Записи Винил Скратч - Первый Сезон

После изобретения радио, DJ-P0n3 (также известная как Винил Скратч) начинает вести первое радио-шоу с со-ведущей по имени Октавия. Октавия быстро понимает, что ее начальница крайне эксцентрична, из-за чего передачи постоянно идут вразнос, но каким-то образом становятся только еще популярнее. Эти передачи были записаны и транскрибированы из соображений исторической ценности. Это Винил Скратч, первый сезон.

Принц Блюблад DJ PON-3 Октавия

Не очень обычный день Эпплджек

Рассказ о не совсем обычном дне ЭйДжей

Эплджек

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

Выше только Луна

Скуталу получает кьютимарку и всеми силами пытается освоить лётное мастерство. Но один необдуманный поступок втягивает её в приключение… межпланетное приключение. Сможет ли она вернуться? И будет ли в этом смысл?

Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Луна Найтмэр Мун

Fallout: Equestria - Murky Number Seven

Стать рабом - плохо. Родиться рабом - это навсегда разрушиться. Для молодого Мурки жизни работника и прислуги - это все, что он когда-либо знал, выросший без знания свободы или понятия выбора. Но когда жестокость его новых хозяев в Филлидельфии становится невыносимой и на его глазах происходит героическое спасение некой маленькой кобылы, Мурки наконец обнаруживает, что за жизнь стоит бороться. Его собственную. Вырвавшись из-под идеологической обработки, Мурки намеревается вернуть себе свободу, в которой ему было отказано на протяжении всей его жизни. Борясь с жестокими работорговцами, смертельной болезнью, терзающей его тело, и вниманием пони, которым часто нельзя доверять, Мурки намеревается достичь невозможного. Чтобы сбежать из Филлидельфии. Но когда твоя кьютимарка - это набор кандалов... действительно ли ты вообще должен быть свободен?

Другие пони ОС - пони

Никто не подменит нас

Однажды ещё молодая Твайлайт Вельвет возвращалась с вечеринки, и между ней и спутником завязался разговор, в том числе о чейнджлингах.

Другие пони

Сумеречный цветок. Проклятый дар

Сумеречный цветок: Мысли Селестии о Твайлайт Спаркл после коронации. Проклятый дар: Мысли Твайлайт спустя пятьдесят лет после коронациии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Свиток маленького дракона

Маленький дракончик ищет и находит себе новых друзей среди пони.

Чёрная Галаксия

Жизнь космических пиратов наполнена приключениями, жестокими боями, благородством и предательством не менее, даже более, чем у их морских собратьев. Целые миры скрежещут зубами, слыша твоё имя, на добычу можно прикупить несколько планет, а порою от твоей удачи зависит судьба целой галактики. Но не всегда для этого нужно прославиться пиратом - порой звания лейтенанта косморазведывательных войск достаточно!

ОС - пони Октавия Человеки

Эквестрия-84

Идет холодная война. В одном советском НИИ создают портал в другой мир, которым оказалась Эквестрия.

Твайлайт Спаркл Человеки

S03E05
Глава 6. Воздухоплаватели Глава 8. Давайте разделимся

Глава 7. Незапланированная фигура высшего пилотажа

Дорогой отец!

Как ты и говорил мои приключения только начинаются. Я много думал о том, что произошло со мной за последние несколько дней. Это было всё так сумбурно, что трудно выстроить всё в единое целое. Казалось бы ещё три дня назад я сидел в нашей гостинной, на подушке, перед камином, разговаривал с тобой. А теперь… Я не жалуюсь просто здесь всё очень необычно. Начнём с того, что здесь сидят на стульях, а не на подушках, пегасы не расчищают небеса, а местные жители верят в реальную силу Вендиго, легендарных коней вьюги раздора. Что поделаешь — это северяне. Но самое главное, что здесь всё серо. Как в Кристальной империи пони кристальные, а здесь серые. Ну не совсем серые конечно, но с серым оттенком, характером и судьбой. И это символизирует общую обстановку в городе. Не то что в Кантерлоте или в солнечном Понивилле.

Успокой маму. Она должно быть волнуется. Передай ей, что я очень скучаю по ней. Мне так же очень не хватает миссис Пай. Никто не умел поднять настроение лучше, чем она. Так же передай пожалуйста Свити Белль, что я в порядке. Она должно быть беспокоится за меня. С тех пор как я спас её, она стала моим хорошим другом. Честно говоря, временами мне кажется, что у неё на меня есть планы, идущие немного дальше простой дружбы. Но об этом не сейчас.

