Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5: Андерхуф Глава 7: Айвори

Глава 6: Стадион

Ожидание окончания дождя превратилось в более чем просто утомительное занятие.

Комната, которую мы выбрали в качестве убежища была самой сухой в здании, но содержала мало удобств. Разрушенная книжная полка упала поперёк стены, её содержимое сгнило и выцвело, едва ли это можно было идентифицировать как книгу. Но это не остановило Фластер от тщательного осмотра, когда мы вошли внутрь, и она успешно вылезла оттуда со старым журналом. Она легла на бок, журнал подпёрла между своими передними ногами, а маленький фонарик держала во рту, удовлетворённо читая содержимое.

Эш был занят чисткой своего оружия своим собственным пером, которое он выщипал из шеи. Он сказал что-то про то, что если оружие не получает должного обслуживания, то оно даёт осечки и ломается, и я бегло попытался проверить Сломленного на наличие каких-нибудь проблем.

Он был как всегда безупречен, без единого следа крови или грязи. Это заставило меня задуматься о происхождении этого оружия... но я скорее заскучаю, чем буду думать о том, почему оно такое чистое столь долгое время. Я облокотился об окно и пялился в мрачный день. Иногда я проверял свой ПипБак, задаваясь вопросом было ли ещё на небе солнце, скрытое за облаками. Стоял ранний вечер, но света было столько же, сколько тогда, когда мы шли по улице.

Решаясь посмотреть файлы, которые я накопил в своём ПипБаке, я прокрутил список к меню, содержащему мои записи. Большинство из них я уже читал, копируя их в мой ПипБак без разбору каждый раз, когда получал к ним доступ; но я остановился, когда наткнулся на тройку файлов, которые ещё не просматривал. Три файла, которые были переданы с ПипБака Свипс. Я выбрал самый старый, увидя, что он был датирован немногим раннее текущей даты. Всего лишь семь лет назад, если быть точным; время, когда она была в Стойле. Когда я был в Стойле.

Выбрав файл, я нажал кнопку проиграть и сразу же услышал голос, говорящий мне то, что она чувствовала в тот момент, не тот голос, который обещал в скором времени прибить меня.

Мне больше нравилась добрая Свипс.

— Ох, зашибись. Я могу и на эту штуку записывать? Эй, Джентл, ты знала об этом?

Второй голос, кобыла, или, скорее всего, кобылка пропищала певчим голоском,

— Свипи, хватит дурачиться. Смотрительница взбеситься, если увидит, что мы тут играем, а не учимся. Осталось не так много времени, до того как настанет наша очередь выступать против всех, не хочу быть неподготовленной. Я слышала Крэкерджэк и Рипл тоже открывают новенький магазин, так что нам ещё стоит с ними считаться.

Я мог практически слышать, как Свипс покраснела от одного только упоминания моего имени.

— У Рипла новый магазин? А что они продают?

Я услышал, как переворачиваются страницы, что означало то, что Свипс действительно училась, или по крайней мере просто симулировала это.

Кобылка, имя которой было Джентл, с фырканьем ответила Свипс,

— Крэкерджек заведует магазином, а Рипл просто играет в охранника. Хочу убедиться, что ни один пони не пойдёт на перерыв после комендантского часа, ты же знаешь какие они. Не хочу, чтобы понибудь выкрал что-нибудь или вызнал секреты, которые будут им на копыта.

— Держу пари, что Рипл просто идеально подходит на эту роль. Все эти мускулы и его глаза... он может охранять меня в любой день.

Я услышал трепет страниц и глухой стук, который вызвал у Свипс тихий вскрик.

— Эй, хватит витать в облаках. Кроме того, он старше нас на три года, с чего бы вдруг ему оказывать внимание такой кобылке, как ты? Сначала подрасти немного.

Я обнаружил, что покраснел. Возвращалось также и чувство вины за то, что придавил Свипс тем знаком. Она не морочила мне голову, она действительно любила меня, ну или по крайней мере запала на меня.

Хах! Запала! Хорошая шутка.

Я дослушал остальную запись, две кобылки трепались и спорили насчёт великих планах Свипс на её и моё будущее. Как мы поженились и вместе растили жеребят, запустили успешный бизнес и как я в конечном итоге стал Смотрителем Стойла. Как мы умрём старыми в окружении нашей семьи и друзей. Я принял решение, что я не смогу больше слушать это, и выключил запись.

Подняв взгляд, я заметил, что хищные глаза и один серый были устремлены прямо на меня. Эш выглядел мрачно, а Фластер была просто сконфужена. Её не было там, когда я придавил эту кобылку на записи, и я был не в настроении объяснять ей, что я натворил. Я отвёл взгляд и вслух поинтересовался у самого себя,

— Когда же этот дождь уймётся? Мы должны выдвигаться.

Я думаю, Селестия услышала меня, потому что сразу после этого дождь почти прекратился. Ливень превратился моросящий дождик ровно за десять секунд.

Спасибо.

Я встал, гипс слегка стучал по полу. Эш поднялся, Фластер тоже встала, засовывая журнал куда-то в балахон. Я поднял свой ПипБак и перешёл к карте.

— Следующая наша точка... там, — Показывая копытом в направлении южной стены, я прошёл к двери.

Уровень воды на улицах стал стремительно падать, стекая в обширную канализационную систему, которая, как я знал, сейчас пролегала под нами. Мне стало интересно — полезна ли вода для моего гипса, но я уже пару раз окунул его, и он до сих пор выглядел неплохо. Кримсон Найф сделала его из прочного материала.

Оказавшись на улице, мы прошли от силы пару минут до того момента, как я услышал отзвуки стрельбы, недалеко от нас. Доставая Сломленного из кобуры, я огляделся по сторонам и проверил свой Л.У.М., но ничего не увидел. Выстрелы должно быть раздались где-то поблизости, но пока никто по нам не стрелял, что было более чем неплохо, по сравнению с обычными случаями нападения на нашу небольшую разношерстную команду.

— Эш, можешь проверить?

Он широко улыбнулся и шумно взмыл в небеса. Его манера поведения заметно приукрасилась с того момента, как мы вернулись на поверхность. Взлетев вверх, он сделал вид, что оглядывается по сторонам, фокусируясь на чём-то находящимся на востоке. Опустившись до нескольких футов над землёй, он указал вниз по улице,

— Похоже там рейдеры. Они стреляют по зданию. Не хочешь проверить?

Я кивнул грифону, осматриваясь в поисках Фластер. Я заметил её в дверной проёме, смешавшейся среди теней и осматривающей улицу на наличие агрессоров.

Я перешёл на быструю рысь, убедившись, что Сломленный полностью заряжен. Когда я приблизился, звуки стрельбы нарастали — и вот они уже прямо за углом. Я мельком выглянул и увидел, кому я буду противостоять. Три рейдера — у двоих были боевые сёдла, стреляющие по витрине магазина.

— Ну же, выходи! Мы всего лишь хотим повеселиться! Снаружи так одиноко, — Самый здоровый из всех троих кричал в сторону здания, пока стрелял в него из своей охотничьей винтовки на боку.

Рядом с ним жеребец поменьше рассмеялся, соглашаясь с ним, — Ага, повеселиться! Так одиноко!

Третий был безмолвен, держа в магической ауре топор. Два земных пони и один единорог. Они очевидно были рейдерами с таким-то количеством крови, которым были пропитаны их шипы и грязные гривы, вырезанные в причудливые формы.

Посмотрев вверх, я увидел Эша, с высоты нацеливающего свою винтовку на троицу, в готовности открыть огонь, когда я вступлю в игру. Фластер была где-то позади меня, держась в тени. Хорошая кобыла.

Три выстрела пронзили воздух, и я увидел, как группа разбежалась, пригибаясь и уворачиваясь от выстрелов.

— Чёрт, у неё пушка!

Выстрелы звучали до странности знакомо, и чувство ужаса нахлынуло на меня.

Я рванулся с места, оббегая угол и быстро сокращая дистанцию до рейдеров. Самый маленький жеребец увидел меня первым и повернулся ко мне, нацеливая дробовик на своём боевом седле. Сквозь дождь раздался громкий взрыв и сами небеса настигли его прямо между лопаток, разрывая позвоночник и взрываясь букетом крови на землю.

Зарычав, я занялся пони с ружьём на седле. Я обрушил своё копыто на его лицо, чувствуя крошение его зубов и брызги крови. Я снова ударил его и услышал звук слева от себя, и как раз вовремя, чтобы пригнуться от замахнувшегося топорика, едва избежав четвертования или сломанного черепа. Безмолвный двинулся на меня, когда я скатился с его друга, уворачиваясь от замахов топора. Он замахнулся через голову, и я рефлекторно левитировал Сломленного, чтобы противостоять замаху, с твёрдой уверенностью, что дробовик выдержит удар. Дробовик поймал топор прямо под его бородкой и остановил замах.

