Автор рисунка: Noben
"Глава четвёртая, в которой предусмотрительность оказывается крайне полезным качеством". "Глава шестая, в которой Твайлайт отправляется по грибы, по ягоды..."

"Глава пятая, в которой всё катится к Дискорду"

"Как же всё плохо!"
Мысли у Пьера, скорописью выводящего значки на желтоватой бумаге, пробегали самые что ни на есть мрачные... Работа была настолько унылой, что, казалось, вскоре уголки рта упадут ниже подбородка. Шёл уже второй день многочасового просиживания крупа в дежурке, и "усердного" занятия ничем. Хотя вчера, ближе к вечеру таки пришёл один посетитель...

По-хорошему, Грин должен был просто отправить его на второй этаж, к старшим по званию, но, под конец дня всё начальство, да и не только, успело разбежаться по домам. Жеребец с радостью пригласил посетителя, который оказался средних лет пегасом, сероватого оттенка и кьютимаркой в виде готовой к прыжку мантикоры, в кабинет. Приготовил блокнотик, карандаш, уселся и стал ждать, пока пришедший начнёт рассказ. И тот заговорил:

— Так это вы дежурный? Хорошо! Дело срочной важности! На Понивилль падает облако!

Не сразу вникнув в смысл сказанного, Пьер переспросил:

— Что падает, простите?

— Облако падает, вот что! Вы совсем меня не слушаете? А зря! Скоро мы все умрём! Да-да, все! И вы, и я, и маленькие жеребята! А знаете почему? Потому что эквестрийская полиция совсем перестала работать! Преступность растёт, безработица, а вот теперь и облака падают! Хаос! Апокалипсис! Представляете, мне начали сниться вещие сны... Не верите? А вот я скажу так: дайте время и пришельцы, да-да, именно пришельцы, из других миров и вселенных уничтожат наш наивный народ! А когда большая части Эквестрии вымрет, Они будут ходить и искать наши кости... Они будут обгладывать их, а потом построят из объедков крепость... Я видел одного из Них — он был чёрный, и холодный, и говорил заклинания, мантры! Теперь-то вы мне верите?

— Вам, как и любому самую малость образованному пегасу должно быть известно, что даже если облако и упадёт на землю, хотя такое невозможно даже теоретически, оно не причинит никому вреда. А знаете почему? Потому что это облако — всего лишь сгусток газообразной влаги, по которому ваша братия умудряется преспокойно прогуливаться! — немного грубо закончил стажёр.

— Что вы сказали?! Ну, знаете... У меня связи по всей Эквестрии! Да стоит мне слетать в столицу, как вашу лавочку тут же прикроют! В Кантерлоте меня послушают, не то что вы, мистер... — пегас сверился с табличкой, — мистер Грин... Попомните мои слова! Нам всем не поздоровиться...

Посетитель выбежал из дежурки.

Час спустя, когда рабочий день закончился, Пьер закрыл "свой" кабинет на ключ, и пошёл сдавать железку вахтёрше. Гулечка, выхватив ключик магией и, повесив его на пронумерованный крючок, странно посмотрела на зелёного земнопони.

— Помните, к вам заходил пегас? Серый такой? — неожиданно спросила единорожка.

— Да, конечно... Нёс какую-то чепуху по поводу всемирного Армагеддона... — ответил ей Пьер.

— Хм, ясно. Я что хотела сказать-то... Он на вас жалобу оставил... Хотите взглянуть?

— Не-ет, спасибо... Я представляю, что он там понаписал...

— Как знаете. Моё дело предложить... — закончила вахтёрша и вновь уткнулась в журнал посещений.

Уже на следующий день, Пьер вновь вспомнил об этом случае. Может, он слишком грубо обошёлся с посетителем? Хотя, если у них здесь все такие сумасшедшие... Ладно, по-крайней мере сегодня к нему ни кто не будет ломиться — так как, "занят составлением важной документации".

На самом деле, работа состояла в обычном копировании канцелярских бумажек. Печатных аппаратов в понивилльском отделении не наблюдалось, так что приходилось всё делать по-старинке — "перо в зубы и вперёд"!

