Автор рисунка: Devinian
Глава 21: Мои мольбы до сих пор не услышаны Глава 23: Мой Финал

Глава 22: Наши "мы"

Привет всем, кто дождался.

Наверное, извиняться уже не имеет смысла, но всё же объясню:

Я поступила в университет! Yey! В другую страну. Помимо того, что у меня дикий запар с учёбой, так и в личной ещё не всё слава богу. Короче, времени у меня на фанфики нет. Просто помните, я ничего не бросаю. Но, как сказал Харви Дент: "Кем бы ни была Кося, она не собирается заниматься этим до конца жизни. Она ищет приемника"

Всех люблю. Целую. Вы лучшая публика. Спасибо что ждёте.

Вечерело. Солнце медленно уходило к горизонту, но меня это не шибко волновало. Кого это вообще волнует, кроме детей, которых скоро погонят спать или принцессы Селестии?

Я давно уже сидел на своём чердаке, прохлаждался с мокрой тряпкой на голове, которая спасала от жары. Посмотрев на настенные часы, я стал готовиться к вылету к Снежной королеве, чтобы… эм… погулять? Нет-нет-нет, не погулять, а… показать местные окрестности.

Она сама попросила, ну а я, как истинный бескорыстный герой всея Эквестрии, без особого энтузиазма решил ей помочь.

— Эм, Фолли? Этой тряпкой мы вытираем пыль с окон…

— Вот чёрт. Могли бы и пораньше сказать об этом.

Я сидел не один. По оба крыла от меня располагались два брата близнеца, называемые Голдом и Рэдом.

Я с ними редко когда общался, в основном мы встречались тогда, когда ужинали все за большим столом (Эпплы и я. Иногда Айскрим, но она, по-моему тоже часть их семьи) и только.

Но сегодня было исключение.

Как только я явился в дом, после небольшой прогулки с Квинтией (под словом прогулка я имею в виду: донёс её вещи от станции до её дома), на моём чердаке меня встретили эти два брата-акробата. Они что-то посеяли и просили разрешения поискать что-то в моей «комнате». Возражать не стал. Это их семье принадлежит этот дом, пусть шарятся где хотят, я бы на их месте даже спрашивать не стал.

Удивительно, что у такой деревенщины есть манеры.

Голд – старший брат, старше он на секунд так 6, проверял подоконник и крышу

Рэд – младший, рыскал в щелях под полом.

Что они искали, я не стал спрашивать. Мне плевать. Пусть только мой шарф на гвоздике не трогают. И письма от сестрёнки.

— Тут их нет, Голд.

— И на крыше тоже никаких следов.

— Может, в амбаре в сенях посмотрим?

— Я проверял. Там слишком сухо для них, Рэд.

— Вряд ли они вообще у нас на ферме тусуются. Может под мостом у Лили?

— Быть может. Пошли.

— Пока, Фолл.

— Пока.

Да валите уже.

Вообще фиг знает, зачем они приходили и что искали, но главное они ушли. А это значит, что я могу быть спокоен за письма сестрёнки и свалить уже к Квинтии. Не хочу опаздывать, ведь… знаете, жить хочется.

В один миг я вылетел в окно и направился в сторону новостроек.

Под вечерок солнце больше не палило так сильно. Да и свежий ветерок, ласкающий уши заметно оживлял моё тело.

Я прилетел к нужному дому и принялся ждать. Как ни странно, ждать мне пришлось не долго. Я постоял от силы минуты две, как дверца в огромном доме отворилась и на крыльце появилась пепельношёрстая кобылка в лёгком белом платье и хвостиком из угольных волос. Глядя на неё, мне стало немного неудобно.

— Ну… типа вот, — сухо произнёс я, отвернувшись в сторону.

— Ага. А ты разве так пойдёшь? – вдруг спросила кобылка, склонив голову набок.

Я тут же пошатнулся. Чё?

— В каком это смысле?

— В самом что ни на есть прямом. Ты в зеркало то себя видел?

— Знаешь, вот не надо грубить.

— А я и не грублю. Это голые факты.

От таких слов мне стало ещё хуже…

Квинтия достала из своей маленькой сумочки, свисавшей с бока, маленькую чёрную расчёску и тут же протянула её мне.

— Держи.

— Угу. Эм… — вдруг в голове мелькнула мысль, что это будет не совсем правильно. Всё-таки неудобно, а расчёска слишком уж интимная вещь, или… — ай, ладно, обойдусь.

Я отвернулся. Послышался тяжёлый, еле слышный вздох.

— Ты что, совсем ничего не можешь без меня? – с долей претензии сказала она.

— О тебе речи не было.

Кобылка подошла ко мне, спустившись с лесенки, и аккуратно протянула копыта к моей гриве. Уходить от неё не стал. Лучше уж добровольно застыть, чем в стене изо льда…

Она взяла локон моих волос с моих глаз и пригладила их к виску, тем самым освободив мне обзор.

— Вот так… — задумчиво произнесла она, делая сея движения. – М… Хм-м-м… вот.

Я чувствовал, как заливаюсь краской. Само по себе это, наверное, выглядело «куда ни шло». Хотя, её понять можно. Я уж слишком забиваю на свою внешность, а ей нужно держаться приличных жеребцов и кобылок…

— Ого. Никогда не замечала, что у тебя жёлтые гла… — непроизвольно сказала она, вмиг оборвавшись на полуслове.

Квинтия прокашлялась и отошла в сторонку. Посмотрев на меня, она улыбнулась.

— Теперь ты хоть на пони стал похож.

Это предложение отозвалось в моей душе теплом. Хм.

— Ладно, спасибо. Хватит уже.

Мелоди подняла брови и недоумённо посмотрела на меня. Кажется, не этого она ждала. Или же я груб был? Эм, чёрт.

