Автор рисунка: MurDareik
Глава 2: Мои беды

Глава 1: Моё эго

Странно. Очень странно. Этот городок не похож на другие. Почему здесь все улыбаются? Откуда в них столько радости? Разве сейчас не -20 на улице?

В месте, где я вырос, пони редко улыбались. Они оставались угрюмыми, даже будь это самый тёплый зимний день или их собственный день рождения. Хотя нет, вру. Не все. Только я. Но для такого одиночки вроде меня «я» и есть «все», так что это ничего не меняет.

Но я пришёл в этот городок не за улыбками. Чувство долга привело меня.

Хоть вокруг и царило счастье и гармония, во мне они отсутствовали. Скажем так, я не самый жизнерадостный пони в Эквестрии. У меня нет ни девушки, ни лучшего друга, не просто друга, ни даже того друга, который постоянно вас достаёт и вы сами не знаете почему с ним общаетесь. Я – одиночка.

Но я не считаю это плохим. Наоборот, одиночество даёт мне преимущество. Не нужно никого защищать, выслушивать «сопливые» истории, на тебя не перекладывают чужие проблемы. Просто «ах». Если вдуматься не такой я уж и не нежизнерадостный.

Эти улыбчивые взгляды. Всё никак не привыкну. Это начинает раздражать. Скорей бы найти его и покончить с моей миссией. Где же он может быть? Даже предположить не могу. Может, спросить кого-нибудь? Его должен знать каждый.

Что ты! Сам сын Элемента Верности! Да, в своё время эти элементы навели много шороху на просторах Эквестрии.

Что ж, нужно зайти в какое-нибудь общественное место и расспросить кого-нибудь. Думаю, то место, похожее на большой торт подойдёт.

× × ×

Удивительно, как тёплый воздух оживляет тело после зимнего морозца. По дизайну дома, сладкому запаху и по вкусностям на прилавках я могу уверенно заявить что это кондитерская. Или пыточная для диабетиков.

Я раньше не был в кондитерских, да и зачем мне это нужно было? В детстве я почти не ел сладкого. Пока все остальные жеребята поедали леденцы и веселились на улице, я сидел дома и читал книги-автобиографии, которыми был завален весь чердак. Из-за этих книжек у меня выработалось острое чувство реализма и тотального пессимизма. У всех этих авторов была непростая судьба и это, конечно же, отразилось на мне.

В кондитерской было много детей, которые жаждали получить какую-нибудь сладость. Среди этой толпы жеребят я единственный, кто сможет переступить через 2 ступеньки, но не смотря на мой высокий рост, я всё же был незаметен для других.

Я предпочитаю не быть в центре внимания и стоять позади толпы в каком-нибудь тёмном уголке. Из-за этой особенности я в своём городке заработал репутацию мрачного типа.

Дети вряд ли помогут в моих поисках, так что я начал осматривать периметр на наличие взрослых. Неожиданно мой взгляд наткнулся на другой, самый счастливый взгляд на планете. Какая-то голубая земнопони с пухлой ярко-розовой гривой пристально всматривалась в меня изумрудными глазами, натянув глупую (хотя довольно милую) улыбку.

— Приве-е-ет! – пропищала незнакомка.

— Эм, ага…

Пони подбежала ко мне настолько близко, что я мог разглядеть в её глазах своё отражение.

— Я вижу тебя впервые! Недавно в городе?

Слишком близко!

На моих висках появились едва ощутимые капельки пота. Я мало общался с кобылками (да и с жеребцами тоже) своих лет, так что какой-либо контакт заставлял меня изрядно понервничать.

— Ага.

— Ой, как ты мне напоминаешь дядю Макинтоша! Кроме «Ага-сь» и «Не-а» от него и другого слова не услышишь! Ой-ой-ой-ой, ты наверно хочешь что-нибудь купить! Как насчёт горячего шоколада? В такое время года он продаётся на ура!

Эта девчонка слишком много говорит. Непривычно… и как я раньше уже говорил – странно. А это манера пропевать последние слова и вовсе пугает.

— Вообще-то меня интересовала кое-какая информация.

— Информация? Я знаю много информации!

Я уже жалею, что зашёл сюда. Надо бы сваливать, но раз уж завёл тему, то держись достойно. По крайней мере, я доволен хотя бы тем, что она знает слово «информация».

— Да, я ищу одного пегаса. Имя Сторм Бриз. Ты его знаешь?

Кобылка немного подпрыгнула и схватила меня своими маленькими копытцами за щёки.

— Конечно, знаю, дурачок! Он один из моих лучших друзей, а мои друзья самые лучшие! Ты с ними тоже подружишься!

