Автор рисунка: BonesWolbach
Глава VIII "Ужин и Шоу" Глава X "Встречайте, Кровососы."

Глава IX "Секреты и Ложь."

Октавия с ужасом смотрела на лежащее тело перед ней и лихорадочно соображала.И что делать теперь?Хуже уже не может быть.Оказалось,сегодня ей предстоит не одна значимая встреча...

Я выглядела довольно жалко, даже пытаясь что-либо сделать. Я забыла, что Винил была вампиром, одаренная сверхсилой, и она напомнила мне об этом, когда я безрезультатно попробовала её ударить. Вместо этого, я размахивала копытами, как безумная кобыла.

"Ты закончила?"

"Что нам делать, что нам делать, что нам делать?!" — завизжала я, тряся Винил.

Она оттолкнула меня и шлепнула по лицу: "Прежде всего, успокоиться," — скомандовала она.

Я всхлипнула, касаясь своей щеки.

"Теперь просто... послушай-ка меня минуту, — когда я попыталась заговорить, она заткнула мне рот копытом. — Слушай. Твоя мама только что видела, как мы целовались," — она замолчала на секунду.

"Какие в этом есть плюс..."

Она прижала мне рот копытом, затыкая меня, дернула ушами и вытянула голову к двери: "Ты слышишь это?"

Я отрицательно покачала головой.

"Никто не слышал её крика. Это хорошо. Теперь слушай, у нас есть около трех минут, прежде чем твой папа начнет задавать вопросы."

Я моргнула. Это, без всяких сомнений, была не та, слабая и поддавшаяся своей жажде крови, Винил Скретч, с которой я говорила секундами ранее. И, безусловно, не громкий и гордый диск-жокей. Это была другая сторона Винил Скретч, спокойная, собранная и крутая. Это довольно... нервировало, видеть её в таком свете. В каком-то смысле я даже испугалась. Сейчас она была безэмоциональна, прагматична, даже почти методична.

"Она не видела твоих клыков, — сказала я. — Или твоих глаз."

Как будто огромный груз только что был снят с моих плеч.

Винил одобряюще кивнула. И на какой-то момент я подумала о том, что все будет в порядке. Затем реальность рухнула на меня, словно наковальня из какого-нибудь мультфильма. Реальность была жестокой госпожой.

"Но теперь она знает о том, что я люблю кобыл! — ахнула я. — Я обречена! Она от меня отречется!"

Винил тревожно потерла лоб: "Слушай, либо мы скажем ей правду..." — она сделала паузу.

"Ни в коем случае."

Её лицо помрачнело: "Тогда нам стоит это все прикрыть. Помоги мне передвинуть её тело."

Чем больше я об этом думала, тем больше я понимала, что в ней было что-то большее, чем кажется на первый взгляд. Это было почти также, если бы я смотрела на неё через радужные линзы её солнцезащитных очков, а сейчас, одев другую пару, глядела на неё с совершенно другой стороны.

"Эй! — строгим голосом Винил вернула меня из моих мыслей. — Я не могу двигать толстый зад твоей мамы самостоятельно," — даже сейчас, когда она это сказала, я могла видеть её улыбку.

"Что ты делаешь?"

"Прячу тело, разумеется."

Я разинула рот.

"Шутка, — её глаза удивленно сверкнули. — Я просто шучу. С твоей мамой все будет нормально."

Я вздохнула с облегчением.

"В основном нормально, я думаю."

Я посмотрела на неё, в то время как помогала расположить тело таким образом, чтобы можно было предположить, что она упала рядом с умывальником. Я съежилась, когда держала обмякшее тело моей матери, перетаскивая её чуть дальше.

"С тобой все хорошо?"

"Со мной? — выдавила я из себя неустойчивую улыбку, подрагивая. — Я в порядке."

"Ты трясешься," — сказала она.

"О чем ты говоришь?" — я нервно посмеялась, потирая одну ногу другой.

"Просто присядь," — когда я отказалась действовать по её слову, она заставила меня сесть на круп.

"Расслабься. Дыши. Хорошо, хорошо, хорошо, — пробормотала Винил самой себе. — Меня ээ... тошнит при виде крови. Да, да, это сработает."

"Винил?"

Она проигнорировала меня: "Твоя мама пришла сюда, когда ты мне помогала и... и один из работников..."

Её глаза блуждали и остановились на вазе с цветами. Используя магию, она дернула увядшие лилии и разлила воду по всему кафелю.

"Мыл пол и забыл поставить предупредительный знак, что пол мокрый. И она подскользнулась, ударившись головой о край умывальника..."

"Винил, я не хочу, чтобы кого-либо уволили из-за этого!"

"Ты хочешь покончить с этим или нет?" — холодно спросила она.

Я была в шоке: "Д-да!"

"Тогда сотрудничай. Итак, как мы объясним то, что она видела? Ага. Она была пьяна."

"Что-то мне подсказывает, это не первый раз, когда ты участвуешь в подобном."

