Автор рисунка: MurDareik
Глава 0.1: Её старания Глава 13 + (0.2): Моя сестра

Глава 12: Мой детектив

Йоу. Простите мой ленивый круп, за то что я так тянула с этой главой, просто я никак не могла себя заставить. Вместо того,чтобы писать проду, я просидела две недели дома и смотрела "Шаман Кинг" (кстати, теперь я хочу быть шаманом...). Я попытаюсь в следующий раз не тянуть с продолжением. Хотя кого я обманываю? Все же знают чего стоят мои обещания. Не фига.

В этой главе я попыталась попробовать себя в детективах. Как мне кажется, у меня не вышло (Буду ЧЕСТНОЙ). Но это всё равно был какой-никакой опыт. Пожалуй, я больше не буду выпендриваться и просто продолжу писать "повседневность бытия одинокого пегаса".

P.S. jack, спасибо) sorry, что не написала ответ на твоё поздравление в коменты.

P.P.S. Золотые подковки... в них есть что-то зловещее...

С чего начинается детектив? Везде по-разному.

Самое стандартное, что может происходить:

Главный герой (он же детектив) приезжает в какой-нибудь городок, где недавно произошло странное происшествие. Детектив узнаёт об этом и пытается всеми силами разгадать загадку. Для более чёткой мотивации герой руководствуется тем, что считает выполнение задания своим долгом.

Он со всех сторон положительный, очень умный и имеет некие очаровательные странности. В спутниках у него незатейливый простачок, постоянно задающий вопросы и искренне удивляющийся ответу на них.

В конце детектив разгадывает загадку, все в шоке, преступник в тюрьме.

В моём же случае…

Главный герой (он же я) живёт чуть меньше недели в каком-то городке, где позже происходит странное происшествие. Я (не детектив) узнаю об этом и неохотно пытаюсь разгадать загадку. Чёткой мотивации у меня нет, чувством долга отродясь не болел.

Я со всех сторон положительный, очень умный и имею некоторые очаровательные странности (да, это было не скромно). В спутниках у меня незатейливая пегаска, постоянно пытающаяся высмеять мои догадки или теории.

Если в двух словах – ничего у нас не получится. Эм-м… в пяти словах.

Будь моя жизнь детективом, или хотя бы какой-нибудь рукописью, она была бы очень короткой, неинтересной, глупой, тяжелочитаемой, полна ошибок и сюжетных дыр.

Если бы мне попалась в копыта такая книженция, то я сразу бы убрал её с глаз долой на дальнюю полку.

Но какой бы не была моя жизнь, она моя. И этот детектив тоже мой… по мне так лучше бы его и не было.

Делать мне всё равно нечего, так что, почему бы и не поиграть в расследование? В детстве я уже сталкивался с разгадыванием загадок.

Был один случай... Пытался выяснить, кто пользовался моей зубной щёткой, во время моего отсутствия. Оказалось, что сестра ею протирает щели между кафелем. Больше я щётку в ванной не хранил.

— …

Так! Мой грустный опыт по разгадыванию тайн отвлёк меня. Нужно сосредоточиться…

Вопрос: С чего начинают расследование?

Ответ: С расспроса местных или осмотра места происшествия.

Всегда и везде так было. Но не здесь и не со мной.

Я же начал расследование с выбора одежды… что может быть унизительнее? Особенно когда меня даже и не спрашивают. Затащили, заткнули и велели стоять смирно.

После того, как Доун заставила меня заняться поиском пропавшего камня, прошло около получаса.

И чем мы занимались всё это время? Я скажу.

Просидели в бутике с запоминающимся названием «Карусель».

х х х

Пока белая единорожка с шикарной фиолетовой гривой подбирала мне и Доун наиболее внушительный наряд, я проклинал весь мир. Всё как обычно, но сейчас это было не так комфортно.

— Я точно должен так выгладить?

— Ещё бы, дорогой! Это придаёт тебе просто шикарный профессионализм!

— Но я чувствую себя неудобно…

— А, можешь вернуть одежду, когда захочешь! В любой момент!

— Да я не про это. Мне действительно неудобно. Крылья жмёт, на шею шарф давит, и из-за этой шляпы грива прямо в глаза лезет.

— Что ж, дорогой, ничего не поделаешь. Мода требует жертв. Сейчас каждый уважающий моду пони, должен одевать зимой пальто. А если вы детектив-пони, то всегда носите что-нибудь чуднОе. Например, эту шляпку. Прямо как у Шерклопа Понса!

Шерклоп Понс и эта шляпка? Конечно, я знаю, что такая шляпа неотъемлемый атрибут Шерклопа, но…

— Прошу прощения, но я не Шерклоп Понс. И я не детектив.

— Да кому какая разница, дорогой!

Сдаётся мне, моё мнение важно в другой опере…

х х х

Наконец мы вышли из этого проклятого бутика и занялись «делом».

К чему было всё это переодевание? Какой это несёт смысл, кроме того, что коротает мою жизнь этим позором? Чувствую, как внутри что-то отмирает…

Ладно, Фолл, подумай о чём-нибудь хорошем, пока настроение окончательно не испортилось…

Например, о погоде. Да! Точно! Погода!

Как и прошлые дни, этот день был на удивление хорош. Небо чистое, солнце греет, птички поют. Самое то, для Понивиля. Даже странно как-то, ведь когда я только прилетел сюда, на улице была самая настоящая метель. Щёки сводило, а сейчас я чувствую, как по этим щекам течёт капля пота. Что за аномалия такая?

Кстати об аномалиях. Понивильцы...

Глядя на улыбки горожан, сразу становится понятно, что в Понивиле живёт именно принцесса дружбы.

Все такие вежливые. Все друг другу улыбаются. Смеются-обнимаются… аж тошно.

Только… почему у меня такое ощущение, что все улыбаются только от того, что видят меня в этом тупом наряде?

Ну вот что это?! Узкое клетчатое пальто и дурацкая шапка с двумя козырьками (для чего она вообще нужна?). Шерклоп Понс, мать его… надеюсь, меня никто не сочтёт за какого-нибудь косплэера.

А вот Доун выглядит получше меня. Наряд ей очень идёт. Этот котелок и бежевое пальто с приподнятым воротником делают её намного… внушительнее, что ли. Так и хочется спросить у неё совета… что?

В любом случае, эти наряды не несут какой-либо полезной функции. Бесполезные, как мороженое зимой…

Вдруг я вспомнил, как встретил Айскрим после выписки из больницы. Вспомнил, как она предложила пожить у неё. И почувствовал, как на душе стало очень тяжело.

Такое ощущение, что я назвал Айскрим бесполезной…

Чёрт.

Настроение всё-таки испортилось…

Только я снова хотел начать думать о плохом, как весёлый голос моей спутницы вытолкнул меня из тёмных пучин.

— Ты чего такой мрачный? – улыбнулась пегаска. Словно луч света в темноте…

— А вот так. Сама-то не догадываешься? – ответил я себе под нос, давая понять, что не настроен на дальнейшую беседу.

Не хочу я с тобой говорить. Отстань.

— Да тебя не поймешь. Даже пытаться не буду. Кто знает, что в твоей голове? – обиделась Доун.

А вот это верно. Тебе бы не пытаться, а иначе обидишься и почувствуешь себя неполноценной. Моя голова закрыта для тебя. Во имя твоей же безопасности. Ах, да я же просто герой какой-то!

— Думаю, дело в наряде, — толкнула меня плечом кобылка, подняв брови и прижав губы.

