Автор рисунка: BonesWolbach

Показания Лиры Хартстрингс

— Заклинание самозаписи всё сделает как надо, мисс Хартстрингс. Глубоко вдохните, успокоитесь, и мы начнём. В этой комнате только мы двое — больше тут никого нет. Пожалуйста, расскажите мне всё о произошедшем.

— Но ведь это всё равно услышат остальные…

— Мисс Хартст…

— Лира.

— Лира. Пожалуйста, расскажите мне о том, что произошло с вами. Если вам от этого станет легче, то я начну вопросом – Вы знали Профессора Поникера?

— Да. Да, я знала его мистер…

— Тень. Мистер Тень. Прошу вас, продолжайте.

— До встречи с ним, как вы наверняка понимаете, я о нём даже не слышала. Наша соседка, Молли Сонг, принесла нам почту, потому что Дитзи Ду, немного…

— «НАША соседка»?

— Я живу вместе со своей подругой Бон Бон.

— Ладно, об этом поговорим позже. Продолжайте, пожалуйста.

— Да. Дитзи Ду закинула почту в ящик к Молли Сонг и она принесла нам нашу почту. Когда я начала листать газету, то мне на глаза попалось странное объявление…какой я была дурой!

— Пожалуйста, подробнее Лира.

— Я наткнулась на объявление. От него буквально веяло отчаянием. Текст был следующий: «Пони, откликнитесь и, пожалуйста – докажите, что я не безумен. Я изучаю форму жизни, которая известна мне, и возможно некоторым из вас, как “люди”. Я ищу тех, кто тоже верит в них. От меня ушла жена, из-за того, что она считала меня сумасшедшим! Пожалуйста, откликнитесь кто-нибудь! # Доктор Поникер; Понивилль, дом 37». И вы знаете…когда я прочитала это объявление, то…осознала, что я не одинока. Есть ещё кто-то, кто верит в людей – как я могла с ним не познакомится или не обратить внимания?

— Я рассказала о своём намерении Бон Бон, но…она не хотела меня пускать. Слишком боялась за меня. В принципе, она всегда переживала за меня, даже когда мы учились в школе.

— Что вы предприняли, Лира?

— Я ушла ночью, пока она спала. Вылезла через окно своей спальни и, оказавшись на земле, пошла к тому дому, который был указан в объявлении. Это был старый, списанный дом на окраине города. Когда я зашла, то увидела белого единорога с серой гривой. Он сидел за столом и выглядел вполне безобидно. Я подсела к нему, когда он пригласил.

— Вы разговаривали?

— Да, но не долго. Он спрашивал меня: что я знаю о людях, откуда узнала, почему я в них верю. В тот момент, из его рога, внезапно, ударил луч белого света, и я…отключилась.

— Когда и где вы очнулись?

— Не могу сказать «когда». Я очнулась в тёмном подвале с одной дверью и без окон. На мне был ошейник с цепью, Мистер…*хнык*…

— Тише-тише, Лира. Я тут, с вами. Бояться нечего.

— *Шмыг*…Когда я обнаружила себя в ошейнике с цепным-поводком, в голову полезли самые разные мысли. На рог было надето блок-кольцо, чтобы не дать мне использовать магию. Мне стало страшно! Всё моё тело охватила дрожь, заставляя часть цепи танцевать на полу! …И тут вошел он. Спросил про самочувствие, погоду и готовность к грядущему. Страх стал сильнее, когда он объяснил зачем я ему… Он решил создать человека. Я бы обрадовалась этой новости в другом случае, но…он хотел сделать его из меняааа!!!

— Мисс Хартстрингс. Успокойтесь. Вот, выпейте чаю.

— Вам станет легче. Даю слово!

— Спасибо… Люблю ромашковый.

— Прошу вас.

— Рассчитывать на отказ от этой идеи или просто на то, что он внемлет моим мольбам и отпустит меня, не приходилось. Это было видно по его глазам… «Первый шаг, мисс Хартстрингс» — сказал он и протянул мне тарелку с мясом.

