Автор рисунка: Devinian
Глава 12: Мой детектив Глава 14: Моя вера в одиночество

Глава 13 + (0.2): Моя сестра

Многие могут не понять, что это за нумерацию глав я придумала(я вообще сама не очень догоняю), но попытаюсь объяснить. 13 глава никак не влияет на основной сюжет, это просто маленький рассказик про наблюдения Фолли за пони, которые его окружают в настоящее время. Так же в главе присутствует продолжение истории про прошлое Фолли (пс! Это "0.2", если кто не понял=3).

Так же я в начале каждой главы буду вывешивать краткое описание действующих лиц, чтобы никто не запутался. Я то сама бывает не очень понимаю кто-там-кто.

Фолл Дэй: Главный герой. Пегас, с испорченным мировоззрением.

Айскрим: Пухлогривая земнопони. Безумно любит своих друзей.

Блинк Стар: Чересчур высокомерная единорожка. Принцесса.

Сторм Бриз: Дружелюбный пегас, залегающий на сидр. Влюблён в Паулу.

Файрбрэнд: Элегантный пони-дракон, любящий всех исправлять.

Паула: Фермерша из семьи Эппл. Имеет большую семью.

Вайт Лили: Тихоня единорог с длинными голубыми косами, иногда меняющие цвет.

Скарлет Доун: Пегаска, ведущая активный образ жизни.

Голд и Рэд: Старшие братья Паулы. Близнецы, любящие аферы и розыгрыши.

Элси Тванкл: Земнопони из Лас-Пегасуса. Учится фокусам. Давняя подруга Фолл Дэя.

Тодд Репруф: Единорог с бушующей фантазией. Давний друг Фолл Дэя.

Санни Бим: Единорожка, работающая в книжном магазине. Подруга Фолл Дэя из Лас-Пегасуса.

Вейв «Вейви» Вайнд: Младшая сестра Фолл Дэя.

Порывы ветра били по окну. Отсутствие высоких зданий, защищавших меня в Лас-Пегасусе и слишком просторная местность между домами, делали звук дребезга стекла очень непривычным явлением. Посмотрев в окно, я увидел, как ветер поднимал лежачие сугробы в воздух, вынуждая тех бедолаг, что были на улице укутываться сильнее в свои шарфы и спешить домой.

Наконец, в Понивиле пасмурно. Не то, чтобы я этому рад, но чувство того, что можно просидеть целый день дома и никто тебя за это не упрекнёт, больше камина грела мою душу. Я смотрел на дребезжащее окно и всё никак не мог прислушаться к разговору.

— Боже, ну и погодка! Клаудсдейл сегодня постарался на славу! Зачем им устраивать такую метель? Я помню, как однажды из-за такой погоды…!

Айскрим размахивала копытами и трещала без умолку, а Блинк Стар кивала в ответ, вставляя замечаний, когда это было нужно.

— Хм. Наверное, такая погода из-за того, что они не смогли точно распределить график хорошей и плохой погоды.

Блинк Стар не из болтливых, но если разойдётся, то не заткнёшь. Возможно, она просто хочет похвастаться своими догадками, а может просто хочет включиться в разговор получше.

— Наверное… эй, Фолли, а ты что думаешь? – Вдруг спросила Айскрим самую неожиданную персону, какую только можно спросить о таком.

Странно, что она меня вообще заметила, ведь помимо меня в этой кондитерской чуть ли не вся их «шайка» собралась. Тут и Сторм, и Блинк Стар, и Доун, и Паула, и пони-дракон, чьё имя я не запомнил, и Вайт Лили. В общем, я взаперти со стольким народом, что можно начать беспокоится о своей безопасности.

Сделав вид, что над чем-то задумался, я лениво ответил пухловолосой кобылке:

— Не знаю. Спроси лучше у Бриза.

Она ничуть не обидевшись на мой сухой ответ, резко кивнула и подскочила с другому пегасу с тем же вопросом. Бриз начал что-то говорить, но вся его версия происходящего оказалась просто интерпретацией слов Блинк Стар.

Я всё сидел около окна и наблюдал за городом, совсем забив на пони, что болтали позади.

— …

Интересно, какая сейчас погода в Лас-Пегасусе? Там же только иногда выпадал снег, да и то, только на горах Эпплвуда. Хотя, когда такая метель бушует, не очень-то верится, что там всё спокойно.

