S03E05
01 - Сплетение 03 - Карусель Бутик

02 - Я обещаю

  1. Одна миля = 1609 метров. Четверть мили ~ 402 метра. Двести миль — чуть меньше 322 километров.




Пиф боролся за право сохранять равновесие в эпицентре землетрясения. Это не было бы простой задачей, даже если бы он в тот момент был хорошо отдохнувшим и мог видеть то, на что опирается копытами. В данном же случае — при свете одной лишь лампы шлема, придавливаемый тяжестью седельных сумок и весом падающей на него сбоку Компасс Роуз — он был способен лишь не улететь головой вперёд в перекрученный подлесок.

Накатывавший от драконьей чешуи жар усиливался, становясь настолько всепроникающим и мощным, что это было больше похоже на физическое присутствие, чем на простую температуру. Жар навалился так же тяжело, как и седельные сумки, придавливая к земле и мешая стоять на ногах.

Он слышал, что Тэйлспин кругами летает над ним. "Давай, давай!", — шипела она. "Он поднимается! Надо сваливать!"

Пиф открыл рот, пытаясь ответить, но в горле было слишком сухо. Он поднял голову с целью взглянуть на неё и увидел.

Дракон вставал.

Раньше дракон лежал на животе, сложив крыло поверх передней части своего тела. Теперь же он убирал это крыло в сторону. Массивный придаток растягивался вверх и прочь от тела, кости и складки скрипели — звук напоминал сталкивающиеся булыжники. Полный размер крыла был почти невероятен — оно было достаточно широким, чтобы закрыть почти весь потолок куполообразной прогалины, в которой они находились.

Тем не менее, зрелище не привлекло внимания Пифа слишком уж надолго. Дракон поднимал голову. Шея была словно улица, а зубы — длинные, зазубренные и острые, как ножи. Они блестели даже в тусклом освещении Сплетения.

Затем дракон открыл один глаз, и Пиф обнаружил, что более не способен двинуть ни единым мускулом. Он внезапно замер, пронзённый пригвоздившим его к земле взглядом, как-то, чудесным образом оставаясь при этом в вертикальном положении.

Глаз, здоровенный как телега. Блестящая зелёная радужка, сияющая своим собственным, зловещим, болезненным светом. Узкий кошачий зрачок размером с него самого. И пузырями поднимающийся из груди его владельца насильственный, палящий, безошибочный гнев.

"Не. Трогай. Это".

Каждое слово, словно удар грома. Уши Пифа звенели. Он смутно заметил, что Тэйлспин оказалась сброшенной на землю и растянулась рядом. Жеребец положил ногу на плечи Компасс Роуз и прижал кобылу к себе, вызывающе глядя на дракона.

Монстр поднёс голову ближе. Пиф унюхал в его дыхании вонь серы, разглядел зазубренные кромки зубов и своё собственное отражение в сияющем глазу.

"Кто", — прогрохотал дракон. — "Вы такие?"


"Пообещай, что разбудишь меня, если я буду тебе нужен".

Твайлайт улыбнулась ему сквозь слёзы. "Я обещаю. Я разбужу. Я не могу... Не могу без тебя, ты же знаешь".

Спайк кивнул: "Я знаю". Дракон чувствовал дрожь в своей груди. "Прости, Твайлайт. Просто я... Мне нужно уйти от всего этого. На время". Он повернулся и взглянул на Карусель Бутик — глаза взметнулись к террасе на вершине. Спайк слабо ухмыльнулся. "По крайней мере, теперь у меня есть настоящее сокровище, так?"

Твайлайт через силу посмеялась. "Ага" — согласилась она. "Это прекрасная статуя. И ожерелье было хорошим дополнением. Я, правда, думала, что ты решишь держать его в более безопасном месте".

Дракон помотал головой: "Оно принадлежало ей. Она бы хотела оставить его при себе. А так никто никогда не забудет, насколько прекрасна она была". На протяжении нескольких секунд он отчаянно моргал.

