Автор рисунка: Stinkehund
3. Шокирующая истина 5. Улаживание дел

4. Откровения

Появившись несколько мгновений спустя в гостиной, Твайлайт осмотрелась и обнаружила себя стоящей у дверей кухни. Она прислушалась к происходящему внутри библиотеки, но ее окружала лишь тишина.

— Спайк, ты где? – позвала она помощника. Сдув с мордочки несколько непокорных волосков, Твайлайт добежала до кухни, вертя головой. Она заглянула во все углы, под стол и даже в кладовую.

Ничего.

Твайлайт обернулась и увидела в раковине немытую со вчерашнего дня посуду. Великолепно, Спайк еще не проснулся… Этот дракон, заполучив собственную комнату, использует любой момент, чтобы поспать. Будильник ему личный подарить, что ли? – подумала, раздраженно закатив глаза, Твайлайт.

Твайлайт вышла в гостиную и поднялась наверх, твёрдо намеренная разбудить своего чешуйчатого помощника. Она подумала о дне, когда решила выделить Спайку его собственную комнату. Ей пришлось потратиться, чтобы сделать комнату его личной, поставив вдоль стен книжные полки для его любимых книг. Более того, она даже купила ему полноценную кровать, прикроватный столик и волшебный ночник, чтобы он мог читать ночью.

Остановившись перед закрытой дверью Твайлайт вежливо постучала и позвала: «Спайк, ты уже проснулся?» Тишина ответила, что нет. Покачав головой, Твайлайт аккуратно открыла дверь и увидела спящего дракона, накрывшегося одеялом. «Спайк!» Но он спал, как камень, потому она тихо вошла внутрь. Мягко посмеиваясь, Твайлайт коснулась его копытом и мягко потрясла, будя: «Эй, малыш, время вставать…»

— Но я не хочу… — пробурчал Спайк, натягивая одеяло на голову. – Еще рано…

— Спайк, скоро полдень и это важно, — сказала мягко Твайлайт, стягивая с него одеяло. – Мне нужно отправить письмо принцессе Селестии прямо сейчас. – Он не ответил, и аликорн продолжила его трясти, желая разбудить.

— Еще пять минуточек, ладно? – он оттолкнул копыто и повернулся на бок, мордочкой к занавешенному окну. Гибким хвостом дракон собрал углы одеяла и туго его подоткнул.

— О, да ладно уже, – слегка раздражённо вздохнула Твайлайт. Тут она заметила, что по бокам задернутых занавесок проникают лучи солнца. Она хитро улыбнулась и засветила рог, направив магию на занавески. «Спайк, я даю тебе последний шанс», – произнесла она игривым, но все же серьезным тоном.

— Ухди…

— Что-что?

— Я сказал, дай мне еще… минуточек тридцать… — пробурчал Спайк, не вылезая из кровати.

— Спайк, это важно, — твердо сказала Твайлайт, топнув копытом. Когда дракончик снова что-то неразборчиво пробурчал, она открыла занавески, позволив солнечному свету полностью залить маленькую спальню.

— Ох… хорошо! Я встаю, только закрой занавески, хорошо? – простонал Спайк, прикрывая глаза лапой. Он отбросил одеяло и сел. – Ты же знаешь, по утрам у меня чувствительные глаза…

— Опять читал допоздна? – хихикнула Твайлайт.

— Что? – спросил, потягиваясь и широко разводя лапы, Спайк. Ему пришлось побороться с зевком, прежде, чем ответить. – О, эмм, нет! Конечно, нет! – Быстро глянув через плечо, он затолкал под подушку выбившийся из-под нее уголок книги. Он обернулся и нервно рассмеялся, увидев озадаченное выражение мордочки Твайлайт.

— Ну, твои глаза налиты кровью и обычно ты так поздно не встаешь, — приподняла она бровь.

— Эмм… Ничего! Совсем ничего такого! – с запинкой ответил Спайк. Пытаясь сменить тему, он спросил. — Скажи, ты уже завтракала? Я могу сообразить тебе что-нибудь, если хочешь. – Дракончик соскользнул с кровати и потер глаза, желая отвести внимание Твайлайт от спрятанной книги.