Помнится мне случай, как мы с сестрой специально уговаривали родителей отвезти нас на эти горы, чтобы посмотреть на снег. Тогда это было очень непривычно, а сейчас хочется, чтобы этого снега вообще никогда не было.

Вдруг я почувствовал, как в сердце немного кольнуло.

Да уж, знакомый укол из прошлого. Интересно, как живёт сестрёнка? Всё ли с ней в порядке?.. Может…

Так же я почувствовал, что на моём лице появился маленький едва заметный оскал. Тут неожиданно что-то мелькнуло в поле моего зрения. Что-то яркое.

Я повернул голову вбок и увидел Сторма Бриза. Он как всегда озарял помещение своим присутствием.

— Йоу, Фолл, всё в порядке? – с доброй улыбкой спросил пегас, присев рядом.

Это что, фильм? Нельзя же так непринуждённо спрашивать о моём самочувствии! Так, глядишь, мне на тебя не наплевать станет.

— …А? Нет, всё классно.

— Да? А по твоему виду не скажешь.

Не загоняй меня в угол. Я-то думал, что я мастер избегать разговоров, а ты рушишь все мои представления о себе.

Я вздохнул и вновь отвернулся к окну.

— Да, так. Вспомнил кое-что.

Я попытался подобрать такую интонацию, чтобы сразу было ясно, что я не собираюсь продолжать разговор, но…

— Что именно?

… он слишком «толстокожий» для этого.

— Не твоё дело, — монотонно ответил я без доли грубости.

Пегас встряхнул головой и воскликнул, стукнув меня по плечу.

— Эй, я пытаюсь быть с тобой дружелюбен.

Да неужели. Твоё копыто не больно таки дружелюбно.

Я только фыркнул, даже не взглянув в его сторону, но Сторм не собирался обрывать разговор, всё пытаясь меня расшевелить.

— И как же ты собрался исправляться, если не хочешь делиться своими чувствами?

Так, это всё больше и больше похоже на кино. Второсортное такое, без глубокой мысли, рассчитанное только на молодых кобылок, у которых все мысли только о романтической жизни. Только вместо Сторма должна быть какая-нибудь клонированная главная героиня, а вместо меня простодушный паренёк-неудачник.

И когда я вообще собирался делиться чувствами? А, точно…

— Исправляться? Ты наш разговор в больнице вспомнил? Ха, может я тогда и дал слабину, но искоренить моё одиночество тебе не получится!

Я наигранно засмеялся, но смех мой оказался намного громче, чем я рассчитывал. Иными словами, меня не слышали только в Кантерлоте.

Когда я закончил этот препадошный смех маньяка, то оглянувшись, увидел пристальные взгляды всех, кто был в комнате. Концентрация отвращения ко мне увеличилась на 110%. Почти такая же была, когда я, получив хорошие оценки на конец года, и решил исполнить брейк-данс в своей комнате, но это увидела сестра через приоткрытую дверь.

— Придурок, — вздохнула Блинк Стар, уткнувшись в книгу.

— Эт точно, — так же вздохнул пегас рядом со мной, сделав при этом фейсхуф.

Я захотел вынести себе мозги косяком от подоконника. Это так, к слову.

В осуждение даже включился пони-дракон, которому я когда-то чихнул в лицо. Надо же, он единственный, кому я передал свои бациллы, а до сих пор не знаю кто он.

Пони-дракон цыкнул и, подойдя ближе, произнёс:

— Тебе определённо нужно что-то сделать со своим смехом. Он ужасен. Попробуй полоскать горло или петь. Если хочешь, я научу тебя как красиво смеяться…

Тут в разговор влезла и тихоня Вайт Лили.

— Ну, он не так ужасен…

Ох, спасибо тебе, Вайт! Ты единственная, кто...!

— …Просто немного противный.

Ладно, если даже такой милашке-добряшке не понравился мой смех, то значит он действительно ужасен, а следовательно я должен извинится… было бы за что.

Я бросил взгляд на оставшихся кобылок. Айскрим виновато улыбнулась в знак неохотного соглашения со всеми, Доун злобно на меня посмотрела и отвернулась, надув губы, а Паула и вовсе дремала на диване.

— Аэ… извините, — выдавил я и вновь отвернулся к окну, сделав вид что ничего и не было.

Все поступили так же, хотя пони-дракон всё ещё хотел продолжить свою лекцию.

Больше никогда не буду смеяться… не дождётесь…

— То есть я тебя не переубедил? – вновь спросил Сторм Бриз. На нём была всё та же улыбка.

