Автор рисунка: Siansaar
2. Противостояние 4. Откровения

3. Шокирующая истина

Твайлайт села за стол в рабочем кабинете на втором этаже. Она только что закончила утреннюю уборку и начала работу над очередным заданием Селестии. Вдруг снизу послышался страшный грохот.

Не зная, чего ожидать, она отодвинула книги и тихонько подошла к двери спальни. Рог засветился защитным заклинанием, просто на всякий случай. Приоткрыв дверь, она поморщилась от скрипнувших петель. Сначала Твайлайт ничего не увидела, и приоткрыла дверь пошире. Наконец, она заметила виновника беспорядка.

— Рейнбоу! Сколько можно пытаться уничтожить мою библиотеку? – сердито спросила Твайлайт, распахнув дверь. Сойдя с лестницы, она сфокусировалась на останках разбитой в куски двери и быстро её восстановила, повесив на место. В свете последних крушений Рейнбоу, что непременно заканчивались погромом в библиотеке, она посвятила час в неделю ремонтным заклинаниям. С ними на уборку уходит гораздо меньше времени.

— Меня раздражает, что после каждого твоего визита мне приходится чинить дверь.

— Твайлайт, это важно! – отрезала Рейнбоу. Подбежав к Твайлайт, она положила копыта ей на плечи.

— Скуталу нужна наша помощь!

— Скуталу? Что случилось? Стой… – на мордочке Твайлайт появилась маленькая ухмылка.

— Что Искатели натворили на этот раз?

— Нет, Твайлайт, это не они! Это её родители! Они плохо с ней обращаются!

— Погоди, не спеши. Что? – улыбка Твайлайт дрогнула, она аккуратно оттолкнула Рейнбоу.

— Ты не поверишь, что сегодня произошло! Я зашла к ней домой, и я… я… – Рейнбоу дрогнула и сжала зубы. Ударив передними копытами в пол, она заорала:

— Я оставила её там! Чёрт! Как я могла так глупо поступить?! Я должна вернуться и забрать её!

Она подпрыгнула в воздух и попыталась вылететь в открытое окно, но что-то внезапно схватило её за хвост, удерживая на месте.

Захлопав крыльями, Рейнбоу попыталась вырваться, но лишь лишилась пары волосков из хвоста. Прекратив попытки, она зыркнула на Твайлайт, её рог был окутан магическим сиянием.

— Пусти! – в отчаянии крикнула она, пытаясь стряхнуть магическую хватку Твайлайт.

— Сначала расскажи, какого сена тут происходит! – рявкнула Твайлайт, приподняв крылья.

— Ты не можешь просто сказать мне, что со Скуталу плохо обращаются и свалить! Давай, Рейнбоу! Рассказывай!

Рейнбоу ещё немного повырывалась, но сдалась, упав на пол с удручённым видом.

— Аргх! Ладно!

— Отлично! Теперь, Рейнбоу, начнём с начала, – твёрдо сказала Твайлайт. Она прилевитировала к ним пару подушек, села на одну и указала пегаске на вторую.

— Твайлайт… Я… – зло выдохнув, Рейнбоу села и попыталась перевести дух. — Ты не поверишь…

— Я и не смогу, если ты мне ничего не расскажешь.

— Да, я понимаю. Помнишь прошлую ночь? Тогда была метель, – начала Рейнбоу, тыкая в подушку и расставляя в голове всё по полочкам.

— Ну?

— Так вот, прошлой ночью я уже легла спать, но обнаружила Скуталу, идущую под моим домом.

— Что она делала на улице? – спросила Твайлайт, удивлённо поднимая брови.

— Я тоже об этом подумала! Но это же я! Я вылетела, чтобы узнать, что происходит, и она бродила как сомнамбула. Я звала её по имени, а она даже меня не слышала! Я приземлилась прямо перед ней, и она меня не заметила, пока не врезалась мне в ноги. Когда она на меня посмотрела, её глаза были как будто остекленевшими. Но это ещё не худшее. У неё на голове была большая шишка, потому что родители ударили её пустой бутылкой! — Рейнбоу глубоко вздохнула, чтобы успокоить заходящееся сердце.

