Автор рисунка: MurDareik

XCOM и его союзники

"Во что же мы ввязываемся?" – спросил себя Стил Сонг в пятый раз за все те дни, что он посвятил тщательному сбору любой доступной информации о конфликте, посреди которого оказалась Сумеречная Гвардия.

Прошла уже почти неделя с тех пор, как он, вместе с Шайнинг Армором и Стар Шот, коллегами Стила из Королевской и Ночной Гвардии соответственно, был приглашен недавно коронованной Принцессой Твайлайт в зал Мемораториума. Поскольку ни Стар Шот, ни сам Стил так и не были представлены ей должным образом, они оба пришли к выводу, что именно это и было причиной собрания, хотя выбранное место и показалось им довольно странным. И пусть Селестия и Луна действительно провели знакомство, чего капитаны не ожидали, так это эмоциональной мольбы о помощи находившимся в отчаянном положении "людям" от новой принцессы. В Мемораториуме одно воспоминание сменялось другим, в то время как аликорн рассказывала о тех друзьях, что ей удалось завести в далеком мире и об ужасах, с которыми те сражались; ужасах, с которыми и ей самой пришлось столкнуться.

На лицах двух других принцесс не проявилось ни одной эмоции, вероятно, благодаря столетиям практики. Реакция Стар Шот была сдержанной, но все же крепко стиснутые зубы и широко раскрытые глаза явно выдавали обуревавшие ее чувства. Шайнинг Армор держался чуть лучше, однако его стоическая маска дала слабину, когда его сестра завершила повествование, и он заключил ее в объятия. Эта просьба о мобилизации Гвардейских Дивизионов была всем, что она могла сделать. Поскольку Королевская Гвардия находилась в подчинении Селестии, Ночная Гвардия управлялась Луной, а Сумеречная Гвардия руководилась ими совместно, молодая принцесса не могла попросту приказать им помочь своим друзьям.

Но приказов и не требовалось. Шайнинг Армор немедленно согласился с ее доводами, а миг спустя Стар Шот и Стил Сонг присоединились к нему.

Вскоре после этого была отправлена делегация, заключившая с людьми формальные соглашения, а точнее, с их гвардейским подразделением под названием "XCOM". Поначалу различия между ними не казались капитану существенными, до тех пор, пока тот не погрузился в колоссальный массив предоставленной информации. Как и на Эквусе, каждое государство людей обладало регулярной армией для защиты себя и своих интересов. Хотя в их мире и существовал ряд международных организаций, призванных выступать единым фронтом против любой возникающей угрозы, они зачастую утопали в бюрократии и, как правило, по-настоящему спонсировались лишь несколькими странами, при том, что членством в них обладали десятки.

XCOM же являлся тем, что внушало Стил Сонгу одновременно и уважение, и страх. Эта организация была создана для защиты планеты от угроз извне, и официально не спонсировалась и не подчинялась ни одному государству. С одной стороны, это освобождало их от засасывающего болота бюрократии, требовавшего на каждое действие одобрение всех наций, но с другой они являлись вооруженным формированием, оперирующим по всему миру вне зависимости от согласия официальных властей. Краткая беседа Сонга с коммандером Дэвидом Брэдфордом во многом сняла его беспокойство о потенциальном использовании ресурсов столь необычной организации в дурных целях, однако когда он попытался побольше узнать об этом "Совете", который их финансирует, тот ушел от вопроса.

Для Стил Сонга, привыкшего к абсолютной прозрачности и четкой вертикали власти, не знать, кто стоял над коммандером Брэдфордом, было крайне неприятно… Но, как и любой хороший капитан, он не жаловался на новое назначение. Расследование Стила показало, что до сих пор XCOM проявлял наибольшую эффективность в борьбе с напавшими на их мир монстрами среди всех вооруженных сил людей, и потому он молча проглотил свои возражения и продолжил изучать доступную ему информацию.

От ведущей в офис Стила двери раздался состоявший из трех нот перезвон, и он, подняв копыто, нажал на расположенную на столе кнопку. Миг спустя дверь отворилась, и внутрь вошел бежевошкурый пегас в повседневной униформе.

– Присаживайся, Хантер. Как все привыкают к новому месту?

Хантер оглядел пустынный офис своего командира, после чего запрыгнул на предложенный металлический стул, посверлив перед этим его пару секунд взглядом.

– Это плохо, что я уже скучаю по твоему старому офису? Это место кажется таким… холодным.

– На улице лето, а здесь почти двадцать шесть градусов.

– Ты понял, что я имел в виду, – Хантер вновь повернулся к Стилу. – Здесь нет ни капли индивидуальности, а металлические стены заставляют меня думать о тюремной клетке.