Пьер всегда считал, что отличается от других особой усидчивостью — он мог часами заниматься каким-нибудь важным, или просто интересным делом. Но сегодня явно был не тот случай... Спустя минут пятнадцать беспрерывной писанины, на бумаге стали появляться кляксы, чернильные разводы... Вскоре Грин бросил перо, и достал верный чёрный карандаш. Работа угнетала его своей монотонностью и однообразием.

В личном расследовании тоже особенных сдвигов не наблюдалось. Вчера, уже после забавной встречи с принцессой-библиотекаршей, он трижды прошёл по пути пропавшего жеребёнка от дома, до школы, но не нашёл никаких зацепок. Ни туда, как говориться, ни сюда. Так что, приходилось пока сосредоточено выводить закорючки.

На дверь кабинета была предусмотрительно повешена табличка надписью: "Не беспокоить!". Поэтому, заявиться и помешать "умственной деятельности" мог либо тот, кто совсем не умеет читать, либо...

Дверь распахнулась.

Через порог вихрем пронеслась пони, жёлтого окраса и с синеватого цвета гривой. Она была единорожкой, достаточно взрослой, но, как было не трудно понять, пока что не за мужем. Вид у неё был испуганный, дыхание прерывчатое, а на мутноватых карих глазах блестели слезинки.

— Здра... -авствуйте, — всхлипнув, начала говорить пришедшая, — я... мне... В общем, нужна помощь.

— Эм, извините. Вы не видели табличку? — удивлённо спросил Пьер.

— Табличку? — единорожка вновь открыла дверь и осмотрела её наружнюю сторону, — ох, простите, я не заметила. Я так спешила, а вахтёр сказала мне идти к дежурному... Но раз такое дело...

— Ладно, у меня есть минутка, я вас слушаю, — ответил ей стажёр, наконец-то найдя случай увильнуть от нудного задания.

— Правда? Ох, спасибо вам... Понимаете, две недели назад наши соседи уехали в отпуск. У них дома целый сад, множество редких растений, цветов. Их надо было ежедневно поливать, ухаживать за ними. Ну, я и вызвалась помочь. Каждый день, вплоть до сегодняшнего, я приходила к ним в дом и выполняла взятые на себя обязательства. Но только что, когда я в который раз подходила к жилищу соседей, я заметила на совершенно новой, недавно выставленной деревянной двери какие-то зарубки. Как будто кто-то чем-то острым специально пытался вырезать непонятные символы. Да-да, именно символы, потому что ничем другим это было назвать нельзя. Но самое интересное, если так можно назвать увиденный мною ужас, было впереди. Я открыла дверь данным мне ключом, и узрела внутри сущий хаос! Мебель была разбросана, разломана, по крепким каменным стенам пролегли длинные трещины, с потолка осыпалась вся штукатурка... Я очень испугалась, но потом, спустившись вниз...

Грин не успевал за ходом повествования тараторившей единорожки, и поэтому перебил:

— Стоп, стоп. Какие символы? Вы их запомнили? Можете изобразить?

Пьер протянул посетительнице чистый лист. Единорожка схватила магией перо и набросала несколько чёрточек.

— Вот... Примерно так они выглядели. Вы меня слушаете? Ну, значит, спускаюсь я в подвал... — продолжила жёлтая поняшка.

Увидев начертанное, Грин сразу же полез в ящик стола и достал оттуда свой блокнот. Открыв ту страницу, на которой были зарисованы значки со стены комнаты Маунтайна-младшего, стажёр сравнил две картинки. Они были почти полностью идентичны.

Рассказ посетительницы как раз подходил к самому волнительному месту, как вдруг стажёр вскочил с места, и воскликнул нечто вроде "Подождите, я скоро вернусь!", и выбежал из кабинета, оставив единорожку одну.

— Как? Куда? Зачем? А мне что делать? — завертела головой посетительница.