— Постой, у неё было сотрясение? Ты не заметила у неё проблем с памятью, пока вы были вместе? – обеспокоенным голосом спросила Твайлайт.

— Нууу… с утра она еле вспомнила, что спала у меня. Если считается. Ты сама бы среагировала так же, если бы проснулась в незнакомой обстановке, разве не так?

— Рейнбоу… я… я не знаю, – Твайлайт нервно заёрзала – Насколько большой была шишка?

— Эмм… – Рейнбоу почесала затылок копытом, попытавшись вспомнить. — Где-то… чуть меньше кружки? Да, точно!

Размером с кружку?! – выкрикнула Твайлайт.

— Да. Так вот, я привела её домой и приготовила какао. Она рассказала мне всё, Твайлайт, – Рейнбоу поёжилась от воспоминаний о прошлой ночи.

— Что именно? – Твайлайт подтолкнула Рейнбоу к мысли.

— Ах да, прости, – Дэш глубоко вдохнула и выпалила:

— Всё-всё. О том, что родители её не любят, что они о ней не заботятся, не кормят… И! Как отец выгнал её из дома прошлой ночью.

Наконец поделившись проблемами, Рейнбоу уставилась в пол. Комнату наполнила неловкая тишина, пока Твайлайт обдумывала слова Рейнбоу. Подняв взгляд на Твайлайт, Дэш даже подпрыгнула на месте. Сказать, что подруга была шокирована, было бы большим преуменьшением. Левое ухо дёргалось, челюсть валялась где-то на полу, а глаза были широко распахнуты.

— Да. Всё действительно настолько плохо. – нарушила тишину пегаска.

— Рейнбоу… Я… Как её родители так могли? – спросила Твайлайт.

— Я не знаю! – заорала Рейнбоу, дёрнув крыльями. — И когда я попыталась увести её оттуда, знаешь, что она мне ответила? Она ответила нет! Сказала, что если уйдёт, ей будет только хуже! – Меняя тему, Рейнбоу дёрнулась, но всё же высказалась. — Кроме того, я думаю, что знаю, почему Скутс не может летать! И почти уверена, что права!

— И…

— Мать Скуталу пила во время беременности.

— Что-о? Не говори ерунды, Дэш.

— Ага? А как ты можешь объяснить недоразвитые крылья? Её родители бухают, будто завтра конец света!

— Рейнбоу, я…

Так что?!

— Я… я не знаю, – неуверенно сказала Твайлайт. — Есть вероятность… нет! Её мать так не поступила бы!!

— Твайлайт, ты её родителей вообще видела? – Твайлайт промолчала.

— Я не думаю. И знаешь, что? Они живут на грёбаной помойке на краю города! – Рейнбоу всё наступала. — Твайлайт, ты бы видела её ночью. Она… она… – Рейнбоу потерялась, слова застряли в горле, эмоции взяли верх. Слёзы потекли из уголков глаз, но пегаска их быстро вытерла.

— Просто… Я… Я не могу стоять здесь, пока Скуталу находится там!

Твайлайт абсолютно потерялась. Она ни разу не видела, чтобы пегаска проявляла такие эмоции за всю их дружбу. Встав, она распахнула крылья и заключила Дэш в успокаивающие объятия, потеревшись о её мордочку своей. Как Рейнбоу успокоилась, Твайлайт на шаг отступила и уверенно сказала:

— Я слышала всё что нужно. Мы идём за ней.

Приземлившись на дорожке, что вела к полуразвалившемуся домику, Рейнбоу подманила Твайлайт копытом.

— Прислушайся. – прошептала она.

Твайлайт тоже ответила шёпотом:

— Отец Скуталу… – вдруг из дома раздался крик. Рейнбоу не теряла ни секунды. Подпрыгнув в воздух, она промчалась через двор, пинком открыла дверь и приземлилась в холле, вертя головой во все стороны. С явной озабоченностью она пыталась найти источник крика, но всё было тихо. Твайлайт вбежала в дом со светящимся рогом, готовая ко всему. Рейнбоу перебирала ногами на месте, не зная, куда идти. Заметив мать Скуталу на диване, спящей с бутылкой ликёра в копыте, она подбежала к ней и начала трясти.