Единорог скорчил удивлённую мину, когда я крутанулся кругом и прописал ему пинок в его морду, тем самым уничтожив его лицо и разбросав содержимое его головы по земле за ним. Топор рухнул на землю тогда, когда Эш приземлился рядом со мной, но перед этим перерезал горло побитого пони своим когтем, прекращая его страдания. Я зачехлил Сломенного, так и не использовав его по его первоначальному замыслу, и левитировал топор с свою сумку. Он был в вполне неплохом состоянии.

Повернувшись к зданию, я крикнул сквозь дождь,

— Эй, внутри! Ты можешь выходить, теперь безопасно!

Эш не убрал своё оружие, держа наготове — просто на всякий случай, если кто бы то ни был в здании решит затеять против нас подляну. Если я был прав насчёт выстрелов, а я очень надеялся, что прав, то нам ничего не угрожает.

Я увидел пару глаз, высунувшихся из разбитого окна потрясающая комбинация синего и фиолетового. Она в мгновение ока поднялась и прыгнула через окно, несясь по грязной земле отделявшей нас. Ощущение копыт вокруг моей шеи было определённо тем, чего мне позарез не хватало. Она начала плакать в то, что осталось от моей гривой.

Я услышал, как Эш повесил свою винтовку обратно на спину, и мягкое шуршание мантии Фластер, когда она приблизилась. Я выждал около минуты, прежде чем мягко оттолкнуть от себя Шейд.

— Ты что здесь делаешь? Ты не должна была следовать за нами.

Я был счастлив, зол и напуган — и всё это было в один момент. Кобыла, которую я хотел увидеть больше чем кого-либо, пошла за мной в пустошь, бросив позади безопасное пристанище, в котором я её оставил, чтобы только проделать путь в разрушенную дыру, наполненную рейдерами, работорговцами, гулями, и кто ещё знает чем.

Прямо сейчас я должен был злиться на неё,

— Ты была в безопасности в Блэнке! Мы бы в любом случае вернулись!

Она выглядела так, как будто я прописал ей удар под дых, и тихонько сказала,

— Я проснулась и обнаружила, что ты ушёл. Я не успела попрощаться, — Ох, пожалуйста, только не говорите мне, что она пошла за мной, чтобы только проводить в дорогу, — Я нужна тебе здесь. Что если твоё оружие сломается? Я могу починить его.

Она была права, но у нас уже есть один пони, который не может сражаться вместе с нами. Фластер едва можно было увидеть, чего не сказать о Шейд. В бою, я видел лишь однажды, как Шейд достигла цели, стреляя по ней, но то было больше неудобство, чем серьёзное попадание. И всё же...

Мысль о проводе её до Блэнка, как капризную кобылку, звучала потрясающе нелепо для нас обоих. Она сбежала из Нейвера и проделала свой путь до меня, а также путешествовала через пустоши и Хорнсмит самостоятельно. Мы с Эшем могли справиться со всем, что подбросит нам город, но за исключением одного — Синдер накопила козырей в свою пользу. Но это не считается.

— Ладно. Ты можешь идти с нами, но пообещай мне, что будешь оставаться позади Эша и меня. Я не хочу, чтобы ты мешалась в пути. — Или пострадала. Или погибла.

Она медленно кивнула и её глаза проскользнули мимо меня на пони в мантии. Её глаза метнулись обратно на меня, и мне на секунду показалось, что я вижу ревность в её взгляде. Серьёзно? Эта пони ненормальная.

— Шейд, это Фластер. Она торговец, с которым мы заключили сделку. Фластер, это Шейд. Она... — Я на самом деле на задумывался, кем она была, кроме как бежавшей рабыней и пони, у которой начинает проявляться нездоровая привязанность ко мне.

— Она подружка Рипла. — Если бы я только мог испепелить Эша, я бы это без раздумий сделал.

Я немного запнулся, не уверен, кем конкретно была мне Шейд, но она сделала шаг вперёд и робко представила себя пони в робе,

— Я его техник.

Ладно. Конечно. Почему нет.

— Итак, мы не собираемся спросить её, что она делает в том же месте, что и мы, после того, как провели всё это время в подземке? — Эш поставил вопрос, и я сделал паузу, чтобы подумать на этим.

Возможно, это была та самая передышка, о которой я просил Селестию. Я почти не задумывался больше об этом, когда оно исчезло из моих контуженных мозгов, но освобождение Шейд невредимой от рейдеров посреди разрушенного города определённо выглядело, как божий замысел. Может быть, Селестия и вправду наблюдала за мной откуда-то. Возможно, это был первый шаг на пути к моему искуплению за всё то, что я натворил в прошлом.

В ответ грифону я пожал плечами, когда Шейд прислонилась ко мне, забирая из меня всё тепло, пока мы стояли под моросящим дождём. Голос в моей голове исчез, или просто как всегда ютился в дальних уголках подсознания, насмехаясь надо мной.

Эш, посмеиваясь, покачал своей головой, когда увидел тупую улыбку расплывшуюся по моему лицу. Глаз Фластер смотрел на меня и на прислонившуюся к моему боку синюю кобылу взглядом лёгкого замешательства на её сокрытом тенями лице.

Я дал Шейд ещё так немного отдохнуть, прежде чем я отстранился, направляясь к точке на карте.

— Ну, нам лучше пошевелиться, а не то скоро стемнеет. — Эш и Фластер в согласии кивнули, а Шейд выглядела немного расстроенной, что я отошёл от неё.

Наша четвёрка порысила вниз по улице в направлении юга, смотря во все глаза на наличие рейдеров.

Когда мы начали идти, Эш перешёл в голову группы, а Фластер сместилась немного назад, как я заметил, это было её склонностей. Мы с Шейд остались в середине строя, кобыла всё ещё держалась близко ко мне. Я посмотрел на неё, на её довольную улыбку на лице.

— Как ты нас нашла?

Она немного споткнулась, но быстро пришла в себя, посмотрев вверх на меня. Видя, что я сейчас требую ответа, она вздохнула и посмотрела на тротуар под нами.

— Когда... когда я скопировала ПипБак Свипс на твой, я мельком взглянула на карту. Я знала Хорнсмит, я знала, куда ты направляешься. Я пыталась догнать вас, но к тому времени, когда я добралась до Регионального Штаба МиМ, вы двое уже давно ушли... всё здание было охвачено пламенем. Я не хотела принимать факт твоей смерти, поэтому направилась ко второй точке.

Я уж было забыл, как звучит её голос. Она всегда была скромной пони, и это для неё этот уход был в новизну.

— Я столкнулась с теми рейдерами, и они преследовали меня. Затем ты нашёл меня. — Широко мне улыбнувшись, она испустила любовный вздох.

— Ла-а-адно.

Она оказалась более изобретательной, чем я думал. Если ей удалось сделать это только от одного лишь взгляда на ПипБак, то, возможно, она была не настолько беспомощной, как казалось. Пистолет, из которого она стреляла по мне тучу времени назад, всё ещё находился на её боку; ну, по крайней мере, она была вооружена во время своего похода в поисках нас. Даже не хочу думать, что могло бы случиться, если бы рейдеры наткнулись на неё безоружной.

— Лады, мы направляемся... — Я снова проверил свою карту и указал, — Туда. Нужно идти, та потасовка могла привлечь внимание.

Три согласных кивка, и мы начали свой путь по дороге прямиком к нашему следующему пункту назначения.

----

Мы ещё шли какое-то время; в окружении ничего не менялось, кроме новых покорёженных зданий на улице. Знаки рейдерской активности были повсюду, но мы не увидели самих виновников торжества. Пригвожденные тела и жуткие нацарапанные знаки на стенах были повсюду, но следа кто бы мог это сделать не было.

Начиная поворачивать за угол, я заметил, что Эш выглядывает из-за стены. Несколько минут назад он двигался в голове группы, и мы просто следовали за ним. Оглянувшись на нас, он задержал один коготь у клюва, а другим подозвал нас. Шейд последовала за мной, когда я попытался двигаться так тихо, как только мог. Фластер материализовалась с боку от меня, почти заставляя меня подпрыгнуть. Всё это время она была настолько невидимой, что я даже забыл про неё.

— Что такое? — Я тихо зашушукался, когда подошёл к грифону, он дал мне знак взглянуть.

Я медленно высунул голову из-за угла и увидел, что он пытался мне показать.

Это было когда-то... что-то вроде стадиона. Раскрывалось широко раскрытое поле, простирающееся на несколько кварталов. Когда-то он был прекрасен, но сейчас он был окружён ржавыми металлическими высокими стенами и колючей проволокой. Я подметил нескольких мерзких на вид пони, охраняющих огромные ворота, и снайперские винтовки на боевом седле, следящих за местностью.

Я одёрнул голову и удручённо вздохнул, — Мы пришли, не так ли?

Грифон кивнул.

Это могло быть не так просто, как я надеялся. Мы поймали удачу за хвост в Региональном Штабе, когда обнаружили открытые двери. Но теперь перед нами стояла настоящая рейдерская армия, стоящая поперёк нас и того, что хочет Хэйт. Я просто понадеялся, что он ещё не заполучил это.

