Автор рисунка: Devinian
Глава IV "Внутренний мир" Глава VI "У костра"

Глава V "Богиня"

Кантерлот, знаменитая столица Эквестрии, — величественный замок, возвышающийся на утёсе горы. Эта воистину неприступная крепость неописуемой красоты стала домом для двух сестёр-аликорнов. Относительно небольшой гарнизон замка, состоящий из двухсот первоклассных гвардейцев, мог отражать нападение целой армии на протяжении долгих недель. Голод не страшил жителей столицы — запасы еды и воды рассчитывались на многие месяцы. Но о нападении не шло и речи, так как замок-город находился под защитой могущественных богинь, в чей власти каждый день поднимать солнце и луну.

Именно к этим сёстрам-аликорнам и держал свой путь Сомбра. Он прибыл в Кантерлот на закате и стал свидетелем воистину величественного зрелища, ради которого многие жители Эквестрии мечтали попасть в столицу. Принцесса Луна вышла на балкон своей башни, чей пик, казалось, пронзал небеса, подобно острому мечу. Она расправила крылья, но не спешила взлетать. В воздухе ощущалось царившее напряжение и важность момента. Затем она плавно поднялась с помощью двух грациозных взмахов могучих крыльев. Её рог засиял тёмно-синим светом, под стать цвету гривы. Последние солнечные лучи поглотил горизонт. И вдруг сияющий диск луны поднялся из-за череды гор. Принцесса аккуратно ступила на балкон и, некоторое время смотря на небо, где по одной зажигались прекрасные звёзды, скрылась в своих покоях.

Сомбра испытывал благоговейный трепет, наблюдая за этим прекрасным зрелищем, в котором он чувствовал силу; она превосходила его собственную в десятки раз, и ему оставалось лишь завидовать и надеяться на поддержку сестёр-богинь.

Фигура неизвестного единорога недолго была без внимания. К ней сразу поспешил отряд стражников. На первый взгляд они ничем не отличались от простых солдат Кристальной армии: лёгкие доспехи, копья, мечи, шлемы казались точной копией кристальной амуниции. Но в голосе стражников, среди коих доминировали единороги, чувствовалась мягкость.

— Кто вы такой? Немедленно представьтесь! — приказал один из подоспевших солдат.

«Неужели этот щенок меня не узнал?» — недоумевал Сомбра, не спеша с ответом. Сей момент не столько оскорбил короля, сколько заставил его задуматься о коммуникации эквестрийской армии. Рассчитывая на её поддержку, он, разумеется, полагал, что она ничем не уступает его легионам. Однако одна фраза и то, с какой интонацией солдат её произнёс, заставила Сомбру усомниться.

— Прошу прощения, ваше величество, мой товарищ вас не узнал, — вышел вперёд другой солдат и почтительно поклонился. — Не гневайтесь, здесь все знают ваше имя, но мало кто видел вас в лицо.

Слова сослуживца стали для первого стражника лёгкой пощёчиной. Он потупил взгляд, а когда осознал услышанное, резко поклонился, чуть ли не касаясь носом земли. Остальные повторили за ним, но сделали это без того ужаса на лице, что воцарился у их товарища.

— Я прошу аудиенции у принцесс, — сообщил король цель своего визита.

— Мы сообщим им о вашем приезде, — заверил стражник. — Мне проводить вас до тронного зала?

Сомбра кратко кивнул и посмотрел на склонившегося единорога. Он казался маленьким жеребёнком, напуганным до потери пульса шорохами под кроватью. «И я пришёл за помощью к ним? — на секунду усомнился Сомбра в своём же решении. — Нет, не к ним, а к принцессам!»

В отличие от Кристального замка, Кантерлотский представлял собой ряд связанных коридорами или внутренним двором зданий и башен, которые могли существовать и по отдельности. Белокаменные стены отдавали розовым оттенком, хотя на небосводе уже сияла луна, что наводило на мысли о магическом вмешательстве. Справедливо будет отметить, что магия здесь чувствовалась во всём. «Ведь в замке живут богини», — нашёл Сомбра более или менее логическое объяснение этому явлению. Король всю жизнь считал Кристальный замок самым лучшим и прекрасным во всём мире. В красоте он не усомнился и сейчас, но… Сомбра не мог объяснить своё желание, но в этих коридорах, залах было нечто особенное, то, чем он хотел обладать.