— Все в порядке, я перекусила немного раньше.

— О, ну… хорошо. Что за письмо ты хотела отправить?

— Я его еще не написала. Пойдем вниз и разберемся. Мне срочно надо быть в другом месте и у меня нет времени, — Твайлайт зажгла рог и посадила Спайка себе на спину. Спустившись вниз, она сразу же направилась к пюпитру для письма. Там она снова зажгла рог и посадила Спайка рядом, тщательно очистив стол. Выдвинув ящик, она достала свиток пергамента и одно из перьев. Затем она макнула его в чернильницу и начала писать:

Дорогая принцесса Селестия,

Я хотела бы написать Вам при лучших обстоятельствах, но должна известить Вас о чем-то необычном, что, как мне кажется, требует Вашего опыта и знаний.

Вчера ночью Рейнбоу Дэш обнаружила местного жеребенка, кобылку Скуталу, бредущей сквозь ежегодную понивилльскую снежную бурю и предоставила ей укрытие в своем доме. По утверждению Рейнбоу Дэш, она обнаружила, что Скуталу морально и физически мучают ее собственные биологические родители, в чем я впоследствии убедилась из первых копыт. Столь вопиющее поведение заставило меня поместить их под домашний арест.

Скуталу сейчас в Центральном Госпитале Понивилля, где ей оперируют сломанное крыло и другие раны. Не могу писать больше, так как должна спешить туда, чтобы получить новые данные об ее состоянии.

Я не могу решить, что мне с этим делать, принцесса, и потому считаю, что мне требуется Ваше наставление. Любой Ваш совет будет с благодарностью принят.

Ваша всегда верная ученица,

Твайлайт Спаркл.

Подписав письмо, она дождалась, пока высохнут чернила, скрутила его в свиток, перевязала посередине лентой и отлевитировала помощнику. Спайк схватил письмо, вдохнул и выпустил сноп характерного зеленого пламени, мгновенно сжегшего пергамент. Письмо превратилось в пепел, который будто под действием внешней силы, вылетел в окно. Спайк зевнул и спросил: «Теперь я могу вернуться в кровать? Я все еще немного сонный».

— Хорошо, соня, но лучше бы тебе быть на ногах, когда я вернусь, — ответила Твайлайт. Она быстро потерла его носом, открыла магией дверь и галопом ускакала из библиотеки. Через несколько минут Твайлайт оказалась в госпитале и запыхавшейся. Глядя на двойные двери, она бездумно пожевала нижнюю губу.

Ее крыло… Сможет ли кто восстановиться после такого? Она вспомнила, как выглядело крыло Скуталу, когда ее нашла. Главная кость была явно сломана, а несколько перьев – вырваны и выкручены. Посмотрев на собственные крылья, Твайлайт поежилась от мысли о том, чего бы она чувствовала, если бы ее крылья были поломаны так же. Она громко выдохнула и укрепилась в своем решении.

Я должна быть сильной… Не только для себя, но и Рейнбоу и Скуталу. Она глубоко вдохнула и вошла в приемную. Там она увидела пегаску, сидящую за большой стойкой. Сообразив, что это справочная, Твайлайт подошла ближе и увидела, что пегаска возится с какими-то документами. Прошло несколько секунд – и каждая становилась все более неловкой по мере того, как Твайлайт игнорировали. Она вежливо кашлянула, чтобы привлечь к себе внимание.

— Да, да, одну секундочку, милочка, — монотонным голосом отозвалась пегаска, даже не подумав об элементарно вежливом приветствии или чтобы оторваться от работы. Прошло еще несколько секунд, с ходом которых Твайлайт теряла терпение.

— Прошу прощения. Вы не подскажете, где я могу найти кобылку по имени Скуталу? – раздраженно спросила она. Ее терпение уже кончалось, и она все еще была на взводе от увиденного ранее.

— Извините, но вы меня не слышали? Ох, я же сказала, что вскоре помогу вам… — пробормотала пегаска, даже не озаботившись посмотреть, с кем общается.