После такого то представления, сложно что-то сказать. К горлу прямо комок подкатывается.

— Ни разу. И чувствами делятся только слабаки.

— Но кому-то ты должен довериться.

— Однажды я уже попробовал. Не вышло.

О! Да наша беседа перешла от романтической мелодрамы к просто драме, где я в роли бывалого вояки, разочаровавшегося в жизни, а Сторм в роли… дамочки, которая пытается вытащить его из этой трясины… О, Селестия, как это стремно.

— Ну… — почесав затылок, протянул пегас. — Ты же говорил у тебя есть сестра.

— Сестра? – послышался голос Айскрим.

— У тебя есть сестра?! – воскликнула Доун.

— Да, есть. И она единственная, кому я доверяю. Но она сейчас далеко отсюда. В Филидельфии.

Прозвучал хлопок закрывшейся книги. О, Блинк Стар, тебе стало интересно, раз даже книга тебе показалось не такой занятной? Или ты её тупо дочитала…

— Неудивительно, что она так далеко. Кто же тебя вытерпит такого? – усмехнувшись, произнесла она.

Сколько же в тебе высокомерия…

— Ну, твой брат тоже от тебя съехал в Кантерлот, — засмеялся, словно демонстрируя для меня свой слащавый смех, пони-дракон.

— А твоя от тебя в Мэнхеттен, — сквозь сон улыбнулась Паула.

— Гхм-м…

Пони-дракон фыркнул, а потом улыбнулся, погладив спящую кобылку по гриве.

Сторм Бриз косо посмотрел на это. Ревнивость: 8 из 10.

— А от меня мой братец никуда не уезжал, — встрял он между ними.

— Зато я от своих хочу съехать. Достали со своими розыгрышами, — снова промычала Паула. Пегас тоже погладил её по гриве, но получил шлепок в нос. Ауч.

Айскрим подхватив запал, тоже грохнулась на диван к Пауле.

— О! А я наоборот хочу быть вместе со своими кузенами!

— Напомни сколько их?

— Ну-у-у-у… — Айскрим начала что-то считать на копытах (как будто это помогает). — Шесть сестёр и один брат!

— Тот, который весь такой мрачный и играет рок музыку на своей жуткой гитаре? – тихо спросила единорожка с длинными голубыми косами, все краснея и краснея лицом.

— Ага. Но он очень добрый.

Мда… спорим он спит в гробу и высасывает души из яблок.

Смотря на эту диванную компашку, я захотел уйти в дальнюю комнату и продолжить свой дозор за метелью из другого окна, но тут кто-то подполз ко мне поближе и подёргал за крыло. Доун, дура ты такая, не трогай мои и без того бедные крылышки!

— Фолли, а какая твоя сестра?

Что ещё за вопрос такой? Хотя... слишком уж нормальный. Что-то из разряда «как дела?» или «чё-кого, суч…»… гхм.

— Добрая, милая, временами доставучая, очень шустрая и общительная.

Я сказал это так быстро, что даже не понял ,что я сказал. Всё произошло как на автомате. Либо я так сильно по ней соскучился, либо она стала мной манипулировать, не давая мне сказать про неё плохо… это как-то жутко.

— А это случайно не Айскрим? – усмехнулась Блинк Стар из тёмного угла.

— Вот уж…

— А я бы хотела, чтобы Фолли был моим братом! – воскликнула пухловолосая кобылка, спрыгнув с дивана. Все разом замолчали.

— …

— А что? Он обо мне заботится, я о нём, живём вместе. Чем мне не старший брат? Эй, Фолли, хочешь быть моим братом?

Меня немножко затрясло. Конечно, это было не больше шутки, но мне почему-то стало как-то не по себе. В горле снова встрял комок, а в мыслях было только слова вроде «Хрена себе поворот…».

В голове сразу всплыло один случай, связанный с сёстрами и братьями…

х х х

— Фух…

Вздохнул я сам себе под нос, оказавшись внутри своего дома. Пусть повсюду и пахнет духами сестры, но самое главное условие выполнено идеально. Я один. По сравнению с одиночеством, все недостатки моего дома сразу становятся малосущественными. Пропадает запах духов, грязная посуда на кухне и эта ужасная фотография с моей рожей на стене.

Бог одиночества снова в своей одинокой башне. Хе-хе…

Хлопнув дверью, я подошёл к дивану в гостиной и с грохотом упал на него. Такое я мог себе позволить только когда был один. Если бы в доме был ещё кто, то я бы сразу ушёл в свою комнату, но когда никого нет, то весь дом — моя комната.