— На площадь. Идём? – спросил я, немного улыбнувшись, сгладив ситуацию.

— Ага.

х х х

Вообще, она сейчас на удивление дружелюбна. Может, не хочет натягивать отношения с единственным знакомым в городе? Что ж, что-то похожее я уже проходил. Расслабься, Фолл, как только она заведёт ещё одного знакомого, ты снова будешь смешан с грязью. Лётный лагерь всё помнит. Сколько же подобных случаев со мной было? Таковы законы детского мира… но… Квинтия же не ребёнок. Сколько ей лет то вообще?

— Раз уж брошюрок нет, может, сам расскажешь о городе? – произнесла кобылка слева, осматривая ратушу.

— А я его знаю? Я сам-то тут только полгода.

Чего она от меня хочет? Не уж то она думает, что мне не всё равно, когда был основан Понивиль…

— Полгода и не интересовался историей городка?

— Не делай вид, что это нормально. Сами понивильцы ничего о нём не знают.

Серьёзно. Я спрашивал и у Айскрим и у Рэда с Голдом, но они все только пожимали плечами. Что от меня вообще требуется?

— Хм.

После пару минут ходьбы, мы остановились на огромной местности у часовни, где резвились все жители Понивиля. С ума они сходили не только обычными криками и улыбками, но и тем, что обливались водой из бутылок. Видимо… эм… Блин, сидели бы лучше дома, чего народ пугать своими выходками. Квинтия, должно быть в шоке.

Я, было уже, хотел увести её от этого, но она вдруг тихо сказала:

— Кажется, это весело.

О-го…

— Не для меня.

— И меня. Это вроде выглядит забавно, но участвовать в таком у меня нет никакого желания.

— Как я тебя понимаю…

Наконец-то мы хоть в чём-то согласны. Что-то общее да есть у нас.

Мы стояли в метрах 10 от веселящегося народа и молчали. Мы прекрасно понимали, что мы не созданы для таких мероприятий, и это наводило на нас непонятные ощущения. Во всяком случае, на меня.

Неожиданно, из толпы вышли две кобылки. Айскрим и Уайт Лили. Кобылка с пухлой гривой вприпрыжку бежала ко мне, попутно вытираясь от воды, а Лили, шла за ней с милой, как всегда, улыбкой.

— Эй, Фолли! Что за дела? – Тут же вскрикнула кобылка с пухлой гривой.

Она застала нас врасплох.

— А?

— М?

— Тебе Паула разве не говорила, что мы идём на озеро? Ты согласился же! – Опять вскрикнула кобылка, тряся меня за плечи.

Лучше прикинуться дурачком. Что? Какая Паула? Какое озеро?

— Эм… да?

— Да! Пойд… а это кто?

Квинтия сделала шаг вперёд и кивнула кобылке, что вцеплялась в меня.

— Кхм. Сильвер Ва... Квинтия Мелоди. Рада знакомству… наверное.

Ого. Да она начала понимать толк. Типа перед аристократкой предстаёт такая деревенщина, громкая и беспардонная, но Квинтия не задирает нос. Странно, но потрясающе. Так хочет с кем-то подружиться.

— Я Айскрим, тоже рада! А это Уайт Лили!

— Привет… Квинтия.

О, этот милый голосок. Эй, Лили, поздоровайся же и со мной! Ну давай! Пожалуйста…

Сквозь мечты о нашей с Уайт Лили свадьбе, я вновь услышал этот писклявый голос Айскрим.

— Ты недавно в нашем городке? Откуда знаешь Фолли?

— Только приехала. А с этим извращенцем я знакома, как бы мне того не хотелось, уже полгода.

Услышав слово «извращенец», я включил мозг в состояние «реальность» и перестал пялиться на Лили, которая спряталась за хвост Айскрим.

Тут и голову включила Айскрим.

— Эй, Квинтия, а пойдём с нами! Познакомишься с нашей компанией! Мы уже опаздываем и я думаю, что никто не будет против!

— Я не возражаю. Это самый лучший вариант проведения вечера.

О, да если так пойдёт, Квинтия уже этим вечером заведёт друзей. И я смогу отвязаться от неё. Ведь как ни как я ей тут кисельные берега описал…

— Да, сходите, развейтесь, повеселитесь там, — с облёгчённой улыбкой сказал я и, развернувшись, собрался уходить, восвояси, но меня что-то потянуло меня за хвост.

А-А! Не трогайте хвост! Ненавижу, когда так делают!

— А ты куда собрался? Ты идёшь с нами.

Ох.. если бы меня девушки звали куда-либо так… хм. А они ведь девушки. Тогда почему мне не хочется с ними никуда идти?

х х х

Как оказалось, до пляжа, а точнее приозёрной полянки было копытом подать. Ну, для пегаса да, в соотношение земля – небо – это было как раз одно копыто. А для земнопони таких копыт было штук семь. Классно иметь крылья, скажу я вам.

Мы шли к озеру. Солнце почти ушло за горизонт. По теням, что тянулись от берега в сторону нас, я узнал фермершу и Сторма. Из прочей теневой массы я разглядел только пару крыльев. Должно быть Доун. Или же опять Сторм.

Мне не особо хотелось туда идти. Да и Квинтии тоже. По её выражению лица я мог догадаться, что ей очень страшно, но она старается перебороть себя, чтобы начать «дружить» с кем-нибудь из Понивиля.

А на кой ей это?

В смысле, зачем? Разве быть самодостаточной личностью это ещё не всё? Зачем заводить с кем-то дружбу? Зачем такие испытания?.. Да, точно. Она – отбитая.

