Автор рисунка: Noben
Глава XXII "Никаких больше слёз"

Глава XXIII "Унеси меня на Луну"

Всё. Финал. Занавес закрывается.

Можно было подумать, что Сильвер Стрейк обвинят в заговоре или попытке убийства по меньшей мере сотни пони. И знаете, за что же ее судили?

Нелегальный сбыт оружия, взрывчатки и загрязнение водных запасов. Суд Эквестрии не склонил чашу весов в ее сторону.

Моментально был подписан документ, возбраняющий любую торговлю оружием с грифонскими нациями и была издана речь, опускающая их авторитет на черном рынке. Серебряные Подковы скупали целые ящики пистолетов и серебряных пуль только для Сильвер Стрейк.

Итак, в течение целого дня вся вода в Кантерлоте фильтровалась и очищалась от серебряной пыли. Это было едва ли проблемой судя по тому, что знать и светские пони все до одного предпочитали чай. Позже, после того, как все сверхпони сочли 250% серебра в воде достаточной для летального исхода, они выяснили, что этого серебра хватило бы, чтобы нанести вред любому пони. Не говоря об ущербе экологии!

Винил посоветовала Принцессе Луне устроить экзекуцию, но чётко отказалась, понимая, что это стало незаконным еще три века назад. Более того, Луна опустила все детали дела Сильвер Стрейк так и не удовлетворив наше любопытство. Единственное, что нам гарантировали — Сильвер Стрейк будет взаперти, отбывая свое наказание, еще очень-очень долго. Что касалось других членов Серебряных Подков — их всех загребли за содействие. Мне было просто наплевать на то, что с ними случится.

Принцессе Луне удалось все обыграть так, что Серебряные Подковы были настоящей экотеррористической организацией, направляющей все свои действия на то, чтобы нанести вред окружающей среде (поверьте мне, я сама была впечатлена тем, как ей удалось все это закрутить). Луна и ее Ночные Стражи ворвались спасти положение, без упоминаний о Внутреннем Круге.

Было тяжело вернуть в жизнь некое подобие нормальности. Подчёркиваю — подобие. Я больше не волновалась о повернутых на геноциде пони, охотящихся за моей кровью, но волк внутри меня не был так спокоен. Желание оборвать концы и предать себя своему внутреннему зверю порой было сильным. Я осознала, что если бы я заперла его внутри моей души, оно бы рвалось на волю еще сильней. Казалось, я вовсе и не заключала с ним мира. То время, проведенное в моем подсознании, когда я разговаривала со своим внутренним волком, было нужно лишь для того, чтобы дать мне немного спокойствия, дабы я уладила все свои проблемы в личной жизни. Волк внутри меня вернулся и остался, вечно просящий выйти "поиграть". Когда-нибудь настанет день и я найду с ним компромисс. Но сейчас, как и тогда, казалось, что спор был разрешен. Моя агрессия значительно понизилась, хотя, я могла с уверенностью сказать, что стала гораздо напористей и даже слегка отважней и нахальней.

Я быстро узнала, что было намного больше минусов быть ликаном.

Блохи.

Ох, Селестия милостивая, блохи, кошки и соблазняющий запах добычи.

Мы заработали свой счастливый конец. Я все еще не знаю какой, но...

Все равно. Не было никаких слов, никаких слезливых прощаний или прочих элементов мелодрамы. В один день декабря Винил просто сказала:

"Я отлучусь ненадолго. Хорошо?"

Отлучусь, как уеду и не буду возвращаться в течении длительного периода времени. Как долго — не уточнялось. Сказать по правде, это как раз то, чего я хотела. Обвиняла ли я ее за все это? И да, и нет. Вина не могла быть полностью взвалена на ее плечи. Я, в свою очередь, записала это и на свой счет, сунув свой нос не в свои дела. Я больше не стала бы докучать Винил со своими "секретами" и тому подобным. Я и так знала все, что мне нужно.

Говорят, от разлуки любовь горячей.

Вторая неделя декабря, ночь среды.

Гранд Галлопинг Гала.

Я стояла перед моим зеркалом, облаченная в безупречный смокинг с двумя разрезанными хвостиками на спине. Он был довольно облегающим, и я, посмею заметить, выглядела в нём весьма очаровательно.

Но рядом не было Винил, чтобы прокомментировать.

Я вытянулась во весь рост, опираясь на свои задние копыта. Дела улучшились.