Кондратий неспешно возвращался из понивилльского почтамта. Он ходил туда часто, как и предписывала инструкция. Каждый вечер единорог писал шифрованный отчёт и каждой утро отправлял его на заранее оговорённый адрес. Специальный шифр Кондратий выучил ещё в "Шестой Академии", которая подготавливала пони его профессии. Её выпускники впоследствии могли выполняли самые разные задания, во всевозможных областях государственной жизни: от инновационных научных разработок, до разведки и шпионажа. "Академия" давала самый что ни на есть широкий спектр знаний, и поэтому профиль тех, кто прошёл весь курс обучения, был громаден. Вот наш знакомый, например, в данный момент занимался "выявлением государственной угрозы". Такие задания абы кому не давались. Кондратий был выбран для его выполнения лишь потому, что отлично проявил себя в расследовании причин сталионградского бунта. Там требовалась сугубая конспирации, и единорог не подвёл: ни кто даже не подумал, что в устранении "пожара" участвовал кто-то третий.

Кондратий, в этот раз выглядевший как самый обычный пони-слесарь, не жалел, что когда-то, лет десять назад, он попал в "Академию". Ведь вышло это совершенно случайно: тогда, только оправившийся после длительного нахождения в больнице единорог, стоял в гуще очереди, которая вела к одному из окошек филидельфийского центра занятости. Пони там было настолько много, что рябило в глазах. Куда ни глянь, какую очерёдность не займи, везде стоять придётся до самого вечера. Хотя... Одно окошко совершенно пустовало. К нему почти ни кто не подходил. Всего раз или два к нему приближались посетители центра, но тут же чуть ли не бегом возвращались в общую массу. Кондратий заинтересовался, какую же за работу там предлагают, и стал протискиваться сквозь толпу. Наконец, достигнув желаемой цели, единорог заглянул через "прилавок"...

В окошке показалась мордочка угрюмой единорожки, со светло-розового оттенка шерстью и соломенной гривой. Она подняла голову, мельком осмотрела Кондратия и вновь отвернулась.

— Вы нам не подходите, — молвила она.

Единорога такой ход событий не устраивал:

— Извините, не могли бы вы сказать...

— Нет. Вы нам совершенно не подходите! — на этот раз гораздо более жёстко ответила пони в окошке.

— А по каким, если не секрет, критериям вы определяете профпригодность? — тоже повысил тон жеребец.

— Аргх, как же вы все мне надоели! Фиш, подойди сюда! — раздражённо позвала кого-то кобылка.

За стеклом началось шевеление, и откуда-то из-за картотечных шкафов появился ещё один сотрудник центра: поджарый, мускулистый единорог, с куцой бородкой и круглыми очками.

— Пожалуйста, "просканируй" этого осла, не в обиду разумным представителям длинноухой расы! — попросила кобылка своего коллегу.

Нисколько не изменившись в лице, Фиш зажмурил глаза. Его рог засветился и облучил похожим сиянием Кондратия. Спустя несколько секунд он удивлённо, но, тем не менее, размеренно и спокойно, сказал:

— Хм, какой интересный случай. Представляешь, Ричи, у этого субъекта чрезвычайно сильно повреждён F-участок мозга. Мистер, — обратился жеребец к посетителю, — подождите нас минутку, нам нужно кое-что обсудить.

Ждать пришлось не минутку, а чуть ли не полчаса. Кондратий уже хотел вернуться обратно в очередь, как вдруг вышеупомянутые Ричи и Фиш выскочили всё из-за тех же металлических стеллажей в сопровождении ещё одного пони, который был раза в два моложе своих спутников. Увидев посетителя, он расплылся в улыбке.

— Ну, наконец-то! Не зря мы сидим здесь уже целый месяц! Мистер, вы просто находка! Вы алмаз, среди груды безликих булыжников. Вы, фигурально выражаясь, холст, который в будущем может стать прекрасной картиной, а то и шедевром! Проходите сюда, не стесняйтесь. Мы будем очень рады, если вы окажите нам такую честь, — пригласил Кондратия молодой жеребец.

