Автор рисунка: Siansaar
Глава 2: Коготь к когтю, перо к перу. Глава 4: Город, который мне нравится

Глава 3: Стрельба в призрачном городе

В которой грифоны лутят город и сталкиваются с некоторыми трудностями.

Глава 3: Стрельба в призрачном городе

Что стало неладно с механизмом вселенной, или, наоборот, кто его так починил, что мне досталась участь быть в грифоньем теле? Признаюсь, я лишь привыкаю, и, постепенно, исподволь, начинаю признавать, что оно, в целом, очень даже удобное. Да, непривычно ходить на четырёх лапах, но это перебивается инстинктами тела, сознанию же остаётся лишь недоумевать. В остальном же…

Ну, лапы. Ну, крылья. Ну, хвост. И? И. Всё в порядке, в общем.

К чему эти размышления? Вот прямо сейчас я сижу и любуюсь, молча, разумеется, напарником, который проверяет и перепроверяет те два дробовика, из числа тех, что были нами добыты вчера, как раз тогда, когда я едва не умер. Странно так о себе думать, но, видимо, я крепче, чем кажусь. Или просто льщу себе слишком много. Конечно, меня не обмазывали дёгтем, не поджигали, и не сбрасывали с обрыва, так что сравнивать, в общем, не с чем, однако же, пуля из снайперки с расстояния в несколько метров, это хорошее начало, разве нет? Нет. Если такое у моей жизни здесь начало, не желаю знать, каким будет продолжение. Перебьюсь как-нибудь, без чьей-нибудь помощи. Или меня перебьют. Не знаю. Так или иначе, дробовики. Парочка хороших, ладных, охотничьих дробовиков, которая ранее была приторочена к тому, что Стил назвал боевым седлом. Интересная конструкция, позволяющая Земным адекватно воевать с помощью огнестрельного и магического оружия, к которому относилось, судя по описанию, нечто, напоминающее наши лазер и плазмы из научной фантастики. И не только Земным, если уж на то пошло. Согласно словам Стила же, существовало достаточно много разнообразных моделей, для грифонов в том числе. На мой разумный, как мне казалось, вопрос:

-А нафига?

Последовал ещё более разумный ответ:

-Ибо нефиг. – Потом, впрочем, надо мной сжалились и выдали пояснение. – Вот представь, что ты не всегда можешь просто встать на задние лапы и переть на врага, когда нужна скорость передвижения, тут как-то не до того. Однако, есть боевое седло, когда ты можешь просто закусить удила и на ходу превратить оппонента в шикарный фарш. Это, надеюсь, ясно?

-Куда уж яснее. – невольно усмехнулся я и прищёлкнул клювом. – Фарш…

-Да, я бы тоже не отказался от мяса… — Стил кинул взгляд на тела, затем на меня.

-Не-не-не, большая птица, я не буду их жрать. К тому же, они уже несвежие. Кстати, мы их не похороним?

-…Редхарт, ты идиот?

Чувствую, эту фразу я буду слышать часто.

-Допустим, что да.

-… даже если учесть тот факт, что пони я не ем, у меня нет совершенно никакого желания, чтобы искать лопату, разбивать асфальт, копать могилы и закапывать тела. Ничего с ними не случится. Если хочешь, можешь прочитать над ними молитву, хотя мне… ты понял.

-Я не религиозен.

-Вот и заткнись.

-Уже.

-Спасибо.

Добрый он. Типичное грифонье общение. Или нетипичное. В конце концов, что я знаю о грифонах? Да ничего я не знаю о грифонах! Впрочем, я не в обиде. Сам дурак. Дважды. Может, трижды. А может…

-Реди, ты как относишься к этой штуке? – спрашивает Стил, недвусмысленно тыча когтем в единственный оставшийся дробовик, рядом с которым лежит куча деталей. – Продаём или что?

-Да мне он и сам по себе нравится.

Подхожу и осматриваю штуку. Любуюсь, да. Няша няшей. Ну, поцарапанная, побитая слегка, потёртая, с деревянным прикладом, потемневшим от времени и покрытым затейливой вязью царапин, но не это же главное. Получается, это мой дробовик? Класс… нормальное такое человеческое оружие, все де… стоп. Вот оно. То, что меня смущало и при револьвере, но, как водится, в меньшей степени, ибо было не до того, и сейчас.

-Стил…

-М?

-Я, конечно, сейчас спрошу глупость…

-Да неужели? – с иронией, впрочем, относительно добродушно откликнулся наёмник, и, махнув лапой, добавил. – Валяй.

-До того у меня был револьвер, который пал жертвой встречи с псом, а сейчас ты даёшь мне вот эту штуку.

-Доля от трофеев, и только.

-Не в том дело. Приклады, и прочее. В смысле… я не против, приятно, что я могу это использовать, но как понять то, что оно предназначено для лап, если те же Земные, как я понял, несколько не того?

-Хах? Ну, допустим, кто того а кто этого, так у всех предпочтения разные…

-И этот грифон называл меня извращенцем.

-Цыц, птенец. Вопрос хороший. Словом, есть пушки чисто для пони, а есть для той братии, что имеет пригодные конечности, и массивную часть такой братии составляют грифоны. Ну… не только. Есть ещё хеллхаунды… но там история другая, и вряд ли я встречу мирного представителя той породы.

-Хеллхаунды?

-Угу. – был дан спокойный ответ. – Раньше их называли алмазными псами, а потом мутация, радиация, деградация… короче продолжи ассоциативный ряд и поймёшь, во что они превратились. Проблема в том, что их много, они быстро копают, а их когти рвут любую броню, и плоть под ней, в клочья. Такая херня, чувак.

-…невесело.

-Поэтому я держусь подальше от их обиталищ. Во избежание, так сказать. Ну, ещё глупые вопросы или можем идти?

-Да, ещё один. Эти… как их там?

-Хеллхаунды.

-Да. Они бродячими бывают?

