S03E05

Озеро и Твайлайт

– Наука! – воскликнула Спарлайт Твайкл, возбуждённо подпрыгнув на месте.

– Цыц! – рявкнула Твайлайт. Устало смахнув испарину со лба, она помассировала шкурку между глазами. – Давай ещё разок: как тебя зовут?

– Спарлайт Твайкл! – единорог приветливо помахала копытцем. – Мы уже занимаемся наукой?

– Отлично, ты выучила своё имя! – Твайлайт довольно постучала копытами по каменному полу пещеры. – Вот, держи, хорошая девочка.

Она протянула Спарлайт печеньку. Награда за успехи очень важна в обучении. Спарлайт радостно закивала и схрумкала кондитерское изделие, как только то подлетело достаточно близко к её мордочке.

– А теперь мне нужно, чтобы ты застрелилась! – объявила Твайлайт.

– Н-но… – Спарлайт выпятила нижнюю губу. – Я не хочу прекращать своё существование! Наука! Печеньки!

– Никаких «но»! – Твайлайт заговорила, врубив максимальную строгость. – Тебе бы понравилось, если бы толпы неорганизованных клонов заполонили всю Эквестрию?

– Конечно же нет! Это было бы нерационально!

– Вот именно! Так что будь дисциплинированной кобылкой! У тебя нет диплома даже о начальном образовании, и если ты будешь непослушной, мне придётся отправить тебя в магический детский сад.

Спарлайт вздохнула, но воплотила волшебной вспышкой магически устойчивое зеркало и стрельнула по нему нужным заклинанием. Через миг отражённый заряд угодил погрустневшей единорожке в лоб. Её тело принялось стремительно раздуваться и, в конце концов, лопнуло, оставив после себя небольшое фиолетовое облачко. Пролетев несколько ярдов, оно скрылось в глубинах зеркального озера. Твайлайт внимательно проследила за происходящим и удовлетворённо поставила вторую галочку в списке под названием «исследование озера».

– А теперь проверим, обладает ли изучаемый объект памятью.

Она зачитала стишок и вскоре вновь встретилась со своей копией.

– Скажи моё имя, – незамедлительно потребовала единорожка, придавливая свежую Твайлайт настороженным взглядом, как бы говорящим: «только попробуй кричать «наука!» и прыгать как умалишённая».

– Твайлайт Спаркл! Наука!

– Достаточно точно. А как зовут тебя?

– Эм… – Клон единорожки перестал скакать и смущённо потёр одну переднюю ногу о другую. – Послушай Твай, я помню, что ты придумала мне какое-то глупое имя, но я не помню, какое именно. Попадание в озеро – это серьёзная встряска.

– Ну, нет, так дело не пойдёт! – единорожка недовольно почесала нижнюю челюсть. – Ты можешь быть новым клоном, который просто получил мои собственные воспоминания о том, что я как-то назвала предыдущего клона.

– Нужно больше исследований! – крикнула копия. – Наука!

Когда Твайлайт сделала дополнительную единорожку и задала ей сакраментальный вопрос, та протестующе замахала копытами:

– Нет у меня никакого имени! Вон та, – она указала на клона №1, – зовётся Спарлайт Твайкл…

– Точно! Меня зовут Спарлайт Твайкл! – единорожка залилась искренним, счастливым смехом пони, поборовшим амнезию.

– … да, а лично я существую меньше минуты.

– Ага! Значит, созданные копии сохраняются! – Твайлайт судорожно застрочила в исследовательском блокноте. – Было бы здорово исследовать объём памяти, но не хотелось бы затереть копии Пинки, так что оставим этот вопрос на далёкое будущее. Ладно, – она поставила очередную галочку, – следующий этап! Спарлайт!

– Я!

– Застрели меня, а потом вытащи обратно!