Прекращай уже. Толчки… что дальше? Это ничуть не делает тебя женственной. Хотя о чём я… какая уж тут женственность…

Настоящая кобылка бы шла рядом и молчала, пока её не спросят.

Вот кто и женственная, так эта та пони с длинными косами… как её… а! Уайт Лили! Точно! Вот она милашка, так милашка. Тихая, добрая, красивая… а-а-а! Стоп! Нет! Ещё не хватает тебе влюбиться! Запомни, Дэй, никакой любви! Не опять!

— Как одна из причин, — сухо ответил я, тоже толкнув её, но пегаска даже глазом не повела. Для неё это нормально, что ли?

— А чего? Мне так очень нравится твой наряд! Сразу делает тебя мастером своего дела!

— Какого там ещё дела? Мы его даже не начали. И мы не детективы.

— Но выглядишь ты прямо как Шеркоп Понс! – улыбнулась пегаска.

Вот так заявление… это комплимент, или… или что это?

— По мне, так уж Профессор Пониарти, — на автомате буркнул я.

Да! Хочу быть как Пониарти! Цилиндр, чёрный плащ, монокль… не помню, был ли он, но да ладно! Это же просто шикарно! Вот такой наряд мне нравится, а не это клетчатое пальтишко и дурацкая шапка…

Из меня бы вышел какой-нибудь злодей, чем герой! Может начать карьеру преступника?..

— А я выгляжу прямо как Доктор Колтсон! – завила Доун, гордо подняв подбородок.

Хм? Да?

Я осмотрел её получше. Бежевый плащ, чёрный котелок, волосы аккуратно зачесаны назад, а на шее красовался голубоватый шарф с белыми узорами. Каким местом ты доктор Колтсон?

— Усов не хватает. Тебе бы пошло, — добавил я, и ехидно улыбнувшись, пошёл вперёд.

Послышалось возмущённое и немного странное мычание.

Хе-хе. Как же её легко взбесить. И это неплохо развлекает.

Гх… Точно… дело. Нет, не так. Точно… «де-е-ело».

Ладно, не время до развлечений, потому что мы уже почти пришли к точке назначения.

— Ага… — протянул я, увидев трёхэтажное здание на холме.

— Чего?

— Нет, ничего, пойдём уже быстрее.

«Пойдём»… какое непривычное слово для пегаса. А учитывая, то, что мы оба пегаса, это слово так и вовсе ужасно.

Вдруг я почувствовал боль под клетчатой материей. Крыло опять разболелось.

Одежда очень неудобна для пегасов. Она стесняет крылья, и в одежде нет возможности взлететь. Мало кто из обладателей крыльев вообще носит одежду. Из-за этого-то и нет пегасов-модников.

Небо для нашей парочки закрыто, так что мы просто пошли по заснеженной дороге к отелю.

— …

Я уже привык видеть в этом городе пони, которые казались какими-то манекенами, не умеющих выражать больше эмоций кроме радости, однако, по дороге к отелю, нам встречались только кислые мины.

Это странно. Понивильцы, неужели вы задрались радоваться жизни? Или вас всех выгнали из отеля?

Чего это вы вдруг все такие грустные стали?

х х х

Отель был не очень большим. С виду был чем-то похож на больницу, в которой я был несколько дней назад.

Тоже 3 этажа, 2 крыла, даже входная дверь была такой же. Но всё равно, это не походило на отель. По крайне мере на те, которые я привык видеть. Мне-то было с чем сравнивать.

Я же из Лас-Пегасуса, а в Лас-Пегасусе отелей полно. (Полно – это 12.)

Изнутри была всё та же больница, разве что вместо пони в халатах были пони в красных жилетах.

Доун явно чувствовала себя неудобно. Она тряслась, мотала головой из стороны в сторону и вздрагивала от каждого звука.

— Надо у-узнать где она остановилась, — тихо произнесла пегаска, оглядывая лифт, в который кто-то вошёл.

— Ладно, стой здесь, а я пока поговорю с администратором.

Робкими шагами я подскочил к улыбающийся земнопони за стойкой.

Надо вести себя поувереннее. Как… профессионал. Всё равно уже вырядился. Тем более терять мне нечего. Вряд ли я здесь ещё когда-либо появлюсь.

— З-здрасьте.

Администраторша вмиг отвлеклась от всех её занятий и, подскочив ко мне, широко улыбнулась.

— Здравствуйте. Добро пожаловать в «Пинк Тайм». Вам нужен номер? У нас как раз есть один двухместный номер.

Двухместный номер?.. Для чего?

— Я… нет. Не нужно номера. Я здесь по другому делу.

Администраторша вскинула голову, говоря «какое ещё дело?», но потом, резко кивнув, спросила: — Вы к Элегант Нек?

— Д-да.

Она приблизилась и прищурила левый глаз.

— А кто вы?

— Гм...

В этот момент я начал перебирать все клички, что были даны мне одноклассниками. Как ни странно, вспомнилось только «Гнилоглазый» и «Этот-как-его-там».

— Я просто хочу помочь с поиском её камня.

Администраторша снова кивнула и посмотрела на меня, а потом на пегаску, робко шагающую в нашу сторону.

— Надеюсь, вы не из тех ужасных фанатов…

А? Ужасные фанаты? Это те, кого мы встречали по пути? «Ужасные»… понятно, почему они шли отсюда грустными. Здесь их «послали».

— Нет, нет, нет, мы не фанаты, — я покосился на Доун, но она, не обратив на меня никакого внимания, неистово кивала в сторону пони за стойкой.

Да-да, ты — не фанат. Хватит уже!

Администраторша улыбнулась и протянула нам листок с бумагой, на котором было написано число 39.

Я аккуратно взял листок, вывел Доун из транса, хлопнув её по котелку, и поплёлся к лифту.

— Только не хулиганьте, — засмеялась администраторша. – Не меняйте цифры на номерах местами, не пишите на стенах и не крадите ковры.

Хах! Ковры?..

Ах, администраторша, вы просто чудо. Были бы вы лет на 10 младше…

Эй! А нафига вообще лифт на три этажа? Для того, чтобы это на отель было похоже?

х х х

Мы поднялись на 3 этаж, и пошли прямо к номеру знаменитости. Ну, как прямо… шатались из стороны в сторону 10 минут, запутавшись в нумерациях. Уж странно здесь шли номера.

Честно говоря, я никогда не видел знаменитостей (кроме принцессы Луны), но ощущения того, что я наконец увижу пони, обладающую какой-никакой славой, меня никак не трогало. Она для меня обычная (чересчур богатая) пони.

А вот для Доун это как Селестию на ярмарке встретить.

— Это её номер? — трепетно спросила Доун, не отрывая глаз от двери.

— 39? Да. Наконец-то нашли.

Кобылка вмиг отскочила от двери и стала нарезать круги на одном месте, при этом быстро проговаривая:

— О божебожебожебожебоже…

Эй, ты же не хочешь пробурить дырку вниз? Перестань топтаться.

— Да не волнуйся ты так…

Зря я это сказал…. Если бы я себя не знал, то подумал, что я за неё беспокоюсь. Вот уж нет! Просто боюсь за сохранность собственности отеля.

— ЧТО?! Успокоится? – шёпотом вскрикнула пегаска. — Там, за этой маленькой дощечкой на петлях, находится кумир миллионов поней всей Эквестрии! Настоящая знаменитость уровня Принцессы Селестии!

Да, я так и знал, что ты их сравнишь, однако я знаю Селестию, а вот Элегант Нек… кто это?