Она такая жизнерадостная, как будто никогда не видела плохого. Будь я ей, то даже не подошёл бы к такому как я, чтобы не портить мировоззрение.

Я стремительно стряхнул её копыта с моего лица, кивнул и спросил:

— Где мне его найти?

Кобылка на секунду задумалась, засмотревшись в никуда, а потом с громким вздохом снова уставилась на меня. Кто знает, что у этой пони в голове?

— Даже предположить не могу! Но(!) сегодня, а точнее через 23 минут, он придёт сюда вместе с остальными моими друзьями, чтобы попить травяного чая! Мы делаем это каждый четверг! Какой сюрприз будет для Сторма!

— Да, повезло.

Как бы сказал каждый пони: «Сама Селестия желает мне успеха», но я не каждый. Я не верю в то, что Селестия властна над нами. Она всего лишь поднимает и опускает Солнце. Я думаю, что кто-то стоит выше неё и распоряжается нашими судьбами.

Логичнее всего остаться в этом домо-торте и дождаться, чтобы Сторм Бриз сам пришёл ко мне, но эта пухловолосая пони не даёт мне покоя. Но так и быть, я мучился всю жизнь, смогу помучиться ещё немножко. Остаюсь. Тем более на улице можно легко отморозить хвост.

— Идём, чай остынет!

— М?

Я оглянулся и увидел, что передо мной на столе стоят две чашки с чаем и два каких-то кекса. Очевидно это для меня. Довольно таки странно. Возможно, в этих кексах снотворное, а в подвале меня ждут стол с ремнями и ножи… Чтобы не попасть в дурацкую ситуацию, нужно бы спросить на прямую.

— Это мне?

— Конечно, глупый! Рассказывать о себе гораздо приятнее за чашкой чая с кексиками!

— С чего ты взяла, что я собираюсь тебе что-то рассказывать? Я просто пришёл сюда за информацией, которую уже получил. Хотя за чай спасибо.

— Ладно, можешь мне ничего не рассказывать, просто попей со мной чая. Ты же мой гость! Я никуда тебя не отпущу. Пусть у тебя останутся хорошие воспоминания на счёт Понивиля!

Уже не останутся. Я хочу домой.

Я со вздохом кивнул и сел за стол, куда тут же плюхнулась чересчур гостеприимная хозяйка. Она снова уставилась на меня, натянув улыбку. Я опять вздохнул и откусил кусочек кекса.

— …

Этот момент я запомнил на всю жизнь. После того как кусочек коснулся моего языка, моё представление о еде навсегда изменилось. «Взрыв мозга» — вот точное определение того ощущения, что я испытал. Никогда не думал, что есть еда вкуснее!

— Довольно не дурно, – равнодушно сказал я.

— О, правда? Что ж, я рада, что тебе понравилось, ведь это я приготовила!

Попроси у неё копыта и сердца, Дэй! Немедленно! Плевать на её болтливость! Ты будешь самым счастливым пегасом на свете, если каждый день будешь съедать по её кексу! Можешь потом велеть ей готовить только для тебя! Будешь самым могуществ…

— Меня зовут Айскрим! Для друзей просто Крим. А тебя?

— Фолл. Фолл Дэй.

— Приятно познакомиться! – тут же улыбнулась Айскрим и наклонила голову на бок, — Надеюсь, мы подружимся!

Услышав её последние слова, я выплюнул глоток чая опять в кружку. «Подружимся»? С чего ты решила, что мы будем друзьями? Я максимум на полдня задержусь в этом городке, да и друзья мне не нужны.

— Это вряд ли, — тихо ответил я, взглянув на Айскрим, которая продолжала с закрытыми глазами глупо улыбаться мне. Мне стало немного жутко. Не из-за того, что она продолжает улыбаться мне, а из-за того, что в кондитерской стало слишком тихо.

Я осмотрелся по сторонам и не заметил ни одного ребёнка. Куда это они все делись? Только я хотел спросить кобылку об этом, как с грохотом отворилась дверь и на пороге оказались два каких-то жеребца-близнеца в красном и жёлтом шарфах.

— Айскрим! – крикнули они радостно в один голос, — Мы пришли за пушками!

— Пушками? – сглотнул я в недоумении.

— О, точно! Я совсем забыла о них. Сейчас!

Хозяйка выскочила из-за стола и побежала в сторону кладовой. Через несколько довольно шумных секунд, кобылка выкатила две голубых пушки на колёсиках. Не свержение власти ли они замышляют?

— Мама сказала, что можете забирать их навсегда.

— Отлично! Теперь наши бои снежками станут эпичнее!

— Точно, братец!