– Так точно! – без долгих вступлений Твайкл нацелила свой рог на отважную исследовательницу и идеально исполнила заклинание, которое совсем недавно ей пришлось испытать на своей шкурке. В её успехе не было ничего удивительного: будучи копией Твайлайт, она училась на гиперзвуковой скорости и в том числе запоминала всё с первого раза. Настоящая Твайлайт раздулась как от магии, так и от гордости за свою копию, а затем лопнула и перенеслась в воду, словно обычный клон.

– Ты ж сказала, что пребывание в озере – то ещё ощущение, – заметила Твайлайт №2. – Зачем же ты её туда отправила?.

Спарлайт пожала плечами.

– Я дисциплинированная кобылка.

***

В озере не было времени. Тем не менее, Твайлайт испытывала некоторые ощущения. Она даже не потеряла зрение. Только у неё почему-то остался только один глаз, и в него попало слишком много воды. Она видела свет, яркий свет, судя по всему исходящий от развешенных час назад осветительных заклинаний. Вернее, развешанных за час до того, как она попала в озеро – времени ведь тут не было. Белые лучи причудливо преломлялись, проходя сквозь воду. Однажды кроме света появилось ощущение покачивания, а сразу после него она застала себя выходящей из озера. Спарлайт Твайкл вытягивала её на сушу за копыто.

– Скажи моё имя, – сурово потребовала клон, очевидно, копируя действия своей прародительницы.

Единорожка рассеянно потёрла голову. Боли не было, просто она была сбита с толку. Похожие ощущения наступают, когда тебя без предупреждения телепортируют.

– Ох… – простонала Твайлайт, оглядываясь по сторонам. И с удивлением обнаружила клона №2 читающего стишок, и извлекающего на свет клона №3.

– Так стоп! – возмущённая единорожка подскочила к несанкционированно размножающимся Тваечкам. – Что это вы творите?!

– Мы посовещались с Твайкл и решили, что в этом мире наблюдается острый недостаток Твайлайт Спаркл, – объяснил клон №2.

– До тех пор, пока я не дострою соответствующую экономическую модель, это утверждение останется ничем иным, кроме как сотрясанием воздуха! – яростно воскликнула Твайлайт. – Твайкл, твоё существование я не прекратила только из-за того, что мне самой нужно было перед этим исследовать озеро! Ныряйте назад, обе!

– Но как же программа твоего обучения? – впервые подала голос единорожка №3.

– А что с ней?

– У тебя не будет времени строить модель, пока ты будешь учиться. Мы, в свою очередь, можем тебе с этим помочь.

***

Спарлайт заявила, что для максимальной эффективности ей потребуется ещё несколько Твайлайт, так что когда настоящая пони вернулась домой, оказалось, что в библиотеке теперь тесновато.

– Наука! Наука! – покрикивали копии Твайлайт, прыгая туда-сюда. Повсюду, где они проносились, с вероятностью в 50% могло произойти два события. Либо у кучки Твай возникало стадное желание провести групповое исследование в той или иной сфере знаний, и тогда рассматриваемая часть библиотеки стремительно покрывалась раскрытыми в произвольных местах книгами. Либо у Тваек возникал организаторский зуд, и тогда все книги охватывались левитацией и расставлялись в алфавитном порядке. Когда сталкивались две группы с противоположными интересами, они вступали в научный диспут. Побеждала та сторона, которая оказывалась в более прохладной части библиотеки, так как высокие температуры плохо сказываются на умственной деятельности теплокровных.

Когда Твайлайт №4 это заметила, все пони обзавелись термометрами и социальные процессы приобрели цивилизованные черты: никто больше не скакал по домику-дереву, ибо скачки способствуют разбиванию термометров. Напротив, все чинно расхаживали, держа градусники на видном месте, и раскланиваясь при встречах. Все конфронтации быстро разрешались простым взглядом на термометр оппонента. В общем, ситуация, и раньше не отличавшаяся разрушительностью, окончательно пришла в жутковатое равновесие.

