S03E05
Глава 1. Заголовки вчерашних газет Глава 3. Обжигающий Лёд Воспоминаний

Глава 2. Мы ждём перемен

Ещё одна глава — осталось всего 43. Прогресс налицо!
Внутренние диалоги, синдром самозванца (http://www.rb.ru/article/o-sindrome-samozvantsa/6929097.html), и возможное начало романтической линии. Поживём — увидим!

И когда пройдёт время

Безразличья и фальши,

Камни станут алмазами,

И сгинут печали.

Глава 2. Мы ждём перемен

В библиотеке воцарилось неловкое молчание. Лишь одно можно было сказать наверняка – в настоящий момент Твайлайт собиралась с мыслями. Почувствовав себя немножко лишним, Спайк вышел из комнаты, пробормотав что-то насчёт новых писчих перьев; Совелий же мирно дремал на своей жёрдочке. Дэш так и не решалась посмотреть в глаза Твайлайт, уставившись на собственные копытца, но вот Твайлайт, наконец, нарушила молчание.

— Мне жаль, Рэйнбоу. Я знаю, каково тебе сейчас.

— Что? – Удивлённо встрепенулась Дэш. – То есть, ты не считаешь меня глупой, или завистливой? – Её голова вновь поникла. – Ведь на самом деле так и есть, — чуть слышно добавила она.

Твайлайт подошла к Дэш и нежно приобняла её.

— Нет, не считаю, — тихо произнесла она. – И тебе не стоит. Какой же из меня друг, если я не смогу поддержать тебя в трудную минуту?

Впервые за весь день глаза Дэш и Твайлайт встретились, и пегасочка слабо улыбнулась. Это испугало Твайлайт – улыбка казалась настолько хрупкой и нежной, что была совсем не похожа на хвастливую и самоуверенную ухмылку той Дэш, которую так хорошо знали все её друзья.

— Это так много для меня значит, — голос Рэйнбоу слегка дрогнул, а уголки глаз заблестели. – Я наткнулась на эту статью сегодня утром… Врать не буду, расстроилась. – Она подошла к столику и взглянула на разворот газеты, нахмурившись при виде пегаса на фотографии. Дэш сделала глубокий вдох, словно собираясь с мыслями.

— Но, знаешь что? – В её голосе звучала горечь, она словно выплёвывала слово за словом. – Дело не в рекорде, всё дело в нём. Я посмотрела на это лицо, прочитала его слова, и угадай, кого я увидела на самом деле?

Твайлайт Спаркл подошла к столу и вгляделась в фотографию заносчиво улыбающегося молодого спортсмена.

— Не знаю, — в замешательстве произнесла единорог. В ответ Дэш опустила голову ещё ниже, а с её губ сорвался шёпот, полный горечи и вины.

— …Себя.

Твайлайт отшатнулась от подруги, едва ли не рассердившись за такие слова.

— Рэйнбоу, посмотри на меня! – Пегас послушно подняла глаза. – Да, ты можешь быть заносчивой, иногда хвастливой, но никто не считает это чем-то плохим! Ты – Рэйнбоу Дэш, и этим всё сказано. Я не могу представить тебя другой! – Глаза Твайлайт решительно сверкнули, и она слегка притопнула, подчёркивая важность её последних слов.

Но на Дэш эта речь не произвела должного эффекта.

— Конечно, ты привыкла к такой Рэйнбоу Дэш, — еле слышно произнесла она. – Но я не могу. В смысле, ты только посмотри на него! – пегас в сердцах ударила по фотографии копытом, слегка сминая газетную страницу. – Тупоголовый показушник! Встреться он нам на улице – никто бы из нас и не оглянулся на него! Но на его месте могла бы оказаться и я, — почти неслышно добавила Дэш.

Твайлайт оставалось только наблюдать, как боль разрывает сердце её подруги на части.

– Посмотри правде в глаза, Твай, — от пылкости старого «сверхзвукового» стиля общения пегасочки не осталось и следа – только опыт и рассудительность. – Если бы не вся эта история с Элементами Гармонии, вы бы возненавидели меня. Я стала бы очередной Трикси! – Глаза Рэйнбоу заблестели, и в ярости она сбросила газету со стола одним взмахом крыла. Листы бумаги закружились по комнате, словно опавшие лепестки. Она отвернулась, в изнеможении бросившись ничком на ковёр, и уставилась на пустой камин. На её лице можно было прочесть лишь одно: отвращение к самой себе. Крылья Дэш безвольно упали на пол по обеим сторонам тела – признание безоговорочного поражения.

