Автор рисунка: Devinian
Глава 06. Город Мастеров. Глава 08. Подземелья без драконов

Глава 07. Превратности судьбы.

Стихи продолжает придумывать CrazyDitty, спасибо ей.

Утро для Меткосталкеров началось тогда, когда в Старспайре маленьких жеребят обычно укладывают спать. Диковинные механические часы на стене показывали около девяти часов, когда всех троих разбудил аромат готовящегося завтрака.

Открыв глаза, ночные пони были вынуждены снова зажмуриться и нашарить рядом с кроватью темные очки: в окошки фургона било уже взошедшее солнце и тянуло утренней прохладой.

У плиты хлопотала Мбанди, что-то бормоча под нос, Эшиана и Амин уже встали, и лишь Аврора Бласт все еще валялась в облачной постели.

Собственно, именно ее тащила оттуда перитонка, ухватив зубами за хвост. Радужногривая вяло отбрыкивалась и невнятно бормотала в подушку о том, что пегасам надо много спать, и что жестоким чужакам этого не понять.

— Ты снова нэ так будишь Аврору, — заметил Амин, оторвавшись от бумаг. Будто и не вставал из-за стола.

Оленяша выпустила радужный хвост, который тут же спрятался под одеяло. Мгновение что-то вспоминала, потом улыбнулась и слегка шлепнула себя по лбу копытцем:

— Ах, Амин, что бы я без тебя делала… — она повернулась к свернувшейся в кровате пони и громко обратилась к ней. — Аврора, завтрак!

— Ныкак не запомныт, — пожаловался Амин неизвестно кому. – Уж сколко врэмэни вмэсте путешествуем…

Синие глаза тут же распахнулись, и крылатая пони уселась на кровати.

— Умывайся и на стол накрывай, — хихикнула оленяша, отходя. — И сразу завтрак.

Аврора что-то буркнула на предмет «угнетенных пегасов» и «жестоких лесных варварах», но послушно поплелась к умывальнику.

— Вас это тоже касается, — сказала Эшиана, обратившись к проснувшимся жеребятам, — а я пока помогу Мбанди.

Ария по привычке раскрыла было рот для возражений, но осеклась. Не было ни одной объективной причины для споров, а пахло от котелка зебры весьма аппетитно.

Спустя короткое время все сидели за столом и отдавали должное тушеным овощам со специями. В этот раз никто ничего не стал добавлять, разве что вместо брикета сена Амин сжевал зловещего вида сушеную лозу, усеянную острыми шипами.

Когда же вновь настал черед ароматного чая с зебриканскими травами, Эшиана спросила:

— Итак, какие планы?

— Выступать, — тут же отозвалась Аврора. – И так потеряли целый день из-за надоедливых малявок.

Ария снова хотела было возразить, но как раз в этот момент была занята пережевыванием хрустящего козинака, и ничего не получилось. А пока она усиленно работала челюстями, в разговор вмешалась Эшиана:

— Ну Аврора…

— Что «Аврора»? Какого сена мы должны возиться?

— Она просила присмотреть за малышками хотя бы до сегодняшнего вечера, — многозначительно произнесла оленяша.

— Кто? – растерялась радужная пегаска.

Она, — выделив единственное слово, повторила лань.

С Авроры тут же будто слетел весь пыл: она сложила воинственно встопорщенные крылья и как-то вся сникла.

— Ну ладно, — буркнула она, снова отводя взгляд, — раз просила… почему бы не помочь…

— Когда успэла? – осведомился Амин.

— Ночью, — ответила Эшиана.

Не осталась в стороне и зебра:

Да, так, и если б кто-то ночью спал, -

То тоже кое-что бы зна...

Она осеклась, перехватив вопросительный взгляд Лоудстар. Маленькая ментатка уже хотела что-то спросить, но тут голос подала расправившаяся с козинаком Ария:

— Очень вкусно. Твой особый талант – это кулинария?

Зебра покачала головой:

Нет, ты ошиблась, и скажу я, что

Та метка повествует не о том.

— А о чем? – продолжила наседать фестралочка, задумчиво глядя на бок зебры. — Это похоже на котелок… наверное.

Не котелок, и не посуда, знайте вы.

То петроглиф, знак колеса судьбы.

Талант мой – будущее знать,

То, что случится, предсказать.

Глаза малышек разгорелись. Все трое подумали об одном и том же.

— Я слышала, что зебры умеют видеть будущее, — сказала Лоудстар, — но никогда не верила особо.

— Это ведь правда возможно? – Ария Миднайт даже взлетела. — Можешь сделать нам предсказание?

Зебра улыбнулась:

Неведомое скрыто, Ария, но иногда

Грядущего очиститься вдруг может мутная вода.

— Покажите, покажите, пожалуйста! – наперебой стали просить жеребята, но вмешалась Аврора:

— Погодите, давайте сперва решим, куда деть малышню днем.

— Пуст посыдят в фургоне, нэ? – предложил Амин. — У мэня на виду с ними ничего нэ случится.

— Ску-ука! – протянула Ария. — Нам ведь еще нужно найти наши кьютимарки!..

— Ну уж нет, — не согласилась Эшиана Лиф. – Никаких приключений. Если хотите, можем сходить погулять при условии, что будете себя хорошо вести…

Начался было спор, но тут раздался тихий голосок Грей Маус, и всем пришлось замолчать, чтобы услышать темно-серую фестралочку:

— Я бы очень-очень хотела сходить на выставку изобретений. Сегодня последний ее день, и там демонстрируют аппараты, собранные из кустарных материалов.

— А как же кьютимарки? – растерялась Ария.

— Мы можем их получить и дома. Один день ничего не решит, а выставка проводится раз в год. Когда еще мы попадем в Сталлионград?

— А что, я согласна, — сказала Лоудстар. – На выставке всегда есть на что посмотреть.

Ария Миднайт было снова стала спорить, но, увидев две пары умоляющих глаз, сдалась:

— Ох, ну ладно. Раз вы так хотите… — она подняла взгляд на артистов. — Ну что сводит нас кто-нибудь, или мы сами?

— Я схожу с ными, — сказал Амин прежде, чем Аврора Бласт успела вымолвить хоть слово, — а вы выступайте, дэвочки.

— Йей! – разнесся в фургончике трехголосый вопль, правда, по разным причинам.

Лоудстар предвкушала интересную беседу с дромадом, Грей Маус – увлекательную выставку технических чудес, а Ария Миднайт не теряла надежды исследовать что-то новое и получить какую-нибудь крутую метку первопролетца. И раз уж подруги решили полентяйничать в поиске, тогда первой кьютимарку получит она, Ария!

— Хорошо, — сказала Аврора. – Мбанди, тогда давай, поворожи им, и пошли выступать на площадь.

— Да, — добавила Эшиана Лиф. — А мы пока со стола уберем и разомнемся.

Пока пегаска и оленяша хлопотали по хозяйству, остатки трапезы были убраны со стола, а на свет появились атрибуты для предсказаний: хрустальный шар, какие-то мелкие веточки, фигурки из сушеных растений и тряпочек в виде пони и все остальное, гармонично смотрящееся в контексте таинственной магии зебр.

Мбанди начертила мелом семиконечную звезду прямо на столе и поставила в центр хрустальный шар. Все мелкие предметы разложила в лучах и узлах фигуры. Потом достала из кисета и бросила в воздух порошок, на воздухе с резким шипением превратившийся в зеленоватый дым.