— Оу, оу, оу! Я забыла познакомить вас с моим новым другом – Фолл Деем!

Другом? Так, похоже, она всё для себя решила…

— Мы знакомы меньше 20 минут, — спокойно произнёс я, покосив взгляд в сторону.

— Хех, не переживай, Фолли Ди, Айскрим считает тебя твоим другом, даже если ты сказал ей три предложения! – ответил мне жеребец с жёлтым шарфом, обняв за шею немного смущённую кобылку.

Наверное, много же у этой пони друзей… Стоп! Как ты меня назвал? Какой я тебе, сеном тебя корми, Фолли Ди?!

— Спасибо за пушки, Айс! – прервал мои гневные мысли другой жеребец с красным шарфом, — Пошли, Голд, спрячем их в амбаре, а то есть чувство, что маме не понравится наша идея!

— Точно! Ладно, Крим, мы заглянем попозже, спасибо за пушки!

— Да не за что!

Айскрим закрыла за двумя братьями дверь и подошла ко мне и мило улыбнулась. Я почувствовал некую неловкость и поспешно отвернулся от неё к окну. В ту же секунду я понял, куда делись все дети из кондитерской. На улице светило яркое солнце и от недавно бушевавшей метели не осталось ни следа.

Я сделал последний глоток чая и сказал:

— Ещё раз спасибо. Сколько с меня?

Кобылка вскинула брови.

— Что сколько с тебя? Денег? Нет, я не приму у тебя денег!

— Считаешь меня нищим?

— Да ты что, нет, конечно! Просто мне бы хотелось сделать тебе подарочек! В честь дружбы.

— Спасибо и всё такое, но милостыни я к себе не потерплю.

— Ой, да ладно, как-нибудь по-другому отплатишь.

— Хорошо, но запомни, мы с тобой не… — не успел я договорить (меня вечно прерывают!), как входная дверь отворилась, и на пороге оказались новые посетители.

— Хэй, Айскрим! Какого сена ты решила отдать Голду и Рэду пати-пушки?! Они только что окатили меня снегом из них! – возмутился тёмно-синий пегас с трёхцветной гривой, стряхивая снег с головы.

— Ха! Успокой, дружок! – громко засмеялась кобылка в ковбойской шляпе с шнурком до самой шеи, — скоро дядюшка Мак и тётушка Черили всё узнают и отдадут пушки назад, а пока пусть веселятся!

— Так и не скажешь, что они старше тебя, Паула, — тоже засмеялась единорожка, вошедшая следом. На ней был тёплый наряд и маленькие очки, болтавшиеся на самом конце носа. Она либо умна, или хочет казаться умной. Или тупо близорукая. Я не знаю!

Так же следом зашла другая единорожка с голубой гривой, которая показывалась из-под шапки с помпоном. Она просто тихо сказала «Привет, Айскрим» и тихо продолжала стоять позади всей группы с едва заметной улыбкой.

Чёрт, чёрт, чёрт, становится слишком много народа. Так, главное Сторм Бриз здесь. Нужно решать всё сейчас раз и навсегда!

— Хм? Кто это, Айскрим?

Не тыкай в меня копытом, ковбойша! Могла бы у меня самого спросить.

— Это Фолли Ди!... кхм… в смысле Фолл Дэй!

Ох, как я рад, что ты запомнила. «Фолли Ди», надо же!

— Рада познакомиться, Фолл Дэй, я Паула!

Фермерша.

— Привет, Фолл, я Вайт Лили, – выглянула единорожка с голубой гривой.

Тихоня.

— Сторм Бриз.

Цель.

— А я Блин Стар. Рада знакомству.

Очкиносительница.

— Я тоже, — ответил я, поджав губы.

Зачем так спонтанно со мной знакомиться? Лучше бы побыстрее закончить свои дела и свалить домой, а то мне новых знакомых ещё не хватало, надо просто выждать момент.

— Вы сегодня как то рано, а где Брэнд?

— Он скоро будет. Брэнд помогает отцу в чём-то, а позже хотел написать письмо Шайни в Мейнхеттен, — вдруг заговорила пони с голубой гривой, выйдя вперёд.

— Как всегда заботливый… ладно, пошли пока нальём для всех чая. Фолли, ты будешь?

— Мы же только его выпили.

— Ну, да, но сейчас тут почти все в сборе, так что можно ещё раз за компанию!

— Нет уж, спасибо.

Ещё этого мне не хватало. Как это глупо делать одно, а потом повторять это только из-за того, что все это начали делать. Конечно, кексы были самым вкусным, что я пробовал, но должны же быть у меня моральные принципы! Определённо нет.

— Хотя, я не отказался бы от ещё одного кекса.