— Мне пора, — вздохнула она, прикрыв глаза. – Хватит с тебя моих глупостей. И если бы я не была такой заносчивой, самовлюблённой ду…

Дэш не договорила. Твайлайт подскочила к пегасочке, и в порыве сочувствия заключила подругу в крепкие объятия. Спустя мгновение Дэш обняла Твайлайт в ответ, чувствуя, как впервые за этот долгий день слабеет на сердце ледяная хватка ненависти к самой себе. Мир словно остановился вокруг двух тесно прижавшихся друг к другу пони, и Твайлайт с облегчением почувствовала, как дыхание Рэйнбоу становится ровнее, вновь ощутила приятный, свежий запах её шкурки.

— Дэш, — прошептала она, не сдерживая более подступающие слёзы. – Никогда не думай так о себе – ты знаешь, что это неправда! Я же говорила, ты – Рэйнбоу Дэш, а не какой-нибудь пустозвон! У всех есть недостатки, но свои ты с лихвой окупила верным сердцем! И мы все любим тебя такой, какая ты есть!

Когда Твайлайт произнесла последние слова, на её щеках появился лёгкий румянец. Пускай – лишь бы снова увидеть улыбку Дэш – счастливой, беззаботной прежней Рэйнбоу Дэш

— Я… Я не знаю, хочу ли я быть собой, — сквозь слёзы произнесла пегасочка, и её слова болью отозвались в сердце Твайлайт.

— Это не так, и ты сама знаешь это, — с уверенностью в голосе ответила единорог и теснее прижалась к Рэйнбоу, нежными прикосновениями копыт смахивая слезы с уголков пурпурных глаз. – Если ты думаешь, что всё дело в тебе, я с радостью помогу тебе измениться к лучшему. Но я ни за что бы не хотела, чтобы ты перестала быть собой. – Она посмотрела Дэш прямо в глаза.

— У нас получится. Я помогу тебе!

Дэш промолчала, и лишь по её глазам Твайлайт поняла, как много значили для пегасочки эти слова.

— Я просто не хочу быть такой, как он, — прошептала Рэйнбоу.

— Ты не такая, — Ласково ответила Твайлайт. – Уверенность в себе и заносчивость – разные вещи.

Дэш кивнула, и на её губах расцвела робкая непрошеная улыбка. Твайлайт, решив, что кризис миновал, попробовала отстраниться от Рэйнбоу и подняться на ноги, но Дэш не отпускала её. Время замедлило свой бег, и ещё несколько мгновений Твайлайт смотрела в глаза подруги, наблюдая, как в их уголках вновь начинают плясать прежние озорные искорки.

Но ничто не длится вечно: разорвав объятия, пони поднялись на ноги, разминая копыта и крылья. Твайлайт собрала разбросанные по полу газетные листки. В комнату прокралась атмосфера стыдливой неловкости, не давая никому из подруг ни малейшей возможности продолжить разговор. Словно из библиотеки выкачали весь воздух вместе со словами, которые должны были вот-вот сорваться с их губ. Они даже старались не смотреть друг другу в глаза.

Твайлайт знала, через что пришлось пройти Дэш, когда та лицом к лицу встретилась с пугающей пародией на саму себя, заглянув в самые тёмные уголки своей души. Твайлайт пошла бы на всё, чтобы вновь дать Рэйнбоу силы поверить в себя – но не знала как. Холодная реальность в очередной раз напомнила ей, что на некоторые вопросы не сможет ответить даже самая мудрёная книга из библиотеки.

— Знаешь, я не всегда была такой, — чуть слышно произнесла Рэйнбоу Дэш.

— Ты о чём?

— Не пойми меня превратно, я никогда не была как Флаттершай, — ухмыльнулась Дэш, и Твайлайт тихо хихикнула над нелепостью подобного сравнения. – Но я… Не знаю, раньше я могла добиться чего-то и не трепать об этом на каждом углу. – Она приложила копыто ко лбу, сожалея, что в своё время предпочла курсам психологии факультатив в лётной школе. – То есть, мне незачем было хвастаться перед другими, когда я была маленькой. Не знаю, с чего всё началось, но мне вдруг захотелось... Доказать им всем, что они не правы.

— Кому?