Грифон несколько нервно ухмыльнулся, и, вздохнув, ответил:

-Надеюсь, что нет. Проверять как-то не доводилось, но я и не сильно хочу. И, да, — коготь его почти ткнул в мой клюв(как же непривычно эту штуку всё же наблюдать). — , на будущее. Если в тебя попадёт пуля, это, в общем, болезненно, можешь истечь кровью, но не то чтобы сильно страшно. Если в тебя попадёт заряд из магического оружия… тут вопрос иной. Забавная штука, Ред, состоит в том, что при любом попадании есть шанс, что тебя разнесёт в прах, в прямом смысле… ну, или в прекрасную зелёную жижу… говорят, кстати, что её можно есть! Как суп. Я, конечно, не пробовал…

Должно быть я позеленел не меньше той самой жижи, потому что глядя на меня, Стил усмехнулся как-то странно, и соизволил всё же заткнуться. И на том, как говорится, спасибо. В одном он был прав на все сто, и это в том, что у нас был целый город для разграбления, чем мы и планировали воспользоваться. Впрочем…

Целый город? Ха, как бы не так! То есть, конечно, да, город, и мы тут были первыми грифонами на деревне, но… городок был не то чтобы большой, мелкий он был, сейчас, при более-менее нормальной видимости, я всё же обратил на это внимание, и потому на поиски чего-нибудь полезного или интересного не должно было уйти особо много времени. Проблема, разумеется, была не в этом. В скуке была проблема. Как бы так описать… хотелось повеситься, разумеется, лишь фигурально выражаясь… как минимум, пока что. Если раньше, быть может, я думал, глядя на фотографии различных сталкероидов и прочих любителей забросов, что шариться по руинам всякой местности круто, то сейчас…

-Стил, а что конкретно мы ищем? – Нет, неправильный вопрос. – В смысле, ээ… что именно мне искать?

-Редхарт…

-Да-да, я идиот. – Вздыхаю. Ну что мне ещё остаётся делать? — И теперь, пожалуйста, как для идиотов…

-Патроны, аптечки, броня, оружие, что-нибудь что можно загнать за энную сумму крышек. – перечисляет Стил задумчиво, выразительно похрустывая шейными позвонками, спасибо что своими. – В общих чертах, так. Кстати, ты своё устройство где отрыл?

Спасибо тебе, о напарник, за то, что не называешь вещи своими именами. Интересно, он его относит-таки к категории оружия или патронов? Представляю пушку, которая должна стрелять ЭТИМ, и становится как-то слегка не по себе. Да что там, даже не слегка. Больная фантазия и богатое воображение, наложившиеся друг на друга дают красочную… мнэ… картинку. Хотя, по здравому, ладно, не слишком здравому, размышлению, становится ясен и вопрос, и повод для вопроса подобного рода. Если там есть одна такая штука, могут быть и ещё. Если там есть ещё, то может оказаться и ещё что-нибудь ценное. А раз так…

И мы отправились на склад. По дороге, после сборов и прочего, мне довелось выслушать ценнейшие на данный момент сведения, а именно:

-Ты говорил, что этот город проклят, верно? – спрашиваю я Стила, невольно косясь по сторонам и сжимая, в, кажется, потеющих лапах новое оружие. – А в чём именно выражается?

-Ни в чём. – мрачно отвечает Стил. – Кто-то говорит, что здесь до псиной прабабушки маграда, кто-то говорит что тут всё заполонила Порча, ну а кто-то… кто-о просто говорит, что отсюда никто не возвращается.

-А что думаешь ты?

-Я? Я думаю, что предпочитаю встречаться с материальной опасностью, которую я могу застрелить, нежели с чем-то ещё. Ну а если серьёзно, Реди, то… в пустошах бывает… всякое. Точнее, даже такое, во что не получается поверить до того момента, пока оно не раздерёт тебе глотку, так что тут и говорить не о чём, и… милостью гор… это что ещё за дрянь?

Невольно обращаю своё внимание на оброненную собеседником фразу, и, лишь затем, на объект, привлёкший его внимание. Этим объектом оказывается мой старый новый знакомый, ну, то есть, не то чтобы знакомый, словом, пёс, тот самый птеропёс, с которым я вчера едва не познакомился несколько более глубоко, нежели хотел бы. Если уточнять, то я едва не стал его обедом. Или ужином, это уж как посмотреть. Так, или иначе, хавкой. Всего лишь вчера… эээ… или позавчера? Разница в сутки, но…

Труп вонял. Можно было бы расписать, как гамма ароматов пронизывала весь воздух вокруг, как почти видимые потоки смрада вкрадывались в наши ноздри, но… скажу проще. Труп вонял, и этого факта нам хватало. Точнее, хватало, в основном, мне. Видимо, у грифонов, как обладателей верхней птичьей половины, обоняние было притуплено, но даже с притуплённым обонянием запашок был такой, что закачаешься, что в прямом, что в переносном смысле. Источником его, разумеется, был мой вчерашний оппонент, но, вот странное дело, выглядел он сейчас так, словно бы валялся здесь… ну, не год конечно, это было бы слишком круто, но… неделю? Разумеется, такого не могло и быть… не могло же, верно?

-Стил, а временные аномалии здесь встречаются? В смысле, в Пустоши?

-Заткнись, и двигаем отсюда. Без возражений.

-Но…

-БЕЗ возражений!

Оказывается, что не только я умею быть нервным, да? Лишь оказавшись снаружи склада, мне удалось спросить:

-А, собственно, от чего драпали-то?

-От неизвестности. – был дан размытый ответ. Пояснение, к счастью, прилагалось. – Если не знаешь, что за дерьмо творится, лучше не соваться, и ещё лучше сваливать со всех лап, если, конечно, есть возможность. Неплохо бегаешь, кстати, особенно на двух задних.

-Но… оно… сгнило… как?

-А ты с ним встречался раньше? С этой… штукой?

-Угу. Вчера. Я же этой псине голову и отрубил, но… нет, она, конечно, дерьмово выглядела, но не настолько!