— Итак... как мы попадём туда?

Пожав плечами, Эш оглядел постройки вокруг нас, — Мы ждём и наблюдаем. Не хочу выкинуть чего, перед тем как не узнаю, с чем имею дело.

— Почему ты просто не можешь перекинуть меня туда? Когда наступит темнота, я смогу смешаться с толпой.

Он ткнул когтем из-за угла, — Видишь это? Колючка покрывает весь объект. Они не хотят, чтобы и летуны тоже могли туда попасть.

Да бля. Ладно.

— Итак... мы ждём и наблюдаем.

Он ухмыльнулся мне, когда я опустил плечи, — Замечательная идея, Кик.

----

Нас отделяла от Стадиона грязная, испещрённая дырами, простыня. Эта комната когда-то была спальней, или что-то вроде, и Эш сказал, что она обеспечивает лучшую позицию для укрытия. Он указал на то, что незамысловатые движения простыни на ветру обеспечат лучшее прикрытие для нас вблизи здания — снайперы уже привыкли к такому. Мы могли безопасно наблюдать от сюда, не привлекая внимании охраны.

Эш и я лежали на уступе, Шейд и Фластер в комнате позади. Грифон отцепил прицел от своей винтовки и смотрел через него на стену перед нами.

— Это чёртова крепость.... выглядит излишне новой; не был здесь с моего последнего пребывания в этих местах... примерно месяц назад — куча времени, чтобы это отстроить.

Я заметил движение на открытой области перед воротами и подтолкнул грифона, указывая на это. Выглядело будто трое пони приближаются к воротам. Они стояли там несколько минут, и мы могли едва ли различить их перекрикивания с дежурящими охранниками на стене. Небольшая пауза, и ворота открылись, открывая проход. Если бы мы только могли услышать, что они сказали, но без угрозы обнаружения.

Я повернулся, мои глаза остановились на пони в балахоне, роящейся в перевёрнутом столе в углу.

— Эй, Фластер, как насчёт небольшой прогулочки?

----

Она не была в восторге от этой идеи, но с уверенностью Эша, что он не даст ни единому пони навредить ей, если её заметят, она нехотя согласилась с взвалившейся на неё задачей. Со следующей группой пони, подошедшим к воротам, она сядет им на хвост и подслушает их разговор. Это было лучше, чем ничего, и я полностью уверен, что без света она будет словно призрак. Я мог едва заметить её в дневное время, даже зная, что ищу. Темнота была ей лучшим другом.

Когда Эш заново познакомил прицел со своей винтовкой, он выпотрошил гнилой матрас в комнате,

— Чтобы спрятать дуло, — сказал он.

Пеленая оружие в измельчённый матрас, он просунул конец в дыру в нашем покрывальном укрытии и залёг, следя за высокой металлической стеной и также не выпуская из виду маленькой кобылки, которую мы только что выперли на улицу.

Я еле как мог увидеть её со своего места — небольшой тёмный силуэт под скамейкой. Мы ждали. Вскоре, я смог услышать хриплый смех, доносящийся с улицы рядом с нашим маленьким убежищем. Два огромных пони, судя по их шипованной броне и в видимом отсутствии гигиены, оба были определённо рейдерами; проходя по открытой местности, они с благоговением остановились перед встречающем их сооружении. Я едва мог уловить слова, адресованные одним другому.

— Уверен, что это то место?

Кивок подтвердил.

Дуэт продолжил ходьбу, двигаясь более осторожнее, чем до этого. Проходя мимо скамейки, под которой пряталась наша маленькая скрытная кобылка, я увидел как эти двое отбрасывали пляшущие тени от одного укрытия к другому. Стадион начал загораться — грубые факелы служили примитивным источником света.

Прямо над воротами было большое кострище, и пони-стражники наблюдали за приближающейся парой через прицелы.

Снова услышав выкрики, я заметил, что все они звучат так, будто всех спрашивают об одном и том же. Выждав паузу, ворота открылись, открывая проход. Двое пони зашли внутрь, и ворота за ними снова захлопнулись.

Через несколько минут Фластер уже стояла в дверном проёме, сверкая в тени своим серым глазом.

— Они были рейдерами с юга. По-видимому, есть фраза, сулящая проход внутрь любым рейдерам, которые придут и скажут: "Масэкер звал меня" — они говорят это, и ворота открываются.

Ну, теперь у нас хотя бы есть способ попасть внутрь.

Эш посмотрел на меня, тряся головой, — Ты собираешься пойти туда, не так ли? Они тебя сразу же узнают.

Я покачал головой, гениальная идея зародилась в моём мозгу,

— Не узнают, если я не буду выглядеть, как я. Фластер, у тебя есть рейдерское шмотьё?

Порывшись в своей мантии, она вытащила пару кожаных полосок, покрытых кусками металла. Идеально.

— Мне также понадобиться что-нибудь, чтобы обмазаться.

Когда она сообразила баночку с чем-то чёрным и вязким, я широко ухмыльнулся.

Смотря на меня своим глазом, всё что она могла сказать так это, — Ты заплатишь за это.

Я кивнул и начал снимать с себя своё снаряжение. Я снял и бинты тоже, а шрам от ожога подарил мне более устрашающий вид. Я выглядел как рейдер, но эта маленькая деталь действительно могла обеспечить мне проход.

Я начал левитировать к себе рейдерское шмотьё, когда почувствовал небольшой рывок на одной из моих задних ног. Оглянувшись, я увидел, как Шейд возилась с одной из накопытных пушек.

Правильно. Два-Пинка Рип — повелитель баллистических копыт. Они были для меня такими же знаковыми, как и Сломленный. Я вздохнул и помог ей, крутя и дёргая за каждую, чтобы вытащить их из паз на моих задних копытах. Когда она получила их, он сразу же положила их в свою сумку, возможно чтобы держать частичку меня поближе к себе.

В первый раз оказавшись полностью безоружным и без брони, я почувствовал себя ещё больше уязвимее, чем это только возможно. Я заметил, как Эш странно смотрит на меня, и повернул к нему голову,

— Что?

Он издал звучное фырканье, когда посмотрел на меня,

— Как ты думаешь, сколько рейдеров принимали вчера душ?

Мне это и в голову не приходило. Я в самом деле был чист. Ну, относительно пустоши, конечно. Но я знал, как исправить это дело. Использовав свою магию, я оторвал кусочек стекал от оконной рамы, находящейся за простынёй, и рванул его на себя. Прежде чем Шейд смогла издать хоть вздох, я хлестнул им вдоль одной из ног, открывая неглубокую, но сильно кровоточащую рану. Бросив осколок, я начал обмазывать мою шерсть и гриву кровью.

Теперь я начал выглядеть прямо как старый Два-Пинка — как рейдер. И когда я стал окончательно покрыт кровью, мы ждали пока она высохнет, и Фластер открыла и начала растирать содержимое банки, чем бы оно ни было. Оно имело странный запах, но вместе с кровью оно дало мне лучший наихудший вид.

— Что это?

Моя шерсть окрасилась в неравномерный коричневый, что делало её менее приметной, нежели с моей естественной белой.

Фластер просто пожала плечами с довольным взглядом. Возможно, лучше и не знать.

Как только обмазка закончилась, я принялся завершать маскировку. Подтянув к себе выпотрошенный матрас и обмотав его вокруг своих ног, я прикрыл и гипс, и ПипБак. Я щедро оббил ногу с гипсом, чтобы избежать того звука, который он издаёт; думаю, что это прибавит мне немного хромоты ко всему моему имиджу. Я сохватал ещё один стеклянный осколок. Используя его как зеркало, я взглянул на нашу копытную работу.

Угумс, я выгляжу как убивающая и насилующую направо и налево тварь. Просто пони, которым я раньше был и поклялся убить.

Я вздохнул; часть меня была глубоко разочарована, а другая часть недолго смеялась от радости.

Проницательные хищные глаза грифона осмотрели меня. Он в одобрении кивнул, в раздумье щёлкнув клювом,

— Ага, Кик. Я даже хочу тебя пристрелить, так что маскировка удалась. У тебя, кстати, есть план, кроме как просто пройти через парадную дверь?

Я пожал плечами, — Буду импровизировать.

— Надеюсь, ты придумаешь что-нибудь получше. — Затем он снял пояс с кобурой со своей поясницы и протянул мне.

— Тебе понадобится оружие. Если не вернёшь его, я ведь найду тебя.

Он ухмыльнулся, когда я взял его и начал обвязывать вокруг себя, подсчитывая пули на поясе. У меня было довольно много выстрелов, надеюсь они мне не понадобятся. Я пролевитировал револьвер, проверяя его вес и прицел, прежде чем зачехлить его и кивнуть.

Я был готов.

----

Солнце полностью зашло, и Стадион светился словно в пожаре. Я стоял на краю открытой области, собираясь с духом.