Твайлайт кивнула. "Никто никогда их не забудет", — твёрдо сказала она. "Они все там — в Кантерлоте. Витражи. И в Кристальной Империи. И в... Моём замке". Аликорн легонько топнула копытом по траве. Свет блеснул на ожерелье и возвышающейся над рогом короне. "Здесь будет очень пусто без тебя", — проговорила она.

Спайк ответил не сразу. Вместо этого он сделал шаг и обнял её за плечи — даже крылья развернулись в попытке обнять ещё сильнее. "Я знаю", — пробормотал дракон. "Прости меня. Просто... Мне нужно время". Его грудь вновь потяжелела. "Я знаю, что нужен тебе", — продолжил Спайк ещё тише. "Мне жаль. Мне так жаль. Я просто был не готов... Отпустить. Всех их".

Дракон почувствовал, как Твайлайт положила копыто ему на плечи. "Я знаю", — мягко произнесла она. "Я понимаю. Я тоже хотела бы просто... Выключиться на время. Даже с Селестией, Луной и Кэйденс, это непросто. И... В любом случае". Принцесса отстранилась ровно настолько, чтобы вновь улыбнуться ему. "Ты ведь не в самом деле... Уходишь. Я разбужу тебя, если ты будешь мне нужен".

"Обещаешь?" Спайк прижал её ещё ближе, почти ломая кобылу о свою грудь.

Твайлайт Спаркл засмеялась. "Обещаю", — ответила она. "Обещаю, обещаю, обещаю. Я не забуду, Спайк". Её улыбка медленно исчезла. "Я не смогу забыть. Теперь... Теперь остались только ты и я, Спайк. Ты и я — навечно. Ты — всё, что у меня осталось".


Он помнил, как прощался с Твайлайт и всем остальным Понивиллем. Он помнил, как ложился на траву перед домом, что делил когда-то с Рэрити. Он помнил ощущение приходившего драконьего сна: как будто разум обращался в туман — более легко, умышленно, и абсолютно, чем во время любого другого сна.

Он помнил, как впервые за десятилетия отступило горе.

Он помнил странные, отдалённые ощущения, приходившие, пока он переживал годы за закрывшей разум стеной тумана. Поначалу вокруг него были дюжины голосов — каждый день. Затем они ушли и оставили его, позволив соскользнуть в сон более глубокий, чем когда либо.

И теперь, спустя так много времени, кто-то вернулся. Издаваемые ими слабенькие звуки были оглушительны по сравнению с годами нерушимой тишины.

Спайк ожидал, что там будет окутанная лучами яркого летнего понивилльского солнца Твайлайт Спаркл. Но это была не Твайлайт, или кто-либо ещё, кого он знал; и это был не Понивилль. Спайк находился в окружённой шипами тёмной пустоте, а Понивилль больше не существовал. От Понивилля не осталось и следа — ничего, кроме Бутика и трио незнакомцев.

Дракон остановил свой взгляд на том, что пытался стоять. Это был земной пони с жёлто-коричневой шерстью и тёмной гривой, на нем была странная шляпа с прикреплённым спереди фонариком и пара тяжело нагруженных седельных сумок. И, хотя рокот движений Спайка делал почти безуспешными его попытки устоять на ногах, пони по-прежнему твёрдо глядел на него.

"Итак?"

"Исследователи". Земной пони медленно моргнул. "Не воры". Его голос был писком по сравнению с оглушительным громом самого Спайка, но, всё же, был различим на фоне тусклого рокота, который дракон издавал, пытаясь пододвинуться и взглянуть поближе.

"И мы не трогали твою статую, я клянусь!" — раздался другой голос. Это была красная пегаска. В начале тряски она упала на землю и теперь лежала на спине, извиваясь в попытках встать на ноги.

Спайк бы посмеялся, но у него на уме были куда более важные вопросы. Он взглянул на Бутик. Дракону немного хотелось рвануться и лично убедиться в целостности сокровища, но даже это было сейчас не самым важным.

Он вновь повернулся к пони. "Где Твайлайт?"

Несколько секунд царила тишина. Затем пони цвета хаки спросил: "Кто?"

