Автор рисунка: aJVL
Глава 4: Синдер Трэйлс Глава 6: Стадион

Глава 5: Андерхуф

Моё путешествие по затопленному подземному миру Хорнсмита было наполнено лишь темнотой и неопределённостью.

Решётка, о которую я долбанулся, я больше почувствовал, нежели увидел.

Подтянув себя подальше от толщи воды и металлической решётки, я обнаружил, что стою на поверхности, по-видимому, сделанной из камня.

Удар, последующий за шипением и кашлем, подсказал мне, что Эш тоже окончил свой тур. Я на самом деле был неуверен, был ли Эш жив, или что это вообще был он; моё воображение играло с картинками, как изящная оранжевая кобыла прыгнула за мной, чтобы только исполнить свою давнюю мечту — испепелить меня.

Когда я только упал на решётку, я заехал себе по морде своим же ПипБаком, тем самым немного повредив подсветку.

Помещение было большим; видимо, центр всей канализационной системы. В полумраке я увидел — нет, даже услышал — как дюжина труб стекали в помещение. По-настоящему я не задумывался о том, что находилось под моими копытами, когда я проходил через руины Хорнсмита, но у меня сложилось крепкое ощущение, что в этом городе есть что-то большее, чем просто разрушенный двухэтажный небоскрёб. И если это что-то было здесь, внизу, вместе со штабом Министерства Мира, то чего же нам ещё следует ожидать?

Это была интересная мысль, которую прервал грязный и сердитый грифон, ступивший в область света рядом со мной и выжимающий воду из своих крыльев и меха. Он тряхнул своей головой, разбрызгивая воду.

— Эш, ты как?

Грифон медленно кивнул, смотря на меня. — Хах, я уж было забыл как ты выглядишь на самом деле.

Я посмотрел вниз и сразу же понял, о чём он имел в виду.

Большинство бинтов на мне либо сгорели, либо были разорваны во время моей дикой поездки по канализации. Я сохранил остальное снаряжение и мои накопытные пластины, но первая вещь, о которой я подумал, было то, что я наконец-то избавлен от бинтов.

Это ощущалось, как... свобода, что ли.

Я повернул голову, чтобы посмотреть на свои бока, но резкая боль пронзила меня.

Моя спина обгорела и выглядела не очень хорошо. Двигая головой, я раздражал свежие ожоги, но из-за их постоянного пребывания в оде они не ощущались в полную силу. Теперь же, когда я вышел из воды, чувство жжение было довольно болезненным.

Я вздохнул и снял пластины, прежде чем открыть седельные сумки. Я пролевитировал свежую пачку лечебных бинтов и начал обматывать туловище и шею; магические свойства бинтов подействовали почти сразу же — стало намного лучше.

Ощущение свободы было мимолётным, и пустошь, конечно же, не позволила бы мне расхаживать в отличном состоянии.

Я услышал клацающий звук — это Эш ходил по платформе, на которой мы остановились.

— Эта штука может светить ярче? Здесь темно, как в жопе.

Я только что закончил перевязку и уже надевал свои пластины.

— Не то, чтобы я мог это сделать. Подсветка может только включаться и выключаться.

Он в разочаровании щёлкнул своим клювом, как я понял. — Это... прискорбно.

Продолжив свой поиск, он встал на задние лапы и начал осматривать стены. Я не видел этого, но слышал постукивания дальше по стене.

Любопытно; я подошёл к краю платформы, опасаясь той самой решётки, так как я не совсем был уверен насчёт её безопасности после всех тех наших ударов о неё. Ведь две сотни лет постоянной коррозии уж точно не могли оставить её в благоприятном состоянии.

Я вгляделся во тьму; стены были настолько далеко, что я не мог увидеть их из моего маленького иллюминатора. Если до этого дойдёт, то сможет ли Эш перенести нас на другую платформу?

Смотря вниз, я слегка вздрогнул. Выживу ли я, если упаду?

— Кик. Я нашёл кое-что.

Я развернулся и порысил к предполагаемую месту, откуда шёл его голос. Когда подсветка достигла его, я увидел его находку.

Прямо за тёмно-перьем грифоном в стене находилась старая металлическая дверь. Она очень сильно проржавела и не открывалась два столетия, но дверью от этого она быть не перестала.

Он схватился своими когтями за ручку и, навалившись всем весом, потянул её вниз.

Приблизившись, я оценил дверь. Моего хорошего пинка было бы достаточно. — Эш, посторонись-ка.

Он посмотрел на меня в то время, когда я повернулся и собрался было лягнуть дверь, но его когти опустились на мою спину, останавливая меня. Я развернулся, немного поморщившись от боли, хоть она была не такая уж и сильная.

— Кик, подумай-ка хорошенько. Дверь-то металлическая — куда ты собрался картечь-то выпускать?

Ох.

Повернувшись обратно к двери, я почувствовал себя глупо. Я снова задумался, насколько нечестно всё это было — Свипс и Синдер открыли бы эту дверь на раз-два.

Я найду способ попасть внутрь; я должен.

— Лады... давай вместе попробуем.

Кивнув, грифон положил свою лапу на ручку. А я упёрся в неё копытами.

— Раз, два, три!

Когда я выкрикнул "три", мы изо всех сил потянули её вниз. Ручка немного заскрипела, сопротивляясь.

Ну же... давай...

С хрустом ручка повернулась вниз, открывая нам дверь. Мы оба позволили себе победный возглас, и Эш раскрыл дверь; ржавчина обвалилась с петель и рамы дождём из хлопьев.

Я посмотрел в проём первее его и вытащил Сломленного. — Эш...

Свет от ПипБака отразился от моих глаз в коридор за дверью. Я увидел разлагающуюся плоть и обнажённые зубы. Писк от моего ПипБака оповестил о радиации, хлынувшей из-за двери.

Эш отпрыгнул от двери, выхватывая свою винтовку. Я на мгновение подумал — что мне следовало бы убедить его взять оружие для более близкого знакомства — прежде чем открыл огонь.

Первый патрон с дробью из Сломленного рванул прямо на гулей, когда они начали бежать на нас, и разорвал кусок головы ближайшему. Вот дерьмо; в Сломленном до сих пор была заряжена дробь с той битвы с Синдер.

Нет времени перезаряжать, подумал я и снова выстрелил. Итого, я выстрелил три раза по Синдер, один в первого гуля и ещё один прямо сейчас. Блять.

Ударник стукнулся о пустой патронник.

Так быстро, как это вообще возможно, я достал картечь из сумки и начал её заряжать, пока гули стремительно приближались к двери.

Высокомощный выстрел Эша разорвал двоих пополам; я насчитал ещё десять оставшихся.

Первый гуль добрался до меня, когда я зарядил только два патрона. Однажды эта была кобыла единорог, но то время давно прошло.

Теперь же это была очередная тварь.

Крутанувшись на месте, я прописал ей знатный пинок в её гниющую грудь; картечный залп разорвал её на части. Как из душа, на меня полилась чёрная жидкость, которая когда-то была кровью.

Три патрона заряжено. И ещё три осталось в накопытных установках.

Эш отступал ко мне, паля на ходу. Эта штука была здесь действительно громкой. Если бы мы были в том коридоре, со слухом можно было бы попрощаться. Сейчас же выстрелы продевали сквозные дырки в каждом гуле. Пуля убила только двух, но оторвала ногу третьему, лишая того боеспособности.

Четыре патрона заряжено.

Выйдя на платформу, остановка гулей стала нашей первостепенной задачей. У нас было ещё много места для отступления.

Искалеченный гуль споткнулся об двух своих безмозглых друзей. Осталось четверо атакующих.

Максимальная вместимость Сломленного было пять патронов, четыре из которых я уже зарядил. Пролевитировав его перед собой, я нажал на спусковой крючок, и Сломленный выстрелил, посылая свинцовый привет прямо в морду одного из гулей. Выстрел вошёл глубоко, ломая кости и измельчая мозг.

Гуль грузно упал на землю.

Я нажал на оружейный рычаг и снова выстрелил. Результат тот же самый. Ещё двое рванули на меня.

Оружие передо мной снова выстрелило прямо в грудь гуля, навсегда утихомирив его пыл. Эш выстрелил в двоих упавших, которые уже поднялись на свои копыта и рванули к нему, набирая скорость.

Как и всегда его выстрел на твёрдую пятёрку обезглавил одного, прежде чем тот через секунду свалился кровавой кучей в нескольких шагах от него.

Ещё один...

Внезапно, я начал падать; зубы клацнули рядом с моим лицом. Вот блять.

Последний атакующий гуль со всей силы толкнул меня, и мы вместе свалились с края платформы.

Полный пиздец, хочу сказать.

Ощущение свободного падения было очень неприятным, и я схватил кусающегося гуля своими копытами, извиваясь в воздухе. Мы поменялись местами — теперь он был подо мной; он всё также отчаянно пытался укусить меня за шею. Я ударил копытом его щёлкающую пасть, ломая длинные гнилые зубы и прекращая его неумолимое желание укусить что-нибудь.