Но я не понимаю, зачем я там должен присутствовать? Чувствую себя… не очень хорошо. Крупом чую, они что-то задумали. Быть может, они всё же решили скинуться мне на новый дом? Или билет до Лас-Пегасуса? Или грохнуть под конец…

Как ни крути – сегодня не я герой вечера.

Как только мы подошли, я увидел свою компанию. Блинк, Паула, Доун, Сторм, пони-дракон, которого я не помню, как зовут. Фаяйард что ли? Тут ещё Айс и Лили. Ну, отлично, все в сборе. Только близнецов не хватает, и полноценный филиал ада на земле готов.

— Ну, что так долго? – проворчала Паула, разжигая костёр.

— Мы еле Фолли нашли! – тут же воскликнула Айскрим, махнув в нашу сторону.

«Нашли»? Вы вроде игрались на площади.

— Ну, ладно. Итак, все в сборе... – Тут ковбойша заметила нашу серую попутчицу. – А это?..

— О! Это наша новая знакомая! Квинтия Сильвер Вайолин Мелоди! Она сегодня переехала в Понивиль!

Айскрим тут же указала на Квинтию и откуда-то вылетели канфети. Чё?

Все устремили взор на Королеву. На удивление, она даже глазами не повела. Её спокойный взгляд меня пугал.

— Рада знакомству, — тихо произнесла она и откинула прядь гривы назад.

Я услышал звук, как у Сторма отпала челюсть. Хе-хе… слабак. Поддался её чарам. О, да она тебя сожрёт без соли… хе-хе…

— О, привет, Квинтия! Я – Паула. Надеюсь, тебе понравится в нашем городе!

Молодца, ковбойша, подружись с ней и миссия завершиться без потерь.

— Здравствуй, я – Блинк.

Тебе походу пофиг. Читай свою книгу дальше.

— Я – Доун… очень рада…

Что-т по тебе не заметно.

— Я Файрбрэнд, но ты можешь называть меня просто Брэнд.

Так вот как этого пони-дракона зовут… ну, что ж запомним. Ты – Фа… эм… Фара… Броули???... Твою кобылу!

— А я Айскрим!

Ты здоровалась уже!

— Я – Уайт Лили. Ещё раз: очень рада.

Боже как это мило… всё, женюсь.

Погодь, а где этот выскочка?

Только я подумал про Сторма, как он в ту же секунду прилизав гриву, взмыл в воздух и, сделав сальто, подскочил к Квинтии.

— Привет. Я – Сторм Бриз, но для тебя…

— Не нужно, я знаю тебя.

Чего? Квинтия его знает?

— Эм… знаешь меня?

Пепельношёрстая кобылка повернулась к нему всем телом и ответила:

— Да. Победитель нескольких чемпионатов по воздушным гонкам среди юниоров Лётной Академии. Сын Элемента Гармонии, Рэйнбоу Дэш. Про тебя много разговоров было в моей школе.

Сторм тут же заулыбался.

Но все остальные входили в шок от каждого слова. Доун краснела на глазах. Казалось из её ушей точно пар пойдёт…

— Ну, да, это я. Знаешь…

Но, не успев договорить, Квинтия тут же продолжила, оборвав Сторма:

— А ещё ты жуткий выскочка, скандалист и просто лоботряс. Пожалуйста, если хочешь похвалиться своими достижениями, я – не лучший слушатель. Уж поверь.

Повила тишина. Сторм встал как вкопанный. Все встали. Даже я не мог нормально осмыслить ситуацию.

Тишина. А затем громкий грубый смех Ковбойши.

— Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха! А-ха-ха-ха-ха-ха! Молодца, подруга! Аха-ха-ха-ха! Богини… охо-хо-ха-ха-ха-ха! Мы с тобой точно подружимся!

Квинтия ещё раз отбросила прядь за спину и неловко ответила:

— С-спасибо. По-правде говоря, я знаю всех вас. Вы все дети элементов гармонии. Наши матери были знакомы.

Сторм надулся и громко сел на своё место. Доун хотела ему что-то сказать, но не стала. У неё был весьма расстроенный вид. Мде.

— Знаешь нас всех? – переспросила Блинк, наконец, оторвавшись от книги.

— Да, принцесса. Ну, не всех. Вот об Фолл Дэе я до сих пор почти ничего не знаю. Что он вообще забыл рядом с вами?

— Вот и мы не знаем.

Ну ё-маё… Знаете, вы меня сюда сами пригласили! Ц. Знаешь, самонадеянная принцесса, я никому не палил про то, что у тебя фетиш на мягкие игрушки, но ты в одном шаге, чтобы я не написал об этом целую повесть!

Послышалось тихое мычания со стороны костра, а затем трепетный голос сиреневой пегаски:

— Так как вы познакомились?

Несмотря на все предыдущие подколки, Квинтия вдруг немного засмущалась, но слабины в её голосе я не заметил:

— В Кантерлоте. Он толкнул меня, когда проходил мимо.

После её слов, все обернулись на меня с такими страшными лицами… что-то типа «Фолли? Ну, ты и козёл…»

— Нет, нет, это было случайно! – Тут же занервничал я. Даже и не заметил, как начал копытами махать. Господи, этим же только Айскрим занимается! Что со мной стало…

— Конечно, случайно. В любом другом случае, ты бы только сегодня вышел бы из-под стражи.

Пепельная кобылка вскинула брови и еле улыбнулась мне.

По спине побежал холодок. Ж-жарко же недавно было…

В разговор вторглась Паула: — Э’т да, наш Фолли тот ещё грубиян…

Ничего я не грубиян. С чего вообще это?

Тут я и не выдержал: — Пожалуй, я пойду.

Уж как-то не хочется, чтобы вечер перетек в разговор о том, какой я плохой. Я не гость вечера, оставляю на вас Квинтию. Вы неплохо спеваетесь.

