Автор рисунка: BonesWolbach
Акт 1.Глава 3 - Первый день учебы и знакомства Акт 1.Глава 5 - Встреча и потеря

Акт 1.Глава 4 - Ночевка и история

Произошли не которые изменения. Приятного чтения.

После получасовой тренировки пегас направился в ванную, чтобы привести себя в порядок, а затем поспешил на кухню, где ждали его два бутерброда с ромашками и яблочный чай. Сев за стол, он принялся есть свой обед, а после трапезы убрал за собой и, надев жилет, вышел на улицу, где ожидал его старый гвардеец.

— Ну что, пошли, а то время поджимает, – обратился он к Арону, надеясь, что тот не начнет упираться.

— Папа, я точно должен идти? А то я не уверен, хочу ли... – с сомнением уточнил пегас.

— Послушай, сынок, я понимаю, что ты боишься, но нужно взглянуть страху в лицо. Я не всегда смогу быть рядом с тобой. Ты должен уже познать хотя бы долю этого мира, чтобы быть готовым в будущем, – он взял и ободряюще потрепал пегаса по гриве.

Серый пегас, простояв, обдумав все услышанное, обработав в себе информацию, согласился со старым гвардейцем.

— Хорошо, но что если там, куда мы идем, мне не понравится или меня там не примут? – задал вопрос пегас, отведя взгляд и одним копытом обхватив другое.

— Хм... это ты так решил, давай попробуем один раз. Если ничего не выйдет... — гвардеец задумался. — Я тебе куплю книгу, которую ты у меня просил тысячу раз, ну, и больше не буду тебя водить. Ну что, договорились? – предложил синий пегас, взглянув на жеребёнка.

Пегас взвесил все за и против.

– Хорошо, – только и промолвил он.

Они пошли через деревню. По пути Арон замечал разные магазинчики, где продавали хлеб, бижутерию, разную мебель и тому подобное. Но пегаса привлек книжный магазинчик, и он резво подбежал к нему. Это было небольшое одноэтажное здание с черепичной крышей, и над входом висела вывеска «Кошкин дом». Войдя туда и рассмотрев стеллажи, пегас выбрал книгу, которую ему купит Свен, если проиграет.

Деревня осталась далеко позади. Свернув на развилке, они заметили табличку «Ферма "Откушенное яблоко"».

Ферма была окружена яблочными полями, куда ни взглянешь — везде были яблони, в центре всего этого пейзажа стоял двухэтажный дом синего цвета и большой амбар, рядом с которым был маленький сарай. Вдали видно было, как кобылка золотистого цвета с красной гривой развешивала одежду, как у амбара два жеребёнка играли вдвоем. Подойдя к воротам, путники вошли.

— Эй, старый лис, выходи, к тебе гости! – крикнул синий пегас.

Вдруг из дома вышел пожилой жеребец лимонного цвета; его седая грива была очень коротко стрижена.

— Эй, чей это голос знакомый? Неужели это старый вояка Свен вышел из своего бункера? – съехидничал он.

— Да, да, да, давно не виделись, старый друг, – улыбнулся синий пегас, пожимая ему копыто.

— Я тоже рад тебя видеть! Сколько прошло уже лет: пять или шесть?

— Точно не припомню, но, кажись, шесть, – приложил копыто к подбородку пегас.

— Слушай, а кто это там у тебя за спиной? Не хочешь представить? – лимонный пони посмотрел на мальчика.

— А, это Арон. Арон, не хочешь что-то сказать? – гвардеец вопросительно посмотрел на серого пегаса.

— Добрый день, меня зовут Арон, – взволнованно ответил тот.

— О, приятно познакомиться! А меня — Бен Эппл, а вон ту красивую кобылку — Элис Эппл, – представился пони и указал копытом на свою жену. — Арон, давай я тебя познакомлю со своими детьми, – продолжил он, провожая прибывших в амбар.

В амбаре прыгали и бегали два жеребёнка. Один из них был жеребец, высокий, красного цвета, с желтой гривой. Вторая — кобылка. Арон не мог поверить своим глазам: это была его недавняя знакомая.