-Как гуль… — задумчиво проговорил наёмник. – Интересно. Ты знаешь, что зомби не существует? – это уже произносилось по дороге к следующему дому.¬ – Знаешь ведь, да?

-Проще считать, что у меня амнезия, право слово.

-Час от часу не легче…

-А уж мне-то насколько…

Я направился за ним, точно также, на задних лапах, словно бы и не было вчерашнего шатания на всех четырёх. Что и говорить, ходить подобным образом было не слишком привычно, время от времени приходилось помахивать крыльями, чтобы восстановить равновесие, но в целом… правда, походка была… каджитская, ага. Или аргонианская. Мелочи жизни, что и говорить.

-Зомби не существует. – повторил Стил. – Однако многие принимают гулей за зомби и безжалостно их отстреливают. Думаю, что тебе ещё доведётся их встретить, так что не удивляйся, если пони, который, по внешнему виду, сдох пару сотен лет назад, попросит у тебя закурить. И, конечно же, пахнет от них не розами… но нам их не нюхать… разве что работать вместе, да и то не факт. И при всей их… аппетитности, две сотни лет опыта это страшная сила.

-Вот же утешил ты меня, птица вещая… ладно, со складом понятно, с гулями понятно вдвойне, куда теперь-то?

-Видимо подбирать тебе снарягу.

Ухмыльнулся наёмник, и, понимая моё недоумение, махнул лапой, указуя путь. Полицейский участок? Он это серьёзно? Судя по выражению морды, вполне. Что ж, остаётся лишь надеяться, что никаких зомби, о которых он говорит, нам по дороге не встретится. Кстати…

-Стил, а зомби не заразны? Стил? Стииил!

То, что зомби не существовало, было, в сущности, делом вторым. К тому моменту хвост моего напарника уже успел скрыться за дверью приземистого трёхэтажного здания, что значить могло лишь одно. Выматерившись в голос, я последовал за ним… не оставлять же одного, верно? А то кто-нибудь напорется потом на какую-нибудь гадость… и этим кем-то буду я, конечно же. Шкурные интересы такие шкурные…

Я не понимал. Я явно чего-то не понимал. Например, картины событий, что творилась в этом городе. Что-то не сходилось в фактах. Не желало, не хотело, и едва ли не визжало, когда попытки производились. С одной стороны здесь произошло чёрт знает что и чёрт знает когда, с другой стороны мой тесак... точнее, сцена вокруг него. Здесь явно творится что-то, чего я не понимаю. С каждой секундой я всё больше и больше стремился к тому, чтобы разделить самое мудрое решение из тех, что было предложено моим напарником, а именно – взять и свалить отсюда на всех скоростях. Рвать когти, да. Но, ирония судьбы, не иначе, именно данный конкретный грифон и был против, о чём недвусмысленно заявлял, когда я порывался намекнуть о побеге.

-Нет!

-Но, Стил…

-Нет!

-Ну…

-…заткнись.

Знаете, оказывается, не так страшно, когда грифоны орут, это можно пережить, пусть и со временной потерей слуха. А вот когда грифон говорит тихо и спокойно, вот тут можно начинать нервничать… особенно если к вашей голове приставлен ствол. Иными словами, я нервничал. Слегка. Ну, самую малость. Пот, катящийся градом по спине, не считать! На самом деле всё было не так плохо, ведь когда на тебя наставляют ствол уже не первый раз, к этому начинаешь относиться чуть… иначе. Чуть спокойнее, быть может. Не то чтобы это было сейчас ко мне применимо, потому что нажми он на спусковой крючок, и мои мозги бы неаппетитной массой украсили бы вон тот рабочий стол, и был бы ещё один штрих к местному натюрморту…

Пока я думал все эти невесёлые мысли, мой напарник, тяжело вздохнув, убрал пистолет в кобуру, и продолжил рыться, бросив лишь через плечо:

-Займись делом.

А я что? Я ничего. Такое совершенно абсолютное… пойду, что ли, кабинеты осматривать, всё интереснее, чем стоять здесь и ждать непонятно чего. Подхватив дробовик, который грозил стать моим основным оружием на ближайшее время, я двинулся в путь.

Пыль, бумаги, пыль, канцелярские принадлежности. Что я надеюсь вообще найти в этом свинарнике? Хотя нет, пожалуй, свиньи бы позавидовали той грязище, что царила в этом местечке. Ладно, я преувеличиваю, но… эх. Офисное кресло, на которое я рухнул, скрипнуло, и развалилось под моим седалищем. Прелестно. Из плюсов. Я жив. Из минусов, получил болт в задницу и несколько нелестных матерных выражений от Стила, вышедшего на шум.

-Ну и ладно, не больно-то и хотелось.

Так я буркнул себе под нос, и пошёл дальше. Действительно, а что, в сущности, интересного я хочу здесь найти? Кулер был пуст, точнее… от кулера осталась лишь основа, самой бутылки не было, а груда истоптанных пластиковых стаканчиков вокруг непрозрачно намекала на ту ярость, что испытывал кто-то, кого это событие обрадовало ещё меньше, чем меня. С одной стороны осматривать эти помещения в гордом одиночестве было глупо, с другой… что здесь может случится, на меня прыгнет ещё одна псина? Так рецепт общения с ними уже известен и отточен… в прямом смысле. Неплохо было бы найти пистолет…

Поиск вещей среди груд всякого хлама напоминал мне о старых добрых временах, когда приходилось искать что-нибудь среди хаоса моего личного жизненного пространства, читай, комнаты. Ну, если смотреть так… нет, по сравнению с тем, что творится вокруг, у меня была чистота и порядок. Против ожидания, при мысли о доме не кольнуло в сердце, и не было никаких панических мыслей… почему? Наверное, какая-то часть меня до сих пор, впрочем, не так уж много времени прошло… словом, какая-то часть моя до сих пор верила, что я ещё могу вернуться. Или что это всё сон. Или… словом, нужное подчеркнуть. Если закрыть глаза, и расслабиться, то можно представить, что на самом деле я не в полицейском участке посреди мёртвого города, а иду по осеннему лесу, и под ногами сухим ковром шелестят листья…

Бац.