Я почти полностью имитировал рейдеров, вошедших сегодня внутрь, и ещё несколько пар, за которыми шпионила Фластер. Все они остановились здесь. Некоторое время я просто пялился на сооружение, потерявшее большую часть своего первоначальному величия.

Двигаясь рысцой к воротам, я поднял взгляд на снайперов, направивших на меня свои громадные орудия. Я был крепким, но сомневаюсь, что переживу выстрел хоть от одной из них. Очень надеюсь, что это сработает.

Когда я добрался до ворот, я остановился том месте, где останавливались все другие. Я мог слышать сверху, как парочка болтает о чём-то, но не мог понять о чём именно. Они опустили взгляды на меня, вынося вердикт.

— Цель визита?! — Голос выкрикнул мне с не слишком утончённым намёком на злобу.

Посмотрев вверх на них, на два дула близнеца, я проговорил слова, которые я надеюсь обеспечат мне проход.

— Масэкер звал меня.

Говоря это, мою спину пробила дрожь. Масэкер. Что-то ощущалось неправильно, когда я говорил это. Я ждал пуль, которые ознаменуют конец моей жизни, разорвав голову, но они никогда не выстрелят. Я услышал тихий скрежет, и ворота медленно открылись, даруя мне первый взгляд внутрь.

Голос с пушкой поясняюще сказал, — Ты в порядке, проходи.

Я кивнул и направился прямо в логово зверя.

Я был сразу же поражён, сколько пони было в этом месте. Я уже привык к почти пустынным руинам Хорнсмита — к малонаселённому Блэнку и думал, что улочки Андерхуфа содержат довольно много пони в одном месте. Эта же территория содержала сотни рейдеров. Амбре стояло дикое, но частичка разума чувствовала, что так и нужно — что так и должна пахнуть армия немытых психопатов.

Внутри металлических стен, располагался грубо сконструированный город, прилегающий к каменным стенам Стадиона. Я заметил пони-кузнецов, вбивающих куски металла в оружие, бары были наполнены пьяными и буйными рейдерами, ряды казарм с койками, на которых можно было поспать только в шуме. Я серьёзно никогда не задумывался, как на самом деле выглядит армия, но теперь знал. Либо Хэйт собрал здесь армию, либо я просто-напросто пришёл в самое худшее место, которое можно только представить.

Хэйт должно быть и вправду привёл сюда армию, я не видел никак следов попыток взятия крепости, у которой, я был уверен, парочка Совершенных снесла бы стены, узнав они о враждебном отношении целям самого ненавистного из пони. Теперь же моя задача заключалась выяснить, почему это место было отмечено в ПипБаке Свипс.

Я порысил по лагерю, ища то, что я наделся подскажет мне, где я должен поискать то, ради чего я здесь был. Пони с планом — конечно же, это я. Затем я ощутил внезапный удар по боку. Повернувшись, я заметил небольшого жилистого единорога, смотрящего на меня.

— Ты тока пришёл? Тогда тебе нужно на поле — получить свою ориентацию.

Я пристально посмотрел на него, и он ответил скучным выражением морды. Я полагаю необходимость приветствовать каждого рейдера, входящего через ворота, сделало этого пони привычным почти ко всем реакциям в ответ. Я просто кивнул и начал идти в указанном им направлении. Стадион даже внутри был того же цвета, что и остальной Хорнсмит. Нескончаемый бледно-серый цвет.

Поле, однако, было совершенно другим миром. Тела украшали значительную часть поверхности, внутренности и кровь составляли большую часть декораций. Зазубренный металл и шипы довершили остальную картину, обоснованно делая это место самым беспокойным, которое я ещё буду долго вспоминать.

В центре поля бездельничала группа рейдеров, ожидая чего-то. Среди них я признал некоторых рейдеров, за которыми мы шпионили, и неспеша порысил к ним навстречу. Не хочу близко приближаться к кому-либо — невзначай скажу, что моя известность может полностью обойти мои старания на маскировку.

Как только я добрался до района с рейдеров, я заметил его. Его, восседающего среди тел, было сложно не заметить. Пони-колосс, намного больше чем я. Было невозможно определить, каким изначально он был цвета — сейчас это была смесь размывшихся и давно не чистящихся от крови цветов. Красные, коричневые, чёрные — всё было смазано в единый цвет насилия и жестокости. Он пялился вниз на нас, сидя на мёртвом теле кобылы. Отвернувшись от него, я заметил, что остальные рейдеры были в блаженном неведении его присутствия, смеясь и перешучиваясь меж собой.

Я внезапно ощутил, что моё внимание к нему было для него долгожданным сигналом. Поднявшись на копыта, он спрыгнул вниз на поле и начал приближаться к нам. Глаза — настолько жёлтые, насколько я мог представить — уставились на нас, по мере его приближения. Рейдеры заметили его и инстинктивно попятились в сторону. До этого я чувствовал это хищное чувство только от Эша — старое, как мир, инстинктивное стремление поскорее убежать куда подальше.

— Как раз, блять, вовремя, хоть один из вас, блядей, заметил меня.

Его голос лаем обрушился на нас, довершая последний кусочек пазла в моей голове. Его цвет, глаза, вонь, пристрастие к декорациям из трупов. Его имя. Масэкер. Это был Масэкер.

Совершенный. Я знал его.

Он подошёл к ближайшему пони — бедной небольшой кобыле с выпирающими, как доски, рёбрами и с желтухой в глазах. Посмотрев вниз на неё, он поднял копыто и приложил его к её голове в гладящей манере. Некоторое время он пристально смотрел в её глаза, но она не выдержала и отвела его. С несравнимой по отношению к его размерам скоростью, он начал водить её головой по земле около своих ног, ошеломляя её и заставляя нас сделать шаг назад.

Он неоднократно бил её головой о поле до тошнотворного хруста и она умерла, тщетно пиная копытом воздух.

— Не-а. Блядская тряпка.

Он порысил к следующему пони и проделал ту же процедуру. Жеребец, которого он выбрал, всё ещё пристально следил за поддёргивающимся трупом на земле у его ног, её уши и глаза кровоточили.

— ЕБУЧИЙ ВЗГЛЯД НА МЕНЯ! — На уголке его рта образовалась пена, когда Масэкер кричал в его лицо.

Жеребец исполнил просьбу и нервно впился ему в глаза, уже приготовившись быть убитым. Масэкер смотрел на жеребца, как хищник оценивающий свою добычу.

— Мягкотелый, но стойкий. Перевозка деталей! — Он пренебрежительно дёрнул своей головой в бок, посылая жеребца прочь с убийственного поля.

Двигаясь по группе, он убил ещё около четырёх пони, отправляя остальных или на Перевозку, Копание или к иногда кричавшим Стражникам. Некоторые пытались сбежать, сожалея о сделанном решении прийти сюда — присоединиться к этой "армии". Далеко они не убегали, Масэкер преследовал их и забивал. Те немногие, что проскальзывали, попадали прямо к вооружённым пони на выходе, встречая более милосердную судьбу, чем ту, что предлагал бесноватый жеребец.

Затем он подошёл ко мне, к последнему из оставшихся. Только мы двое стояли в поле посреди трупов и крови.

Он возвысился надо мной, уткнувшись своим безумным взглядом в мои глаза. Я не колебаясь, вернул ему взгляд.

— Последний блядский вариант, не подведи меня. А то сейчас я в настроении пройтись по кому-нибудь.

Он расположил своё копыто сбоку моей головы, также как он делал со всеми пони до меня. Оно капало кровью и мозговой жидкостью, размазывая всё это с грязью, которой я был покрыт.

Глядя на меня, он кивнул,

— Ты силён, но только если это не ёбанная показуха. А ещё ты тот хуй, который увидел меня первым. Твои глаза... они немного напомнили мне об одном пони, которого я знал. Хорошем пони, сдохшем, как сука. Сюрвей!

Такого варианта я ещё не слышал и ждал, пока он покажет мне, куда идти. Но он просто стоял и пялился на меня. Затем я услышал тихий топот приближающихся копыт и маленький жеребец единорог, который с лёгкостью прогнал меня, когда я вошёл, был сбоку от Масэкера. Я осознал, что Сюрвей это его имя.

— Сюрвей, тащи этого чертилу к разведке. Я хочу, чтобы он искал в туннелях эту штуку.

С этими словами Масакэр развернулся и нагнулся к ближайшему трупу, щёлкнув зубами, и начал тащить его обратно к своим трибунам. Пока я следовал через поле за Сюрвей, меня поразила мысль, что Масакэр делает Эквестрии неплохую услугу, убивая и делая из каждого рейдера мебель.

Используй то, что имеешь.

Голос вернулся. Опять. Он действительно ждал удобного случая, чтобы вставить словечко, и теперь, когда Шейд рядом не было, его интенсивность переросла на полную, вместо того смутного шёпота, который я иногда слышал вблизи синей кобылы.

Нужно сосредоточиться на задаче.