Грей Маус чихнула, а Лоудстар изо всех сил пыталась разглядеть в завитках дыма хоть что-то, напоминающее четкую картинку.

В волшебном шаре же стали проступать неясные образы: какие-то тени, звезды, вроде бы, даже изображение полной луны.

Ария нетерпеливо спросила:

— Что там? Что ждет меня и моих друзей?

Зебра что-то еще пробормотала, и стоящий на столе шар вдруг вспыхнул ярким светом, ослепившим маленьких пони даже сквозь темные очки.

Когда же все проморгались, то увидели, что все мелкие фигурки сдвинулись к основанию гаснущего шара.

Сама же предсказательница сидела за столом ровно, глядя перед собой немигающим взглядом. Заметив в рассеивающемся дыму выражение мордочки зебры, подошли Эшиана и Аврора.

— Мбанди, — позвала пегаска, — ты чего?

— Что там? – спросила одновременно оленяша.

— Не надо так расстраиваться из-за не получившегося фокуса, — улыбнулась радужная акробатка, но Эшиана мягко отстранила ее:

— Не веришь, так не лезь. Мбанди… что ты увидела?

— Да, что увидела? – спросила Ария.

На мордочках остальных Меткосталкеров читался тот же вопрос.

Мбанди обвела всех присутствующих взглядом, после чего выдавила, смотря на жеребят:

Не знаю, малыши, что вдруг случилось,

Но будущее мне почему-то не раскрылось...

Три пары увенчанных кисточками ушей разочарованно опустились.

— Ну вот, — сказала Лоудстар, — а я уже вроде что-то почувствовала…

— Что? – тут же спросила Ария.

— Ничего определенного. Но магия тут определенно была замешана.

— Малышки, — сказал тем временем Амин, поднимаясь со своих подушек, — идэмте. Мбанди попробуэт еще вэчером. А Сэйчас ей надо готовыться к выступлению.

Меткосталкеры начали было спорить, но невзначай оброненная фраза о том, что выставка уже скоро откроется, возымела действие. Быстро собравшись (тубус с домашними заданиями взяла Лоудстар и накрепко прикрутила его к седельным сумкам), жеребята в сопровождении Амина вышли из фургона. Дромад у самой двери оглянулся и многозначительно посмотрел на Мбанди, и та благодарно и устало улыбнулась.

Едва же артисты остались втроем, Аврора снова повернулась к зебре:

— А теперь рассказывай толком, что ты увидела.

Взгляд зеленых глаз поднялся, а саму фокусницу затрясло будто в лихорадке:

— Я увидела лишь тьму и погибель, — сказала зебра не в рифму, и это заставило испуганно прижать уши даже бесстрашную пегаску.

— О, Прародители, — тихо прошептала Эшиана Лиф, — так вот почему ты не сказала… Не хотела их пугать?

— Нет, — ответила Мбанди, — просто когда предсказание не произнесено вслух, оно обратимо. Так у малышек будет шанс… избежать своей судьбы и обмануть злой рок.

Аврора вдруг задумалась и медленно проговорила:

— Ты так же себя вела, когда пыталась ворожить Эшиане.

Теперь настала очередь перитонки пугаться:

— А ведь точно!.. Мбанди! Я ведь спрашивала тебя о своей родине!

Взгляд зеленых глаз теперь впился в нее.

— Ты уже слышала причину, она одна и та же. Не заставляй меня ни вспоминать, ни говорить.

— Сколько у нас времени? – спросила Аврора Бласт.

Зебра продолжала говорить не в рифму, и это угнетало всех присутствующих. Казалось, что-то привычное, неизменное, вдруг стало каким-то не таким:

— Не знаю. Несколько лет, возможно.

Повисла гнетущая тишина.

Снаружи донеслись голоса и шум торговой площади. Город Сталлионград вместе с остальной Эквестрией жил и радовался жизни в новой эпохе, осененной могуществом и добротой сестер-принцесс.

Что могло поколебать этот утвердившийся тысячелетний миропорядок?

— Пойдемте, — сказала, наконец, Аврора Бласт, — а то сцена со вчерашнего дня пустует. Публика заждалась, небось.

На душе у нее кошки скребли, как и у всех.

Но, как известно, лучшим средством от мрачных мыслей всегда было любимое дело…


Выставка технических чудес проводилась в огромном кирпичном павильоне со стеклянной крышей. Само по себе это уже было технологическим чудом: без магии такое не смогли бы создать ни в Старспайре, ни в Кантерлоте.

Лоудстар с горящими глазами ходила по рядам в сопровождении друзей и Амина. На последнего иногда оборачивались: высокая, закутанная в теплый плащ нескладная фигура привлекала внимание. Да еще и при ходьбе по каменному полу верблюд издавал не привычный цокот копыт, а негромкое шлепанье мозолистых лап.

Чего здесь только не было!

Самоходные машины, использующие силу пружин и даже пара. Водяные колеса и системы шестерней. Автоматоны и заводные игрушки. Часы и чувствительные приборы.

И хотя Мышку было не оторвать от всего этого, Лоудстар, непринужденно болтающая с Амином о Камелу, была вынуждена признать, что местные земнопони и вправду достигли впечатляющих высот в механике.

«Если, — подумала ментатка, — они еще переступят через свою гордость и прибегнут к магическим источникам энергии, это будет просто прорыв».

Вдруг всеобщее внимание привлек гудок трубы.

На большой сцене, где только что закончилась демонстрация самобеглого экипажа с пружиной и аж на восьми колесах, стояли двое жеребят, белый и серый. Один держал небольшой горн, в который, видимо, протрубил, а второй явно готовился произнести речь.

Оба были одеты в белоснежные рубашки с красными шейными платками.

Звонкий голосок серого жеребенка разнесся по залу:

— А сейчас, товарищи, объявляется набор юных дарований на конкурс кустарной инженерии! Команды не более чем из трех юных пони должны за три часа собрать из подручных материалов механизм, полезный для народного хозяйства! Концепт устройства-победителя будет пущен в массовое производство! Записываться в течение получаса у моего напарника!

Снова зазвучала труба, в которую изо всех сил задудел белый земнопони, за время всей речи ни сказавший ни слова.

Лоудстар не поверила своим глазам, когда увидела стремительно взлетевшую над толпой… Грей Маус. И приземлившуюся у стола, куда сел жеребенок с горном.

Бросившись туда и не слушая изумленного оклика Амина, Лоудстар вскоре завязла в толпе других пони. Когда же она, наконец, сумела пробиться к нужному столу, там уже стояла Ария Миднайт, строго отчитывающая подругу:

— …даже не посоветовавшись с нами! – донеслись до Лоудстар слова звеньевой.

Но в этот раз Грей Маус не стала смущаться и уступать. Расправив крылышки, она посмотрела прямо в глаза Арии и ответила:

— Я должна участвовать! Я… Я чувствую! Всю жизнь я мечтала…

— Да я разве против? – спросила Ария, приземлившись рядом и обняв подругу. — Я сержусь, потому что ты не записала нас с Кудряшкой!

— Что? – удивилась Грей. — Но разве вы…

— Мы все – Меткосталкеры! – не без пафоса провозгласила бойкая кобылка. — И всегда вместе, чем бы ни решали заняться.

