Автор рисунка: Siansaar
Глава 3: Свипс Глава 5: Андерхуф

Глава 4: Синдер Трэйлс

Глядя на тёмно-голубую кобылу краем глаза, я попытался одарить её своей самой лучшей улыбкой.

— Успокойся, я абсолютно уверен, что это не убьёт меня. Тебе нужно немного расслабиться; просто наслаждайся отдыхом.

Я имел в виду, что ей следовало просто напросто наслаждаться этими несколькими часами со мной, прежде чем я уйду. Все дела с Эшем надо было уладить утром.

Она прислонила свою голову к моей шее и вздохнула, впившись взглядом в стол. Она не была интересным собеседником, но следовало признать, что я буду скучать по ней, когда уйду. Даже если я пройду через зловонный город, убью Хэйта, свергну банду отмороженных ублюдков, разрушу целый город и выйду из него, всё ещё выглядящий как пони, я всё равно вернусь, чтобы только увидеть её.

Довольно большое "если".

Когда мы вернулись в город, внутри, рядом с воротами, нас ждала Трафик. Она сразу же спросила Эша не мог ли тот ненадолго оставить нас, чтобы она смогла поговорить со мной. Он кивнул и улетел дальше в город. Она повела меня в соседний переулок и выровняла наши взгляды.

— Ты ведь покидаешь город, да?

Я кивнул, не понимая к чему она клонит. Это был первый раз, когда она разговаривала со мной не вызывающе.

— Я не могу сказать, что расстроена вашим уходом, но всё же должна поблагодарить тебя. Ты сделал так много для этого города, несмотря на то, что я наговорила Интенсив Кэйру, когда тот решил вышвырнуть тебя за ворота. Его не волновало, что ты был Совершенным.

Я что-то пробормотал, заикаясь и дивясь тому, что она знала об этом всё время.

— "Два-Пинка Рип", левое копыто Хэйта. Ты не спроста оставил свою репутацию. Я вела дела с Нейвером, с тобой, но что-то изменилось. Ты не тот Рип, которого я знала. Я послушала ту кобылу, которая рассказывала, каким героем ты был, когда спасал её, подвергая себя опасности. Рип, которого я знала, не сделал бы такого. Никто из Совершенных не сделал бы такого.

У меня не было такого ощущения с Трафик, которое я испытал со Свипс; ощущения дежавю, которое предупреждало меня. Она покачала своей головой, увидя как я пытаюсь с натугой что-то припомнить.

— Не волнуйся, Рипл, между нами ничего не было. Всего лишь пара торговых остановок, ничего более. Я вернулась прежде, чем началась работорговля.

Это хороший знак. Не заметно, что понибудь, живя в Блэнке, одобрял работорговлю.

— Ты знаешь, что та кобыла любит тебя. Я не знаю почему, но, возможно, ты захочешь сказать ей что-нибудь перед тем как уйдёшь. — Трафик что, была ясновидящей? Я сказал только Эшу... кто мог растрещать это Трафик? Эх.

Я кивнул. — Трафик... спасибо тебе. Я поговорю с Шейд. Эш и я выходим рано утром, нам нужно будет запастись припасами перед уходом.

Трафик улыбнулась мне. Это был первый раз, когда это случилось.

 — Подходи с утра к магазину. Я снаряжу вас как следует. — Я благодарственно ей кивнул и собрался было уходить, но её копыто на моей ноге остановило меня. — Позаботься об Эшреде. Он не такой крепкий, каким кажется. — Она смотрела на меня ещё несколько секунд почти умоляющим взглядом и вышла из переулка вперёд меня. Немного помявшись, я зашагал следом, как почти сразу же подле меня приземлился Эш.

Это вывело меня из раздумий обратно в салун, в котором я сидел. Эш потихоньку напивался, а Шейд до сих пор отдыхала на моей шее.

 — Шейд...

Она слегка вздохнула и открыла глаза, глядя на меня. — Я... Мы покидаем город утром. Эш и я. — Она вопросительно на меня посмотрела, мельком поглядывая на уже никакушного грифона, прежде чем поднять голову и сесть.

 — Было бы лучше, если бы ты остался здесь; я видела, как много ты сделал для этого города.

Болезненный вид разрезал её лицо, пока она смотрела на меня. Это не очень хорошо. — Ты оставляешь меня?

Я медленно кивнул. — Это то, чего ты хотела. Я довёл тебя до Блэнка в целости и сохранности. Со мной же ты не в безопасности. — Я должен обыграть эту сцену осторожно, я же не хочу заставлять её плакать.

Она посмотрела на порог, и я успокаивающе положил своё копыто ей на ногу.

— Я не могу гарантировать тебе безопасность там, куда я собираюсь идти. Однажды я разберусь с некоторыми проблемами и вернусь. Обещаю.

Эш хлопнул стаканом по столу, заставляя нас обоих подпрыгнуть. — Да ладно, просто поцелуй её и не пори эту розовую чушь. — Шейд покраснела и увела взгляд, и я убийственно посмотрел на нетрезвого грифона. Он указал стаканом, потрескавшемся от удара, на Шейд. — Но мысль он указал правильно. Мы собираемся вляпаться в крупное дерьмо. — Указывая стаканом на меня, он продолжил смотреть на Шейд. — Я лично видел вещи, которые твой жеребец может пережить. Понадобилось бы чёртово мегазаклинание, чтобы убить его, и честно говоря, я думаю, что обычная рядовая смерть никак не возьмёт его. Он убьёт злодея и мы вернёмся чёртовыми героями. — Он откинулся назад, ищя чем бы ещё нахериться. — Ты сама убедишься в этом, барышня. Мы будем в порядке.

Без понятия как, но это сработало. Шейд смотрела необычно спокойно, её глаза уставились в мои.

Хочу сказать, что буду скучать по этим глазам.

Она закрыла их и положила свою голову на её излюбленное место, мою шею. Я мельком взглянул на Эша, у которого был гигантских размеров разъедающий оскал на морде. Он опрокинул свой стакан и встал, покачиваясь в сторону бара за очередной выпивкой. Я допил остатки своего виски и положил свою голову поверх её, слушаясь своего собственного совета — просто наслаждаться моментом.

----

Когда мы вышли из салуна, в котором, как я выяснил, живёт Эш, он свалился в самый тёмный угол здания, и пони за барной стойкой просто пожали на это плечами; я понёс Шейд в гостиничный номер. Она провалилась в сон, а я заказал на несколько больше алкоголя, чем следовало. Сейчас я медленно ковылял, держа её на моей спине магическим сиянием стального цвета. Идя по улице, я только что осознал, что идёт ливень и припустил к гостинице, чтобы поскорее увести кобылу с открытого пространства улицы.

Фактически я до сих пор не останавливался в этом номере, проводя все свои ночи в клинике, но когда я открыл дверь, я заметил, что Шейд, похоже, тоже провела здесь не больше часа или двух.

Я аккуратно положил её на матрас и накрыл потёртой простыней, пока она что-то слегка бормотала во сне.

Я снял свои шмотки; к счастью моя магия снова обрела силу, а не то мне бы понадобилась помощь. Я положил их близь себя и прилёг на пол. Немного понаблюдав за мягким дыханием Шейд, я откатился в мир грёз.

Я буду скучать по ней.

----

Я проснулся от стуков в грязное окно.

Я открыл глаза и обнаружил, что Шейд, куда-то уходившая ночью, обнимала меня. Не то, чтобы я был против этого, это просто удивило меня. Подняв взгляд, я мог различить размытый силуэт грифоньей головы, промелькнувшей в окне.

Время пришло.

Я нашёл копытом одежду и начал надевать её, стараясь делать это так тихо, чтобы не разбудить мирно посапывающую кобылу. Я собрал все свои вещи и вышел, всё ещё стараясь не шуметь.