Я получила ворчание в ответ: "Пьяная, под воздействием алкоголя..."

Я перебила: "Есть одна загвоздка, Винил. Она не пила."

"Все равно нужно сделать так, чтобы это прокатило."

Не успела я поинтересоваться о том, как же мы собираемся убедить всех, включая мою маму о том, что она выпила достаточно для галлюцинаций, она продолжила.

"А сейчас вот, что должно случиться. Ты начнешь кричать так громко, как только можешь. В течении пятнадцати секунд комнату заполнят пони, задающие уйму вопросов."

Я кивнула. Не было смысла задавать ей вопросы. Я все равно не получу прямого ответа, поэтому я бы просто тратила дыхание попусту. Я давно поняла, что Винил была хитрой как лиса.

"Держи язык за зубами. Ни слова. Позволь мне заняться всеми разговорами самой. Выгляди испуганной," — она начала отсчет для меня. — Три, два, один..."

Я выпустила из себя самый испуганный, душераздирающий вопль, который я только могла, мысленно перемещаясь в то воспоминание, когда Винил потеряла над собой контроль и атаковала меня.

Винил сказала одними губами: "Очень хорошо."

Я была поражена, увидев слезы, текущие по её лицу, пока она не подмигнула. Может быть, она должна была получить кьютимарку в театральном искусстве! И вот, к моему удивлению, через пятнадцать секунд несколько пони вбежали в помещение, включая менеджера ресторана и моего отца. Я подползла к маме. Винил со слезами объяснила им, что якобы произошло, включая драматическую сцену того, как моя мама подскользнулась и ударилась головой. Они проглотили всю наживку целиком, ей оставалось лишь потянуть за крючок. Я была бы поражена этим, если бы не волновалась за свою мать. Не поймите меня неправильно, просто потому, что она моя мать, не меняет того факта, что она была напыщенной властной негодной кобылой. Но...

Она схватила меня за копыто, кивая головой в сторону выхода, шепча: "Пошли."

Говорят, кровь гуще, чем вода.

_________________________________________________________________________________________

"Спасибо, — сказала я. — За все."

Мы двигались, словно тени, сквозь ночную мглу. Я опиралась на Винил, когда она вела нас домой. Её острое зрение было приспособлено к темноте. Мы остановились. Винил взглянула на меня, скорее всего интересуясь, почему я была в таком задумчивом настроении. Я искренне улыбнулась ей.

"Нет проблем," — медленно сказала она.

"Я не знаю, что бы я делала..." — я запнулась.

Она поцеловала меня: "Не стоит. Правда. И, ну, извини меня за то, что ударила твою маму по лицу."

"Всё в порядке. Я думаю, любой здравомыслящий пони сделал бы это уже давно. Хотя, я не так уверена в том, что это была хорошая идея."

"Но ты знаешь, что не можешь постоянно бежать от своих проблем, ну, ты поняла."

"Прости, что?"

"Ты не можешь всегда держать это в секрете. Ну, то что ты любишь пони своего пола, я имею в виду. Твои родители рано или поздно все равно это узнают, так или иначе."

Я задумчиво изучала свои копыта. Действительно ли я так заботилась о том, что бы мои родители не знали? Изменило ли бы это наши отношения? Стоило ли держать в себе все эти секреты и ложь, чтобы скрыть что-то такое... тривиальное, как наши отношения? Я покачала головой. Нравится ли нам это или нет, почти все мои работодатели были Кантерлотские аристократы. И это было бы несправедливо по отношению к остальным участникам квартета, чтобы я погубила нашу карьеру.

Я фыркнула: "У всех есть свои секреты. Я думаю, мне тоже придется научиться держать свои в тайне."

Вини сделала паузу: "Видишь ли, в секретах есть такая штука, они не остаются долго в тайне. Я имею ввиду, посмотри на меня," — она устало засмеялась, её глаза стали алыми, а клыки торчали.

"Даже если это правда, я все еще могу попытаться."

Мы поднялись по лестнице, уставшие от событий вечера.

"Винил? Будет ли уместно, если я спрошу... как ты стала такой?"

Винил горько рассмеялась: "Вампиром, да? — она повернулась ко мне. — Может быть, когда-нибудь ты узнаешь ответ."

Я чувствовала, что её нужно успокоить. Я обняла её, сильно, как только могла, шептала нежности в её ухо, пообещав никогда не отпускать...

"Окти, — охнула Винил. — Может все-таки отпустишь?"

_________________________________________________________________________________________

Мы обе растворились в объятиях друг друга, наши гривы и шкуры были грязные, неопрятные и взъерошенные.

Динг-донг.

"Ты открывай." — проворчала я, толкая Винил своим копытом, не утруждаясь даже открыть глаза.

"Бее."

ДИНГ-ДОНГ-ДИНГ-ДОНГ-ДИНГ-ДОНГ-

"Винил. Открой двери," — потребовала я.

"Нет ты."