-Вашу ж ма… — поморщился я, открывая глаза, и ощупывая собственный клюв. Кажется, цел. – Вот ведь угораздило…

Ладно, ходить вслепую в незнакомом помещении с кучей стен при условии того, что в одной лапе находится дробовик, это не самая умная идея за сегодняшний день. Даже больше, идея дурная. Хорошо что Стил меня не видел, а то обозвал бы дятлом, и был бы прав. Редхарт Вудпеккер… иными словами, Редхарт Дятел. Звучит? Звучит.

-Да и по смыслу подходит…

Эта комната была больше прочих, существенно больше, и ряды полок, от пола до потолка, были завалены, лучшего слова я не подберу, множеством вещей. Каких-то самых разных вещей, или же остатками таковых, по большей части упакованных в пластиковые пакеты с аккуратно прикреплёнными бирками с выцветшими от времени надписями. Хм… стоп. Это… вещдоки? Любопытно. Хотя, сомневаюсь, что после скольких-то там десятков лет здесь осталось что-нибудь… не сдержавшись, хлопаю себя по лбу и тяжело вздыхаю. Ну да, конечно же, осталось. Не знаю уж из чего и как делалось как минимум оружие, но оно сохранилось и работало. Возможно, не всегда хорошо, но работало. Отложив дробовик, я принялся по возможности аккуратно осматривать имеющиеся на полках улики. Сомневаюсь, что когда произошло то… что произошло… многое из того, что было здесь, оказалось возвращено владельцам. В отличии от очевидных целей вроде арсенала, куда могли и, скорее всего, ломанулись какие-нибудь расхитители, или даже просто патрульные при каком-нибудь ЧП, сюда вряд ли кто-то заходил, разве что за чем-то очень личным, очень ценным, и, судя по насыщенности полок объектами, такового было немного. Хотя, стоп, разве вещдоки вообще возвращаются бывшим владельцам? Нет, я определённо не юрист, а в сериалах об этом ни слова.

Моё «по возможности аккуратно» подвело меня пакете на пятом. Можно было бы сказать «эй, я не виноват!», потому что пакет и правда оказался тяжёлым… не рассчитал, бывает. Но шар для боулинга в качестве вещдока это, конечно, мощно, что и говорить. И ведь кто-то кого-то, наверное, им грохнул. Наверное, единороги, им как-то спод…копытнее? Поставить в мозгу автозамену слова «рука» на «лапа» или «копыто», чтобы не вызывать вопросов при встрече. Впрочем, мало ли психов в пустоши? Буду одним из многих… среди полезного и условно пригодного оказался набор отмычек, который я, подумав, всё же забрал себе, и не самый лёгкий разряженный массивный пистолет, который до нахождения патронов нужного калибра пошёл в рюкзак. Одежду, точнее, какие-то отдельные её предметы, я не рискнул трогать после того, как ветхая ткань в пакете едва ли не в труху рассыпалась. Спасибо что я не пор…

Верно говорят, стоит только подумать, как оно и сбудется. Вывод – думать нужно либо больше, либо меньше, в любом случае думать надо. Не мой случай, правда. Впрочем, в своё оправдание могу заметить, что когти штука острая, и я к ним непривычный! Субстанция, в которую обратилась одежда, напоминало не то стружку, не то пыль… словом, какой-то строительный мусор, но никак не ткань. Час от часу не легче. Пока я прочухивался, прочихивался, откашливался и похлопывал себя по плечам и голове, которым большая часть пыльного заряда, я осознал одну простую и очень важную мысль. Мне нужны были шорты. Блин. Странно, что такая простая мысль пришла ко мне именно сейчас, но… хорошо, что хоть вообще пришла. Конечно для Эквестрии или для того, во что Эквестрия превратилась в результате неизвестно чего, нагота понятие естественное и привычное, но я-то не коренной Эквестриец! Совсем! И пусть Стил потом хоть обхохочется, глядя на эти самые шорты с дыркой для хвоста, но зато мне будет спокойно. К тому же, это как минимум два лишних кармана… хотя, о чём я, карманы не бывают лишними!

-Редхарт… — прозвучало от двери. Стил хотел было продолжить уже привычным образом, но лишь махнул лапой, и проговорил. – Идём.

Ну, идём так идём. Правда, перед уходом я, чисто машинально, не иначе, прихватил ещё одну находку, которая, видимо, до того находилась на той чудо ткани. Обнаружил я это уже лишь когда, начав следовать за напарником, попытался сунуть это нечто в карман, которого у меня не было. Звяк. А? Это оказался значок, шерифская, нет… звёздочка помощника шерифа. Как на диком западе прямо… как она здесь оказалась? Ну, заберу с собой, хуже никому не будет, верно?

Рыться в вещах – просто. Рыться так, чтобы потом это было незаметно – сложно. Но насколько же, как оказалось, сложно среди кучи всякого хлама найти что-то полезное… среди не-хлама тем более. Результатом тщательнейнейшего, в чём я не сомневаюсь, обыска Стилом местного арсенала или его аналога стало отнюдь не оружие, которое ныне аккуратно было отложено в сторонку, а бронежилет. И, если судить по довольному выражению глаза напарника, бронежилет был хорош. Ну, мне ничего не оставалось кроме как с ним согласиться. Не с бронежилетом, конечно, со Стилом. Судя по внешнему виду, использовалась эта штука не то чтобы каждым полицейским, скорее всего каким-нибудь местным аналогом отряда быстрого реагирования… как их, SWAT? Ну, не суть. Угольно чёрный бронежилет на первый взгляд, кажется, не отличался от человеческого своего обрата. Да и на второй, если честно, тоже. Карманы для всяких обойм и прочих полезных штук, что плюс, не придётся во время боя копаться в сумках, аккуратная золистая надпись PCPD на спине, что нетрудно было расшифровать как «Ponymine City Police Department» или же «Полицейское Управление Города Понимайн». Ох уж мне эти названия, но… интересности на этом не закончились. Самой главной, или, точнее, основной, оказалась особая структура брони, которая подразумевала наличие у владельца такового крыльев, которые с относительным комфортом можно было расправить и использовать. Летать в бронежилете? Что ж, видимо, бывает и такое.