— Эй, подожди, я ничего такого не имела в виду! Просто разговор поддержать!

Прекращай Паула. Ты тут такой классный ход моего отступления портишь!

— Эм…

— Не уж то ты обиделся?

— Ну вот ещё!

— Тогда тебе не зачем уходить. Погоди. Пока…

Последние слова прозвучали коряво и невнятно, но задуматься над ними мне так и не удалось. Меня отвлекло какое-то свечение в лесу, а затем я и вовсе про всё позабыл, когда увидел, как у Айскрим вспыхнул зефир на костре… с частью её гривы. Благо озеро было поблизости.

Тем не менее, как вечер не проходил худо для меня, я остался.

*…*

Я не заметил, как Квинтия тут же нашла со всеми общий язык. Через пару десятков минут, она влилась в компанию, и я даже увидел у неё улыбку. Хотя и разговаривала она в меру и только по нужде.

Разговоры плавно перетекали из темы в тему, Квинтия охотно, но без лишнего, отвечала и даже получала пару смешков и одобрительных знаков со стороны пони.

Я же просто тихонько сидел в стороне и иногда мимолётно ловил взгляды от Квинтии. «Да-да, молодец».

Солнце окончательно скрылось и сменилось луной. Фиолетовое небо наполнилось тысячью звёзд. Безоблачная звёздная тёплая ночь… костёр… свежий воздух и большая весёлая компания… как же это не для меня.

Ах-ха-ха! Я не исправим. Хотя… мне уже не так и тревожно чувствовать себя в коллективе…

Из ниоткуда у Паулы отрылась гитара. Мелодичная кантри музыка отлично подходила под настрой вечера, хотя я больше по альтернативе. Или по панку… но сейчас такая музыка совсем не уместна.

Ах, если бы я всё таки купил себе наушники. Хотя бы самые дешёвые, я уже не говорю про «Vinyl’s». Тогда бы я избавил себя от историй Сторма про того, какой он крутой.

Сидел бы да слушал «Twenty one riders”…

Мои мысли прервало какое-то шевеление сбоку.

— Веселишься?

Без холодка в голосе даже. Кажется, общение идёт ей на пользу.

— Ха. Это я должен у тебя спросить, — тихо ответил я, любуясь луной. Сегодня она какая-то… необычайно белая.

— Не спорю, мне определённо стало лучше. Но хорошего понемногу. Сейчас мне просто нужно отдохнуть.

В голосе у пепельной кобылки замечалась какое-то сомнение. Даже не знаю, быть может, она просто устала за сегодня? Переезд, все дела. Я так уже устал. Хотя ничего и не делал.

Квинтия подсела ближе. Меня немного это смутило, но благо на нас мало кто обращал внимание. Да и не подсела бы она ближе, если бы сама не была бы уверена в том, что нас не заметят.

О-хо-хох… паранойя.

— Знаешь, Фолл Дэй… хотела спросить, — Квинтия явно не хотело это спрашивать, но я как добрая-душа, решил её выслушать. Что к чему вообще…

— Давай.

У кобылки встал ком в горле.

— Почему ты всё ещё один?

А затем и у меня

— А?..

Она неодобрительно посмотрела на меня, прищурив глаза.

— Ты слышал.

И правда. Зачем переспрашивать…

— Может потому, что мне это нравится.

Отличный ответ. Достойный меня и моего образа жизни. Боже… как глупо это звучит.

— Тогда ты и правда больной.

— Что тут плохого. Проблем меньше.

— Меньше проблем? Думаешь… у тебя бы были проблемы, будь ты с кем-то?

Её вопрос поставил меня в тупик. По-правде говоря, любой вопрос на эту тему ставит меня в тупик, даже мои собственные, так что я пытаюсь об этом не думать. Моя философия так хрупка, что я даже к ней не прикасаюсь. И никому не даю. Моя философия – это как бабушкин хрусталь.

А вообще:

— Даже не знаю. Просто однажды…

Но я так и не успел договорить.

Меня, как и всех, оборвала летящая через всё ночное небо комета. Голубое свечение как внезапно появилось, так внезапно и исчезло, оставив всех нас в огромном недоумении. Одна лишь Айскрим искренне улыбалась, открыв рот.

Костёр погас, а вокруг нашей полянке начал стелиться дым. Квинтия вдруг схватилось в моё копыто. На её лице застыл страх. Господи, да я сам был в шоке, но всё же, меня донимала это теплота, от копытца кобылки. Она ведь…

Все пребывали в диком недоумении из-за происходящего. И оно понятно. Как бы вы начали вести себя, если бы ни с того ни с сего звёзды начали метаться по всему звёздному небу, принимая разные фигуры, словно огромные созвездия. Я с открытым ртом вглядывался в каждый сантиметр, узнавая в очертаниях фигур кьютимарки… давно забытые кьютимарки…

Через несколько секунд звёзды слились в одну яркое пятно и начали медленно опускаться на землю, прямо на место нашего недавно горевшего костра. Свет ослеплял. Квинтия прижалась ближе. Я почувствовал, как её тело упирается в моё крыло, которое соскользнув, прикрыло её.

Свет начал рассеваться, маленькими звёздочками, обратно поднимаясь к небу, а вместе с ними стала появляться фигура. Когда же они окончательно растворились в небе, пред нами пристал пони, в широкой чёрной конусовидной шляпе и чёрным плащом с маленькими серебряными звёздочками. Пони подняла взгляд.

Да ладно…

— Здравствуй, Фолл. Давно не виделись.

Чё-о?

Какого рожна?

Элси?

Глаза не лгали. Эта и правда была моя старая подруга. Только… уже вместо маленького жеребёнка, которая тонула в своей мантии с заплатками, передо мной стояла взрослая голубогривая кобылка, в чёрной матовой шляпе, такой же мантии с высоким воротником. Её сиреневые глаза неотрывно смотрели на меня. Наполнялись влагой. На лице застыла улыбка.