Твайлайт закатила глаза. От регистраторши толку не было – как и у нее времени. Она еще не привыкла к тому, что пони обращаются к ней по титулу, да и сама не любила использовать свою власть, но сегодня был день исключений из правил. Твайлайт раздраженно выдохнула, убедившись, что пегаска это слышала… А затем произнесла, добавив в голос нотку нетерпения: «Знаете ли… Принцессы не любят ждать…»

Голова пегаски быстро поднялась: «Принцесса Твайлайт!» Она вскочила, чтобы поклониться, но Твайлайт остановила ее взмахом копыта.

— Это лишнее. Просто скажите, пожалуйста, где я могу найти кобылку-пегаса по имени Скуталу. Ее доставила сюда другая пегаска, Рейнбоу Дэш, некоторое время назад и мне срочно надо их увидеть.

— Да, Ваше Высочество! – секретарь наклонилась, чтобы найти необходимый документ на столе. Найдя его несколько секунд спустя, она ответила: «Эмм… Она должна быть на втором этаже, принцесса Твайлайт. Сегодня ни один операционный зал не занимали, потому… Скуталу скоро должна пойти на поправку. Да, лестница справа». Пегаска поклонилась и использовала крыло, чтобы указать вдоль по коридору.

— Спасибо, — вежливо ответила Твайлайт. Пройдя вниз по коридору и поднявшись по лестнице, она обнаружила за углом Рейнбоу, что-то обсуждавшую с гнедым единорогом в белом халате. Подойдя к ним, она заметила, что Дэш уже на грани. Она не могла постоять спокойно, а ее крылья все время раскрывались.

Твайлайт, не желая упустить детали разговора, подбежала к ним так быстро, как смогла. Она услышала недовольный голос Рейнбоу: «… в палату? Для чего?» Похоже, она собиралась продолжить, когда доктор неожиданно поклонился, чем ее смутил.

— Здравствуйте, принцесса Твайлайт, — склонив голову произнес врач, когда аликорн встала рядом с Рейнбоу.

— Пожалуйста, не нужно этого, — мягко остановила его крылом Твайлайт. – И не надо формальностей. Я просто хочу знать, что вы делаете со Скуталу.

— Хорошо, Ваше Ве… То есть, мисс Спаркл, — поправил врач свою длинную гриву. – В ближайшее время Скуталу вывезут из операционной. Процедура была достаточно простой. Нам всего лишь потребовалось вправить ее лучевую и локтевые кости, а также маховые перья первого порядка. – Тут он обратился к Рейнбоу и продолжил. – Что же до помещения ее в палату, ни один жеребенок не должен чувствовать такой боли, особенно когда мы вправляем кости. Мы дали ей сильное снотворное, но… — доктор запнулся и почесал шею. – Есть еще кое-что, что вам двоим стоит знать.

— Что? – быстро занервничала Рейнбоу.

— У Ску… — доктор сверился с планшетом, чтобы прочитать имя правильно. – У Скуталу крылья аномально малы для пегаса ее возраста. Почему ее никогда не приводили на терапию, когда она была моложе? Когда она была новорожденным жеребенком, это можно было относительно просто исправить, но теперь, когда она выросла…

— Доктор, не надо ходить вокруг да около. Говорите то, что вы должны сказать, — произнесла Твайлайт, концентрируясь на ответе. Она кинула короткий взгляд на Рейнбоу, и увидела, что та стоит совершенно неподвижно.

— Если вы настаиваете, — смотря на них обоих, врач продолжил – Исходя из ее предыдущего состояния, Скуталу не сможет летать, как нормальный пегас. Фактически, она вообще никогда и никак не сможет летать. Мы не можем использовать никаких заклинаний для исправления этого, за исключением черной магии, но принцесса Селестия поколениями запрещает применение этих чар. Фактически, ни один единорог в здравом уме не будет их использовать. Она…

Доктора прервали, когда рядом с ним появилась медсестра: «Доктор, у пациента в палате 201 дыхательная недостаточность. Вы срочно нужны!». Она повернулась и ускакала обратно по коридору, в палату из которой вышла.

