Автор рисунка: BonesWolbach

Флаттершай: начало

«...ЛУЧШАЯ НОЧЬ НА СВЕТЕ!»

Растрёпанные понивилльские пони, Принцесса Селестия и Спайк разразились смехом. Гранд Гэллопин Гала прошёл не так, как они хотели, но они всё же спасли эту ночь от краха. Всё было хорошо.

Шокированные и взбешённые гости всё ещё прятались в бальной комнате и обсуждали шесть пони и их дракончика, которые походу пошли проводить время друг с другом и пончиками перед тем как вернуться домой в Понивилль.

Возможные любовники Рарити потерпели фиаско в бальном зале, но немного её длинных ресниц и небольших поцелуйчиков убедили их снова потащить карету. Вскоре, группа вновь вернулась в бутик, и все аккуратно сняли повреждённые платья, пока Спайк спал в корзинке. Безумие на Гала всё ещё оставалось горячей темой для обсуждения.

«Когда мы с Принцессой вошли в бальный зал, мне казалось, что у меня вот-вот случится сердечный приступ!» смеялась Твайлайт Спаркл. Её рог засветился, когда она стала снимать магией плащ и аккуратно складывать в квадрат.

«Оууу расслабься, Твай,» сказала Рэйнбоу Дэш, бесцеремонно стряхивая золотой лавровый венок со своей многоцветной гривы. «Куда ни повернись — везде за что-нибудь заденешь! Клаудсдейловские здания сделаны с кучей свободного пространства — как вы думаете должна маневрировать пони среди всех этих колонн, статуй, толп и прочих вещей?!» Она взмахнула своими крыльями, зависая в воздухе для большего акцентирования на ситуации. «Неудивительно, что мы навели такой беспорядок!»

«Да и нашествие животных от Флаттершай повлияло на это,» добавила ЭплДжек, сменив Гала шляпу на свою обычную. «Ё-маё, на секунду я подумала, что пони объяснят всё, что здесь произошло, простым невезением. Но потом — йииихааа! Птицекроличье родео!»

Флаттершай краснела от смущения в углу комнаты, её розовые щёчки соответствовали цвету её гривы.

«О-ой...это было действительно так плохо...?» Голос Флат звучал как-то по другому. Её крылья нервозно дрожали.

«Ну и шоу ты устроила, дорогуша,» сказала, стоявшая позади ширмы, Рарити. Свечение рога слабо виднелось сквозь золотистый шёлк ширмы, магическая щётка усмиряла её спутанную гриву. «Но я вряд ли могу винить тебя, так? В конце концов, незадолго до этого я сама разбрызгивала яблочный торт повсюду, как ненормальная!»

«Йей, тортик!» добавила Пинки Пай, выпрыгивая из своего платья как из балетной пачки. «Всё в порядке, Флаттершай — Я уверена, что эти животные были такими же скучными, как и те пони в бальном зале. Я имею в виду, кто может противостоять Пони-польке? Это ненормально! Это ж найсмешнейшая песня в мире! Тыыыыыыы протягиваешь руку...»

«СТОЙ!» — крикнула Твайлайт, обрывая Пинки на полуслове. — «Мы все очень устали на Гала, и петь Пони-польку сейчас — значит... обесценить... да, точно, обесценить её культурную ценность.» Твай нервно улыбнулась, умоляя Пинки взглядом, чтобы та поверила в слова единорожки.

Пинки на минутку задумалась, оставаясь всё в той же полутанцевальной позе. «Ты права, Твайлайт!» сказала она наконец. «Такая великолепная песня, как эта, должна пробуждать энергию во всех!» Твай с облегчением вздохнула, остальные сделали тоже самое.

«Ну, я думаю это было потрясное выступление, Флаттершай,» сказала Дэш через секунду. «Ты тогда довольно круто прессанула того дракона на горе, но я никогда не видела ничего подобного от тебя раньше. Или слышала! Я не знала, что в тебе такое есть!» Дэш ткнула Флаттершай локтем, но жёлтая пегасиха никак не отреагировала. «Скажи...с тобой всё в порядке?»

Флаттершай стояла как статуя, её взгляд был устремлён вперёд, ни на что не обращая внимания. Слова Дэш...Я не знала, что в тебе такое есть...эти слова отражались эхом в её ушах, пуская в долгий путь по воспоминаниям.

•·•·•·•·•·•·•·•·•·•

Она вновь была жеребёнком, и в своих самых ранних воспоминаниях она уставилась на яркий жёлтый бочок своей мамы. Её меткой была перемешанная смесь разноцветных клякс, прямо как детский рисунок. Медленно, словно движущиеся облака, они вращались, сворачивались и завязывались в узел, иногда меняя цвета.

Когда она была жеребёнком, ей это нравилось. Чуть позже она узнала, что это значит ... и почему это было причиной того, что ее отец оставил их.

Это, наверное, было годом позже, когда мать напугала её. Она разбудила Флаттершай посреди ночи, вся шипящая шёпотом и с расширившимися от ужаса глазами. Этот взгляд — этот дикий взгляд страха матери за её потомство — просверливал пегасочку до самого сердца, сажая семена страха и сомнения, что будут преследовать ее до конца её дней. Кобыла торопила своё дитя на пути по спиральной лестнице в центре дома, до самого подвала, где облака были такие тонкие, что их можно было проткнуть маленьким жеребячьим копытом. «Драконы!» — утверждала её мать. По её словам, драконы охотились за пони, и надо было сидеть тише воды ниже травы, пока они не улетят.. Флаттершай засыпала, слушая мать, мягко и тихо напевающую ей колыбельную, паника уходила с каждым словом.