Могу есть где хочу. Могу болтать что хочу. Никто меня не упрекнёт и не сделает замечание. Вот, что такое радости одиночества. Одиночество – путь к свободе.

Словив, себя на отлично сказанной фразе, я решил, что все полезные дела на сегодня завершены и поэтому было бы неплохо немного вздремнуть.

Но я не смог.

В голову всё лезли ненужные мысли… В основном касающиеся последние 2 недели. С момента встречи с фокусницей.

За эти две недели произошло очень много событий, по сравнению с моими обычными каникулами. Знакомство с Элси Твайнкл, встреча с Тодом Репруфом и Санни Бим значительно придало краски в мою жизнь. Почти каждый день я вижусь с этой троицей в книжном магазине и помогаю Элси с фокусами. У неё теперь намного лучше получается. Даже заставила меня немного испугаться, когда пропала в клубах фиолетового дыма вчера. Да и не только меня…

Тодд до сих пор не владеет магией телепортации, которую так долго учил, а Элси и без рога может оказываться в другой точке за секунду. Когда она успевает выучить что-то новое?

Я зевнул и перевернулся на бок. В поле моего зрения попали настенные часы, что так сильно успокаивали меня своим непрерывным тиком.

«Тик-так. Тик-так…»

Когда-нибудь вы остановитесь, и спокойствию в моей жизни придёт конец.

В ту же секунду дверь в доме отворилась и на пороге появилась маленькая оранжевая кобылка с красноватой гривой. На шее у неё красовались белые наушники с зеркальным отражением ноты. Её всегда счастливое лицо постоянно нагоняло на меня особый заряд бодрости и в то же время утомления… не знаю как описать, но вы меня непременно поймёте, если у вас есть младшая сестра.

— О! Братик, — удивилась маленькая кобылка, завидев меня на диване. — Не думала, что ты здесь.

— А где же мне ещё быть? – с едва ощутимой долей грубости ответил я.

Она сняла свои наушники и, не предупредив, плюхнулась рядом. Я еле успел отскочить на другой конец дивана.

— Ты постоянно где-то пропадаешь. Дома тебя не застать. Что с тобой происходит? Обычно ты сидишь на своём чердаке и что-то читаешь, а на этих каникулах как сам не свой.

Её манера так тараторить слова меня немного бесит. И умиляет… так что именно?

У меня всегда были противоречащие чувства к сестре. То я хочу, чтобы она навсегда исчезла из моей жизни, то чтобы она никогда не переставала со мной разговаривать. Вот какая фигня происходит. Ни с одним пони у меня не было ничего похожего. Сестры – это особые существа, которые выходят из рамок нормальности. Ты их ненавидишь и любишь всем сердцем. Младшая сестра — самый близкий для тебя враг.

Не то чтобы я такой врун и подлец, но рассказывать своим «врагам» то, что я провожу своё свободное время в компании двух кобылок и одного нечто, я не хотел. Так что поступлю как всегда – совру.

— Хожу в библиотеку.

Кобылка снова усмехнулась.

— Не ври.

— Чего? Что значит «не ври»? – упрекающим тоном ответил я кобылке, забыв про её иммунитет к упрёкам. Попросту не воспринимает их. Во всяком случае мои.

— Я и так знаю, где и с кем ты бегаешь. Просто… хотела узнать, станет ли братик мне врать, — она отвернулась и сделала вид, что вытирает слезу, но затем снова повернулась и улыбнулась.

Надоедливая малявка. Откуда ты можешь что-то знать?

Вспомнив, что моя сестра не отличается особыми интеллектуальными способностями, я решил ответить атакой на атаку. Так же и поступают те, кого прижали к стене?

— И что ты знаешь? Ты же постоянно со своими друзьями в магазине музыке торчишь. И больше не общайся с тем придурком с ирокезом. Родители знают вообще с кем ты дружишь?

Вейви вместо того, чтобы придумывать себе оправдание, решила поступить точно так же как и я. Ах, точно моя сестрёнка.

— Элси Тванкл, Санни Бим, и потный единорог в пальто, – Как будто невзначай сказала она в пустоту.

— …

— Хочешь сказать, откуда я их знаю? Да просто. Слежка.

Я чувствую себя в опасности… особенно когда она раскрывает все свои карты. Как будто думает, что уже меня победила.