Освещение в ночное время основывалось исключительно на лунном свете, как и в Кристальной Империи. Однако то ли широкие окна тут оказались больше и прозрачней — разноцветная мозаика часто уступала место простому стеклу, то ли дело в богине ночи, но, так или иначе, в коридорах было светлее. Впрочем, в замке чувствовалась пустынность: встречались лишь редкие патрули. И в этом плане Кантерлотский замок без шансов проигрывал Кристальному… Но Сомбра всё равно хотел им обладать...

Наконец пони достигли тронного зала. Возле его дверей, как и полагается, стояли два стражника. Сопровождающий короля солдат попросил его немного подождать, а сам, обменявшись парочкой фраз с сослуживцами, вошёл в зал. Сомбра в очередной раз убедился в несостоятельности эквестрийской армии: простой солдат спокойно входит к своим правителям, а ему, королю, приходится ждать в коридоре.

К счастью, не прошло и минуты, как сопроводивший стражник вернулся и сообщил, что принцесса Луна готова его принять. «Как, только одна Луна? — поразился Сомбра. — Принцессы не считают меня своей ровней или не признают мою власть, несмотря на официальное заявление?!» Выдержка и подготовка давали свои результаты, ни один мускул на лице короля не выдал его негодования.

Войдя в тронный зал, Сомбра не мог не обратить внимание на величие этого места. Копыта ступали беззвучно по бархатному ковру, лунный свет проникал через десятки прозрачных витражей и заставлял белокаменные стены и мраморный пол переливаться всеми оттенками ночного светила. Трон завораживал, небольшой постоянно работающий фонтан удивлял. Но венцом творения, безусловно, оставалась принцесса Луна. Она была словно идеально слепленная глиняная фигура, на которую ты мог смотреть хоть целую вечность и всё равно не налюбовался бы. Красота её тёмно-синего тела была воистину божественной, тёмная диадема вне всяких похвал, а в глазах чувствовалась мощь, достойная Создателя. Не знай Сомбра ничего о сёстрах-аликорнах и попроси его кто-нибудь охарактеризовать Луну, он назвал бы её богиней.

— Прошу прощения за беспокойство в столь поздний час, ваше высочество, — поклонился король, чуть ли не касаясь лбом пола.

Сомбра испытывал перед аликорном благоговейный трепет, и с ужасом осознавал, что вся его подготовка сейчас бесполезна.

— Зачем ты пожаловал? — послышался спокойный голос принцессы, в котором не было ничего странного для пони… божества. Однако сама фраза — игнорирование и титула, и приветствия — поразила и обезоружила Сомбру. Став королём, он привык к изначальному превосходству в любом разговоре, но сейчас одним предложением принцесса Луна дала понять, кто здесь хозяин.

— Империя Грифонов веками терроризирует не только нашу, но и другие страны. Они запустили свои цепкие лапы во многие отрасли промышленности, их влияние чувствуется повсюду…

— Их влияние не распространилось на территории Эквестрии, — прервала короля принцесса.

И вновь одной фразой богиня разрушила Сомбре весь его план. В груди появилось неприятное чувство, почва уходила из-под копыт. Он окончательно убедился в своей слабости, и теперь подбирал каждое слово с особой тщательностью.

— Но это не значит, что они не сделают это позже.

Принцесса не сумела или не захотела возразить. Сомбра понял, что он на правильном пути.

— Вам известно о Мендате Фурине?

— Он двоюродный брат покойного Сэрвуса Аврелия.

Король загнал себя в угол: ему следовало согласиться, но он не мог сказать «да».

— Уверяю вас, ваше высочество, отец Мендата Фурина умер много лет назад, у него не было детей.

— И у вас есть доказательства?

— Разумеется! — слегка повысил тон король и начал двадцатиминутный рассказ.

Сомбра чувствовал себя превосходно, ориентировался в этом непростом деле, как рыба в воде. Он и сам не заметил, как начал расхаживать по тронному залу. Рассказ полностью его поглотил и позволил вновь ощутить если не превосходство, то хотя бы почувствовать себя ровней богине. Луна не перебила Сомбру ни разу, лишь изредка пользовалась моментом, когда он переводил дух, для ряда уточнений. Закончив объяснение, Сомбра остановился и обнаружил себя всего в метре от трона. Случись это раньше, и он тотчас отошёл, но теперь король чувствовал силу и не хотел сдавать позиции.