— Но, я о ней почему-то никогда не слышал, — сухо ответил я, и попытался постучать в дверь, но тут голубые копытца вмиг отдёрнули мои.

— ЧЕГО?! Да как ты её вообще не можешь знать?! Она же певец мирового класса!

Воу, воу, тихо! Мировой класс, да-да, только отпусти меня!

Доун, словно прочтя мои мысли, отпустила мои копыта и отошла на шаг назад.

— Гм, хорошо, пусть ты не знаешь кто она, но песню её ты должен знать!

— И какую же?

Кобылка тихонько захохотала, очень напоминая мне одного сумасшедшего, и снова положила на меня копыта.

— Ох, друг, сейчас ты обалдеешь…

Да-да... эй! Я те не друг! И прекрати уже копировать...!

Доун прижалась ко мне и с мерзкой улыбкой шепнула на ухо:

— «Тебе станет грустно, когда я уйду».

Да не особо… стоп. Это же название песни.

— Вау, — тихо произнёс я, чем очень обрадовал кобылку. Она, закрыв глаза, улыбнулась и встала ко мне в профиль.

— Да-да. Именно она и исполняет эту…

— В первый раз слышу.

Доун, услышав это, резко раскрыла глаза и искривила рот.

Ха! Похожа на козодоя! О! Я вспомнил, как меня ещё называли одноклассники… чёрт бы тебя побрал, Фолл, не вспоминай козодоя!

Пока пегаска зависла в странной позе, я вздохнул и постучал в дверь. Чёрт, звонок же есть! Ладно, всё равно уже идут открывать…

Дверь медленно открылась, и на пороге показался тот самый усатый единорог, что вешал объявление.

— Да? – спокойно протянул он хрипловатым голосом, несмотря на нас. Ростом его природа не обидела, так что мне пришлось для ответа задрать голову. Блин! А ведь я уже привык, что я самый высокий в округе…

— М-мы к Элегант Нек.

— И по какому делу? – снова протянул он.

— Эм, объяв… — но не успел я и досказать, как позади усатого единорога, где-то в глубине номера раздался громкий крик.

— Констентли, если это опять фанаты или журналюги, то я разрешаю применить силу! Боже, не секунды покоя!

О… кошмар. И это Элегант Нек? С таким ужасным голосом? Чего все её так песни любят? Лучше уж скрип пенопласта…

Я краем глаза взглянул на мою спутницу. Она быстро хлопала глазами и прижала уши. Так, всё понятно. Эмоция 51: «Ничего не спрашивай, я сама офигела».

— Мы не фанаты. И не журналюги. Мы по объявлению.

Усатый наклонился и посмотрел на меня, а потом на Доун. Его полуоткрытые глаза как-то подозрительно блеснули.

— Да, я вас помню. Два пегаса около ратуши.

— Да-да…

Блин… он нас запомнил. Наверное, он видел как Доун «лечит» меня… какой позор.

— Мисс Элегант, к вам пришли на счёт камня, — не меняя тона, сказал единорог, чуть повернув голову к номеру, откуда сразу же раздался какой-то грохот.

— А? Камня?.. Ура! Наконец-то!

Объявление только час назад повесили… что значит «наконец-то»?

Из глубины номера опять послышались громкие звуки дребезгов. Это начало не хило пугать, но единорог, стоящий прямо перед нами, даже не шелохнулся. Должно быть привык…

Спустя несколько секунд, в дверном проёме показалась кобылка, и скажу честно, внешность её, полная противоположность её голоса.

Блестящая каштановая грива, ровно спускающиеся до шеи, небесные глаза с длинными ресницами, и жемчужные бусы, элегантно обегающие её не менее элегантную шею.

Ха, а ей имя подходит. Интересно, это псевдоним? «Элегант Нек»…

Хм… Её бусы! Кажется, там пустует место ещё для одной бусинки. Или драгоценного камня…

— А! Детективы! Я сразу поняла, что это вы! Эти шляпки такие прелестные! Не будь их, я бы вас уже давно выгнала! Ха-ха-ха! Представляете? – быстро прохрипела Нек.

Ну. И. Голос… Как она поёт-то? Или всё дело в специфике её пения? Неужели такое пение сейчас в тренде?

— Рада познакомится! Я Элегант Нек! А вы?.. – улыбнулась кобылка и протянула к нам своё блестящее копытце.

Может псевдоним тоже придумать?

— Гхм… Фолл Дэй.

Отличный псевдоним… хорошо придумано, Фолл…

— Приятно познакомится, Мистер Дэй. А вы кто?

Пегаска вздрогнула, от заданного вопроса, но потом, закрыв глаза, сняла свой котелок и гордо ответила:

— Доктор Скарлет Доун.

У тебя есть второе имя? Скарлет Доун? Эй! А доктор-то откуда!? То, что ты делала с моими крыльями это не медицина!!!

Ладно, молодец… ведёшь себя как профессионал. Только не завизжи от восторга.

Тяжело наверно ей. Фанатка как ни как.

— Доктор Скарлет Доун и мистер Фолл Дэй значит… ясненько! Констентли, принеси моим гостям и мне по чашечке чая.

— Сию секунду, мисс.

х х х

Нек пригласила нашу парочку присесть на софу, что была в самом центре огромного номера. Сама она села на кресло напротив, и чуть отпив из чашки чая, прохрипела:

— Ладно, детективы, начнём. Как вам уже известно, у меня пропал мой драгоценный камень.

Нефига себе… у нас получилось убедить её в том, что мы детективы! Неужели в Эквестрии так всех легко надурить?

Так, собрались и отыгрываем роли!

— Да, мне бы хотелось узнать поподробнее, что это за камень.

Кобылка напротив тихонько засмеялась.

— О, это не просто камень…

Так и знал! Ради обычного камня никто бы не стал вешать объявление! Да! Очко в мою пользу!

Доун вскинула голову и тихо произнесла:

— Не простой?

— Именно! Это магический чёрный камень.

— И в чём заключается магия?

Нек встала с кресла и, отойдя к окну, снова тихо закряхтела.

— Хм. Думаю вам можно сказать. Понимаете, этот камень помогает мне выступать на сцене.

Фонограмма?

— Когда я пою, то беру очень высокие и громкие октавы, а камень помогает мне не сорвать голос. Магия.

Фонограмма — отмена.

— Так у вас сорван голос? – радостно спросила Доун, чуть не опрокинув чашку на меня.

Поня-я-ятно. Камень помогает держать голос в порядке. После выступления, Элегант снимет его и её голос срывается от перегрузок на голос, что были во время выступления. Хорошая наверное вещица, этот камешек. И стоит, наверное, дорого.

Нек, не поворачиваясь, ответила. Почему-то мне показалось, что она улыбнулась.

— Да.

— «Фух»

«Фух»? Доун, ты нас сдашь! Хватит всеми силами показывать то, что ты от неё тащишься! Веди себя как… профессионал… чёрт! Я похоже всё это всерьёз начал воспринимать!

— Так камень пропал во время выступления?

Нек медленно повернулась ко мне.

— Нет. Во время выступления камень был у меня. И после тоже. Камень пропал, когда я была в отеле вечером. То есть позавчера.

— Позавчера вечером… ясненько. Значит, камень был у вас, до того как вы прибыли в отель, — разжевала Доун, последние несколько наших предложений.

Кобылка хихикнула и снова села на кресло.