Жеребца, как в последствии выяснилось, следовало называть сэр Фаргус, и никак иначе. Он был главарём в этой таинственной шайке. Следуя за ним, будущий правительственный агент оказался в каком-то подсобном помещении. Посреди этой комнаты стоял небольшой столик, два стула, а вокруг были разбросаны швабры и железные вёдра. Фаргус сел за стол, а Кондратию предложил расположиться напротив.

— Итак, здравствуйте. Вы значит, мистер Безликий без Прошлого? Ладно, шутки в сторону, — заговорил жеребец уже более серьёзным голосом. — Ищете работу? Понимаю, занятие благородное. Считайте, уже нашли. В чём же она заключается, спросите вы? Первые три-четыре года — ни в чём! Вам предстоит пройти полный курс обучения. Да-да, мы тут кое-что обсудили, и всё решили за вас. Без нового студента мы отсюда не уедем. Есть лишь один вопрос — идёте ли вы за нами, или мы вас несём. Но, не будем забегать вперёд. Давайте я сначала расскажу вам о ваших блестящих перспективах...

Именно после этого рассказа жизнь Кондратия в корне изменилась. Услышав о том, что его ждёт, он не раздумывая согласился на все условия. Фиш, Ричи и сэр Фаргус положили по одному копыту на стол. Все они ждали лишь единорога. Тот, долго не раздумывая, тоже стукнул по дереву передней конечностью. После чего, подсобка озарилась ярчайшим светом, который, в прямо смысле слова, поглотил всех четверых.

Сегодня, трудно представить, что бы Кондратий делал без навыков, полученных в "Шестой Академии". Ведь там он изучил самые продвинутые и могущественные заклинания, там же он получил знания практически по всем областям гуманитарных и точных наук. Он свободно изъяснился на семи языках и наречиях, превосходно разбирался как в высоконаучной химии, так и в целебных травах и растениях. Единорог знал два вида боевых искусств и не плохо обращался с оружием. А о маскировочном таланте уже и говорить нечего.

В общем, получался из него превосходный тайный агент. Ещё тогда, когда Кондратий только сдал выпускной экзамен и получал своё первое задание, директриса "Академии" сделала ему краткое наставление: "С тьмой легче всего расправляться из темноты". Он до сих пор помнил эти слова, и старался следовать этому жизненному правилу неотступно.

По окончанию учебного курса, единорог поехал в Кантерлот, знакомиться со своим новым начальством. Он ни разу не видел ни кого из них в лицо, но голос своего руководителя мог бы различить из десятков других. В последствии, все свои отчёты он отправлял именно невидимому пони, в столицу.

Хотя, около месяца назад, начальство у Кондратия сменилось. А точнее, начальник. Он общался с единорогом только письмами, причём тщательно зашифрованными. Выражения выбирал высокопарные, из чего следовало предположить, что особой он был высокой. Новый руководитель всегда давал чёткие команды, которые следовало выполнять беспрекословно, как и предписания врачей. Хотя, на самом деле Кондратий и не нуждался в какой бы то ни было строгости, или наоборот, мягкости. Слово вышестоящего по должности с давних пор стало для него законом.

Воспоминания окутывали Кондратия тёплым шарфом, защищая от прохладного утреннего ветра. Единорог часто прокручивал в сознании прошедшие годы, и всегда в такие моменты на его мордочке застывала блаженная улыбка. Бывали, конечно, и сильно огорчавшие моменты, когда он отчаянно пытался что-то вспомнить, вставить в картину памяти выпавший паззл... Но это случалось крайне редко.

Потянув магией за деревянную ручку одной из дверей гостиницы, агент проскользнул внутрь помещения. Портье, находившийся за круглой стойкой, был "своим" пони. Ему было строго наказано давать ключ от девятнадцатого номера любому, кто попросит его. Это было очень важно для Кондратия, так как он часто перевоплощаться. Подхватив левитационным полем позолоченную железку, единорог зашагал вверх по лестнице. Добравшись до двери, пронумерованной палочкой и закорючкой, жеребец приступил к "ритуалу открывания". Если кто-то просто захочет вставить ключ в замочную скважину, она ни за что не откроется. Выламывать её тоже не стоит — а то можно получить хороший энергомагический разряд. Открывать дверь следовало по-особенному: единорог просунул ключ в щель между полом и заслонкой и приподнял по выше, под самый потолок. Спустя секунду послышался радостный скрежет, и дверь распахнулся пропуская хозяина номера внутрь.