Ладно… атака номер 2: сыграем на её самолюбии.

— Это низко даже для тебя.

— А? Чего тут низкого? Я просто беспокоилась о своём братике! — растерянно промямлила она.

Сработало! Все пони слишком высокого о себе мнения, и они всегда бесятся, когда сами же подставляются.

— Поэтому следишь?

— Да! Пропадаешь целыми днями, а я беспокойся! Вдруг ты связался не с теми пони, или ещё чего…

Сестрёнка…

Я почувствовал, как на глазах наворачиваются слёзы. Никогда ко мне не были так добры…

— Ладно, спасибо за беспокойство.

— Ха! Теперь ты мне обязан! Пойдёшь со мной сейчас по магазинам! Мне так много нужно купить!

Так… А я ведь уже и забыл, что сестре только и надо, чтобы получить выгоду... запомни, Дэй, чтобы трогательное она не сказала – не смей ей верить!

— Вот уж!

— ДА! ПОЙДЁШЬ!

— НЕТ!

— ДА!

— НЕТ!

— ДА!

— ВЫ, ОБА! ЗАМОЛКЛИ И ДАЛИ МАТЕРИ ПОСПАТЬ! – С руганью из своей спальни лениво вползла наша мама. Её спутанные рыже-жёлтые волосы, криво на конце носа сидящие очки и усталый взгляд... Эй! Я что, был не один дома?! Я же мог серьёзно накуролесить! Заорать на всю комнату там… или ещё что…

— Дя, мама…

— Извини, мамя… — Извинились мы с Вейви. Мама сухо кивнула и уползла назад в спальню. Ладно, у неё выходной, так что пусть спит сколько влезет.

Трудно ей приходится. Особенно учитывая то, что ей эта работа совершенно не нравится. Лучше уж вообще не работать.

Уже подойдя к двери спальни, мама кинула на меня свой взгляд. – Это… когда пойдёшь с Вэйви по магазинам, то присматривай за ней. И смотри по сторонам, когда дорогу переходишь вместе с ней дорогу. И не давай ей убегать вперёд, ладно?

— Да, да. Всё с ней будет в порядке.

Мои родители очень любят Вейви. Не только из-за того что она девчонка или младшая, нет, но ещё и из-за того, что она работает по дому, у неё получается всё, за что она ни возьмётся, не говоря уже о том, что она такая очаровашка. Неудивительно, что они её так любят и берегут.

Что же до её старшего брата (меня), я сомневаюсь, что к нему родители относятся так же.

Мама глубоко вздохнула и посмотрела на меня, положив копыто на плечо.

— Я же о тебе тоже беспокоюсь, дурачок.

— …М?

Ладно. Наверное, я не такой уж и нелюбимый.

Мама тепло улыбнулась и снова направилась в свою обитель.

— И помой посуду. А то мне лень.

— Блин, мама…

Только я проникся семейной любовью, как меня нагружают работой.

Да уж, с мамой не соскучишься. Всегда найдёт, чем бы мне заняться, так что в выходной ей лучше на глаза не попадаться. Чего не скажешь об отце. Он сам бы помыл посуду, а нас бы даже не спросил.

Наш в Вейви папа чересчур образцовый. Возможно самый образцовый отец, что может быть. Даже удивительно, как наши родители смогли встретить друг друга, уже не говоря о взаимной любви. Они как земля и небо.

Ведь мама – пегас, а папа – земнопони. Но они отличаются не только по расовой принадлежности, но так же и характерами. Мама – брюзга, любит поспать, вспыльчива и не очень дружелюбна к соседям. А отец, наоборот, очень даже дружелюбный, трудоголик, спокоен и безмятежен. Но они, как, ни странно, любят друг друга и прекрасно гармонируют. Просто чудо, что они ещё вместе.

— *Чего застыл братик?* – вдруг раздался шёпот сестрёнки, выгнав меня из раздумий.

— *Да так, – тоже перейдя в беззвучный режим, ответил ей я. Дома оставаться небезопасно, так что лучше будет по-быстрому вымыть посуду и спрятаться где-нибудь в городе, пока 7-часовой сон монстра в спальне не закончится. — Ладно, попёрли в по магазинам. Сейчас, только посуду помою…* — вздохнул я и отправился к роковой горе из грязных тарелок.