Без предупреждения я пихнула Винил своим копытом, наблюдая за тем, как она упала с края кровати, завернувшись в одеяла. Я не заметила, что решала проблему менее важную, чем вопрос о том, кто бы мог звонить в дверь. Я осознала, что меня тянет вниз, запутанную в одеяла. Я завизжала, когда приземлилась на пол рядом с Винил.

Она высунула язык: "Ха. Получила."

"Заткнись."

Мы распутали друг друга, хихикая. Я взвизгнула еще громче, когда почувствовала, что Винил укусила меня за ухо, и оттолкнула её прочь. Я пригладила гриву и прочистила горло, когда шла по коридору с Винил позади. Я открыла двери.

"Здра..."

Я отскочила, пораженная внезапным появлением наших грубых гостей.

"Я, Фото Финиш, прибыла!" — вскрикнул голос с сильным акцентом.

Я вытянула шею с моей точки обзора на полу, чувствуя начало сильной головной боли: "Фото Финиш?" — ахнула я.

"Это просто издевательство! Вот что это!" — заметил Хойти Тойти, оглядываясь в комнате.

"Хойти Тойти?"

Для большинства пони встреча с этими двумя магнатами моды была бы престижной честью и включала бы в себя реакцию в духе взвизгов, криков и прыжков вверх-вниз. В каком-то смысле, мы все были знаменитостями. Мое имя на слуху, во всяком случае было, в индустрии музыки. DJ P0N-3 в наши дни давно стало именем нарицательным. Хойти Тойти имел свою собственную линию дизайнерской одежды, а Фото Финиш целый журнал! Я не совсем была поражена или впечатлена их визитом, скорее просто удивилась, почему же они явились собственной персоной. Я неоднократно видела их обоих во многих местах, где мы устраивали концерты. Они оба были эксцентричными и весьма нетрадиционными в том, как они вели бизнес и обходились со своей репутацией.

"Привет, мама. — Винил нервно посмеялась. — Привет, папа."

Я выпучила глаза и моя челюсть отвисла.

Мама? Папа?

Как они закончили со своим маленьким воссоединением семьи, я ничего не могла с собой поделать, кроме как пялиться на них. Все стало наконец-то ясно! Я смотрела на всех трех, мои глаза округлялись все больше и больше, когда я стала видеть странное сходство между ними.

"Проходите, проходите, садитесь! Чувствуйте себя как дома. Винил, можно поговорить с тобой?" — спросила я в веселой манере. Я оттащила её за гриву на кухню и зашипела на неё. — Ты никогда не говорила мне, что твои родители — Хойти Тойти и Фото Финиш" — сказала я, сквозь стиснутые зубы.

"Ты никогда не спрашивала," — она пожала плечами.

Я так сильно захотела её ударить, как никогда прежде. Мой глаз задергался.

"Ты не обращала внимания прошлой ночью?"

Я сделала медленный, глубокий вдох, чтобы восстановить мое самообладание: "Они знают?"

Она бросила на меня взгляд и её фиолетовые глаза сверкнули красным на короткий миг.

"Да, знают," — призналась она.

"Правда?"

"Старайся не звать нас вампирами. Папа считает это больше состоянием,ежели чем-то другим."

"Ты имеешь ввиду, твои родители тоже?" — ахнула я.

Она кивнула.

Фото Финиш вампир! Хойти Тойти тоже! Селестия праведная, они все вампиры! Они все одна большая счастливая кровососущая семья! Так, это объясняло, почему Фото Финиш всегда куталась в яркие платья, куда бы она не пошла и одевала солнцезащитные очки! Комната начала вращаться. Я была смущена. Обманута. Неделю назад я едва ли верила в существование самих вампиров, а теперь казалось, что им удалось проникнуть в высшие эшелоны Эквестрийского общества! И я вляпалась в это по уши. Это было просто безумием! И это безумие началось и не прекращалось с того момента, как я стала водиться с этим невыносимым ди-джеем!

Какой же я была дурой, что ввязалась в это сумасшествие.

"Ты же понимаешь, мы не станем причинять тебе боль, Октавия." — честно сказала Винил.

Да. Конечно. Куда я дела серебро?

Первое, что вырвалось из уст модного фотографа, когда она увидела нас вместе, было: "Ох, вы вдвоем просто замечательная парочка!"

Я побледнела: "Я уверяю вас, у меня с Винил нет ничего подобного!"

"Придержи коней, Окти. Они уже всё знают," — Винил вздохнула.

Я моргнула. Это было странное чувство. Быть самой собой, без осуждений. Позволенной быть той, кем я есть. Я, видимо, расслабилась, уже не чувствуя необходимости строить ложные образы ради внешнего вида.

"Итак, ты та самая кобыла, которая украла сердце моей дочери! — драматично провозгласил Хойти Тойти. — Очень классная. Отхватила себе что надо, дорогуша!" — он подмигнул, наклоняя свои очки.

"Спасибо папа!" — Винил просияла.

"Так приятно... познакомиться с вами обоими..."