Мы с характерным хрустом ударились о что-то. Моё копыто прошло прямо через его голову, отправляя в полёт кости, мозги и ту чёрную жидкость. Я почувствовал, как удар от приземления смягчился, когда моя основная масса пришлась на гуля подо мной; но затем пришла невыносимая боль.

Мои рёбра захрустели, а моё копыто с трескающем звуком стукнулось об что-то твёрдое за его головой.

Моя голова пострадала последней.

----

Я медленно открыл глаза, когда начал приходить в себя. Мне было холодным и мокро. Всё тело болело. Было очень и очень хреново.

Голос доходил до меня через туман, и я был точно уверен, что это из-за контузия.

— Наконец-то ты очнулся, Кик.

Его образ также медленно доходил до моих глаз, которые отказывались работать как следует, фокусируясь где угодно, но только не на нём. Я приказал им сфокусироваться, и они неспеша подчинились.

Я увидел тёмно-перью морду Эша, нависшего надо мной. У него была склянка с фиолетовой жидкостью.

— На-ка, выпей, полегчает.

Я просто открыл рот, и он влил туда зелье. Я начал чувствовать лёгкую горечь; мою грудь и ноги пилила жуткая боль, не говоря уже и о других частях моего тела.

Хотя, теперь, когда я подумал об этом, вся это боль казалось ничтожна по сравнению с тем, что я испытал в том шаре памяти.

Я лежал на боку, на каменной дорожке.

Я запрокинул голову, ожидая и надеясь, что блюр перед глазами скоро пройдёт. Где бы я ни положил свою голову, было холодно и немного склизко. Гулья слизь. Фу.

— Кик, я тебя сейчас подниму и мы свалим отсюда, хорошо?

Я не смог раскрыть рта. Блять, уж лучше бы это было не навсегда.

Я почувствовал, как когти подрыли подо мной и подняли вверх. Он был напряжён, и это хорошо ощущалось. По своей природе я не был лёгким пони. Раскрыв крылья, он сделал пару предварительных взмахов, перед тем как мы взлетели в воздух.

Посмотрев вниз, я понял, куда свалился.

Гуль, который прервал мой полёт, был чёрным мазком рядом с неясным контуром пони.

По крайней мере, это был не я внизу.

И вот я снова лечу; в этот раз я посмотрел наверх. Мы приближались к уступу, на котором происходила битва, и я увидел, каким образом Эш разобрался с оставшимися гулями, когда я упал с края.

Следы от клюва и когтей виднелись на них. Он разорвал их на части в ближнем бою, и я чувствовал, как его кровь пропитывает меня от многочисленных ран..

У меня не было контроля над большей частью моего тела, и я уже начал побаиваться, что повредил позвоночник, но я всё ещё был в состоянии чувствовать. Впридачу теперь я мог свободно двигать своими глазами, когда они перестали сопротивляться.

Когда я посмотрел на Эша, я увидел кровоточащие раны в тех местах, где он был укушен.

Он опустил меня вниз так, что я теперь смотрел правым боком вверх, подогнув под себя ноги.

Мы остались в таком положении ещё несколько минут, пока Эш следил за любым движением из открытой двери.

Я подождал, пока блюр перед глазами пройдёт, чтобы попытаться встать. Я уже размял свои мышцы на ногах, за исключением той, которая, по-видимому, была либо растянута или сломана, все они работали нормально.

Медленно я поднялся на копыта, обнаружив, что не могу давить на правое. Как минимум, оно определённо было растянуто. Я сделал пару пробных шагов, слегка прыгая из-за своей поднятой раненной ноги.

Я справлюсь.

Хотя речь была немного смазанная, я сказал, — Эш... двигаем.

Он остановился и кивнул мне. — Тебе нужна помощь, Кик?

Я покачал головой, немного дрожа. Ожоги всё также ныли. — Не... всё нормально.

Я заметил лежащего на уступе Сломленного в том месте, где меня столкнули, и левитировал его себе; рад, что он не упал вместе со мной, а то бы я его больше не увидел.

Приблизившись к туннелю, я перепрыгнул через небольшой дверной порог, и мы начали свой путь в темноту, освещаемую только моим ПипБаком.

По мере нашего продвижения по туннелю, я поймал себя на попытке отправить ментальное письмо высшим силам и предположил, что это контузия пытается убедить карму простить меня.

"Дорогая Принцесса Селестия. Привет... это Рипл. Тебе, должно быть, я известен больше как Два Пинка Рип за всё то дерьмо, что я сделал. Я знаю, я не совсем лучший пони в округе, но я стараюсь быть таковым. Вроде как интересно, не могли ли вы сделать мне передышку здесь и не позволить нам подохнуть в тупом туннеле, который не знаю сколько ещё тянется вглубь. Ну, возможно, вы знаете, но я не уверен, что вы можете ответить мне."

Я ненадолго выждал паузу, тихо надеясь, что добрый правитель, которого я расплывчато помнил, будучи жеребёнком, услышит мою мольбу о помощи. Мне было интересно, могла ли она помочь нам, но ещё более интереснее было бы то, что она могла бы просто услышать меня.

Ха, молишься давно умершей суке? Ты действительно жалок.

Замечательно; голос здесь. Если бы я только знал, где он спрятан в моей голове, я бы, ни секунды не задумываясь, выстрелил, если бы это только помогло. Но, скорее всего, нет. С моей удачей это сделает его только сильнее. А это было то, чего я точно не должен допустить.

Ох, но мы ведь так кутили все те годы. Деньги, кобылы, хаос. Это был так, блять, ахуенно. Лучшие дни в моей жизни; но вот я был застрелен, и появился ты. Печальное, жалкое оправдание для чёртового Адониса, коим я был.

Ага, заставлять пони бояться и убивать без малейшей на то причины, поистине весёлое занятие. Иметь репутацию отмороженного психопата НАМНОГО лучше, чем иметь друзей, на которых ты можешь положиться, что они не выстрелят тебе в лицо.

Голос затих. Эй, так я могу просто его переспорить. Возьму на заметку.

Пока мы шли, Эш проверял каждую дверь, которую мы проходили. Этот туннель простирался дальше, чем я мог видеть; видимо, туннель тех обслуживания, или что-то вроде.

Почти каждая дверь была либо сломана, либо настолько проржавевшая, что её не откроешь без более сильного вмешательства, чем я мог бы сейчас оказать.

После примерно пятнадцати минут ходьбы и постоянного стрёма насчёт гулей, Эш толкнул дверь, ручка которой открылась довольно легко, до щелчка. Открыв металлические врата, он медленно шагнул внутрь, смотря по сторонам в поисках ещё одной орды ненасытных гулей.

Прогремел выстрел, промазавший в Эша и срикошетивший в коридор. — Воу! Хорош стрелять! — Я не узнал этот голос. Он был скрипучим. — Кто вы, и что у вас за дела здесь?

— Чёрт, я... Эш. А это Рипл.

Его коготь подозвал меня, и я шагнул в свет, идущий из дверного проёма, и похромал в комнату.

Двое пони навели на нас прожектор, я мог видеть только их очертания сквозь яркий свет.

— Положите своё оружие и закройте дверь. Спокойно и медленно.

Могу с уверенностью сказать, что они держат на нас прицелы своих пушек. Я медленно убрал Сломленного обратно в кобуру, а Эш закинул свою винтовку на спину. Один из силуэтов начал идти к нам, и я слегка отшатнулся, когда он вышел из слепящего света.

Он был гулем.

Основное различие между ним и теми, кого я встретил, было то, что он мог разговаривать и в настоящий момент не пытался разорвать мне горло своими зубами.

Он подошёл к нам, но немного в бок, обеспечивая своим до сих пор невидимым компаньоном линию для обстрела. Он оглядел нас обоих.

Лапы Эша были покрыты следами от укусов, а мех — тёмными подтёками от остатков гулей. Я же просто был покрыт гульей кровью, ранен и сильно повредил ногу.

— Как вы попали туда? Ни один пони, кроме гнашеров, не приходил оттуда.

Эш поднял свои когти в его самом убедительном безоружном жесте, показывая тем, что он полностью невраждебен. Я бы сделал то же самое, но я едва мог держать равновесие.

— Мы пришли из водосточной трубы. Что-то вроде опрометчивого решения, не знали, что тут живёт понибудь. — Эш занялся переговорами. Моя же речь была всё ещё смазана, а мозги отказывались соображать.

Гуль посмотрел на нас какое-то время, очевидно оценивая нас и думая над нашим вердиктом.

Он опустил дробовик и кивнул. — Хорошо, я верю вам. Только не натворите тут чего-нибудь, а то поляжете, как гнашеры.

Вот опять это слово. — Гнашер? — В основном я прожевал это слово, делая его немного искажённым, но это всё равно получился вопрос.