Отец, у меня к тебе две просьбы. Сейчас это для меня важно. Будет здорово, если у тебя найдётся на это время.

Первая просьба такая. Не мог бы ты озадачить дядю Лайбрэра из Кантерлотского архива — узнай пожалуйста всё что сможешь о некой Трикси Луламуне. У меня есть подозрение, что где-то я слышал это имя. И что под этим именем жил не самый чистый персонаж. И ещё. Если не найдёшь ничего в архиве, попытайся спросить о ней принцессу Твайлайт. Я знаю, она занята, и ты занят, но кажется именно она упоминала это имя. Дело в том, что сейчас я встретился с единорожкой по имени Трикси. И та была единорожкой. Эта — иллюзионистка, и та была, по-моему, тоже фокусником. В общем разузнай всё, что сможешь о ней, сейчас это очень для меня важно.

И вторая. Я помню, что когда ты ещё был придворным, ты часто рассказывал о неких королевских менталистах. Я ещё маленький был, не помню ничего. А сейчас, кажется мне придётся иметь дело по крайней мере с одним из них. Я смутно припоминаю, что эта должность была упразднена из-за какого-то скандала. Но никаких подробностей я не помню. Расскажи мне пожалуйста всё, что могло бы мне пригодиться.

Это может подождать. Я не тороплю тебя. Я буду ждать ответа столько, сколько понадобится, ибо знаю, как сильно ты занят. Но если у тебя выдастся свободное время, то я буду тебе очень благодарен, если часть его ты выделишь на поиск нужной мне информации.

Твой вечно любящий сын,

Хило Инсепт.

И стоило ему только поставить точку после своей фамилии, дирижабль страшно накренился с такой силой, что он влетел через столик прямо в спящего Авдакса. Если бы Хило не проявил ловкость и быстроту реакции, то его рюкзак с хрупким оборудованием последовал бы его примеру, только в стену, а не в Авдакса...


— Не совсем, Банджо. Давай попробуем так… — Трикси стала насвистывать мелодию, которую пытался воспроизвести её спутник.

Конечно же на банджо играть она не умела. Более того. Она даже не представляла чему будет его “учить”. Однако ей было достаточно показать свою уверенность в себе и компетентность в этой области. Это всё что ей было нужно, чтобы её новый знакомый почувствовал себя спокойно.

Что её спасло, так это хороший музыкальный слух — не очень редкая вещь среди пони, которой, как она убедилась, к сожалению не обладает Банджомин Скриптор. Но этому можно научиться. Как она в своё время научилась ловким трюкам и манипуляциям.

— Попробуй отстукивать ритм копытом. Давай споём вместе и вместе же будем отстукивать ритм, а ты играй, только не торопись. Медленно-медленно… Сначала попробуем так. И раз — два… раз — два...

Огонь во всех, огонь везде

Лишь надо его разглядеть

Тот огонь соединит нас всех

Не чтоб жечь, но чтоб греть

— зазвучали слова доброй песни. Это был куплет старого шлягера, написанного лет тридцать назад одним понисбуржским поэтом и положенного на музыку Жеребенщиковым. Был колыбельной, часто исполнялся под банджо. Мелодия была известна на всю Эквестрию ещё за долго до того, как были написаны слова. Вот так Понис Жеребенщиков получил великолепную песню в копилку своих шедевров, не написав при этом ни текст ни музыку.*

— Давай попробуем ещё раз, — терпеливо произнесла Трикси.

— Давай, — радостно произнёс Банджо. Ему приносило большое счастье, что его кто-то слушает и помогает ему, а не критикует. И ему не показалось странным, что его соседка по купе ни разу не указала ему его ошибки в технике перебора. Он не думал об этом. Так же не мог он подумать и о том, что всего несколько лет назад сидящая перед ним улыбающаяся единорожка жестоко посмеялась бы над ним сейчас, и скорее всего, этим бы всё не кончилось.

— Воот! Уже совсем другое дело. Видишь у тебя отлично получается если ты не торопишься и сосредоточен на ритме. Хочешь споём ещё разок?

— Я хотел бы тебе кое-что сказать, — произнёс смущённо поэт.

— Что же? — улыбнулась Великая и Могучая.

— Я хотел извиниться… э.. за то… э… что назвал тебя старой кобылой тогда.. я так вовсе не считаю.. ты красивая… и.. ещё одно… ты была ко мне добра и я хочу сказать за это тебе...

Внезапный крен дирижабля отбросил Банджо прямо на Трикси, так что он оказался в её объятиях. Инструмент пролетел мимо и врезался в стену с неприятным звоном лопнувшей струны.