Я просто замер на месте и не мог поверить. Это она. Спустя так много лет, она снова появилась.

Этот фокус… и она тут. Бам. И всё.

Через несколько секунд, я услышал, как восторженно закричала Айскрим, а затем послышался одобрительный стук копыт. Все... рады?

Наконец очнувшись, я понял, что мы с Квинтией вцепились друг в друга. Были так близко, что можно было учуять её мятное тёплое дыхание. Мы посмотрели друг на друга и в ужасе рванули в разные стороны на метр. Но, это всё забылось, как только я снова взглянул на Элси.

— …

Она вскинула брови, широко улыбнулась и молниеносным рывком обняла меня. Очень сильно стиснула. Воротник от мантии упёрся мне прямо в лицо. Эхе.

— Я так рада снова тебя видеть, Фолл…

В голове была просто чёрная пустота. Я не мог ответить. Я хотел, но язык просто не поворачивался. Лишь мысль о том, что две тёплы капли упали на крыло. И всё.

Фокусница посмотрела на меня и немного хихикнула. Прижавшись, она нежно поцеловала меня в щёку и прошептала:

— *Всё такие же страшные глаза.*

В шоке. Одно лишь слово «шок» характеризовало всех находящихся поблизости.

— Может, уже скажешь что-нибудь? – всё с той же улыбкой спросила она, погладив меня по гриве.

Да… сказать… надо что-нибудь сказать…

— Па…

Но меня перебил пегас. Хватит меня перебивать! Сторм! Я тебя придушу!

— Он тугодум, скоро ответит, а пока привет, я Сторм и КАКОГО СЕНА?! – прокричал он, подняв крылья.

— Да, — поддержал его пони-дракон Файербрэнд. – Кто ты такая и что это ещё за такие фокусы были?

— *Именем принцессы…* — еле шепнула Блинк Стар.

Элси неодобрительно посмотрела на пегаса, а затем, улыбнувшись, ответила: — Так, мои дорогие, это был мой понивильский *début*. Представление великой и могучей Элси Твинкл! Ваши друзья, Паула, Доун и Лили помогли мне организовать данное представление. О, а ещё те пони-близняшки, милые весьма, а-ха-ха.

Так, постойте. Так значит, эти четыре с самого начала всё знали? И только ждали представления? Кстати о нём… это же тот самый трюк со стеклянными бабочками? Это их искали Рэд и Голд?

Бегучий случИй…

— Элси Твинкл?! – завопила кобылка с пухлой гривой, — Я ЗНАЮ ТЕБЯ! ЭТО БЫЛО ПОРЯСАЮЩЕ! ТОТ ТРЮК! ЭТОТ ТРЮК! ДЫМ, ЗВЁЗДЫ, КОСТЁР! ПАУ-БАУ! А ВСЕ ТАКИЕ «О-О-О»! А ТЫ ТАКАЯ «НЕ, ВОТ УЖ»!

Первым не выдержал Файербрэнд.

— Айскрим, хватит! Так, госпожа… Элси? Элси. Итак, госпожа Элси Твинкл, объясните, кто вы такая?

Кобылка рассмеялась и, достав из ниоткуда красный цветочек, засунула его за ухо пони дракону.

— Дорогой мой, догадайся. Я – фокусница. Бамс.

Элси получила аплодисменты от Айскрим.

— Тогда, следующий вопрос мой, — холодно сказала Квинтия, гордо выпятив грудь. – Для начала: Я Сильвер Вайолин Квинтия Мелоди…

Сказала полностью?

— … И мне хотелось бы узнать, кому ты приходишься этому антисоциальному чурбану. Ради Селестии, Фолл Дэй, встань уже с земли… просто удивительно, что его знают столько пони…

Чего? Я на земле? Когда я успел упасть?

— …и зачем вы всё это устроили?

Хороший. Строгий. Холодный. Вопрос.

Так, в смысле «чурбан»?!

Квинтия гордо вздохнула и откинула волосы назад.

У Элси загорелись глаза. Она всё с той же улыбкой ответила: — О-ё-ёй, кто то не понимает фокусы… прошу прощения, Сильвер, но я с помощью Паулы, Лили, Скарлет, Рэда и Голда, лишь хотела произвести впечатление на Фола Дэя.

Она оглянулась и сняла свою конусовидную шляпу, поклонившись.

Квинтия это оценила.

Как и все остальные. Паула, Лили и Скарлет Доун неотрывно смотрели на фокусницу, наверняка гордившись её удачным фокусом.

Файербрэнд, Сторм и Блинк Стар просто переглядывались, пытаясь понять ситуацию.

Айскрим с щенячьей радостью всматривалась в Элси.

А я... так и стоял столбом, до сих пор не веря, что всё это взаправду. Я не знал радоваться мне или плакать. Не знаю что делать.

— А касательно твоего первого вопроса, — продолжила Фолкусница, подойдя ко мне и прижавшись ко мне, зарывшись щекой в мою гриву. – Я его невеста.

ОШИБКА. МОЗГ ВСЁ ЕЩЁ НЕ НАЙДЕН.

— Чего?

— Ой, да я пошутила, — рассмеялась фокусница, оторвавшись от меня. – Мы с ним просто давние друзья. Ах-ха-ха!

Слава богине. Я уж подумал что мозгом потёк.

Благо всё прошло быстро и никто не «впал в кому» с таких заявлений. Все на секунду только рты открыли, а затем так же быстро синхронно закрыли. Ну, кроме Айскрим.