Гуль посмотрел на меня, его глаза блеснули голубым в удивлении. Думаю, здесь была разница — проблеск интеллекта.(прим. переводчика: здесь имеется в виду разница между разумными и дикими гулями.) Всё остальное тело было у него когда-то... белым или серым. Сейчас же это были лишь струпья и мёртвая плоть.

— Это те, кого мы снаружи называем лишёнными мозгов. Всё, что они делают лишь скрипят своими зубами. Гнашеры.(прим. переводчика: Gnash — скрипеть, скрежетать.)

Ох... это займёт какое-то время. Мой котелок пока ещё не очень варит. — Имеет смысл...

Гуль посмотрел на Эша. — Эш, я прав? С вашим другом что-то не так?

Эш покачал своей головой, когда указал на меня когтем. — У него был неудачный полёт, думаю, он ударился головой. Он не в полном порядке. У вас есть здесь доктор?

Гуль кивнул и повернулся, чтобы крикнуть другой пони. — Эй, Виола, возьми этих двоих к Найф. И следи за ними, не хочу, чтобы чужаки шныряли здесь свободно. — Он отошёл в сторону, протянув копыто, указывая нам следовать за другим пони.

Эш упал на свои четыре лапы и подошёл к ней, тогда как я плёлся сзади. Оказавшись в кругу света, я увидел, что Виола тоже была гулем. Кобыла, в лицо которой был вплавлен противогаз, скрывал большую часть её внешности.

Когда мы вышли из комнаты, в которой были, я решил спросить кое-что у Виолы. — Где мы находимся?

Она слегка засмеялась. — Должно быть, старый Рэйл Спайкс не слишком раскидывался любезностями, таков уж он. Здесь находиться Андерхуф — самый безопасный город во всём Хорнсмите. Ничего не натвори — и с тобой всё будет хорошо. Также небольшое предупреждение: как вы могли уже узнать от меня и Спайкса, у нас есть некоторое количество гулей, проживающих в городе. Мы просто хотим жить, как любые другие пони; так что, пока вы не имеет проблем с нами, мы не имеем проблем с вами.

Ситуация быстро приобрела угрожающий характер, её глаза пристально смотрели на нас из-под маски, которая придавала каждому сказанному ей слову своего рода приглушённость, хоть и с оттенком зловещности.

— У меня нет никаких проблем с гулями до тех пор, пока они меня не атакуют. А у тебя есть с ними проблемы, Рипл? — Я покачал головой.

Её глаза смягчились за защитным стеклом, и я был уверен, что она улыбается. — Это хорошо. Я так люблю, когда у нас появляются приятные посетители.

Когда она сказала это, мы вышли, по моему предположению, к главному помещению этого города. Это было больше всего того, что я видел, кроме той гигантской чёрной комнаты; здесь разгуливало какое-то количество пони — в основном гули и единороги.

Но теперь, когда я присмотрелся, они все были единорогами. Гнашеры, которых мы убили на платформе, также были единорогами. Имело место быть, что Хорнсмит был преимущественно городом для единорогов до войны.

— Андерхуф — место, куда мы можете сбежать от кошмаров поверхности. У нас есть торговля, выпивка, развлекаловки. Но, что ещё более важно, у нас есть доктор. Вот мы, кстати, и пришли.

Она шагнула в боковую дверь, рядом с которой был нарисован большой красный нож. Я немного занервничал, ведь рисунок больше подходил месту обитанию рейдеров, чем месту лекарств и лечения.

Я последовал за ней внутрь, Эш немного задержался снаружи, прежде чем зайти следом.

— Эй, Найф, у тебя посетители! Ляг вон там, доктор скоро займётся тобой.

Виола указала на низкую кровать, должно быть, бывшую когда-то белого цвета, к которой я поковылял, перед тем как медленно забраться на неё.

Виола несколько секунд смотрела на нас двоих, прежде чем снова заговорить.

— Ну, веселитесь. Ведите себя хорошо, иначе мне придётся застрелить вас. — Её глаза сказали, что она говорила всерьёз.

Комната была тихой, позади себя я не слышал никакого движения. Как внезапно, там появился какая-то пони.

— Ну здравствуй!

Я подпрыгнул; ну или скорее конвульсивно дёрнулся. Я был удивлён её появлением, ожидая совсем не этого.

Молоденькая на вид кобыла, не гуль, с красной шёрсткой и розоватой гривой. Мягкие голубые глаза. Единорог.

Её рог загорелся розовым, и я почувствовал, как её магия передвигает меня, осматривая меня на наличие ранений.

— И так, что тебя беспокоит? Множество старых ран, но что не так сейчас... А, вот оно что. Кровоподтёки и опухлости по правому переднему запястью; должно быть, сломана.

Она достала маленький фонарик и посветила им в мои глаза. — Медленный отклик зрачка, возможно, травма головы.

Продолжая осмотр, она быстрым движением сняла мою одежду и бесцеремонно бросила её рядом с кроватью. Поднимая бинты своей магией, она заглянула под них. — Ожоги второй и третьей степеней вдоль туловища и шеи. — Она поморщила свой нос от запаха сгоревшей шерсти и кожи. — Диагноз: пациент не в критическом состоянии, но всё ещё нуждается в лечении.

Она так быстро всё это сказала, что я едва понял её. Затем она ушла. Точнее она была здесь секунду назад, а затем в следующую секунду рядом с Эшем. — Стой смирно, тебя тоже надо проверить. — Он начал удивлённо отступать назад.

Она схватила его лапы магией и потянула их к себе, чтобы осмотреть. — Грифон имеет многочисленные колотые раны вдоль лап, соответствующих радиусу укусов пони разных размеров. Скорее всего жертвы тяжёлого радиационного отравления, известные также как Гули, или просто Гнашеры для местных. Грифон-пациент показывает следы усталости.

Она посветила фонарём в его глаза. — Для грифоньей особи отклик зрачка в норме. Диагноз: грифон-пациент нуждается в промывке и обработки ран бинтами, а также в ночи отдыха.

Она остановилась, чтобы сделать глубокий вдох, прежде чем развернуться и порысить через всю комнату ко мне. Её походка показалось мне довольно странной. Как будто она не привыкла к ней.

— Здравствуй, я Кримсон Найф. Не волнуйся насчёт имени, оно досталось мне от отца, он думал, что это звучит угрожающе. Как ты себя чувствуешь? И как ты получил свои ранения? Просто расскажи, я послушаю.

Она пролевитировала к себе докторский саквояж и, непонятно откуда взявшимися ножницами, уже отрезала мои бинты. Когда они упали на кровать, она отстранилась от меня.

— Ох... какая антисанитария. Сперва тебе нужно принять душ. Давай я помогу. — С этими словами, прежде чем я сумел вымолвить хоть слово, она подняла меня и мир моргнул.

Мы были в другой комнате — белая плитка с душем на стене и со сливом на полу. Она аккуратно опустила меня вниз и включила воду. Я вздрогнул, когда вода прыснула на мои ожоги, но, честно говоря, она выглядела как мастер своего дела. Не то, чтобы у меня была возможность возразить.

Она быстро материализовала губку из воздуха и приступила к моему мытью. Да уж, я был и впрямь довольно грязным; я был в пути почти две недели, и кто знает сколько времени прошло с моего последнего душа.

Я прямо-таки припух от удивления, когда увидал, что моя шёрстка была белого, как снег, цвета. До этого она была не совсем-то и белой или в худшем случае серой, когда я видел её в последний раз.

— О, нет, этого просто не может быть.

Я начал видеть, как падают волосы. Когда она помыла меня, она начала ещё и стричь мою гриву. Иногда мне удавалось с ней поговорить, но сейчас она довольно громко напевала какую-то песню.

Пожалуй самая странная кобыла, которую я когда-либо встречал.

— Вот так, теперь ты чист. — Мир снова моргнул, и испуганный Эш отпрянул от стены, на которую раннее опирался. Он пялился на меня. — Теперь я могу начать лечение. Ой, ты что-то говорил?

Говорил? А, да. — Ну... э.. привет, Кримсон Найф. Я упал и повредил себе голову. — Она кивала со жаждущей улыбкой на мордочке. Я даже немного побаивался, что она может взорваться с таким-то количеством энергии в ней.

Она начала обёртывать мою ногу шиной и большими бинтами, и я увидел как мимо меня проплыл шприц с чем-то внутри; лекарство выглядело знакомым. Она уколола меня в бок, и я почувствовал, как боль отступила. Мед-Икс. Ладно.

А затем поплыл нож.

— Ох... что ты делаешь? — Я всё ещё был ошеломлён этой кобылой, и это было не из-за контузии. Ей всё время не сиделось на месте.

— Просто готовлюсь к обычной хирургической обработке ран, а потом закончу с твоими ожогами.

Эти слова крутились в моей голове. — Хирургической обработке ран? — Я почувствовал холод от ножа, разрезающего мою спину, но дикой боли не было.

