеподозревающий взгляд в единорожку. На слове “приключений” он нервно сглотнул.

— Слуушай, а ты собираешься всю дорогу вот так вот просидеть в сомбреро? — хихикнула Трикси, замечая румянец стыда на лице соседа по купе.

Скриптор спохватился и поспешно снял свою шляпу, достававшую своими полями до носа попутчицы. Только сейчас он понял, как нелепо выглядел.

— Спасибо, — сухо проговорил он.

— Не за что, — улыбнулась Трикси.

— Надо раскрутить его на разговор, — подумала про себя чародейка. — А то он совсем зажался. Нехорошо. Неужели я его так напугала? Надо ему немножко помочь. Да и лицезреть эту кислую физиономию все пять часов ну совсем не хочется.

— Слуушай, а твой друг неплох. Кажется, он врач, да ещё и умеет лечить магией? Это достаточно редкая способность. Я знаю, что так умеют делать принцессы, но больше пока никого не встречала…

— Значит так, — перебил её сосед. — Либо ты сейчас замолчишь, либо…

— Либо что? — заинтересованно осведомилась Трикси.

— Ладно, ты отлично знаешь, что я простой земнопони не могу тебе ничего сделать. Не то что ты. Просто, прошу тебя — не надо со мной разговаривать.

— Нет, я буду с тобой разговаривать, — участливо улыбнулась Великая и Могучая. — Я буду, потому что нужно внести ясность в сложившиеся между нами отношения. И потому, что я не намерена всю дорогу лететь в молчании. Так или иначе нам придётся разговаривать.

Она ехидно сверкнула глазами и наклонилась к нему через столик.

— Ладно, — сквозь зубы проговорил Банджо и вжался в своё сидение.

— О Луна, чего она хочет от меня теперь?! — в страхе думал жеребец.

— Ладно, — сглотнул Скриптор, — дав-вай разговаривать.

— Надо сказать Авдаксу, что его заикание заразно, — улыбнулась та.

Банджо начинал кипятиться, а Трикси, казалось получала от этого удовольствие.

— Ну что ж, давай начнём. Зачем ты подвесила меня в воздухе? Что ты хотела со мной сделать после, если бы Инсепт не пришёл мне на помощь? — начал беседу поэт.

— Ну, во-первых, ты швырнул в меня палку. Было весьма больно и обидно. А ещё ты испортил мой номер. Теперь я произвела на нашего гостя не самое лучшее впечатление. А, во-вторых, — прищурилась волшебница. — я всего лишь хотела тебя поцеловать.

— Поцеловать? — в ужасе повторил поэт. Такой наглости он уже стерпеть не мог.

— Ну да, поцеловать. В щёку разумеется. Просто ты такой милый, когда сердишься, что удержаться было трудно. — улыбнулась единорожка. — Кроме того именно это могло бы привести тебя в чувства, ты бы перестал на меня нападать. Причинять пони добро за совершённое зло — не универсальный, но в подходящих условиях очень эффективный и эффектный приём — и чем ярче, неожиданней и теплее, тем лучше. Сначала я считала это бредом, но попробовав раз, я поняла, что это действительно работает. Во-первых — шок, неожиданность делают своё дело, во-вторых — добрый жест, поступок или слово обезоруживают и с большой вероятностью прекращают конфликт, в-третьих — ты сам не теряешь самообладания, в-четвёртых — твоя совесть остаётся не запятнанной руганью и ты сам чувствуешь себя лучше. Это распространённая практика у нас в Тёплом Приюте.

В купе повисла тишина.

— Что? — виновато улыбнулась Трикси. — Я что-то не так сказала, может я обидела тебя чем-нибудь, друг мой?

Банджо ещё раз сглотнул. К такому повороту его жизнь не готовила.

— И что, — переводя дыхание, спросил он, — хочешь сказать потом бы ты поставила меня на землю?

— Именно так! Зачем мне было держать тебя над землёй вечно? Я думаю больше ты бы не стал кидаться в меня палками, ведь так?

Банджо притих.

— Или стал бы? — она театрально надвинулась на него, угрожающе прищурившись.