Она всё ещё была жеребёнком, но уже постарше, и она читала о шитье. Приближалась зима, и без возможности купить тёплую одежду, Флаттершай не оставалось ничего кроме как шить шарфы, носки и тёплые сёдла для неё и матери. Столб света от заходящего солнца напомнил ей тот раз, когда ей нужно было ухаживать за заболевшей матерью. У постаревшей кобылы метка была теперь унылым синевато-серым кругом, но те самые кляксы всё же едва виднелись вокруг круга. Ей не хотелось принимать таблетки. Она говорила, что они делают всё серым. Они делают её тупой. Ей нужен её ум, говорила она, если драконы придут. Нежно, мягко, из раза в раз Флаттершай напоминала своей матери, что в Клаудсдейле нет драконов..

Она была дома в последний день летних каникул перед школой, но счастья ей это не придавало. Трата времени на заботу о матери негативно отразилась на её обучении. Она ужасно летала. Её учитель сказал, что она должна будет всё повторить в следующем году, а это значит — никакого Летнего Лагеря до следующего года. Когда Флаттершай вошла домой, она поняла, что её мать снова перестала пить свои таблетки. Всё было в беспорядке, она могла услышать параноидальное бормотание матери. Как только она пустилась рысью, она наступила на останки своей любимой игрушки — Кролика Ангела. Её мать позже объяснила, что у неё не было выбора; он следил за ними для Драконов.

Спустя почти год два жеребца-пегаса в халатах с красными крестами выносили её мать из дома. «Вы не можете меня забрать» — кричала она. — «Я — всё что у неё есть. Я сберегу её от опасности!» Она обвиняла их в том, что они работают на драконов. Разделяй и властвуй, говорила она. Разделяете нас, что бы сожрать одного за другим!

Мягко, решительно и в последний раз, Флаттершай поговорила со своей матерью. Она сказала, что Драконы не нанимали врачей; Флаттершай попросила их прийти. Она была больна, а эти пони здесь что бы помочь ей. В одно мгновение страх в глазах матери сменился на яростный гнев

«Ты неблагодарная, голобокая маленькая ТВАРЬ!» — взвыла её мать, жеребцам уже пришлось тащить её за ноги. Она не отпускала облаков передними копытами, вызывая грохот молний. «Я НУЖНА тебе! Посмотри! Ты ни о чём ничего не знаешь! Ты никогда не видела ЗЕМЛЮ! Когда я выберусь, ты будешь на этом же самом месте! Ты дождёшься меня и-»

«Вы... меня... ПОЛЮБИТЕ!» Скромное зелёное платье Флаттершай было в лохмотьях, её сердце бешено колотилось в груди и её лёгкие горели от часового отлова животных. Её метка болела и чесалась. Пока она бежала через руины большого бального зала, она схватила зубами пробегающую рядом белку и подняла её в воздух. Появившаяся жажда крови принуждала Флаттершай к тому, чтобы перекусить белке хребет. Но это наваждение сошло, когда пегасочка услышала свист Твайлайт Спаркл. Флаттершай как будто облили холодной водой, она поняла, что творит; зуд в метке прекратился. Она опустила белку. Когда другие пони уже бежали галопом вниз по лестнице, она подумала про себя: «У меня есть то, чего не было у тебя, мама. Что-то редкое и особенное. Что-то, что держит мои копыта на твёрдой земле, даже когда я летаю. Я никогда не закончу как ты, мама...»


•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•·•

«...Никогда.»

«Что?» Рэйнбоу Дэш вопросительно подняла голову от внезапного заключения Флаттершай.

«Н-никогда...как никогда лучше, Рэйнбоу Дэш. Спасибо.»

«...Да? Ну хорошо, значит.»

Медленно, тепло, и в тысячный раз, Флаттершай улыбнулась своей подруге.

Комментарии (5)

0

Написано неплохо. Смутил момент про будущих любовников Рэрити. Но именно проникнуться трагедией Флатти не получается. То есть, ты осознаешь, что у неё была дерьмовая жизнь с матерью-психопаткой, но посочувствовать ей не можешь. Возможно, из-за слишком гротекскного безумия.

DeadWhale #1
0

Отлично, но на мой взгляд слишком.. коротко? Слишком коротко, чтобы раскрыть суть драмы. ИМХО не успеваешь прочувствовать как следует.

NonName #2
0

Даёт объяснение некоторым чертам Флаттершай. Радует

Mishanya #3
0

Да, это действительно слишком коротко. Я просто не успела прочувствоваться трагедией.. И ещё, может быть я глупая, но кто-нибудь мне объяснит значение кьютимарки мамы флаттершай?

SimonsCat #4
0

"протягиваешь руку…" — в неё вцепляется Лира и отрывает нахрен... а в лучшем случае — утаскивает к себе в подвал. И там изучает тебя так, что "Кексики" от Пинки кажутся невинной детской забавой, а режиссёр "Пилы" рвёт на себе волосы от зависти.
"пегасиха" — не знаю, но я не люблю такого слова... пегаска, или пегасочка... но пегасиха — это слишком вульгарно.

И... так и не ПОНИ, что там этот рассказ объясняет. Не спец по поиску глубинного смысла и не люблю тех, кто пять минут растекается мыслию по древу вместо того, чтобы просто написать "Шёл снег".

GHackwrench #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...