— Вырезание мёртвой ткани способствует выздоровлению соседних участков здоровой кожи. Стандартная процедура, про которую я уже читала.

Погодь-погодь. — Подожди-ка, что значит "читала"?

Она слегка захихикала. — Ох, у меня просто не было раньше пациентов с ожогами. Чужаки всегда приносят мне наиболее захватывающие ранения.

Я напрягся под воздействием ножа, который находился уже подо мной. Её манера поведения с больными оставляла желать лучшего. Посмотрев вниз, я увидал уже затвердевающую оболочку вокруг моей ноги. Теперь я не смогу нацепить всякие цацки на неё.

Скальпель звякнул о металлический поднос, и она начала что-то размазывать по моей спине, что отдалось ощущением холодка по всему телу. Меня немного пробил озноб, и она, подняв меня в воздух, начала щедро обматывать меня свежими бинтами. Нельзя было сказать, что предыдущие были грязными, но я даже не пытался отговорить её от этой затеи. Это была просто плохая идея сделать это.

Она положила меня обратно на кровать и начала балаболить в своей привычном быстром темпе.

— Теперь некоторое время не делай чего-нибудь напрягающего, и возьми эти два бутылька, — Она протянула мне два зелья, выглядящие более мощными, по сравнению с теми, которые я использовал, — Один сейчас и ещё один с утра. Отдохни и навести меня позже.

Повернувшись, она приблизилась к Эшу, в глазах которого читался страх. Она пошла лечить и его тоже.

----

Андерхуф был странным городом. Ни у одного пони не было оружия, за исключением пары гулей в броне, которых я случайно заметил. Может быть, это место дарует им именно ту защиту, за которую так борются многие поселения. На себе я словил пару быстрых и странных взглядов, возможно, из-за того, что я хромаю и факт того, что я чужак, которых у них в городе кот наплакал, потому что никто не знал, что здесь внизу находится.

Сейчас я прибывал в некотором изумлении. Семьи прогуливались по улицам, парочка сидела перед местной забегаловкой и обжимались друг с другом; не ощущалось присутствие ни крови, ни насилия. Я был здесь в диковинку, пятном на девственном облике, который Андерхуф сумел отстоять. Конечно, городок располагался в канализации и туннелях тех обслуживаниях под городом, который давным-давно был стёрт с лица земли мегазаклинаниями, а повторяющийся цветовой мотив — ржавчина, но это не было видом города. Это было чувство. Чувство того, какая на самом деле должна быть жизнь.

Мой желудок внезапно напомнил мне, каким голодным я был, и мои сотрясённые мозги неохотно согласились. Я развернулся и направился к закусочной, чем словил пару странных взглядов от пары впереди. Заходя внутрь, я услышал, как возня в помещении прекратилась.

Все глаза были направлены на меня.

Я неспеша приблизился к пони за прилавком, стараясь не бродить глазами по помещению.

— Да... можно мне.. э.. какую-нибудь еду. — Кобыла за стойкой кивнула и быстро сообразила мне тарелку с... едой, я думаю. Я не был точно уверен, что это было, но это выглядело съедобно. Я заплатил кобыле и повернулся, зашагав с едой к самому крайнему столу, подальше от назойливых взглядов.

Я только было приступил к трапезе, как пони скользнула на стул напротив меня. Я сразу же посчитал её за чужака. Насколько я мог судить, она была земной пони; она была одета в тёмную робу с капюшоном и имела тёмный окрас, делая и без того её затенённое лицо ещё более неразличимым. Единственный серый глаз сверкнул мне из темноты.

— Всегда рада видеть здесь очередного жителя с поверхности. Привет, зовут Фластер. Я — торговка. А ты? — Её голос был тонким и приятным.

Я проглотил, что было у меня во рту, и взглянул на неё. — Рипл. Извини, если покажусь странным, небольшое сотрясение.

Она понимающе кивнула, улыбка заставила её зубы ненадолго поймать немного света под её капюшон.

— Итак, Рипл Сотрясённый, чем ты зарабатываешь себе на жизнь?

Я сделал паузу, думая над этим. Месть — была не совсем хорошим ответом. Злость тоже.

— Я — охотник за сокровищами. — Идеально.

— О-о, звучит захватывающе. И как же охотник за сокровищами пришёл сюда вниз. Они обычно не пропускают пони без веской на то причины. Я, например, приношу боеприпасы извне. У этих пони практически ничего из этого нет; они располагают только медицинскими припасами. Говорят, у них где-то здесь есть убежище МиМ.

Мои уши навострились. Оказывается, Министерство Мира запрятало много всего интересного по всему Хорнсмиту. Некоторое из этого было ужасающим, как, например, тот куб в моей сумке, но, кажется, по всему городу был заныкан почти бесконечный запас медицинской требухи.

— Мой напарник и я... мы нашли путь сюда через канализацию. Не знали, что здесь есть город, но они пустили нас восстановиться. Вляпались в передрягу с гнашерами.

Она скорчила гримасу. — Ага, эти гули довольно противные клиенты. Я имею в виду тех, что в туннелях.

Я сделал ещё один укус, неспеша пережёвывая, пока она говорила. Какой-то пони вошёл в заведение, но я даже не поднял на него взгляд. Пока он не подошёл к нашему столу и не уставился на нас сверху вниз.

Рэйл Спайкс

— Ах, как удобно. Как раз двое пони, которых я и ищу. Слушайте сюда: когда вы закончите трапезничать, мне нужно увидеться с вами в моём офисе. У нас маленькая проблема, которую нам нужно урегулировать. — Замечательно.

Я кивнул ему, делая ещё один укус. Я не был на сто процентов уверен, чем была эта еда, и я не смогу даже описать её в аккуратных деталях, но это было не так уж и плохо.

Когда Спайкс ушёл, я посмотрел через стол на торгашку. — Знаешь что-нибудь про это?

— Не совсем. Спайкс, возможно, просто хочет нанять нас для какой-нибудь работы.

А. Ну, конечно.

----

Фластер вела путь, пока я шатался рядом с ней. Её балахон тащился по земле, пока она шла, и я гадал, какую работу нам могут подкинуть. Она не выглядела боеспособной, но если она взаправду была торговцем, то должна знать, как сражаться, а не то погибла бы уже давно.

Офис Рэйл Спайкса, как я выяснил, был на самом деле штабом Охраны Андерхуфа — организации, охраняющей Андерхуф и защищающий его от внешних агрессоров. Состоящий практически из гулей, Охрана держала пони этого города под защитой. Рэйл Спайкс был начальником Охраны Андерхуфа, что объясняло наше прибывание в этом городишке. Ну да, начальник говорит: "Вы в безопасности", и все пони следуют за ним.

Эш уже ждал нас, его лапы были туго перебинтованы, когда он сердито посмотрел на нас. — Та пони — чокнутая. Ты оставил меня с ней.

Я слегка пожал плечами. — Прости, Эш, не подумал об этом. Сотрясение и всё такое, сам понимаешь. — Я кивнул на Фластер. — Это Фластер, она тоже с поверхности. Рэйл Спайкс тоже попросил её о встрече с ним. — Эш приветственно кивнул ей, явно не ровно дыша на пони в капюшоне.

Рэйл Спайкс зашёл в офис из соседней комнаты и закрыл её. — Хорошо, пришло время платить по счетам. Вы двое, — он указал копытом на меня с Эшем, — в долгу перед Андерхуфом за то, что пустили вас внутрь. У нас несколько гнашеров, нападающих на западный вход, вы пойдёте и убьёте их. Фластер здесь, чтобы сопроводить вас до туда, ни один пони не знает туннелей лучше, чем она. Фластер, в качестве оплаты можешь брать любые побрякушки.

Торговка буквально потёрла свои копыта друг о друга, когда он это сказал. Эш и я обменялись взглядами с осознанием того, что нам снова придётся пережить прошлое; но драться без защиты — такая перспектива нам не улыбалась.

— Эй, Шеф, — Эш тюкал свои когтем кончик клюва, когда говорил это, — У вас есть здесь где-нибудь магазинчик со стволами? А то я на самом деле не очень-то экипирован для очередной потасовки.

Рэйл Спайкс кивнул, указывая на дверь. — Когда выйдете, туннель слева. Синий жеребец, имя Грисл. Не спрашивайте про имя. (прим. переводчика: Gristle — хрящ, хрящик.)

Кивнув, Эш развернулся, чтобы уйти. Я последовал за ним, Фластер тоже не отставала. Она радостно рысила, всё время предвкушая будущую добычу. Я беспокоился о её безопасности. Вдруг мы облажаемся, и она сгинет.

Позади нас выкрикнул сиплый голос. — Ах да. Я сейчас погутарил с Найф, и она сказала никуда вас не отпускать до утра, у меня как раз есть замечательная камера в тюрьме. Вы можете отправиться утром.

Мы уставились на него. Мы что, будем всю ночь находиться в тюрьме? Ай, ладно; если честно, я спал и в более худших местах и я полностью уверен, что Эш — тоже. Кивая, мы оба почувствовали его пристальный взгляд на себе, когда развернулись и отправились вниз по улице.