— Он дал вам мяса?

— Да. Сказал, что, согласно его изысканием, люди едят мясо и ему показалось логичным начать с изменения моего рациона. *Всхлип* Первое время я была истощена голодом. Этот…этот безумец приносил каждый день порцию мяса, приговаривая: «Даст ис прекрасное мясо! Приготовил его с любовью!»… Я не знаю, сколько времени прошло, к тому моменту, когда я сдалась.

— Премогучая Мать Сестер…

— Первое время меня рвало. Я лежала в луже отторжений собственного кишечника, в то время как этот монстр смотрел на меня, улыбаясь во все зубы и довольствуясь своей победой над моими принципами и организмом. На этом кошмары только начались. Когда я начала привыкать к мясу, он начал во всю болтать о “следующем шаге”. Не знаю, известен ли вам тот факт, что я некоторое время обучалась в школе принцессы Селестии для талантливых единорогов, но суть в том, что нам рассказывали о запретной магии, чтобы избежать ошибок и нарушений. Вы, знаете заклинание превращения?

— Да, оно мне известно.

— Оно очень сложное, даже на иллюзорном уровне. Когда речь идет о превращении, я слышала, можно провести полную трансформацию, имея рядом образец, но это могут только высококвалифицированные маги, как принцессы, например. Физическое превращение, проводимое единорогами ниже требуемого уровня квалификации – запрещено законом.

— Я это знаю, Лира. Прошу вас, продолжайте.

— Настал момент, когда Поникер пришёл в мою темницу, чтобы снять поводок моего ошейника. Он потащил меня за собой по тёмным коридорам этого зловещего места, прямо в комнату, которая была забита различным оборудованием. Когда я туда зашла, в мой нос ударило просто омерзительнейшое зловонье. Казалось, что меня снова вырвет, если бы было чем. Ещё хуже стало, когда я увидела, от чего исходил запах – к одному из столов было приковано нечто: 3-подобная спина, деформированные ноги, перекаченное левое копыто с огромным количеством отростков и мордочка…*всхлип* у меня просто нет слов, чтобы описать весь кошмар того “лица”. Последняя надежда на что-то хорошее улетучилась с его фразой.

— Какой фразой?

— «Это моя благоверная! Думаю, вы могли бы подружится, если бы я не напутал в формуле, хм-хм – снова. Всё никак копыта не дойдут убрать, ведь я так занят! Вы меня понимаете, мисс Хартстрингс?» — так он сказал.

— Что было дальше?

— Он пристегнул меня к свободному столу. Обычный прямоугольный кухонный стол с пропущенными под ним короткими оковами. «Надо будет освободить тот – неудобно же» — причитал он постоянно.

— Когда он начал применять магию, моё переднюю левую ногу обволокло белой аурой. «Весь корень, моей прошлой ошибки, состоял в том, что я хотел всё и сразу. Но, не в этот раз! Буду всё делать по частям и, кто знает, может что-нибудь получится.». После этих слов мою ногу пронзила боль, воистину достойная Тартароса.

— Я кричала! Я чувствовала, как мышцы и кости перестраиваются. Они менялись, стараясь отрастить что-то ещё из имеющихся материалов, буквально разрывая себя на части!

— Чёртов псих! *БАХ*

— «Давай же! Меняйся как мне надо! Я не мог что-то упустить! Я не ошибаюсь дважды!» — эти слова он говорил все те часы, что он перестраивал моё копыто. Я устала кричать, мои глаза распухли от слез, а из прокусанной нижней губы струйкой текла кровь! Казалось, я вот-вот её откушу.

— Скорее всего глупый вопрос, но вы пробовали что-нибудь ему посоветовать по этому делу?

— Честно говоря, я начала думать об этом эксперименте, после того как испытала его на себе. Я подумала…что нужен дополнительный материал, чтобы моё тело, не пыталась создать, что-то отрывая куски от себя. Сторонний материал.