Сюрвей и я покинули поле и вернулись в собственно Стадион. Вместо того, чтобы продолжить путь в мусорный городишко, опоясывающий Стадион, мы повернули и спустились в небольшой боковой коридор, ведущий в брюхо огромного сооружения.

— Разведка?

Всё, что мне удалось сказать до того, как единорог резко повернул голову и посмотрел на меня,

— Не болтай. Просто следуй. — Его голос истончал те же самые скучные нотки, что и прежде.

"Командиров" я могу убить и с одного пинка. Помещения под полем очевидно были лабиринтами из раздевалок, офисов и туннелей техобслуживания. Я заметил нескольких пони, таскающих куски металла и камни по одному проходу, и выяснил что здесь, возможно, ведутся крупные раскопки. Всё это объясняет крепость и призывы на труд за спасибо.

Сюрвей остановился перед дверью и указал на неё копытом,

— Там. Разберись с этим. — Затем он развернулся и ушёл. Он был достаточно нетерпеливым.

Я открыл дверь и зашёл внутрь, найдя устало выглядящую зелёную кобылу, лежащую на дряхлом лежаке у одной из стен.

— Что? Масэкер наконец-то решил убить меня?

Чё?

— Э... нет. Меня послали сюда, чтобы быть частью разведки?

Её глаза, такие же зелёные, как и вся она, на некоторое время уставились на меня. Вздохнув, она в одно движение перекатилась с лежака и встала на копыта, идя через комнату к захламлённому столу, подзывая меня присоединиться. Закрыв дверь, я осторожно приблизился к ней.

— Разведка. Давненько никого из вас сюда не присылали. Разведка требует навыков, большинство из которых обычная шелупонь с пустоши не имеет.

Приглядевшись можно было понять, что она довольно плохо вклинивалась в текущую обстановку. Никаких шрамов, гниющих зубов, желтухи или каких других физических следов, пришедших от жизни в пустошах. С любопытством глядя на меня, она ответила на мой немой вопрос,

— Я не одна из вас, нет. Я жила здесь до того, как эти пидорасы пришли и не пригласили всех своих дружков. Отличное место когда-то было. Семьи и торговля. Потом в один день пришли Хэйт, Два-Пинка и Масэкер... И оно больше никогда не было прежним.

Она вздохнула, пока я пытался сдержать своей реакции.

Я сотворил это. Селестия, как же я ненавижу прежнего себя.

— В любом случае, пони должны чем-то питаться. Следуй за мной.

Мы вышли из комнаты обратно в лабиринт туннелей. Сейчас, когда я знал, что хочу увидеть, я смог разглядеть следы прежних обитателей. Пони, жившие здесь, кажется, свинтили отсюда, кроме кобылы, ведущей меня. Я бы заметил детей, если только они не были спрятаны. Или убиты.

— Эй... а как тебя зовут? — Я хотел знать это, чтобы позже извиниться за содеянное.

— Джаклэг.(прим.переводчика: Jackleg — ручной бурильный молоток.) Не спрашивай, это такой вид бура. А у тебя есть имя, или мне просто звать тебя Рейдер Долбоёб?

Вот чёрт. Я не задумывался об имени. Э...

— Бэдай.

Она, смеясь, фыркнула и обернулась на меня, на гигантский чёрный шрам, сморщивший кожу вокруг моего левого глаза.

— Бэдай. Ты его выбрал, чтоб иметь хорошее зрение, да? Дурацкое имя.

Конечно, следовало ей сказать, что моё имя Два-Пинка Рип — один из пони, который положил конец этому городу, бывшему раньше здесь, и который виновен в её текущем положении. Не важно; я всё ещё не мог понять, была она рабыней или нет. Она ходила так, будто она заведующий этим местом, лая приказами на попадавшихся на её путь пони, пока мы двигались по подземному лабиринту. И наконец мы пришли к закрытой двери, которая откатилась в потолок, когда Джаклэг тыкнула на переключатель в стене.

Внутри было темно. Не черным-черно, но всё же темно; освещали только малочисленные источники света.

Она ступила внутрь, и я последовал за ней, дверь за нами закрылась. Мои глаза адоптировались к мраку, и я заметил, что в комнате находились ещё трое других пони.

— Красные Псы, это Бэдай. Как раз кстати. Ведите себя хорошо.

Дверь открылась, и свет из туннеля рванулся внутрь, выделяя контур Джаклэг, когда она остановилась в дверном проёме.

— Увидимся утром. Не буяньте.

Дверь закрылась, и комната опять погрузилась в темноту.

— Итак... свежее мясо, — сказала фигура пони слева, низкий голос слегка отразился от стен комнаты.

— Удивлюсь, если он протянет дольше последнего. Да, Бэдай? — Кобыла посередине с более высоким тембром голоса.

— Ну н-н-не знаю. Выглядит великоватым для той дыры. Знаешь... чувака, которого я п-п-приложил в ту стену. Хехехехе. — Голос принадлежал жеребцу, заикающаяся речь которого делала его голос чуть более маниакальным, чем он смог бы с обычным голосом.

Мои глаза привыкли к темноте, и сейчас я мог их видеть. Было слишком темно, чтобы увидеть их окрас, но я смог увидеть их глаза, и их месторасположение в комнате. Все трое лежали на койках, подняв взгляды на меня. Они, должно быть, спали, когда я вошёл.

С низким голосом снова заговорил,

— Итак... Бэдай. Добро пожаловать к Красным Псам. Когда раскопки и перевозка закончены, мы первые вступаем в дело. Самый высокий показатель смертности в Стадионе. Зовут Боун Блэк. Это моя сестра Айвори, — Он указал в сторону кобылы в середине, кивнувшей мне, — А этот дёрганый пони — Кросд Вайрс.

Теперь я увидел, что Кросд Вайрс был единорогом, когда как Боун Блэк и Айвори — земными пони.

— А теперь отдохни немного. Мы рано оправляемся в туннели. Если не умрёшь, мы решим, подходишь ли ты нам.

С этими словами, троица залегла в тишине. Я порысил к одной из кроватей, подвинутой к стене, и тоже лёг. Пока я пялился в потолок, я не мог перестать думать о Шейд, Эше и Фластер. Они ждали меня снаружи, но роль, которая на меня взвалилась, была наилучшим способом выяснить, что здесь к чему.

Я скучаю по ним. Нехорошо было засыпать здесь, пока они прятались там.

Я услышал аккомпанемент храпов и ждал своей очереди, пока сон не заберёт меня. Всё ещё чувствую себя странно при засыпании, видимо, я настолько привык к травмам головы и бессознательному состоянию, что без этого никак.

----

— Эй, Боун Блэк! Айвори!

Долбёжка в дверь разбудила меня, и я мог только различить невнятные выкрики Джаклэг по ту сторону двери,

— Проснитесь и пойте! Туннель 17 открыт и подготовлен. Веселитесь.

Я услышал, как Боун Блэк со стоном скатился со своей койки, а Айвори громко зевнула, прежде чем встать и пнуть ногой по кровати Кросд Вайрса, выводя его из мертвецкого сна. Здесь было всё также темно, как и тогда, когда я уснул, но я всё же мог видеть более чётче.

Кросд Вайрс потёр свои глаза и напялил на них пару очков. Боун Блэк одевался и проверял оружие, в то время как Айвори причёсывала свои волосы. Глядя на меня, она бросила мне что-то. Это была пара очков.

— Надень их, не хочется, чтобы твоё ночное зрение испортил этот надоедливый свет. Куда мы идём, его не так уж и много, но всё же.

Напялив очки, я обратил внимание, как много света они блокируют. Сейчас я ничего не мог видеть. Я толкнул их вверх на лоб своим копытом, чтобы в случае чего сразу надеть их.

— Надеть очки. Погнали.

Боун Блэк порысил к двери и положил копыта на рычаг рядом с ней, пока говорил это. Сбросив очки на глаза, я ждал, пока он откроет дверь. Она открылась с тихим шипением, и я сразу же обрадовался такой защите глаз. В туннеле снаружи было светло, но затенённые очки между мной и светом не дали мне потерять всю красоту ночного зрения.

Боун Блэк вёл путь, а Айвори следом за ним. Я сохранял темп ходьбы и мог слышать, как позади меня Кросд Вайрс издавал странный звук возни. Я обернулся и заметил, что у него был странный метод ходьбы, будто такой же заикающийся, как и его речь. Да уж, вот это точно подходил им.

Все пони на нашем пути расступались, будь то уже седеющие рейдеры или избитые рабы. На стене, которую мы прошли, я увидел большую грубо нацарапанную белой краской цифру "17".

— Итак. Я всё же вынужден спросить, что мы ищем.

Айвори обернулась на меня, сгоняя гриву с глаз,

— Ходит старый слух, что под Стадионом есть нечто секретное. Какая-то важная шишка, наслушавшись сказок, двинулась сюда и оставила нас с Масэкером и стальными стенами. И теперь наша задача копать всё в округе в поиске этого секрета.