Мы, должно быть, выглядели как неплохая процессия. Забинтованный и злой грифон, большой белый единорог с ожогами, бинтами и шрамами, и маленькая пони в мантии, буквально прыгающей за нами. И, конечно же, факт того, что мы все были жители поверхности стало просто вишенкой на торте и главной первопричиной для горожан пялиться на нас.

Эш нагнулся, проходя туннель, и стараясь держаться прямом положении с того момента, когда его когти и лапы были забинтованы. Я последовал за ним, слегка хромая и пытаясь привыкнуть к тому, что гипс на моей ноге придавал мне лишнюю высоту.

Боковой туннель вёл в комнату до потолка набитую различными шкафчиками для хранения, полками и ящиками. Небольшой синий жеребец проделывал себе путь через ящик, стоящий в задней части комнаты, и посмотрел на нас ровно тогда, когда мы вошли в его владения.

— Добро пожаловать в Универмаг Грисла. Всё, что нужно, чтобы противостоять опасностям пустошей. Я — Грисл, чем я могу вам помочь? — Он был очень низким для жеребца. Почти размером с жеребёнка. Эш возвысился над ним, смотря вниз. Жеребец в свою честь не проявил ни капли страху. Эш оскалился, конечно же он собирался заключить сделку. Начались переговоры.

Я уселся и с рассеянным видом потирал своё сломанную ногу, а Фластер села рядом со мной. Мы наблюдали за тем, как они двое ходили туда-сюда, торгуясь и забрасывая друг друга предложениями. Я никогда до этого не видел Эша за этим делом, он просто всегда заходил в магазин и возвращался оттуда уже с вещами. Он был хорош, намного лучше, чем я. Фластер же наблюдала за этим, как за каким-нибудь видом спорта, её глаза также носились по магазину, когда они ставили ставки друг на друга.

И, наконец-то, они дошли до точки невозврата.

Грисл выиграл, но не так, чтобы сильно.

Эш повернулся к нам, держа в одной лапе здоровенный револьвер с открытым барабаном. Он внимательно осматривал оружие — проверяя дуло и спусковой механизм на наличие каких-нибудь дефектов. Не найдя ни одного, он взял два коробка с патронами и пояс с кобурой, который ему протянул Грисл. Из своей сумки он отсчитал приличное количество крышечек и несколько подобранных им предметов. На самом деле я не обратил внимание, что он ему передал. Он затянул пояс вокруг своей поясницы и положил туда ствол.

Несмотря на то, что он заплатил куда больше, чем, я чувствую, он хотел, он выглядел довольным. — Кик, тебе следует тоже присмотреть себе какую-нибудь пушку.

Я покачал своей головой. Я был доволен Сломленным, и почувствовал, что это было бы сродни предательству, если бы я заполучил другой ствол.

— Может быть, в другой раз. Прямо сейчас... я думаю, что мне надо прилечь.

Блюр ударил по глазам в полную силу. Я был измучен тем, через что прошёл, и сотрясение только и делало, что усугубляло все вещи в геометрической прогрессии. Я повернулся от него и вышел из Универмага, направляясь к тюрьме.

По часам на моём ПипБаке стало понятно, что солнце зашло ещё несколько часов назад и было уже довольно поздновато. Я двинулся к пункту Охраны, прежде чем услышал цоканье копыт позади. Точно.

Я развернулся и увидел кобылу, следующей за мной. Она, видимо, не поняла моего сказанного намёка.

— Фластер, мы выдвинемся с утра. Иди поспи немного, увидимся рано на рассвете.

Выражение её глаз было странным. Мне не представлялось возможным разглядеть остальное её лицо, что делало его довольно проблематичным для опознания каких-либо эмоций.

Ничего не говоря, она развернулся и порысила прочь в город.

Заходя в выделенную нам тюремную камеру, я обнаружил двухъярусную кровать и грохнулся на нижнюю койку. Я за считанные секунды провалился в сон, благо это было по моему собственному решению и лишь частично по решению травмы.

----

Когда я открыл глаза, я осознал две вещи. Что грифон на верхней койке безбожно храпел, и что при пробуждении я вижу один-единственный, смотрящий прямо в душу, нелюбезный глаз. С вырвавшимся криком, я попятился от кобылы, стоящей на моей кровати и пялящейся прямо мне в лицо.

— О, хорошо, ты проснулся. Сейчас мы уже можем идти за добычей. Давай, пошли! — Её голос пронзил сонный туман в моей голове.

Я застонал и пролевитировал зелье, которые дала мне Кримсон Найф, из своей сумки и выпил его. Моя голова ощущалось уже лучше, также как и ожоги. Моя нога всё ещё ныла, но на то она и кость, что лечится она дольше живых тканей.

Я пнул своей ногой с ПипБаком по кровати сверху, в попытке разбудить беспощадно храпящего грифона. Нет ответа. Я посмотрел вниз на то место, где на моей кровати сидела Фластер, — Гляди, чё сейчас сделаю.

Я упёрся и начал толкнул снизу вверх матрас с одной стороны через тонкие металлические прутья. Он поднялся и сбросил спящего грифона прямо на холодный металлический пол с громким треском. Ещё некоторое время я слышал его стоны, затем когти опустились на мой матрас. Голова грифон вскоре последовала за ними, и он смотрел не очень-то доброжелательно.

Я безразлично пожал плечами, — Пришлось будить тебя.

Он поднялся, отряхнулся от пыли и вышел из открытой клетки, забирая свои вещи на ходу. Я спрыгнул со своего матраса и надел свои пожитки и седельные сумки, зашагав следом. Фластер было прямо за мной.

----

Огромная дверь издала звенящий звук, когда захлопнулась за нами. Мы стояли в значительных размеров туннеле, намного больше того, в который мы первоначально были. Этот туннель был лучше освещён, огни тянулись по всей его длине. На пути встречались дорожные знаки, но разорванное тело, по-видимому, местного, идентифицировало туннель, как не очень безопасный. Тело было порвано на части и частично обглодано, кровь размазалась вдоль и поперёк стен. Это была не самая приятнейшая смерть.

Фластер смотрела вниз на пони примерно с пол минуты, — Пайп Ренч. Местный механик. Он был хорошим пони.

Её слова заставили меня немедленно начать думать о Шейд. Прошёл всего день с того момента, как я её оставил в Блэнке, но казалось, что прошла целая вечность.

Я посмотрел на кобылку, которая разглядывала труп ещё несколько секунд, затем она развернулся и зашагала дальше по туннелю. Мы вдвоём быстро догнали её и направились дальше по туннелю, следуя за ней.

Мы резко свернули с главного пути в боковой проход. Затем в ещё один. Пройдя вниз несколько лестниц, я мельком понадеялся, что Фластер была и вправду хороша в этих туннелях, как и говорил Рэйл Спайкс, но уверенность в её движениях, не задавая вопросов на каком пути мы были, заставляло меня почувствовать, что она и вправду была.

Эш шёл, положив лапу на свою новоприобретённую пушку, практикуясь в её резвом вытаскивании из кобуры. У него довольно неплохо получалось. Я также тихо радовался, что он получил этот пистолет. Так как в последний раз, когда он стрелял здесь, мои барабанные перепонки почти лопнули от его огромной винтовки.

— Ладно, они прямо по курсу. Будьте осторожны. — Кобыла в робе ничего не говорила с того момента, как мы нашли Пайп Ренча, и её голос развеял тишину, которую я даже не заметил.

Эш достал свой револьвер с бедра, теперь уже серьёзно. Он ступил вперёд, его задние ноги практически не издавали шума.

Он был более скрытен, чем я, даже несмотря на его рост, и теперь он вёл дорогу. Я прожестикулировал Фластер, что ей следует держаться ближе ко мне и быть тише. Она с энтузиазмом кивнула и подкралась ко мне. Она не проделала ни единого звука, делая это, и я внезапно ощутил себя, как неуклюжий олух из-за моей хорошо слышимой щёлкающе-ударной походки из-за моего, до сих пор находящегося на копыте, гипса.

Эш шёл впереди нас, перебегая от одного укрытия к другому. Добравшись до туннельного поворота, он выглянул из-за угла и одёрнул голову. Он сделал знак своими когтем быть тише, и мы подкрались к нему. Я выглянул из-за угла и увидел их.

Четыре гуля, просто стояли там, по счастливому случаю они были обращены к нам спинами. У Эша расползлась огромная ухмылка на морде, и он посмотрел на меня. Используя два своих когтя, он изобразил их в виде движения. Затем он положил свой кулак на открытую ладонь. Я кивнул. Патроны нужно экономить, мы ведь не знаем с каким количеством столкнёмся. И тем более шум от выстрела привлечёт остальных.