Тяжело дыша от бега, подошла Лоудстар.

— Фух… — выдохнула она. — Да, Грей, ты знаешь, что можешь на нас рассчитывать.

Скромная фестралочка покраснела и спряталась за крылом, и Лоудстар повернулась к регистрационному столу:

— Мы еще не опоздали записаться в одну команду? — спросила она.

— Нет, — ответил белый жеребенок с красным платком на шее, с серьезным видом берясь за перо. – Итак, вы трое – вместе?

— Безусловно, — сказала Ария.

— Ваши имена и название команды?

— Ария Миднайт. Лоудстар. Команда – Меткосталкеры, — не дав никому и слова вымолвить, сказала Грей Маус.

— Ты капитан?

Этот простой вопрос заставил подруг переглянуться.

Затем Ария Миднайт тряхнула непослушными вихрами, посмотрела в глаза Грей Маус и сказала:

— Да, она капитан.

Лоудстар и не подумала возражать. По ее мнению, это было единственно верным решением…


…Момент истины близился.

Голосование прошло, и юные участники тревожно следили за совещающимися пони из жюри.

— Ой, — тихо пропищала Мышка со слезами на глазах, — завалимся…

Ария закусила губу. Опасаться было чего. Собранный ими агрегат с множеством подвижных пластин вместо того, чтобы раскидать книги согласно заложенным настройкам, перемолол их в мельчайшие клочки, не подлежащие никакому восстановлению.

И все это на глазах жюри.

Хорошо еще, книги не были слишком ценными.

Впрочем, собранные из откровенного металлолома и мусора машины других участников повели себя не лучше: самобеглая повозка не сдвинулась с места, летательный аппарат хоть и взлетел, но развалился. А всякая заводная мелочь хоть и выполняла свою функцию, на фоне конкурентов выглядела тускло.

— Они должны нам дать приз хотя бы за масштаб, — буркнула Ария, покосившись на замерший в угрожающей позе агрегат, похожий на разверстую пасть чудовища с плоскими челюстями.

— Если подходить с этой точки зрения, то нелетательный аппарат нас точно обскачет, — авторитетно заявила Лоудстар, поправив гогглы, которые никак не хотели держаться нормально поверх очков.

На носу осталось ржавое пятно: не все детали были новыми, не все удалось поднять телекинезом.

Эти три часа были самыми напряженными в ее жизни: никогда еще отличнице-ментатке не приходилось столько работать копытами. С Грей Маус при этом слетела вся скромность, и она превратилась в строгого и требовательного командира. На коленке набросав чертеж, она взялась за дело с таким энтузиазмом, что заразила даже подруг.

И через три часа после начала конкурса автомат для сортировки книг был готов.

Грей Маус переживала: что-то внесло погрешность, и на пластины, что должны были аккуратно брать книги, пришло усилие, в разы превосходящее расчетное.

Ария Миднайт же была рада: приключение получилось что надо. Она и представить не могла, что из горы металлического мусора можно собрать что-то настолько крутое. Пусть и ржавое. Пусть и способное размолоть книгу практически в порошок. И мысль о ненавистном учебнике математики, перемалываемом между железными пластинами с шипами, не покидала сиюминутные мечты звеньевой.

К реальности всех вернул звонкий голос горна. Белый жеребенок с серьезным видом опустил инструмент и поправил съехавшую на глаза продолговатую матерчатую шапочку.

Из-за стола жюри встал пожилой земнопони в очках. Все уже знали, что он – председатель комиссии и почетный Академик Технических наук, экс-директор завода «Эквиномаш» и самый строгий из всего жюри.

— Итак... – прочитал земнопони, развернув перед мордочкой листок с результатами голосования. — Первый приз получают гости из далекого Города Тысячи Мостов, Меткосталкеры! За работающий измельчитель макулатуры!

Лоудстар растерялась, оглянувших на не менее удивленных подруг.

— Но это не... – начала волшебница, но Ария быстро зажала ей рот копытцем:

— Тихо.

Хвостом она сняла и спрятала под плащ табличку «Книжный сортировщик для библиотек» и встретила подходящих членов жюри своей самой обворожительной улыбкой. А еще благословила порыв, который заставил ее включить машину до того момента, как Лоудстар стала бы нудно расписывать ее функционал.

Топот и вопли зрительского одобрения заставили стекла зала зазвенеть. Подошедшие пони из комиссии вручили сиюящей, плачущей от восторга Грей Маус красиво оформленный диплом и кубок с отчеканенной шестерней.

Всем троим Меткосталкерам досталось по медали. Под не стихающие топот и крики награда нашла победительниц, и те просто какое-то время стояли, сияя клыкастыми улыбками.

Никто особенно не надеялся на успех. Но неожиданная поломка вдруг принесла победу. Ария так вообще восторженно взлетела и несколько раз перекувырнулась в воздухе.

Председатель тем временем объявил:

— Чертежи измельчителя макулатуры будут переданы в инженерный отдел «Эквиномаша», где после доработки будут отправлены в массовое производство. Воистину, гораздо удобнее станет перерабатывать макулатуру, избавив конторы от необходимости сжигать старые документы! Примите благодарность народа Сталлионграда, маленькие Меткосталкеры!

Что-то на краю зрения сверкнуло, и Грей Маус вдруг тихо ахнула.

Лоудстар, сперва не обратившая внимания, резко обернулась.

Подозрения оказались верными: бедра скромной поняши теперь украшала настоящая кьютимарка в виде двух соприкасающихся шестеренок.

Почти как у Джир Райи на «Селене».

— Ария, — позвала Лоудстар, — ты только погляди.

Звеньевая, заметив произошедшие с подругой изменения, восторженно завопила и, схватив фестралочку копытами, восторженно затрясла:

— Кьютимарка! Кьютимарка! Поздравляю!

Зал взорвался новой волной топота и криков: проявление особого таланта – это всегда важное и радостное событие в жизни. И каждый это знает: и пустобокий жеребенок, и взрослый, давно осознавший себя пони.

К сцене подошел Амин. Благодаря высокому росту он был почти вровень со стоящими там тремя кобылками. На губастой морде играла улыбка: артист искренне радовался успеху малышек и особенно – Грей Маус.

Лоудстар, которую тоже переполняли эмоции, обвела ликующих пони благодарным взглядом, и вдруг похолодела.

Потому что в дверях зала в сопровождении местного стражника в серой шинели вошли двое: магистр Блю Сейдж и тренер Бейн Фаер.

Служитель порядка показал на сцену, и ночные пони двинулись в обход толпы.

«Бежать!» — мелькнула первая мысль, но в следующий миг сгинула.

Куда бежать, а главное, зачем оттягивать неизбежное? Было бы глупо предположить, что за несколько дней беглянок не хватятся и не организуют погоню.

И вот теперь три маленькие бунтарки были профессионально взяты в клещи: Бейн Фаер и Блю Сейдж вышли на сцену и поочередно поклонились, в то время как второй из них не спускал глаз с трех жеребят.

Победителей конкурса еще некоторое время чествовали, затем – выдали Мышке премию в дополнение к медали и грамоте, после чего чертежи были переданы жюри.

Когда же внимание окружающих к гостям из далекого Старспайра немного поугасло, настал столь тягостный для всех Меткосталкеров момент.