— Эпплджек, Биг Макинтош, подойдите ко мне, у меня для вас есть гость! – прокричал лимонный жеребец, указывая на жеребёнка.

Они взглянули сперва на отца, потом на гостя.

— Арон! Это ты? Как тебя сюда занесло? Какими судьбами? – оранжевая кобылка, не обращая внимания на отца, начала расспрашивать серого пегаса.

— Эпплджек, ты знакома с ним? – удивился старый лимонный пони.

— Да, папа, я же тебе рассказывала о новеньком, – ответила она и указала на жеребёнка.

— Понятно. Если вы знакомы, то не буду вам мешать. Свен, пошли, поболтаем о старых временах и кое-что примем на душу, – интригующе сказал лимонный пони.

Свен и Бен, оставив жеребят одних, ушли в дом. Красный жеребец с оранжевой гривой подошёл к Арону.

— Привет, меня зовут Биг Макинтош, но друзья могут звать просто Маки, – он протянул копыто.

Пегас взглянул на Макинтоша. Его взгляд упал на сильное копыто, которое протянул пони. Жеребёнок не знал, что делать, ведь он впервые так близко подпустил к себе жеребца, не знакомого ему.

Он попятился, прижал уши, опустив взгляд, а потом медленно, аккуратно протянул копыта к красному пони.

— Приятно, – только и выдавил из себя пегас и пожал копыта.

Удивлённый поведением пегаса, Би никак не мог понять, что с ним не так. Но чтобы разрядить напряженность, посмотрел на жилет.

— А скажи, это правда, что у тебя крылья не как у пегасов? – только он спросил, как разговор поддержала оранжевая кобылка.

— Да, правда, почему ты мне не веришь? – влезла в разговор Эпплджек. – Вот, смотри сам! – Она подбежала к серому пегасу, сняла жилет, ничего не спросив. Приподняла копытом его крыло, подняла его, подергала вверх-вниз, создавая маленький ветерок.

Арон даже не успел ничего ответить, как уже начали дергать его крыло. Он изведал странное ощущение, которое не испытывал никогда. Он сдерживал порывы непонятно чего, но, не выдержав, засмеялся.

– Ха-ха-ха-ха! Пожалуйста, перестань!

— Что именно перестать? – вопросительно посмотрела на пегаса Эпплджек, не переставая дергать крыло и наблюдая за его реакцией. – О, кажись, я поняла: ты боишься щекотки! – заметила кобылка, начав гладить копытом по крылу.

Ощущение усилилось, он ещё громче стал смеяться и резко отдернул крыло от кобылки.

– Все, хватит, а то мне не нравится это чувство, – проговорил он, разминая крыло.

Макинтош подошел к серому пегасу.

– Скажи, а ты тут давно? А то я тебя здесь раньше не замечал.

Пегас попятился назад, когда к нему приблизился красный пони. Услышав вопрос, он растерялся. Нет, он не был готов к такому повороту событий! Посмотрев по сторонам и не найдя хорошего решения, Арон сдался.

— Я шесть лет провел в затворничестве и не выходил. Но когда мне стукнуло шесть, отец сказал, что я обязан ходить в школу. Вот так моя спокойная жизнь затворника была закончена, – пегас, отвечая на вопрос, прикрыл челкой свою мордочку.

— Ладно вам, мальчики, давайте играть! Чур, Арон — вода! – воскликнула кобылка и осалила пегаса.

Почувствовав прикосновение кобылки, пегас пришел в себя.

– А, это снова та игра! – воскликнул он и побежал за кобылкой.

Услышав ответ от пегаса, Би немного удивился, но не посчитал это такой уж проблемой и, забыв об этом, присоединился к игре.

***

Наступил вечер, солнце уходило за горизонт. У выхода из домика стоял нетрезвый синий пегас.

— Свен, друг мой, я не думал, что ты от одной бутылки сидра так пьянеешь, – сказал старый Эппл, держа своего друга, который все норовил упасть.