Это немного удивило меня. Я думал, что, возможно, Джаклэг была единственным истинным владельцем этого места, но были ещё и Боун Блэк с Айвори, брат с сестрой, которые тоже выросли здесь. Я даже не могу представить каково это, когда твой дом детства превращается в рейдерскую крепость.

Но затем я припомнил, что когда я доберусь до Нейвера, мне тоже предстоит пережить нечто похожее.

Я мог вспомнить немногое из своего детства, которое у меня по крайней мере было. Я помню Стойло, но всё, что я могу вспомнить, было до того момента, как я получил свою кьютимарку, о смысле которой я до сих пор не могу сказать внятных слов, и ею была водная рябь.

Отзвуки оружейных выстрелов раздались по туннелям, возвращая меня в настоящее. Я напрягся и схватил своим телекинезом револьвер Эша, готовый ко всему. Когда мы завернули за угол, я обнаружил, откуда произошла суматоха. Трио мёртвых гулей, по виду гнашеры, лежали внутри наспех снесённой стены. Они пришли из едва освещаемого аварийными огнями туннеля. Сейчас, как я предположил, заниматься проверкой туннеля предстояла нам.

Рядом с дырой стояли двое крупных жеребцов с штурмовыми винтовками на боевых сёдлах, прикрывая проём. Боун Блэк проскользнул мимо них, и мы последовали его примеру, караульные даже не пошевелились. И мы отправились по тёмному пути, а, немного погодя, Боун Блэк остановился и снял свои очки. Все мы тоже сняли их и всматривались в мрак перед нами.

Я узнал его. Мы находились в канализационном туннеле, точно такой же, как и вокруг Андерхуфа. Но этот выглядел довольно заброшенным, следы от копыт этих гулей были хорошо видны на накопившейся двухсотлетней пыли.

— Ладно. Смотрите в оба за гнашерами.

Я почувствовал, что Боун Блэк сказал это больше для моей пользы, чем нашим компаньонам, они-то были более опытными в этом деле. Конечно, я тоже прошёл свою приличную долю туннелей, но уж точно не в темноте.

Мы шли по туннелю, выслеживая хоть что-нибудь интересное. Что конкретно мы ищем оставалось для меня загадкой, но я был здесь по своим собственным делам. Если я увижу три бабочки, то буду знать, где мне точно нужно побывать. Пробраться внутрь, взять то, что хочет Хэйт и свалить оттуда.

Отлично. Легко.

Но только в теории.

На практике же я не имел малейшего понятия, были ли мы в том самом месте, в котором я хотел оказаться. Это был их 17-ый туннель, с которым они имели дело, и не нашли ничего, кроме высокого показателя смертности. Был шанс, что я проведу здесь много больше времени, чем изначально предполагал. Шейд будет ждать меня, находясь в неведение происходящего. В неведение того буду ли я убит, жив или захвачен в плен.

Я уже начинал обливаться потом, несмотря на холодный подземный воздух. Чем больше я думал об этом, тем больше я задавался вопросом, почему Эш не остановил меня. Это был ужасный план. Но он не смог бы всё равно ворваться сюда и изменить положение, когда дерьмо попадёт в вентилятор. Теперь же грифон, мой дружбан, следил за двумя кобылами, вызвавшихся путешествовать с нами. Защищал их.

Я уже было привык к факту того, что в случае чего друг сможет помочь мне. А мысль о его отсутствии по-настоящему пугала меня.

— Эй, успокойся. Просто делай всё правильно и не погибнешь.

Я не заметил, как Айвори притормозила и уже рысила рядом со мной. Она должно быть заметила, как я нервничал.

Я слегка кивнул, стараясь держать свою театральную маску. Кобыла мягко улыбнулась мне в темноте успокаивающей улыбкой.

Всё должно пройти, как по маслу. Просто обязано.

Я практически врезался в Боун Блэка, прежде чем заметил, что тот остановился. Мы подошли к распутью; в одном направлении чётко можно было различить обрушение — камни и земля заполняли проход. Жеребец стоял ещё некоторое время на перекрёстке, смотря на два пути перед нами.

— Бэдай. Раз ты новенький, то скажи, в каком направлении нам следует пойти?

Заняв место рядом с ним, я взглянул на каждый путь. Я немного принюхался к воздуху, припоминая всё в тот самый момент, когда Фластер вела нас к логову гнашера во время моей первой вылазки в подземелье. Посмотрев вниз, я приметил слабые следы, оставленные мимо проходящими гнашерами. Я указал копытом на путь, куда они вели.

— Туда. Другой путь выглядит непотревоженным и пахнущим. Возможно, там поломка в канализации.

Боун Блэк посмотрел на предложенный мной путь и кивнул.

— Ну, иди тогда первым. Посмотрим, прав ты или нет.

Медленно кивнув, я задал темп группе, пока мы шли по туннелю. Всё, что я мог слышать были клацания наших копыта, эхом отражающиеся по туннелю, и я мог видеть с какой-никакой ясностью только на десять футов вперёд себя.

Я услышал пятый стук копыт за секунду до того, как на меня бросился гнашер, в бешенстве вылетев из темноты. У меня было достаточно времени, чтобы поднять копыто с гипсом, зубы гнашера глубоко впились в плотный материал. Используя свою недюжинную силу, я обрушил голову гнашера в стену, припечатывая его между моим гипсом и поверхностью. Двигаясь так, что Эш бы одобрил, я рванулся вперёд, ломая гниющую гулью челюсть, прежде чем она полностью не отвалилась. Существо упало на земь, из его рта сочились кровь, зубы и слюна. Оно злобно посмотрело вверх на меня, до того как я развернулся и прописал ему жестокий удар по голове, сломав её об стену с удовлетворительным хрустом.

Обернувшись, я увидел, как Боун Блэк зачехлял своё оружие, пока Айвори и Кросд Вайрс оглядывались вокруг, стоя рядом с огромным боком жеребца. Я ухмыльнулся и продолжил шествие.

По крайней мере, это заставит перестать думать их о том, что я всегда нахожусь на лезвие ножа. Я мог здесь за себя постоять, они были всего лишь гнашерами.

Дальше по туннелю открывался гораздо более широкий путь, ведущий в разных направлениях с янтарным освещением, дающий всем вещам потусторонний оттенок. Сразу за поворотом справа была большая металлическая решётка, тщательно блокирующая путь, застроенными обломками, формирующих эффективный завал. Маленькие струйки воды стекали из небольших трещин, и у меня зародилось впечатление, что если бы не эта блокада, то всё бы здесь было сейчас под водой. Слева, однако, я смог различить дверь чуть поодаль. Улыбаясь самому себе и надеясь, что моя удача ещё не покинула меня, я порысил к ней.

Три бабочки.

Я был готов закричать от радости, но я сдержался и выпустил лишь слабый смешок. Боун Блэк и Айвори оказались по бокам от меня, смотря на бабочек.

— Что вы там говорили ищите?

Никто из них мне не ответил, явно всё ещё ошарашенные видом здоровенной металлической двери. Посмотрев в бок, я увидел, как Кросд Вайрс химичил с установленным в стене терминалом, зелёное свечение придавало ему болезненный цвет.

— Вайрс, что там говорится? — Я должен знать.

— Э... Аварийный проход Министерства М-м-мира. Э-э-эвакуационный туннель. Звучит м-м-многообещающе.

Он отошёл назад, чтобы нажимать на кнопки с помощью своей магии. Создавалось ощущение, что у него вообще не было методики взлома терминалов, и мы некоторое время просто стояли там. Боун Блэк и Айвори решили немного пройтись по туннелю в поисках ещё каких-нибудь дверей, пока я просто сидел с дёрганым жеребцом.

Увидя шанс задать вопросы, которые не вызовут подозрений, я тихо бормотал, чтобы это мог слышать только Вайрс,

— Итак... Вайрс, какова цена всего этого? Джаклэг толком ничего не сказала, а у Масэкера я не горю желанием спрашивать.

Искоса поглядывая на меня, он захихикал,

— Е-е-еда, убежище, развлекухи. Все кто засветится п-п-попадает в армию Нейвера. Красные Псы быстро набрались.

Ещё больше бесцельного клацания по кнопкам.

— Вот так. Ч-ч-чёрт, я уж понадеялся, что взорву эту дверь.

Говоря это, он дёрнул своей головой в сторону, за этим незамедлительно последовал громкий лязг.

Боун Блэк и Айвори вернулись как раз вовремя, когда дверь только начала открываться. Внутри был знакомый дизайн, туннель был очень похож на тот, по которому Эш и я убегали от Синдер в канализацию. Хотя вместо отверстия в водопровод, этот туннель заканчивался дверью, которую мы просто открыли.

Как пони на важной миссии, я всё ещё вёл путь. Если я был прав, то прямо за этой дверью будет то, что я ищу...

Я открыл противоударную дверь в конце и толкнул её в исследовательское помещение. Оно было не таким как в Проекте Гринхуф. От слова совсем. Вместо вездесущих дикорастущих растений повсюду, здесь было несколько больших камер из металла и стекла, большинство из которых были сломаны, но некоторые всё же были в более лучшей форме. Большие машины подавали трубки и провода в каждую из них. Все машины в свою очередь упирались в пьедестал в центре, закрытый проводами и металлом.