— Спокойно! Спокойно! Больше никаких палок, клянусь! — воскликнул в испуге Банджо.

— Хорошо, — довольно произнесла Трикси.

— Нет, — с сожалением подумала она. — Так я слона не продам. На него очевидно нельзя давить. Да посмотрите на него, он сейчас заплачет! Вжался в своё кресло, будто я собираюсь его укусить. Ладно, попробуем по-другому. Как говорится, план “бе”.


— Мал-лен-нькие свет-тлячки, на бол-лоте ноч-чью они мог-гут остаться един-нственным ист-точником света.

— Это мило, — улыбнулся Инсепт.

— На эт-том их полож-жительные кач-чества зак-канчиваются. Ког-гда г-г-город ос-сновали и дум-мать н-не дум-мали о так-кой угроз-зе. Ког-гда проб-бир-раешься по болоту, может пок-казаться, что это дор-рога домой, к друзьям, кажется что это из-за деревьев выг-глядывают ос-свещённые зд-дания — и ты ид-дёшь на свет. Ещё он-ни мог-гут проец-ц-цировать Ваши т-тайные ст-трахи или желания. Если Вас ок-кружит-т рой эт-тих маленьких мерзавцев, то кто-нибудь из них смож-жет забраться внутрь Вас. Ес-сли семя Вен-ндиго заберётся к Вам в голову, он-но начн-нёт пар-раз-зитировать не на физическом уровне, а на духовном что ли. У моей знак-комой лучше получ-чает-тся объяснять. Она бывший королевский мент-талист-т и получше моего разб-бирается в таких вещах. Через нек-кот-торое время пони, в которую всел-лилось это, станет исполнять-ть волю Коней Севе-верного Вет-тра — начнёт униж-жать, ненавид-деть и разрушать-ть доб-брые от-тношения между пони. Отделит-тся от друзей и от семь-мьи. Будет убивать тепло в своём сердце.

Тут он взял себя в копыта и произнёс тихо медленно с расстановкой, но без заикания:

— Если хорошая пони стремится создать как можно больший круг друзей, в котором она сможет подарить сердечное тепло каждому, стремится быть ближе к другим, то поражённый стремится к противоположному — быть дальше от своих близких и поссорить как можно большее количество друзей.

— Какая чушь! — подумал Инсепт, — “Паразитировать на духовном уровне”!

— Как интересно! — увлечённо произнёс он, — продолжайте!

— И пок-ка оно внут-три пони, ей очень т-трудно сопрот-тивляться такому воз-здействию. Если поражённой пони никто не помогает, то у неё вообще нет шанса справиться. Поэт-тому важ-жно быть ряд-дом с друг-гом, когд-да он в т-такой беде и терп-петь всё что он тебе ни скажет — он сам не конт-тролирует себ-бя и не пон-нимает, что говорит.

— Это просто замечательно! Какие традиции! Какой фольклор! Это что-то из легенд северных оленей, верно?

Авдакс недоверчиво посмотрел в его сторону.

— О ч-чём Вы?

— Я не знал, что на Севере так распространены традиционные верования. Однако, при всём уважении, почему Вы заговорили о них, когда я спросил Вас о своей миссии?

— Пот-тому что эт-то непос-сред-дственно от-тносится к т-теме нашего разг-говора. Послед-дний слеп-пой хирург телекинетик, которого мы встречали, умел извлекать болотные огни прямо из головы поражённого, без оп-пераций и без анест-тезии. Вы так умеет-те?

— Я ни разу не пробовал.

— А тогда чем же вы занимаетесь?

— Моё открытие — концентрационный кристалл, который я смог обработать, настроить под себя и научиться использовать. Этот редкий камень, чёрный сапфир, позволяет использовать рог и его телекинез не только в моторном смысле, но и в сенсорном.

Авдакс с интересом слушал и старался вникнуть в сказанное однако у него не совсем получилось это сделать:

— П-простите, я не уверен, что хорошо понял Вас.