— Где она?! – заорала на пьяную кобылу Дэш. Та начала что-то бормотать, но Рейнбоу не слушала, ведь со второго этажа снова раздался крик.

— Рейнбоу! Сюда! – позвала Твайлайт, взбежав по лестнице. Она начала было осматривать первую комнату, но скулящий звук быстро привлёк её к закрытой двери в конце узкого коридора. Твайлайт взломала её магией и вбежала внутрь. То, что она увидела, её шокировало.

Отец держал перед собой Скуталу, которая пыталась укрыться тонюсенькой подушкой от его поднятого копыта. Только копыто отца шевельнулось, Твайлайт отбросила жеребца магией и ударила о противоположную стену. Она удерживала его на месте, пока подходила к Скуталу. Встав между ними, она ослабила хватку и тот шлёпнулся на пол. Оглянувшись, Твайлайт увидела Скуталу, прячущуюся за ножкой кровати.

Через секунду Рейнбоу ворвалась в комнату. Быстро найдя взглядом то, за чем пришла, она кинулась к жеребёнку.

— Скуталу! Слава Богиням, ты… – начала она, но остановилась, увидев, в каком состоянии её любимая фанатка.

Услышав её голос, Скуталу осторожно выглянула. Её глаза были полны слёз, а уши прижаты к голове. Она выглядела, так, как будто вот-вот расплачется, но Рейнбоу шокировало далеко не это. За подушкой, что закрывалась Скуталу, она увидела кошмарную картину. Сердце ушло в пятки, а желудок завязался узлом.

Нет. Чёрт, нет, нет, нет, нет!

Левое крыло Скуталу было сломано. Практически уничтоженное, оно свисало набок и странно дёргалось. Рейнбоу повидала на своём веку сломанных крыльев и это был плохой случай. Несколько перьев было вырвано, отец Скуталу пытался навсегда приковать её к земле. Скотина… Тело Рейнбоу стало ватным от гнева.

— Рейнбоу! Я знала, что ты ве-вернёшься! – всхлипнула Скуталу, отпустив подушку. Поднявшись на трясущихся ногах, она поковыляла к Рейнбоу, пытаясь вытереть слёзы. Всего через пару шагов Рейнбоу заключила её в объятия и, почувствовав столь знакомые и ласковые копыта, Скуталу обмякла, забившись в рыданиях.

Рейнбоу молча стояла и смотрела на истерзанное крыло, трясясь от неконтролируемого гнева. Она хотела бить этим монстром о стену, пока та не сломается и отправить его в Мертвенное Ущелье. В один конец. А в каком порядке это сделать — уж как получится.

— Рейнбоу, отнеси Скуталу в больницу, немедленно! Ты поняла меня? – Твайлайт говорила медленно, даже сейчас не отрывая взгляда от жеребца. Пытаясь удержать Дэш от поступков, о которых та бы пожалела.

Слова Твайлайт направили Дэш в правильное русло. Гнев уступил место печали и голос Рейнбоу надломился.

— Прости. Не стоило мне тебя оставлять, – промурчала Дэш, успокаивающе гладя жеребёнка по спине. Одинокая слеза сорвалась из уголка её глаза. – Всё будет хорошо, Скутс. Я клянусь.

Твайлайт поморщилась от гневного взгляда Рейнбоу, обращённого к жеребцу.

— Рейнбоу Дэш, отнеси её в госпиталь, сейчас же! – Твайлайт всё ещё зорко следила за жеребцом, пока тот пытался подняться.

— Запрыгивай, малышка. Мы тебя забираем, – сказала Рейнбоу, аккуратно подняв Скуталу на кровать. Присев рядом, она расправила крыло, как посадочный трап. С небольшим кивком, Скуталу забралась на спину Рейнбоу и уселась перед крыльями. Почувствовав, что Скуталу схватилась за гриву, Рейнбоу встала и выскочила из комнаты, оставив Твайлайт наедине с жеребцом.

— Итак! Может, расскажешь мне, какого сена тут происходит? – начала Твайлайт спокойным и угрожающим тоном.