— Да всем! – Фыркнула Дэш, закатив глаза. – Всем тем, кто считал меня бесполезной. Другим жеребятам, преподам… Папе… — на последнем слове её голос снова дрогнул.

Удивлению Твайлайт не было предела. Подумать только, до этого момента она ничего не слышала о родителях Рэйнбоу. И вообще – что она знала о прошлом пегасочки? Дэш никогда не была сильна в подобных разговорах, предпочитая слушать других.

— А твой папа, он… — начала было единорог.

— Он был не очень, — отрезала Рэйнбоу, отводя глаза. – Прости, Твай, мне бы не хотелось говорить о родителях прямо сейчас.

Твайлайт не терпелось узнать больше о прошлом Рэйнбоу, но она могла и потерпеть – ради благополучия подруги.

— Ничего страшного, Дэш! – улыбнулась она. – Но если захочешь поговорить – я всегда буду рядом.

— Спасибо, — Рэйнбоу улыбнулась в ответ; и хотя в глазах всё ещё стояли слёзы, силы потихоньку возвращались к ней. – Знаешь, мне действительно пора. Нужно кое-где прибраться, — с этими словами она легонько постучала по своей голове.

— Разумеется, — отозвалась Твайлайт, проверяя последовательность номеров страниц в злополучной сложенной газете.

— Я… Ты не против, если я заскочу завтра? – слегка взволнованно спросила Дэш.

— Конечно же! В любой день – как будешь готова! – Приободрила подругу Твайлайт, как вдруг её осенило. – Вообще то, ты можешь даже кое в чём помочь на неделе. Я занимаюсь исследованиями пегасов, и было бы здорово подключить тебя к экспериментам.

Дэш подозрительно прищурилась.

— Я с радостью… Только чур никаких уколов! — В ответ Твайлайт улыбнулась и покачала головой.

— Только полёты, — сказала она и не могла сдержаться от смеха, глядя на ликование на лице Дэш.

— Всеми копытами за! — От радости Рэйнбоу захлопала крыльями, мгновенно забыв обо всех своих невзгодах, и тут же вскрикнула, поморщившись от боли.

— Ой! – она подняла глаза к потолку. – Голова всё никак не уймётся!

— Прости, прости! – охнула Твайлайт. Окунувшись с головой в волнующие события этого вечера, она абсолютно забыла про целительное заклинание, обещанное Дэш.

– Не двигайся! – приказала она, и Дэш застыла на месте в немного нелепой позе с выражением абсолютного повиновения на лице. Не зная даже самых элементарных основ магического искусства, многие пегасы очень часто опасались любых проявлений магии, и Рэйнбоу не была исключением. Несколько секунд на подготовку – и Твайлайт ощутила, как по её рогу пробежали волны тепла и статического электричества. В ту же секунду шишка на голове Дэш подёрнулась рябью, словно поверхность потревоженной воды, а затем также быстро разгладилась, не оставив после себя ни следа; боль исчезла вместе с ней.

— Вот и всё, — улыбнувшись, сказала Твайлайт.

Рэйнбоу дотронулась до места ушиба и облегчённо вздохнула, ничего не почувствовав.

— Совсем другое дело! Спасибо огромное!

— На здоровье!

Дэш взмахнула крыльями и воспарила над полом библиотеки, направляясь к выходу.

– Мне есть о чём подумать, — она замерла у самого порога. – Может быть, мне стоит сходить к доктору, если станет хуже, но я сначала попытаюсь разобраться во всём сама. Спасибо ещё раз, ты мне здорово помогла!

— Не за что, — улыбнулась Твайлайт. – Ты же знаешь – я всегда буду рядом.

Дэш отвела взгляд, пытаясь скрыть румянец на её щеках. Твайлайт, в свою очередь, поступила также – и по той же причине. «Это же не было похоже на признание?», думала она, повторяя в памяти свои последние слова. Надеясь, что не поставила Дэш в неловкое положение, она внимательно посмотрела на пегасочку.

— Если будут новости, обязательно расскажешь, — сказала она первое, что пришло в голову – лишь бы прервать неловкое молчание.

— Конечно! – как ни в чём не бывало, ответила Рэйнбоу, и Твайлайт вздохнула с облегчением. – Значит, до завтра?

— До завтра! Приходи, когда будешь готова!

— Замётано! – и с этими словами Дэш вылетела за дверь библиотеки, набирая высоту и растворяясь в небе, оставив после себя след из пылинок, пляшущих в свете окна.