Ночные пони и Амин отошли в дальний угол зала, где можно было спокойно поговорить. После конкурса сталлионградцы вернулись к выставке, хотя труба еще продолжала какое-то время играть. Наконец, серый жеребенок отобрал горн у белого и строго что-то ему выговорил.

Дальше Лоудстар не смотрела, потому что все ее внимание оказалось сосредоточенным на наставнике.

— Итак, юная леди, — спокойно проговорил мэтр Блю Сейдж, — потрудитесь объяснить свое поведение. И постарайтесь, чтобы это объяснение было исчерпывающе убедительным.

Ария Миднайт хотела было заслонить собой поникшую ментатку, но была мягко отодвинута в сторону телекинезом. А в следующий момент мохнатое ушко оказалось в копыте тренера Бейн Фаер.

— Ой-ой! – несолидно пискнула Ария.

С нее разом слетел весь задор: всякое можно стерпеть, даже попытки отшлепать, но ухо – вещь деликатная и нежная. За уши драть – это просто нечестно!

И конечно же, Бейн Фаер об этом была прекрасно осведомлена.

— Куда это ты собралась, звеньевая? – участливо спросила она. — Вас двоих этот вопрос тоже касается.

Амин хотел было что-то сказать, но, видимо, решил дать малышкам возможность самим все рассказать.

Лоудстар подумала, что этого разговора все равно было не избежать. Она вздохнула и начала рассказывать все, как есть: о потерянном задании, о погоне за ускользающей труппой, о чудесном путешествии на летучем корабле, о Городе Мастеров и, наконец, о приютивших Меткосталкеров артистах.

— Все так, — подтвердила Ария Миднайт, потирая надранное ухо.

— Это просто немыслимо, — сказал ментат. – За все тридцать лет преподавательской практики я даже не припоминаю столь вопиющего случая нарушения дисциплины. И от кого? От кобылки, лучшей до недавнего времени!.. Моей личной протеже!

Лоудстар не могла этого знать, но мысли наставника шли несколько в ином направлении:

«Если бы из Академии можно было отчислить, это был бы как раз подобный случай. Но ментату в Старспайре просто некуда больше пойти… ох, что же мне делать с тобой, маленькая упрямая умница?»

Внешне же спокойствие постепенно покидало магистра Блю Сейджа, и Лоудстар, не в силах смотреть, опустила красные глазищи.

«Розги расчехлит, — подумалось ей, и уши жалко прижались к голове, — и выдерет перед всей школой… стыдно-то как!»

— Да, — подала голос Бейн Фаер, в этом же время строго выговаривающая двум поникшим фестралочкам, — но от тебя, Ария Миднайт, я чего-то подобного ожидала. Хотя учитывая порученную должность и закрепление за Лоудстар, поступок безответственный даже для тебя. Уверена, именно ты была инициатором этой авантюры, а ты, Грей Маус, как всегда, хвостиком последовала за ней. За что обе и поплатитесь.

— Думаю, следует аннулировать твой пропуск, Лоудстар, — сказал тем временем магистр Блю Сейдж, — раз ты не достойна доверия, будешь перемещаться вне Академии только в сопровождении старших.

— Отличная мысль, — добавила Бейн Фаер, глядя на прижавшихся друг к дружке воспитанниц летной школы. – Вы у меня теперь в небо только на детской шлейке подниматься будете.

Лоудстар увидела влагу в глазах подруг. Еще бы! Научиться летать и вновь быть приравненными к несмышленышам! Наверное, хуже было бы только отправиться снова в детский сад. Ментатка почувствовала, как собственные глаза наполняются слезами.

Но тут пришла неожиданная подмога в лице почтенного дромада, что навис над беседующими пони безразмерной горой свободных одеяний:

— Почтэнный ученый мэтр, — сказал он. — Разрэшитэ прэдставыться. Амин Абу-ль-Фатх Омар ибн Шешез аль-Нишапури, конфэрансье и счетовод труппы.

— Да-да, — кивнул Блю Сейдж и коротко поклонился, совершив передним копытом несколько движений по этикету далекой Камелу, — мне сообщили. Примите благодарность от нашего народа, почтенный Амин ибн Шешез, за то, что позаботились об этих нарушителях дисциплины. Академия компенсирует Ваши расходы на их содержание.

Дромад покачал головой:

— Я хотэл поговорыть не об этом, мэтр. Это, конэчно, ваши жэребята... но клэнусь Всэединым, даже в строгом мэдрэсе воспытанников не дэржат под замком, вдалы от жызни. Что, какую мудрость оны постыгнут в чэтырех стэнах? Пустые знаныя, прыносящые лышь многие пэчали.

Лоудстар испытала двоякие чувства. С одной стороны, глубокую благодарность дромаду, что заступился за малышек перед самим старшим магистром. А с другой – чувство полной безнадежности подобной попытки.

Но тот не спешил осадить Амина. Он как будто задумался, а пытавшуюся что-то сказать Бейн Фаер прервал жестом.

Наконец, он спросил:

— А что все-таки скажешь мне ты, моя протеже? Как объяснишь свое поведение? Неужели я совершил ошибку, Лоудстар, когда возложил на тебя взрослую ответственность? Что изменилось в твоем отношении к учебе?

Лоудстар перевала взгляд с мэтра на подруг и обратно. Почувствовала, как ее сердце начинает колотиться в груди, словно выталкивая наружу чувство яростного… протеста.

Две слезинки прокатились из красных глаз на дощатый пол сталлионградского зала.

— Что изменилось… — тихо прошептала она, затем посмотрела прямо в темные стекла гогглов, скрывающие пронзительно-синие глаза наставника. — Знаете, что, мэтр Блю Сейдж? Не изменилось ничего!

— Но изменения налицо, юная Лоудстар, — спокойно возразил магистр.

— Ничегошеньки не изменилось! – вдруг повысила голос маленькая ментатка. — Я… Я НЕНАВИЖУ учебу, ясно?! Всей душой!

Ей удалось удивить всех присутствующих. Как преподавателей, так и подруг. Даже, кажется, Амина. Похоже, всеобщим мнением было то, что юная ментатка – классическая отличница-ботанка, в жизни которой нет ничего, кроме бесконечных занятий.

Лоудстар же, которую посетили воспоминания об испытанных на «Селене» и в Сталлионграде чувствах, продолжила:

— Я ненавижу стены Академии, что стали мне тюрьмой! И я ненавижу родителей, которые отдали меня туда, даже не спросив, чего же я на самом деле хочу! А я... я... — голос Лоудстар надломился от сдерживаемых слез, — я хочу путешествовать! Хочу увидеть мир, а не прозябать среди пыльных книг всю оставшуюся жизнь!

Она почувствовала, как ее обнимают. Ария и Грей Маус, конечно. Подошли, чтобы утешить ту, которой стали столь близки и ту, которую так мало, оказывается, знали.

Но почему копыт оказалось три пары?

— Я же сказал тебе ждать снаружи, Найтглоу, — произнес голос магистра, и ментатка удивленно уставилась на неизвестно откуда взявшегося одноклассника. — Лоудстар, но почему ты никогда не говорила раньше?

К слову, преподаватели не выглядели слишком удивленными, а значит, он приехал вместе с ними.