х х х

Минут за двадцать мы добрались до первого Небесного Лас-Пегасусского пассажа, который располагался под облаками на земле. Небесный разве не должен быть наверху? К чему тогда такое название? Реши, я бы, что он находится в верхнем городе, то ни за что бы туда не полетел – столько денег нету. Одно зелье для ходьбы по облакам для сестрёнки кучу монет бы стоило! Почему его бесплатно не раздают? Надо бы Селестии пожаловаться…

Хотя я, наверное, в её чёрном списке после моих докладов о заговоре против страны среди моих одноклассников… или про то, как я писал ей, что над нашей мэрией флаги висят не в правильном порядке… блин, как я ещё на луне-то не оказался?

Народу здесь было довольно много. И много тех, кто даже просто не хотел ничего покупать. Как сказать… пассаж – любимое место отдыха местной молодёжи. Они просто бродят большой компанией среди магазинов и шумят. Короче, враги повсюду.

Я чувствовал себя не в своей тарелке. Даже чуть больше, чем обычно. На висках моментально выступил пот и глаза разбегались во все стороны. У меня есть некий страх перед огромной толпой. Особенно перед той, которая с лёгкостью может меня затоптать (это примерно 36 взрослых пони или 70 детей).

А вот Вейви чувствовала себя намного бодрее. Конечно, толпа народу – это её стихия. А когда она ещё и выделяется на его фоне, то на её лице и вовсе появляется неконтролируемая улыбка на миллион битов. Это рефлекс что ли какой-то?

Как бы то ни было, но народу было гораздо больше, даже для пассажа. Больше походило на толпу пони, которая хочет попасть на выступление вондерболтов.

Вейви то и делала, что дёргала меня за крылья и тыкала в сторону витрин.

— Братик, смотри! Смотри, какая шляпка! Мне бы она пошла?

— Ага.

— Смотри! Какой потрясающий чайный сервиз!

— Ага.

— Братик! Это же фото рамки! А-а-а…

— Ага.

— О!

— Ага.

Вейви всё продолжала восхищаться всякой фигне, а я всё лениво подтверждал. За это время мы обошли половину магазинов, что здесь были и набрали на свои 50 битов столько вещей, сколько захотела Вейви. А хотела она многого…

Через полчаса моя сумка была полная и чуть не рвалась от всякой купленной чепухи, в роде, кучи дисков разнообразных жанровых групп, которые так любит сестра. А вот она ничего не несла. Такова учесть всех старших братьев, поэтому-то я и не люблю с Вейви ходить по магазинам. Всегда я в роли грузчика!

— Братик, смотри! Ты знаешь что это? – с восторгом вскрикнула сестра, прилипнув к одной из миллиона витрин, но я, не обращая внимания, пошёл дальше по тротуару.

— Ага.

— И что же? – снова спросила она.

— Ага…

— Братик!

Что она спрашивала? А, знаю! Одна из схем диалогов с сестрой.

— Да-да, ты у меня самая красивая.

— Братик!!!

Оп. Она, оказывается, не хвалилась. Кто бы мог подумать? Но и что тогда?

— Что-то не так? – виновато улыбнулся я, почесав голову.

— Купи мне эти ролики!

— Чего? Ролики? Мы все твои деньги потратили.

— Купи на свои!

Какова дерзость. Ты случайно не принцесса?

— Вот уж.

— Пожалуйста! Вейви хочет ролики! – упала она к моим ногам.

— Ты даже кататься не умеешь.

— Научусь!

— Ты, скорее всего, разобьёшься на них. Не хочу покупать сестре гроб. А если родители узнают, то и мне он понадобится.

— Ну!.. Братии-и-ик! Разве ты не хочешь сделать свою сестрёнку счастливой?

— Нет.

— А-а-а-а-а-а-а-а! Ну пожалуйста! Я очень-очень-очень хочу ролики! Обещаю, что если ты мне их купишь, то я больше никогда не буду просить тебя о чём-либо ещё! И отстану от тебя! И не буду за тобой следить!

А вот это уже интересно. Она уже не только отстать от меня предложила, но и слежку прекратит. Зная Вейви, она скорее всего не выполнит этого, но потом можно вновь сыграть на её самолюбии… Вот эта удача! Сколько у меня там денег осталось?

х х х

Через несколько минут, в парке, что был недалеко от пассажа я, согнувшись в три погибели, одевал на Вейви её только что купленные ролики. Они оказались намного дороже, чем я рассчитывал потратить (а потратил я все свои деньги), но всё же это того стоит. «Заплати и живи дальше», как говорится. Обычно я на эти деньги покупал себе недельный запас кофе, а сейчас я купил себе спокойную жизнь (или неделю, если Вейви не надоест.)