– Насколько я понял, люди не проводят много времени в надземных постройках, поскольку большая часть их работы проходит под землей для сохранения секретности. Они идут на немалый риск, позволяя нам занять это строение; думаю, это редкая уступка для чужого комфорта с их стороны, но все же лишней она не является, – ответил Стил, отодвигая свои исследовательские материалы в сторону и поворачиваясь прямо к Хантеру. – И ты все еще не ответил на мой вопрос, лейтенант, – и с последним словом Стил снял свисавший с его шеи амулет и положил его на стол.

"Переводческие талисманы удобны, но если у людей имеется способ подслушать наш разговор, я бы предпочел не делиться с ними всеми своими мыслями".

Упоминание звания немедленно заставило Хантера выпрямиться и прочистить горло, пока он убирал свой собственный магический артефакт.

– Доун сейчас в Медотделе, проводит тесты на своих исцеляющих заклинаниях, а также знакомится с медицинским оборудованием "людей", чтобы мы случайно не поубивали друг друга, пытаясь оказать первую помощь. Боюсь, для деталей тебе придется дождаться ее отчета, хотя, судя по всему, в поле люди немногое могут предложить помимо обезболивающих и бинтов. Если кто-то будет серьезно ранен, его выживание до тех пор, пока мы не вернемся на базу, будет зависеть именно от Доун.

– Ясно. Продолжай.

– Скай Болт вот-вот лишится последнего рассудка от всех этих технологий, которыми люди обладают. И ей удалось пробраться на один из расположенных на базе испытательных полигонов…

– Она проникла на запрещенную территорию? – перебил его Стил, после чего устало поднял копыта и потер виски. – Мы здесь еще меньше недели. И если мы вообще собираемся помочь людям, то нам надо завоевать их доверие, а этого не произойдет, если кто-то из нас будет постоянно совать свой нос в те места, в которых они не хотят нас видеть.

– Согласен, хотя, как мне кажется, эта проблема больше не возникнет, – когда капитан приподнял бровь, Хантер пояснил: – Та зона, в которую она пробралась, была местом, где люди тестировали своих големов, и у нее произошел небольшой эпизод, – Стил поморщился, и лейтенант понял, что лежавший за его словами смысл был донесен в полной мере. – Но в конце концов все вполне успешно уладилось, поскольку присутствовавший главный инженер сумел успокоить ее. Он помог мне отвести ее обратно на верхние уровни и затем выдал ей один из этих "компьютеров", вроде того, что стоит у тебя. С тех пор она разрывается между изучением всего, к чему у нее есть доступ, и модернизацией наших шлемов для приема человеческих сигналов.

– И как у нее дела с последним? – спросил Стил, прежде чем добавить: – К слову, тебе удалось увидеть этих големов? Боюсь, мне не удалось добраться до их новейших разработок…

– Теперь наши шлемы будут способны передавать и принимать базовую информацию, дружеские и вражеские отметки, а также радиоволны. Насколько я слышал, это нечто вроде того недавнего изобретения минотавров. Судя по всему, при помощи него можно говорить с тем, кто обладает аналогичным устройством, настроенным на ту же частоту, – дойдя до второго вопроса, Хантер отвел взгляд в сторону. – Что до големов, мне не удалось ничего узнать помимо того, что они большие и шумные. Вооружение схоже с таковым у людей, разве что больше размером. Те немногие цели на стрельбище, которые я смог увидеть, больше напоминали кучу мусора. И, похоже, они используют в качестве этих целей тех монстров, которых обратила в камень Принцесса Твайлайт.

– Они пропустили тебя на полигон? Это удивительно, учитывая, сколь ревностно они оберегают закрытые от нас участки. Стоп, тебя внутрь провела Болт, не так ли? – копыта Стила вновь потянулись к его вискам. – Когда она завершит отчет о шлемах, скажи ей передать его мне лично. Может, она и усвоила урок, но мне все же хочется убедиться наверняка.

– Будет сделано. И к слову о ревностно оберегаемых секретах, когда я спросил их главного инженера о том, как големы контролируются, он достаточно неуклюже ушел от ответа. Боюсь, детали мне неизвестны, но этот процесс явно не из приятных, – когда капитан приподнял бровь, Хантер лишь пожал плечами.

Откашлявшись, пегас продолжил:

– У Сабры дела идут лучше. Он задал свой вопрос нескольким людям, и каждый раз получал новый ответ. Насколько мне известно, сейчас он обсуждает это с двумя из них. Первого зовут… Кан? Чан? Чжан… точно, Чжан. Тот, что со шрамами. Второй немного похож на медведя, но его имени узнать я не смог.

Стил бросил взгляд на свои собственные заметки о тех людях, с которыми ему удалось познакомиться на текущий момент, и затем кивнул.