— Вы что, не видите, мэтр? – спросил жеребенок, поправив темные гогглы, которые были плохо закреплены и все время норовили сползти, затем крепче обнял одноклассницу. — Не плачь, сестренка.

Лоудстар, испытав к друзьям волну теплой привязанности, сбавила тон, хлюпая и утираясь копытцем:

— Да потому что все хотели видеть меня отличницей и чародейкой. И все время выделяли меня то подвидом, то тем, что я кобылка… Я не хотела рождаться такой! И не хотела в Академию. Почему все считают меня особенной? Я обыкновенная... Обыкновенная, ясно? Такая же, как все! Я хочу, чтобы у меня была нормальная семья. Чтобы на меня перестали смотреть так, будто ждут великих свершений. Я хочу просто посмотреть мир!.. Я что, много прошу?!

Последние слова волшебница выкрикнула в полном отчаянии, чем привлекла внимание ближайших пони. Некоторые подошли ближе, и вокруг собралось некоторое количество зевак.

Лоудстар вновь разрыдалась в голос. Грей Маус и Найтглоу продолжили ее утешать, а Ария наградила преподавателей таким испепеляющим взглядом, что те чуть не вздрогнули.

А в следующее мгновение вторая за день вспышка магии привлекла всеобщее внимание.

И Лоудстар, продолжающая безутешно рыдать, вдруг услышала голос мэтра:

— Кажется, это все меняет.

— Что? – подняла зареванную мордочку ментатка.

— Посмотри туда, — показал Блю Сейдж.

Лоудстар проследила за копытом наставника, и ее взгляд упал на собственное бедро.

Бедро, которое теперь украшал рисунок в виде карты и астролябии.

— Кьютимарка путешественника! – раздался чей-то возглас, после чего вольные и невольные зрители разразились топотом и ободряющими криками:

— Поздравляем! Великих открытий! Не плачь, малышка!

— Мои поздравлэния, малэнкая мэтресса, — улыбнулся Амин, погладив Лоудстар по белым волосам. – Тэперь лишь ты – хозяйка своэй судьбы.

Лоудстар не ответила. Беспомощно разревевшись от нахлынувших чувств, она была просто не в силах.


Пока Меткосталкеры ходили на площадь прощаться с гостеприимной труппой в сопровождении Амина, Бейн Фаер и Блю Сейдж ждали их у небесной колесницы. Черная с серебром, украшенная знаком луны, та привлекала внимание, но не то чтобы слишком. Не более чем четыре ночных жеребенка, которым все же выпало счастье пробежаться по торговым рядам.

Вокруг по-прежнему шумел торг Сталлионграда, но всех ночных пони ждал перелет к Звездному Мосту, а после – возвращение в тихий и спокойный край, парящий в небесной вышине.

— Блю Сейдж, — спросила вдруг рыжеглазая кобылица, — а Вы уверены, что это была хорошая идея, отдать Арию и Грей Маус под патронаж Лоудстар?

— Пока Вы этого не спросили, тренер, я был уверен, что да, а теперь что-то сомневаюсь, — магистр сделал паузу и посмотрел на тренера летной школы. — А с другой стороны.... Я еще никогда не видел Лоудстар такой счастливой.

Бейн Фаер усмехнулась, и ментат продолжил:

— Вспоминаю себя в ее годы. Я корпел над книгами, ненавидел родителей и был очень строг как к себе, так и к окружающим... и впервые поцеловал кобылку в двадцать пять...

— Я помню, — усмешка тренера Бейн Фаер сменилась теплой улыбкой.

— И теперь понимаю, что сам лишил себя детства. И признаться, мне не хочется превращать Лоудстар в подобие себя. К тому же, ее кьютимарка... Кто мы такие, чтобы идти против Особого Таланта? История неоднократно нас учила, что это бессмысленно.

— Так что же нам теперь с ними делать?

— Пусть продолжают учебу. За Лоудстар оставляю шефство над этими двумя.

— А наказание?

— Разумеется. Всем четверым.

— Найтглоу-то за что? – удивилась тренер.

— За упрямство и пререкания. Правда, можно немного смягчить… В виду новых обстоятельств.

— Глядя на них, я вновь чувствую себя молодой, — вдруг сказала кобылица, прильнув боком к магистру, — не сказать даже, «юной».

Ментат удивленно уставился на нее:

— Мы, кажется, все давно уже обговорили?

— В сено, — махнула копытом фестралка. — Что Вы делаете сегодня утром, мэтр Блю Сейдж, после того как властью своей закончите угнетать малышей?

— Есть предложения, тренер Бейн Фаер? – сдерживая улыбку, столь же официальным тоном спросил магистр.

— Да. Взять бутылку «Лунного Света» и устроить утро воспоминаний у меня в гостях. Плавно перетекающее в день и вечер.

— Как в старые добрые деньки? – уточнил Блю Сейдж.

— Именно.

На морде сурового магистра расплылась улыбка. Та самая, которую он, казалось, оставил далеко в прошлом. Но такая знакомая зеленогривой и рыжеглаой кобылице, нашедшей в свое время что-то свое в угрюмом молодом ментате…


В Большой Библиотечной башне снова сидела Лоудстар. И, несмотря на наказание, душа ее пела: теперь никто не посмеет сказать ей, что призвание любого ментата — это прозябать в стенах Академии, занимаясь изысканиями и магией.

Маленькая кобылка испытывала новые, будоражащие чувства, которые, казалось, исходили с бедер, где красовалась новенькая кьютимарка.

Всю дорогу до Старспайра Лоудстар думала о ней. И раз за разом оборачивалась и смотрела на изменившую цвет шерстку на бедре, словно боясь, что та исчезнет так же неожиданно, как появилась.

Ария и Грей Маус садились в колесницу только когда сильно уставали. Звеньевая даже рвалась было помогать Бейн Фаер, что тащила колесницу с ментатом и жеребятами, но та ее отгоняла. Еще не хватало задерживаться: малыши и налегке-то еле могли держать темп взрослой фестралки.

Лоудстар вздохнула. Ей бы очень не хотелось, чтобы Бейн Фаер реализовала свою угрозу касательно запрета на полеты для ее друзей. Это означало бы неизбежное расставание. И эта неизвестность была еще хуже: мэтр молчал, а Бейн Фаер с девочками улетели почти сразу по прибытию.

А еще в зале сидел Найтглоу, тоже наказанный. За то, что заступился за Лоудстар и подруг перед самим мэтром.

И ментатка пока еще не знала, как к этому отнестись.

С одной стороны, она была очень благодарна однокласснику за его заступничество. С другой, Найтглоу вел себя как полный болван: ну кто его просил увязываться в Сталлионград? Меткосталкеры бы и сами справились. Наверное.

Так что Найтглоу был посажен в дальний угол, снабжен нужной для домашнего задания книгой и указанием не мешать до того момента, как Лоудстар определится с отношением к его поступкам.

Правда, не спавший сутки напролет жеребенок просто уснул, пуская сонные пузыри на раскрытую страницу книги, которую вынужденно использовал в качестве подушки, когда уронил мордочку на стол.

Лоудстар не стала его будить: сладкое посапывание одноклассника не могло не вызывать улыбки.

Дверь в читальный зал резко распахнулась, и мысли ментатки вернулись к реальности.