-Ну как, нравится? – наконец спросил напарник, когда я закрыл клюв и медленно моргнул. – Скажи уже что-нибудь, птенец.

-А… ага. Круто. – наконец выдавил я из себя и улыбнулся. – Спасибо, напарник. Поможешь нацепить?

-Конечно.

Скажете, надеть на себя бронежилет не очень-то и сложно? Для человека, если мы не учитываем вес, да. Но здесь речь шла конкретно о когтисто-крылатом мне… и это был другой разговор. Потому что к когтям да крылам я, конечно, привык, спасибо вшитым инстинктам(говорю о себе как о телефоне!), но, всё же, когти… которые не убирались(им, видимо, не полагалось такой функции), это что-то. Я умудрялся цепляться за ткань бронежилета с непривычки, но вот после надевания да подгонки мир стал куда более приятен. Уж не знаю, кому принадлежала эта штука до меня, но она была… лёгкой. В смысле, не то чтобы невесомой, но… вес был таким, что для моего нового тела он был мизерным, и только, а его распределение практически не стесняло движений. Стил ходил вокруг меня кругами, в прямом и переносном смысле. Осматривал, обслушивал, едва ли не облизывал и не обнюхивал, но с этим приходилось мириться, ведь он знает, что делает, разве нет?

…блин.

А ведь я ничего о нём не знаю, как, в сущности, и он обо мне, а уже напарники. Ну, если повезёт, притрёмся друг к другу, узнаем друг-друга получше, если не случится что-нибудь внезапное, например, пуля в голову от снайпера… ну, или не в голову… или не от снайпера… мало ли способов сдохнуть в пустоши? Наверное, нет.

-Так, что скажешь? – наконец не выдерживаю я. – Твоё молчание напрягает.

-Пройдись.

-Что?

-Пройдись. – спокойно повторяет Стил, и выразительно вращает глазами, и поясняет. – Нужно посмотреть, может ещё подправлять придётся.

-Ну… ладно.

Прохожусь. Точнее, выхожу из оружейной, дохожу до первой двери, и бреду обратно, как моё внимание привлекает… что-то. Я даже не понял, что именно, то ли звук, то ли шевеление там, за окном, на улице. Первая реакция была, разумеется, бессознательной, и я застыл на месте, лишь позже найдя в себе силы повернуть голову направо, и всмотреться в окружающую действительность. Увы, моё зрение меня не подвело, за окном и правда что-то было. Точнее, кто-то. А если ещё точнее, то мой вчерашний… или позавчерашний… знакомец. Зомбопёс. Не он сам, наверное, хотя и похож. Словом, это была такая же тварь, адская помесь собаки с птеродактилем, которая с тупым выражением на морде сидела на улице, и в ус не дула. Были бы усы… ни единого клочка шерсти, слезающая местами кожа нездорового розово-серого цвета, перепончатые крылья… Он один? Если так, то ничего, справлюсь, у меня есть бейсбольная бита от того Земного, да и тесак никуда не… Лишь затем, когда на той стороне улицы шевельнулась мусорная куча, которая кучей не оказалась, я осознал масштабы проблемы. Пёс был не один. Зрение начало само выделять нездоровых цветов силуэты, то тут, то там расположившиеся практически где попало и как попало. Интересно, где они таились всё это время? Почему вылезли именно сейчас? В углу зрения отмечаю выглядывающего Стила с явным намерением окликнуть мою скромную персону. Вот только этого нам сейчас не хватало! Нет-нет-нет-нет-нет! А то будет, блин, «девушка, у вас над головой воронка!». И у нас будет тааакааая воронка, что лучше сразу на четыре метра в глубину и закопаться. Было бы где, ха. Молча и медленно поднимаю левую лапу с открытой ладонью в надежде, что меня поймут без пояснений голосом. Стил, конечно же, не дурак, и понимает, поэтому молчит. Что ж, уже хорошо. Напарник медлит, кивает, и делает манящий жест в ответ, одновременно окидывая меня вопрошающим взором. Что ж… не стоять же мне здесь вечно? Можно, наверное, и попробовать. Начинаю двигаться в сторону оружейной. Шаг, другой, почти делаю третий, и ровно в этот миг меня накрывает той самой кристальной чёткостью мира, лишь на мгновение, но этого хватает, чтобы вновь обратить внимание не шевеление где-то на периферии зрения. Тот самый пёс, которого я заметил раньше, вскинул голову с вытянутой, как у борзой, мордой, и повернулся в мою сторону, поводя мордой из стороны в сторону. Не то он пялился, стремясь уловить движение, не то пытался выделить запах… если последнее, я труп.

Пришлось застыть в неудобном положении, на задней левой лапе, без оружия, в одном лишь бронежилете, к которому ещё нужно было привыкнуть, на львиной или львиноподобной лапе, с хвостом, которыйокакянадеюсьчтонешевелился, с крыльями, которые окакянадеюсьчтонешевелились… кажется, где-то меж перьями на затылке потекла капля пота, отвратительно холодного, и устремилась дальше вниз, по спине, вызывая ощущением, сродни щекотке. О нет, только не сейчас, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста…

Я не знаю, кто был в этот момент на моей стороне, какая сила, но пёс застыл, словно каменное изваяние, и, повернувшись, побрёл прочь, видимо по каким-то своим, песоптичьим делам. Если бы не присутствие двух десятков его товарищей, я мог бы выдохнуть, но сейчас это было небезопасно. В любом случае, позволить себе дышать я смог уже лишь тогда, когда с явным облегчением пересёк порог комнаты, которая на ближайшее время должна, и, скорее всего, уже стала, нашим временным пристанищем.