— Прошу прощения, долг зовет. Вы можете проверить кобылку. Она должна быть в палате… 213, — доктор засунул планшет в один из карманов и ускакал, оставив их одних.

Твайлайт обернулась к Дэш и увидела, что та сидит и смотрит на пол. Ее переднее левое копыто нервно дергалось, что Твайлайт заметила быстро. Забеспокоившись, она осторожно спросила: «Рейнбоу? Ты в порядке?» Когда подруга не ответила, аликорн селя рядом и обняла ее крылом. Чувствительные перья ощущали каждое ее движение и подергивание, и Твайлайт мягко спросила: Что-то не так?»

Пегаска закрыла глаза и отвернулась, борясь с эмоциями. После нескольких глубоких выдохов она прошептала: «По-помнишь, как я по-покалечилась? Когда я попала в сюда со сломанным крылом?» Твайлайт кивнула. «Когда я вошла в неконтролируемый штопор, то пыталась выправиться, но не смогла. Видя быстро приближающуюся землю, я подумала, что мне крышка. Твай, когда я грохнулась перед вами, я… я…»

— Что? — мягко спросила Твайлайт, побуждая продолжать.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не говори никому, что я тебе сейчас скажу, но я… — Дэш отвернулась. – Я тогда испугалась. Я испугалась, что не смогу больше летать, что вообще не выживу. И когда я очухалась в палате и увидела вас всех, я изобразила крутость, как будто падение было ерундой, которая происходит постоянно. Но на самом деле, я в первый раз так качественно грохнулась. Я и раньше падала, но тогда я в первый раз была реально напугана.

— Рейнбоу, я, эм…

— Когда я очнулась в палате госпиталя, то знала, что сломала… неважно, большую кость в крыле, и… — пегаска, всхлипнув, продолжила. – Твайлайт, такие увечья могут приземлить пегаса навсегда. Полеты значат для меня все и еще немного, я представить не могу свою жизнь на земле. Это… опустошило бы меня. – Она отвернулась от Твайлайт, пряча бегущую по щеке слезу. Рейнбоу быстро стерла все следы и немного громковато прокашлялась. Затем вытянула шею и заговорила дальше. – Прости, но когда доктор сказал, что Скуталу не сможет летать, я… я…

— Он заставил тебя вспомнить твой случай, — пробормотала Твайлайт. Рейнбоу молча кивнула и прижалась к ней, прижавшись головой точно под подбородком. Они посидели так минуту – Твайлайт позволила подруге собраться. Она не была уверена, что делать дальше, потому ей стало легче, когда Рейнбоу отстранилась.

— Зна-знаешь, кажется палата Скуталу в ту сторону, — указала Твайлайт чуть трясущимся копытом. – Пойдем, мы должны ее увидеть. – Когда они пошли по коридору, Твайлайт спросила: «Ты в порядке?» Рейнбоу подумала несколько секунд и кивнула. «Знаешь, если тебе нужно будет поговорить – мои двери для тебя открыты, днем или ночью».

— Спасибо, Твайлайт, это очень ценно, — слегка улыбнулась в ответ пегаска.

— Никаких проблем, — улыбнулась в ответ Твайлайт. – Пойдем, поищем ее палату.

— Да… да, пойдем, — они прошли по коридору и остановились у дверей палаты Скуталу. Заглянув в окно, они увидели ее спящей на одной из больничных коек. Ее сломанное крыло было вытянуто на тросиках небольшой системы блоков, чтобы она не могла им двигать.

Когда Рейнбоу собиралась зайти, Твайлайт внезапно осознала, что они не знают ничего о родителях Скуталу. «Погоди немного», — погрузилась она вы мысли.

— Да? – спросила пегаска, занеся копыто над дверной ручкой. Нажав на нее, она несколько раз взмахнула крыльями и остановилась рядом с Твайлайт. — В чем дело?

— Знаем ли мы что-нибудь о родителях Скуталу? – приподняла брось Твайлайт. – Хотя бы имена?

— Ага! Их зовут… эмм… — Рейнбоу присела и почесала голову. – Не думаю, что Скуталу мне говорила… Честно говоря, сегодня я их в первый раз увидела…

— Что? Но мы с ними точно пересекались… может, на одной из вечеринок Пинки?