Двигаясь так тихо, как это только возможно, должен признать это было довольно сложно для меня, мы обогнули угол и начали приближаться к гулям. Эш пробрался вперёд, и я ждал, пока он сделает первое движение. С моим гипсом и металлом на задних копытах, я не смогу подкрасться к ним, будучи не замеченным.

Грифон тихонько подкрался к ближайшему гулю, вырисовываясь на фоне темноты за ним в подобие хищника, коим он и являлся. Он схватил гуля за челюсти и поднял ему голову, его когти засели глубоко. Полоснув по горлу, он почти оторвал ему голову. Гуль издал ничтожный удушающий звук, и остальные повернули свои головы на убитого.

И тут я выхожу на сцену.

Я двигался шустро, заполняя пробел, прежде чем они полностью осознают, что одного из их братков положили. Одетый на моё копыто ПипБак ударил одного из гулей в висок, отчего тот с сокрушительной силой спикировал в стену. Черепушка разлагающегося единорога взорвалась, как арбуз, и я помчался к следующей цели, пиная её своей задней ногой. Удар пришёлся точно в середину шеи второго гуля, треск его позвоночника послышался даже через его омертвевшую кожу.

Я вовремя обернулся, чтобы увидеть, как Эш хватает оставшегося гуля за шею, его когти вонзились внутрь. Гуль попытался издать какой-нибудь звук, но он крепко сжимал его горло. Зажав его голову, он вывернул её под неестественным углом, прежде чем дать мёртвому гулю упасть на земь.

Всё прошло лучше, чем я ожидал. Шелест ткани о металл заставил меня обернуться, и я увидел Фластер, которая была уже среди нас, мародёрствуя по пережёванным одеждам гулей.

— Вы, ребята, молодцы. Гнашеры хоть и выглядят так себе, но вы можете найти на их трупах интересные вещички.

Она достала отвёртку из одного кармана и несколько крышечек из другого. Она гордо держала отвёртку у себя во рту. — Вот, как раз нужна была одна такая.

Она сныкала то, что нашла в свою мантию, и мне было интересно, были ли у неё седельные сумки, карманы или что-то вроде. Спрошу позже.

— Рад, что ты понял, что я тебе пытался донести, Кик. Ты реально сосёшь во всей этой скрытности. — Ага, я в курсе.

Скользнув взглядом назад на кобылку в мантии, я обнаружил, что она уже закончила оббирать тела и уже во всю горячо кивала.

— Давайте... давайте пойдём дальше. Мы ещё не закончили свою работу. — Их осуждения уже порядком надоели мне, поэтому я развернулся и порысил от них прочь дальше по туннелю.

Щёлк-щёлк-бам-щёлк. Щёлк-щёлк-бам-щёлк.

Твою-то мать.

После этого, зачистка гнашеров, которых мы встречали по пути, была лёгкой. Они всегда собирались в группы от двух до четырёх по причине, недоступной мне. Эш и я быстро разбирались с ними. Наверное, я слишком много думал насколько они были опасными на самом деле, основываясь на нашей предыдущей встрече более с чем дюжиной. С маленькими группами было более легче управляться. Фластер же следовала по нашим следам истребления, не оставляя ничего ценного после себя.

И наконец-то мы дошли до туннеля, ведущего вниз. Там было ещё темнее и до нас поднялась ужасная вонь — намного более противную, чем мы привыкли.

— Логово там, внизу. Будьте осторожны, ребята... там гнашеры намного злее. — Фластер немного поёжилась, когда говорила это. На этот раз она не выглядела возбуждённой, как раннее. Она выглядела оправданно напуганной.

Я кивнул и начал спускаться в темноту, Эш шёл рядом. Мельком оглянувшись, я застал Фластер выглядывающей на нас из-за угла, её серый глаз поймал немного свет. Без этого фактора, она была бы абсолютно невидимой. Теперь я понял, откуда она так хорошо знает эти туннели, и тем не менее показывает полную не боеспособность.

Туннель выровнялся и мы обнаружили себя у огромной металлической двери, отличающейся от любой двери, люка и ворот, которые я видел здесь. На ней не было никакой ржавчины. Рисунок полностью выцвел, но мне показалось, что я увидел блеклую звезду на двери. Не узнаю этот символ, это не были те три бабочки, которые я привык видеть на важных объектах по всему Хорнсмиту.

Похоже за дверью взорвалась бомба. Комната когда-то была квадратной формы, но теперь множество дыр украшали стены и потолок, как будто огромная сила вытолкала их наружу в точку взрыва.

Почти в середине комнаты стоял одинокий гнашер. Огромный жеребец единорог был больше всех остальных гулей. На нём были обрывки тяжёлой брони, таких больших я даже не видывал. На нём также было боевое седло, но тяжёлое оружие, установленное на нём, было разрушено и изогнуто, так что им практически нельзя было воспользоваться.

Эш медленно убрал револьвер и вытащил свою винтовку. Комната была достаточно просторной, чтобы в ней можно было безопасно палить. Он взял его на мушку через прицел и тщательно целился. Я подкрался, готовый быстро вклиниться в действо при первых знаках враждебности.

БАМ!

Прогремел выстрел и пуля ударила гнашера в бок, отбрасывая его в кучу коробок, вдавливая их в землю. Затем гнашер встал и повернулся прямо к нам. Он завопил и ринулся через всю комнату на нас.

— Дерьмо! — Эш дёрнул затвор и снова выстрелил, пуля пробила броню, затормаживая атакующего гнашера на секунду, прежде чем тот опять во все колёса побежал к нам. Пробежав через Эша, грифон был откинут к стене, его винтовка рухнула в кучу мусора.

Гнашер пробил и стену заодно, но медленно попятившись от стены, он начал поворачиваться ко мне. Сломлнный выстрелил, картечь рванула прямо в лицо и шею гнашера, но тот едва ли дёрнулся. Из чего, чёрт возьми, сделан этот пони?

Он бросился на меня, удар прошёл как от столкновения с кирпичной стеной, и начал бросать меня туда-сюда.

Всё это казалось мне очень знакомым — это всё, о чём я мог думать, вновь взлетев в воздух. А, ну да, рейдер в #108. Это отстойно биться с пони сильнее тебя.

Я проскользил несколько футов, приготовившись к его следующей атаке. Гнашер поднял пыль, когда начал набирать скорость, и я просто ждал. В последнюю секунду, я отпрыгнул в сторону и активировал З.П.С. Выбрав дважды его голову и один раз его передние ноги, я отключил заклинание и жизнь снова обрела движение.

БАМ!
БАМ!
БАМ!

Первый выстрел влетел в его голову с брызгами тёмной жидкости. Второй — взорвал его глаз и куски черепа, выставляя свой мозг наружу. Третий выстрел разорвал его ногу в колене, избавляя его от металла и гниющей кожи и обнажая под ним мускулы и кости.

Он повалился на земь и проскользил через кучу щебня, поднимая большое облако пыли и мусора.

Я закашлялся, когда перезаряжал Сломленного. Я снова прицелился в заслоняющую его пыль, чтобы убедиться, что огромный гнашер наконец-то отправился в мир иной. Я услышал, как зашевелился мусор, и моя челюсть отвисла, когда я смог наконец увидеть.

Мертвый пони обратно встал и уже повернулся ко мне. Прозвучал громкий выстрел, и крупнокалиберная пуля проделала очередную дырку в груди гнашера, но тот всё ещё не подыхал. Снова атакуя, на этот раз уже хромая, от гнашера можно было с лёгкостью увернуться. Отпрыгнув в сторону и пнув его бок, пока он пробегал мимо, я оторвал ещё один кусок от пони, но тот упрямо продолжал стоять на ногах. Эш также увернулся, отправляя пулю из его винтовки в эту штуковину с близкого расстояния. Она прошла на вылет, кроша металл, кости и внутренности и вылетев с другой стороны из его бока, но тот всё ещё оставался в живых.

Эш взмахнул крыльями, унося себя на расстояние, и приземлился рядом со мной, когда гнашер медленно повернулся для очередного забега.

— Это что ещё за хуйня такая?

Грифон покачал головой, когда я спросил это, и отправил по прямой следующий выстрел, — Кик, я сам не имею ни малейшего понятия.

Винтовка дёрнулась, отправляя в комнату ещё один кусок свинца в почти бессмертного гнашера, взорвав ещё одну из его частей, но не роняя его.

— Мы или продолжаем изматывать его также, или в конечном итоге здесь никого из нас не останется. — Это был мой план, и я не мог думать о каком-либо другом решении.

Грифон ухмыльнулся взглядом, который я так давно не видел. — Да. Давай сделаем это.

Почти ломая затвор и кладя в него очередной патрон, мы стали дожидаться следующей атаки. То, что гнашер был безмозглым берсерком очень играло нам на копыто, или этот план просто с крахом провалиться.

Он атаковал, а мы уворачивались, отрывая с каждым разом по куску от него. Это занятие серьёзно хлопнуло по нашему запасу боеприпасов, что несомненно заставило меня забеспокоиться.