А внутри правительственного агента ожидала сюрприз: на прикроватной тумбочке лежал конверт, с знакомыми маркой и подписью. "Что? Так быстро?" — удивлённо подумал жеребец.

Обычно, ответы приходили не раньше, чем раз в три дня. А ведь вчерашний отчёт был отправлен только сегодня утром! Что же могло случиться?

Кондратий аккуратно распотрошил конверт и вынул оттуда содержимое — маленький жёлтый листочек, на котором было выведено всего несколько значков. После расшифровки послания можно было прочесть следующее:
"Последний ваш отчёт поверг меня в ужас.

Даю следующие распоряжения: принцесса Т. С. — тотальное наблюдение; объект номер два, он же мистер П. Г. — срочная ликвидация"...


Твайлайт думала...

Хотя, правильней будет сказать — размышляла. Не так часто выдаётся минутка для того, чтобы разложить мысли по полочкам, и желательно, в алфавитном порядке. Конечно, юная принцесса и так соблюдала строгую самодисциплину, но сегодня... Мыслишки разлетались, словно бабочки, и никак не хотели слушаться. Поэтому и следовало навести порядок.

Ход её размышлений вновь впал в русло вчерашнего дня. Этот необычный посетитель... Пьер, кажется, очень заинтересовал её. В нём было нечто особенное. Что-то отличало его от других. Вот, Пинки, например, выделяется своей жизнерадостностью. Флаттершай — своим робким, немного настороженным к другим характером. А он... Нет это был не нрав и не мировоззрение. Что-то у него внутри заставило Твайлайт задуматься. Ведь она постоянно, чаще всего, невольно "прощупывала" энергетику окружающих: у сильных магов и других принцесс она была мощной, прямо-таки бьющей ключом; у рядовых земнопони — иногда пылкой, горячей, а иногда — скромной, замкнутой; пегасы отличались своим ярким темпераментом...

Грин же был каким-то другим. Он был одновременно и совершенно обыкновенным, и в чём-то ни на кого непохожим. Нет, он не отличался от основной массы внешне. Он был другим из-за своей необычной внутренней энергии. После него в библиотеке остался тяжёлый "след" — что бы это не значило.

— Твайлайт, ты уже целый час лежишь и пялишься в потолок! Я начинаю беспокоиться! — послышался снизу голос Спайка.

— А? Оу, извини. Сейчас спущусь, — ответила пони и встала с кровати.

Медленно цокая копытами, принцесса спускалась по ступенькам. На первом этаже дракончик рьяно орудовал метлой, избавляясь от вездесущей пыли. Библиотекарша подошла к одной из полок с книгами и стал перебирать корешки.

— Что-то ищешь? Помочь? — спросил её помощник номер один.

— Нет, спасибо. Я сама, — сосредоточенно проговорила себе под нос Твайлайт, продолжая копаться по стеллажам.

Наконец, найдя искомое, кобылка вытащила средних размеров книгу, по виду, не разу не читанную, а поэтому, почти что новую. Название фолианта гласило: "Основы дедукции".

Если Грин заглянет к ней снова, например, за помощью, она должна быть подготовленной. Вчера стажёр рассказал ей о задаче, которая оказалась полиции не по силам. А ответы на разного рода задачи и вопросы Твайлайт привыкла искать в книгах — ей самых верных, после, конечно, Рейнбоу, помощниках и друзьях.