-Лучше я буду по канату над пропастью ходить в цирке… чем повторю такое ещё раз.

-Тебе повезло. – отметил Стил не без усмешки. – А я был прав, нужно было убираться отсюда, и побыстрее.

-А кто говорил «посмотрим на город!», «найдём тебе снарягу!»? А?

-Не борзей. Броник есть, и они его не прокусят… наверное.

-Что значит «наверное»?!

-Хеллхаунды, например, как я уже говорил, способны рвать любую броню. Будь на тебе хоть что угодно, хоть силовая рейнджерская, ты НЕ хочешь с ними сталкиваться. Успокойся.

-УС…

На этот раз ему лишь хватило характерного жеста, с которым лапа потянулась к кобуре. Он был прав, несомненно, прав. Мы здесь сейчас в осадном положении и в относительной безопасности лишь потому, что эти твари достаточно тупы. Если же они реагируют на звук…

-Я понял, спасибо. – уже тише произнёс я, и обречённо выглянул на напарника. – Идеи есть?

-Пока что посидим и отдохнём, разберёмся с новым снаряжением, а там, глядишь, может они куда и денутся.

-Ну, звучит неплохо…

-И заодно ты расскажешь мне о себе.

Упс. Вот уж и правда «упс». Лаадно. А, может быть, всё обойдётся?

-Что мне рассказывать?

-Правду. – отвечает Стил, устраиваясь на столе рядом с найденными стволами, которые наверняка пойдут на продажу, а иначе зачем они нам? Оружием обвешиваться? – И ничего кроме правды. Я не буду спрашивать как, и откуда ты взялся именно здесь, меня интересует несколько иное.

-Например?

-Например… — лязг передёргиваемого затвора прозвучал в комнате с запертой дверью особенно громко, или, может, мне это показалось? — …где ты родился и вырос, Редхарт?

-Вот и что мне тебе ответить, м? – Делаю покерфейс. Наверное, получается неплохо, хоть со стороны я себя и не вижу. Да и в покер как-то играть не доводилось. – Что ж… я родился и вырос далеко отсюда, партнёр, и здесь я оказался по воле судьбы, и совершенно случайно. Я не вру.

-Допустим. – на моих глазах пистолет разворачивался на детали, которые тщательно рассматривались, каждая по отдельности, и затем уже решалась их судьба. Хочу также. Нет, хочу лучше, чем он. – Амнезия, да?

-Её нет. – Качаю головой. Что толку? – Просто моя история, если вдаваться в детали и подробности, то слишком нереальна, чтобы в неё поверил кто-то кроме меня самого и некоторых… иных… личностей.

-Иными словами, ты ничего не знаешь о пустоши. – Это не вопрос. Это констатация факта. – Совершенно ничего, верно?

-Да. Я тебя честно предупредил, там и тогда.

-Не могу не оценить это… как и не могу не напомнить, что любой твой поступок когда-нибудь к тебе вернётся, всё добро, и всё зло, которое ты совершил. Это… своеобразный закон здесь, как мне кажется.

-Карма. – Произношу я, как оказалось, вслух. — Или судьба… словом, я понимаю. Быть может, и я оказался здесь именно потому, что заслуживаю этого.

-Если так, Ред, то я не знаю, что ты совершил, чтобы оказаться на краю верной гибели, и, вдобавок, связаться со мной.

-Что ты имеешь ввиду?

-Этот вопрос… для иного раза.

Я не спорю. Здесь не с кем спорить, он старше и главнее, и в порядке дележа добычи я должен быть младшим, хотя этого и не ощущается. Пока я застываю в размышлении, он перебирает оружие. Коротка проверка каждого ствола, одного за другим, напоминают своего рода медитацию, уж больно плавно и легко он движется. Возможно, впрочем, это привычное для него дело. Быть может, однажды, оно станет таким и для меня… если, конечно, мы выберемся отсюда живыми.

-Стил, у нас есть какой-нибудь план?

-Не курю, и тебе не советую. – Он уже упаковывает оружие в свой рюкзак, по возможности компактно, чтобы можно было побольше взять. Хорошо хоть меня как вьючное животное не использует. – Если ты о плане действий, то, увы, нет. Есть идеи?

-Пожалуй, да.

После моего ответа Стил отвлекается от снаряжение, и пристально смотрит на предмет, который так привлёк моё внимание – прозрачный полицейский щит...

План был до гениальности прост… или туп, это как посмотреть. Говорят, что смелость города берёт, ну а в нашем случае скорее просто наглость, да-да, которая именно что второе счастье. Именно поэтому сейчас Стил, как более опытный, крался наверх, в офисы большого начальства, которые должны были там располагаться, в поисках карты города. Дальше, как уже было сказано, всё гениальное просто. По возможности тихо и бесшумно выбираемся из здания, и дёру переулками. Конечно, сначала была идея просто улететь, тем более что по моим смутным воспоминаниям двигались тварюшки не ахти как круто, но впоследствии эта мысль была отброшена по двум причинам. Во-первых Стил пока что не рисковал становиться на крыло по причине ранения, а я…

…я просто не умел летать. Нелетучий грифон, ха-ха. Нет, с крыльями было всё в порядке, кажется. Проблема была во мне. Может, я был недостаточно магичен для этого мира? Может, я просто не мог… или, всё же, не хотел летать? Боялся? Сейчас не было времени разбираться, пришла пора действовать.

Стил вломился в арсенал, не без подозрения оглядел меня с ног до головы, удовлетворённо кивнул, и осведомился, с улыбкой:

-Ну что, готов, рыцарюга?

-Идущие на смерть приветствуют тебя. – невольно ответил я, закрепляя щит на левой лапе. – План тот же?

-Да, за неимением лучшего.