Спускаясь вниз по коридору, я сделал короткую паузу. Следовало ли мне оставлять её так — она проснётся, а меня и след простыл?

Да; это для её же блага. Когда она проснётся, она определённо захочет идти с нами.

Эш ждал меня со своей фирменной улыбкой.

— Ну, привет, кавалер. Что, оставил свою подружку с несколькими приятными воспоминаниями? — Он ткнул в меня локтем. Мой рог загорелся, и Сломленный запестрил в своей кобуре. Он вскинул лапы, смеясь. — Эй, полегче. Я просто прикалываюсь, Кик. Пошли заскочим к Трафик, а после отправимся в дорогу.

Пока мы шли по улице, я приметил, что Эш продолжает пригибать свои перья на голове, закрывая глаза. Вчерашняя попойка, должно быть, подарила грифону сильнейшую головную боль. Не то, чтобы в пустоши было мало головной боли... но это всё равно заставило меня слегка улыбнуться.

Магазин Трафик до сих пор был в процессе крупной реконструкции и я лениво гадал, как они вернут здоровенный знак на место. Дверь открылась, и мы вошли внутрь, чтобы обнаружить Трафик, ждущей за прилавком. На прилавке лежал ворох различных припасов, и она, с очень скучающим видом, стучала своим копытом по стойке. Когда она услышала, как мы вошли, она моментально оживилась, провела своим копытом по прилавку, одаривая нас своим пристальным взглядом.

— Доброе утро, мисс Трафик. — Эш в уважение выдернул пару перьев, а я же просто коротко ей кивнул. Судя по звуку из подсобки, Торк над чем-то работает, но через секунду моё внимание привлёк кулёк припасов.

— Я наскребла немного припасов; они, кстати, войдут в твой счёт, Рипл. — Она кивнула мне и слегка улыбнулась. Сейчас её поведение разительно отличалось от хмурой кобылы, которую я знал. — Здесь патроны для вашего оружия, зелья, Мед-Икс, средства против радиации, бинты, которые я могла и не давать вам.

Я заметил, что почти половина припасов состояла из бинтов, обычных и магических. Я было хотел начать избегать их, как раздел моего гардероба, но зная свою удачу, мне наверняка понадобится столько бинтов, сколько вместят мои копыта на следующую телесную рану.

Когда мы начали сортировать припасы — что было моё, а что Эша — я остановился, рассматривая странно окрашенный патрон. — Что это? Не знал, что патроны бывают ещё каких-то цветов, кроме красного.

Разочарованно покачав головой, Трафик усмехнулась. — Я до сих пор удивляюсь, как ты смог выжить... в любом случае, постараюсь объяснить тебе так, чтобы ты понял.

Она держала ряд пуль в одном копыте... сомневаюсь, что нашёл бы ответ на то, как она ими балансирует. Она указывала слева направо. — Картечь. Дробь. Магнум. Зажигательный. — Она засыпала этот разноцветный смертельный набор обратно к другим припасам. Она взяла ещё один патрон и, бросив его в воздух, поймала.

Она была довольна талантлива для торговца.

— А вот это фирменное блюдо сделано в этом самом магазине Торком. Таких на пустоши вы нигде больше не найдёте; поэтому я даю вам только три. Разрывные патроны. Не используй этих малышей на коротких дистанциях, а не то расхреначишь себе копыто. Опять.

Она положила их в мешок и лукаво улыбнулась мне. — Всё понял?

Я кивнул, беря и сбрасывая амуницию в седельные сумки. — Понял.

Она мне больше нравилось, когда была менее дружелюбной. Будучи дружелюбной, она вела себя как задница. Я сгрёб остатки медикаментов, которые не взял Эш, в свои сумки и поблагодарил Трафик.

— Спасибо за всё.

— Без проблем. Оплатишь после. — Она потёрла свои копыта друг об друга, когда говорила это. У меня такое ощущение, что, чтобы избавиться от долгов, я должен буду расплатиться за уничтоженный знак. И не важно, сколько времени и денег это могло стоить.

Покидая магазин, я заметил Айронсайта, стражника, который был здесь, когда я первый раз проснулся в городе. Он порысил к нам; его винтовка крепко сидела в боевом седле.

Я поймал себя на мысли, что удивился тому, что его не размазало в кашу пулемётами Свипс, как это случилось с другими двумя стражниками.

— Я слышал о том, что ты сделал. — Его лицо незаметно помрачнело. — Шэйм слышала о Рэйндроп и Камелии. Они были хорошими пони. — Меня охватил стыд. Я даже не поинтересовался, как зовут убитых. — Я пожелал бы быть здесь в тот момент, но я был занят изучением рейдерской активности. Если увидишь парочку, сделай одолжение, окончи их вечеринку. Это бы очень помогло.

Я посмотрел на пожимающего плечами Эша. Нам бы всё равно неминуемо пришлось бы убить парочку рейдеров, так почему бы не сделать это для работы.

Грифон ответил первым.

— Само собой, мистер Айронсайт. Только не забудьте сказать мисс Трафик, что мы поддержим вас в вашем деле.

Айронсайт кивнул и развернулся, продолжая патрулировать город.

Тот же самый, сомнительно выглядящий, пони, стоящий на страже, открыл нам ворота, когда мы подошли к ним, и мы покинули Блэнк. Ворота за нами закрывались по мере того, как мы шли по направлению к Нейверу, по направлению к точке, которая была на ПипБаке Свипс.

Региональный штаб Министерства Мира в Хорнсмите.

Туда-то нам и надо. Мы знали, где это место и знали то, что там есть кое-что нужное Хэйту.

Эшу всё было предельно ясно.

Да и мне тоже.

----

Путь обратно до руин Хорнсмита прошёл без происшествий. Только рейдер-одиночка попытался атаковать нас, вооружённый только своими копытами и зубами. Определённо безумец, ничего не скажешь.

Он умер прежде, чем смог добраться до нас на расстоянии прыжка — содержимое его головы размазалось по асфальту, благодаря точному выстрелу винтовки Эша.

Я предположил, что дождь пока снижает наши шансы столкнуться с кем-то.

Немного погодя, Эш вздохнул немного громче, чем обычно. Потом он снова сделал то же самое.

— Ладно, Эш, что-то не так?

— Я уже было забыл, как скучно это бывает, ходить. Почему ты просто не можешь быть пегасом? Тогда мы могли бы добраться до туда в считанные секунды. — Серьёзно? И он жалуется именно на это?

Я поднял свой ПипБак и начал рыться в нём, пока не нашёл то, что искал. Радио.

— Я включу музычку, чтобы хоть немного тебя развеселить.

Эш ухмыльнулся. — Конечно. Раз мы восстановили ретранслятор, то почему бы и не послушать Пон-3.

Должен признать, я был заинтересован, так как я ни разу не слушал радио в городе, и ещё был очень рассеян в том салуне, чтобы что-нибудь слушать.

Я нажал на кнопку, и ПипБак начал испускать потоки музыку из своих маленьких динамиков.

Мы шли, наслаждаясь пением кобылы.

Когда песня закончилась, почти мгновенно голос изменился на мужской, приветствующий слушателей.

— Доброе утро, обитатели пустошей. Это была всегда талантливая Сапфир Шорс, поющая о жизни, за которую стоит бороться. А сейчас время для новостей. Одна из них уходит далеко на юг, прямиком к Блэнку. Я знаю, что вы могли чувствовать себя брошенными, но у старого Диджея Пон-3 имелись некоторые технические неполадки в виде рейдеров, которые не давали ему принести вам хорошие новости. Но я за всем слежу, и недавно заметил, что вы снова можете меня слушать!

Я остановился. Это что... про нас сейчас говорят?