— Да, доктор. Я пришла в номер, положила бусы в шкатулку и ушла в душ. Когда я пришла, из бус пропал мой камень.

— Сколько времени вы были в душе?

Наверное, мой вопрос не из самых скромных… Я чувствую себя неудобно.

Я заметил укоряющие взгляды дворецкого Констентли и «доктора скарлет Доун»…

Прекращайте! А то во мне дыру просверлите!

Однако, Элегант мой вопрос ничуть не смутил. Она приложила к подбородку копыто и промычала:

— М-м-м… минут 10.

— В номере кто-то был?

Вопрос за вопросом. Да я прямо как настоящий детектив.

— Нет. Но когда я вышла, камня уже не было. И ещё кое-что... у нас есть подозреваемый.

Чего?! А какого сена вы не к страже обратились? Зачем весь этот «маскарад»…?

Но Доун успела задать свой вопрос быстрее моего.

— Да? И кто же?

В ту же секунду раздался дьявольское гудение по всему номеру. Пегаска в ужасе отскочила на другой конец софы, я и вообще вскочил с неё. А вот Нек и её дворецкий даже не вздрогнули. Так и продолжали попивать чай и глазеть на нас.

Шум продолжался несколько минут, а затем резко прекратился.

Что за хрень?..

— Ч-что это? – выдавила Доун, мотая головой во все стороны.

— Это, доктор? А, этот звук. Продувают вентиляцию, – спокойно ответил Констентли, указав на квадратную решётку под потолком.

— Ну и жуть…

— И не говорите. То утром, то вечером. И так уже два дня.

— С ума сойти можно…

Тут в беседу единорога и пегаски включилась и Нек.

— Точно. Понивильский отель самый…

ВЫ ОТХОДИТЕ ОТ ТЕМЫ! ПУСТЫЕ РАЗГОВОРЫ МЕНЯ… бесят.

— Так что с подозреваемым. Кто это?

Кобылка вскинула бровями, посмотрев на меня. Э?

— Горничная.

Кажется, Элегант хочет, чтобы я что-нибудь спросил… к чему это?

— Горничная?

Кобылка улыбнулась и отвела от меня глаза.

— Угумс.

— Почему она?

— Когда я вышла из душа, она был в номере.

Из душа…

А! Стоп! Не о том думаешь, Фолли! А! Нет! Не Фолли! Фолл! Не о том думаешь Фолл!

Пегаска покосилась на меня, словно прочитав мои мысли.

— Ужас какой. И что дальше?

— Я увидела, что камня нет, и закричала из-за всех сил. Прибежал мой дворецкий, и остальная округа.

— Но камня у неё не было, — закончил я.

— Да.

Я задумался. Как Элегант Нек могла закричать, если у неё не было камня? Она должна была кряхтеть, как сейчас. А если и кряхтела, то как её мог услышать её дворецкий и остальные? Похоже, камень работает как-то по-другому. Странно-странно-странно.

Но Доун это даже не смутило, и она продолжила сыпать вопросами.

— А как она попал к вам в номер?

— У горничных есть ключи от всех номеров, — ответил Констентли.

— Может она выбросила камень окно? А потом собралась подобрать?

— В отелях окна не открываются, — не изменив тона, снова ответил дворецкий.

Пегаска зачесала ухо, а затем вскочила с софы.

— Нужно её допросить! Где она?

Воу, тише, «доктор Доун»! Понимаю, ты почувствовала дух расследования, но нельзя так скакать от одного к другому.

Эх… да кто её удержит?

— Удачи с этим, доктор Скарлет и мистер Дэй, — улыбнулась Нек и велела Констентли проводить нас.

Так и произошло. Дворецкий отвёл нас к администраторше и ушёл назад в номер.

х х х

Я снова побеседовал с пони за стойкой, и она сказала, где искать горничною. В её же доме. Как логично…

Туда то мы и отправились.

По дороге к нужному дому, я всё думал над этой сложившейся ситуацией. Думал, как можно разгадать загадку, имея только самое несущественную информацию, что может быть.

Итак, что это за информация.

У знаменитости, выступающей день назад, пропал магический камень из бус. Подозреваемый – горничная, которая была в номере, когда Нек принимала ванну. Когда она вышла из ванной, то обнаружила пропажу и закричала. На её крик прибежала округа, и схватили горничную, но камень у неё не обнаружили.

Что же произошло с этим камнем? Может горничная его проглотила? Может камень украли до прихода горничной? Или он пропал не в отеле, а где-то ещё? Хм… дворецкий украл? Может камень потерял магию и самоуничтожился?

АГХ! Столько всего! Что же на самом деле?! Где правда?! Почему так всё сложно?!

Хотя, как всегда, всё окажется или слишком трудным или слишком простым. Нет ничего среднего в детективах.

х х х

— Мы пришли.

Судя по этой тишине, за дверью эта пони очень тихая и осторожная. Может, там вообще никого нет. Не знаю. Но учитывая, то, как понивильцы любят пошуметь, то второй вариант вроде бы вписывается в теорию. Или она слишком порядочная, для безудержного веселья? Но зачем такой порядочной пони красть драгоценности? Или она просто шифруется…

Эта мысль мигом придала мне сил. Вот что значит быть одиночкой. Вырабатывать теории только из-за одной тишины. Одно из моих 96 умений.

Я медленно потянулся к двери.

Моё сердце чуть трепыхалось. Примерно так же, как оно трепыхается у поней, впервые переступающих порог железнодорожной станции, когда только что вышли из поезда. Как у поней, которые уезжают из города, чтобы начать новую жизнь где-либо ещё. Это то особое и социальное чувство, которое может понять только одиночка.

В тот момент, когда я пару раз стукнул в дверь, она открылась. На пороге показалась оранжевая единорожка с зеленоватой гривой. Под её жёлтыми глазами красовались два тёмных мешка, уши были прижаты к голове, да и стояла она на полусогнутых ногах.

Сразу было видно, что она долго не спала или очень перетрудилась. Интересно, горничные устают? Во всех фильмах, что я видел, горничными были молодыми кобылки с модельной внешностью, и стройными ногами. Там даже не было намёка на усталость. Интересно, зачем всё так изображать?

Пока я тонул в мыслях о том, что я в душе всегда уставшая горничная, Доун начала беседу.

— Здравствуйте. Вы Клини Флор?

— Э… да. А вы?

— Я доктор Скарлет Доун, а это… Фолли.

Чо? А как же мистер Фолл Дэй? Я ведь уже привыкать начал, хотя меня называют так меньше часа! А вот к Фолли я привыкнуть уже неделю не могу.

— А-э… чем могу помочь? Я не вызывала врачей. – Тревожно произнесла горничная.

Краем глаза я увидел, как на пегаске в котелке появилась немного жутковатая улыбка.

— Мы не врачи. Мы детективы, — гордо выпятив грудь, ответила Доун.

А ты, я погляжу, уже начала верить в это…

Единорожка задумалась.

— Детек… вы насчёт камня?

— Именно, — снова улыбнулась пегаска. — Разрешите войти?

Хватит уже расхаживать по чужим домам. Я начинаю чувствовать себя попрошайкой.

— Можем и здесь поговорить, — вздохнул я, уже заранее зная, что меня никто не послушает. Мой мнение не в почёте, так сказать. Придётся всё-таки опять лезть в чужой дом.

Для одиночки очень тяжело находиться в чужом месте. Это вызывает стресс. Прямо как у акул. Огромные зубастые твари, которые нагоняют ужас на все воды, могут погибнуть только из-за того, что слегка сменили среду обитания. Вот уж парадокс, или что это… ирония? НИВАЖНА! Я – акула!

