Последний бой

Они сражались. Они смогли.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Сердцу не прикажешь

Иногда надо просто набраться смелости и поздороваться. Или признаться в любви, или - кое в чём ещё. А земной пони Граунд Хилль придётся выполнить все эти три шага. Школьная любовь двух пони, как она есть.

ОС - пони

Песнь Солнца и Луны: Чёрный Кристалл

Эта история о том, как менялся наш мир в те странные и тёмные времена, длинною в тысячу и больше лет. Дорогая Твайлайт, ты единственная задалась подобным вопросом и ты, к сожалению, никогда не услышишь ответа в своём времени. И не сможешь прочесть об этих рассказах в книгах, ибо таких книг больше нет. Наша Земля - она всё слышит и всех помнит, даже когда мы уходим в одиночестве. И Она запомнит мои самые величайшие Творения. Но знай, история всегда создавалась многими. И первая история - о них.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Другой Мир

Будущее. Человечество открыло проход в другой мир. Но что это за мир? Главного героя отправляют в этот мир, чтобы узнать его.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Навеки верная

В результате несчастного случая, произошедшего по вине погодной команды Клаудсдейла, Твайлайт погибает от удара молнии. Но завеса смерти относительно тонка…

Твайлайт Спаркл

Один дождливый день

С тех пор, как гармония рухнула в последний раз, прошло пятнадцать лет. Война, между двумя сестрами, пронеслась сокрушительным ураганом по стране, но пони Эквестрии выстояли и смогли вернуться в нормальное течение жизни. Однако память войны до сих пор преследует их во снах, в ночных кошмарах, что несет Найтмэр Мун, и наяву, в виде Детей ночи. Эти сироты одно из немногих напоминаний того, что произошло годы назад. Если во времена войны они были жеребятами, то теперь стали взрослыми и сильными. Теперь они являются не просто жителями Эквестрии, но и теми, кто может вновь ввергнуть гармонию в небытие. Хоть они и живут мирно, но с них не спускают пристальные взгляды. Может, они добры, но в их душах посеяна злоба. Они те искры, которые необходимы для всепожирающего пламени. Эта история об одной из таких искр, которая начала разгораться в один дождливый день в городе, что на севере страны.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Существует ли всерьёз страна пятен и полос?

Твайлайт Спаркл внезапно обнаруживает, что в её библиотеке почти ничего не написано о зебрах и их родной стране. Чтобы исправить эту ошибку, она вместе со Спайком отправляется к единственной знакомой им зебре - Зекоре. Однако во время рассказа полосатой подруги принцесса слышит несколько неожиданные подробности...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора

Пинки и Пай

Странная история Доктора Пинки и Мисс Пай Раздвоение личности и убийства Все самое любимое

Пинки Пай Другие пони

Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Пегас домашний

Сборник рассказов о пегасе и его хозяине. Оказавшись в новом для себя мире, Хелл сочувствует бедным замороженным курицам, трясётся на стиральной машинке и пытается понять, что же это за странные существа - люди...

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
1-5 7

6

6

“Между первой и второй — перерывчик небольшой” — вспомнил я присказку опустошая очередную рюмку яблочного ликера.

Интересно, а есть ли какая нибудь поговорка про седьмую и восьмую? Или какая у меня уже?

Скосив глаза на почти пустую бутылку, я прикинул что только что выпил примерно девятую рюмку. Блин, надо бы уже заканчивать. А то Сэйли опять про перегар ворчать будет…

Хотя нет, не будет. Она же сегодня у какого-то тиарного демона осталась. Или демонической тиары? Вечно имена путаю… Черт, а ведь до завтрашнего её обеда не будет и это значит...

Еще раз посмотрев на бутылку, я утвердительно кивнул головой и мигом налил себе еще порцию.

Всё таки хорошо когда можно выпить. Не то чтобы я был уж совсем пропитым алкоголиком, думающим только о сивухе, но иной возможности успокоить свои расшатанные нервы, у меня не было. Тем более — в этом ненормальном мирке.

Сколько уже времени прошло? Месяца четыре, а то и все пять, если не ошибаюсь. И чем я всё это время занимался?

Попытавшись собрать в кучу все происшествия, которые случились со мной после сна в землянке, я почувствовал что голова начинает потихонечку пухнуть. Блин, прожил уже четверть века, а такой хуиты как здесь за полгода не встречал.

Рогатые лошади, летающие лошади, лошади с барабанами, пьяные лошади, озабоченные лошади-зоологи…

Закурив лежавшую на столе самокрутку, я лишь покачал головой. Факт того, что у этих мутантов есть свои зоологи, до сих пор не укладывался у меня в голове. Это как дихлофос у тараканов...

Налив себе еще одну рюмку совсем слабенького ликера и осушив её залпом, я продолжил мысленно перечислять всё что запомнил за время своего пребывания в этой Пониляндии.