— Разбираясь во всём этом, я выяснил то, чего совсем никак не ожидал. Отчаянный дуэт отправился прямёхонько в логово рейдеров, чтобы достать немного лекарств для нуждающихся и угнетённых. Они также помогли вернуть немного музыки в жизни пони. Если вы двое сейчас слушаете, то знайте, что я вам очень благодарен. Вы помогли облегчить участи пони, живущих там и страдающих изо дня в день. Поэтому сейчас я верну вам музыку, за которую вы так отчаянно дрались.

Я выключил радио перед тем, как Диджей собирался объявить о следующей песне.

Эш, смеясь, слегка толкнул меня в плечо. — Вот видишь, Кик! Мы знамениты. Если бы он только сказал, как мы выглядим... — Его глаза мечтательно устремились вдаль. Он был обескуражен такой славой.

— Эш, соберись. Если он сказал, как мы выглядим, можно сказать, что он объявил на нас кровавую охоту. Давай держаться в тени; так безопаснее. — Я слегка пихнул его, и грифон наконец-то поймал фокус.

Его ухмылка была чуть более маниакальной, чем обычно. — Да, замётано. Давай убьём ещё больше рейдеров, чтобы получить настоящую славу, и тогда они больше не будут мылиться связаться с нами.

— Нет уж; это не совсем то, за чем я иду. — Я всё же не смог отговорить его от этой затеи.

После этого он вытащил свою винтовку и зыркал по сторонам, ища шанс заработать ещё большую известность.

Слава — это весело. Так повеселись же.

Замечательно. Теперь, когда Шейд рядом не было, голос, пытаясь мне что-то донести из тёмных закоулков подсознания, начал потихоньку просыпаться.

В то же время я начал чувствовать боль повсюду, нужду быть быстрее, сильнее и лучше во всём.

В моей сумке было два шприца со Стампидом. Два обстоятельства, которые могут выпустить монстра внутри меня наружу.

Чтобы отвлечься, я огляделся вокруг.

Мы всё ещё были на участке пустоши между Блэнком и городом-призраком; ничего такого, на чём можно было бы задержать взгляд. Здания, которые то и дело либо давно сгорели, либо давно разграблены, а может всё вместе, обгоревшие деревья и случайные разбитые небесные повозки попадались тут и там. Все повозки были направлены в одном направлении; я предположил, что в направлении от того места, где на горе возвышался Мэйрмэк.

Отсюда я мог видеть гору, рядом с которой располагались Нейвер и Стойло 87, но гора вся была покрыта облаками. Где точно был Мэйрмэк, я не мог сказать.

Я замер, когда увидел на своём Л.У.М.е три красные точки и коротко свистнул в знаке остановиться. Эш остановился на полушаге; обернувшись ко мне, он увидел, как я обнажаю Сломленного из кобуры. Он кивнул, и я указал в направлении врага, а затем на ближайшую кучу металлолома. Мы подползли к ней и затаились.

Я выглянул из-за угла, чтобы посмотреть, с кем мы имеем дело. Три пони. Они разбили лагерь под навесом из низких лачуг, которые я раньше не заметил. Приглядевшись, я увидел, что искал.

Зазубренный металл. Цепи. Три фланка образовывали пейзаж, пестрящий насилием и смертью. Пони выглядели как прежний я.

Однажды я сказал себе: каждый пони, подобный мне, должен получить пулю в лоб — хотя бы раз.

Эш проверил, что патрон был заряжен и прицелился через зазубренную дыру в нашем укрытии. Я держал магазин дробовика пониже, оценивая варианты, и левитировал две пули с дробью, заряжая их.

Я прицелился и активировал З.П.С. для компенсации расстояния. Эш был достаточно опытен и знал, что стрелять нужно по той цели, до которой я не достал. Выбрав цель, я отключил заклинание, и пуля выстрелила.

Преодолев расстояние за считанные секунды, патрон достиг своей цели под глазом грязного оранжевого жеребца единорога с кьютимаркой в виде цепей. Его голова взорвалась на части, когда кусок свинца разорвал мозг и череп, забрызгав тем самым стену за ним.

Почти мгновенно, винтовка справа от меня дополнила аккомпанемент, раздаваясь эхом по пустоши. Пони справа, тёмно-зелёная земная кобыла, словила пулю своей шее в том месте, где она соединяется с телом. Отверстие от пули было настолько широким, что я мог смотреть через него.

Третий пони был намного быстрее, чем я ожидал. Он нырнул к двери лачуги и, выбив её, растворился в темноте.

И тогда ожили другие красные точки. Лачуга была полна ими.

— Вот блять. Эш, приготовься!

Автоматная стрельба вырвалась из окон, проёмов дверей и нескольких дыр в стенах. По мере того, как наше укрытие обстреливалось по всем фронтам, я увидел как Эш раскрыл свои крылья, но тут же резко сложил их обратно, когда пули просвистели между перьев, оторвав несколько. Он равнодушно пожал плечами и сел в ожидании.

Меня не очень привлекала перспектива закидывания нас гранатами, когда они перестанут стрелять по нам.

Или гранатами с гвоздями

Я зарядил один из особых патронов Трафик, которые она дала мне в назидание, и сделал пару глубоких вдохов. Если я собирался воспользоваться ими по полной, то я должен знать хотя бы, что они могут. Эш наблюдал, как я заряжал патрон, и ухмыльнулся, кивая в согласии.

Я использовал З.П.С. больше для выигрыша времени, чем для точности. Это ведь чёртово здание, тут не нужна точность. Сломленный выплыл из укрытия и выстрелил, издавая тот же самый звук, что и всегда.

Я думал будет громче.

Часть здания взорвалась под аплодисменты давления и различного мусора. Добрая половина красных точек немедленно погасли.

Шанс.

Мы вместе выскочили из своего укрытия и опрометью кинулись к зданию, растворяясь в облаке пыли и дыма.

Первый пони, которого я увидел, словил дробь ртом, украшая другого пони кусочками позвонков. Я скользнул в сторону и лягнул вторую пони в плечо своим задним копытом; дробный выстрел раскурочил ей ногу и часть рёбер.

Эш вошёл, держа когти наготове, и разорвал горло раненной кобыле единорогу, которая пыталась поднять штурмовую винтовку.

Он всё ещё держал свою огромную винтовку в одной лапе, а другой швырнул бочку прямо в грудь земному пони, вооружённому кувалдой. Патрон не заставил себя долго ждать, пробив насквозь жеребца и выбив из него все органы.

Проще простого.

Большинство неприятелей, находящихся в этой комнате, были щедро нашпигованы взрывом; части дерева и металла буквально искромсали пони. Несколько ещё дышали или сопротивлялись, и мы пришили их довольно быстро, прежде чем перезарядить свои оружия в, непойми откуда взявшемся, спокойствии, которое краткая битва оставила после себя.

Эш пошёл по своим делам, собирая уши убитых. Когда я спросил его насчёт этого с первым рейдером несколько часов назад, он поведал мне, что это для доказательства смерти. Иначе никак не докажешь Айронсайту выполненную работу. Это имело какой-то смысл, пусть и мрачный.

Прогуливаясь среди мёртвых пони и собирая патроны и припасы с искалеченных тел, я остановился, когда приметил звук, что издают мои копыта о пол.

Он был пустым.

Не сказать, что здание было таким уж большим, и я не ожидал найти в нём подвал; но вот он, люк, который я нашёл в течение нескольких секунд. Я медленно открыл его, левитируя Сломленного перед собой.

Только тьма.

Я спрыгнул вниз и включил подсветку ПипБака по своему приземлению. Она осветила маленькую комнату достаточно хорошо, чтобы я остановился, как изваяние, увидев, что в ней было.

Мёртвые пони наверху были работорговцами.

Возможно, остановились здесь немного подольше, чтобы отдохнуть. А их товар лежал здесь, в подвале. Я насчитал три кобылы, два жеребца, один жеребёнок и кобылка. Они были связаны; их рты тоже. Я сныкал Сломленного в кобуру и позвал Эша.