— Слу-шай... ик!.. меня внима-тельно... ик! — не договорив, старый гвардеец вырубился.

— М-да-а-а-а… что с тобой случилось за эти шесть лет! Дети, идите домой! – закричал Эппл, поддерживая гвардейца.

Жеребята выбежали из амбара все пыльные и грязные. Арон увидел Свена, который был без сознания.

— Мистер Бен, что с отцом? Ему плохо? – в голосе пегаса были слышны панические нотки.

— Нет, с ним все нормально, просто твой вояка не умеет пить. Так, сегодня ты ночуешь у нас. И без разговоров! Я тебя не отправлю с ним домой. Так, Макинтош, помоги мне затащить его наверх, – скомандовал лимонный пегас, подхватив поудобнее друга. Красный жеребец обхватил Свена с другой стороны, и они понесли его наверх.

Арон стоял в оцепенении: он не знал, что ему делать, бежать или остаться. Все решилось само собой. Эпплджек начала толкать серого пегаса прямо в дом, не давая ему сделать шаг назад.

— Ну что стоишь, давай заходи быстрее, – шепнула пони и сильно толкнула гостя.

Арон влетел внутрь. Жилище Эпплов выглядело как любой дом среднестатистического пони. Два этажа, гостиная с полками книг и висящими на стенах портретами семьи, кухня и прочее.

— Вот так лучше, – Эпплджек закрыла дверь и пошла наверх.

Серый пегас панически начал искать выход из созданного положения, но из кухни вышла кобылка средних лет, кормящая из бутылочки новорожденного жеребёнка желтого цвета с красной гривой.

— Привет! Это ты, значит, наш новый гость? Хм-м… какой ты симпатичный! Не бойся, всё будет хорошо, – проговорила она звонким успокаивающим голосом.

— Я… я… я… и не боюсь, — промолвил пегас, отводя взгляд в сторону.

Та тихонько засмеялась.

– Хорошо, тогда ступай наверх, там есть ванная. Приведи себя в порядок, храбрец ты мой.

Арон, осмотрев себя и увидев, какой он весь грязный, послушался золотистую кобылку. Поднявшись на второй этаж, он нашел дверь в ванную. Открыв ее, он увидел, как оранжевая кобылка принимала душ. Арон резко покраснел и хотел закрыть дверь, как вдруг услышал голос.

— Эй, Арон, ты куда? Давай заходи, вместе помоемся, а то воды не хватит. И тогда придется мыться во дворе холодной водой, – не поворачиваясь, обратилась кобылка.

— Но это неправильно, так нельзя! – весь покрасневший, возразил Арон.

— Да не волнуйся ты так, мы с братом часто мылись вместе, и плюс ты мне спинку потрешь, а то я не достаю, – протянула она с ехидной улыбкой.

Осмотрев себя и не пожелав мыться холодной водой, Арон залез в ванную. Вымывшись вдвоем, они выскочили оттуда и поспешили на кухню; там их ждал ужин. Все сидели, ели, но не было одного Свена. Сев за стол, Бен посмотрел на серого пегаса.

— Послушай, Арон, а ты не против, если я задам тебе вопрос? – обратился к пегасу лимонный пони.

Пегас немного удивился, но, собравшись с мыслями, ответил:

– Да.

— Расскажи, как ты живешь со старым Свеном. Я это просто не представляю себе. Зная его, я не стал бы его соседом. Помнится, он однажды избил бедного пони так, что тот еле смог ходить. Ну а как он с тобой обходится? – поинтересовался Бен, слегка улыбнувшись.

Услышав такие слова от лимонного пони, Арон не выдержал.

– Как вы смеете говорить такое о моем отце! – он возмущенно ударил по столу копытом. — Он любит меня и заботится обо мне. И то, что вы говорите про него, — это полная ложь. Он не такой! – горячо доказывал пегас, не останавливаясь ни на секунду.

Всё семья Эпплов наблюдала за пегасом, но старый Бен поднял копыто.