Лошади каннибалы, поехавшие лошади журналисты, лошадиные гомосеки, гигантские драконы пьющие чай из бочки, огромные сороконожки плюющиеся кислотой и зарывающиеся под землю, быки переростки, обмазывающиеся коврами.

Вспомнив о Сивире, я решил добавить в этот импровизированный список еще и лошадей-зоофилов. Интересно, а у них тут есть какое-то подобие конного спорта? Ну там, пони скачущие на каких-нибудь кабанах или еще на ком? Блин, я даже не удивлюсь если есть…

Кстати о Сивире — почему эта зараза мне даже письма не написала? То чуть ли не в ЗАГС тащила и посреди площади целоваться лезла, то пропала хрен пойми куда и хоть бы чего сообщила.

Нет, я конечно понимаю что взорвал целый город и прибил одну из местных полупринцесс-полубогинь и всё такое, но она же и так была прекрасно осведомлена о том что я редкостный мудила. Ну, вернее это они все долбоёбы, причем сказочные, но в их глазах всё наоборот и поскольку их побольше чем меня, то приходится придерживаться этой версии. Выбор большинства, хули.

Тьфу, опять не туда думаю… Короче, то ли Сивира совсем во мне разочаровалась, то ли нашла себе нового хахаля, то ли…

То ли она держалась за меня, по той же причине что и я за неё.

Надо быть полным идиотом чтобы поверить в какие-то возвышенные чувства или что-то подобное между говорящей кобылой и алкоголиком вроде меня. Нет, не то чтобы она мне совсем не нравилась или я ей, но всё же.

Я к ней потянулся только из-за того что она была первой кто ко мне более-менее нормально относился и даже в чем-то понимал. Ну не у Кабанова же на плече рыдать, верно?

А то что она оказалась противоположного пола, да и была совсем не прочь пойти дальше совместных попоек и мордобоя, не имело большого значения.

Да и она ко мне лезла совсем не из-за моей красоты и харизматичности. Даже под воздействием этого недо-пойла, я прекрасно помню как еще в больнице Сивира рассказывала мне про свою жизнь. И про академию и про службу. И про то, что к ней все всегда боялись даже подходить, не то что там заигрывать или знакомится.

Этож какой у неё недоёб-то был!? Да и прощай типичная женская мечта про семью, детей и мужа с лошадиной елдой.

Так что ничего удивительного в том что она привязалась к первой попавшейся лысой обезьяне, которая не боялась её и не стеснялась иногда прописать живительных пиздюлей.

— Да уж, парочка блин… — вздохнул я, берясь единственной рукой за бутылку и выливая часть её содержимого в рюмку.

Взглянув на часы, висящие на стене сбоку от меня, я с интересом узнал что сейчас третий час ночи и что моё тело пьянствует на кухне уже четвертый час подряд. Блин, так и до нового рекорда недалеко…

Отставив бутылку в сторону и взглянув на наполненную до краев рюмку, я с грустью затянулся самокруткой.

Да, всё что у нас было с этой ненормальной кобылой ничего не значит. Не более чем чувство одиночества, помноженное на стремление к привычным нормам поведения и потребности организма. Да, просто какая-то извращенная форма интрижки с представителем другого вида. Но всё равно тоскливо.

Всё таки что-то в ней было, что-то своё, родное и понятное. Если отбросить в сторону все предрассудки и забыть про видовую принадлежность, то мы очень похожи. Даже — пиздец как похожи. И истории наши тоже очень схожи. Разве что у меня мать не умирала, а просто была куском вечно текущей, тупой пиздятины.

Будь Сивира человеком или будь я конем, всё было бы совсем иначе. Блин, да за такой девкой я бы и несколько лет готов был бы бегать! Хотя, если бы не вся эта история с подполом и Селестией, то может…

Затянувшись в последний раз и затушив бычок в пепельницу, я снова потянулся к почти пустой бутылке.

Толку сопли жевать? Всё если-бы, да если-бы. Если бы у моей бабушки был-бы хуй, то она была бы дедушкой. Есть то, что есть. И нехрен тут пиздострадания разводить.

Видимо у меня всё же слишком мало баб было. Осталось только в подушку поплакать и ногти накрасить, блин.

Вытряхнув из бутылки последние капли ликера и поставив её в сторону, я, поднявшись со стула, быстро осушил рюмку. Помотав головой и еще раз взглянув на часы, я кое-как протиснулся между столом и стенкой и вышел в коридор где меня тут же встретил знакомый храп младшего сержанта Кабанова.

Блять, я ему точно затычку куплю. А лучше сразу намордник, ибо заебал — сил нет.

Ладно, хрен с ним, спать уже пора. Даже Скоков уже три часа как дрыхнет, один я как мудак брожу.