Доун резко развернула голову на меня, и наклонила её на бок. Готовься, Фолл, сейчас на твою голову снова упадёт какой-нибудь бессмысленный аргумент.

— Хорошо…

В сердце кольнуло. Неужели, она так легко послушала меня? Да и что это за щенячье поведение? А если я тебе прикажу ошейник с поводком одеть?.. А-а-а! не о том думаешь Фолл! Не представляй это!

Вдруг усталый голос прогнал все не пристойные мысли.

— Ну и что вы хотите узнать?

Так. Собрались. Работаем.

— Говорят, вы подозреваемый. Нам бы хотелось узнать об этом поподробнее.

Горничная устало вздохнула и, закрыв дверь за собой, опёрлась на неё.

— Всё произошло ровно один день назад. Вечером. Я уже собиралась идти домой, как меня вызвали прибраться в только что заселённый номер. Я взяла свою метёлку и пошла наверх. Открыла ключом дверь, начала смахивать пыль, а тут из ванной выскакивает какая-то кобыла и начинает орать. Прибежала округа и давай тоже кричать что-то про чёрный камень и бусы. Меня обыскали, но ничего не нашли. Я даже не поняла, зачем они всё это сделали? Я ничего не поняла, но меня освободила от работы на неделю.

Её голос был уставший, но очень спокойный. Такое ощущение, что она рассказывает про кого-то другого, а её это не касается. Или же она всё тщательно обдумала и больше не расстраивается. Хмх. Ничего особенного. Но вопросы всё же есть.

— Но пони, что сняла номер не заказывала в номер горничную.

— Да, она тоже это говорила, во время моего допроса. Оказывается, я просто пришла не в тот номер. Меня вызывали в номер напротив.

— Как это могло произойти? Вы же не в первый день работаете.

— Да этот отель просто лабиринт! –вскрикнула горничная. – Я работаю уже месяц, а до сих пор путаюсь! Вот, смотрите сами!

Клин Флор быстро забежала в дом, а затем выскочила с какой-то свёрнутой бумажкой.

— Вот!

Она развернула листок и перед нами появились очертания разнообразных геометрических фигур.

— Это… план здания? – тихо выдавила Доун, всматриваясь в листок.

— Точно! Сами построите!

Ну… как бы да… заблудиться здесь гораздо легче, чем найти нужный номер. Да и чересчур странная нумерация комнат.

Есть же определённые правила! Номера рядом, или напротив, должны иметь последовательность! Но не по вертикале же! Между этажами! Что за бредятина такая?

Например, номер 37 находится на первом этаже, 38 на втором, а 39 на третьем, потом 40 снова на первом! Кто вообще придумал такую последовательность?

— Да уж, мозг сломаешь, – шепнула Доун, отойдя от листка. – Что ж, нам понятна ваша версия.

— Ну, хоть кому-то, — едва улыбнувшись, ответила единорожка. Она зевнула, почесала нос, а затем продолжила, — Это всё, что вы хотели узнать?

Я ожидающе посмотрел на Доун, а она на меня. Ну и что? Это всё, что мы хотели узнать?

Кобылка улыбнулась и ответила Флор: — Да, это всё. До свидания.

— Хорошо. До свидания, — тоже попрощалась горничная и быстро скрылась за дверью.

Хм. Так и должно быть? Ощущение, как будто мы недостаточно поговорили. Хотя, узнавать то больше уже нечего. Нужно бы всё обдумать.

х х х

После этой такой короткой беседы с горничной, моя спутница решила сделать перерыв. Мы зашли в «местную харчевню», чтобы немного перекусить и обсудить, то что в итоге у нас имеется.

— Итак! — радостно вскрикнула пегаска, стукнув копытом по столу. – Что будем есть?

А? Я думал мы дело пришли обсуждать.

— Я, пожалуй ничего, – сухо ответил я и отвернулся к окну.

Странно. Я не ел уже несколько часов и всё равно не хочу. Наверное, сам мой организм помогает мне. Ведь я сторонник утверждения, что хорошо думается только на пустой желудок. И это правильно. У меня сразу же появилось несколько догадок на счёт дела, но все они были или слишком глупые, или неправдоподобные.

А вот Доун, наверное, не знакома с этим утверждением… зачем столько набрала еды? Ты собираешься всё это съесть? Или меня подразнить?

— Может, всё-таки поешь?

— Обойдусь, — коротко ответил я и положил голову на окно.

— Ха, можешь так и сказать, что у тебя нет денег. Я могу заплатить, если ты…

— Я не нищий. Просто не хочу.

Доун улыбнулась и откусила кусочек от своего пирога… с черникой. Да, по запаху это была черника или что-то похожее.

— А, занят поиском разгадки… А мне казалась, что тебе не нравится этим заниматься.

— Мне и не нравиться. Просто хочу покончить с этим быстрее.

— Лентяй.

Я хотел было уже возразить, но с правдой, как говорится, не поспоришь. Да, я лентяй. Но какой лентяй! Лентяй со своим кредо. Сделай всё быстро и качественно, чтобы не перетруждаться и не переделывать всю работу заново. Я самый не ленивый лентяй в мире.

— Я хотя бы не вру всем подряд, — не отрывая глаз от окна, сказал я.

Пегаска вмиг оторвала себя от приёма пищи и потянулась ко мне.

— Ты о чём?

— Ни о чём, доктор Скарлет Доун.

Она вмиг отскочила и побелела. Ты чего? Как будто призрака увидела…

— А! Нет! Я просто вошла в роль! Не запоминай этого! И никому не рассказывай.

Дразнить её уже не весело.

— Как хочешь.

Пегаска надулась и снова принялась за свою еду.

— Какой ты скучный, — тихо произнесла она.

— Я просто не хочу тратить лишнюю энергию на споры с тобой.

Доун ничего не ответила. Похоже, я её обидел. Неужели ей нравится со мной спорить? Это её развлекает? Я-то думал, что я один такой, но не время сейчас до развлечений. Лучше сконцентрироваться на деле. Да и говорить лучше только о нём.

Я повернул голову к Доун.

— Что думаешь?

— А?

— Я про дело.

Она оторвалась от пирога и начала чесать голову.

— А… я?.. Что думаю? Ну…

Пегаска задумалась. Казалось, что сейчас в её голове сложилась чёткая картинка происходящего, и она уже знает ответ, но её мешает какая-то незначительная деталь. Но…

— Всё очень запутанно.

Зря я так подумал…

— Это да. Но… тебе не показалось странным то, что у горничной дома есть план отеля?

— А? Да… это странно, – Доун хлопнула по столу. — Хотя, она жаловалась на то, что она не может запомнить последовательность номеров. Должно быть, эта карта была у неё с собой всегда.

А она начала разбирается. Может она не такой уж и ужасный спутник, как мне казалось раньше?

— Хм… похоже на правду. Вот только она что-то чертила на нём.

— Чертила?

— Да. Вдоль всего плана видна вмятая линяя от карандаша, которую недавно стерли.

Доун хлопнула глазами.

— С чего ты взял?

— На складках я заметил катышки от резинки.

— Может она отмечала места, где уже сделала работу? А потом в конце дня она стирала пометки и снова делала их на следующий день?

Снова версия? Да ты молодец. Становится интересненько.

— Тогда там всё было затёрто до дыр. Да и кто отмечает что-либо линией. Я бы отмечал бы номера крестиком или чем-нибудь этаким, но только не линией…

— Хм. Может это маршрут?