— Не-а, в городе я их не видала. А еще, какого сена они так далеко живут?

— Не знаю, — ответила Твайлайт. – Но уверена, что в мэрии ответы найдутся. Если хочешь, останься тут со Скуталу, а я сбегаю и посмотрю. А поскольку Понивилль и его окрестности теперь, технически, под моей ответственностью, думаю, будет хорошо узнать о них как можно больше, если придется выдвинуть обвинения против них.

— По мне, так неплохо, — ответила Рейнбоу, обернувшись к Скуталу.

— Рейнбоу, ты… — Твайлайт прокашлялась. – Ты не побудешь тут? Если мы будем законно забирать Скуталу у ее родителей, то должны сделать это правильно. Мы не можем просто забрать ее из дому и… эмм… оставить.

— Да, я… думаю, так. Тогда… увидимся позже? – Рейнбоу снова положила копыто на ручку.

— Конечно, я постараюсь обернуться как можно скорее, — развернулась Твайлайт. – Да, если Скуталу проснется до того, как я вернусь, скажи ей, что больше бояться нечего.

— Конечно, Твайлайт. Удачи с твоим… исследованием.

— Спасибо! – кинула через плечо Твайлайт и прошла вниз по коридору к лестнице. Выйдя на улицу, она перешла на галоп и направилась в город.

***

Выдвинув очередной ящик, Твайлайт пробормотала: «Ух, как пони не могут осознать важности организованности? Я бы нашла данные на Скуталу давным-давно, если бы тут все было рассортировано».

Твайлайт сидела в архивах уже полтора часа, листая досье за досье. Ни на одном из ящиков не было ярлычков, а сами досье не были разложены в алфавитном порядке, из-за чего она нервничала и была более, чем раздражена. Потому у нее был лишь один выбор – просмотреть все ящики, пока не найдет свой приз. По крайней мере, сами ящики были организованы – на полках вдоль стен. Между двумя рядами полок уместился стол, стоящий перед единственным в комнате окном.

— По крайней мере, тут тепло… — вздохнула Твайлайт, закатив глаза и подойдя к тому, что ей казалось сотым ящиком. На самом деле он был лишь семнадцатым, но они отняли у нее немало времени, так как ей нужно было открыть и посмотреть каждое досье. Закончив с тем, что ей казалось миллионным досье, она швырнула его в ящик и с грохотом захлопнула. Она сидела, опустив плечи, и смотрела на комнату. Твайлайт знала, что покончила только с третью ящиков, и хотела закончить в разумное время. Глянув в окно на другой стороне комнаты, она поняла, что от дня осталось всего несколько часов.

Она потратила еще два с половиной часа, перекапывая ящики и зная, что рано или поздно найдет то, что ищет. Твайлайт давно прошла первую стену и приближалась к концу второй. Задвинув предпоследний ящик и выдвинув оставшийся, она потрясла головой: «Клянусь, если их и тут не будет…» Вытащив досье из ящика, она раскрыла его магией и прочла заголовок.

Скуталу: родственники и… ух! Твайлайт грохнула по полу передними копытами. «Если бы я начала с этого конца комнаты, то давно бы закончила». Подавив гнев, Твайлайт подошла к столу и положила довольно большое досье на него. Засветив рог, она раскрыла папку и разложила документы.

Начав в них разбираться, Твайлайт быстро наткнулась на написанные от копыта документы под названием "Лишение права выкупа закладной – Брик Лапм (ПЖ) и Транкуил Бриз (ПК)". О, вот, значит, как их зовут… Даже хоть помещение было хорошо освещено, с неразборчиво написанными документами пришлось посражаться. К ее раздражению, на эту копытопись пришлось потратить несколько минут. Рейнбоу была… Копыто прикрыло ее рот. Поверить не могу, но она была права. Она должна об этом услышать… Сложив документы обратно в папку, Твайлайт вышла на улицу.