В поле зрения появились крылатые Меткосталкеры, влетающие в библиотеку и улыбающиеся обложенной фолиантами подруги.

— Что это у тебя? — с порога сунулась любопытная Ария.

Лоудстар, решившая ничему не удивляться, ответила:

— Это? А, это домашнее задание.

— Что именно?

Ария не догадывалась, но в этот момент Лоудстар посетило неудержимое желание пошутить:

— Всё, — сказала она не без толики торжественности. — Ну, кроме книги внизу. Это факультативное чтение.

Грей Маус издала невнятный писк. По ее мнению, прочитать такую стопку можно было не менее, чем за месяц.

Ария, уважительно оглядев стопку книг с саму Лоудстар высотой, спросила:

— Вот это ВСЁ — домашнее задание?!

— Агась.

— А что нужно сделать? Может, мы поможем?

Лоудстар, стараясь не улыбаться, придала своему взгляду скептическое выражение:

— Поступательная индукция вторичных лейлиний неорганизованной магии парящих скал и их влияние на формирование стабильных орбит островов Шпиля и залежей левиума?

Взгляд красных глаз поверх очков обвел подруг.

Грей Маус тихо прошептала:

— Я ни слова не поняла...

Ария поддержала:

— Я после третьего слова вообще не услышала ни фига.

Лоудстар улыбнулась:

— Расслабьтесь, девочки, я пошутила. Мне просто надо сделать несколько упражнений по телекинезу и прочитать четыре параграфа по разным магическим теориям. Ну и строчки, конечно.

— А я уж думала, что старый негодяй решил тебя запереть в четырех стенах, — усмехнулась Ария Миднайт.

Лоудстар, не любившая обсуждать учителей, решила сменить тему. Тем более, она считала свое наказание весьма и весьма мягким. Она-то ожидала, что на бедрах будут красоваться следы от розог, а не новенькая кьютимарка.

К счастью, сам мэтр в недавнем разговоре развеял стереотипное для молодой воспитанницы заблуждение касательно строгости нравов Академии.

— Я еще хотела спросить, — ментатка подняла взгляд от строчек. — Вы разве не наказаны, как я?

— Мы сбежали, — с легкомысленным спокойствием сообщила Ария, затем добавила после паузы. — Снова.

— Мы очень волновались за тебя, — тихо сказала Грей Маус, — поэтому я настояла на том, чтобы поддержать тебя.

— Ты?! — удивилась Лоудстар.

Звеньевая махнула копытом:

— Не переживай. Мы убежали втихаря и вернемся прежде, чем нас хватятся, — она помедлила с задумчивым видом и добавила. — Наверное.

Лоудстар даже не нашлась, что сказать. После всех достижений, с трудом сохраненного мира с преподавателями это было просто немыслимо.

Грей Маус же обеспокоенно спросила:

— Тебе очень больно, Лоудстар?

— Что? — удивилась та, и скромная фестралочка смущенно опустила взгляд и уши:

— Говорят, ментатов воспитывают в строгости и за провинности секут розгами... За побег тебя сильно высекли?

Лоудстар захлопала было глазами, но вспомнила, что многие ученики находятся в плену этого стереотипа древних времен, включая до недавнего времени ее саму. Впрочем, этому способствовали пучки гибких прутьев, каждый урок стоящие в углу любого класса. То, что их на памяти Лоудстар ни разу не пускали в ход (а как выяснилось, уже многие годы и чуть ли не столетия), ничего не значило. Малолетних ментатов сеном не корми, дай посудачить о мрачных страницах истории и попугать новичков.

— Глупости! — тряхнула гривой Лоудстар. — Никого в Академии не порют!.. Мы ведь уже говорили об этом!.. Хотя раньше было, если верить курсу истории. Но потом принцессы запретили бить жеребят. Вы что, забыли?

— А еще говорят... — начала было Ария, но ментатка перебила:

— Ну хватит! Академия — такая же школа, как и остальные! Просто там учат магии.

— Прости, — пискнула Мышка.

Лоудстар обвела подруг взглядом, и ей вдруг стало стыдно за эту ничем, в общем-то, не спровоцированную вспышку.

— Это ты прости, — сказала она, стукнув копытом по стопке книг. — Ох, девочки... как же я ненавижу все это, кто бы знал. Ну да вы знаете… Если и это не забыли.

Ответила Ария:

— Мы об этом тоже хотели спросить. Как же так? Мы всегда думали, что это твое призвание, ты сама так говорила. Ты же яйцегол... отличница! Лучшая!

Белогривая кобылка опять вздохнула:

— Я должна быть лучшей. Я ментат. И все вокруг ждали этого. Учителя, родители… Как я могла их подвести, просто сказав «не хочу»?

— А я думала, у ментатов нет родителей, — почесала в затылке Ария, ушки которой тоже сочувственно опустились.

— С ума сошла? — возмутилась Лоудстар. — А откуда ментаты, по-твоему, берутся?!

— А откуда вообще берутся жеребята? — спросила звеньевая с совершенно детской непосредственностью.

Лоудстар накрыла моментально покрасневшую мордочку копытцем:

— Проехали...

Но Ария уже разгорелась:

— Не, ну откуда? — спросила она и оглянулась на Грей Маус, которая, тоже покраснев, хихикнула в копытце. — Ты тоже знаешь? И мне не рассказывала?!

— Ты не спрашивала! — впадая в панику, запищала скромная фестралочка. — Не спрашивала!

Ария продолжила допытываться, но Грей Маус не могла вымолвить ни слова. Вскоре ментатке это надоело, и она рассказала то, что звеньевая так жаждала услышать. Причем не ходя вокруг да около с тычинками и пестиками, а самую суть, прочтенную в медицинском справочнике.

Когда же ментатка закончила рассказ, Ария какое-то время сидела молча. В ожидании реакции подруги тоже ничего не говорили, и в библиотеке воцарилась гнетущая тишина.

Наконец, Ария Миднайт скривилась и даже язык высунула от отвращения:

— Фу! Какая гадость!... И эти пони запрещают мне облизывать копыта...

Поняши переглянулись, и в следующий момент разразились веселым смехом.

Лоудстар не удержалась и обняла подруг. На сердце было легко: смех над нелепостью и глупостью ситуации, да и вообще над всеми грустными мыслями скопом, казалось, наполнили сердце теплотой.

— Над чем смеетесь. девочки? — спросили рядом, и Меткосталкеры увидели позевывающего и мятого Найтглоу, которого, очевидно, разбудил шум.

— Над облизыванием копыт, — сказала Ария. — Привет, ботаник.

— Фу, — сморщил нос жеребенок, — и зачем это нужно делать?

— Потому что хочется, — безапелляционно ответила Ария и показала жеребенку язык.

— Спасибо тебе, кстати, — подала голос Лоудстар. — Забыла тебе сказать.

— Да, спасибо, — тихо пискнула Грей Маус и спряталась за Арию с покрасневшими ушами.

— За что это? — удивился Найтглоу.

— За то, что пришел за нами.

— Герой-любовник, — фыркнула Ария, вогнав юного ментата в краску.

— Перестань, — строго сказала Лоудстар. — Найтглоу действовал из лучших побуждений.

Фестралочка только задрала нос и не ответила. Очевидно, не захотела спорить, но и признать поражения не позволяла гордость звеньевой.