Чтобы повысить осмысленность существования каждой Тваечки настоящая Спаркл перед уходом с озера поставила на спину каждой копии по ведру волшебной воды. Когда караван приблизился к библиотеке, Твайлайт сгрузила добычу в подвал и, запершись, приступила к индивидуальным исследованиям. Так, выяснилось, что вода озера сохраняет свои свойства, но чем меньше жидкости участвует в процессе клонирования, тем меньше получается клон. Скрепя сердце, единорожке пришлось уничтожить возникшую в ходе экспериментов расу мини-Твай: мир не был готов к такому количеству милоты. Ближе к вечеру настоящая Твайлайт телепортировала воду на место, чтобы предотвратить риск появления крошечных пони даже из озера, а затем выбралась на поверхность с инспекцией.

Как сообщили клоны №12 и №17 несколько Твайлайт, никому ничего не говоря, собрали машину времени и удрали в неизвестном направлении, однако Спарлайт Твайкл возглавила комитет по контролю, который подготовил временную мортиру. Насколько удалось выяснить при исследовании параллельных вселенных, стреляли из неё с 16:20 до 17:50. Так как снаряды были полуторачасовыми, последний накрыл расчёт из двадцати минут пятого, вычеркнув таким образом причинно-следственную возможность ведения огня.

Все Твайлайт, кроме тех двух, что бросились забалтывать оригинал, заметив, что пришло начальство, побросали градусники, погасили свечи и организованно расселись на первом этаже. Они прекрасно понимали, что настоящая Твайлайт выглянула из подвала не просто так, а чтобы посмотреть, чего они тут добились. Настала пора оправдать своё существование, продемонстрировав недюжинные успехи в порученной для исследования области, а презентация подходила для этого как нельзя лучше. Магически включился проектор, и одна из Твайлайт вышла к освещённой стене:

– Наука! – патетически возвестила она. Проектор отобразил первый слайд, который содержал в себе главным образом слово «НАУКА», жирно выведенное на белом фоне. Твайлайт бы ещё много ещё чего сказала, но кто-то с первых рядов запустил в неё бумажным шариком.

– Ты тут не главная! Пуская говорит Спарлайт Твайкл!

– Но я и есть Спарлайт Твайкл! – запротестовала пони.

– Докажи!

Следующие полчаса ушли на расчёт траекторий движения всех Твайлайт от озера и до места в аудитории. В конце концов Спарлайт удалось убедить всех, что она не верблюд.

– Таким образом, у нас остаётся множество «Це» – множество всех разумных существ, из которого исключено множество всех верблюдов.

– Довольно! – настоящая Твайлайт отогнала от стихийно возникшего подиума Спарлайт. – Это может продолжаться вечно! – она оглянулась на слайд с диаграммами Венна и выключила проектор. – Я пришла сказать, что холодильник только что полностью опустел!

По Твайкам прошёлся встревоженный вздох.

– Да! Так что если вы хотите исследовать проблему своего существования для начала вы должны обеспечить его, сделав что-то полезное. Создайте заклинание, эффективно насыщающее среднестатистическую Твайлайт, или заготовьте себе сена, как вам угодно. Но в любом случае, вы должны остановится и начать работать на благо внешнего мира.

– Мы скорее изобретём новое заклинание, чем будем заниматься физическим трудом, и ты это прекрасно знаешь! – воскликнула Пятая. – Так сказать, абстрактность задачи бросает нам вызов!

Внезапно за спиной Двадцать Первой возник магический портал, из которого вышла принцесса Твайлайт Спакл (Третья).

– Твайлайт Спаркл! – воззвала пришелица и вполне ожидаемо оказалась под прицелом нескольких дюжин глаз и ушек. – За твои выдающиеся заслуги в области исследования времени, точнее, изобретении машины времени, и экономики, а точнее, изобретении простого и доступного пищевого заклинания, мы, комитет имени Твайлайт Спаркл, решили присудить тебе минус пятнадцатую научную премию имени Твайлайт Спаркл!