— Эш, у тебя есть что-нибудь взрывчатое в сумке?

Он покачал головой, и мы снова увернулись, паля по пробегающему мимо гнашеру. По крайней мере, это стало рутинным занятием.

— У тебя ведь есть ещё те разрывные патроны. — Истинно так, и я думал, что только два оставшихся патронов будут ограничивать меня от их использования, но это было полным абсурдом. К чёрту.

Я зарядил один из патронов в Сломленного и активировал З.П.С., боясь промазать по нему. Я выбрал атакующего гнашера, застряв во времени заклинания, и прицелился прямо в центр его груди, которой уже почти что не было — только чёрная пустота внутри.

Я выстрелил, наблюдая, как разрывной патрон сокращает дистанцию прямо в полость гнашерской груди. Время ускорилось, и атакующий зверь взорвался изнутри, разрываясь на двое. Передняя часть приземлилась рядом с нами, и я простонал, когда она попыталась выпрямиться и начать тащиться к нам. Было плёвым делом просто затоптать его, пока он больше не сможет двигаться.

Я начал медленно покрываться чёрной слизью, но меня это не волновало. Я позвал,

— Фластер, ты можешь спуститься, теперь здесь чисто. — Мой Л.У.М. показывал, что рядом никого нет за исключением красной точки, которую я перемолол в кашу.

Кости хрустели, а органы хлюпали, когда я двинулся. В конечном итоге, куча когда-то бывшего пони была просто дрожащей массой враждебных намерений.

Я был на мгновение поражён виноватым воспоминанием того, что я сделал с Аутфилдом, когда смотрел на это, не совсем понимая, почему он всё ещё горит красным.

Разбей, разорви на части, сожги, застрели, раздави. Этот пони просто не переставал пытаться.

Это был не обычный гуль, таких я нигде не видел. На его убийство ушло порядочное количество времени, так что Эш и я заметно устали от бойни.

Тёмная фигура, которой была Фластер, проделывала себе путь через комнату, досматривая каждый переживший битву ящик и проверяя каждый тёмный угол. Я услышал её тихий возглас, — Ооооу... — и повернулся, чтобы посмотреть поближе. Она нашла дверь, едва различимую за грудой всякого мусора. — Можете мне помочь?

Я порысил к ней, всё ещё капая тёмной жижей. Я был покрыт вещами и похуже. Она отшатнулась, когда я приблизился к ней, прикрывая свою тёмную мордочку копытом. — О, Селестия, ты так пахнешь! Ой, извиняюсь. Пожалуйста, не мог ли ты подвинуть весь этот мусор, мне нужно вон в ту дверь.

Я рассмеялся, когда она почувствовал, что обидела меня, но я прекрасно знал, как пахну. Я был покрыт тем, что было гульей кровью — не совсем благородной жидкостью.

Я начал сдвигать мусор подальше от двери, используя свою недюжинную силу, которая позволяет легко перемещать куски металла и камня. Эш подбежал ко мне и использовал свои более искусные лапы для помощи. В мгновение ока мы очистили дверь, к которой сразу же подбежала Фластер, доставая откуда-то из мантии отвёртку, а также небольшую полоску металла. Вставляя оба предмета в замок, мне стало интересно, знает ли она, что творит. Когда дверь со щелчком открылась, я понял, что всё-таки знает. Такой навык пригодился бы в том Региональном Штабе или с любыми ящиками, которые я был вынужден разрушить, чтобы пробраться внутрь.

Она практически прыгала, когда зашла в комнату, и мы оба, играя роль эскорта, двинулись за ней, держа оружия наготове.

Комната была... странной.

Оборудование, о функциях которого я даже не догадывался, опоясывало стены; единственный терминал восседал в центре комнаты. Фластер было абсолютно фиолетово до терминала, взламывая вместо этого не цифры, а замки, выстроившихся вдоль стены ряда шкафчиком.

>>Министерство Тайных Наук — Хранилище и Техобслуживание Хорнсмита
>>Соединение с Сервером Кантерлота потеряно — Режим Только Чтения Активен
>>
>>
>>
>>Отчёт 2576

Я выбрал отчёт — единственный вариант, так как остальные файлы терминала были в какой-то блокировке. Стена текста выскочила, и я стал читать её, не ожидая увидеть многого.

--Отчёт 2576
Грейс заставляет нас переместить один из объектов Проекта Бесконечность из Хорнсмита, но с нашим ограниченным присутствие здесь, мы вынуждены держать его в чёртовой комнате техобслуживания. Ненавижу этот город, и всё что под ним. Конечно, Хуффингтон тоже не сахар, но там вы по крайней мере можете хоть что-то увидеть. Город наверху такой банальный и безвкусный. Как будто они выбрали самого убогого единорога в мире, чтобы спроектировать его. Никаких привычных огней. В любом случае, я ненавижу держать эту штуку здесь, я не доверяю ей. Ни один из этих пони не выглядит правым, и мы продолжаем держать это в той комнате, наполненной экспериментальным электроснабжением для долгосрочных криогенных контейнеров? Вот чья это была идея? Возможно, Глори — она понятия не имеет как обращаться с магическим материалом, и ещё меньше с магическим оружием. Эти пони из МиМ не должны напортачить с этим, это далеко за их пределами. Подождите-ка... что-то происходит. Земля только что поколебалась. Продолжу отчёт, когда вернусь.

-Эжюр Кристал
-Специалист По Инвентаризации М.Т.Н.
-------

Вот и всё, что было. Мне стало интересно был ли тот пони, которого мы грохнули, тем самым про которого она говорила. Не менее стало интересно то, стало ли энергоснабжение, о котором она говорила, причиной нанесения такого серьёзного урона той комнате. Это только добавляло вопросов, хотя не менее важно то, чем являлся Проект Бесконечность.

Был ли он связан с Проектом Гринхуф? Ужас, который я увидел (и почувствовал), заставил меня задуматься был ли очередной Чёрный Куб или чем бы ни была та штука в камере, Драконэквус, замешан в этом, неубиваемый пони ещё был под вопросом.

Я скопировал отчёт в свой ПипБак и отвернулся от терминала, когда Фластер подошла ко мне.

— Я собрала всё полезное. Возвращаемся, Рэйл Спайкс будет доволен тем, что ты завалил этих гулей.

Она улыбнулась, свет отразился от её белый зубов под капюшоном. И мне снова стало интересно, как она на самом деле выглядит.

Кивнув, я повернулся к двери. — Да, давайте возвращаться. Фластер, ты указываешь путь; абсолютно уверен, что мы бы потерялись без тебя.

Она выскочила из-за двери, и я последовал за ней, Эш позади. Проходя мимо груды костей и гниющего мяса, которые были неостановимым гнашером, я заметил, что кровавое пятно было размазано на земле добрый метр-другой. Оно всё ещё пыталась добраться до нас. Вздрогнув, я поспешил побыстрее ретироваться в направлении двери. Когда Фластер вышла через неё, я попросил Эша закрыть её за нами. Эта хрень поистине пугает меня.

Он c грохотом закрыл дверь и повернул ручку, надёжно запирая её. После этого мы направились обратно в Андерхуф, где, как мы надеялись, сможем вернуться назад на поверхность. В этих туннелях была только боль, и ничего более.

----

Когда я увидел труп Пайп Ренча, я понял, что мы на верном пути. Впереди была главная дверь, ведущая в Андерхуф, она не была украшена и выглядела больше как обычная дверь её размеров, которых здесь была навалом. Теперь я полностью понял, как город оставался таким незаметным и процветающим со всеми этими мусорщиками и торгашами, как Фластер, вылезающая наружу за припасами.

Фластер приблизилась к огромным металлическим воротам и постучала по нему копытом, сначала три раза, а затем один. Дверь ударилась и начала отползать в потолок, открывая проход в Андерхуф. Рэйл Спайкс и двое Охранников, которых я раньше не видел, стояли там, их пушки были направлены в наши лица. Хотя увидев Фластер, они опустили свои оружия и отошли в сторону. Мы прошли внутрь, и ворота за нами закрылись с громким лязгом.

Фластер, всё ещё восхищённая своим уловом, который притащила, направилась в Универмаг Грисла. Эш и я стояли там, когда к нам подошёл Рэйл Спайкс, остальные Охранники направились в город делать то, что они делают помимо охраны ворот.

— Вижу вы вернулись в целости и сохранности. И Фластер тоже уберегли. Хорошая работа; если честно я не знал, что от вас можно ожидать. Если бы вы погибли, то всё равно, а вот если бы погибла Фластер, город потерял бы талантливого добытчика. Нельзя этого допустить, но я знаю, что если ситуация пойдёт под откос, она сможет за себя постоять. В любом случае, я что-то слишком заболтался. Вы отплатили нам, теперь вы можете идти, хотя Найф просила вас заглянуть к ней на осмотр перед уходом.

Он коротко кивнул и ушёл прочь. Мы же проделали наш путь к красному ножу, и порысили через открытую дверь.