Наконец я застегнул последнюю застёжку и грохнулся на скамейку, где была и моя сумка. Мой взгляд упал на один из дисков, который выпал из полуоткрытого кармана. Что? DJ-PON3? Не знал, что сестрёнка слушает её. Так, что у неё ещё есть? Гм… Pink Day, Horsehead. Не знаю такого. Да я вообще музыку почти не слушаю, я и не обязан их знать.

— Братик! – вдруг раздался дребезжащий голос сестры. Солнце слепило глаза, так что я даже не попытался открыть их и посмотреть на сестру.

— Чего тебе? – лениво протянул я, не глядя запихивая всё что выпало назад в сумку. Тут по моему копыту что-то ударило.

— Помоги мне! Чего расселся?

— С чем?

— А ты как думаешь? Я же… кататься не умею. Поучи немного.

— А что мне за это будет?

Кобылка задумалась, а потом, щёлкнув роликами об асфальт, ехидно улыбнулась:

— Ты же не хочешь, чтобы твоя сестрёнка разбилась?

Пользуется моей любовью к ней… ну точно моя сестра.

х х х

Знаете подобное чувство никчемности, когда вас о чём-то просят, а вы, после вашего согласия, оказывается и не нужны? Очень мерзкое чувство.

Как только я начал помогать сестре сделать на роликах хотя бы шаг, она, слово по волшебству угнала на них вперёд, исполняя необычные пируэты. Сначала я подумал, что она просто поиздевалась надо мной и кататься она умеет не один день, но когда она после кружка вокруг озера вернулась с кьютимаркой, у меня чуть сердце не выпрыгнуло.

— Братии-и-ик! – прокричала Вейви, стремительно приближающаяся ко мне на огромной скорости. – У меня кьютимарка появилась! Братик! Кьютимарка! Братик..! Помоги мне остановиться!

Чо?

Остановиться? Она что, не умеет?! Какого чёрта, Вейви?!

Я мигом вскочил со своей скамьи и полетел на встречу к сестре.

х х х

Домой я возвращался с шишкой. С такой шишкой, которая потом, как оказалось, не сошла ещё две недели. Но зато сестрёнка цела. А вот та тележка с хэйдогами нет... Хорошо продавец добрым пони оказался. Только посмеялся, поздравил Вейви с получением кьютимарки и дал нам по хэйдогу. Хорошо жить в мире, где до фига дружбы и любят детей.

Вейви, дожевав свою нямку, сделала кружок вокруг меня, красуясь своей «новоиспечённой» меткой. Метка была в виде молнии, внизу которой располагались три маленьких колёсика. Молнии… странно. Я думал, только у пегасов есть метки в виде молний. Это какое-то разрушение общественных правил и природных законов… да, сестре подходит.

— Да-да, лучшая метка в мире, — устало вздохнул я, попытавшись выйти из этих кругов Тартара, но только вступив на грань, я почувствовал, как Вейви обняла меня. Гх…

— Спасибо, братик, — пропищала она.

— Э… ладно. Только давай… это… заканчивай. Народ уже косится.

Она открыла мою сумку и достала от туда какую-то коробочку.

— Это тебе, братец. Купила в одном из магазинов.

Я без лишних слов робко взял подарок в копыта, и, открыв его… нефига не понял. В коробочке оказалась какая-то серебряный кулон в форме сердечка.

— Это?..

— Ага, — кивнула Вейви, — это для тебя. Когда придём домой, то ты вставишь в него нашу фотографию, чтобы всегда быть вместе со мной.

— Аэ… типа, ладно, но он… для кобылок.

— Почему?

— Не мне тебе говорить, что сердечки и украшения – это женские вещи! Ух… сделаем так. Я даю его тебе. Носи его, чтобы всегда быть со мной. Это будет мне больше сердце греть, осознавая то, что ты помнишь обо мне. А тебя-то я и так никогда не забуду, — лениво протянул я.

Услышав это, на глазах Вейви появились маленькие капельки в уголках глаз.

— А? А… Братик, я тебя тоже никогда не забуду! – Снова обняв меня произнесла она, всё сильнее вгоняя меня в краску.

— Эй-йей, не говори так, как будто я сейчас жизнью жертвую! Это как-то жутко, знаешь ли.