Ночь давно уже наступила и шел снег – почти так же сильно, как вчера. «Ух, знала ведь, что стоило взять шарф», пробормотала Твайлайт, готовясь пробежаться обратно до госпиталя. Наложив на папку заклинание, чтобы не растерять документы, она решила собраться с силами и пробежаться.

Твайлайт галопом неслась от мэрии, из-за чего здание быстро скрылось в снежной круговерти. Ночь была тихой и на улице никого не было. Этой холодной ночью горожане, скорее всего, сидели у каминов. К счастью, чтобы добраться до госпиталя, потребовалось лишь несколько минут быстрого галопа. Твайлайт отряхнулась и использовала заклинание, чтобы избавиться от снега на спине и гриве.

Зайдя внутрь, она повернула направо и поднялась по лестнице. Поднявшись на второй этаж, Твайлайт поспешила к палате Скуталу. Как же мне все рассказать Рейнбоу? Пегасовы перья, как мне Скуталу все рассказать? Она остановилась перед палатой кобылки и заглянула в окно. Вид сразу согрел ей сердце, и она не могла им не полюбоваться.

Рейнбоу уже спала, и ее голова лежала на краю кровати Скуталу. Ее крылья шевелились каждые несколько секунд, а уши дергались, будто отгоняли несуществующую муху. Твайлайт улыбнулась и вошла внутрь, тихо прикрыв дверь за собой. Она подошла к Рейнбоу и немного послушала, как та сопит. Надеюсь, она не обидится, если я ее разбужу… Кроме того, эта поза не выглядит удобной… — подумала Твайлайт, слегка улыбнувшись. Наклонившись, она мягко потерлась о щеку спящей подруги, пытаясь ее разбудить.

Рейнбоу застонала и медленно села, покачав головой. «Ух… Эй, Твайлайт? Напомни мне никогда так не спать. У меня спина немного затекла», — сказала она, выгнув спину и громко хрустнув несколькими суставами. Обернувшись, она подавила зевок и тихо спросила: «Ну? Ты смогла чего-то найти?»

— Да, я… нашла. Но можем… можем мы поговорить снаружи? Я не хочу будить Скуталу, — нервно прошептала Твайлайт, кивая на дверь. И я не хочу, чтобы она слышала, что я скажу тебе. Рейнбоу кивнула, и они вышли в коридор, оставив дверь слегка приоткрытой.

— Так, что у тебя там? – спросила Рейнбоу. Пегаска подняла бровь, заметив, что Твайлайт осматривается немного нерешительно.

— Рейнбоу, я… — Твайлайт вздохнула и протянула папку. – Хотела бы, чтобы было не так, но ты была права о ситуации Скуталу.

— Действительно? В какой части? – спросила Рейнбоу, наклонив голову.

— О… недоразвитых крыльях Скуталу, — глаза пегаски расширились от шока. – Транкуил Бриз – мать Скуталу – объяснила Твайлайт, увидев недоумевающий взгляд Рейнбоу. – Много пила, когда была беременна Скуталу. Ее муж – тоже. Тогда они жили в южной части города. Множество полицейских докладов свидетельствует о том, что даже с новорожденным жеребенком они продолжали много пить, причем пьяны были и днем, и ночью. Также отмечен ряд случаев публичного пьянства, нарушения общественного порядка и всего такого. Налоговые декларации показывают, что они были очень бедны, потому соседи их пожалели и попытались помочь деньгами. К сожалению, Брик Ламп, отец Скуталу, потратил все деньги на выпивку, вместо того, чтобы купить еды и заплатить за дом. Потому они потеряли дом и были вынуждены выехать из города.

— Твайлайт… это просто… уххх… — замолчала Рейнбоу, пытаясь это переварить. Я знала, что дела плохи, но… Она хотела продолжить, но небольшое зеленое пятно привлекло ее внимание. Посмотрев через плечо Твайлайт, пегаска заметила Спайка, несущегося к ним со всех ног, со свитком в вытянутой лапе. – Спайк?

Твайлайт обернулась как раз в тот момент, когда Спайк подбежал к ней. Из-за этого он врезался в нее и уронил свиток. «Спайк? Что ты тут делаешь?»