– А Нова? Я полагал, что из всех гвардейцев именно он может влипнуть в неприятности.

– Нова Бим в последний раз был виден в компании одного из солдат с нашей прошлой тренировки. Той, что низкая.

Стил вновь взглянул на свои записи.

"Прошло меньше недели, но мне все равно неприятно, что я до сих пор не узнал все имена".

– Это должна быть… майор Фуджикава? – по слогам прочитал он странное имя.

– Нет-нет, другая. С металлической рукой. И глуповатой улыбкой. Судя по всему, она обожает розыгрыши, что объясняет, почему они столь хорошо поладили, – пояснил Хантер.

– Возможно, Нову стоит тоже попросить зайти ко мне…

На лице Хантера появилась ухмылка.

– Я уже с этим разобрался, босс. Я предупредил капитана Харриса о потенциальных неприятностях, в которые эти двое могут влипнуть, но он был на удивление равнодушен. По его словам, до тех пор, пока их проделки не идут во вред безопасности базы и здоровью персонала, на них смотрят сквозь пальцы. Судя по всему, это хорошо влияет на мораль бойцов.

Стилу потребовалась пара секунд, чтобы переварить эту информацию, после чего он кивнул.

– Не забудь передать Нове, что в этом мире распространяются те же правила, что и дома, на случай, если он решит сговориться с этой женщиной для проведения своих розыгрышей. И если его поймают с ведром краски или фотографирующей аппаратурой, то все кухонные наряды до скончания времен будут принадлежать исключительно ему. Также напомни ему, что люди едят мясо.

– Понял, сэр, – произнес Хантер с едва заметной усмешкой, и у Стила появилось навязчивое подозрение, что его заместитель вспоминал последствия того самого розыгрыша. – Что же до меня, то особых проблем нет, помимо беды с контролем погоды. Не думаю, что мне удастся сотворить точечный удар молнией, но броня "Mark III" позволит мне остаться в привычной форме, и, полагаю, точно так же будет обстоять дело и с остальными, если судить по последним тренировкам, – на миг прервавшись, Хантер поправил воротник своей униформы. – И я чувствую, как среди гвардейцев нарастает недовольство из-за этой одежды. Знаю, мы носим ее из-за культурных различий с людьми и для того, чтобы не вызывать у них неудобств, но что насчет нашего собственного комфорта? Или, говоря конкретнее, моего комфорта?

Стил усмехнулся, услышав давно ожидаемую жалобу.

– А ты бы предпочел говорить с ними без униформы? Ты же сам читал культурную сводку, и тебе не хуже меня известно, что именно их культура ассоциирует с отсутствием одежды. Если тебе от этого станет легче, когда эта сводка попала в копыта Принцессы Твайлайт, она покраснела как томат и не могла членораздельно говорить целый час. За все то время, что она здесь провела, на ней не было ни клочка ткани.

– Но если ей сошло это с копыт, то почему мне нельзя? – недовольно проворчал Хантер, после чего махнул ногами, признавая поражение, когда Стил пригвоздил его суровым взглядом. – А у тебя как дела, босс? На твоем лице всегда воплощение невозмутимости, но как ты на самом деле себя чувствуешь?

"Как я себя чувствую?" – повторил Стил его вопрос у себя в голове, наклонившись вперед и потратив пару секунд на то, чтобы собраться с мыслями.

– Этот народ пугает меня, Хантер. Я вижу многое из того, что делает их по-настоящему великими, но я также замечаю и то, чем они стали из-за того, чего у них нет, – он поднял глаза на вновь выпрямившегося Хантера, с лица которого исчезла вся веселость. – У нас есть Селестия, которая тысячу лет наблюдала за нами и наставляла нас. Она управляла как нашим культурным, так и технологическим развитием, а также приглядывала за остальными народами Эквуса. Да, это не дало нашей науке достичь уровня людей, однако в то же время эквестрийская культура в течение долгих веков оставалась гармоничной и позитивной, по большей части.

– Чувствую, сейчас прозвучит одно важное "но", – не столько спросил, сколько заявил Хантер, когда в разговоре возникла пауза.

– Помнишь, как ведет себя Болт, работая над своей "Колибри"? И сколько нам потребовалось времени для того, чтобы освоить воздухоплавание? – произнес Стил, и когда его собеседник кивнул, продолжил: – Люди создали свое первое воздушное судно чуть более столетия назад. Теперь же у них есть аппараты, способные летать выше, чем видит глаз, и которые могут нести на себе достаточное количество вооружения, чтобы испепелить каждый дюйм поверхности от Кантерлота до Понивилля. Они изобрели пушки менее тысячелетия назад, а теперь их орудия способны поразить цель размером с мой дом из-за горизонта. А ведь это их технологии тридцатилетней давности. Лишь Селестии ведомо, какие открытия они успели совершить с тех пор.