— Я не обижаюсь, — сказал Найтглоу. — А что вы обсуждали так бурно?

— То, откуда берутся жеребята, — поучительно сказала Лоудстар.

— И откуда? — поинтересовался Найтглоу, вызвав желание у одноклассницы вновь сделать фейсхуф.

— Ты не представляешь!.. — оживилась Ария.

Ария под тихий протестующий писк Грей стала объяснять то, что услышала от Лоудстар минуту назад. Разумеется, переврав одну половину и приукрасив вторую. При этом фестралка корчила совершенно зверские рожи.

Найтглоу краснел, прижимал уши, изо всех сил старался быть мужественным, но первой не выдержала Лоудстар:

— Ну хватит, Ария! Все же не так!

— Я знаю, — фыркнула звеньевая и показала на Найтглоу, — но ты только глянь на эту морду. Просто бесценно.

С этими словами она сама глянула на вконец шокированного юного ментата, после чего не выдержала и, завалившись на спину, стала сотрясаться в приступе неудержимого хохота.

Но на этот раз подруги ее не поддержали.

— Это немножечко нехорошо так делать, — тихо проговорила Мышка, пряча глаза.

Ария хотела было возразить, но на помощь скромной фестралочке пришла Лоудстар:

— Да, ты ведешь себя совершенно по-детски.

Найтглоу попробовал поднять глаза и оглядел спорящих подруг.

— Ничего, — сказал он, — я не обижаюсь…

Хотя по его мордочке было видно, что это не так, никто не стал спорить. Ария, отсмеявшись, встретилась с подругами взглядом.

Переведя взгляд с одной осуждающей мордочки на другую, фестралочка спросила:

— Вы чего это?

— Извинись, — велела Лоудстар, так смотря на Арию, что та вдруг почувствовала себя донельзя неловко.

— Не надо, — сказал Найтглоу и усмехнулся знакомой нагловатой улыбочкой. — Это она выглядит глупо, а не я.

Он замолчал и выразительно посмотрел на Арию.

— Почему это? — попалась та.

— Потому что ты, помнится, отлупила меня вместе со всем классом ровно за то, что сделала сейчас сама, — не без некоторой торжественности пояснил молодой ментат.

Настала очередь Арии покраснеть.

— Извини, — выдавила она, вставая и протягивая копыто и не глядя на Найтглоу.

Копытца с тихим стуком соприкоснулись, а Найтглоу сказал, меняя неловкую тему:

— Девочки, я давно хотел сказать, что просто восхищен вашей храбростью.

— Подумаешь, — фыркнула Ария, — со мной такое случается чуть ли не каждый день.

— Я имел в виду, что вы навсегда испортили свою оценку по дисциплине, табель Лоудстар и потеряли несколько учебных дней… и все ради кьютимарок и совершенно потрясающего приключения. И где? В Эквестрии! У меня бы не хватило духу пойти на такое.

Он вдруг замолчал, посмотрев, как грустно опустились три пары ушей.

Каждая из Меткосталкеров думала о своем, хотя общая направленность их мыслей была одна. Лоудстар думала о том, что итоговые оценки не исправить. Никак. И это — вечное клеймо, вплоть до выпуска. И уж конечно, капитан Сильвер Шейд не возьмет на корабль пони с «неудами» в табеле. Кому нужен безграмотный или недисциплинированный штурман?

Арии же Миднайт было немного обидно сразу за несколько вещей: проблемы Лоудстар, собственный провал и пустой бок. Мышка же думала, что отделалась легче всех, и ей было за это стыдно.

Первой молчание нарушила Ария Миднайт:

— А знаете, я ни о чем не жалею.

— Правда? — тихо спросила Грей Маус.

— Вот ни чуточки! И не раскаиваюсь. Когда пони рискует всем ради исполнения мечты, вот тогда чудеса и случаются. И это, — Ария показала на кьютимарки сперва Лоудстар, а потом Грей Маус, — того стоило!

— Это не справедливо, что ты не получила свою, — заметила Мышка, вздохнув.

Ария махнула копытом:

— Ну и ладно!

Голос ее звучал наиграно-безразлично, но Лоудстар видела подругу насквозь: звеньевой было ужасно обидно, что ее бедра оставались пустыми до сих пор.

— Теперь главнейшая задача Меткосталкеров — найти кьютимарку Арии, — сказала ментатка, поправив очки. — После всех приключений это станет нашей наиглавнейшей задачей.

Три копыта со стуком столкнулись, но в этот раз волна дружеской привязанности не успела охватить подруг, как раздался голос Найтглоу:

— Девочки, а можно мне тоже с вами?

— Что? — повернулась к нему Лоудстар, которую сбило с толку такое заявление.

На мордочках подруг читался тот же самый вопрос.

Маленький ментат смутился под этими взглядами и, покраснев, пояснил:

— Стать Меткосталкером...

— У тебя же есть метка! — возразила Ария.

— Ну и что? — все также смущаясь, не сдался Найтглоу. — Я помогу вам найти свои... К тому же, у вас тоже почти у всех уже есть.

Кобылки переглянулись, и Грей Маус робко улыбнулась.

Но Ария только упрямо мотнула нечесаными вихрами:

— Вот уж фиг! От мальчишек одни неприятности!

Увидев, как грустно опустились уши с кисточками, Лоудстар решила хотя бы частично разрядить обстановку:

— Девочки, у меня пока еще не доделаны уроки. Найтглоу мне поможет…

— А лучшие подруги тебе не могут помочь? — перебила Ария, уперев копыта в бока, но Лоудстар оставалось только захлопнуть ловушку:

— В магии? Вряд ли. Лучше позвольте нам все сделать быстро, и остаток ночи будет принадлежать нам.

Но Арию оказалось так просто не пронять:

— И чем, по-твоему, мы должны заниматься, пока вы тут разводите свои ботанские дела?

Найтглоу уже хотел возмутиться, но получил локтем в бок от Лоудстар.

— А вы можете пока поискать что-то необычное, — предложила она.

— Например что? — Ария покрутила головой. — Что вообще может быть увлекательного… в библиотеке?!

Лоудстар задумалась. Для нее библиотека была одним из самых интересных мест. Здесь, помимо скучных учебников было множество интереснейших книг о путешествиях, далеких землях и прочем. Но насколько все это будет интересно бойкой фестралочке? А скромной подруге? Вряд ли они привыкли подолгу сидеть на одном месте…

Неожиданно на помощь пришла Грей Маус:

— Я слышала, что Библиотечная башня — древнее строение, в котором с древних времен осталось много чего тайного и забытого.

— Например? — осведомилась Ария Миднайт.

— Например, тайные ходы, — сказала Лоудстар. — Или тайники с сокровищами и артефактами.

Найтглоу при этих словах скептически скривился, но его проигнорировали: Лоудстар смотрела в другую сторону, а Мышка и Ария были слишком увлечены тем, как подруга развешивает сено им на уши.

Ментатка изо всех сил старалась оставаться серьезной. Уж она наслушалась такого еще на первом курсе и потратила немало бесценного времени в поисках приключений, пока не узнала, что это дурацкие шуточки старшеклассников. Но Арию это и вправду могло занять получше любой книги.

Заметив, как подруга задумалась, Лоудстар развила успех:

— Думаю, кьютимарка археолога будет ничуть не хуже, чем первопролетца.