Чтение так затянуло библиотекаршу, что после того, как она открыла первую страницу её взгляд не отрывался от бумаги ни на секунду. Остановиться принцессу заставила лишь резко рапахнувшаяся входная дверь. На пороге стоял вчерашний гость, отчаянно пытавшийся затащить внутрь помещения свой огромный чемодан. Наконец, протиснув "коричневую тушу" в библиотеку, Грин заметил Твайлайт и скороговоркой выпалил:

— Вы говорили, что я могу обращаться к вам за подмогой в любой момент? Так вот, этот момент настал! Скорее собираетесь, кажется дело сдвинулось с мёртвой точки...


Кондратий задумчиво разглядывал свою компактную переносную химическую лабораторию. Способов устранить Зелёного существовала масса, но не все подходили под два важных критерия, которые сам для себя установил единорог: незаметность и изящество. Всё должно получиться шикарно, с искристым блеском. Иначе вся проделанная работа не пойдёт в прок.

Конечно, можно было просто использовать какую-нибудь убийственную магию, но для этого пришлось очень близко подобраться к объекту. А сейчас такое не представляется возможным, так как он находится в полиции, а там сплошняком одни единороги. Сразу заподозрят неладное.

Наверное, можно было подождать пока Зелёный выйдет прогуляться и решить его судьбу прямо на улице... Но такой вариант не нравился самому Кондратию. Надо было придумать что-то поизысканней. Чтобы снизить опасность колбочки.. Хм... Может, устроить объекту сердечный приступ?

Единорог стал доставать из коробки один за другим какие-то порошки, скляночки с разноцветными жидкостями, колбочки и спиртовки. А спустя минуту началось завораживающее действо... Под шипение кипящих составов и лёгкие ароматы химических паров Кондратий производил необходимые химические реакции. Он пропитывал смесь из разных порошков каплями желтоватого раствора и скатывал практически мгновенно застывающие реагенты в малюсенькие катешки-колобки. Налепив таких шариков штук двадцать, единорог вынул из ящика стола небольшую коробочку и положил их туда. Наскоро убрав за собой, "химик", будучи в явственно приподнятом настроении, вышел из номера.

Не став сильно заморачиваться маскировкой, Кондратий всего лишь кое-где подкрасил шерсть и нацепил пышные чёрные усы. Линзы он вставлять не стал, так как без них видно гораздо лучше.

Когда единорог вышел из гостиницы, времени у него оставалось с запасом. До обеда ещё часа полтора, так что можно было просто погулять и подышать свежим воздухом.

Но, видимо, отдохнуть Кондратию было не суждено. Через площадь стремглав пронёсся объект номер два, держа курс на свой новый дом.
"Что ж, последуем за ним..." — подумал тайный правительственный агент и поцокал вслед за Зелёным.


— Нет, это переходит все возможные границы! — спустя двадцать минут ожидания, проговорила жёлтая единорожка и, хлопнув дверью, выбежала из кабинета дежурного полицейского.

Проигнорировав все протесты вахтёрши, которая говорила, что сейчас начальники на важном совещании, поняшка прорвалась на второй этаж. Найти кабинет капитана Рейла не составило большого труда.


— Вот они! Видите? — взволнованно спросил Пьер.

Твайлайт видела... Снова эти знаки? Очень подозрительно.

— Мисс Спаркл, ваше высочество, скорее, нам нужно попасть внутрь, — поторапливал принцессу стажёр.

Дверь распахнулась. Внутри, как и следовало из рассказа утренней посетительницы, царили хаос и разруха. В воздухе пахло чем-то гнилым, или протухшим. Окно было разбито, от мебели остались лишь обломки.

Земнопони и аликорн подошли к приоткрытому люку, ведущему в подвал. Жеребец начал спуск по нещадно скрипевшей лестнице. Оказавшись внизу, Грин подождал библиотекаршу. Твайлайт ''включила" магический свет...

Картина, представшая перед ними, была ужасающей. Среди кровавых ошмётков лежали два скелета, по всей видимости ранее принадлежащие единорогу и пегасу. Все стены были исписаны неизвестными науке символами, а на одной из них висело кольцо, на котором раньше, видимо, держалась цепь, ныне представлявшая собой очень печальное зрелище. Крепкие звенья были разорваны неизвестной силой и разбросаны по периметру подвала. Также, около стены с кольцом стояла миска, рядом с которой можно было заметить тонкую подстилку из красноватого сена. От такого зрелища пробирала дрожь...