Джекпот.

Ну, я надеялся.

— Что... это такое? — Айвори говорила громко, когда зашла в помещение, Вайрс и Боун Блэк рядом с ней.

Я не отвечал, пока шёл к центру комнату, надеясь, что найду желанное на верхушке этого пьедестала. Он был покрыт проводами, которые я столкнул с него, чтобы найти...

Ничего.

Никакого чёрного куба. И никакой причины моего пребывания здесь. Блять.

Мои плечи упали, и я отвернулся, ища боковые двери. Планировка была почти идентична тому, что была в Проекте Гринхуф, и я обнаружил, во что я очень верил, главный научный офис. Петляя между всякой всячиной засорявшей комнату, я проделал путь к одной из стен и приблизился к двери.

Напряжения не было, и дверь не открылась при моём приближении.

Обернувшись, я увидел, как Боун Блэк и его сестра обыскивали столы в поисках чего-нибудь стоящего, что можно было утащить на Стадион. Вайрс нервно оглядывался по сторонам, и когда я позвал его по имени, он подпрыгнул,

— Вайрс, ты можешь найти способ включить напряжение?

Он оживлённо кивнул и начал отчаянно обыскивать комнату, ковыряясь в настенных панелях и осматривая двери.

Я подавленно уселся перед дверью офиса. Я в самом деле терял своё время — не было здесь никакого куба.

Айвори очутилась сбоку от меня и тоже села, также наблюдая за маниакальным небольшим жеребцом.

— Ты чего-то ищешь здесь. Я уверена. Кто ты на самом деле? Ты не какой-то там случайный рейдер, слишком хорош для этого.

Я вздохнул. И вправду — нет смысла больше играть в шараду с Айвори и Боун Блэком. Они не были рейдерами, они делают это, потому что у них нет выбора куда идти. Хотя Вайрс был рейдером, и поэтому у меня были все законные права держать его в неведении.

— Предположительно здесь есть кое-что. Кое-что очень старое, ещё довоенное. Совершенные хотят это, а я хочу оградить их от этого.

Она улыбнулась и наблюдала, как жеребец исчез в люке в полу.

— Вендетта против Хэйта? Я понимаю. Боун Блэк и я прожили здесь всю жизнь. Джаклэг и ещё некоторые пони тоже. У нас были отличные сделки с торговцами, мы обменивали хлам и реликвии на еду и оружие. Мы были тогда в туннелях, Боун Блэк и я, когда появились Совершенные и убили всех с ними несогласных. К тому времени мы всплыли на поверхность, большинство были убиты или забраны в рабство, и мы заключили сделку. Работа за нашу свободу — вылазки в подземелье. Опасная работа, но это лучшее, что мог дать нам Масэкер.

Она вздрогнула, когда сказал это. Скольких пони на поле она знала?

— Почему вы просто не ушли? Внизу вы ведь не под охраной.

Быстро оглянувшись по сторонам, она понизила свой голос до торопливого шёпота,

— Хорнсмит кишит рейдерами. Ближайшие города контролируются Совершенными. Куда мы по-твоему должны пойти?

Я открыл было рот, чтобы сказать ей про Андерхуф, но остановился, когда почувствовал слабое гудение, исходящее от земли.

— Наденьте свои очки.

Мои скользнули на глаза, у Айвори тоже. Боун Блэк также услышал меня и надел свои точно в тот момент, когда лампы моргнули от своего слабого света к сильнейшему сиянию, наполняя комнату ярким светом.

Я впервые увидел окрас этих двоих. Боун Блэк был угольно-чёрного цвета, очень подходящий к его имени. Айвори была соответственно окрашена своему имени — белый. Обе их кьютимарки были похожи на банки с краской.

Дверь позади нас с шипением открылась, и я поднялся на копыта.

Когда я прошёл через дверь, меня охватило воспоминание о той боли, разрывающей мою грудную клетку. Пошатнувшись, я врезался в в полку, наполненную гнилыми книгами. Делая пару глубоких вдохов, я услышал, как голос Айвори спрашивает меня в порядке ли я. Я прогнал воспоминание о боли прочь и кивнул ей в ответ, прежде чем продолжить путь внутрь.

Здесь не было скелетов. Никаких следов сорвавшегося с цепи ужаса. Просто терминал на столе. Поддавшись вперёд, я нажал на кнопку, когда увидел, что было на экране.

>>Проект Бесконечность — Спящий Режим

При прикосновении экран моргнул и начал прокручивать долгий поток тарабарщины, разогреваясь после столь долгого отображения одного экрана. После нескольких секунд всё уладилось — новый экран сказал мне всё, что я хотел узнать.

>>Проект Бесконечность
>>Рабочий Статус: Образец Перевезён в Комплекс Мэйрмэк.
>>
>>
>>Меню

То же самое, что и на терминале Гринхуфа, но теперь я знал, что случилось с домом Айвори, все эти убитые пони — всё было напрасно. Куба здесь не было. Его не было здесь, когда началась война. Посреди перевозки они держали материал в той кладовой М.Т.Н., так почему же они оставили всё там, где оно и было?

Скорее всего этот комплекс в ближайшее время был бы выведен из эксплуатации, вот если бы только не конец света.

— Здесь ничего нет.

Я вздохнул, и Айвори обошла стол, чтобы тоже взглянуть на экран.

Зелёное свечение отражалось от её глаз, когда она читала содержимое, пробежавшись ещё несколько раз, чтобы убедиться, что она всё правильно прочитала.

— Проект Бесконечность? Это то, что мы искали всё это время?

Я кивнул,

— Он не здесь. Я не думаю, что ты захочешь возвращаться с этим к Масэкеру, он не выглядит как любитель плохих новостей.

Глаза Айвори начали заполняться слезами. Боун Блэк зашёл в комнату и замер, когда увидел свою сестру рыдающей. Он извлёк ствол и направил его на меня.

— Что ты сделал? — А он был экспертом в разговоре с пушкой во рту.

Я вскинул копыто и попятился от плачущей кобылы,

— Ничего. Я ничего не сделал.

— Он ничего не сделал, Блэк... просто мы больше никогда не сможем вернуться домой. — Голос Айвори немного сломался, пока она говорила.

Пистолет вернулся в кобуру на его боку, и здоровый чёрный жеребец вопросительно смотрел на белую кобылку.

— Не сможем?

Я ответил, — То, что вы искали всё это время здесь в туннелях? Это не здесь. Это в Мэйрмэк.

Он понимающе кивнул, — Ну, это не очень-то хорошие новости.

Наше трио ещё стояло так некоторое время, прежде чем я заговорил,

— Я знаю место, куда вы двое можете пойти, если хотите.

Они посмотрели на меня, скептически полагая, что им и вправду есть куда идти. Я чувствую, что если потребуется, то они смогут построить новую жизнь и здесь внизу, вместе с гнашерами и крысами. Андерхуф был бы более предпочтительным местом, чем это, и эти двое выглядели хорошими пони.

— Здесь есть город в туннелях, ведущих от Стадиона. Андерхуф. Процветает благодаря собирательству, что-то вроде того, как вы описывали прежний Стадион. Вы двое, возможно, будете там как раз кстати, и у меня есть некоторые связи.

Айвори улыбнулась и посмотрела на своего брата, кивнув ему. Он нахмурил брови, прокручивая эту идею в своей голове, просматривая все варианты за и против. Стойкий жеребец в конце концов кивнул мне и улыбнулся своей сестре,

— Звучит неплохо, Бэдай.

— Я Рипл на самом деле.

— Рипл... а я думал, что Бэдай — плохое имя... но это уж точно победило.

Айвори фыркнула и начала смеяться. Боун Блэк и я были пойманы, и вскоре мы уже все разразились смехом. Потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться, и в конечном итоге я стряхнул слезу с глаза и огляделся вокруг.

Трое из нас были здесь, и свет горел уже некоторое время. Четвёртый член Красных Псов до сих пор отсутствовал.

— Разве Вайрс не должен был уже вернуться? Где он?

Айвори и Боун Блэк также оглянулись, и мы вышли из офиса, снова входя в главное помещение. Вот и он, стоял рядом с дверью, через которую мы изначально зашли. Он смотрел прямо на нас и держал что-то с помощью своего телекинеза — маленькая коробочка плавала в воздухе рядом с ним.

— Вы знаете, я так долго этого ждал. Найти эту ч-ч-чёртову комнату, — Он ухмыльнулся Айвори, — Позор мне, но я всё набирался храбрости, чтобы шлёпнуть по такому аппетитному крупу.

Мы с Боун Блэком вскинули оружия и направили их на жеребца. Всё очень быстро обернулось в плохую сторону.

Вайрс, который как я сейчас мог видеть был тёмно-оранжевым с чёрными оттенками по краям, тряхнул своей головой,

— Оглянись вокруг. Всё подстроено. Я бы и не с-с-сделал этого, если бы не одно условие.