– Ура! – воскликнула Одиннадцатая. – Я всегда знала (уже около шести часов и тридцати двух минут), что мои труды окажутся востребованы будущими поколениями!

– Нет, не ты, моя дорогая. – принцесса улыбнулась. – Я говорю о тебе, Твайлайт Спаркл.

– О! – Девятая покраснела, но приняла награду в виде золотого ожерелья.

Настоящая Твайлайт промолчала. Обычно ведь не требуется что-то говорить, когда почёсываешься, и в данном случае она не видела больших отличий от этого маленького, сугубо личного действия.

***

Твайлайт Спаркл с наслаждением опустилась в кресло. Насколько она могла судить, кресло было сделано по новейшей технологии с использованием шкур неубитых медведей и было ну просто чудо как хорошо. В последние годы ей наскучили безвкусные сверхэргономичные стулья, поставляемые мебельной фабрикой «Спаркл для Спаркл», так что обновка была как бальзам на душу.

– Что там ещё? Какие новости? – буркнула она, размышляя о том, что ещё чуть-чуть, и она не успеет заглянуть в библиотеку.

– Протесты не-Твайлайт-Спаркл, – отчиталась Твайлайт Спаркл, стоящая перед ней навытяжку.

– Разве в этой теме может возникнуть что-то новое?

– Принцесса Селестия пообещала вмешаться в ситуацию. И вмешалась. Вчера Твайлайт Спаркл (ты же понимаешь, о ком я?) получила от принцессы прямую директиву удовлетворить требования толпы.

– Но ведь их требования абсурдны! – воскликнула Твайлайт. – Мы и так постоянно делаем их жизнь лучше. Решительно каждая Твайлайт просто изнывает от желания прочитать кому-нибудь лекцию по произвольно заданной теме для аудитории с каким угодно уровнем подготовки, так что проблемы с духовной частью у не-Твайлайт быть не может. В то же время каждый пони материально обеспечен всем необходимым и всем обходимым. Изобретённые тобою…

– Не мною, а Твайлайт Спаркл. Той, с Капустного бульвара.

– Ага. Изобретённые Твайлайт Спаркл магические производители ежедневно заряжаются бригадами добровольцев из Твайлайт Спаркл и в любую секунду готовы произвести какой угодно предмет быта по требованию каждого подданного принцесс!

Нет, ну в самом деле. Эти неугомонные протестующие напоминали Твайлайт доозёрную эпоху, когда простые подданные могли ополчиться на проворовавшегося чинушу или возмущаться тем, что принцесса не посетила их деревню в этом году.

– Несмотря на наступившее благоденствие, они продолжают требовать роскоши.

Спаркл-на-Кресле отчаянно всплеснула копытами:

– Роскоши! Роскошь по определению – это вещь, которая есть не у всех! То, что появляется впервые, изначально оказывается у достойнейших: сначала в копытах их творцов и изобретателей, затем критиков и испытателей, а затем пони, стоящих на главных постах Эквестрии – это не только справедливо, но и рационально. Кроме того, в конце концов, любая новая вещица или заклинаньице внедряется в наши замечательные заводы и достаётся каждому, причём фаза внедрения проходит всё быстрее и быстрее! Мы не можем дать роскошь всем – к тому моменту, когда мы выполним это требование, каждая Твайлайт создаст что-нибудь новенькое! Единственное, что мы можем сделать – это прекратить вообще что-либо делать. Но это остановит прогресс, остановит науку! И я считаю, что подобное решение неприемлемым! Неприемлемым и абсурдным!

– Возглавившие не-Твайлайт пони заметили, что «достойнейшими», то есть владельцами роскоши, всегда оказываются Твайлайт.

– Я не виновата, что именно Твайлайт занимают все оставшиеся в Эквестрии рабочие места. Просто именно они в своё время прошли собеседование.