— Всё, остановись, ты прав, – виновато промолвил пони.

— Что? – не понял пегас.

— Я тебя специально спровоцировал, хотел увидеть твою реакцию. Оказалось, что я был прав.

— Я вас не понял... в чем?

— В том, что ты по-настоящему дорожишь своим отцом, и это похвально, – одобрительно заметил Бен.

Услышав это, Арон сел на свое место и сполз как можно ниже, так что была видна только его грива.

Дальше ужин прошел без приключений, все сидели молча и ели.

Уже стемнело. Бен и Элис ушли наверх, Арон, Эпплджек и Биг Макинтош остались внизу.

— Слушайте, а пойдемте в амбар! Там сейчас собираются мои друзья. Посмотрим фильм, я возьму проектор у отца, – предложил Макинтош.

— А почему и нет, гулять так гулять! – согласилась Эпплджек

— Ну, я даже не знаю... не влетит нам за это? – засомневался серый пегас.

— Да ладно тебе, Арон, пошли! – оранжевая кобылка посмотрела на него своими зелеными глазами.

 — Хорошо, – сдался он от одного взгляда Эпплджек.

Прибыв в амбар, они увидели, что там сидело много жеребят. Биг Макинтош принес проектор, поставил его на второй ярус амбара и вставил плёнку. Проектор начал свою монотонную работу.

Прошло некоторое время, в середине фильма было показано, как двое влюблённых бегут по пляжу. Жеребец останавливает свою вторую половинку, при закате солнца становится на колено.

— Дорогая, в этот прекраснейший вечер я хочу тебе сделать предложение, – он достал из кармана кольцо и продемонстрировал кобылке.

Та оцепенела от счастья, не смогла ничего сказать, только глядела на своего возлюбленного.

— Ты согласна стать моей женой и быть со мной в горести и радости? – волнуясь, спросил он, вглядываясь в карие глаза кобылке.

Выйдя из оцепенения, она только и смогла сказать: "Да!"

Услышав положительный ответ, жеребец привлек ее к себе, и пара слилась в страстном поцелуе.

Арон сидел, наблюдая за этой сценой, рядом с ним сидела Эпплджек. Он, совершенно не понимая, что происходит, спросил кобылку:

— Эпплджек, скажи, а что они делают?

Кобылка взглянула на пегаса.

– Ну это, как я помню, называется поцелуй. А зачем ты спрашиваешь? – подозрительно посмотрела на пегаса Эпплджек.

Пегас замялся.

– Ну, понимаешь, я впервые это вижу, для меня это все новое...

— Понятно... а знаешь, давай попробуем, мне тоже стало интересно, — кобылка очень бодро подвинулась к пегасу.

Арон немного смутился, увидев ее прямо перед собой.

— А ты в этом уверена?

— Давай уже, не бойся?

— А что мне нужно делать? – осведомился он растерянно.

Эпплджек заметила, как на втором ярусе амбара двое голубков только начинают целоваться. Она резко показала копытцем в сторону, где они расположились, Арону.

— Ну что, понятно? – задала она вопрос пегасу, наблюдая его реакцию.

Тот, увидев все до конца и поняв, что к чему, посмотрел на кобылку.

— Хорошо, я готов, – он сложил губки трубочкой.

Кобылка тоже не стала медлить: сделав так же, она придвинулась к нему. Их губы соприкоснулись, они так просидели секунд пять, а после резко выключился проектор. Арон и Эпплджек отпрыгнули друг от друга. В помещении загорелся свет.

— Так, дамы и господа, прошу всех разойтись по домам. А вас троих я жду дома. Если через три минуты там не будете... ох, не завидую я вашему крупу! – погрозил Бен, забирая проектор.

***

Наступило утро, солнце уже встало и теперь согревало своими лучами землю после холодной ночи. Из дома Эпплов раздался гул, при этом переходя в стоны.

— Твою налево, как же болит голова, – синий пегас сидел на скамейке и пил колодезную воду.