Я бросил взгляд по сторонам и заметил, что сейчас по всей комнате были разбросаны несколько устройств. Я уже слышал упоминание от Вайрса о его склонности к взрывчатке, но я не думал, что он будет носить такое количество с собой. Выглядит так, что может сравнять эту комнату с землёй и убить каждого пони в ней.

— Масэкер поведал мне... сказал и-и-искать такую же комнату. Если в ней ничего не будет... в-в-взорвать её. Если в ней будет маленький куб... в-в-взорвать комнату, после взятия куба. И убить всех пони. Если я так сделаю, то почти обеспечу себе место в С-с-совершенных.

Я фыркнул,

— Совершенные не нанимаются. Они все растут вместе.

Странно смотря на меня, он слегка дёрнулся от таких новостей,

— Почём тебе знать? Ты просто очередное рейдерское отродье. Я же — г-г-гениальный подрывник. Я могу соединить и взорвать всё что угодно.

Я указал на своё лицо,

— Видишь этот шрам? Прежде чем я получил его, я был Совершенным. Два-Пинка Рип. Слышал о таком?

Кровь отлилась от лица жеребца, и он попятился ещё дальше от меня. Я почувствовал, что Айвори и Боун Блэк тоже сделали шаг назад от меня.

— Я был правым копытом Хэйта, и он выстрелил мне в лицо и оставил подыхать, когда мой срок годности вышел. Я был его другом всю свою жизнь. Ты просто ещё одна пешка с пустошей; что заставляет тебя думать, что он тебя вообще близко подпустит? Если ты сделаешь это, то будешь таким же мертвецом, как и все мы.

Он несколько секунд в неуверенности тряхнул своей головой, прежде чем его глаза затвердели и не уставились на нас, угрожающе тряся на нас детонатором,

— Ты лжёшь! Совершенные н-н-не у-у-умирают. Они живут, как боги! Я убью вас всех и заберу свою награду.

Он попятился в направлении противоударной двери, готовый в любую секунду смыться в туннель и взорвать свои игрушки, чтобы убить нас всех.

Я выстрелил в него, пуля хлопнулась об дверь рядом с его головой. Он споткнулся, падая, но поймал себя, и рванулся к двери, захлопнув её за собой.

Блять. Я был плохим стрелком на расстоянии. Как я мог забыть об этом?

Вспышка чёрного и Боун Блэк стоял передо мной, толкнув меня и Айвори. Удар заставил нас перелететь через дверь, в то время как мир взорвался, подтолкнув нас в стену над столом. Когда я ударился, всё превратилось в чёрный цвет.

Я уже говорил, как ненавижу это?

----

Если бы мне давали по крышечке каждый раз, когда я так очухиваюсь, то всего лишь через несколько месяцев я уверенно бы стал чертовски богатым пони.

Запах горящего металла наполнил мои ноздри, и весь мой мир треснул, когда я открыл глаза. Я сбросил очки со своих визоров копытом и перекатился, неспеша осматривая себя на наличие ранений. Это уже стало мне второй кожей, и я обнаружил, что немного побит и опалён. Все мои шрамы болели, а надоедливое жгучее ощущение покрывало почти всю спину.

Насколько я мог чувствовать, я ничего не сломал, но был уверен, что Кримсон Найф прибьёт меня, если что-нибудь подобное случится.

Мне было сложно двигать своими задними ногами, и я на короткий миг запаниковал, пока глазами не проверил их.

Айвори бесцеремонно лежала на моих ногах, пришпорив меня к полу. Я не мог видеть Боун Блэка, и стол, за которым я лежал, закрывал большую часть комнаты от меня.

Аккуратно доставая свои ноги из-под белой кобылки, я наклонился к ней, чтобы проверить у неё хоть какие-нибудь признаки жизни. Её дыхание было нормальным, и я не увидел никаких серьёзных порезов. Но это было только в пределах моих познаний в медицине.

— Эй. Эй, очнись.

Я словил флэшбэк, как прошёл через это с Шейд, и на миг мне стало интересно, если я спасу и её, она тоже станет одержимой мной?

Надеюсь, что нет.

Это бы оказалось довольно неудобно в долгосрочной перспективе.

Её глаза медленно открылись, пока не сфокусировались на мне, и я в первый раз увидел, что они были пурпурными. Её очки слетели из-за взрыва, но в комнате было достаточно темно, чтобы она не могла повредить свои глаза. Я не был уверен, как часто Красные Псы видят яркий свет, но кажется, что они проводят большую часть своей жизни в темноте. Единственный свет, который я мог видеть в комнате, находился за столом, мерцая оранжевым, возможно, огонь, судя по потрескивающему звуку.

Я сел рядом с ней, пока она поднималась. Она взглянула на меня, и её глаза расширились,

— Боун Блэк!

Она подпрыгнула на свои копыта, слегка пошатываясь, пока обходила стол в поисках своего брата. Я последовал за ней, неуверен, что это действительно безопасно разгуливать по комнате, которая только что взорвалась.

Я услышал её вскрик, и она внезапно исчезла из поля зрения. Предположив, что она упала в пол, я перепрыгнул через стол и обнаружил, где она оказалась.

По другую сторону стола лежал Боун Блэк, опаленный и избитый. Спасая нас от взрыва, он подставил свою собственную грудь. Большая часть его гривы сгорела, и он кровоточил от дюжины ран. Один глаз пропал, вместо него была кровавая дыра. Он откашлялся фонтаном крови, когда Айвори обняла его. В своё время я едва пережил менее сильный, чем этот, взрыв, и я также, как и он, знал, что ему конец.

Я неловко стоял там, пока они разделяли этот последний момент вместе, прежде чем он сделал последний вздох и не обмяк в её объятиях. Она ещё какое-то время плакала в его обгоревшую гриву, до того как я положил копыто ей на плечо,

— Нужно идти, это место может быть небезопасным.

Она неспеша встала, и мы покинули тело её брата, лежащего в той офисной комнате. Я принимал, как должное то, что этот объект был похож на здание регионального штаба, и двинулся в зал, в которым должен был быть лифт.

Комната была разрушена — взрывчатка вырвала куски от большинства оборудования и некоторых стен, позволяя сдержанному порыву хлынуть в комнату. В комнате скопилась грязь в некоторых местах, а утечка воды потушила немного пламени, но комната вдалеке всё ещё пылала.

Лифт был разрушен, но здесь была дверь в боковом коридоре с трафаретным рисунком лестницы на ней. Толкнув дверь, мы вошли на лестничную клетку и начали двигаться наверх.

Айвори двигалась с решимостью в глазах, несмотря на слёзы, оставляющие чёткие борозды на её грязном лице. Я узнаю это лицо. У меня было такое же, когда я тащил Шейд, испещрённый гвоздями. Она была готова сделать всё что угодно. Самым желанным было находящееся на верхушке списка простое дельце — оторвать голову Кросд Вайрсу голыми копытами. Желание, которое я тоже разделял.

Этот пони умрёт. Очень болезненно.

Прибыв на главный этаж, мы ничего не обнаружили. Это здание было оставлено пару сотен лет назад, и парадная дверь была закрыта. Мы продолжили путь наверх и вышли через выход на крыше, прежде чем спуститься по удобно расположенному разрушенному поперёк улицы зданию, формирующего пандус из камней и мусора.

Солнце было где-то над нами, закрытое постоянной облачной занавеской, и я понял, что была где-то середина утра.

Большая часть моей маскировки либо сгорела, либо была сдёрнута, и мой ПипБак был разоблачён, когда я инстинктивно посмотрел вниз на ногу. Проверяя карту, чтобы выяснить, где мы были, я обнаружил, что мы были на пути от Стадиона, но я всё ещё мог различить край верхушки большого сооружения через проём в стене слева. Подальше от снайперского глаза, но всё же достаточно близко, чтобы быть обнаруженными рейдерами, идущих за стабильной работой в армию убийц.

Я осторожно вёл кобылу через улицы, направляясь к зданию, в котором я оставил своих компаньонов.

Дело шло медленно, так как рейдерский поток неуклонно увеличивался в течение последних нескольких дней, и нам пришлось избегать три группы тяжело вооружённых отребьев. Армия Стадиона увеличивалась не по дням, а по часам, проверяемая только проницательным взглядом и сокрушительным копытом Масэкера.

По моим подсчётам прошёл час, прежде чем мы добрались до здания. Оно было таким же, каким я его видел в первый раз и открыл заднюю дверь, которой мы пользовались. Ведя путь по лестнице наверх, я обежал последний угол и открыл дверь в спальню, где я в последний раз видел всех наблюдающими за планом в моём исполнении.

Ухмыляющийся клюв Эша, осторожный серый глаз Фластер, разноцветные глаза Шейд и любящие объятия.

Ничего из этого не было в комнате.

Здесь ничего не было.

Они пропали.

Ну, конечно же, они пропали.

Блять.