– Я думал, люди подчиняются некоей высшей силе, – задумчиво протянул Хантер, прикрыв на миг глаза. – В культурной сводке упоминалось несколько богов, оказывающих влияние на их жизнь. Наверняка…

Стил покачал головой, заставив пегаса остановиться посреди предложения.

– Они совсем не похожи ни на Селестию, ни на Луну, ни даже на Дискорда. Насколько я понял, они оказывают свое влияние через несколько древних текстов, возраст которых исчисляется тысячелетиями, и их не заботят возможные отклонения своих последователей от этих наставлений. К тому же, почти каждый из этих богов заявляет, что именно он и только он является истинным, а их последователи регулярно творят по-настоящему варварские деяния по отношению друг к другу во имя своего покровителя.

– Единственное, что регулярно заставляет их объединяться и работать сообща – это нечто, воспринимаемое ими как угроза. Последняя великая война в этом мире началась из-за человека, речи которого об определенной группе людей убедили его сограждан, что они будут обречены, если не нападут на них. Он и его друзья убили миллионы, прежде чем их удалось остановить, Хантер, – Стил сделал небольшую паузу, подчеркивая свои слова, и глаза пегаса округлились. – Если бы не монстры, атакующие людей сейчас, меня бы страшила судьба Эквестрии и всего Эквуса.

– Почему? – прошептал пегас, словно боялся услышать ответ.

– Потому что тогда угрозой в их глазах были бы мы.

Почти минута прошла, пока они просто продолжали молча сидеть и переваривать разговор, прежде чем Хантер, наконец, заговорил:

– Босс, ты знаешь разницу между одним пони и табуном?

Вопрос заставил капитана на миг задуматься, и он откинулся на спинку своего стула.

– Полагаю, речь идет не о количестве голов?

– Ага. Один пони – разумное существо. С ним можно договориться, воззвать к его здравому смыслу, да и сами по себе пони по самой своей природе добрый народ. Встань перед ними выбор, они всегда предпочтут сделать то, что правильно, – начал объяснять Хантер. – Но вот табун пони – это пугливый и безмозглый монстр, склонный пускаться в паническое бегство по самым нелепым причинам. Мне кажется, эти люди разделяют с нами эту черту. Каждый из них является разумным индивидом, но собираясь вместе, они добровольно расстаются с частью своей свободной воли. И некто, обладающий достаточной харизмой, с легкостью может превратить эту безмозглую толпу в кровожадного монстра, способного совершить что угодно.

– Это весьма проницательно с твоей стороны, – произнес Стил, но приподнял бровь, увидев, как Хантер поднял копыто, прерывая его.

– Твои собственные слова также превосходно подходят под эту аналогию. Мы стали добрым по своей природе народом, потому что Селестия также является доброй. Но до нее был Совет Единорогов, а еще раньше нами правила Королева Солария. Возможно, ты об этом не слышал, но пару лет назад один из моих контактов сообщил о том, что, весьма вероятно, являлось открытием столетия. Им удалось обнаружить заброшенные руины времен Соларии, и прибывшие на место археологи определили в них одно из королевских подземелий. Знаешь, что они нашли внутри? – спросил Хантер, посмотрев Стилу прямо в глаза.

– Кости пленников? – не столько спросил, сколько заявил капитан.

– Статуи. Более десяти тысяч статуй обращенных в камень пони, на теле каждого из которых был выбит список прегрешений. Дальнейший анализ также показал, появились эти надписи на их телах до того, как они были обращены в камень. Некоторые из них звучали, например, как "Посмел посмотреть на Королеву без ее соизволения". Я веду к тому, что это лишь еще одна черта, являющаяся общей и у нас, и у людей. Как и у нас, в их истории есть множество героев и монстров, и последние далеко не всегда выглядят как порождения Вечнодикого леса, – завершил свою речь Хантер, запрыгнув обратно на стул и взяв копытом талисман перевода. – Согласен, обнаруженное тобой действительно является поводом для беспокойства, но и у нас хватает скелетов в шкафу. Думаю, мне стоит возвращаться обратно и удостовериться, что Нова не успел влипнуть опять в какую-нибудь историю. Мы оба знаем, на что он способен, но у меня есть подозрение, что люди оказывают на него дурное влияние. У тебя еще есть вопросы, босс?

Стил не смог сдержать усмешки, ответив:

– Лишь один, Хантер. Ты был прав, я действительно ничего не слышал о той раскопке, но, как мне казалось, подобная находка все-таки должна была найти освещение в прессе. Ты не в курсе, что в итоге произошло?