— М-да-а-а-а, дружище, ну и развезло тебя вчера! Так, что пришлось тебя тут оставлять, – лимонный пони сочувственно приложил холодный компресс к голове друга. – Все, что могу тебе дать от боли.

— И на этом спасибо. Всё, больше не буду пить! Стоп, а где Арон? Что с ним? – спохватился старый вояка, осматриваясь по сторонам.

— Да все с ним нормально, спит он на втором этаже с Эпплджек, – ответил лимонный жеребец, меняя компресс.

— Стой, как это — спит с Эпплджек? – удивился гвардеец, вопросительно взглянув на приятеля.

— Ну, как бы сказать... мест не хватало, вот я и уложил их вместе.

— Мать моя кобыла, теперь он, как порядочный жеребёнок, обязан жениться на ней, – синий пегас широко улыбнулся.

Бен сильно прижал компресс к его голове.

– Ага, ещё чего! Пусть сначала докажет, что достоин её, а после подумаем.

— А, ух-ух-ух, как же больно! Ну зачем ты так? Я же просто пошутил! – пегас приложил копыто к голове.

В это время на втором этаже.

На серого пегаса падали лучи солнца. Он нехотя открыл глаз, взор его был помутнён. Он почуял запах свежих яблок и, когда сфокусировал взгляд, увидел оранжевую кобылку. Их мордочки соприкасались; он заметил, что они спали всю ночь обнявшись.

Арон, покрасневший до самых кончиков ушей, заметил, как Эпплджек, открыв глаза, взглянула на него. Ничего не понимая, она поднялась и широко зевнула.

– Доброе утречка, Арон! Как тебе спалось, клопы не кусали? – полюбопытствовала она, потягиваясь.

— Да-да–да... нет, кажись, не–не–нет, – заикаясь, ответил Арон.

— Что с тобой? Ты не заболел случайно? — она подошла к пегасу и прикоснулась губами к его лбу. – Да нет, температуры нету.

Арон, почувствовав губы оранжевой кобылки, ещё сильнее покраснел, став похожим на помидор.

– Прости, мне нужно в ванную, – выдавил он, вышел из комнаты и побежал вниз.

Оказавшись внизу, пегас подошел к раковине и начал умываться. Успокоившись, он осмотрелся по сторонам. На кухне было тихо. Арон, оглядевшись еще раз, вошел в комнату. Это помещение служило кабинетом мистеру Бену. Обходя стеллажи книг, пони увидел фотографии в рамках. На них были изображены все семейства Эпплов, но одна фотография отличалась.

Рядом с Беном и Свеном стоял лазурный пегас в фиолетовой броне; панцирь полностью обхватывал тело жеребца, на шее висел амулет звериного глаза, на голову был надет шлем, на лицевой стороне шлема был изображен полумесяц, а на макушке — стальной плавник хищной сирены. На копытах было странное оружие. Оно было по виду выдвижным и крепилось на накопытники.

Вдруг раздался скрип двери. Арон повернул голову и увидел Эпплджек. Кобылка в панике уставилась на пегаса.

— Что ты тут делаешь? Скорее уходим! Если папа увидит тут тебя или меня, нам несдобровать! — выкрикнула она и, схватив парня за копыта, увела из кабинета.

Вскоре они оказались на улице. Арон увидел Свена, держащего компресс, и Бена, издевками подначивающего того.

— Да хватит уже, Бен, понял я, понял, не продолжай, убивать дракона — это твой конёк, а мой — стоять в авангарде и получать тумаки. Аксу прикрывать тылы, – вздохнул синий жеребец. На мордочке его улыбка сменилась на печаль.

Увидев жеребят, Свен откашлялся.

– Так, Арон, нам пора выдвигаться, прощайся со всеми. – Он встал, придерживая компресс, и подошел к жеребёнку.

— Хорошо, папа, – кивнул Арон подошел к кобылке.

Серый пегас посмотрел на Эпплджек. Она ответила ему тем же. Чувства в их взглядах были взаимны. Она подошла поближе и прошептала ему на ушко:

— Арон, вчера ночью мне понравилось, я никогда не забуду тот поцелуй, – и кобылка, поцеловав его в щеку, с улыбкой на мордочке ускакала в дом.