Теперь уже пришла очередь Спайка недоумённо моргать. Он почувствовал, как по нему пробежала дрожь – за ней последовал знакомый скрип уменьшения скелета. Его контроль над собственным размером никогда не был идеальным. Спайк бы рано или поздно и сам решил ужаться, но первые содрогания страха приняли это решение за него. Дракон чувствовал, как уменьшаются его крылья.

"Принцесса", — прогрохотал он. "Твайлайт Спаркл. Она должна была разбудить меня. Где она?"

Жеребец просто смотрел на него в ответ. "Никогда о ней не слышал", — пробурчал он.

Спайк чувствовал, что теперь сжимается быстрее. Источаемый им жар исчезал, и движения больше не сотрясали землю. "Но..." Он опять моргнул. "Как вы могли не... Где мы?"

Пегаска умудрилась встать, а затем отправилась помочь двум другим подняться на ноги. В этот раз заговорила единорожка. Выражение её лица было почти обеспокоенным. "В Сплетении".

Спайк моргнул. В тот момент он уже был лишь чуть выше Бутика. "В чём?"

Три пони наблюдали за тем, как он уменьшился до конца. Когда всё закончилось, дракон оказался почти такого же роста, как и земной пони. Это его впечатлило... Или, по крайней мере, это впечатлило ту часть него, что до сих пор обращала внимание на подобные детали. Когда он вырос, даже Биг Макинтош казался карликом по сравнению с ним. Этот жеребец был огромен.

Через секунду единорожка прочистила горло. "Как долго ты спал?" — мягко спросила она.


Внутри Карусель Бутика всё было в точности так, как раньше. По крайней мере, это служило некоторым утешением. Остальной Понивилль исчез, он по-прежнему не знал, где Твайлайт, и не имел ни малейшего понятия, что происходит, но виды и знакомые запахи старого дома помогли хоть немного успокоить нервы.

Другие трое, наоборот, выглядели даже ещё более обеспокоенно. Они, очевидно, готовы были бежать от свирепого дракона, спасая свои жизни. Но не были готовы к тому, что дракон уменьшится до их размера, пригласит их войти и подаст чай в весьма деликатных, изукрашенных цветами фарфоровых кружках.

Компасс Роуз, Тэйлспин и Пиф Хэлмет. Довольно легко запомнить. Судя по всему, они исследовали Сплетение, в котором он каким-то образом оказался, не просыпаясь. Чем бы оно ни являлось. Ни один из них не имел ни малейшего понятия, как долго он спал, что такое Понивилль, или кто такая Твайлайт Спаркл.

Спайк умостился на одном из более крупных стульев у конца стола. Свитти Бэлль сделала его после того, как дракон сломал третий обычный стул, и этот прекрасно держался. Стул, тем не менее, не облегчал задачу по манипуляции крохотными чашками посредством когтей. Дракон сделал малюсенький глоток чая, а затем вновь посмотрел на Компасс Роуз.

Единорожка склонила голову над столом. Говоря точнее, она склонилась над парой карт. Одну из них она принесла с собой. На этой преобладала огромная чёрная клякса, отмеченная как "Сплетение". Другую карту Спайк умудрился откопать в стоящих на чердаке кладовых сундуках.

На её лице царило выражение сильного сосредоточения, а рог ярко сиял. Вокруг неё, периодически сплетаясь, парили перья и геометрические циркули — она наносила сравнительные метки на два куска пергамента.

Пегаска — Тэйлспин — нервно порхала по воздуху позади Компасс. Пиф же по-прежнему смотрел на него тем же самым неспешным, равным взглядом. И, хотя во взгляде не было никакой видимой враждебности, это заставляло дракона слегка нервничать. По большей части, чтобы нарушить затянувшуюся тишину, чем зачем-либо ещё, Спайк прочистил горло и произнёс: "Так... Ты — картограф".

Компасс даже не подняла глаз. "Да", — кратко ответила она. "Топографирую Сплетение. Или, хотя бы, часть его. Ищу замок. На самом деле вот этот замок, если не ошибаюсь". Перо опустилось и ткнулось в точку на его карте — замок Твайлайт.