Походив по коридору и нашарив в темноте ручку двери, я, со спокойным сердцем, зашел в свою комнату. Кровать Сэйли была непривычно пустой и мне даже стало как-то не по себе. Успел уже к ней привыкнуть. Она конечно мутант и всё такое, но всё равно больше напоминает простого подростка. Да и проблем от неё не так чтобы очень…

Подойдя к своей койке я не раздеваясь, бухнулся на матрас. Правда, моему комфорту сильно мешал какой-то непонятный мешок, лежащий рядом и занимающий большую часть моей койки.

Беззлобно матюкнувшись, я попытался столкнуть объект на пол, но вышло немного наоборот. Едва я притронулся к теплой шелковистой поверхности мешка и легонько толкнул его в сторону, как ощутил сильный толчок в грудь, от чего тут же оказался на полу.

— Какого хера!? — испуганно прорычал я, мысленно пополняя свой список еще одной странностью этого мира.

— Занято… — послышался сонный голос с моей койки приводя меня в состояние шока.

Нет, ну говорящие лошади это еще ладно, гигантские драконы и всякая там магия тоже сойдет.

Но мешки, занимающие твою койку да еще и нагло спихивающие тебя на пол — это уже перебор…

Тупо поглядев в темноту и пощелкав хлебалом я наконец оторвал свою задницу от пола.

Нет такой хероты с какой не смог бы справится офицер Российской армии. Ну, если это конечно не задержка зарплаты или бессрочная командировка на дальний восток…

Сперва, моя рука потянулась к кобуре, но через секунду остановилась. В конце-концов, какая в жопу разница? Мешок это или еще что… Спать хочу, блин. Походу дела ликер был вовсе не таким слабеньким как казалось…

С кряхтением и чертыханиями взобравшись на оккупированную кровать, я с чистой совестью закрыл глаза.

Но вместо сладкого пьяного сна, я получил лишь чье-то мягкое копыто, уткнувшееся мне в грудь. Не давая мне времени на анализ ситуации, вслед за копытом подтянулась и остальная часть туловища.

— Я уже думала ты никогда не придешь… — как-то странно произнес писклявый голосок прямо над моим ухом.

И тут я понял что никакой это не мешок… Сквозь пелену употребленного алкоголя и любовных пиздостраданий всплыли воспоминания прошедшего вечера и полет знакомой единорожки через окно.

Лира, мать её налево! У меня в доме шесть жилых комнат. Из них заняты лишь четыре. В каждой комнате по койке, а в моей так вообще две.

Так какого хрена она дрыхнет именно в моей!? И самое главное, на кой ляд она на меня залезла!?

— Какого ху… — начал было я, но мой рот оказался прочно закрыт чем-то тёплым и мягким.

Чужой язык оказавшийся у меня за щекой, прозрачно намекнул на причину, по которой Лира забралась на меня. Не скажу что был как-то уж сильно потрясен этим или что мне прямо ну совсем не нравилось. Всё таки, будь на месте это кобылки какая нибудь симпатичная бабень, я бы и не переживал, но… Это же гребанная лошадь!!!

С силой спихнув полоумную пони и вскочив с кровати, я за две секунды вылетел в коридор. Хлопнув дверью и прижавшись к ней спиной я ожидал чего угодно. Загробных воплей, царапающих когтей по двери или еще какой хуйни, что обычно происходит в такие моменты в фильмах, но нихрена не случилось. По-моему, она там опять спать завалилась. Блин, хоть бы постучалась чтоли…

Осторожно отойдя от двери я вернулся на кухню и схватив несколько папирос со стола засунул их в карман. Выходка Лиры отбила у меня всё желание ко сну и даже немного отрезвила. Блин, может она тоже нажралась или приняла чего? Всё таки я не зря считал её самой чокнутой лошадью из всех…

Побродив по кухне пару минут и остановившись возле выхода, я решил что не помешало бы сходить подышать свежим воздухом. Главное только яйца не отморозить…

Выйдя в коридор и быстро одев бушлат я оказался на улице.

Вокруг было так же темно, как у африканцев в известном месте, разве что со стороны городка мигало несколько огоньков, да небольшая россыпь звезд, проглядывавшая из почти полностью затянутого облаками неба. Закурив и поплотнее укутавшись в бушлат, я медленно побрел по направлению к яблочной роще, растущей неподалеку.

Еще одной охуитительной историей больше. Блин, это уже третья лошадь которая пытается меня поиметь! А может четвертая? Не помню, Бэйри ко мне приставала или нет? Хотя, какая, нахрен, разница?

Затянувшись початой папиросой, я помотал головой и уверенным шагом пошел дальше через рощу. Горячий чай помогает не хуже водки. Даже самой холодной зимой.

И я отлично знаю где мне этот самый чай можно раздобыть. Надеюсь что дорогу я еще не забыл…

— Ну охуеть теперь. — не веря собственным мыслям, буркнул я подойдя к очередной заснеженной яблоне и уставившись на замерзшие ветки.