— Но он не дал вам что-то сказать, я правильно понимаю?

— Да…при любой попытке поправить его суждения, я получала удар по лицу.

— Мистер Тень – я плохая пони, раз подумала, как исправить этот опыт?

— Ну что вы, Лира? Ни в ком случае. Это естественно для жертвы обстоятельств – думать о том, как улучшить своё положение.

— *Всхлип*

— Вот, возьмите ещё чаю.

— Спасибо…

— Так, что с тем экспериментом?

— Он не увенчался успехом. Это прошло без изменений по другому телу, но моя левая нога…у меня появился дополнительный сустав. Нога стала тоньше и длиннее. Разочаровавшись в себе, он объявил, что на сегодня хватит и скинул меня обратно в подвал.

— Скинул?!

— Приставил меня за поводок к двери и пнул в подвал.

— Помимо всего прочего, вы не только подвергались пыткам, но и были намерено ранены, без видимой на то причины.

— Да.

— Дальше было ещё кошмарнее! Мои кости…он пытался переделать мои кости! *всхлип* Он крутил позвоночник в моей спине как праздничную ленту! Мой череп будто бы мяли как тесто! Я уже надеялась, что следующим движением он раздавит мой мозг, лишь бы этот кошмар прекратился!!! Мои ноги…мои переднее правое и заднее левое копыта стали бы для него счастьем, если бы они не укоротились чуть ли вдвое! Моя правая задняя нога…она была бесформенна! Шипастая культя, если хотите. Я до сих пор не могу успокоится, хоть всё и закончилось!

— Не волнуйтесь Лира. За вами пришли.

— Что?! *шмыг* Кто?!

— Друг.

— Бон Бон? Где…где дверь. Мистер Тень, что происходит? Где я? Я не помню, как сюда попала! ГДЕ Я?

— Просыпайтесь, мисс Хартстрингс – помощь уже здесь.


— СТРАЖА! ОТКРОЙТЕ ДВЕРЬ! – могучего вида красный единорог, облачённый в броню, стучал передним копытом в двери особняка, что стоял на окраине Кошмарного Ущелья.

Дверь слегка приоткрылась и на пороге появился белый единорог с серой гривой, улыбающийся во все свои зубы.

— Чем могу вам помочь? — спросил хозяин дома.

— Мы разыскиваем пропавшую пони. Лира Хартстрингс – ярко-зелёная пони-единорог из Понивилля, с кьютимаркой в виде золотой лиры. Вы её видели?

— Буду рад помочь страже. Проходите, я расскажу вам всё что…

Внезапно, кремовая пони, что шла позади стражи, накинулась на единорога, моментально прижав его к полу. Её глаза были полны злобы и зубы буквально трещали он ярости, а глаза налились кровью.

— ГДЕ ЛИРА?

— Мадам, о чём вы… — пытался сказать единорог, но резкое соприкосновение его лица с копытом Бон Бон, прервало его на полуслове.

— ГДЕ МОЯ ПОДРУГА?

— Мисс Бон Бон! Слезьте с него!

Двое стражников подхватили кобылку за передние ноги и попытались оттащить от владельца дома.

— На его гриве нет зелёных волос! Так откуда среди них этот волос, сержант? – кондитерша продемонстрировала стражникам ярко-зелёный волос, обнаружение которого и спровоцировало ярость кремовой пони.

Взгляд красного сержанта стал суровее, и взглянув на белого единорога, который мгновение назад лишился половины зубов, ещё раз, он отдал приказ:

— ОБЫСКАТЬ ОСОБНЯК!

Стража разбежалась по коридором дома. Он был огромным. Он был пугающим. Он был одним большим сгустком боли и отчаяния, в этой части Эквестрии. Это всё витало в воздухе и проникало в мозг каждого, кто делал вдох здешнего воздуха.