К моему личному арсеналу добавилась резиновая дубинка, которой должно было более-менее удобно работать в грядущей миссии под кодовым названием «драпать и побыстрее». И вот, с дубинкой в одной лапе, и со щитом в другой я вышел в коридор, сопровождаемый напарником. Вышел ровно затем, чтобы успеть заметить, как твари встрепенулись, повернулись, и двинулись прочь, явно не к нам. Эй, так нечестно! Впрочем, нет, радоваться надо. Живы, и слава… да кому-нибудь. Стил короткими перебежками выдвигается прочь первым, и пересекает улицу, ну и я следом. Если напарник двигался относительно бесшумно, то обо мне и говорить было нечего. Танки, они, как бы, не бесшумные. Да, я танковал… ну а как ещё назвать этот процесс? Шелест крыльев за спиной я успел услышать, а вот обернуться вовремя не получилось. Резкий удар в спину, и меня швыряет клювом на асфальт, что не придаёт сил и уверенности в нынешнем дне. Короткий треск выстрела, и что-то валится на спину. Хорошо работает напарник, нечего сказать. Но вот, вновь шелест крыльев и странные звуки, меж захлёбывающимся лаем и карканьем укуренной вороны отдаются эхом от стен полуразрушенных домов, и ещё как минимум три грязно-розовых фигуры вприпрыжку несутся к своему потенциальному ужину, то есть мне. Твою ж… туша весила не так много, как можно было предположить, и потому спихнуть её было не так сложно, я даже успел подняться на задние лапы, прежде чем мир содрогнулся, а, вернее, содрогнулся щит, принимая на себя первый удар из числа тех, что предназначались мне. Одна слева, одна справа, одна спереди. Стайная тактика, да? Обойти и напасть?

-А не пошли бы вы…

-Меньшё трёпа, больше дела! – звучит серьёзный оклик, почти сливающийся со звуком очередного выстрела. – Давай, зря ты, что ли, эту штуку брал?

Взмах крыльями, и передняя тварь устремляется ко мне, ровно затем, чтобы получить дубинкой по голове, и, на какое-то время, отвалиться. Двое на одного. Уже лучше, но не так, как могло бы быть. Короткий взгляд по сторонам обрисовывает неутешительную ситуацию. Я один против двух псов, на широкой улице, Стил застрял чуть дальше, отстреливая из здания магазинчика по одному птеропсов, из числа тех, что пытались приблизиться к нему. Что ж, это сокращало общее количество противников, но… а вот это интереснее! За спиной обнаружился отвалившийся кусок стены и некоторое количество обломком чуть поодаль, что образовывало угол и давало место для тактического отступления. Быть загнанным в угол мне не улыбалось, но быть разорванным при использовании стайной тактики – тем более. Выбор невелик, и потому, шаг за шагом, пришлось отходить назад, до тех пор, пока спина, прикрытая бронежилетом и рюкзаком, не упёрлась во что-то твёрдое. Стена? О, Слава Селестии! Псы, тем временем, с гулким утробным рыком набрасывались вновь и вновь, раз за разом, слабо напоминая молчаливого своего сородича, так удачно и вовремя сгнившего. Первый удар, должно быть, лишь ошарашил странного гибрида, потому что дальнейшее избиение резиной, кажется, не доставляло им каких-либо хлопот, заставляя лишь чуть отступать за счёт силы удара. Действительно, какой бред. В фильмах про зомби ведь всё совсем иначе… пока я тратил мгновения на раздумье, к троица успели присоединиться ещё парочка, и положение становилось откровенно отчаянным. Идиот-идиот-идиот! Ну вот надо же было так поступить! Теперь мы оба погибнем, если я только не придумаю… что-нибудь. Щит был прочным, но вот крепления могли порваться, и тогда… я не справлюсь с пятью. Что же… нет это не вопрос. Я знаю, что делать, потому что иного выбора нет. Резкое клацанье челюстями, и меня вновь обдаёт смрадным дыханием.

-Н-на!

Пёс отшатывается и застывает с дубинкой в зубах, которую недвусмысленно и довольно быстро разгрызает. Вот чёрт. Если эти челюсти пройдутся по конечностям одного грифона, ухх… постепенно проседая под наплывом врагов, обливаясь холодным потом, и, кажется, матерясь в голос, старательно пытаюсь нащупать то единственное, что может меня спасти здесь и сейчас. Ну же, ну же! Сатори, твою дивизию и дракона в глотку, где ты, когда мне так нужно? Ааа, кулдаун, да?

-С-сволочь…

Последующие события почти сливаются, настолько быстро и медленно всё происходит. Один из псов наскакивает, хлопая крыльями, и врезается в щит. Второй заходит чуть правее, и таранит лбом, сдвигая мою единственную преграду в сторону, третий рвётся вперёд, и впивается чуть повыше колена, и всё тело пронзает адовая боль. Твою…

-…маааать!

Это не крик, это КРИК. Грифоний, раскатистый, мощный, сравнимый с тем самым «киай», практикуемым в восточных единоборствах. Искусство правильно кричать, будь оно неладно. Мир застывает, и краски изживают сами себя. Вместо жара боли приходит здравый холод рассудка и логики. Это – лишь тактическая ситуация. Не лучшая. Не худшая. Одна из многих. Правая лапа наконец-то нащупывает искомое, в то время как сам я приседаю, возвращая щит в исходное состояние. Итого. Присевший в углу я. Пёс, сгрызшийся в ногу. Ещё четыре за пределами щита. Работаем. Подвигаю правую львиную лапу, ту самую, активно изгрызаемую псом, чуть вперёд, к левой орлиной, и, когда положение оказывается правильным, сжимаю когти, по которым сразу начинает течь что-то склизкое, но цель оказывается достигнута. Это существо оглушающе воет, выпуская жертву, и именно это нужно сейчас. Удар, удар, удар… открыться, пнуть, и, прежде чем щит ставится на место, положить ствол дробовика на голову безглазого пса.