– Принцесса Селестия заставила их прекратить свою работу, – ответил пегас и, увидев изумление на лице своего командующего офицера, пояснил: – Как только весть об открытии достигла ее, она предложила всем исследователям невероятно выгодные рабочие позиции в школах, причем предложение было действенно в течение очень ограниченного времени. Большая часть археологов тут же ухватилась за предложение, те же, кто отказались, не смогли найти ни финансирования, ни заинтересованности в продолжении раскопок. Один из них даже, набравшись храбрости, спросил у нее об этом в ходе заседания Дневного Двора, и она ответила, что "Прошлые грехи должны оставаться погребены и забыты", прежде чем Королевская Гвардия выпроводила его вон.

– Спасибо, Хантер, – искренне поблагодарил его Стил, почувствовав, как лежавший на его сердце камень начал исчезать. – Похоже, мне просто был нужен взгляд со стороны. И не забудь напомнить Нове о правилах. Если принцессы смогли превратить Твайлайт в бессмертного аликорна, то я более чем уверен, что смогу убедить их повторить процедуру с участием Новы.

– Кухонный наряд. Навечно! – захохотал Хантер, направившись на выход. Он почти успел дойти до дверей, когда один из расположенных на столе Стила коммуникаторов зажужжал.

Капитан нацепил свой талисман обратно, после чего нажал копытом на одну из кнопок.

– Капитан Стил Сонг на связи, я вас слушаю.

– Капитан, Сумеречной Гвардии дали зеленый свет, – твердый голос Шайнинг Армора заставил обоих пони резко выпрямиться. – У вас десять минут на подготовку. Подробности сообщат уже в воздухе. Удачи, Стил.

------

Шесть шлемов с разнообразной окраской, но одинаковым стилем, аккуратно стояли в ряд перед Скай Болт. Оставшуюся часть свободного пространства на столе занимали разнообразные радиодетали, но пегаска не обращала на них ни малейшего внимания. Ее взгляд ни на миг не отрывался от компьютерного монитора, в то время как она пыталась разом охватить все то невероятное количество информации, что предоставили ей люди.

Поначалу присоединение к Сумеречной Гвардии было лишь средством для достижения изначальной цели, способом найти финансирование для ее истинного призвания. Именно амбициозный ум Скай Болт стоял за созданием дирижаблей, разработкой брони Сумеречной Гвардии, а также рядом других изобретений, благодаря которым она, несомненно, оставит свой след в эквестрийской истории на множество столетий. Возникни у нее подобное желание, она могла бы все оставшиеся годы жить на гонорары с ее разработок и не шевелить ни единым копытом. Не то, чтобы оно у нее имелось. Теперь она являлась сумеречным гвардейцем до мозга костей.

Но глядя на человеческие достижения она чувствовала себя… никчемной.

"Посмотрев на их историю, видишь постепенный и размеренный прогресс, но в какой-то момент они просто совершают резкий скачок вперед", – пронеслось в голове у Болт, и она, дотронувшись до сенсорного дисплея, запустила проигрывание видеозаписи одного из человеческих аппаратов в действии. На ее взгляд, он выглядел довольно-таки уродливым, с его сплошными углами и плоскими поверхностями, и обладал аэродинамикой кирпича с крыльями. Однако, несмотря на нехватку эстетики, эта машина с легкостью оторвалась от земли, взлетела вверх подобно стреле, скрылась вдали, а затем, вернувшись, на полной скорости пролетела мимо камеры.

Пегаска представила, как человеческое судно обогнало "Колибри", ее гордость и отраду, словно стоячую.

"Вызов принят", – подумала Болт про себя, после чего закрыла видео и попыталась найти всю информацию о людских аппаратах, какую только смогла. Какая-то часть ее разума – гордость – воспротивилась возможности совершить прорыв, опираясь на уже проверенные методы, применяемые людьми. Но гораздо большая часть – любопытство – с легкостью одолела ее.

Однако вскоре эти изыскания были прерваны вежливо похлопавшим по спине копытом, которое едва не заставило ее свалиться со стула от неожиданности. Резко обернувшись, она увидела Сабру, смотревшего на нее извиняющимся взглядом.

– Самахани. Я не хотел напугать тебя, Скай Болт, – произнес зебра, после чего взглянул на расположенные в ряд на столе шлемы. – Ты завершила свою работу над шлемами?

– Шлемы? Эм… да? – запуталась было она, прежде чем проследить за взглядом Сабры. – А, да! Я сделала несколько модификаций, и теперь наши шлемы смогут "говорить" с шлемами людей и с электроникой. Система распознавания врагов и друзей будет общей для всех, а еще они теперь имеют встроенную радиосвязь! Я также поработала с одним из человеческих инженеров над системой отслеживания целей. Поскольку они почти всегда полагаются на дистанционное оружие, в то время как ты, Стил и Хантер предпочитаете быть немного ближе к противнику, шлем теперь будет предупреждать тебя, если ты находишься возле обстреливаемой людьми зоны, а также подсветит врагов, по которым они ведут огонь.

