Автор рисунка: Stinkehund
Глава 5. Всё так незнакомо… Глава 7. Мой мир – как метеор.

Глава 6. Головоломка

Доброе утро! Новый день — новая глава!
Прогулки под полуденным солнцем, приятное кафе и неспешный разговор. Тайны и откровения. И нелёгкий выбор, вставший перед маленьким дракончиком...

От любви не укрыться –

Всё так незнакомо,

Когда сердце подаришь

Кому-то другому

6. Головоломка

Солнцу, наконец, удалось пробиться сквозь грозовые тучи, и теперь город утопал в полуденном свете, обсыхая после дождливого утра. Твайлайт Спаркл и Рэйнбоу Дэш решили сменить обстановку и где-нибудь перекусить, и теперь их копытца радостно цокали по мостовой тихих улочек Понивилля.

Несмотря на солнечную погоду, на улице было прохладно, а порывы обжигающе ледяного ветра нисколько не помогали согреться. Стоило им только отойти от библиотеки, Дэш заметила, что Твайлайт дрожит от холода. Она простерла над ней крыло и, чуть нервничая, обхватила замерзающую единорожку. Твайлайт оценила этот жест признательности – к тому же, она чуть согрелась; улыбнувшись, она теснее прижалась к Дэш. В ту же минуту от тревоги Рэйнбоу не осталось и следа, и она ответила Твайлайт искренней улыбкой.

Внезапное чувство восторга охватило Дэш. Она никак не могла поверить в то, что Твайлайт, словно вырвавшись из самых сладких снов пегасочки, теперь шла рядом с ней, под её крылом. Твайлайт Спаркл – её девушка. В это мгновение их совершенно не заботило внимание со стороны других пони. Не заботило то, что другие могут подумать о них. Тем более, после грозы улицы Понивилля совсем опустели.

— Итак, — начала Твайлайт. – Моя работа…

Дэш вздрогнула, возвращаясь с небес на землю.

— А? Ах, да… — Тут она подмигнула Твайлайт. – Только полегче с вашими терминами. Не всем повезло с соображалкой, как тебе! – В ответ Твайлайт засмеялась и чмокнула Дэш в щёку.

— Я постараюсь! – Она прочистила горло. – Я занималась изучением крыла пегаса, в частности, его подъёмной силы. Я подсчитала среднюю частоту взмахов крыла в полёте, силу грудных мышц – в общем, провела все необходимые вычисления. – Твайлайт замерла на мгновение, взволнованно посмотрев на Рэйнбоу. – И заключение, к которому я пришла, тебе вряд ли понравится.

— Продолжай, — улыбнулась пегасочка, ничуть не смутившись. – Мы не используем крылья в полную силу?

— Вообще-то, как раз наоборот, — вздохнула Твайлайт. – Вы используете их слишком хорошо. – Она глубоко вздохнула. – Видишь ли, пегасы вообще не должны были летать.

Воцарилось молчание. Рэйнбоу остановилась посреди дороги, Твайлайт замерла рядом. И вдруг Дэш расхохоталась.

«Замечательно!», подумала единорожка, глядя на то, как Дэш пытается устоять на ногах, сотрясаемая взрывами хохота. Крыло, покоящееся на спине Твайлайт, мелко затряслось, а две пони, проходившие неподалёку, взволнованно переглянулись в поисках источника шума.

— Х-хорошая шутка, Твай! – выдавила Дэш, похлопывая единорожку по спине. – Пегасы не умеют летать? А потом… скажешь, что ты читать не умеешь?!

— Я не шучу! – немного рассерженно произнесла Твайлайт.

Дэш наконец-то взяла себя в копыта и убрала крыло с плеча Твайлайт. Грациозно взмахнув крыльями, она поднялась в воздух и зависла в полуметре над головой Твайлайт, и с самодовольной ухмылкой словно поплыла в воздухе, лениво помахивая крыльями.

— Глянь-ка, Твайлайт! Мы, пегасы, созданы для полётов! Иначе, как бы мы построили Клаудсдейл?

Твайлайт стиснула зубы. Пурпурное свечение магии охватило тело пегасочки, затем аккуратно поставило её на все четыре копыта рядом с Твайлайт.