— Эш, тут нужна твоя помощь внизу.

Его голова выскочила из люка и он увидел, что я обнаружил. Его улыбка полностью слезла с морды, и он спрыгнул вниз, перебросив свою винтовку за спину.

Мы медленно начали подходить к рабам, заверяя их, что мы не причиним им никакого вреда.

Первой я распутал ближайшую кобылку, но когда я снял её кляп, она укусила меня за ногу. Я поворчал сквозь боль, удивляясь, как такая маленькая кобылка может так сильно кусаться.

Эш снимал путы своими когтями, позволяя пони самостоятельно вытащить свои кляпы.

Вскоре мы освободили всех рабов и вывели их наверх, подальше от бойни. Их самопровозглашённый лидер общался со мной. Наименьший из двух жеребцов, красный земной пони, который представил себя как Балкхэд, был довольно странным.

— В любом случае, спасибо вам, добрый господин. Без вас мои коллеги и я были бы в весьма затруднительном положении. Я ещё раз прошу прощения за юную Нипс, которая укусила вас; она делает это с каждым пони, которого видит. Одни беспокойства; когда родилась кобылка, я уже говорил её матери, что из этого ничего хорошего не выйдет. Роузмэри, я говорил ей: тебе действительно нужно отучить свою дочь кусать других пони. Что, если они подумают, что она рейдер?

По мере того как он говорил, мои глаза стали стеклянными. Потом он ещё что-то говорил.

Я зыркнул по сторонам и начал наблюдать за тем, как Эш вооружает рабов низкокачественными пукалками, из которых в нас палили работорговцы; дал им с горкой патронов и пару лечебных припасов. Я знал, что он смотрит на каждую отданную им вещь, как на потерю; но я был рад, когда он всё же сделал это. Он отнёсся к этим пони с таким уважением, с каким обращается непосредственно к Трафик.

Эш закончил и подошёл ко мне, группа рабов следовала за ним. — Эй, Кик, извини, перебью ваш разговор. — Опять эта ухмылка. Вот жопа. — Все снаряжены и готовы выдвигаться. Я дал Колонейд путь к Блэнку и сказал им дать нам знать, как они доберутся до туда. Следовало бы обеспечить им вход внутрь.

Балкхэд о чём-то всё ещё говорил и другой жеребец, как я понял, его брат, схватил того под плечо и повёл прочь, на его лице был понимающий взгляд.

Эш слегка помахал им, когда группа из свободных и вооружённых рабов, двинулась вниз по дороге.

Довольная улыбка не сползала с моего лица. Шейд будет гордиться.

Мы развернулись и продолжили свой поход вниз по улице, направляясь к руинам, к нашей первостепенной задаче.

Эш фыркнул и подтолкнул меня локтем. — Спорим, я узнал о них больше, чем ты.

Я в этом нисколько не сомневался.

— Братья, они приехали из Троттингема. Они оба строители. Такие пригодятся Блэнку. Остальные просто бродяги и сироты, которых они встретили в пути. Хорошие жеребцы, хочу сказать. — Ну, по крайней мере, мы не рисковали, убивая работорговцев, так что погони из кучки рейдеров ждать не стоит.

— Ага. Заткнись Эш. У меня башка болит.

Хихикая, он всё-таки закрыл свой клюв и зашагал рядом.

----

Расплющил её. Если бы ты только знал, кем она была на самом деле. Всё, через что вы прошли вместе. Всё то веселье друг с другом. Ты был ей как брат. Убил её. Раздавил нахрен.

Заткнись, заткнись, заткнись нахуй.

Когда мы подходили к окраине Хорнсмита, я мельком подумал о Свипс. Голос застрекотал в полную силу прямо сейчас либо пользуясь моей амнезией, либо лгав мне. И в том, и в другом случае это выводило меня из себя.

— Эй, Кик, проверь карту. Похоже мы приближаемся.

Спасибо за отвлечение.

Подняв ПипБак, я пролистнул пару меню и вышел к карте.

Макет улицы, на которой мы находились, был расположен на удобной сетке, и здание, которое мы ищем, было всего лишь парой блоков к югу от нас. Я поднял взгляд в надежде отыскать что-то очень важное, скрытое под названием регионального штаба для Министерства Мира, но ничего, кроме руин, я не обнаружил.

Либо это была невысокая постройка, либо мы искали гигантскую кучу каменной кладки.

Преодоление оставшегося расстояние оказалось простым, но когда мы подошли к зданию, было понятно, в чём заключалось задача.

Оно имело тот же самый дизайн, что и остальной Хорнсмит — бледно-серый. У меня уже успело сложиться впечатление, что единороги имели склонность к артистическим способностям. Здесь же этого явно не наблюдалось.

Региональный штаб был приземистой серой плитой с кольцом разбитых окон на втором этаже. Передняя дверь состояла из двух здоровых кусков металла, на каждой из которых была выгравирована эмблема Министерства Мира. Во всяком случае, это были не изрисованные постеры.

Передние двери были слегка приоткрыты, что ничуть не заставило меня начать беспокоиться. Хорнсмит, возможно, был самым пустым местом на пустоши. За исключением пары рейдеров и радтараканов, окраина была вполне безопасной.

Ступив в холл, я остановился. Внутренняя часть здания просто невероятно отличалась от наружной. Растения были повсюду, покрывая всё пространство. Всё было... зелёным. — Ух ты... это.. весьма необычно.

Я даже не осознал, что был первым, кто прокомментировал всё это, перед тем, как зашёл Эш; его глаза были широко раскрыты. — Ага. Всё такое... живое.

Мы вдвоём стояли там, среди зелени, лоз и листьев, которые окутали пол под нами, словно одеяло.

Эш порвал немного листвы и подержал перед глазами, потирая её между когтями. — Так... ты знаешь, что мы здесь вообще ищем?

Вопрос на засыпку.

----

Терминал на столе был включен, оставалось только порыться в нём. Двойное везение.

Информация на нём была "очень" полезной; то есть, совсем нет. Всего лишь список посещений клиентов, расписание и памятка информирования МиМ насчёт какой-то вечеринки в Хорнсмите. Не совсем уверен, что знаю, что такое МиМ.

Эш же просто бесцельно ходил и царапал стены.

— Эш, иди посмотри, что там дальше. Опасайся... кого-нибудь, наверное.

Он выбросил изрешечённый свёрток листвы, который держал, и кивнул, очень желая находиться где-нибудь ещё, но только не в этой комнате.

Главный холл уходил вниз от входа и не имел боковых дверей, но заканчивался комнатой похожей на ту, где я активировал 108-й ретранслятор, вот только лифт посередине был в более лучшем состоянии.

Я посмотрел наверх в надежде, что смогу увидеть свет от неба, нисходящих сверху, но всё было настолько заросшим, что я даже не увидел потолка.

Комнату окружали два уровня этажей, вдоль второго уровня тянулись перила; хотя большая часть из них обвалилась или была искорёжена многолетним ростом растений.

Двери в шахту лифта открылись, и темнота внутри неё застыла в угрожающей позе. От двери вниз тянулись лозы; но присмотревшись поближе, можно было понять что, возможно, мы оба бы могли вместиться в шахте, если до этого бы дошло.

Эш накатывал круги по комнате, размеренно хлопая крыльями и заглядывая в разбитые окна и двери.

— Кик, я не думаю, что здесь есть вообще что-либо похожее на то, что мы ищем. Ничего нет. Абсолютно. Даже терминалов.

Я кивнул и подошёл к шахте лифта, присматриваясь вовнутрь. Внизу можно было различить свет.

Значит, электричество ещё есть.

— Эш, думаю нам нужно туда. Ты сможешь в случае чего вытащить меня, при этом не разорвав на лоскуты?