"Один из наших летунов сказал, что видел что-то вроде замка там – внизу, когда несколько недель назад ходил в глубокую разведку", — произнесла Тэйлспин. Спайк повернулся и взглянул на порхающую у потолка пегаску – та при этом замахала крыльями немного быстрее. Она явно не хотела приближаться больше, чем необходимо.

"Никто там раньше не летал?" Спайк склонил голову набок, и по его лицу расползлось выражение замешательства.

"Н-ну-у-у", — теперь уже, почти что, пытаясь спрятаться в стропилах, протянула пегаска. — "Обычно это небезопасно. Лозе это не нравится. Она пытается, э, схватить пролетающих сверху пони. И это не считая всех мантикор и штук, которые хотят тебя съесть. И летунов ченжлингов. Они знают, что мы не можем разглядеть их, находясь над лозой, так что часто налетают с..."

"Ченжлинги?" — прервал её Спайк.

"Э, ага", — сказала Тэйлспин. "Они, типа, чёрные, и все полны дырок, и летают, и о..."

"Я знаю, что они такое", — вновь прервал дракон, хмурясь. "Я видел их раньше. Я был в Кантерлоте, когда они объявились в первый раз. Но Твайлайт и Кэйденс победили Королеву, э, думаю, её звали Кризалис, и ченжлинги, вроде, должны были быть изгнаны. Или нет?"

Три пони глядели на него с полным отсутствием выражения на лицах. Даже перья и инструменты, которыми манипулировала Компасс, замерли в воздухе.

Дракон вздохнул. "Ладно, полагаю, вы и об этом тоже никогда не слышали".

Они помотали головами. Он вздохнул.

"Ладно. Значит так. Ченжлинги вернулись. Твайлайт, Принцесса Селестия, Принцесса Кэйденс, Понивилль, Кантерлот... Всё исчезло. И вы не имеете ни малейшего понятия о том, как долго я спал. Всё правильно?"

"Не... Вполне», — медленно произнесла Компасс и вновь взглянула на карты. "Эта была сделана в прошлом году", — показывая копытом на свою, сказала она. "Исходя из того, что я вижу, сравнивая известные ориентиры, можно заключить, что центр Сплетения находится вот здесь на твоей. В месте под названием 'Лес Эверфри'. Сплетение, вроде как, расползается оттуда во всех направлениях".

"Это имеет смысл", — кивнув, вставил Спайк. "Лоза снаружи выглядит, как та, что росла из дискордовских семян..."

Из глубины груди земного пони поднялось низкое урчание. "Дай даме договорить". Его выражение было столь же спокойным и взвешенным, как и раньше, но что-то в тоне голоса как бы говорило, что спорить они об этом не будут. Спайк вздохнул и откинулся на стуле.

Компасс моргнула, посмотрела на Пифа, а затем прочистила горло и продолжила: "Точно. Ну. Рост Сплетения уже измерялся ранее. Оно по-прежнему расползается, хоть и медленно. Каждый год оно набирает около четверти мили1 в диаметре, не считая всплесков роста, когда оно, эм, что-нибудь нагоняет. На данный момент радиус его составляет примерно двести миль. Это значит, что, если ты лёг спать прежде, чем Сплетение начало расти, и, учитывая, что оно росло с приблизительно одинаковой скоростью, ты спал восемьсот лет".

Спайк изумлённо глядел на неё. "Восемьсот.."

"Как минимум", — сухо добавила она.

Дракон упал на свой стул. Его слух, казалось, поглотил странный, приглушённый гудящий звук, а зрение поплыло. Он чувствовал головокружение.

Спайк смутно осознавал, что три пони быстро перешёптываются друг с другом. Было похоже, будто они ведут спор, но он не слушал. Он был слишком занят попытками осознать то, что ему только что сообщили... И удержать себя от паники.

Эквестрия исчезла. Понивилль исчез. Все, кого он знал, исчезли. Ченжлинги вернулись, семена Дискорда вновь проросли, а он на восемьсот лет отстал от времени. Даже Твайлайт исчезла настолько, что никто не знал её имени.

Твайлайт.

Дракон моргнул.

Ты — всё, что у меня осталось.

"Я должен кое-кого найти", — прохрипел Спайк.