— Не знаю… может она и вовсе спрятала где-нибудь этот камень в номере, просто дворецкий и Нек слепы как кроты... Так или иначе, но всё это странно.

х х х

Когда мы вышли из забегаловки, над Понивилем уже светили лучи заходящего Солнца. Зимой темнее рано, так что улицы постепенно начали пустеть. Отлично. Как говорится: меньше народа, больше кислорода. А кислород полезен для мышления, ведь так? Только я с ног уже валюсь…

— Я устал, — эхом раздался мой голос, по пустующим улицам.

— Ч-чего? Но я думала, мы ещё немного подумаем над разгадкой! – вскрикнула Доун, потрепав меня по плечам.

— Я устал. В сон клонит. Давай завтра продолжим.

— Но нет! Я не хочу спать! Давай займёмся делом! Мы слишком мало…

— Я уже с ног валюсь, тем более утро вечера мудренее.

Ха, сегодня прямо день пословиц. Или поговорок… никогда их не различал.

Услышав мои слова, Доун поникла. Я её опять обидел? Хорошо, поступим так.

— Ладно, слушай, если тебе невтерпеж, то давай так. Я тут о кое-чем подумал…

В глазах пегаски снова появилась искра. Искра приключений или что-то типа того…

— Да?

— Камень, который мы ищем магический.

— Ну, да…

— Значит, его можно будет обнаружить. Я имею ввиду на магическом уровне.

Доун подпрыгнула ко мне поближе.

— О! Я поняла, о чём ты! Нам нужен тот, кто разбирается в магии!

— Ага. Ты знаешь, где искать таких пони?

— Ха! Конечно, знаю! Блинк Стар нам в помощь.

Чёрт… вот никак не думал, что это будет мисс Тартар.

— Ну… ну, отлично. Тогда иди к ней и попроси помочь найти камень. Походи с ней по отелю, или в ратуше. Может, что-нибудь зацепите.

— Х-хорошо! Так и сделаю! А ты? – с щенячьей радостью спросила Доун.

— А я спать.

— Чего?!

— Я же говорю, я устал.

— Но…

— Пока.

Я быстро поплёлся к дому Айскрим, оставив позади растерявшуюся пегаску. Как бы то ни было, я – одиночка, а значит, я большего добьюсь, если буду один.

Но на сердце всё равно почему-то тяжко.

Нужно быть честным с самим собой, я действительно чувствую какую-то жалось к Доун, но если мы будем работать порознь то, это будет намного эффективнее. Особенно, мой спутник пригодится мне, когда мне не удастся разгадать эту загадку самому.

Да, я не собирался идти спать. Просто мне нужно было подумать об ситуации одному. Вспомнить каждую деталь, что сегодня была. Так же и делают детективы. Остаются одни, роются в своих воспоминаниях, теориях и пытаются всё это склеить. Так поступлю и я. Тем более закалка заядлого одиночки мне в этом поможет.

Но я же не просто избавился от Доун. Я просто дал её задание, которое тоже может помочь.

— …

Я решил уединится. Найти какое-нибудь комфортное, одинокое место, где я могу всё тщательно обдумать. Такое место было сложно найти, особенно в Понивиле, но оно обязательно должно было быть.

В Лас-Пегасусе я пошёл бы в библиотеку, но в Понивиле для меня это место закрыто и охраняется злобной пони в очках.

В кондитерской слишком шумно, на ферме тоже, в бутик я больше не попрусь… куда же пойти?

х х х

Спустя примерно полчаса, я сидел в одинокой, как и я, беседке, с горячим кофе в копытах. Солнце уже скрылось за горизонтом, но всё ещё грело, своими алыми лучами. Вокруг никого не было, так что я могу спокойно всё обдумать.

Так, с чего бы начать? Всё по порядку.

Знаменитая кобылка (земнопони) приезжает в Понивиль, чтобы провести концерт. Чтобы выступать, ей нужен магический камень. Позже она приезжает в отель, снимает бусы с этим камнем и идёт в душ. В это время к ней в номер заходит горничная (единорог), случайно перепутавшая место уборки. Знаменитая кобылка выходит из душа, обнаруживает горничную и пропажу камня. Кричит. Срывает голос. Сбегается округа. Обыскивает горничную, но не находят камень. Куда же он делся?..

Хм… и что? ЧТО?...

Я непроизвольно стукнул по деревянной колонне.

— …

Из разговора с горничной меня заинтересовала стёртая линия на плане отеля…

Из разговора с Элеган Нек меня заинтересовал… шум от продува вентиляции… бред.

Опять вздох. На этот раз уж слишком сильный. Хм… помнится случай, когда я из-за таких непроизвольных вздохов переворачивал страницы в книге. Как же это бесило. Приходилось прикрывать рот.

— …

В этот момент в голове щёлкнуло.

Озарение, посланное с неба самой святой Фауст.

Линия, вентиляция, камень... Твою же мать!

Я быстро выскочил из беседки. Забив на свой недопитый кофе, я побежал в сторону кристального замка, что искрился в последних лучах уходящего солнца вдалеке.

Только бы успеть!

х х х

У меня было чувство, что она всё ещё там.

Я изо всех сил рванул к дому принцессы дружбы. Пустые улицы – удобная беговая дорожка.

Давай, пожалуйста, окажись там…

Я пробежался по изогнутому мосту, едва не потеряв равновесие. К счастью, я всё же добежал невредимым до нужного места.

Я забарабанил в кристальные ворота и через минуту они отворились, и показалась единорожка с коротким хвостиком тёмно-синих волос, недовольно скрестившая ноги и рассеянно глазеющая на меня.

Я пытался заговорить, но не мог. Только отчаянно старался восстановить дыхание.

— Стар…

— Чего ты так запыхался?.. И чего тебе дома не сидится?

Я проигнорировал её вопрос.

— К тебе приходила Доун?

— А? Чего ты болтаешь? Сначала верни мне мою…

— Отвечай.

Я устал, а голос у меня охрип. В итоге это прозвучало довольно грубо.

— Н-не надо т-так злиться…

Блинк задрожала, брови поднялись, на глаза было видно, как наворачиваются слёзы.

Успокоившись, я медленно выдохнул.

— Я не злюсь. Просто очень спешу.

— Х-хорошо…

Блинк прикрыла рот копытом и отвела глаза. Она на редкость легко поддавалась давлению. Ох, плохо.

— Так Доун была здесь? Ты знаешь, где она сейчас?

— Э… да. Она приходила попросить меня обнаружить чёрный камень… ты в курсе, как я поняла из её слов. Но, я не могу ничем помочь. Чёрные камни плохо поддаются заклинению поиска. Прости, я не очень понимаю чем вы с ней занимаетесь, — Прошептала она неуверенным тоном и смущённо на меня посмотрела.

Я же сказал, что спешу…

Прочитав это у меня на лице, единорожка занервничала и попыталась вернуться к теме.

— Э-это, она сказала, что пойдёт домой. А утром к тебе…

…Правда? Значит, она решила дать мне отдохнуть до завтра. А потом мучить меня и дальше…

— Где её дом?

Кобылка махнула в сторону дома, в конце улицы.

— Дом, что прямо по улице. А в чём дело?

Переспросила меня Блинк, не понимая, почему я молчу. Но мои ноги уже пришли в движение, не давая даже ответить.

Впрочем, хоть я и тороплюсь, надо же хотя бы поблагодарить её.