— Послушай! – Она посмотрела Дэш прямо в глаза. – Взгляни на свои крылья! Просто взгляни!

Рэйнбоу вытянула крыло, оглядела его от основания до кончика, просмотрев все группы перьев, но так и не нашла ничего подозрительного. Изо всех сил стараясь не засмеяться, она подняла глаза на Твайлайт.

— Итак, с какой скоростью в среднем может летать птица?

— Эм-м…

— Пятьдесят миль в час – и это предел, — единорожка не дождалась ответа, стремясь поскорее добраться до сути. – А ты превысила скорость звука! – Она притопнула копытцем, подчёркивая важность своих слов. – Согласно моим расчётам, плотность костей пегаса такая же, как и у других пони. А ведь ваши кости должны быть полыми, как у птиц! Ваши крылья малы – они действительно непропорционально малы для летающего существа! По всем законам физики вы и от земли оторваться не должны!

Твайлайт нежно коснулась копытом груди Рэйнбоу.

— Ты развила скорость в девятьсот миль в час с помощью крыльев, которые вообще не должны были работать! Разве это тебя не беспокоит?

Дэш удивлённо моргнула, замерев на месте. Она посмотрела на своё крыло так, словно оно вот-вот отвалится. Признаться, Твайлайт была права. Раньше подобные мысли не могли прийти к ней в голову, но сейчас, взглянув на свои крылья внимательнее, Рэйнбоу ощутила их полную неприспособленность к полёту.

— Знаешь, ты права…

— А я уже подумала, что придётся читать ещё одну лекцию, — облегчённо выдохнула Твайлайт.

Дэш рассеянно улыбнулась, всё ещё под впечатлением от открытия подруги.

— С другой стороны, шутник из тебя просто никакой – без обид; к чему тебе всё это придумывать? – Она поцеловала Твайлайт в щёку. Затем, она снова обеспокоенно взглянула на крылья. Вообще-то, волноваться было не о чем – ведь Рэйнбоу и так может летать! Но другой вопрос, как?

— Тогда… — Она вновь посмотрела на Твайлайт. – Как мы летаем? Как я летаю?

— Не уверена до конца, — призналась Твайлайт. – Поэтому мне и нужна твоя помощь. Есть у меня одно предположение… — Тут её зубы застучали от очередного порыва ветра. – Слушай, давай вернёмся к этому вопросу за завтраком? Я превращаюсь в ледышку!

Дэш поспешно кивнула. Под защитой собственного оперения легко забыть, каково приходится обычному единорогу.

— Неплохая идея! – Они снова пошли по улице, и пегасочка снова приобняла дрожащую Твайлайт крылом. – Знаешь, может для полётов крылья и не очень, но иногда могут пригодиться!

— Ну как с этим поспоришь! — Рассмеялась Твайлайт. Она ласково чмокнула Рэйнбоу в щёчку, чувствуя тепло от простёртого над ней крыла. Твайлайт закрыла глаза. В этот момент, когда они шли бок о бок по пустынным улочкам Понивилля, ей не хотелось ничего иного.

***

«И где только носит этого дракона! Раньше он никогда не опаздывал!»

Рэрити ждала Спайка на окраине города, разместившись под кружевным зонтиком – на случай возвращения утреннего ненастья. Часы на башне подсказывали ей, что Спайк должен был появиться десять минут назад – опаздывать было не в его правилах, особенно, если дело касалось Рэрити.

А вот и он – задумчиво ковыляет по тропинке, ведущей из города. Но стоило Спайку завидеть белоснежного единорога, он – как всегда – припустил во весь дух.

— Прости, Рэрити! Я опоздал! – Сказал он при встрече. – Немного задержался в библиотеке…

С этими словами они пошли по тропинке, с каждым шагом удаляясь от Понивилля. Рэрити не могла не заметить необычную рассеянность Спайка. По правде сказать, дракончик всегда был немного сам не свой в присутствии Рэрити, но в этот раз дело было не только в ней.

— Задержался? – переспросила Рэрити. – ты определённо чем-то взволнован!