– Впечатляюще, – произнес Сабра, после чего подошел поближе и взглянул на шлем "Mark III". – Есть изменения в весе?

– Не-а! – ответила Болт, но затем поправилась: – Ну, не такие, которые ты смог бы заметить. Единственным дополнением к шлемам с точки зрения оборудования были радиодетали, а люди сумели на удивление сильно миниатюризировать их. Кроме того, мне удалось еще сильнее снизить их вес, убрав стандартную энергоячейку и заменив ее конвертером, который будет черпать магическую энергию, подобно модификаторам брони, и никогда не разрядится.

Сабра кивнул, взял шлем в свои копыта и перевернул, рассматривая то, что находилось у него внутри. В отличие от шлемов Королевской и Ночной Гвардий, которые были простыми железяками с открытыми лицами и с парой зачарований, увеличивающих прочность и удобство ношения, шлемы Сумеречной Гвардии были скачком вперед почти во всех отношениях. Состоящие из комплексной решетки кристаллических слоев, пластины их брони обладали практически невероятным магическим сопротивлением. Тканевая основа, к которой эти пластины крепились, также была зачарована, увеличивая силы носителя в более чем достаточной мере, чтобы нивелировать вес брони.

Самым очевидным отличием взятых ими на вооружение доспехов от таковых у обычных гвардейских сил являлся их внешний вид. В отличие от характерных доспехов Королевской и Ночной Гвардий, которые должны были подчеркивать единство и сплоченность, каждый комплект брони Сумеречной Гвардии был выполнен специально под обладателя.

– Хантер сообщил мне о возникших ранее… проблемах. Все в порядке, Скай? – спросил Сабра, вернув свой взгляд к пегаске.

Человек, вопящий от боли и вырывающийся из своих пут. Полдюжины наблюдателей, не делающих ничего, чтобы помочь ему. Его тело обмякло, и стоявший рядом с ней голем начал подниматься. На нее упала тень, и миг спустя жесткий металлический голос пророкотал: "ТЫ НЕ ДОЛЖНА ЗДЕСЬ НАХОДИТЬСЯ".

– В порядке! В полном порядке! – возможно, слишком торопливо ответила Болт, продолжая мысленно лягать себя за то, что позволила себе столь сильно увлечься этим компьютером.

"Должна ли я рассказать Сабре о том, что увидела? – спросила она себя, прежде чем заколебаться. – Но что на самом деле происходило в той лаборатории? Если я подниму шум из-за простого недопонимания, то это может увеличить и без того немалый список моих проблем".

– Все абсолютно в порядке! – заявила Болт еще раз, после чего решила сменить тему: – Как прошла твоя беседа с мистером Чжаном? Вы говорили почти целый час. Полагаю, его ответ на твой вопрос был не таким уж и простым?

– Воистину, – ответил Сабра через долю секунды и улыбнулся.

Не желая давать своей попытке перевести разговор в новое русло сойти на нет столь просто, Болт продолжила:

– И каков же был его ответ, если я не слишком любопытна?

– Предназначение, – Сабра на миг прикрыл глаза, задумавшись. – Именно это было его ответом. Все создания, получившие дар жизни, могут продлевать ее, удовлетворяя потребности своего тела, но, найдя свое предназначение и исполнив его, они обретают возможность жить так, как многие и не смеют мечтать.

– Это… что ж, должна признать, это впечатляюще, – искренне произнесла Болт, вспомнив покрытого шрамами и немного отчужденного человека.

– Мудрость порождается опытом, а Чжану довелось пережить многое, – зебра открыл глаза и кивнул. – Эта истина открылась ему, когда он, как ему казалось, утратил свое предназначение и пошел по мрачному пути. Увы, я не могу поведать тебе больше, ибо эту историю должен рассказывать не я. Чжан также высказал некоторую зависть к нашим отметкам, хотя он и был несколько… что же это было за слово? Уклончивым?

"Полагаю, нам действительно очень повезло. Мы осознаем свои сильные стороны и благодаря этому получаем отметки, но что же делать людям? Думаю, это действительно переворачивает всю жизнь, когда пони… человек находит свое предназначение в этом мире", – подумала Болт, и ее глаза перешли с отметок, выгравированных на каждом из комплектов брони, на те, что виднелись на боках Сабры.

Внезапно входная дверь в мастерскую с шипением распахнулась, и внутрь галопом вбежал Стил Сонг, следом за которым внутрь проникли остальные бойцы Сумеречной Гвардии.

– Специалисты, – кивнул капитан-земнопони, после чего направился к своим доспехам. – У нас появилось задание. Броня готова?