— Спасибо! Люблю тебя, Блинки! — Крикнул я, срываясь с места.

За спиной раздался пронзительный визг. Но он был не важен. Важна только Доун.

х х х

Копыто дрогнуло, и раздался стук. Я стучал в дверь. И стучал так словно я скаут разносящий печенье за время.

Странно… обычно я всегда кручусь около дома в раздумьях и сомнениях, но тут я с лёту начал тарабанить в дверь. Наверное, экстаз берёт своё.

За дверью я почувствовал какое-то движение. Наконец, она отворилась и предо мной появилась пурпурная кобылка с голубоватой гривой и большими розовыми глазами, которые моментально дрогнули, завидев меня.

— Ф-фолли? Что здесь делаешь?

— Ты нужна мне.

Мордочка пегаски стала пунцовой, словно впитав последние лучи Солнца, перед его заходом.

— А-э-э… это… для расследования! Нашего с тобой расследования!

Вроде выкрутился. Мало ли что она там успела нафантазировать.

— Ты же хотел поспать?..

— Да-а-а! Нет. То есть немножко. Не важно! Надевай свой котелок, бери фонарь и… у тебя есть лом?

— Л-лом? — неуверенно переспросила Доун. — Да, есть. У отца в инструментах должен быть. А зачем?

— Вопросы потом. Давай быстрее.

Кобылка хихикнула и скрылась за дверью. Через минуты 3 она вновь стояла на пороге в том же бежевом пальто, котелке и с сумкой, откуда торчали лом и фонарь.

Я без лишних слов выхватил у неё сумку и побежал вперёд к отелю.

В голове не было никаких мыслей. В первый раз моя голова была совершенно пуста. Любая сторонняя мысль могла выбить ту, которая посетила меня в беседке. Главное не упустить её.

Сквозь сугробы я продвигался всё ближе и ближе к месту назначения. Позади меня бежала Доун и, словно читая мои мысли, молчала.

Идеальный спутник.

Наконец я увидел отель из-за голых крон деревьев. Скоротав дорогу через маленький перелесок я меньше чем за 10 минут добрался до трёхэтажного здания.

— Фолли? Куда ты? Вход же здесь! — возмущённо крикнула мне пегаска, но я проигнорировал её и побежал за отель.

Должно быть здесь… должно…

Пока мы бежали, на Понивиль уже опустились сумерки. Прекрасная пора в преддверии ночи — моего любимого времени суток, но даже любование пейзажами не было важно. Я, подготовившись, достал из сумки фонарь и стал светить им в стену отеля, пытаясь найти то, ради чего я сюда пришёл.

— Что ты делаешь? — недоумённо произнесла Доун, всматриваясь в пятно света на стене.

— Ищу… ищу… ищу-у-у… да! Вот!

— И что это? — не меняя интонации, спросила пегаска.

— Вентиляционная решётка. Ты должна выломать её ломом. Вперёд.

— Ч-чего?! Ты совсем из ума выжил? Чем тебе эта решётка не угодила?

— Увидишь. А теперь скажи мне, ты мой помощник?

— Д-да…

— Так делай, что велено!

— Ладно, только не ругайся.

Эй! Ты говоришь прямо как Блинк Стар. Не смей рыдать!

— Извини. Хорошо, я сейчас тебе подсвечу, а ты лети к решётке и выламывай её.

Пегаска вздохнула и схватив инструмент полетела к указанному месту.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь… — тихо произнесла она.

— Я тоже.

Я направил луч света, а Доун, резво схватив лом, выломала решётку без какого либо труда.

— А почему это я должна ломать чужую собственность? — возмутилась кобылка.

— Потому что мои крылья жутко болят из-за этого дурацкого пальто! А теперь перестань задавать вопросы и протяни копыто в шахту.

Она без лишних слов начал шарить в вентиляции, и через секунду вскрикнула:

— Я что-то нашла!

— Молодец! Надеюсь это не крыса!

— ЧТО?!!

Кобылка взвизгнула и бросила находку в мою сторону, но я ловко поймал её. Да, часы одиночной игры в хуфбол, дали свои результаты. Одиночество, опять ты меня выручило.

Отлично, и что же вы нашли, доктор?

Я посмотрел на копыта и моё сердце замерло.

Голова опустела, всё потемнело, появилась боль в колене… странные же симптомы…

— …

— Что? Что там? — затрещала Доун, подлетев ко мне.

Я повернул свои копыта к ней и показал ей её же находку.

Глаза пегаски расширились и губы едва дрогнув, произнесли:

— Камень... но как? Как ты узнал, что он там?

— Давай сначала вернём побрякушку хозяйке. Позже скажу.

С этими словами я развернулся и медленно пошёл в сторону главного входа.

Настроение было таким… таким хорошим. Давно я не был таким. Даже словив себя на том, что у меня на лице глупая ухмылка, я не стал убирать её. Я был просто счастлив. Наконец-то у меня что-то получилось.

Через минуту Доун уже долбилась в заветную дверь с номером 39.

А ещё через минуту мы наблюдали за валяющейся на полу Элегант Нек, которая обнимала свой потерянный камешек.

Стоит ли её говорить, что мы его нашли в куче пыли в вентиляции? Не-е-ет.

— О, Святая Селестия! Вы нашли его! Но как? Где? Почему-у-у?!

Похоже, мы сломали её голову… зато голос починили. Доун теперь на 7 небе от счастья.

— Да, мне бы тоже хотелось узнать, если вы не против, — спокойно сказал дворецкий Констентли, — Должно быть это захватывающая история.

…?

— Ну… мне просто повезло. Ничего здесь особенного нет. Просто сложил 2 и 2.

Элегант Нек быстро встала с пола и, схватив меня и Доун за плечи, громко протараторила:

— Пожалуйста, мистер Дэй, доктор, поведайте нам эту историю!

А?

— Ну как хотите. Но эта история не захватывающая и не очень интересная.

х х х

Вернёмся на день назад. Вечер. Элегант Нек, после утомительного выступления приезжает в отель и остановилась в номере 39. Сняв украшение, она положила его на видное место и ушла в душ.

В это время горничной из этого отеля приказывают убрать номер 36. Учитывая, что все номера расположены в нужной последовательности, но через этажи, номер 36 оказался напротив номера 39 на третьем этаже. Горничная, перепутав номера, начала прибираться и, увидев вещицу, решила присвоить её себе, но тут, Нек выходит из ванной. И что же делать горничной? Ведь вещь хорошая, времени мало, да и нужно сделать всё так, чтобы тебя не засекли. Ей на глаза попадается вентиляция. Она, магией переносит камешек в решётку, тем самым спрятав его и оградив себя от виновности. Нек видит постороннюю и кричит. Прибегает округа, ищет камень, но не находит. Горничную оставляют в покое.

Позже она ищет план здания и отмечает на нём маршрут, по которому камешек мог укатиться. Она же член персонала отеля, а значит, наверняка знала про продув вентиляции. Камень мог укатиться только в одном направлении — на самый конец вентиляционной шахты, которая выходит прямо под крышей. Там-то мы и нашли камешек.

Да уж… история не для книги. Но всё же, как не хотелось бы мне это признавать, мне было интересно и… очень муторно… Целый день на эту фигню угробил.

Дворецкий, Доун и Элегант синхронно моргнули глазами, уставившись на меня. Нек подошла ко мне поближе и прижала к груди нашу находку.

— Это… это просто потрясающе мистер Дэй!