— Твайлайт… Селестия… прислала… письмо… Скуталу… и ты… — пропыхтел тяжело дышащий Спайк. Он поднял свиток и протянул его Твайлайт трясущейся лапой. Когда она его развернула, дракончик расслабленно сел, опершись о стену. Твайлайт начала читать, но едва успела прочесть первое предложение, как была прервана.

— Что там написано? – спросила Рейнбоу. Она слышала, как Спайк произнес имя Скуталу, и зная Твайлайт, она была уверена, что та рассказала Селестии и ситуации.

— Ну, если бы ты подождала немного, то узнала бы! – ответила Твайлайт, сдув с глаз прядь гривы. Затем прочистила горло и начала читать:

Твайлайт,

Это определенно деликатная ситуация, с которой я предпочту разобраться лично. Завтра утром я прибуду в Понивилль с отрядом стражи, чтобы поместить родителей Скуталу под арест. Так как вскоре будут праздники, суд над ними состоится примерно через 2 недели. Так как в Понивилле нет подходящих судебных заведений, слушания по делу будут проходить в Верховном Суде Кантерлота.

Есть и другой вопрос, который я хотела бы обсудить с тобой. Единственный способ, чтобы эта кобылка, Скуталу, не была помещена в сиротский приют – двое местных должны взять ее под свою опеку. Если до суда таковых не найдется, то она будет помещена в сиротский приют в Кантерлоте. Я уверена в том, что разрыв с Понивиллем будет для нее губителен. Учитывая это, я уверена, что ты найдешь две добрые души, которые ей помогут.

До завтра,

Принцесса Селестия.

— Я позабочусь о ней, Твайлайт, — заявила Рейнбоу, на мордочке которой быстро появилась улыбка. – Кого бы мне попросить о помощи? – Она поднесла копыто к подбородку. – Хммм… Эпплджек? Не, на уже слишком занята «Сладким Яблочком» и Эпплблум. Пинки? Тоже не выход – на ней Сахарный Уголок и близнецы Кейков. Может, Флаттер…

— Я помогу, — сказала Твайлайт. – Я отложу изучение кое-чего, и кроме того, я…

— Погоди, что ты сказала? – глаза Рейнбоу засветились радостью и надеждой.

— Я сказала, что я помогу, — повторила Твайлайт. – Я уверена, принцесса Селестия одобрит это. То есть, с чего бы ей отказывать? – Она хотела продолжать, но Рейнбоу пригнула на нее, заключая в объятия и радостно благодаря.

— Отлично! – немного громковато сказала Рейнбоу, подпрыгнув и зависнув в воздухе. – Это будет великолепно! Спасибо тебе огромное! – Несколько секунд спустя она приземлилась и сложила крылья, заметив, что Твайлайт внимательно и с легкой улыбкой на нее смотрит. Смущенная, она продолжила взгляд Твайлайт до маленькой таблички на стене «Не шуметь». «Упс, извини», — продолжила она, слегка хихикнув.

Твайлайт не могла не покраснеть. Ее сердце слегка дрогнуло, и она прошептала: «А, это… все в порядке. Я знаю, как много для тебя значит Скуталу, и подумала, что помочь тебе с ней будет весело. Мы обе знаем, что она заслуживает лучшего, и я хочу помочь тебе дать ей это. Помни, что ничего в камне еще не высечено, но мы чего-нибудь сообразим».

— Эй, извините, что прерываю, но можно мне вернуться на «Сладкое Яблочко»? – спросил Спайк. – Эпплблум и Свити Белль все еще ждут меня, чтобы закончить игру в снежки. Хе-хе, не могу дождаться выражения их мордочек, когда я испарю их снежки огненным дыханием! – Он остановился, вдохнул и выпустил небольшой сгусток зеленого пламени, чтобы подтвердить свои слова.

— О! И что же ты делал в «Сладком Яблочке»? – шутливо спросила Твайлайт. – Ты все свои дела сделал?

— Ага! Я сделал все, сразу как ты ушла, включая и твои! Я как раз закончил складывать тарелки, когда появились Эпплблум и Свити Белль и попросили помочь сложить снежную крепость! Так я могу пойти? Пожалуйста? — спросил Спайк, сделав свои лучшие щенячьи глазки.