— Я за свои дела рассказывать никому не должен, – надменно ответил отец Скуталу, захлёбываясь словами. С пьяным рыком он кинулся на Твайлайт в попытке выместить гнев на напавшей на него. Но как только его взгляд метнулся вперёд, чтобы сфокусироваться на своём обидчике, он моментально растерял всю решительность. В комнате осталась только одна пони — принцесса Твайлайт Спаркл. Лихорадочно ища выход из ситуации, он решил, что не имеет особого значения — сучка жена это или принцесса. В любом случае надо поставить зарвавшуюся кобылу на место. Замахнувшись для удара, он, с удивлением, крякнул, внезапно оказавшись на кровати Скуталу, окружённый ярко-фиолетовой аурой.

Крылья Твайлайт дрожали от гнева, когда она приближалась к парализованному магией жеребцу. Она игнорировала всхлипы гнева и ярости, безуспешно пытавшегося подняться жеребца.

— Да будет тебе известно, что нападение на принцессу Эквестрии карается как минимум десятью годами тюрьмы. Вдобавок, избиение собственного жеребёнка…

— Ты вломилась в мой дом и напала на меня! – заорал в ответ жеребец, прервав принцессу. – Это моё право — защищаться и я занимался воспитанием дочери! Кто дал тебе право забирать у меня дочь?

Твайлайт фыркнула.

— Доказательств более чем достаточно, моя подруга — Рейнбоу Дэш, засвидетельствовала, что Скуталу в этом доме обижали. Кроме того — ты физически удерживал и бил её прямо передо мной. Этого хватит.

— Что? Почему ты веришь глупой пегаске? Она никто! – орал жеребец, пытаясь вырваться из оков магии. Сдавшись на секунду, он продолжил:

— Эта тупая кобыла недавно вломилась в мой дом и угрожала мне и моей жене!

— Всё было не так! Она не вламывалась, а Скуталу впустила её. И я больше склонна верить Рейнбоу — Элементу Верности и одной из моих ближайших подруг, чем жеребцу, который пару минут назад измывался над собственной дочерью! – хладнокровно констатировала Твайлайт.

Жеребец задёргался под её взором.

— Я её воспитывал!

— За что?

— За то, что привела кого-то в дом без моего разрешения.

— Но ты только что сказал, что Рейнбоу вломилась в твой дом, – подловила его Твайлайт с ухмылкой.

— Я… Я… Ладно! Она не вламывалась в мой дом, но угрожала мне и моей жене. А этот тупой жеребёнок заслуживал наказания!

— С каких пор наказание жеребёнка включает в себя сломанные крылья и вырванные перья?! – с недоверием спросила Твайлайт.

— Ну, она…

— Не представляю себе деяния, за которое над пони-нибудь можно так издеваться! – оборвала его Твайлайт.

Рейнбоу была права. Родители Скуталу вышли из-под контроля.

Не видя другого выхода, она продолжила холодным и решительным тоном:

— Это не место для жеребёнка. Пока что о ней позаботимся мы с Рейнбоу Дэш.

— Ты не можешь! Она мой жеребёнок, я могу делать с ней всё что захочу!

— С этого момента она больше не твоя. Остальное мы оставим разгребать Службе Опеки Жеребят, как только они прибудут. Как я и сказала, Скуталу останется с нами, – несколько секунд прошло в неловкой тишине. Жеребец молча пялился на Твайлайт.

— Ладно, я тебя отпущу. Только веди себя смирно.

Отец Скуталу некоторое время продолжал смотреть на Твайлайт, но сдался:

— Лады, я обещаю.

Твайлайт развеяла заклинание, жеребец поднялся на ноги.

— Я вернусь через несколько дней с представителями СОЖ из Кантерлота. Как принцесса, я официально накладываю на вас с женой домашний арест. Я предупредила — я узнаю, если вы попытаетесь покинуть этот участок, как только вы пересечёте черту.

Затем аликорн развернулась и спустилась по лестнице, оставив униженного жеребца одного.

Она хотела сказать матери Скуталу то же самое, но та вырубилась в гостиной. Опять. Потряся головой от омерзения, Твайлайт покинула дом и захлопнула за собой дверь. Выйдя на дорогу, она обернулась и наложила охранное заклинание. Затем среди деревьев разнёсся громкий звук телепортации, оставив родителей Скуталу наедине с их муками.