«Надеюсь, с ней всё будет в порядке», — подумала Твайлайт Спаркл, закрывая за Дэш дверь. Непрошеная мысль пронзила её: «А вдруг это и было признание?» Багрянец смущения вновь озарил её щёки. События долгого дня угасали, и тем значимее становилось то, что случилось за последние десять минут. «Почему я обняла Рэйнбоу? Я хотела просто поддержать её, но всё же…» Если быть до конца честной, что-то важное произошло между двумя пони, когда они лежали, обнявшись перед погасшим камином. Твайлайт обхватила голову копытами, проклиная своё сердце за то, что оно решило выкинуть нечто подобное именно в этот момент. «О, Селестия! Как же всё это не вовремя! Я ничего не знаю об этом!..»

Именно так всё и было. За годы обучения под руководством принцессы Селестии, Твайлайт едва обмолвилась хотя бы парой слов с другими учениками на темы, не относящиеся к учёбе. Она сама возвела эти стены, что позволило ей преуспеть в изучении магических наук, но так и не испытать сладость первого поцелуя и свиданий при луне. Разумеется, в теории она была сильна, да и как тут не вспомнить не слишком подобающие ученице фантазии, объектом которых неизменно была её наставница? (тут Твайлайт покраснела ещё больше, поскорее отбрасывая эти воспоминания в дальние уголки памяти). И даже с тех пор, как она начала новую жизнь в Понивилле, Твайлайт никогда не замечала за собой подобных мыслей, особенно по отношению к своим друзьям. Оно и понятно – сражения с драконами, гидрами и бог-ещё-знает-с-чем заставляют забыть о многих своих проблемах. Но сейчас, взглянув на Дэш без налёта хвастовства и самоуверенности, Твайлайт увидела её с другой стороны.

И Рэйнбоу Дэш была прекрасна.

«Почему сейчас! Почему она!» — прошептала Твайлайт. Воспоминания о том, как она заглянула в глаза пегаса, заставило её сердце болезненно подскочить в груди: в бескрайнем море пурпура, за непробиваемой стеной показной грубости и заносчивости, она увидела настоящую – нежную и ранимую Рэйнбоу.

Твайлайт решила было написать письмо принцессе, но это показалось ей признаком непрофессионализма и признанием собственной слабости. «Я подумаю над этим позже», подытожила она. «У нас есть проблемы посерьёзней». Единорог вздохнула, пытаясь сосредоточиться — что давалось с большим трудом. Каждый раз, закрывая глаза, она видела перед собой пурпурную бездну. Собравшись с духом, она прогнала лишние мысли и положила перед собой перо и свиток, готовясь делать записи.

В своё время все знакомые Твайлайт считали Дэш упрямой и заносчивой, и пегаса это ни капельки не волновало. Друзья же всегда находили в этих качествах особую привлекательность, за редким исключением, когда Дэш становилась просто невыносимой. Как больно было видеть, как Рэйнбоу терзает себя сомнениями!

«… вы бы возненавидели меня. Я стала бы очередной Трикси!..»

Эти слова эхом отозвались в голове Твайлайт. Дэш считала, что обманом завоевала их дружбу, как если бы все её положительные качества и благородные поступки ничего не значили. Всё это время Твайлайт делала заметки в свитке, и теперь ещё раз перечитала их. В самом низу виднелись два слова, отмеченные знаком вопроса:

«Синдром самозванца?».

Заглянув в самую суть проблемы, Твайлайт ощутила прилив сил. Она глазами пробежалась по секциям библиотеки. «Орнитология», «Поведение», «Популярная физика»… Ага, «Психология»! С верхней полки она заклинанием подхватила слегка потрёпанную книжку. «Психические расстройства среди пони» — пытаясь разобраться в себе после случая с Всезнайкой, Твайлайт успела ознакомиться с её содержанием. Но тогда её исследования ни к чему не привели – одна криво подшитая страница всё время мешала ей сосредоточиться. На этот раз даже чернильное пятно во всю страницу не помешает ей довершить начатое, ведь её дело – первоочередной важности! Твайлайт улыбнулась в предвкушении очередного интеллектуального «марш-броска». И если сегодня вечером Дэш чувствовала себя неуверенной и разбитой, то завтра Твайлайт будет готова встретить все её проблемы во всеоружии.

Пора размять глазные мышцы!