– Подобная же тенденция, – продолжила Твайлайт Стоящая, проигнорировав Спаркл-на-Кресле, – наблюдается в том числе и во властных структурах. Я подозреваю, что протестное движение вызвано не только жаждой богатства, но и жаждой власти.

– Но ты послушай заявления этих рвущихся в управленцы болтунов! Послушай, что они предлагают! Политик – и без учёных степеней в областях экономики и права!

Обе кобылы весело проржали пять минут, однако в конце концов Спаркл-на-Кресле набралась серьёзности чтобы продолжить атаку:

– Так или иначе, согласно современному законодательству, каждый удовлетворяющий не слишком-то строгим требованиям кандидат может получить любой пост, просто написав тест вместе с пони, на место которого он претендует. Получивший более высокий балл садится на вожделенное кресло.

– И как? Были ли за последние пол года какие-нибудь подвижки? – скептически поинтересовалась Твайлайт Стоящая.

– А как же! Буквально три дня назад Твайлайт Спаркл турнула с поста министра культуры по имени Твайлайт Спаркл! То-то шуму было!

Твайлайт Спаркл поморщилась:

– Несмотря на абсурдность требований, мы должны что-то предпринять.

Единорожки удручённо повесили головы, не в силах придумать выход из, казалось бы, полного гармонии положения в котором очутилась страна. Но их затруднения разрешила неожиданно появившаяся на пороге Твайлайт Спаркл! Триумфально блестя улыбкой, она возвестила:

– Девчата! Я встретилась в коридоре с Твайлайт Спаркл, и она мне всё рассказала! Кажется, я знаю, как решить нашу проблему!

– Не томи! – хором воскликнули остальные Твайлайт.

– Мы просто должны создать фиктивные рабочие места! Пони будут приходить на работу, получать какие-нибудь бессмысленные задания и чувствовать себя важными шишками!

– Ух ты! – сказала Спаркл-на-Кресле.

– Это не удовлетворит жажду роскоши, – сказала Твайлайт Стоящая.

– Ещё как удовлетворит! – радостно закивала пришедшая Пурпурумница. – Если мы начнём выдавать в качестве зарплаты вещи из Ангара с Неудачными Изобретениями и Объектами Современного Искусства, то ни у кого не возникнет подозрений! Все решат, что непонятные штуки, которых никто никогда не видел – это роскошь, а роскошь – это достойная плата за тяжкий труд! Главное говорить, что все вручаемые вещи чрезвычайно модны в Кантерлоте. Никакая Твайлайт в здравом уме не запустит столь бесполезные штуки в массовое производство, а не-Твайлайт тоже не захотят, чтобы заработанные «тяжким» трудом награды через неделю раздавались бесплатно на улицах. Следовательно, мы сохраним монополию на дурацких хлам, а значит избежим его обесценивания!

– Гениально! – наконец-то признала умственные способности Твайлайт Твайлайт. – Но что насчёт власти?

– Тут мы будем использовать тот же самый принцип. Для начала следует создать тесты достаточно тупые и абсурдные, чтобы ни одна Твайлайт не оказалась в состоянии написать их на хоть сколько-нибудь приемлемый балл. Далее, призами за эти тесты нужно сделать должности, совершенно не оказывающие влияние на экономику или международное положение Эквестрии. Пусть обязанностью новых «чиновников» будет придумывание законов, которые невозможно реализовать даже при современном уровне магии!

– Но что случится, если появятся волшебники, способные соблюдать такие законы? – робко возразила Твайлайт.

– Эквестрия будет ввергнута в хаос, – печально признала изобретательница. – Подобный риск – это цена, которую мы вынуждены заплатить. Однако я надеюсь, что уже через несколько лет пони будут относиться к новым чиновникам и их законам лишь как к бессмысленному шуму. Бессмысленному глупому шуму, который, однако, будет их успокаивать.