Знаете, смотря на все эти улыбки и обстановку, можно подумать, что всё в полном порядке. Праздничная атмосфера, старая знакомая вновь появилась в моей жизни, все собрались в одном месте. Даже брюзга Блинк давит улыбку. Самый разгар лета и отношения… Будь это всё сериалом, камера бы начала подниматься к небу и под луной бы всплыла запись «Счастливый понец»…но не у меня. Вся эта хула не для меня. Не моё.

Отойдя от мысли, что Элси спустя несколько лет снова предстаёт передо мной, я лишь вздохнул. Радости от её появления у меня не было. Не поймите неправильно, я не такой уж и бесчувственный, но…

— Друзья, говоришь…

Хоть я и сказал это тихо, кобылка в мантии услышала. Все услышали. И веселье сразу поубавилось. По-правде говоря, плевать мне на это веселье. Весь этот цирк мне уже порядком надоел.

— Конечно… — Элси, не смотря на свою улыбку, явно поняла, что что-то не так. Да как она может.

Я продолжил стоять на своём. Не грамма жалости.

— Мне этого не надо. Если ты приехала сюда лишь из-за меня, можешь проваливать. Ты мне не нужна. А если тут у тебя твои цирковые штучки, то заканчивай быстрей и уезжай подальше от этого города.

Спектакль лицемерия.

— Фолл… — еле послышалось от Элси. Её шляпу тут же снёс маленький ветерок.

Все уставились на меня. В глазах кобылки я видел, как скапливалась влага. Как и в первую нашу встречу. Если бы я тогда только знал.

Я опустил голову.

В ту же секунду я дёрнулся и почувствовал как щека загорелась так, будто к ней прикоснулся горячий чайник.

Ау. Никогда не получал пощёчин…

Вечер складывался достаточно странно. Даже пугающе. Никогда бы не подумал, что получу что-то подобное от…

…А-айскрим?

Пони стояла прямо напротив меня, опустив голову. Её волосы больше не были такими объёмными как всегда. Она молчала, как и все в округе, слыша лишь это едва заметное эхо от копыта и моей щеки.

— Как ты можешь… — вдруг послышалось от кобылки, – вот так говорить?! Пони, которая проделала такой долгий путь к тебе! А ты так с ней поступаешь?! Твоя грубость меня просто выводи из себя! Я..! Я!..

Кобылка прекратила кричать и снова опустила голову.

Она дрожала и всхлипывала. Не знаю, что это было, но такой я вижу её в первый раз. Понятное дело, что любой бы разозлился на меня в такой ситуации, но, кажется, такими словами я просто ранил жизнелюбие Айскрим. Мне жаль.

Последняя от кого я ждал чего-нибудь такого. Она же… такая глупая…

— Айскрим. Тебе не понять.

Она не подняла голову. Как и я.

Смотреть не было мочи. Пони в округе в мёртвой тишине стояли как вкопанные. На лице у каждого виднелся шок. Видимо эти деревенские дурачки никогда не слышали такого. Да и предательство им уж явно ничего не говорит.

А как всё хорошо начинало. И опять я всё…

Я развернулся и ушёл восвояси, покинув полянку, на которой не так давно все хорошо веселились. В голове была пустота. Только в носу щепало от запаха затухшего костра.

Не знаю сколько времени прошло, может минута, а может и час, но я как-то оказался на тропинке ведущей к городу. Небольшой мост и светлячки. Живописно. Но мне было плевать. Единственное что мне сейчас хотелось это оказаться в Лас-Пегасусе. Но нет.

Элси. Айскрим. Я.

Почему всё так плохо? Не уж то я во всём виноват? Или же это Элси? Зачем она появилась? После всего этого… после стольких лет.

х х х

— Элси… я…

— Фолл, ты же знаешь…

— Нет, я не знаю. Не хочу знать! Пожалуйста, останься! Мне нужен хоть кто-нибудь! Не оставляй меня одного сейчас! Мама, она… Ты же… а она…

— …

— У меня никого не осталось! Прошу, хотя бы ты не покидай меня!

— Мне очень жаль, Фолл, но… я должна уехать. Это путь в моё будущее. Если я…

— Ты не можешь…

— Прости…

х х х

Богини, что же я вообще здесь делаю?

Я стоял в одиночестве на мостике и смотрел на сияющую луну. Полнолуние всегда меня привлекало. В детстве, я мог читать книги по ночам без включённого света, пользуясь лишь лунным светом. Это добавляло какой-то поразительный эффект чтения, особенно когда в копытах у меня был ужастик. Эх.

Под мостом текла маленькая речушка. Скорее даже ручеёк. Негромкий, но так приятный уху звук. А над головой сотни звезд.

Не смотря на весь «фэн шуй», как говорила сестрёнка, на душе было не спокойно. Хотелось удавиться от сложившейся ситуации.

Я набрал полную грудь тёплого воздуха, и упав лбом на перила мостика, произнёс: — За что мне это.

Как ни странно, я услышал ответ…

— Сам знаешь.

Я вздрогнул и увидел серую кобылку, смотрящую на небо. Квинтия. Что она тут делает?

— Чего забыла то? – устало спросил я и зарылся в копыта.

Она дажё взглядом не повела. Её лицо при свете луны и звёзд было довольно миленьким. Правда холодом так и веяло. Она вовсе не пыталась утешить меня или спросить, что ещё за херня происходит в её первый «день друзей и новой жизни».

— Хочу узнать, что это было.

Или хотела.

Чёрт. Вот ведьма. Читает мысли. До жути… а — хах..

И как мне на это ответить? Не её дело, но надо же свои поступки оправдать. Хотя… кому это надо?

— Я…

— Не говори, если не хочешь, — тут же прервала меня кобылка, не отрываясь от неба. – Если ты так повёл себя, значит, причина была. И большая, раз даже ты так агрессивно себя повёл.