И пегаска, и зебра мгновенно выпрямились, когда к ним обратились по званию, и Болт почувствовала, как ее лицо покраснело, когда она осознала, что пялилась на круп Сабры.

– Да, сэр! Я также испытала орудийные крепления с тем вооружением, что предоставили нам люди, и для большинства из нас они смогут работать с модифицированными поножами на передних ногах. Боюсь, мне не удастся внедрить их в твою броню без существенных модификаций, а я не настолько знакома с человеческим оружием, чтобы безопасно идти на подобное. Мне также показалось, что тебе бы не хотелось, чтобы я без спросу копалась в твоей броне…

– Все хорошо, я справлюсь и с одной "Ударной волной", – кивнул Стил, снимая свою униформу и натягивая прикрывающую его уязвимые зоны и конечности броню со шлемом. Поножи на передних ногах, однако, выделялись из остальной брони, будучи сделанными из обыкновенной стали, а не из кристаллических слоев и несшими на себе следы долгого использования, несмотря на тщательный уход.

Остальные гвардейцы облачались в свои доспехи не менее быстро. На Хантере было нечто среднее между "Mark II" и "Mark III", а его излюбленным оружием являлась пара выдвигающихся клинков, а также дистанционное орудие, называемое людьми "плазменным пистолетом", прикрепленное к правой передней ноге. Нова Бим же отказался как от дальнобойного, так и от ближнего оружия, отдавая предпочтение своей магии. Доун Триаж поначалу вообще не хотела брать вооружения, но после первого брифинга о том, с чем им предстоит столкнуться, все же согласилась взять плазменный пистолет. Сабра (на которого Болт отчаянно, но безуспешно пыталась не смотреть, пока он натягивал свою броню) также отказался от предложенного оружия в угоду своему посоху-фимбо. Это вызвало у людей несколько странных взглядов, которые зебра либо не заметил, либо проигнорировал.

Что же до самой Скай Болт, ее тяжелый гаечный ключ надежно покоился в одном из карманов брони, но все же в основном она намеревалась использовать выданный ей плазменный пистолет. Как и Доун, сперва ей вообще не хотелось применять что-то малознакомое, до тех пор, пока она не увидела видеозаписи того, с чем они будут сражаться.

"Стил такой мастер ближнего боя, что даже грифоны признают его умение, Хантер с легкостью сможет безнаказанно наносить удар и тут же отступать, и мне почти что жаль тех врагов, что окажутся в пределах досягаемости шеста Сабры. Но я с моим гаечным ключом? – пронеслось в голове у Болт, и она, подавив тяжелый вздох, перепроверила крепление плазменного пистолета, после чего ее мысли вернулись обратно к тому разговору с зеброй. – Учитывая человеческое предпочтение дистанционного боя, думаю, стоит просто адаптироваться к ситуации и предоставить мастерам делать их работу".

– Проверка связи, – услышала Болт слова Стила из крошечного куска электроники в своем шлеме, когда она надела его. Как только шлем был закреплен, активировался зачарованный визор, отображающий информацию о ее окружении и парящие над каждым бойцом Сумеречной Гвардии символы, отмечающие их как друзей. – Проверка связи, прием, – вновь произнес капитан, и его отметка замигала в такт речи. В ответ раздался хор подтверждений, и метки остальных бойцов также замерцали.

– Радиосвязь в норме, сэр, – доложила Болт.

– Превосходно. Выдвигаемся, о деталях операции нам сообщат уже в воздухе, – приказал Стил и галопом покинул помещение вместе с остальными бойцами. Пони-волонтеры из Королевской и Ночной Гвардий расступались перед отрядом Стила, в то время как те бегом направлялись в сторону ангаров. Сам же ангар встретил их бурной активностью человеческих техников, суетившихся вокруг расположенного в центре аппарата. Его двигатели наполняли огромную пещеру глухим ревом, который с легкостью заглушал любые слова, однако стоявший на рампе человек решил эту проблему, просто помахав им.

– Капитан Сонг? Сержант Эверсман, – прокричал тот, направившись внутрь десантного отсека. – Я – командир экипажа "Кинг Фишера". Мы доставим вас и Страйк-2 в зону операции и приступим к воздушному наблюдению после высадки. У вас нет никаких вопросов?

– Нет, меня интересуют лишь детали задания, – ответил Стил, садясь в расположенное вдоль правого борта сидение. Сабра и Доун заняли места возле капитана, в то время как Нова, Хантер и Болт расположились напротив них.