«Пух и перья, что я ей скажу?», заметался Спайк. Он не знал, собирались ли Твайлайт и Дэш рассказывать друзьям о своих отношениях – это было их личное дело. В праве ли он открыть их тайну кому бы то ни было?

— О, да… Ничего страшного – просто день выдался странным.

«Отлично, Спайк! Никакой конкретики!»

— Да? – Рэрити словно догадывалась, что дракончик что-то скрывает – или недоговаривает, однако решила не быть назойливой – по крайней мере, сейчас. – Почему бы нам не посвятить этот день изумрудам? – Продолжила она, резко меняя тему разговора.

Спайк расцвёл: он уже давно скучал по их освежающе-лимонному вкусу и надеялся закусить парочкой самоцветов, пока Рэрити не видит.

— Отлично! – Воскликнул дракончик, и пони-модельер хихикнула, глядя на радостную мордочку Спайка.

— Только постарайся оставить и мне немножко! – Словно читая его мысли, добавила она и широко улыбнулась.

Дракончик кивнул — от этой улыбки Спайк на несколько секунд лишился дара речи. Рэрити уже привыкла к подобным проявлениям чувств маленького дракона, находя их по-своему милыми. Они уже находились среди полей к востоку от Понивилля, вздымая дорожную пыль с тропинки.

Ещё пару мгновений они шли в тишине, но вот интерес Рэрити к разного рода слухам взял верх над чувством такта.

— Итак, — как можно осторожнее начала она, опасаясь напугать Спайка. – Что именно сделало этот день таким странным?

Спайк покраснел, пытаясь придумать что-нибудь неромантичное и будничное. К сожалению, безуспешно.

— Эм-м.. – Он попытался выиграть хоть пару секунд. – Да…

«Никакой конкретики!»

— В библиотеке…- В смятении Спайк сложил лапки на груди.

«Кончай краснеть! Ничего конкретного!»

— Твайлайт… Странно себя вела…

Они остановились. С одной стороны, ему улыбалась возможность произвести на Рэрити неизгладимое впечатление, открыв ей правду. С другой – медленная и мучительная смерть в копытах Твайлайт, стоит ей узнать, что он разболтал что-то настолько личное самой известной сплетнице Понивилля! В этот момент он был готов поклясться, что сомнения со свистом вырываются из его ушек струями пара.

И это лишь подстегнуло интерес Рэрити. Спайк не станет так тушеваться, если дело не касается чего-то интересного. Что бы это ни было – это очень горячая штучка! Её ресницы очаровательно запорхали, словно крылья бабочки – так происходило всегда, стоило Рэрити почувствовать сенсацию.

— Правда? Каким же образом?

Спайк стиснул зубы. Его разум кричал: «Ничего не говори! Ничего! Твайлайт превратит тебя в морковку и скормит Эйнджелу!»

— Я… Я видел…

«Она больше никогда не наколдует тебе усов. Она доверяет тебе! Не смотри на глаза! Ты сможешь противостоять её чарам! Не. Говори. Рэрити.»

— Я видел как Твайлайт и Рэйнбоу Дэш целовались на коврике перед камином в библиотеке! – Выпалил он, прежде чем разум смог приструнить горячее сердце.

«Ты труп»

Глаза Рэрити исполнились восторга. Она смотрела прямо на дракончика.

«Оно того стоило»

— О, боже мой! – Воскликнула Рэрити. – Это просто фантастика! Как я рада за них! Это уже случалось раньше?

— Нет, я не видел, — Спайк виновато понурил голову. Слово – не воробей, сказанного не воротишь, поэтому скрывать что-либо ещё не было ни малейшего смысла.

Рэрити придвинулась к дракончику, и от её близости у Спайка перехватило дыхание.

— Они целовались, или… Целовались-целовались? – заговорщически прошептала она. На её лице цвела довольная улыбка.

— А разве есть разница? – Спайк почесал затылок. – Наверное, второе. Они, вроде как… — Тут Спайк нелепо скосил глаза и высунул язык, наклонив голову набок и издавая странные булькающие звуки.

— В тебе пропадает великолепный актёр! – рассмеялась Рэрити.