Принцесса обдумывала услышанное недолго: Сомбра полагал, что он всё доходчиво объяснил.

— Похоже на правду, — кивнула она. — Выходит, император Паламир хотел всех нас обмануть.

— Об этом я и говорю.

Богиня посмотрела на короля. В одном её взгляде чувствовалась мощь, в сравнении с которой вся его магия не стоила и ломаного бита. Став на одну ступень с принцессой, король забрался на недостижимую прежде высоту. И теперь один взгляд скинул его вниз; а падать, как известно, всегда больно. Единорог смиренно опустил голову, безмолвно прося у богини прощения за наглость её перебить.

— Однако Кристальная Империя далеко от Эквестрии, а Империя Грифонов находится за могучими горами.

«Как может она… вы быть такой недальновидной. Очевидно, что после захвата нашей страны они вторгнутся в вашу! Бьюсь об заклад, эти твари давно положили глаз на вашу страну. Неужели вы этого не видите?» — размышлял Сомбра и даже в мыслях выказывал уважение к богине. Его разрывали на части два чувства: гнев от слов принцессы и страх перед её персоной.

— Так чего ты хочешь от Эквестрии, король Кристальной Империи?

Упоминание официального титула придало Сомбре уверенности. Но она в итоге его и погубила.

— Я объявил Империи Грифонов войну и теперь…

— Войну? — Луна плавно поднялась, расправляя крылья и планомерно повышая свой тон. — Ты самонадеянный глупец, если решился на такой шаг. Ты ужасный правитель, раз считаешь, что имеешь право столь необдуманно распоряжаться судьбами своих верноподданных. Ты монстр, захотевший устроить бойню, понимая, что не одолеешь врага без посторонней помощи. Мы совершили ошибку, признав твою власть законной!

Внутри Сомбры всё сжалось. Принцесса уничтожила его взглядом, раздавила, как блоху, своей речью. Дрожь пробрала пони до мозга — страх захватил рассудок… Удивительно, но в нём он нашёл силу, почувствовал себя загнанным в ловушку зверем, которому больше нечего терять.

— Моё изгнание, сладкие речи о моей важности для Кристальной Империи и даже моя коронация оказались всего лишь уловкой, игрой. Грифоны и высший свет кристального общества сочли Сэрвуса недостойным… нет, неугодным им императором. И тогда они устроили весь этот спектакль, где я стал лишь марионеткой в их мерзких лапах. Они дёргали за ниточки, полагая, что я узнаю о своей незначительности только в самом конце. Но они прогадали, и мне пришлось пойти на этот отчаянный шаг: объявить войну Империи Грифонов в случае их военной поддержки самозванца!

Сомбра на секунду замолчал. Луна могла воспользоваться этой заминкой и возразить, но она не сказала ни слова.

— Довольно манипуляций и притворства, настало время дать грифонам отпор! Сейчас их страна — разрозненные… племена. Война для императора единственный способ спасти страну от распада, и она же станет её концом. Если мы, ваше высочество, победим, тирании грифонов придёт конец раз и навсегда. Мы не имеем права упустить этот шанс!

За божественным ликом богини король почувствовал слабость. Он впервые осознал своё превосходство. Ему страсть как хотелось воспользоваться им, но он поступил мудрее.

— Ваше высочество, — склонился король. — вместе и только вместе мы одолеем врага, и на наших землях наконец воцарится мир.

Однако пока воцарилась лишь тишина. Сомбра верно понимал, что сделал всё от него зависящее, и молча смотрел на богиню. Она не спешила с ответом, но задумчивое выражение на её лице говорило о многом. Пробить эту каменную маску удавалось единицам.

Внезапно двери открылись. В тронный зал вошёл стражник и почтительно поклонился.

— Сообщи принцессе Селестии, что прибыл король Кристальной Империи, — приказала богиня своим монотонным голосом.

Когда пони удалился, она обратилась к Сомбре, пояснив свои действия:

— Я не могу принять решение, не посоветовавшись с Селестией. А пока мы её ждём, прошу тебя поведать свой план, кристальный король.