Пегас, шокированный действием кобылки, не знал, что делать. Крылья под жилетом начали сами по себе шевелиться. Он повернулся к остальным и засеменил вперёд. Свен, пожав копыто Бену, пошел за мальчиком.

***

Наступал вечер. Солнце клонилось за горизонт, птицы переставали петь и ложились спать, их сменяли сверчки и начинали играть свою ночную музыку. Дома Свен закрылся в своем кабинете, и его уже долго не было слышно. Арон забеспокоился и решил постучать в дверь кабинета, но ответа не последовало. Попробовал открыть дверь, но тоже ничего не вышло: она не поддавалась.

Арон пошел ва-банк. Найдя запасной ключ, он открыл дверь и обнаружил Свена, лежащего на столе. Мордочка гвардейца покоилась на столе, рядом стояли пустые бутылки и фото в рамке.

Подойдя к пегасу, Арон тронул его, но тот не подавал признаков жизни. Забеспокоившись, жеребенок начал его трясти. Ничего не получалось, синий пегас не реагировал. Арон краем глаза взглянул на фото и увидел кобылку вишневого цвета, рядом с ней — Свена, а посередине — знакомого пегаса. Он был светло красного-цвета, с черной гривой и с кьютимаркой в виде секиры, ломающей бревно, на боку. Арон резко вернулся в реальность и продолжил приводить в чувства Свена.

— Папа, проснись! Что с тобой? Ответь! – в голосе пегаса слышались панические нотки; он побежал в ванну, налил в ведро холодной воды. Вернувшись, он вылил всё содержимое на голову вояки.

— Что? Где? Что происходит? – начал шарахаться и осматриваться старый пегас.

— Отец, ты жив! – воскликнул жеребёнок, прыгнув на него и обняв посильнее. – Ты меня напугал, я думал, что потерял тебя. — В его голосе послышались нотки плача.

— Прости, я просто… — не зная, что ответить, Свен просто замолчал и обнял жеребёнка покрепче.

***

Наступила ночь.

Арон лежал рядом со Свеном и смотрел в потолок. Его терзали мысли о фотографии, которую он видел.

— Пап, ты спишь? – жеребёнок посмотрел на старого пегаса и начал шевелить его копытом.

— А? Что? Нет, не сплю. Тебе приснился страшный сон, Арон? – сонным голосом осведомился пегас.

— Нет, просто меня беспокоит одна мысль и не дает уснуть.

— Ну, выкладывай, я выслушаю тебя, – зевнул синий пегас.

— Я видел фото красного пегаса в кабинете у мистера Бена, а после я заметил его в твоем кабинете. Кто он?.. — спросил Арон, немного привстав.

Выражение мордочки синего пегаса изменилось на печальное.

– Послушай меня, Арон, это очень длинная история, но этот пегас — мой сын.

— А где он сейчас? – спросил жеребёнок.

— Он погиб, – печальным голосом ответил гвардеец.

— Прости меня, я не хотел, я–я-я–я не знал, я сочувствую тебе, — смутился жеребёнок, опустив глаза.

— Все нормально, не надо так корить себя из-за этого. Ты не знал, бывает со всеми, – старый вояка потрепал Арона за гриву.

— Пап, а ты можешь мне рассказать о нем?

Старый пегас почесал затылок посмотрел на часы и выдохнул.

– Ладно, все равно уже не усну. Его звали Акс. Он... я не знаю, где он служил. Его сразу отправили куда-то после военного колледжа. Но я слышал, что это был очень древний орден, как его там называли... — Свен почесал затылок. — Ах, точно, Темная гвардия.

— Постой, ты хочешь сказать, что не знал, куда отправили твоего сына? – перебил жеребёнок.