– Никаких вопросов? Превосходно, а то я начал бы беспокоиться, – хохотнул Эверсман, пристегивая капитана и сидевших рядом с ним страховочными ремнями, после чего повернулся к остальным. – Брэдфорд сообщит вам оперативные детали в полете. Подробности мне неизвестны, но недавно перехватчиков поднимали по тревоге, и молва гласит, что они сбили скаута. Но когда мы будем подлетать к точке высадки, нам будет известно больше. Итак, вам уже доводилось летать на скайрейнджерах? – прозвучал вопрос, когда человек развернулся к сидевшим вдоль левого борта.

– Нет, сэр. Только дома на дирижаблях, – ответила Болт, почувствовав, как страховочные ремни прижимают ее к сидению.

– Неужели? Что ж, хотя "Кинг Фишер" и не самый комфортный самолет, он более чем сполна компенсирует это своей скоростью и мощью. Мы доставим вас на точку, прикроем с воздуха, а затем довезем до дома. Главное – не ругайтесь с засевшими в кокпите дивами, и все будет хорошо.

– Я все слышал, Эверсман, – прозвучал голос в радиоэфире.

Дальнейшая перепалка была прервана четырьмя новыми людьми, вошедшими в десантный отсек. В отличие от Эверсмана, носившего простую униформу с бронежилетом, эти были с головы до ног закованы в тяжелую пластинчатую броню. С правого плеча каждого из новоприбывших свисало оружие, а в левых руках они сжимали свои шлемы, однако последний вошедший обладал рядом выделяющих его из остальных особенностей.

Он был на полголовы выше своих товарищей, имел ярко выраженные надбровные дуги и тяжелый подбородок, которые даже для эквестрийцев подходили под описание "мрачного вида", который невероятно сильно контрастировал с яркой улыбкой, возникшей на его лице, как только он заметил остальных пассажиров в отсеке. Прикрывавшая его правую руку броня была заменена какой-то странной перчаткой с множеством проводов, которые шли к его плечам и скрывались внутри доспеха, а на самой руке виднелась пурпурная линия и эмблема в виде созвездия.

– Аха, Сумеречная Гвардия! – расхохотался он, – Я – Юрий, с последней тренировки! Насколько я слышал, эта миссия будет мелкой рыбой, так что, полагаю, логично, что они назначили ее именно вам, верно? – произнес Юрий, присаживаясь возле Скай Болт. Пегаска едва успела задуматься, правильно ли работает ее амулет-переводчик, прежде чем боец вновь заговорил: – Знакомства! Меня вы уже знаете, а это – капитан Утер, сержант Бриан и капрал Роланд.

На лицах остальных людей виднелась точно та же чехарда эмоций, что Скай Болт видела во время первого знакомства с представителями их расы. Капитан Утер поджал губы и демонстративно не смотрел на гвардейцев, во взгляде сержанта Бриан застыло подлинное изумление, а улыбка капрала Роланда по ширине могла соперничать с таковой у Юрия. Прежде чем кто-либо успел бы произнести хоть слово, мужчина представил последнего бойца:

– А, и вот явился Беовульф.

Громкий металлический лязг заставил сердце Болт замереть от ужаса, и, обернувшись, она увидела одного из человеческих големов, поднимающихся по рампе. В отличие от матово-черной брони остальных людей, голем был выкрашен в ярко-красный цвет с белыми и желтыми линиями. Массивное трехствольное орудие покоилось у него в руках, патронная лента от барабанного магазина которого скрывалась у гиганта за спиной. По всей поверхности голема виднелись человеческие надписи, но наиболее примечательными из них были выгравированные на его груди буквы "Б-Е-О-В-У-Л-Ь-Ф" и "Старое железо" на левом кулаке, рядом с которой виднелось три стилизованных головы пришельцев. Его голова, как и у остальных людей, скрывалась броней и золотой лицевой пластиной, и, оглядев каждого эквестрийца, он остановил свой взор на Скай Болт.

"ТЫ НЕ ДОЛЖНА ЗДЕСЬ НАХОДИТЬСЯ".

– Болт, ты в порядке? – тихо прозвучал голос Доун, и пегаске потребовалась пара секунд на осознание, что та открыла личный радиоканал.

– Да, мэм. На все сто, – ответила Скай Болт, заставив себя смотреть ровно вперед и игнорировать сверлившего ее взглядом голема. Сделав медленный выдох, она добавила: – Но спасибо за вопрос.

– Фишер, это Эверсман. Погрузка завершена, мы готовы к взлету, – заявил командир летного экипажа, пристегнув последнего человека и пройдя мимо голема к пульту управления рампой. Та медленно начала подниматься, и миг спустя ангарная суета скрылась из виду.

Продолжение следует...

Комментарии (2)

+2

Спасибо за контент

blue_fox #1
+2

После "Стардаст" читается очень неплохо, тем более, что там было как-то резко оборвано. Спасибо.

Oil In Heat #2
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...