— Хорошо, иди. Только не замерзни. Я не хочу, чтобы ты простудился, — Твайлайт мягко улыбнулась и потерлась о него щекой. – И будь осторожен со своим огнем! Не хотелось бы, чтобы ты кого-нибудь обжег.

— Усек, Твай. Увидимся завтра! – бросил он через плечо, убегая по коридору и исчезая за углом.

— Ух ты, а этот дракончик быстрый, — пробормотала Рейнбоу. – Итак, о том, что доктор сказал, что Скуталу никогда не будет летать…

— Да?

— Думаю, нам стоит об этом умолчать. Если она об этом узнает, то это похоронит ее. Я знаю, это убило бы меня, — сказала Рейнбоу, обернувшись на Скуталу. Через несколько секунд она заговорила вновь. – Думаю, я останусь тут со Скутс на ночь. Не хочу, чтобы она была одна, знаешь ли? Проснуться в больнице в окружении незнакомых пони – это может напугать жеребенка. Кроме того, думаю ей понравится проснуться в компании друга.

— Я понимаю, о чем ты, — сказала Твайлайт, проследовав в палату вслед за Рейнбоу. – Поэтому тоже остаюсь! Два друга лучше одного!

— Уверена? – спросила Рейнбоу со смущенной улыбкой, закрывая дверь. – То есть, ты не обязана. Хотя было бы реально хорошо, если бы кто-нипони составил мне компанию…

— Я знаю, но я хочу того. Я должна убедиться, что она будет в порядке. Я просто чувствую, что должна быть здесь.

— Хех, спасибо… так… — взгляд пегаски устремился на единственную свободную кровать в палате. Если спать в кресле, то на следующий день у нее будет болеть спина, а ей того не хотелось. Она реально хотела расположиться на кровати, но не желала и выглядеть эгоисткой. На кровати была лишь одна подушка и шириной ее как раз хватало на двух пони, лежащих бок о бок. Она решила предложить первой, надеясь, что Твайлайт откажется: «Можешь использовать кровать. Я могу не спать всю ночь. Ты заслуживаешь это, не так ли? В жизни принцессы свои преимущества».

— Рейнбоу, ты же знаешь, что я не люблю, когда ко мне так относятся. Я… — она остановилась, когда Рейнбоу начала хихикать, и поняла, что все было шуткой. Она улыбнулась сама и мягко произнесла. – Ха-ха, поймала. – Твайлайт посмотрела на кровать и немного пораскинула мозгами. – Почему бы нам ее не разделить? Мы как раз уместимся, если ляжем спина к спине.

— Пойдет, — пожала плечами Рейнбоу, надеясь оказаться на стороне ближе к Скуталу. Она подняла одеяло копытом и позволила Твайлайт скользнуть туда первой. Даже спина к спине они едва помещались на кровати, но этого им как раз хватало. Затем пегаска взбила единственную подушку, сожалея, что она не настолько пушистая или мягкая, как дома.

- Хорошо, думаю так пойдет… Ты как там, Твай? – спросила она немного устало. Она натянула одеяло на плечи и сжалась, пытаясь занять максимально удобное положение.

— Мхм… — промычала Твайлайт. Тепло одеял и Рейнбоу быстро ее убаюкали, и аликорн обнаружила, что сражается за собственное бодрствование. – Спокойной ночи, Рейнбоу.

— Ночи, Твайлайт, — выдохнула Рейнбоу, позволив, наконец, себе расслабиться. День был напряженный, и она была рада, что получила передышку. Закрыв глаза, она почувствовала, как с каждым вздохом шевелится тело Твайлайт. Пегаска позволила себе улыбнуться. Чувство кого-то рядом успокаивало так, как она не могла описать. Рейнбоу приоткрыла глаза и увидела всю еще спящую Скуталу. «Клянусь, твоя жизнь будет лучше, чем у кого-либо, малявка», — прошептала она, натягивая одеяло сильнее. Закрыв глаза последний раз за эту ночь, она позволила себе расслабиться и заснуть. «Я обещаю…»