— Пожалуй, ты права, — согласилась Ария, — мы тогда с Мышкой поишем… какой-нибудь тайный ход. И когда найдем, отправимся навстречу приключениям.

— Ну разумеется, — улыбнулась Лоудстар, стараясь, чтобы это не получилось слишком весело, — не думаешь же ты, что я оставлю вас одних наедине с опасностью?

— А я смеюсь в лицо опасности! — грозно воскликнула Ария в своей обычной манере, подлетая над полом и гордо воздевая копыто. — Летим, Мышка, нас ждут великие дела!

С этими словами она подхватил подругу и унеслась куда-то в недра книжных полок, где, по ее мнению, могло находиться что-то необычное.

— Я так понимаю, — подал голос Найтглоу, — это было просто чтобы ее занять?

— Разумеется, — кивнула Лоудстар, — ты же не хочешь, чтобы она тут сидела и маялась от скуки?

— Нет, — хихикнул Найтглоу, — а это не выглядит… не по-дружески?

Лоудстар скосила глаза:

— Я просто предложила ей поискать тайные ходы. Если бы она удосужилась уточнить, знаю ли я об их наличии, то я честно бы ответила, что искала в свое время много раз и ничего не нашла.

— Не прикопаешься, — фыркнул маленький ментат. — Ну да ладно. Займемся делом?

— Разумеется…

Две рогатые головы склонились над книгой, но вдруг тишину библиотеки нарушил какой-то скрежет, как будто что-то каменное прошлось по такому же камню.

Не успело еще эхо странного скрежета стихнуть, как новый звук разнесся в библиотечной тишине, оскорбляя сон почтенных фолиантов восторженным азартом:

— Нашла-а-а-а!!!

Лоудстар переглянулась с Найтглоу.

Это было просто невозможно. В Академии ордена Ментатов все знали, что в библиотечной башне нет никаких тайных ходов. Это был традиционный розыгрыш всех новичков, и каждый на первом курсе все облазил с «секретным» заклинание поиска.

Но разве усидит на месте жеребенок, когда друзья нашли что-то интересное?

Вот и Лоудстар с Найтглоу прискакали в дальний конец библиотечного зала, где возле открывшегося в стене прохода, под самым потолком висели Грей Маус и Ария Миднайт.

— Давайте к нам! — безапелляционно потребовала Ария, махнув копытом.

— Как, интересно? — буркнул под нос Найтглоу.

Но Лоудстар водилась с отчаянной звеньевой достаточно долго и поэтому, окинув взглядом высоченные стеллажи, очень быстро нашла решение.

Вскоре два маленьких бескрылых пони взобрались на самый верх стеллажей по библиотечной лестнице. Огромные полки, заполненные старинными фолиантами, даже не шелохнулись, когда маленькие копытца процокали подковками по верхней части полок, поднимая небольшие облачка пыли.

Найтглоу чихнул, а Лоудстар спросила:

— Чего там?

— Вот, — гордо показала копытцем Ария, — разве не видишь? Тайный ход, как ты и говорила.

Под копыто Лоудстар что-то попало. Ментатка скосила красные глаза и увидела наконечник от копья, что висело здесь на специальном держателе. И именно этот экспонат седой древности до недавнего времени закрывал проход.

— Не обращай внимания, — проследив ее взгляд, сказала Ария. — Тут висело копье, а когда я дернула за наконечник, он отвалился.

Натйглоу укоризненно на нее посмотрел:

— Нам рассказывали, это копье принадлежало самой Найтингейл! А ты его сломала…

— Я просто за него слегка дернула, — не выразила почтения к древней воительнице звеньевая.

— Ему тысячи лет! — возмутился Найтглоу.

Ария махнула копытом:

— Не могла себе найти копье поновее...

Грей Маус и Лоудстар в это время переводили взгляд с одного спорщика на другого, наконец, ментатка не выдержала:

— Найтингейл — героиня прошлого! Великая воительница, избранная самой принцессой Ночи!

— Ну значит, она не очень рассердится, ведь ей больше не нужно копье? — невозмутимо уперлась Ария.

Белогривая ментатка издала только сдавленный рык. Ну никакого почтения к реликвиям прошлого!

Снова подал голос Найтглоу:

— На самом деле можно просто приклеить наконечник обратно. Никто ничего не заметит. Все равно в эту часть библиотеки мало кто ходит.

Лоудстар наградила одноклассника укоризненным взглядом, а звеньевая радостно пееркувырнулась в воздухе:

— А рогатый прав! Видишь заклеим и будет как новенькое... да и вообще, если бы это копье было так важно, то о нем бы куда лучше заботились.

Вдруг раздался тихий голосок Грей Маус:

— А разве оружием Найтингейл были не стальные когти?

Все посмотрели на нее, и скромная фестралочка тут же опустила взгляд и покрасневшие уши.

Лоудстар, поправив очки отточенным движение, пояснила:

— Это потом. А копье — это ее первое оружие, ведь она начинала простой воительницей. И здесь оно... хм, интересно, а почему оно здесь?

— Наверное, потому что оно не настоящее, — фыркнула Ария.

— Ну с чего ты взяла?! — возмутилась Лоудстар, хотя и сама задавалась вопросом, что древняя реликвия делает тут, в общем библиотечном зале.

Ария, самодовольно ухмыляясь, указала на медный шильдик с гравировкой, украшающий подставку:

— Потому что тут написано «копия-модель».

Лоудстар поджала губы и покраснела. Ну конечно! Копье Найтингейл было простым штатным оружием и за бесчисленные века, минувшие с Эры Цивилизации, давно уже рассыпалось прахом.

Найтглоу разочарованно протянул:

— А мэтр Блю Сейдж говорил, что оно настоящее...

— Конечно, — Ария снова фыркнула и нанесла контрольный удар по двум ботаникам. — Ведь оно висит под потолком, и вы, рогатики, не смогли бы проверить его слова.

— Да в общем, мы и не пытались, — еще больше смутился Найтглоу.

— Ну что за жеребята пошли! — театрально воскликнула Ария, явно подражая кому-то из взрослых. — Никакой любознательности! Одни книжки да тетрадки на уме!

Разговор явно ушел куда-то не туда. Смущенная (как всегда) Грей Маус решила направить импульсивность Арии в нужное русло:

— Девочки, Найтглоу, а вы помните, зачем мы тут?

Взоры тотчас обратились на темный зев прохода. Тут, где не было ни света звезд, ни светильников, даже ночное зрение фестралов оказывалось бесполезным.

— Идемте внутрь, — сказала Ария негромко.

— Но как же… — беспомощно начала Лоудстар, которой хотелось взять с собой хотя бы фонарик, но Ария рубанула копытом воздух и решительно сказала:

— Это не обсуждается. Мы идем за моей кьютимаркой! И не возражай, Кудряшка. Твоей идеей было поискать тайный проход… Кстати, спасибо тебе за подсказку.

Лоудстар, тяжко вздохнув, кивнула.

Шагая в темноту коридора рядом с Найтглоу, она оглянулась на библиотеку и подумала:

«Язык наш — враг, а рот — губитель!»

После чего засветила на кончике рога бледный шарик света, выхвативший из мрака древнюю кладку даже еще не из дастолита, а из простого камня, и зацокала вслед за друзьями.

Впереди ждало очередное приключение…