— Кримсон Найф? Ты здесь? — Я только позвал её, как единорожка появилась прямо передо мной с тихим хлопком, который я до этого не замечал. Она оглядела нас обоих, и её глаза сузились. Я почувствовал, как ремни, удерживающие мои пластины ослабли, и всё это было снято вместе с сумками.

Она немедленно оказалось сбоку от меня, осматривая и поднимая бинты на моём торсе.

— У пациента виднеются большие гематомы, скорее всего от сильного удара. Гематомы никак не пересекаются с обгоревшей зоной, лечение хирургической обработкой ран показывает положительные результаты. Ожоги заживают на отлично.

Она опустилась, и её рог загорелся, постукивая по моему гипсу. Он стал прозрачным, и я внезапно смог увидеть свою кость. Это вызвало у меня лёгкую тошноту.

— Трещина в кости также заживает отлично, зелье, кажись, справляется со своей работой и помогает процессу лечения в ускоренном темпе.

Снова маленький фонарик. — Зрачки пациента реагируют нормально, контузия почти полностью излечена.

Затем она подошла к Эшу, осмотрев того ещё раз и сняв с него бинты. Как только она перестала трещать сама с собой, она отшатнулась от нас, сморщив нос. Мир моргнул, и все мы очутились в комнате с душем. Вода включилась и сразу же омыла меня и грифона.

Когда вода пробежала по моему лицу, я спросил, — Это и в самом деле необходимо?

Она быстро чистила нас обоих двумя губками.

— Вы оба безусловно грязные. А грязь порождает инфекцию. А инфекция в свою очередь порождает смерть. Я не хочу, чтобы мои пациенты умерли просто из-за того, что они грязные.

Процесс очистки дошёл до моей гривы; я вздохнул, принимая свою судьбу. Эш ничего не говорил, просто сидел там, пока красная кобылка чистила его чёрные перья.

Агась. Самая странная кобыла, которую я когда-либо встречал. Даже со странным поведением Шейд, полным переключением личности Свипс, ликующим безумием Синдер и слишком большим азартом собирательства Фластер, Найф бесспорно брала верх над всеми ими.

----

Когда мы стояли перед открывающимися воротами, мы оба были в хорошем настроении. Мы собирались вернуться обратно на поверхность, подальше от этого металлического и тёмного ада. У Эша на морде была исполинских размеров ухмылка, и я, если честно, немного горжусь им за то, что он так быстро смог справиться со своей клаустрофобией; но я также не забыл избегать с ним лифтов. Огромные металлические ворота полностью открылись с дрожащим ударом, и мы сделали наши первые шаги на пути к поверхности. Рэйл Спайкс рассказал по какому пути нам идти, и я сделал всё возможное, чтобы закрепить его в памяти.

Когда мы шли по коридору, я услышал слабый шорох и обернулся. Я не увидел ничего, кроме пары Охранников, закрывших ворота и смотрящих в туннель на нас. Я просто приписал этот шум к воротам и продолжил идти, устремив взгляд вперёд.

Мы вдвоём шли бок о бок достаточно долгое время. Мы пошли к Грислу запастись патронами и припасами тем немногим, что у нас осталось для торговли, вместе с тем, что ещё, по-видимому, Фластер дала ему на этот случай. Она была лучшей пони, намного лучшей, чем мы заслуживали. Если честно, то она заставила меня подумать о Шейд. Я всё больше и больше скучал по ней. Думаю, я влюбился, или что-то типо того. Это было странное чувство, непохожее на обычные чувство вины и самоненависти. Тёплое чувство. Боль от разлуки с ней было чуждым чувством, как будто часть меня находиться в другом месте.

Опять этот шаркающий звук, я резко обернулся, вынув Сломленного. Эш продолжил идти и свистнул мне, чтобы я поторапливался. Позади нас я ничего не увидел и убрал Сломленного в кобуру перед тем, как развернуться догонять грифона.

— Эй, Кик, тебе надо бы успокоиться, братуха. Ничего такого не крадётся за нами. — Он близко наклонился и прошептал, — Это просто Фластер. Она следует за нами с того момента как мы ушли.

Я медленно повернул голову, на этот раз играя более скрытно. Там я увидел проблеск чёрной мантии, исчезающей в дверной проёме. Подыгрывая, я продолжил идти с улыбкой на лице. По крайней мере с ней на хвосте, мы точно не заблудимся. Я не думаю, что она позволит сойти нам с пути и подохнуть где-нибудь в туннелях, во всяком случае, если я её правильно понял.

Неспеша, я начал замечать, что туннель, в котором мы были, стал подниматься по наклонной вверх. Это был маленький поток воды, бегущий с одной сбоку, который и предупредил меня. Должно быть наверху льёт дождь. Изредка я быстро оборачивался через плечо, чтобы убедиться, что кобылка всё ещё следует за нами. Конечно же, когда я знал, что ищу, я увидел её. Я знал, что ищу и всё ещё напрягался, чтобы увидеть её..
Маленькая, чем обычно, тень, тихий шорох ткани — всё это предало её местоположение.

Голова Эша немного оживилась и он двинулся быстрее. Я тоже стремительно порысил, чтобы нагнать его; шум Фластер улавливался позади лишь слегка.

— Что случилось?

Лыбящийся грифон начал бежать. — Это дождь! Ты что не слышишь, мы уже близко к поверхности!

Мы обогнули угол и ломанулись вверх по ступеням к двери. За раз он ступал по нескольким ступеням и остановился прямо перед дверью, делая тихий вздох. Расположив лапу на дверной ручке, он повернул её, и она легко поддалась.

Осторожно открывая дверь, он на миг выглянул наружу, прежде чем широко открыть её и ступить под дождь. Я тоже вышел, жаждая получить свою порцию свежего воздуха. Дождь действительно лил как из ведра, как будто небо пыталось смыть Хорнсмит с лица земли. Эш стоял посреди частично затопленной улицы, глядя вверх с широко раскрытыми крыльями. Он смеялся сам про себя.

Дверь вела к нише между двумя зданиями — маленькому прибежищу от дождя. Я стоял там с твёрдым желанием не намокнуть прямо в этот момент. На некоторое время мне пока хватит воды. Я просунул голову обратно в дверь и заметил движение, как Фластер метнулась обратно за угол.

— Фластер, всё нормально. Ты можешь выходить, я хочу поговорить с тобой.

Её голова в капюшоне выглянула из-за угла, и я увидел её серый глаз, смотрящий вверх по ступеням на меня. Заметно вздохнув, она начала подъём, очутившись около меня в мгновение ока.

— Я было понадеялась, что вы, парни, не заметите меня.

Я слегка потрепал её по голове, качая своей головой в улыбке. — Ты проделала хорошую работу, если бы не Эш, я бы так и не понял, что это была ты. Почему ты пошла за нами?

Глядя мимо меня на грифона под дождём, она улыбнулась, — Вы двое забавные и если вы не возражаете, я бы хотела нанять вас в качестве охраны ещё ненадолго. Я просто буду следовать за тобой, куда бы путь тебя не привёл, и собирать всё, что смогу. У меня никогда до этого не было эскорта на поверхности, я могу только представить, что мы сумеем найти. Ты же охотник за сокровищами в конце концов.

А ну да, я же сказал это ей. Я ухмыльнулся, кивая. — Ага. Мы ведь охотники за сокровищами. Просто держись подальше, когда мы будем браться за работу, ладно? — Она слегка подпрыгнула, счастливо кивая, — Мы собираемся пойти в очень опасные места, поэтому я хочу, чтобы ты использовала свои скрытные примочки по максимуму. Рэйл Спайкс убьёт меня, если ты пострадаешь...

Хотя он может убить меня и за то, что она просто пошла с нами наверх.

Эш подошёл к нам, капая большим количеством воды, которые впитали его мех и крылья. Смотря вниз на Фластер, он кивнул с ухмылкой.

— Эй, коротышка, ты наконец-то перестала прятаться.

Грифон бросил на меня взгляд, я же пожал плечами в ответ. — Фластер наняла нас как охрану ещё ненадолго. Она будет путешествовать с нами.

Скрестив лапы, он на кроткий миг пристально посмотрел. — Ну... полагаю, что не смогу сказать "нет" этому предложению. Крышечки есть крышечки — и я под контрактом. Просто не путайся под ногами, хорошо?

Она кивнула большому хищнику, не склонившись под взглядом хищной птицы, который он бросил сейчас на нас. Взгляд, которым он меня одарил, был как тогда, когда я его встретил впервые — взгляд как на потенциальную закуску. Должно быть, это его способ проверить пони на прочность.

— Нам надо бы найти убежище на ночь, а не то этот дождь сделает наше путешествие немного сложноватым. Думаю, я видел здание дальше по улице, которое выглядит многообещающе.

Грифон вышел обратно на улицу, указывая вниз по дороге. Последовав, Фластер и я присоединились к грифону, и мы побрели по затапливающейся улице.

...