— Давайте опишу простой пример, — принялся объяснять Инсепт. — Если вы сейчас стукнете копытом по столу — это будет моторное действие. А если вы ощупаете стол и узнаете какой он формы — это действие сенсорное. Так и с телекинезом. Если Вы управляете сгустками магической энергии, то Вы же и можете получать от них информацию об объекте с которым Вы работаете. Но если с помощью осязания вы можете получить информацию лишь о внешней структуре изучаемого объекта, то с помощью сенсорной технологии вы сможете узнать и его внутреннюю структуру. Вы как будто владеете телом пациента и напрямую в ваше поле сознания поступает информация о том, как он устроен и где находятся неисправности. Так например можно получить информацию о точном местонахождении раковой опухоли, ощупать её без вскрытия и вырезать её телепортацией, затем сразу же срастить разрыв в тканях и кровеносных сосудах с помощью всё той же сенсорной технологии и телекинеза. Так же можно телепортировать молекулы лекарства напрямую в сонную артерию — без уколов и повреждений. На словах просто. А технология сложна до невероятия.

— Я когда-то слышал нечто похожее…

— В этом и заключается вся моя задача? Извлекать маленьких жучков?

— Всё не так просто… Эмпати Кайндхил, моя подруга, введёт Вас в курс дела, как только мы долетим до места.

— Это родственница моей наставницы? — удивился Инсепт.

— Это её сестра.


— Итак переходим к плану “бе”. — подумала Великая и Могучая.

— А ты, я слышала поэт? Я люблю современных поэтов. Ты можешь, что-нибудь почитать из своего?

— Вообще-то… — протянул угрюмо Банджомин.

— Ладно, а ты любишь играть на банджо, да? — перебила его иллюзионистка. Она уже поняла, что и о стихах лучше было не спрашивать.

— Вообще-то люблю. Но не сильно умею, — отозвался её спутник.

— А хочешь я тебя научу? — улыбнулась Трикси.

— Есть! Попался! — возликовала про себя волшебница, глядя как грусть рассеивается на лице синего поэта.

— А ты, что... хочешь сказать, умеешь? — его зажатость потихоньку начала вытесняться любопытством.

— Я не то, чтобы профессионал в этом деле… то есть я хотела сказать ты можешь не сомневаться в Великой и Могучей Тррикси! Она научит.

— Ох как здорово! — улыбнулся Банджо, доставая из-под сидения инструмент. Он улыбнулся в первый раз с тех пор как сел в это купе. — Хочешь я покажу тебе кое-что, что я уже научился играть, только не суди слишком строго, да и со слухом у меня беда…

Она приложила копыто к его рту.

— Не надо. Просто сыграй, — улыбнулась она. — Я не буду критиковать, обещаю, просто дам кое-какие советы.

— Надеюсь, что дам… — подумала с опаской она.

Этого было достаточно. То чего боялся жеребец, скорее всего не случится. Ну она так обещает.

— Не может быть! У меня появился слушатель! — с радостью подумал поэт.

— Фуух. — выдохнула Трикси. — Наконец-то. Но теперь будет сложнее. Изображать магию — дело не хитрое. Изображать умение игры на банджо — дело совсем другое. Ну ничего. Трикси попадала и не в такие передряги.


У Инсепта в голове крутилась одна фраза его спутника, привлекшая особое его внимание. “бывший королевский менталист… бывший королевский менталист… бывший королевский менталист…”
— Кто его подруга? — задумался Хило. — Думай дырявая голова, думай! Я уверен, что что-то слышал про королевских менталистов. Почему их больше не стало? Что случилось с этой должностью? Дискорд побери! Ниежа не помню! А ведь было. Было там что-то нехорошее. Надо запастись терпением и всё самому разузнать. Спрашивать напрямую — глупо и опасно. Ну по крайней мере у меня такое предчувствие… Точно! Папа! Он что-то про них знает! Он работал с ними, когда мне было всего десять лет.

— Вы не возражаете если я.. — обратился он было к Авдаксу, но оказалось, что тот задремал, и вопрос потерял свою актуальность.

— Отлично как раз есть время. Как сойду с дирижабля отправлю письмо.

Он вынул лист из прорези в стене, в которой специально для таких случаев предусмотрительная компания Дирижабль-Траснлай оставила приличный запас, положил перед собой на столик и тихо попросил у проводницы перо и чернильницу.