Он приземлился рядом со мной и тоже заглянул вовнутрь. Подняв лапу, он щёлкнул когтями. Они выглядели бритвенно острыми.

— Постараюсь.

Я вздохнул. По-видимому, для выполнения нашей задачи без этого не обойтись.

Зайдя в темноту, я начал щупать то место, где должна была тянуться вниз лоза, и нашёл её. Пара тестовых подтягов и я был полностью уверен, что она выдержит мой вес.

Я обвил лозу вокруг своей ноги и нырнул в бездну.

Это оказалось проще, чем я думал, поэтому я спустился на подвальный уровень без происшествий. Эш приземлился рядом, разбросав листья и сок растений вокруг себя.

Вытирая то, что попало мне на лицо, я грозно уставился на него. Он как обычно просто пожал плечами и ухмыльнулся.

Эта комната содержала намного больше того, что по моему мнению должно помочь нам в продвижении. Несколько терминалов освещали комнату, и это был тот самый свет, который я увидел сверху. Некоторые были разбиты и обвиты лозами, а некоторые по виду функционировали намного лучше.

Подойдя к ближайшему рабочему терминалу, я прочитал, что было написано на экране.

>> Региональный штаб Министерства Мира в Хорнсмите
>> Подвальное помещение 1 уровня — Экспериментальная медицина
>>
>> Логин:
>> Пароль:

Ладно, по крайней мере, этот этаж выглядел многообещающе. Я проверил каждый работающий терминал, но на всех было написано то же самое.

Пока мы не войдём или не взломаем терминалы, ничего ценного мы отсюда не вытащим.

Эш щёлкнул клювом, чтобы привлечь моё внимание к стене, на которую он указывал.

Карта планировки этажа была спрятана за лозами, которые он любезно снял, стараясь не испортачить карту.

Большая часть карты была изношена, но я смог увидеть комнату, в которой мы находились, и два коридора, ведущие в стороны от неё. Посмотрев на предполагаемое место этих коридоров, я увидел, что дверь, ведущая в первый коридор была открыта, но она была завалена камнями и ещё большим количеством растений. А дверь во второй — закрыта.

Подойдя к закрытой двери, я увидел, что способов её открыть нет. Я пошёл посмотреть на открытую дверь, чтобы иметь хоть немного представления, с чем мы имеем дело. Взяв столько сведений об открытой двери, сколько смог, я вернулся к закрытой двери, похрустев шеей и размяв ноги.

— Лады, отойди немного.

Я очистил нижнюю часть двери от лоз и увидел пазы по краям. Вставив в них свои копыта, я поднатужился, чтобы поднять дверь вверх.

Сперва ничего не произошло.

Хоть и медленно, но я чувствовал, что дверь начинает поддаваться. Исподволь дверь начала откатываться в потолок. Я напрягся и хрюкнул, осознавая, что эта дверь была намного легче того пресловутого знака.

С пучком искр и скрежетом металла, дверь с лёгкостью откатилась.

Насколько я могу судить, я сломал то, что управляло дверью; но всё это означало, что дверь уже не была тем непроходимым барьером, каким была минуту назад.

Эш, как обычно с издёвкой, похлопал мне.

— Какое замечательное чувство такта. Мастерский взлом, хочу сказать.

Я проигнорировал его и посмотрел в проход, который открыл.

Первое, что я заметил, было отсутствие здесь какого-либо признака растений. Коридор был чист. Буквально.

Вступив в него, я огляделся. Я едва ли мог сказать, что этому коридору было около двух сотен лет. Он был девственно новым и чистым.

Всё страннее и страннее.

Оказавшись внутри, я увидел, что коридоры были построены на подобие лабораторий. Научное барахло лежало повсюду на столах, чертежи и уравнения были написаны на досках.

В конце коридора была ещё одна дверь. К счастью, она открылась, когда я к ней приблизился.

Комната за дверью ответила на один из моих вопросов.

"Администратор Грэйс", — сказала нам, лежащая на столе, рамка.

Я улыбнулся, когда узнал имя пони, которую увидел в шаре памяти, в который попал совершенно случайно.

Комната была полна разбросанной бумаги, как будто какой-то пони искал что-то. На столе находились два терминала. Я обошёл стол, чтобы взглянуть получше.

Один из терминалов был взорван — несколько пулевых отверстий пробили экран и кашу из механизмов внутри.

Прямо рядом со мной, на полу находилось высушенное коричневое пятно; не хочу даже представлять, что здесь произошло.

Второй терминал выглядел намного лучше своего невезучего друга.

В него уже был выполнен вход.

>> Добро пожаловать, Администратор Грэйс
>> Защитная Блокировка Основного Вала Активирована
>> [9999] День Блокировки
>>
>>
><>

Ну, закрытая дверь всё объясняет.

Последняя строчка периодически моргала и я, ведомый любопытством, нажал на кнопку. Буква появилась. Отлично.

Я стёр, что до этого написал, и теперь искал нужные клавиши.

><> отключить блокировку

Я нажал на кнопку "Ввести", и экран начал стремительно прокручиваться; полоса загрузки тоже не стояла на месте и быстро заполнялась. Он пискнул и изображение сменилось.

>> Блокировка снята
>> Обнаружены серьёзные повреждения во всех повальных помещениях.
>> Служба поддержки уже проинформирована.

Я услышал гудение — здание медленно возвращало себя к жизни.

Эш посмотрел вверх с того места, где он копошился в кучке бумаг и наклонил голову вбок, когда низкий гул наполнил комнату. Он посмотрел на меня краем глаза.

— Что ты сделал?

Посмотрев на экран, я улыбнулся и обежал рысью стол, направляясь к двери.

— К счастью, только открыл парочку дверей. Нашёл что-нибудь интересное?

Подбросив стопку бумаг в воздух, он опустился на четыре лапы и повернулся ко мне.

— Не-а.

Покидая офис, я обратил внимание, что большинство лабораторий стали освещаться много лучше, а терминалы, которые я не заметил, теперь яростно просчитывали цифры на своих экранах.

Взглянув поближе, я смог увидеть только непонятную тарабарщину из цифр, которые, может быть, что-то и значили каких-то двести лет назад, но теперь это были просто случайный набор цифр и слов, перемешанных друг с другом.

Главная комната была освещена чуть лучше, чем была, хотя по большей части это был свет, исходящий из того безупречно чистого коридора, который освещал, заросшую мраком, комнату.

Я, вроде как, надеялся на хоть какие-нибудь перемены; но ничего не изменилось.

Идя впереди дальше в комнату, Эш в раздражении выбросил над собой свои когти.

— Пусто. Это место — отстой.

Шахта лифта издала странный напряжённый звук за секунду до того, как забрызгать комнату взорвавшимся растением, покрывая нас слизью.

Эш изо всех сил пытался избавиться от этого, но зелёная капающая слизь покрыла его от клюва и до хвоста. Он протёр свои глаза и с возмущением уставился на лифт, который прибыл на этаж.

С доброжелательным звонком, дверь лифта открылась впервые за двести лет.

Кости начали буквально литься наружу, и я сделал шаг навстречу. Эш шокировано посмотрел на меня, пытаясь отряхнуться от слизи.

— И ты зайдёшь туда? В этот чёртов катафалк с костями? Да ну нахрен.

Я слегка пожал плечами и стряхнул немного этого вещества, которое прицепилось к моему лицу и гриве.

— Альтернатива, конечно, есть — просто уйти. Мы не нашли то, что искали, чем бы это ни было; так что, почему бы и нет?

Я использовал свою магию, чтобы убрать кости из лифта, и сложил их рядом с дверным проёмом.

— И тем более, это наш единственный путь наружу.

Когда я ступил в лифт, Эш выглядел поверженным.