Хотя после того, как родители узнают, что я ей ролики купил, я могу реально с жизнью распрощаться…

х х х

Вот уже и дом показался.

Вейви убежала вперёд, что бы похвастаться родителям своей кьютимаркой, оставив меня позади, волочить огромную сумку со всякой чепухой. Будь моя воля, то выбросил бы всё это в ближайшую урну, но тогда появится риск быть задушенным подушкой.

Пройдя несколько метров, из кустов вышло что-то большое и жуткое. Глаза слепило заходящее солнце, но я сразу догадался, что это было, когда она издало знакомый и противный смех. Тодд Репруф.

Он встал прямо напротив меня, но я посчитал, что лучше бы мне его проигнорировать. Так и сделал. Не бросив на него и взгляда, я прошёл мимо, а он даже не шелохнулся. Я уж было подумал, что пронесло, но как оказалось нет.

— Завтра утром в обычном месте! Нужно кое-что обсудить!

Я, сделав вид, что не услышал, уже встал на крыльцо дома, как он опять басом заорал:

— Будь один! Следи, чтобы хвоста не было! И никому не рассказывай об этом!

— Прекрати орать. Я всё услышал, ладно! А теперь вали быстрей отсюда, пока родители не увидели, с кем я общаюсь!

Он начал размахивать копытами в сторону моего дома и вновь заорал: — Вознесись, барьер!

— Придурок… – с этими словами я закрыл за собой дверь, оставив улыбающегося единорога в очках снаружи.

Боже, он даже не обижается на это. Наверное, он тоже освоил искусство игнора, как и я. Тодд тоже одиночка, но он не из-за того, что по характеру такой, просто его отвратительная манера так вести себя многих отпугивает.

Сумка упала на пол. Я попытался поднять её, как увидел прямо перед собой пару бирюзовых копыт. Чёрт, мама…

— Ты купил Вейви ролики?

— Ну, э-э-э… нет. То есть да, — робко произнёс я.

— О, боже, о чём ты только думал? Она же кататься не умеет, а ты ей их купил, даже не спросив меня! Или отца! А если бы она пострадала?.. Стоп, что это? – мама, повернула мою голову и нащупала мою недавнюю шишку.

Если я скажу, что случилось на самом деле, то лишу Вейви её роликов, а себя спокойной жизни. Обманывать маму не очень то и приятно, но я ведь работаю в лучших побуждениях, разве нет?

— В магазине, случайно стукнулся об дверь.

Мама прищурилась и снова посмотрела на мою шишку.

— Хм… хорошо, поверю. Просто… будь поосторожней в следующий раз… — она вздохнула и погладила меня по голове. – Что с тобой в последнее время? То синяк, то шишка… ладно, пошли лучше отпразднуем кьютимарку Вейви.

Не дождавшись моего хоть какого-либо ответа, она ушла на кухню, а я смеренно двинулся за ней.

Вдруг что-то стукнуло меня по спине, тем самым вытащив меня из пучин воспоминаний. Вот это флэшбэк…

— Чего застыл, Фолли? – послышался позади голос Сторма.

— Буря закончилась.

Пегас аккуратно подполз к окну и тихо сказал.

— А? И вправду.

Тут же к окну подползла и Айскрим.

— Уоу! Ну и снега выпало!

— Да! Можно отдельный снежный Понивиль построить!

Услышав это, Паула вскочила с дивана и тоже прильнула, а за ней и все остальные, что были в комнате. Так и было потерянно моё любимое место около окна.

— Дай посмотреть! Мне не видно!

— Так не одно же окно!

— Но я хочу смотреть вместе со всеми!

— Как потом это всё убирать весной…

— Не переживай, в прошлом году намного больше снега было.

— Только и половины зимы не прошло…

— Помню, Прабабуля Смит рассказывала про год, когда вообще снега не выпадало.

— Это тот случай с отменой зимы?

— Ага.

Хмх. Эти пони так радуются всяким мелочам, что даже странно становится. А их разговоры такие непринуждённые и лёгкие.

Быть может в таких всеобщих радостях и проявляется дружба? Они всем своим видом доказывают, что они друзья. Я бы и на словах «вместе со всеми» уже давно рассмеялся бы, так что дружба мне не светит.

— Пойду, немного прогуляюсь, – тихо произнёс я, но никто и не услышал. Тем лучше. Я накинул свой шарф и, тихо закрыв дверь, пошёл по заснеженной тропинке, снова вспоминая былое.