— Спасибо, — выдохнул Скриптор и поспешно отодвинулся от неё. — С тобой всё в порядке? Я не сломал тебе ничего?

— Нет, вроде я в порядке. Надо пойти посмотреть, как там дела у наших друзей. А за ту историю — не переживай. Я уже всё забыла, — улыбнулась хитрая иллюзионистка.

И, протискиваясь, мимо поэта и столика, она прошептала ему на ухо.

— Не переживай, это было мило. Ты мог так сделать даже без помощи турбулентности, я бы нисколечко не обиделась, — по-доброму хихикнула она и вышла в коридор.

Скриптор слегка покраснел и нервно сглотнул. Он не знал, что и думать.


А в коридоре уже толкались взволнованные пони. Борт-проводница пыталась всех успокоить.

— Авдакс, куда Вы? — обеспокоенно спросил Инсепт.

Авдакс не слушая нипони, пробивался к рубке управления. Ворвавшись внутрь он быстро захлопнул за собой дверь.

— Эм.. А кто вы такой? — отвлёкся от штурвала второй пилот, который, казалось, был моложе первого.

— А это с-с-сейчас не т-так важ-жно. Важ-жно то, ч-что ол-лухи врод-де в-вас, мог-гут пог-губить весь лайнер, мен-ня и м-моих друз-зей в пред-дачу.

Бородатый первый пилот обернулся на вошедшего и воскликнул:

— Это же Капитан Прайз! Добро пожаловать! Я думал, Вы…

— З-за-зах-лопнитесь! — оскалился Авдакс. Казалось, первый пилот попал в точку, — Ес-сли Вам так над-до — я п-простой фокус-сник. Мы с м-моей подруг-гой, такой же фок-кусницей как и я, возвращ-щаемся дом-мой и пров-вожаем гостей. Но хоть я и прос-той фок-кусник я отлич-чно знаю, что над сер-рыми курильщик-ками лет-тать нельзя! И эт-та турб-булент-тность не послед-днее, что вып-падет на наш-шу долю, есл-ли Вы сейчас-с не раз-звернёте лайн-нер!

— Успокойтесь сэр, это суеверие местных, — усмехнулся второй пилот, — Вулканы заснули тысячи лет назад.

— Если эт-то суев-верие, то поч-чему мы сейчас лет-тим прямым курсом на сос-сновый лес?

Пилоты в ужасе обернулись к лобовому иллюминатору, откуда действительно-таки с угрожающей скоростью на них надвигался лес, грозя вот-вот врезаться в дирижабль.

Первый пилот кинулся к штурвалу и резко потянул на себя.

— Что за?! — вскрикнул он. — Двигатели работают, управление в норме, но я не могу ниежа сделать!

В последний момент, когда пилоты уже буквально слышали треск ломающихся деревьев о дно гондолы, дирижабль выровнялся.

Авдакс отпустил ручку предохранительного клапана. Было очевидно — то, что он её секунду назад зажал и было причиной того, что они только что не разбились.

— Мы дост-таточно отлет-тели от сер-рых куриль-льщиков, чтоб-бы нас отпустил-ло — меланхолично произнёс он. — В-вам пов-везло, что сейчас не ночь. И что я совершен-но случ-чайно вчер-ра читал журнал “магия и техника”, ном-мер об устр-ройстве дирижаб-блей. Я тол-лько чт-то осозн-нал что на пут-ти Горд-дости Сел-лестии есть ещё несколько таких мест, если Вы соб-бираетесь прид-держиваться прежн-ней политики лететь напрямую, пренебрегая очевидной угрозой серых курильщиков. Пожалуйст-та обойд-дите их. Прол-ложите друг-гой к-курс.

Немного отдышавшись первый пилот решил получше разглядеть своего спасителя, но тот поспешил скрыться, выскользнув из кабины так же быстро, как и появился.

— Авдакс, где ты проподал? — возмущённо произнесла единорожка в плаще, когда Кобылфильд вернулся к друзьям. Они всё ещё ждали его в коридоре.

— Тут такое было! — возбуждённо воскликнул поэт. — Вы не поверите! Очевидно это был запланированный номер высшего пилотажа, мы сначала вниз кааак вжух! — показал он копытами, — а потом вверх кааак жах!

— Н-не мож-жет быть! — удивился Авдакс.

И только Хило ничего ему не сказал. Как раз-таки он успел заметить, где пропадал Авдакс и, кажется, даже услышал отрывки его разговора с пилотами. Он решил во чтобы-то не стало разобраться, что произошло тогда в кабине.


* - отсылка к истории "Города золотого"