Но Спайку было не до смеха. Он не мог поверить в то, что так просто предал Твайлайт; чувство вины комом встало в горле. Он всё бы отдал, лишь бы единорожка не узнала о его предательстве.

— Рэрити, — тихо произнёс он. Стоило ей заглянуть в его обеспокоенные глаза, она смолкла. – Пожалуйста, никому не говори, что узнала это от меня! Твайлайт меня уничтожит!

Пони-модельер погладила дракончика по плечу, успокаивая его. Спайку понадобилась вся сила воли, чтобы не упасть в обморок и выслушать всё, что скажет ему белоснежный единорог.

— Не волнуйся, об этом не узнает ни одна живая душа, — пообещала Рэрити. – Ты доверился мне, и я оправдаю это доверие. Мне очень приятно, что ты настолько честен со мной!

«У меня просто не было выбора, прекрасная, опасная пони!», невесело вздохнул Спайк, хотя его сердце и подскочило от её слов.

— Спасибо, Рэрити! – Улыбнулся он. – Ведь только я видел Твайлайт и Рэйнбоу вместе – и если поползут слухи, они тут же догадаются, кто предал их…

— Зная искушённость Твайлайт в заклинаниях Превращения, всё это не слишком хорошо отразится на тебе!

— Вот именно, — кивнул дракончик. – Но не только поэтому. Она вряд ли сможет причинить мне боль – это я боюсь навредить Твайлайт. Она так много для меня значит – она мне, как сестра!

— Не сомневайся, ты можешь мне доверять, — произнесла Рэрити, сплетая воедино нити Поискового заклинания, и они продолжили свой путь.

Всей душой Спайк хотел поверить Рэрити, но отлично знал, что всё было совсем не так просто.

***

— Аликорн? А Принцессы-то тут причём?

Твайлайт и Дэш нашли уютное кафе «Троттенсонс», что скрывалось в тенистой аллее рядом с главной площадью. Это было тихое местечко с занавесками на окнах и интерьером в красных тонах, с резными деревянными изразцами на стенах и цветами в глиняных горшочках. Наши пони расположились за дальним столиком рядом с камином – им не составило особого труда представить, что они являются единственными посетителями кафе.

На то, чтобы объяснить свою теорию, у Твайлайт ушло довольно внушительное количество времени – она постоянно сбивалась с мысли. То и дело их копыта соприкасались под надёжной защитой столика. Временами они смолкали, утопая в глазах друг друга. Всё это отвлекало Твайлайт от темы их разговора – но то были прекрасные моменты. И вот, несмотря ни на что, они добрались до самой сути работы Твайлайт.

Твайлайт покачала головой, но перед тем, как пуститься в объяснения, отправила в рот очередную порцию замечательнейших тюльпанов в тёртом сыре.

— Не совсем. Аликорном называют также и материал, составляющий рог единорога, материал, что вырабатывает магическую энергию.

— Ты хочешь сказать… Ты имеешь в виду, что кости в моих крыльях – это вовсе не кости? — Спросила Рэйнбоу, удивлённо приподняв бровь над миской томатного супа с маргаритками. Твайлайт кивнула в ответ.

— Разумеется, моей теории не хватает доказательств – но я уж точно постараюсь обойтись без вскрытия первого попавшегося пегаса, — тут они обе рассмеялись, представив Твайлайт в роли сумасшедшего учёного. – Но у меня есть все основания полагать, что пегасы связаны с магией столь же тесно, что и единороги. Кости крыла пегаса по составу приближаются к аликорну.

Дэш подалась назад, оглядев свои крылья так, словно видит их в первый раз.

— То есть, мы летаем с помощью магии?

— Именно! – Кивнула Твайлайт. – Вы пользуетесь ей интуитивно, так же естественно, как единороги пользуются копытами при ходьбе. И, если я не ошибаюсь, эта же магия позволяет вам ходить по облакам.

— Так зачем мы тогда машем крыльями, если всё это – одна сплошная магия?

— Крылья – это катализаторы.

— Простите?