Я спрятал свою гримасу, когда увидел, как этаж поменял цвета. Я стоял прямо в двухсотлетнем расплавленном пони.(прим. переводчика: эта фраза получилась довольно странно, не спорю. В дальнейшем про этот цвет не идёт никаких упоминаний; или, возможно, на Рипла подействовала так подвальная атмосфера, вызвав кроткую галлюцинацию. Как бы то ни было на стадии редактирования эта фраза просто вывела меня из себя — как бы я её не перефразировал, большого смысла это не прибавляет. Поэтому пусть останется так.)

Эш медленно приблизился к лифту и ступил внутрь, складывая свои крылья на спине.

— Не нравится мне это. Давай, тычь на кнопки. — Он слегка вздрогнул.

Я посмотрел на список вариантов на панели передо мной.

1 — Фойе
B1 — Экспериментальная медицина
B2 — Спальные помещения
B3 — Хранилище
B4 —

Последний вариант отправки был сильно исцарапан и, по-видимому, был покрыт толстым слоем запёкшейся крови.

Выглядит многообещающе.

Я нажал на эту кнопку с помощью моего рога и двери закрылись. Освещение в лифте было тусклым и иногда мерцающим, но я смог увидеть следы паники на лице Эша.

— Эш... у тебя клаустрофобия?

Он грозно уставился на меня.

— Без понятия, что это значит. Грифонам даровали крылья, чтобы они парили в небесах. Мы не предназначены для всяких подземелий. И для таких комнат, как здесь, тоже.

Он ещё немного продолжал в том же духе, то и дело скребя свои лапы когтями.

Я определённо должен запомнить эту маленькую деталь — большой и страшный грифон боялся замкнутых пространств.

Маленький индикатор этажей над дверью показывал, какие этажи мы проезжали, и я наблюдал за бегущими цифрами до того, как лифт не остановился на этаже B4; двери, щёлкнув, открылись.

Пока мы ехали в лифте, я думал, что это сверху было всё заросшим.

Я мог едва ли видеть здесь, внизу, ведь настолько заросшей была эта комната. Повсюду были развешены лозы. Листья и растения, казалось, были здесь верховными правителями.

Эш, что было мочи, рванул из лифта, разрубая на своём пути несколько лоз, прежде чем остановиться, радуясь тому, что смог наконец-то вылезти из этого передвижного гроба.

Он не сразу заметил, в каком месте оказался, и тихонько присвистнул.

— Эй, Кик? У тебя нет такого чувства, что то, что мы ищем, может быть как-то связано с этими растениями?

— Почему ты шепчешься?

Он пожал плечами и снял со спины свою винтовку.

— Не знаю. Это место не внушает никакого доверия.

И тогда я заметил кое-что.

Наполняющие комнату растения ощущались здесь не так, как обычные растения. Воздух ощущался здесь не так, как обычный воздух. Здесь, внизу, абсолютно всё ощущалось не так.

Сломленный взлетел передо мной, и я кивнул в направлении коридора, единственный путь из этой комнаты.

Мы шли медленно, стараясь двигаться так тихо, как только могли. Растения, покрывающие металлический пол, весьма нам помогли, скрывая наши следы. Единственными источниками света внизу были пара панелей, установленных в стенах, которые сияли бледным светом через многочисленные пробелы в окружающих их зелени.

Следующая комната, в которую мы зашли, обдала меня ощущением дежавю. Она была почти такая же, какая была в шаре памяти. В центре, вместо стеклянной камеры, стоял пьедестал, вокруг и через которого проходили толстые провода и лозы. На пьедестале красовался маленький чёрный куб.

Приблизившись, я почувствовал, как голос в моей голове оживился.

Слышишь это? Слышишь? Хватит идти вперёд ты, идиот. Да что, чёрт возьми, с тобой не так? Если ты сдохнешь, тогда веселье закончится навсегда! ОСТАНОВИСЬ!

Должно быть, это злость заставила меня продолжить путь. Злость на этот голос в моей голове. Все его советы были бесполезными.

Я приблизился к чёрному кубу и взглянул поближе. Какой-то вид магического поля заставлял куб парить в воздухе. Он слегка покачивался в магии.

В колонну был встроен терминал; и чтобы хоть что-нибудь разглядеть на экране пришлось очистить его от уже надоевших лоз.

>> Проект Гринхуф
>> Статус: В Стазисе
>>
>> Меню

Достаточно набив копыта на этих терминалах, я выбрал "Меню". Выбранная опция выплюнула мне пучок техно жаргона, который выглядел не как очень важная информация. Просмотрев несколько штук, это подтвердилось. Терминал любезно сказал, что если я хочу получить больше информация, то флаг мне в копыта прямо в главный научный офис.

Я осмотрелся вокруг в надежде найти очертания двери, которая ведёт к этому офису. И, конечно же, это была самая большая дверь, на которой было написано "Доктор Баддинг Лиф". Имя, казалось, очень хорошо соответствует проекту.

Я порысил прочь от куба, и голос облегчённо выдохнул. Если он не хочет куб, то я, чёрт возьми, очень желаю его.

Когда я приблизился к двери, она наполовину откатилась вверх — лозы держали дверь прямо за внутренний механизм. Дверь поднатужилась и выстрелила искрами, прежде чем выпустить облако дыма и окончально сдаться. Для дверей этого здания сегодняшний день определённо будет стоять на первой месте в тройке худших.

Ну, она хотя бы открылась наполовину.

Офис был наполнен растениями. Было похоже, что они оказались внутри через воздуховоды, а лозы полностью покрыли, растянувшуюся на стене, дыру. Я сделал пару шагов навстречу к столу, на котором располагался терминал, и замер.

Я предположил, что сидящим здесь была та самая Доктор Баддинг Лиф.

Ну по крайней мере её скелет.

Её челюсть была раздроблена, а в то место, где была глотка, заползли лозы. Её рёбра были сломаны, растения росли через и вокруг них.

На столе я заметил маленький чёрный шар памяти.

— Эй, Эш. Прикрой меня на минутку.

Я прикоснулся своим рогом к сфере и нырнул в воспоминание.

oooOOOooo

Смотря на терминал, я находился в той же самой комнате, но в более чистой её версии. В воздухе стоял громкий шум, ритмичное визжание, которое немедленно прошлось наждачкой по моим нервам.

Дверь в офис открылась и кобыла, в которой я был, начала кричать, даже не подняв головы. Я мог только предположить, что сидел в теле Баддинг Лиф прямо сейчас.

— Почему эта чёртова сигнализация ещё не отключена? — Хлопнув своим копытом по столу, Баддинг Лиф яростно встала и упёрлась взглядом в зелёного пони, одетого в лабораторный халат. — Сперва я получаю то дело вместе с приказом отправить образец в Хуффингтон, а затем срабатывает сигнализация! Почему мы не можем сделать ебучую сигнализацию тише?

Пони в халате нервно поёрзал, смотря на покрытый коврами пол под своими копытами.

— Извините Доктор Лиф, мы делаем всё возможное. Сигнализация, кажется, идёт от ретрансляторов, и мы не можем связаться с верхом. Лаборатория инсценировала полную блокировку, и несколько пони застряли в лифте. Мы делаем всё, что можем.

Лиф отвернулась от него и открыла сейф в стене. Я смотрел во все глаза, когда она начала крутить циферблат своей магией, и взял на заметку комбинацию, которую она использовала для открытия.

Шары памяти были офигенными.

Дверца отворилась и она левитировала чёрный металлический кейс со своего стола в ждущий её сейф. Она захлопнула его и повернулась обратно к пони в лабораторном халате.

— Выходите и делайте, что сможете. Я скоро выйду, чтобы всё исправить.

Пони развернулся и вышел, покидая усевшуюся назад Баддинг Лиф, которая обхватила свою голову копытами.