Я усмехнулся.

Не уж то она понимает? Или ей просто не хватает интереса к ситуации?

Кобылка подошла к мосту и встала рядом со мной. От неё пахло костром. Как же символично. Пепельная кобылка так и должна пахнуть, разве нет? А то всё мыло да мыло.

— Но у тебя определённо проблемы с пони. Вспомнить хотя бы твою сестру. Разберись со своим будущем.

В ответ я лишь вздохнул. Серьёзно, что ещё за проблемы? Если бы Элси не приезжала, их бы не было.

— Что же случилось у вас?

Говорить было сложно и странно о таком. Но гораздо страннее было то, что я этого хотел. Начать открываться. Но в последнюю секунду, я подумал: да кому это надо?

— Только не думай, что мне плевать.

Определённо ведьма.

Я набрал полную грудь воздуха и посмотрел в речушку, что текла под мостом. В ней я увидел наши отражения и маленькие блики от луны и звёзд.

(Господи, да я же как в том фильме!)

— Мы с Элси и Тодом были друзьями. Вместе играли и занимались… эм… фокусами. Да, знаю, как это звучит, но тогда мы действительно только и делали, что пытались научить Элси паре трюков. У неё была такая предрасположенность.

Дышать стало трудно. Виски пульсировали. Было… неудобно. Но я продолжил.

— А потом… спустя несколько лет у неё была собственная публика. Выступала на радость своей матери. Воодушевила её. Её мама – Великая и Могучая Трикси, слышала о ней?

Кобылка уверено кивнула и отбросила волосы назад.

— Вместе они стали набирать популярность в Лас-Пегасусе. Но дружить мы не переставали. После Тодд уехал в Кантерлот, и мы стались вдвоём. Даже влюбился…

На этом моменте, у отражения Квинтии в речушке дёрнулись уши. Да-да, я умею любить!

— Но однажды моя мама очень сильно заболела и скончалась, семья развалилась и в самый нужный момент, Элси выбрав карьеру, оставила меня в одиночестве. Я остался один и до этого дня я с ней не встречался.

И настроение упало.

Квинтия молчала. Не издавала ни звука. Лишь листва шумела от тёплого летнего ветерка. Через минуту, я почувствовал, как её копыто коснулось меня. Я не мог не вздрогнуть. Послышался шопот:

— Я понимаю.

Её голос был таким спокойным, так умиротворял. Но было страшно пошевелиться. Казалось, что если я сделаю что-то не так, это спокойствие уйдёт и тоска ударит с новой силой.

Квинтия прильнула ко мне. Она едва прижалась ко мне, наклонившись к уху, и трепетно прошептала:

— Но теперь всё хорошо. У тебя есть те, кто будут рядом, не смотря ни на что. Быть может, это и слишком громкие слова, но я…

Сердце забилось как умалишенное, но, не успев договорить, Квинтию перебили отчётливый стук копыт со стороны озера. Мы тут же отпрыгнули друг от друга, завидев силуэты пони, приближающихся к нам.

Просто толпа каких-то стариков… они резво прошли мимо и оставили нас вновь наедине. Но продолжать разговор в том же ключе больше не получится. Надо бы это всё заканчивать…

Я взглянул на кобылку, она больше не смотрела на звёзды. Только себе под копыта. Её пунцовую мордочку даже во тьме можно было разглядеть, что уж и говорить о каком-то свете луны.

— Уже поздно, пора уже идти домой, — вдруг произнесла она.

Её дом относительно недалеко, но мой внутренний джентельпони всё же решил предложить копыто помощи. Её топографический кретинизм до хорошего это вечер точно не доведёт.

— Может тебя проводить?

Она немного улыбнулась и слегка помотала головой.

— Я помню дорогу, спасибо. Тут не далеко.

С этими словами она прошлась по мосту, в конце добавив: – Реши уже свои проблемы, ведь от них не тебе одному плохо. Спокойной ночи…

— А-ага. Спокойной.

Так она и ушла, оставив меня в гордом одиночестве. Я снова на мосту. Один. Прек…

Нет. Не прекрасно.

Чё?.. То есть «не прекрасно»?

Я мигом спустился к речке, чтобы умыться и прийти в себя. Прохладная вода мигом привела меня в чувства.

Внезапно внутри меня что-то взорвалось и на сердце стало так обидно, как никогда. Обида, грусть, отчаяние переполнили меня. Не знаю что это было, но это поведение Элси, слова Квинтии, поступок Айскрим вывели меня из себя.

Закончив эти полуночные водные процедуры, я упал на траву и перед моим взором открылся прекрасный вид на ночное звёздное небо и луну. Кажется, я могу смотреть на это вечно.

Говорят, если смотреть на небо, то мысли будут яснее. Но не сегодня. Сегодня всё запутанно, как никогда.

Хм. Элси. Зачем она вообще приехала? Помириться? А мы разве были в ссоре? Она просто бросила меня, когда была так нужна…

Может, закончишь уже хныкать? Как девочка, ей богу.

Что? Кто это?

Твоя совесть.

Да? Почему ты так груба? И вообще, почему мне кажется, что это луна со мной говорит?

Потому что не выношу нытиков. И я на луне, потому что ты меня сам сюда закинул.

Как у меня это получилось вообще? Алё, совесть, я тут в расстройстве вообще то…

Богиня, ну ты и слюнтяй.

Меня можно понять…

Можно. Но реши уже сам для себя. Ты либо кантерлотская кобылка, которая распускает нюни по любому поводу, либо пегасусский жеребец. Срамишь земляков, которые рвут всех в скайболле уже четвёртый сезон! Думаешь, они ноют из-за такой чепухи?!

Чепухи…?!