— Я считаю, что когда-то пегасы летали только с помощью крыльев, а магия служила в роли усилителя. Со временем использование магии заменило грубую мышечную силу, и ваши крылья даже несколько уменьшились в размерах. Но инстинкт подсказывает вам использовать крылья в полёте – как и много сотен лет тому назад. На самом деле, в этом уже нет большой необходимости, но взмах крыла запускает и усиливает потоки магии, позволяя вам летать. Это связь между физическим усилием и магией полёта; иногда сильный стресс может ослабить или порвать эту связь – тогда полёт становится полностью магическим.

Внезапно Дэш в сердцах стукнула копытом по столешнице.

— Ты хочешь сказать, все мои упражнения на мышцы крыла абсолютно бесполезны?

— Вообще-то, тренировки здорово помогают, хоть и не столь ожидаемым способом, — Твайлайт загадочно улыбнулась и подмигнула Рэйнбоу. – Я считаю, что способность пегаса к полёту напрямую связано с силой духа, уверенностью в своих силах – и даже с самовнушением. И если ты веришь в то, что все эти упражнения улучшат твои лётные характеристики – так оно и будет. Вспомни Конкурс Молодого Лётчика – ещё перед началом выступления от твоей уверенности не осталось и следа, и ты решила, что обязательно допустишь ошибку. И этот настрой здорово подвёл тебя. Затем, ты полетела за Рэрити. Ты отбросила всё: неуверенность, страхи. Всё, что имело значение – скорость: ты должна была успеть спасти друга – и вот результат. Вспомни, чем всё обернулось?

В неясном свете камина глаза Твайлайт просто сияли теплом и восхищением пегасочкой.

— К тому же, — добавила она. – Набирая скорость ты не разу не взмахнула крыльями.

Дэш ошарашено отпрянула – части головоломки начали сходиться.

— Ух ты! – Только и вымолвила она – в этот момент ничего более ёмкого и глубокого не могло прийти ей в голову. – Над этим стоит серьёзно подумать: на первый взгляд – чистой воды безумие, но если присмотреться – в этом есть смысл! Но почему же до тебя никто до этого не додумался? Разве подобные выводы не напрашиваются сами собой?

— Все мы крепки задним умом! – Рассмеялась Твайлайт. Вдруг она поникла и печально добавила: — По правде сказать, мало кто в Кэнтерлоте уделяет достаточно внимания пегасам. А если и уделяют – так это в большинстве своём выжившие из ума ветхие стариканы. Ни одно учебное заведение не позволит урезать свой бюджет в пользу изучения подобных проблем, а сами пегасы не слишком увлекаются наукой. Иногда кажется, что многие пони с головой погрязли в средневековье. – Твайлайт горько вздохнула, тяжело переживая наличие подобной несправедливости.

— К тому же, — продолжала она. – У пегасов есть крылья. Они могут летать. Так зачем кому-нибудь пытаться заглянуть за границу этой очевидной причинно-следственной связи?

— А зачем это тебе? – Дэш приподняла бровку.

— Как я и говорила, всё началось с твоего выступления. Когда ты помчалась вслед падающей Рэрити, я дико испугалась, и лишь спустя некоторое время проанализировала ситуацию. Для того, чтобы набрать подобную скорость, тебе нужно было хотя бы махать крыльями – а этого не понадобилось. Я была заинтригована, решила всё выяснить. Мне стоит поблагодарить тебя за это!

— Всегда пожалуйста, Твай! – Хихикнула Рэйнбоу.

Твайлайт робко улыбнулась и покраснела. Дэш и раньше частенько называла её так, но теперь это было не просто дружеское прозвище. Нечто большее.

Опустив глаза, Твайлайт поняла, что еда уже начала стремительно остывать, и подруги вернулись к трапезе, некоторое время сохраняя молчание. Его нарушила Дэш, хихикнув себе под нос.

— Теперь понятно, почему Флаттершай никогда не была среди первых лётчиков Клаудсдейла. Ей бы запаса самоуверенности побольше! – Твайлайт улыбнулась и решила задать давно беспокоивший её вопрос.

— Ты знаешь Флаттершай гораздо дольше всех нас, и я думала, что… Между вами что-то… Или нет? Если, конечно, я не лезу не в свои дела… — Она густо покраснела.