— Блядское Министерство закрыло мой проект... мы были так близко. Ещё пару дней — это всё, чего я просила. Эта сучка Грэйс...

Её глаза загорелись, когда она начала плакать. Довольно странное ощущение — плакать, но без участия эмоционального контекста.

Комнату слегка затрясло, и она резко посмотрела наверх. Крики послышались из-за двери; она встала, обежав вокруг своего стола, и направилась к выходу из своего офиса. Дверь откатилась и ужас происходящего нахлынул и на неё.

Чёрный куб в центре комнаты светился тёмной энергией.

Несколько различных растений, разбросанных по комнате вокруг объекта, начали бесконтрольно расти.

Пони в лабораторном халате побежал мне навстречу, как из-за него выскочило лиственное щупальце и схватило того за живот. Оно начало давить и его глаза расширились, когда он закричал. Кровь брызнула из его рта, и лоза обвилась ещё сильнее вокруг него, разрубая почти на двое. Всё это зрелище заставило Баддинг Лиф резко поплохеть.

По всей комнате разыгрывались сцены насилия крайней степени.

Ещё одна кобыла была разорвана на лоскуты кучкой шипованных лоз, которые подкинули ту в воздух, забрызгав Баддинг Лиф большим количеством крови, что заставило ту развернуться и ретироваться в свой офис в слепой панике. Она проскользнула через свой стол и уселась, начиная неистово печатать на терминале.

>> Код Аварийного Отключения 45XRR36
>> Авторизация: Баддинг Лиф ID38456

Она обрушила своё копыто на кнопку и терминал погас на несколько секунд. Баддинг Лиф тяжело дышала и чуть ли не плакала.

Терминал моргнул, возвращаясь к жизни.

>> Связь со Штабом Министерства в Кантерлоте Потеряна
>> Мэйнфрейм перенаправляет сигнал...
>>
>>
>> Связь с Офисом Министерства в Хуффингтоне Потеряна
>> Мэйнфрейм перенаправляет сигнал
>>
>>
>> Мэйнфрейм переходит на аварийное управление...
>> Переход прошёл успешно
>> Напряжение на функционирование проекта Гринхуф спадает. Магический щит активен.
>> Полное отключение через [2] минуты.
>> [1:59]
>> [1:58]
>> [1:57]

Баддинг Лиф нащупала рядом с собой выдвижной шкаф и открыла его. Внутри лежал шар памяти, в котором я, по-видимому, был. Она пролевитировала его к себе в копыта, направив на него свой рог.

Громко всхлипнув, она заговорила.

— Я не знаю, что происходит; но если мы потеряли связь с Кантерлотом и Хуфом... скорее всего ёбанные зебры всё-таки сделали это. Я знаю, что делать в такой ситуации, поэтому записываю последние воспоминания. На самом деле мне поебать на всё это, но если кто-то это найдёт, не говорите моей маленькой Айве, что произошло с её мамой. Наврите ей, скажите, что я умерла во время неудачного опыта или... или где-нибудь ещё, похуй. О, Селестия, надеюсь я помню, как пользоваться этим заклинанием...

Её рог загорелся и она начала заклинание, чтобы поместить свою память в шар.

Звук крошащегося металла слева, привлёк её внимание, но она продолжила колдовать. Лозы ворвались в комнату через шкаф, разбрасывая книги и бумагу по комнате. Они устремились прямо на неё.

Я мог чувствовать всё, прежде чем всё закончилось. Как сломались её челюсти, когда лозы прокладывали себе путь через её рот, как рвётся её горло и живот. Чувствовал как её рёбра рвутся наружу через кожу, и наконец почувствовал, как её разорвало, когда лозы оказали достаточно давления, чтобы порвать её изнутри.

Заклинание активировалось с её последним мысленным толчком.

oooOOOooo

Я отбросил шар и, крича, схватился за себя. Это была самая жуткая боль, которую я когда-либо испытывал. Выстрел в голову и куча гвоздей заставляли мои мышцы рвать кожу. Но ничто не сравнится с тем, что я почувствовал в том шаре. Вскочив также как и упав, я по-прежнему держался за себя.

Я почувствовал себя немного лучше, когда увидел, как Эш, нырнув под дверь, кинулся в мою сторону.

— Кик? Что, чёрт возьми, произошло?

Я ничего не мог поделать. И заплакал. Заплакал из-за воспоминания о той боли.

Ничего не мог поделать.

Прежде чем, что-нибудь сказать и собраться с силами, прошло, по меньшей мере, минут десять; стиснув зубы, я всё-таки взял себя в копыта.

Встав с лёгким головокружением, я облокотился на стол.

Я тяжело дышал и смог осилить только два слова. — Чтоб... меня... — Воспоминание о боли начало затухать, и я вновь брал над собой контроль.

Ковыляя к тому месту, где, по моему мнению, был сейф, я разорвал лозы своими зубами и очистил циферблат. Я начал поворачивать его в той комбинации, в которой открывала его Баддинг Лиф, и дверь, щёлкнув, раскрылась.

Внутри лежал тот самый, положенный Лиф, чёрный кейс и ещё несколько других вещей.

Внутри был ещё один шар памяти, и я осторожно коснулся его. Я не был готов к ещё одному воспоминанию, не сейчас уж точно. Я вытащил его копытом и бросил в свои седельные сумки. Вытащив кейс своей магией, я заметил, что тот был чересчур лёгким.

Открыв его, я увидел, что находилось внутри.

Четыре квадратные выемки, каждый походил по размеру к тому кубу. В кейсе виднелся голубой металлический отблеск, который странно сиял в некоторых местах.

Кубу, который наполнил это место растениями и убил каждого пони здесь. Я машинально потёр свою челюсть; воспоминание о её дроблении были всё ещё свежи в памяти. Я опустил кейс и медленно приблизился к раскуроченным останкам Баддинг Лиф. Терминал всё ещё работал, освещая её измельчённые останки мертвенно зелёным светом.

Я вздрогнул, когда, очищая терминал от лоз, протиснулся рядом с ней.

>> Отключение завершено
>> Отсоединить защищённый образец для транспортировки?
>> Д/Н

Моё копыто поколебалось, остановившись над клавишей Д. Я видел, что может сделать эта штуковина.

Действительно ли я хотел этого?

Теперь я был полностью уверен — это то, чего хотел Хэйт; вот почему это место было отмечено на ПипБаке Свипс. Хэйт точно это не получит. Вещи, обладающие такой силой, не могут помочь кому-либо. Они могут только причинять боль. Я должен помешать ему заполучить это.

Я нажал на Д и подождал несколько мгновений, ожидая быть разорванным в клочья лозами. Ничего.

Эш до сих пор смотрел на меня с озабоченным видом, но держал свой рот на замке. Никто из нас не был в настроении разговаривать.

Встав из-за терминала и подбирая кейс, я дал знак нервничающему грифону следовать за мной.

Проползя под дверь, я уставился прямо на куб. Он больше не парил в воздухе, но магическое свечение вокруг него осталось.

Куб всё также восседал на пьедестале. Я аккуратно приблизился к нему и открыл кейс. Я всё равно не хотел к нему прикасаться, даже если он был окружён щитом. Используя свою магию, я поднял его и пролевитировал его к кейсу.

Я сразу же почувствовал беспечность, как будто куб пытался как-то повлиять на меня.

Вставив куб в выемку, я захлопнул кейс. Чувство испарилось.

Вся комната теперь ощущалось лучше, а чувство угнетающей неправильности обстановки исчезло.

— Эш, съёбываем отсюда.

Он уже начал идти в направлении к лифту. Ни один из нас не хотел более здесь задерживаться. Мы, практически сломя голову, бежали вдоль коридоров; от наших прежних скрытных телодвижений и след простыл.