— Видимо, здесь и держали жеребёнка? — нервным голосом спросила Твайлайт, — но где же он сейчас?

— Думаю, у нас ещё будет время обсудить этот вопрос, а пока, давайте лучше поднимемся обратно... — тяжело дыша от ужаса, проговорил Пьер.

Юная принцесса даже не думала сопротивляться, и стала поспешно пятиться к лестнице. Вскоре, когда последние несколько сантиметров были успешно преодолены, Твайлайт вновь завела разговор:

— Как думаете, мистер Грин, жеребёнок сбежал сам, или ему помогли?

— Самостоятельно разорвал цепь, диаметром чуть ли не с копыто? Нет, я в этом очень сомневаюсь. Думаю, здесь замешан кто-то... — договорить Пьеру не дал резкий шорох, послышавшийся за окном. Жеребец огляделся, и подошёл к разбитой раме, аккуратно переступая через осколки стекла. Снаружи никого, хотя бы отдалённо напоминающего шпиона, да и вообще пони, не было. Тишь, да гладь.

— Надо уходить отсюда... Думаю, и у вас, и у меня остались незаконченные дела, — почему-то шёпотом проговорил земнопони и направился к выходу.

Тем временем, в кустах устроил засаду правительственный шпион, усердно коривший себя за волнение и несобранность. Раньше такого не случалось, так что же сегодня не так? Ладно, надо сосредоточиться.

Единорог уже успел осмотреть дом, за минуту до прихода "сыщиков". Всё оказалось более чем удручающим, но прошлого, как говориться, не изменишь. Поэтому, надо было во что бы то ни стало выполнить хотя-бы вторую часть задания.

Кондратий достал из коробочки самый маленький шарик с отравой. Подняв его в воздух, жеребец леветировал его сквозь дырку в окне и направил в сторону Зелёного. Дождавшись, когда тот вдохнёт, шпион резко повёл катышек прямо к нему в рот. Ещё секунда, и...

Но сегодня у Кондратия явно не задался день...

Входная дверь внезапно распахнулась и через порог перескочил низкорослый единорог, синего цвета шерсти и с надетыми поверх слегка квадратного лица круглыми очками. Вслед за ним в дом вломились двое громил, державших в разноцветных магических облаках два револьвера, прямо перед своими носами. Из-за них выглядывала ещё одна пони, одетая в белый медицинский халат.

— Вы? [переводит взгляд на Спаркл] Ваше высочество?! — еле успевал удивляться очкарик.

А дивиться было чему... Объект номер два исходился громким и непрерывным кашлем, так как магия, державшая ядовитый шарик, дрогнула при хлопке двери, и отрава попала Зелёному прямо на нёбо. Теперь он, скорее всего, конечно, умрёт, но минут пять ещё помучается.

Медсестра подбежала к жеребцу, у которого уже подкосились колени и на губах выступила пена, мельком осмотрела его и вынесла вердикт:

— Отравление! Пока не могу определить яд, но...
"Этого ещё не хватало! Нет, не надо было браться за такое глупое задание! От него одни неприятности..." — подумал Кондратий и стал потихоньку выбираться из этой передряги. Последней сценой, которую успел лицезреть единорог, была следующая...

На мордочке Твайлайт была видна тяжёлая мыслительная работа: решение надо было принять как можно скорее. Наконец, она подняла голову и уверенно посмотрела на поняшку в халате.

— Отравление, говорите? Тогда в больницу мы не успеем... Что ж, тогда придётся спасать его самой, — сказала принцесса и приступила к активным действиям. Её рог осветил ярчайшим сиянием всю прихожую, а затем телепортационная магия утянула "юных сыщиков" в свои недра. В доме остались лишь очкарик и его друзья.
"Нет, к сегодняшним событиям определённо приложил свою лапу Дискорд..." — подумал Кондратий и скрылся в подворотне.