Когда Дэш поняла, к чему ведёт единорожка, она поспешно воскликнула:

— Нет! Ничего подобного между нами не было! Хотя бы потому, что ей нравятся только мальчики. А ещё… — На мгновение Рэйнбоу смолкла, пытаясь подобрать нужные слова. – Она мне – как сестра, мы – что-то вроде вас со Спайком. Мне подобные мысли даже в голову не приходили. И, конечно же, ты можешь спрашивать обо всём, что пожелаешь. Я хочу, чтобы между нами не было тайн.

Твайлайт вновь окунулась в бездну пурпурных глаз, наслаждаясь каждой секундой близости. Дэш снова позволила проникнуть ей в самые глубины души и увидеть чувственного, заботливого пегаса – увидеть Дэш такой, как её никто раньше не видел.

— Спасибо, Дэш! – прошептала Твайлайт. Их губы встретились лишь на миг – в кафе были посторонние пони, и влюблённым не хотелось привлекать к себе ненужное внимание. Кто-то за соседним столиком возмущённо кашлянул, но ни Дэш, ни Твайлайт не придали этому особого значения. На своих губах Твайлайт почувствовала пикантный привкус томатного супа, который заказывала Дэш. Взглянув в глаза пегасочке, она увидела в них отражение собственного желания.

— Позже, — промурлыкала она. Рэйнбоу покраснела; вдруг её лицо на секунду исказила гримаса боли.

— Всё в порядке? – Обеспокоенно спросила единорожка.

Та ещё гуще залилась краской, пытаясь держать себя в копытах.

— Пожалела бы мои крылья, Твай! Я их только что уложила!

Щёки Твайлайт запылали в ответ, стоило ей понять, что имеет в виду пегасочка, и она не смогла сдержать озорную улыбку.

— Я польщена! – хихикнув, сказала единорожка.

— Что тут скажешь? Есть такое дело, — отшутилась Рэйнбоу, укладывая непослушные крылья.

С негромким причмокиванием Дэш разделалась со своей тарелкой супа; мгновением назад Твайлайт проглотила последний кусочек лепестка тюльпана.

— Здесь здорово! – Сказала единорожка.

— М-м-м! Суп был великолепен! – Поддакнула Дэш. – Рассчитаемся поровну?

— Не волнуйся, всё схвачено! – Ответила Твайлайт, тщетно пытаясь привлечь внимание официанта к их столику.

— Но… — попыталась протестовать Рэйнбоу, и Твайлайт тихонько шикнула на подругу: щедрое жалование от Принцессы с лёгкостью покрывало все расходы.

— Всё в порядке, правда!

— Ты и так сделала для меня слишком много…

Твайлайт нежно взяла копыта Рэйнбоу в свои, и посмотрела ей прямо в глаза.

— Как и ты для меня! – Искренне ответила единорожка. – Правда, всё хорошо!

Их взгляды встретились. И Твайлайт, и Рэйнбоу в этот момент желали лишь одного: разделить друг с другом свою любовь и нежность.

— Спасибо, Твай! – Дэш тепло улыбнулась и посмотрела в прекрасные бездонные глаза подруги.

За эти дни Дэш не только изменилась сама – менялись и её чувства к Твайлайт. Простая влюблённость переросла в глубокую связь. Она знала, что всё происходит слишком быстро, но Рэйнбоу не хотелось думать об этом. В том, чтобы назвать эти чувства «любовью», не было ни грамма фальши или притворства. Твайлайт помогла ей, словно разбудила ото сна, вернула её настоящее «я». И даже больше – единорожка подарила Дэш доброту и любовь, незапятнанную предубеждениями. Любить Твайлайт было так же естественно, как и дышать, и Рэйнбоу дала себе обещание: с этого самого момента она сделает всё, чтобы стать достойной этой маленькой пони, что так неожиданно ворвалась в её жизнь.

Наконец-то пегасочке было, за что бороться. Наконец-то, взглянув в глаза возлюбленной, Рэйнбоу Дэш поняла, что нашла дорогу домой.