— Кик! Кик, куда, блять, подевался лифт? — Эш был прав. Лифт пропал. Мы оба начали паниковать, но через несколько секунд он всплыл в поле зрения. Грифон выпустил громкий выдох и сделал шаг вперёд; двери лифта открылись.

Внутри находилась кобыла. Оранжевое пальто, за очками оранжевые глаза, белая грива. Когда двери открылись, нас обуял запах, резкий химический запах. По бокам от неё находились чёрные баллоны, на дулах которых покачивались маленькие огоньки.

Её глаза наполнились невообразимой радостью, когда она увидела меня.

Другие эмоции, кроме страха, я полностью забыл. Потому что знал её.

Её рог на миг засветился оранжевым и испустил маленькую вспышку в один из баллонов по бокам. Маленькая вспышка превратилась в огромный огненный шар, который уже летел нам навстречу.

Мы оба метнулись кто куда, пытаясь увернуться; но я всё же смог учуять запах опалённого меха и перьев. Температура с бешенной скоростью начала подниматься.

Развернувшись, мы побежали обратно по коридору, когда она начала поднимать своей магией маленький тлеющий огонёк с листа. Он парил перед ней, танцуя в воздухе. Она подняла и подержала своё копыто, и на нём появилось пламя.

— Два-Пинка! Это ты убил Свипс? А я говорила Хэйту, что он ошибся, когда отправлял её за тобой, после слуха, что ты жив. Она всегда была без ума от тебя. А у меня всегда были проблемы с расставанием!

Пламя сформировалось в изображение дракона и начало расти в размере, охватывая её голову.

Заряжая дробь в Сломленного, я мог видеть её из занятого укрытия.

— Эш, нам нельзя здесь оставаться. Найди нам путь наружу!

Я шептал опалённому грифону, ползущему рядом со мной; он посмотрел на меня с твёрдой решимостью в глазах. Грифон точно не собирался подыхать здесь, под землёй.

Кивнув, он нырнул за укрытие, уходя с прямой видимости оранжевой кобылы.

Я потерял его из виду, когда он начал совать свою голову в дверные проёмы, ища какие-нибудь пути отхода. Моё же внимание было приковано к кобыле, размеренно шагавшей по коридору.

— Забавно видеть тебя здесь, Два-Пинка. Я видела, как Хэйт лично пристрелил тебя. Ты всегда был крепким ублюдком, но с тобой было так весело находиться рядом. Арена, поле, мешок. Просто замечательно. — Она захихикала.

Огненный драконий лик поджигал лозы вокруг, пока она шла по коридору ко мне; не было видно, чтобы жара доставляла ей неудобства. Её грива даже не загорелась.

— Вы, Совершенные, действительно любите слушать свои праздные речи, не так ли? — Когда я выкрикнул это, она остановилась, глядя туда, откуда я выглядывал на неё из своего укрытия.

Вы? Ты что, больше не с нами? "Два-Пинка Рип" умывает копыта из-за маленькой раны головы?

Она остановилась в припадке хохота; огонь разрастался вокруг неё и начал распространяться по комнате, поджигая неугодные ему лозы и листья.

— Я не забуду сказать это Хэйту, когда отдам ему твой пепел. Его точно порвёт со смеху, всех нас. Я даже уверена, что Скайлайн поржёт вместе с нами.

Я предположил, что Скайлайн тоже из Совершенных.

Чем больше она болтала, тем больше шансов у Эша было найти выход.

Воздух по-прежнему продолжал нагреваться, и я начал потеть, как сука. Пролевитировав Сломленного повыше, я прицелился, прежде чем пульнуть в неё.

Выстрел вошёл прямо в её лицо, но ей, видимо, вообще было до лампочки.

Пуля расплавилась в воздухе, и жидкий свинец стёк к её копытам. Ближайшее копыто она подняла и фыркнула в отвращении.

— Ты почти обжёг меня. Это не очень-то любезно с твоей стороны!

Дракон поднялся над ней и выстрелил конусом пламени в стол, за которым я прятался. Я почувствовал, как моя кожа начала пузыриться, а гриву охватило пламя. Я также учуял горящие бинты.

К чёрту это; если я не начну двигаться, она сделает, ещё из живого меня, жаренный стейк.

Как только она начала снова болтать, я стремглав кинулся в другую комнату, паля по ней по ходу движения. Ни один из выстрелов, конечно же, не достиг цели.

Интересно, все ли Совершенные были пуленепробиваемыми? Я точно нет. Это было бы нечестно, если они и вправду были, а я мог быть просто подстрелен.

Я проскользил по столешнице, забирая с собой лозы и едва не пропустив очередной огненный плевок, который слегка обжёг меня.

— Эш! Нашёл что-нибудь?! — Я крикнул это достаточно громко, чтобы он услышал меня, где бы он не находился.

Быть загнанным в угол пони, которой побоку на жар, было не лучшей для меня или заблудившегося грифона перспективой.

Ко мне пришла одна идея.

Я пролевитировал кейс из сумки и задержал его в воздухе.

— Хэйт послал тебя кое-зачем, а? Так у меня есть это кое-что. Спалишь меня — и это заодно.

Я опять услышал её хихиканье. — Ты должно быть думаешь, что я тупая? Хэйт послал меня, потому что знал, что я не смогу повредить сосуд с душой. Не спалю его, так тебя уж точно; ведь Синдер Трэйлс — твоя девушка, забыл?

— Полагаю, Синдер Трэйлс — это ты? — Надо вывести её на разговор. Хоть немного выигранного времени — уже хорошо.

Жар начал спадать, и я снова смог дышать.

Дракон значительно уменьшился, достигнув очень маленьких размеров.

— Ты не помнишь? Прямо как ржавый нож в сердце, Два-Пинка. А я вот тебя не забыла.

Я выглянул из-за укрытия, заметив её за пламенем, обуявшем комнату.

Она встала на дыбы, представляя себя во всей красе.

— Серьёзно? Как ты мог всё это забыть? Я думала, ты это прекрасно знаешь. — С пламенем и жаром она выстрелила в меня своим неприлично большим оскалом.

Она была прекрасна. Всегда готовая идти навстречу. Всё, что я пожелаю. Ты умел с ней повеселиться.

Зашибись. Значит, она была моей бывшей. Просто фантастика.

Услышав свист, я поднял взгляд. Эш активно жестикулировал мне из дверного проёма, прежде чем поднять свою винтовку и начать палить по Синдер Трэйлс. Пули были чуть большего калибра; такого она уж точно не ожидала.

Пули попали ей в шею, загоревшись красным и мгновенно прижигая рану. Она закричала и уставилась на нас испаряющимися слезами. Дракон снова перешёл в свой полный рост и она превратилась в стену огня и жара.

Что ещё не горело в комнате, начало неистово колыхать в огне, когда она зашла в главный зал.

Я метнулся к двери, в которой был Эш; клыкастая огненная голова низверглась на меня.

Я проскользнул под ней, когда она чуть не цапнула меня, опаливая мою гриву и хвост. Кинувшись к двери, я захлопнул её телекинезом и запер, когда вбежал в неё.

Это была толстая противоударная дверь, но рисунок на ней начал дымиться и плавиться, когда температура двери начала стремительно возрастать.

Эш стоял с неуверенным видом рядом с открытой дырой в полу. Заглядывая в неё, я увидел только темноту, но услышал ещё и воду.

Должно быть, канализация, насколько позволяла судить крышка, лежащая рядом с дырой.

Быстрый взгляд назад поведал, что дверь начала оплавляться из своей рамы.

То, что нужно.

Я спрыгнул в дыру, бросая себя во тьму. Упав в воду, я почувствовал, что огонь на мне погас, когда я всё дальше уносился прочь. Немного погодя, позади себя я услышал шлепок и понадеялся, чтобы это был Эш.

Труба уносила нас прочь, в тёмную неизвестность.