Да. Это чепуха. Ведь что было – то прошло. И с этим уже ничего не поделаешь… пони меняются. Смотрят на всё по-другому. Исправляются. И сами себя корят за то, что когда-то совершили… и наша задача простить их и понять.

Я не могу!

А иначе мы обрекаем других и самих себя на вечные страдания.

Хочешь вечно чувствовать то, что чувствуешь сейчас? Или, наконец, поборешь свои страхи и гордость? Ты и сам знаешь, что этим ты решишь многие проблемы. Неужели эта история с твоей сестрой ничему тебя не научила?..

Или все эти прожитые дни в Понивили? Неужели ты забыл, как о тебе заботилась Айскрим? Как приютила Паула и её семья? Файербрэнд зашивал тебе шарф, когда ты его рвал не прося никакой платы, а Сторм показал, что тебе не чужда дружба, какой бы она ни была. Тоже забыл?

Квинтия сказала, что не оставит тебя, зря? А Доун всегда понимала тебя и твои чувства. Все эти пони хотели лишь добра тебе. И ты хочешь разрушить все их труды? Твоя мама жалела всю жизнь, что не смогла извиниться. Неужели она была бы счастлива видеть тебя таким?

Я… я понял.

Хорошо. Делай то, что правильно.

Спасибо, совесть.

Мне не в первой помогать вам.

А?..

Вперёд, Фолл Дэй.

х х х

Я пролетел около километра, прежде чем нашёл то место, от которого ушёл минут 40 назад. Кажется, мой разговор с совестью продлился гораздо больше, чем я думал. Или мог подумать. Такое ощущение, что я неплохо так вздремнул. Господи, а если я и правда уснул на улице? Что ж я за бомжара такой…

На том месте никого уже не было, от костра осталось только холодное пепелище. Ни дымка, ничего.

Однако так показалось мне на первый взгляд.

Я только начал снижаться, как заметил что около дерева, крутиться моя знакомая фокусница. Сердце замерло. Я не знал как себя повести. Мне хотелось улететь подальше и забыть обо всём как о страшном сне, но чувство долго меня не оставляло. Надо поступить по-мужски.

В конечном итоге она просто кобылка. Фокусница. Давняя подруга. Надо просто…

Без лишних мыслей, я словно робот приземлился на траву и уверенно пошёл к дереву, где сидела кобылка.

Она тихо сидела, зарывшись в своей мантии и в шляпе. Вокруг были разбросаны какие-то бумажки. Я уже совсем был близко. Между нами не было и двух метров. И тогда мозг включился снова. Меня настигла паника. Я не знал, что говорить.

Потому я просто присел рядом, прижавшись спиной к дереву. Кажется, она меня не заметила. Мне так и хотелось уйти, но луна на небе нагнетала. Казалось, она на меня свалится в случае чего...

Так мы и просидели минут десять. За всё время она так и не шелохнулась, а я не сказал ни слова. Долго это продолжаться не могло, так что я решил сделать первый шаг. Но с чего начать…

— …

В голове всё путалось. Как поступить? Столько сомнения.

— Привет, — тихо произнёс я, сделав мысленный фейсхуф.

Что бл?!?! «Привет»?!?! Серьёзно?

Кобылка вздрогнула, но даже не взглянула на меня. Она немного задрожала.

— П-привет…

Ого. А у меня получается. Выкуси, совесть.

— Я тут хотел из…

— Нет, нет, я тут единственная кому следует попросить прощения.

Её шляпка немного качнулась и очутилась на земле. Она посмотрела на луну. Её сиреневые глаза были на мокром месте. Веке чуть опухли и покраснели. Растрепанные волосы немного колыхались на ветру.

— Прости меня, Фолли. Я столько раз хотела тебе это сказать, но даже не решалась тебе написать… мне стыдно за себя. Мне стыдно, что я не была рядом, когда тебе была так нужна. Я… — в эту секунду у неё сорвался голос. Но чуть успокоившись, она продолжила. – Эта слава опьянила меня. Я поняла, как гнусно поступила, только когда рост моей популярности прекратил расти. Господи, что ж я за дрянь такая… ты имеешь право меня ненавидеть.

Она немного шмыгнула носом и утёрла оставшиеся слёзы.

— Прости, что побеспокоила. Это дурацкий фокус… Я уеду завтра же…

Знаете такие моменты, когда не понимаешь что творишь? Когда что-то сделал, а уж потом осознаёшь, что именно ты натворил. Это как ударить кого-то с состоянии аффекта. Но у меня подобное выражается по-другому…

Первый раз за долгое время я сам обнял кого-то.

Я знал, что именно это кобылка когда-то меня уничтожила. Из-за неё я разочаровался в дружбе или в чём-то подобном. Закрылся. Но всё же, я не сломлен. Ради всех, ради себя, ради мамы, я не сломаюсь.

Я прижал к себе Элси. Она дрожала. А потом, вцепившись в меня, я почувствовал, как на плечо упало несколько тёплых капель.

Кобылка прижалась головой к моему плечу.

— П-прости меня, Фолл… Прости меня! Я дура, дура, дура!

И громко заплакала. Она не сдерживалась и кричала, выпуская свою боль наружу. Её крик разрывал мне душу. Не мне одному было плохо всё это время.

Я и сам не смог сдержаться. По щеке прокатилась слеза.

Я присел с ней к дереву и закрыл нас крыльями.

— …всё хорошо, Элси. Я тебя прощаю… прощаю.

Тогда я почувствовал, что оковы пали. Я никогда не чувствовал такой легкости. То, что беспокоило меня, наконец-то исчезло.

Знаете, мы большую часть своей жизни думаем, что никто нас не понимает и не хочет понять, но может это только потому, что мы сами не хотим этого?

Иногда, единственная причина наших бед – это мы сами.