Внезапно, все, кто сейчас находился в особняке, стали свидетелями, душераздирающего вопля, наполненного ужасом. Бон Бон и несколько стражников, немедленно двинулись в сторону источника крика. Сжавшегося от ужаса стражника, нашли у двери, от которой шла лестница вниз. Кондитерша заглянула за дверь.

— Мамочка… — только и смогла выдавить из себя Бон Бон, кладя копыто на сердце.

Из угла подвала на неё смотрело зелёное нечто, которое кондитерша не могла представить в своих наихудших кошмарах – голова абсолютно бесформенна, ноги не похожи друг на друга, а из торса, неестественно отчётливо, видны очертания позвоночника, ребер и даже нескольких внутренних органов. Лишь одна деталь не позволила Бон Бон упасть в обморок, от вида омерзительного создания которое, как оказалось смотрело на неё – зелёные волосы с белой полосой. Увидев их, кремовая кобыла сбежала вниз по лестнице и подошла к существу.

— Лира? – сказала она сквозь слёзы.

— Бон Бон, — прошептало существо.


Лира лежала в закрытой больничной палате, окружённая специалистами по трансформации из Кантерлота. Она уже шла на поправку, но придётся ещё поработать над психикой бедняжки и это займёт время. Тем не менее, один из докторов заверил Бон Бон, что все изменения и повреждения обратимы, и она правильно сделала, что воспользовалась поддержкой самой принцессы через её ученицу – Бон Бон уже не одну сотню раз отблагодарила Твайлайт Спаркл за это. Лира шла на поправку.

Сидя дома, кондитерша никак не могла забыть последние минуты пребывания в том ужасном особняке и уже тем более, она не могла забыть свою ярость.

— ЧТО ЗНАЧИТ “ОН УШЁЛ” ?! – кричала кремовая пони на тёмно-серого стражника-пегаса.

— Виноват, мэм! Сэ…Мисс Бон Бон! Во время ареста он нас оглушил нервнопаралитическим заклинанием и сбежал в неизвестном направлении! Мне очень жаль…

— ТЕБЕ ЖАЛЬ?! Я ТЕБЯ ОЩИПАЮ И КУКАРЕКАТЬ ЗАСТАВЛЮ, ЗЕВАКА ОБЛАЧНЫЙ!!! Я ТЕБЯ СЕЙЧАС ТАК ОТМЕТЕЛЮ, ЧТО ТЕБЯ В ИНВАЛИДЫ ЗАПИШУТ И НА ФАБРИКУ В КЛАУДЗДЕИЛ ПЕРЕВЕДУТ, РАДУГИ ДЕЛАТЬ!!!

Трое стражников едва могли удержать Бон Бон, чтобы не дать ей выполнить обещанное, в то время как бедный стражник сжался за спиной командира и сыпал извинениями, стараясь не заплакать от того ужаса, которым веяла первобытная ярость кремовой кобылки.

Сейчас, ей было стыдно за своё поведение. Глядя в книгу, она жалела о том, что так напугала бедного пегаса, но она ничего не могла с собой поделать – осознание того, что тот, кто сделал её подруге больно, сбежал безнаказанным, жутко её взбесило. Извинилась она спустя неделю, когда на пост, возле палаты Лиры, был поставлен тот самый пегас. Он не сердился и с радостью принял извинения.

Стражники сменяли друг друга каждый день – таково было распоряжение сержанта Рэд Гласса. Он заверил Бон Бон в том, что стража будет стоять у палаты каждый день, пока Профессор Поникер не будет пойман или Лира не будет выписана из больницы, после чего, она будет отмечена как «важный свидетель».

Каждый день, возвращаясь домой после посещения больницы, Бон Бон проходит мимо розыскных листов – белый единорог с серой гривой, с подписью «Разыскивается — Живым или Мёртвым» улыбается прохожим, но никто не улыбается в ответ. И никогда не улыбнётся.