Фредерик, Харпо, Брасс Бьюти и я стояли на тех самых местах, на которых мы были в прошлом году, с теми же самыми надменными выражениями лиц. Вновь знать и высший класс Кантерлота всю ночь напролет. Вновь декорации были красивы, а деликатесы миниатюрны. Были и Вондерболты, были Фэнсипэнтс и Флер де Лис, Хойти Тойти с Фото Финиш, и Цезарь, и Элементы Гармонии тоже.

Набитыми на игру копытами мы играли наше музыкальное произведение вновь и вновь. По кругу.

И конечно, я не была бы самой собой, если бы мне не досталась самая сложная часть в произведении.

Дежа вю.

Ох, я молилась, чтобы та самая Пинкамина не заявилась сюда вновь. Если гала в этом году будет такой же, как и в прошлом...

В этом году, вместо светлого эстетичного дизайна прошлой галы, атмосфера была более мрачной, подавленной, сочетающейся с цветами шкуры Принцессы Луны.

Если бы только была Винил здесь.

Я осеклась, промахнувшись своим смычком. Быстро вновь встала в свою позицию, убедившись в том, что не задумаюсь и отвлекусь. Я работала. Не было времени думать о ней.

"Привет."

Снаружи мое выражение лица не изменилось. Я продолжила играть, держа свое сконцентрированное, раздраженное выражение лица. Внутри себя я визжала, как жеребенок. Она была тут, она была тут!

"Потанцуем?"

Слегка повернув голову, я посмотрела в сторону и обнаружила Винил, стоящую в платье от Рэрити из бутика “Карусель”.

Ох, и на ней даже были серьги!

"Здравствуй, Винил, — сухо сказала я, повторяя движения игры на инструменте. — Где ты была?"

"Брала передых. Достала платье."

"Я это вижу."

"Итак? Хочешь потанцевать?"

"Прямо посреди кое-чего."

"Ох, не волнуйся. У меня есть Ди-Джей."

"Ты?"

"Черт возьми, нет. Я бы разнесла весь замок с моими-то басами!"

"Давайте, поняши! Вы хотели тусовку?! Так давайте же туси-и-и-ить!" — воскликнул знакомый голос.

ОХ, ПРИСВЯТАЯ ДЕВА ЛУНА, ОНА ТУТ! ОНА ТУТ! ОНА ТУТ!

Мои глаза округлились. В мгновение ока диджейская установка оказалась на маленькой сцене с этим розовым чудищем за пультом.

Винил вытянула копыто передо мной.

"Могу ли я получить этот танец?"

Я обернулась назад и глянула на мою группу. Харпо и Бьюти Брасс энергично кивали, с широчайшими улыбками на их лицах. Фредерик закатил глаза и ухмыльнулся. Я поставила свою виолончель и спрыгнула со сцены, поправляя пуговицы на костюме.

Я взяла ее за копыто: "Можешь."

"Привет всем, поняши! Время взорвать эту галу в стиле Пинки Пай, начиная с бодрого классического трека специально для вас, богатенькие пони, — закричала Пинки Пай в микрофон, — Унеси меня на Луну."

Винил и я расположились в центре танцзала, держась друг за друга, стоя на задних ногах и глядя друг другу в глаза, раскачиваясь взад и вперёд. Мы начали собирать толпу. Пони вокруг нас стали перешептываться. Но нам было не до этого, мы были там одни.

"Я веду."

"Нет, я веду, — парировала я. — Я ношу смокинг."

"И?"

Мы хихикнули, наши лица сблизились.

"Тебе это нравится, не так ли?"

"Что я могу сказать? Я люблю внимание", — пробормотала Винил.

"Кобылолюбки! На гале!"

"Тьфу ты, меня воротит!"

Мы игнорировали их всех.

"Это просто великолепно, не так ли?" — поинтересовалась Винил с большой улыбкой на лице.

Я ответила улыбкой. Было нечего сказать. Внезапно Винил перестала качаться так быстро. Мы просто держали друг друга, едва ли двигаясь.

"Окти, — заколебалась Винил, — прости."

Я обернула копыто вокруг нее: "За что?"

"За... всё," — выжала она из себя.

Я внезапно поддалась вперед, отталкивая ее: "Винил, ты бесишь. Я уже знаю, что тебе жаль. Тебе было жаль давным-давным давно. А сейчас ты это вновь вспоминаешь?"

"Я знаю. Но я никогда не говорила этого."

"Лучшие извинения — те, которые ты никогда не должна говорить, — я замолкла, прижимая ее вновь к себе. — Но..."

"Но что?"

"Ты думаешь все получится? У нас, я имею в виду."