Я невольно остолбенел. Только подумать, меня похвалили… И учитывая то, что я не испытываю какого-либо отвращения, меня похвалил не я.

Чо?..

— Вы выполнили мою просьбу и, по всем законам, вам присуждается награда, — она мило улыбнулась и обернулась на своего дворецкого. — Что там я обещала, Констентли?

Ответ не заставил себя ждать. Дворецкий моментально ответил ей:

— Три оплаченных дня в отеле Кантерлота и проход за кулисы после выступления в каком-либо городе. Оу, и ещё вы обещали отпуск дворецкому.

Нек хихикнула и снова повернулась к нашей парочке.

– Что ж, вы вернули мне камень, мой голос снова в норме, так что я могу продолжить тур. Ох-хох-хо, нужно ещё в Филидельфии и в Кантерлоте успеть, до праздников. Чувствую, не видать мне отдыха.

Позже, Нек отдала Доун несколько различных билетов и тоже стала собираться в дорогу. Мы же не стали долго гостить и, попрощавшись, сразу же ушли.

х х х

Проходя мимо настенных часов, что были прямо над выходом, я понял, что прошло всего 15 минут, как мы шагнули на порог. Быстро же мы управились.

Но что-то не так… Как-то тихо. Слишком тихо.

Чёрт, опять клишированная фраза…

Я метнул взгляд на молчащую пегаску, что шла рядом. Её лицо просто светилось от счастья. Конечно, засветится, если у тебя в копытах билеты на концерт знаменитости.

А я слышал, что за такие бумажечки пони дерутся. Дураки…

Хотя, я бы и сам разбил пару голов за билет на концерт группы The Pomones. Но эти билеты, к сожалению, не на их концерт. Чёрт! Я жажду крови!

Когда мы вышли на улицу, над Понивилем уже светила луна и звёзды.

Подумать только… я занимался этим «расследованием» целый день… и не умер! Ещё утром я был убеждён в том, что если я начну работать, то помру от скуки, но я остался жив. Ура. Может мне всё-таки устроится на какую-нибудь работу?

Вдруг я почувствовал, как что-то коснулось моей ноги. Обернувшись, я увидел Доун, пристально глазеющую на меня. В копытах у неё уже не было тех бумажек, но лицо всё продолжало светиться от счастья.

— Фолли, — чуть ли не шепча, произнесла она, не отпуская моего копыта. – Спасибо тебе.

— А?

Меня хватило только на одну букву. То ли я засмущался, то ли я очень устал… кстати да, это скорее усталость. За сегодняшний день я только сделал пару глотков кофе и всё. Кофе-кофе-кофе… Кофе, ты не помогаешь, я уже залипаю на ходу!

Я вздрогнул и, отойдя на шаг, назад ответил кобылке:

— Да не за что. Я ничего такого и не сделал. Простое везение.

— Но, ты все же помог достать мне билеты на выступление! Как и обещал!

Обещал? Ты меня заставила! Как же удобно сначала заставить, а потом говорить «ты сам этого хотел». Так обычно поступали мои учителя в школе.

Я зевнул, и ничего не ответив пегаске, шатко поплёлся по снежной тропинке. Перед глазами появилась чёткая инструкция действий.

Цель: Диван. Место: Кондитерская Пай.

Вдруг позади я услышал прерывистый голос Доун:

— Фолли, п-подожди!

— Ну что опять? – раздражённо спросил я, не оборачиваясь.

Пегаска остановила меня и снова встала напротив. В её копыте было два билета.

— Это твоё.

Билеты? Один на концерт, а другой до Кантерлота, если я правильно понял?

— Не нужно, — кратко ответил я и снова продолжил путь до своей указанной цели, но ситуация повторилась.

— Почему? Ты заслужил!

— Я тебе уже говорил, что я не поклонник Элегант Нек. И ещё я говорил, что не люблю Канерлот. Так что отдай эти билеты своим друзьям.

— Но ты же тоже мой друг.

Оп-па-па. Когда это мы успели стать друзьями?

— Друг? Хо-хо, ты ошибаешься.

— А?

— Мы с тобой не друзья. У меня не друзей. Они мне не нужны больше.

— Почему?

— Есть причины.

Пегаска удручённо посмотрела на меня и опустила уши. Я её что, опять обидел?

— Это… извини. Дело не в тебе.

— Я понимаю. Просто… — она на секунду зависла, а затем, вздохнув, продолжила. – Ладно, позже об этом поговорим.

— Ха, всё ещё надеешься на то, что я соглашусь ехать?

— Не боись, я тебя опять заставлю, — засмеялась кобылка и снова толкнула меня в плечо.

Чёрт! А она ведь может… вдруг я почувствовал, что всерьёз могу поехать в этот Кантерлот… Или даже пойти на выступление Нек… чёрт!

Так или иначе, но мы добрались до главной площади Понивиля. Перед глазами уже начало всё плыть, но пару раз встряхнув головой, сон отошёл.

Вон уже и кондитерская видна… я иду, диванчик!

— Фолли?

А-а-а, ну что опять?! Почему ты так активно отрываешь меня от сна?

Я повернулся к жалобному голосу.

— Это… я тут подумала… что будем делать с горничной?

Что делать с горничной? Фраза уж слишком… ай, ладно, уже даже сил не хватает на сторонние мысли.

— Ничего. По виду она не такая уж и плохая пони. Просто не смогла устоять перед побрякушкой.

— И мы её просто так отпустим? – возмутилась Доун, а затем мотнула головой в сторону одной из дорожек, ведущих куда-то от площади. – Уже поздно. Мне в ту сторону.

Чего?! Да ты издеваешься!

Я тяжело вздохнул.

— Ну не обрывать же разговор на полуслове. *Поди, ты это специально*…

— Ничего не специально! Просто так получилось…

— Угу… ладно, провожу тебя, — ответил я и поплёлся по новому маршруту.

Кобылка улыбнулась и покраснела. Да так, что её пунцовость можно было с лёгкостью рассмотреть в полумраке.

— С-спасибо.

х х х

После нескольких минут ходьбы и разговоров, Доун всё-таки согласилась отстать от горничной. Она ещё немножко по-возмущалась, но потом постепенно замолкла. И в такой тишине мы дошли до её дома. Я отдал ей сумку с ломом, закинул туда же фонарик и собирался уходить, как неугомонная пегаска вновь остановила меня.

— Сегодня было просто потрясно! – улыбнулась она и подошла ко мне. – Было в первый раз так здорово!

— Ага, только не привыкай. Больше я не буду играть в детектива.

Она засмеялась и ответила: — Понятно. Так и думала.

Наступило неловкое молчание. Говорить уже было не о чем, так что больше ничего не оставалось, как просто покинуть сцену.

— Уже поздно, — я глянул в сторону кондитерской.

— Ага… что ж, пока. До завтра.

Может и до завтра. Хотя, скорее всего я завтра даже с дивана не встану. И послезавтра. Такой нагрузки, что была сегодня я ещё не испытывал.

— Угу, покеда, — ответил я и медленно поплёлся до дома Айскрим, еле переставляя ноющие копыта.

Напоследок пегаска что-то прошептала, но я не услышал что. Да и какая разница? Сейчас важен только диван. Да и шепнула ли она? Мне наверняка это почудилось. Как и валяющаяся вдалеке около ворот своего дома Блинк Стар… это же она там валяется? Ладно, пофиг.

Когда тебе так хочется спать, то сам и не замечаешь, как всё автоматически становится не важно...

Я уже, походу, готовый. Как бы не упасть в сугроб по пути…