-Бах.

Дробовик ¬оружие двуручное, и для стрельбы с одной лапы не предназначено от слова совсем… при условии если вы не зафиксировали каким-то образом ствол. Палец моей орлиной лапы нажимает на спусковой крючок, и размытая картина мира окрашивается серым, алым, и зелёным, это разлетается в клочья череп. Там, наверное, должен быть сочный треск, подобно разрываемому арбузу, но его не слышно за грохотом выстрела и звоном в голове. Увы, запах пороха это не мешает обонять… и он прекрасен, этот запах. Псы на какое-то мгновение замирают, чтобы залиться яростным лаем, предположительно лаем, потому что на этом маленьком клочке пространства небо может обрушиться на землю, и я это замечу последним. Перехватить, подбросить, поймать, передёрнуть затвор… четыре «П», одна «З». Отдёрнуть щит, спровоцировав атаку, сунуть ствол в раззявленную пасть, нажать на спусковой крючок… повторить ещё три раза.

Эти… существа. Они определённо не учились ничему новому на примере своих сородичей, и тем проще их было убивать… если они были живыми, конечно же. Если же нет, можно заменить «убийство» на «уничтожение», невелика будет разница. Сатори схлынуло, оставив меня в уголке меж стеной и мусором, заляпанного кровью, в шоковом состоянии и с кровотечением. Болела лапа, та, передняя правая, сжимавшая до сих пор дробовик с дымящимся стволом. Спасибо тебе, Триг. Звенело в голове, так, что на меня могли обрушиться остатки стены, а я этого и не замечу. Болела передняя левая, в которой сустав не вышибли лишь каким-то чудом, учитывая, что сейчас приходилось выдерживать. Кажется, болело всё, но в особенности правое колено. Надеюсь, что эти штуки и правда не заразны, но… если ЭТО не зомби, ЧТО ЭТО? Откуда? Как? Почему? Кажется, я почти лежу, тупо глядя, как кровь с частицами чего-то ещё в ней вяло сочится и растекается по асфальту и крася пыль в бурый цвет. Дерьмовые псы. Дурная кровь. Она не вызывала того… того великолепного и прекрасного желания забить на всё и валяться в ней мурлыча, нет. Они не такие. Это не то. А? Кажется, кто-то толкает…

Взгляд неохотно поднимается вверх, выше, ещё… надо мной стоит Стил, и что-то говорит, активно жестикулируя. В его правой передней зажата штурмовая винтовка. Он говорит… но слова доходят не сразу, и лишь когда звон чуть стихает я могу расслышать крик:

-…отсюда! Пока они там разбираются! Живей, это наш шанс!

Шанс? Какой шанс? О чём он?

-Поясни!

Мой собственный голос кажется пронзительным и жалким… должно быть, так и есть. Кто мне судья кроме меня самого? Хе-хе… ха-ха… Стил отшатывается, спешно оглядывается, и протягивает лапу.

-Идём, напарник… идти-то можешь?

-Могу… хромать. – признаюсь я честно, кладя дробовик на землю. – Сойдёт?

-Сойдёт. – скалится он, помогая мне подняться, после чего поднимает оружие и протягивает его мне. – Пошли.

И мы идём. Как, должно быть, смешно и жалко я смотрюсь сейчас. Со щитом, заляпанным кровью, кусками внутренностей и мозгов, хромающий, хромающий сильно, опирающийся на своего напарника и… друга? Могу ли я его так называть? Не важно… главное, что стражи места сего, псы апокалипсиса, обделили нас своим вниманием, и оставалось лишь надеяться, что так будет и впредь. Лишь достигнув условной линии, на которой заканчивались здания, когда от схлынувшего адреналина и нахлынувшего напряжения, а также кровопотери начали подкашиваться мои лапы-ноги, я попросил остановиться, и, глядя куда-то в сторону полицейского участка, неуверенно спросил:

-Стил… почему..?

Напарник откликается не сразу. Сначала он пристально смотрит мне в глаза, и лишь затем отвечает вопросом на вопрос:

-Почему что? Почему они отвлеклись?

-Да…

-Там были живые.

-В смысле…

-Да, пони. – говорит он, поводя крылом. Очевидно, это его аналог пожимания плечами. – Может, рейдеры, может, скавенджеры. Может, просто долбанутые на голову ублюдки, мне всё равно. Мясо для… этих, не более.

-Ты так… — дыхание почти пришло в норму, но ключевое слово здесь «почти», разговоры вести всё равно не так просто, — спокойно говоришь.

-Они мне никто. – звучит ответ. – А ты мой напарник. Мы бы всё равно не смогли их спасти без большого количества взрывчатки и умения с ней обращаться, а это не мой конёк.

-…

-Редхарт.

-Да?

-Они сами себя поимели. – негромко и веско произносит Стил. – Это их выбор, и только. Теперь мы им можем лишь сказать спасибо и убраться куда подальше, прежде чем эти псы примутся за нас, понимаешь?

-К-кажется… да.

-И, я повторюсь, Ред, ты мой напарник. – Кажется, он почти волнуется, почти смущён. Но насколько это «почти»? Что оно значит для меня? – И твоё состояние для меня важнее, чем их. А теперь, идём. Чем быстрее я смогу осмотреть твою рану, тем больше шансов, что тебе не придётся отпиливать ногу, лады?

-Идём. – покорно соглашаюсь я, и добавляю. – И, чтобы было быстрее…

Щит падает в пыль и мёртвую землю, а я лишь улыбаюсь. Он верно послужил мне, хоть мы и знали друг-друга недолго, но как-то жаль его оставлять. Увы, но теперь он будет лишь мешаться. Пока-пока, щитец, надеюсь, что ты найдёшь себе хорошего владельца… или он найдёт тебя сам. Отрывая взгляд от моего недолгого защитника, я смотрю на Стила, и повторяю с улыбкой:

-Идём, напарник. Идём…

Заметка:

Lvl up!