"А разве уже не получилось?"

"Нет, — сказала я без тени юмора. — Я не могу жить твоей жизнью, Винил. Эти приключения, опасность... Я не могу больше заниматься всем этим. Один раз да. Но не снова."

Она ничего не сказала.

"Ты покончишь со своей должностью чистильщика?"

"Луна говорит, что я все еще наказана за свой небольшой трюк..."

"Ты покончила?"

Она замолчала на мгновение. Мы прекратили танцевать. "Да."

"По правде?"

"По правде."

"Клянешься?"

"Даю Пинки-клятву."

"И когда ты наконец наведешь порядок в кладовой? Я случайно укусила гранату, когда попыталась съесть яблоко."

Винил усмехнулась.

"Эй, ребята!"

Мы повернули головы и увидели Лиру с Бон-Бон и Дерпи с Кэррот Топ, танцующих рядом с нами.

"Не возражаете, если мы присоединимся?" — подмигнула Лира.

Винил и я улыбнулись.

"Вот черти!"

"Я была оскорблена еще до того, как это стало мэйнстримом!"

"Октавия! Я требую, чтобы ты отошла от этой кобылы, сию же минуту!"

Моя кровь застыла в жилах при звуке ее голоса. Мои мать и отец были здесь.

Я сделала невообразимое.

Я поцеловала Винил, прямо тут, перед всеми этими пони. Это было подобно одному большому сообщению "Лягнитесь!" всем им.

Громкий единодушный вздох всех увидевших. Поцелуй расставил все точки над И. Я стала независимой кобылой. У меня было чувство, что они попытаются изолироваться от меня. Мои родители ничего более не могли сказать. Я наблюдала, как моя мать, полная гнева, поспешно скрылась с моим отцом, ковыляющим позади.

Без сожалений. Без сомнений, после этого моего маленького выкрутаса я буду слышать своё имя в новостях чаще.

Дерпи Хувс аплодировала."Йей, кобылки!" Она схватила Кэррот Топ и подарила ей поцелуй.

Оранжевая кобыла, ставшая красней яблока, сказала, заикаясь: "Дерпи! Я же говорила тебе, что люблю парней!”

"Ох. Упс."

"Что происходит?"

Раздался еще более громкий ах, как мы все опустились на колени при звуке ее голоса. Принцесса Селестия и Принцесса Луна закончили приветствовать пони. Обе правительницы с королевским видом подошли ближе.

"Это твоя кобыла, Октавия?" — спросила Луна с огоньком в глазах.

Черт бы ее побрал, она прекрасно знала, что Винил была моей возлюбленной. Теперь она меня поставила перед фактом.

"Эмм, да, — призналась я. — Винил — моя кобыла."

"Удачи вам обоим", — сказала Селестия, подмигивая.

Мы приняли ее благословение. В этот момент музыка внезапно сменила ритм.

Вздох. "МЫ ЛЮБИМ ЭТУ ПЕСНЮ! EVERYDAY WE ARE SHUFFLING!"[1] — взревела Луна.

Без тени сомнений это была Принцесса Луна. К всеобщему шоку, Принцесса Селестия присоединилась к ней. Я думала, некоторые из более старших участников галы шлепнутся от сердечного приступа! Все пони стали неохотно танцевать.

"Вот это гала!" — радостно воскликнула Винил.

Это была памятная ночь.

Мы лежали в постели в нашей старой квартире, всё ещё в одежде.

"А что же сталось с нашим маленьким проектом?"

“Ась?

“Наш музыкальный проект”, — сказала я.

"О, наш микс классики/электро?"

"Да. Мы собирались соединить музыкальные жанры!"

"Ах, я не знаю. Нам просто не удалось выкрасть времени на это."

"Ты все еще хочешь этим заняться?"

"Чем?"

"Делать музыку", — сказала я своим самым двусмысленным, знойным тоном.

Это влетело ей в одно ухо, а через другое вылетело. "Ах, да! Черт возьми, давай начнем! Где наш пустой нотный лист?"

Я закатила глаза, медленно скользнув под одеяло.

"Окти? Куда ты? — спросила Винил. — Я думала, ты хотела чтобы мы занялись музы... ОХ. Ох. Ох вау."

А затем мы занялись музыкой. И это было очень, очень сексуально.

1. Примерно “Каждый день мы колбасимся!” или “...танцуем шаффл!”. Интерпретируют по разному. Простите, меня заставили оставить так — отсылка к Party Rock Anthem от LMFAO.