— Да–да–да, не знал, это был приказ вышестоящего. Он был лучший в классе. Он мог одним махом секиры вырубить целый дуб. Все завидовали его таланту, в бою ему не было равных. Проходили недели, месяцы, а после трех лет его отсутствия он возвращается. Ты бы видел его, какой он стал, – гвардеец, произнеся последнее слова, замолчал. Он сидел молча и смотрел на книжный шкаф.

— Давай вставай, я тебе кое-что покажу.

Свен встал и подошел к шкафу. Опрокинул на себя книгу; та, не упав, осталась держаться на кончике. Что-то щелкнуло, старый пегас отодвинул шкаф в сторону, и перед ними показались каменные ступеньки, ведущие вниз.

Они спускались вниз молча. Свен подошел к стене. На ней висел факел, и он зажег его. Свет факела осветил помещения. Оно было небольшим, везде лежала пыль и висела паутина. Никто не убирался здесь уже несколько лет. Войдя в помещение, Свен показал на портрет. Арон осмотрел картину.

— Папа, я такую же видел в кабинете у мистера Бена, она точь-в-точь такая, – заметил жеребёнок.

— Конечно, у него она есть. Это Бен обучал Акса пользоваться секирой. А я орудовал вот этим клинком.

Он подошел к стеллажу и достал двуручный меч, что был более полутора метра в длину (клинок — 1 м 20 см, рукоять — 30 см) и весил около трех килограммов. Клинок — ромбического сечения, с двумя лезвиями и несколько закругленным острием. Рукоять обтягивалась кожей.

Арон был ошарашен увиденным.

– А зачем тебе было нужно оружие? – спросил он у синего пегаса.

— Эх, старые воспоминания... раньше я был охотником за драконами, как и Бен. Драконы очень часто нападали на города и деревни, а те не могли справляться с ними. Вот нас с Беном и обучали быть убийцами драконов, – сказал Свен, показав на другой портрет где они с Беном убили дракона.

— А как умер Акс?

Этот вопрос очень сильно задел старого вояку он не хотел рассказывать про это, но уже начавший все это нельзя повернуть назад. Он с горечью выдохнул и продолжил.

— Его убил дракон. Он не должен был лезть вперёд! Если бы он владел тогда не этими накопытниками, а секирой, то смог бы убить дракона!

Синий пегас резко швырнул меч вбок от злости.

— Прости, малыш, не хотел, – он подошел к манекену и показал на броню с оружием. – Когда он вернулся, он больше не хотел владеть секирой, он предпочитал вот эти зубочистки. Я не понимал и никак не могу понять, как можно этим убивать драконов. После его смерти я попытался ими воспользоваться, но никак не смог опустить лезвия. И где вообще был мой сын, кто его так сильно изменил? Он больше не общался ни с кем. Он предпочитал одиночество и всегда закрывался в комнате. – Свен резко ударил по манекену копытами, и тот разлетелся.

— Прости, это моя вина, не надо было тебя спрашивать об этом... – виновато проговорил серый пегас

— Нет, ты не прав, ты правильно сделал. Мне пора уже с этим покончить, – Свен подобрал всю броню и убрал в сундук. Подумав, он достал накопытник и подошел к Арону. – Вот, возьми его, если когда-нибудь ты сможешь им воспользоваться, то используй его, только чтобы защитить любимых и слабых, никогда не убивай невиновных и беззащитных.

Арон, ничего не спрашивая, взял накопытник. Тот был фиолетового цвета, по бокам находились два лезвия. Если присмотреться, то можно было увидеть внутри странный механизм, что при нажатии расслабляет пружину, и лезвия опускаются и фиксируются. Арон не стал испытывать удачу, а просто забрал его.

Они вместе вышли из подвала.

– Арон, пообещай мне, что никому не расскажешь, что ты сегодня видел. Хорошо, мальчик мой? – попросил Свен, при этом задвигая шкаф на место.

— Обещаю, – кивнул жеребёнок.

— Вот и ладненько, а теперь иди спать, и я тоже пойду.

Вдруг Свен услышал чей-то стук копыт. Он резко подбежал к окну и увидел пылающий город. Выбежав, он узрел своего друга Бена, облачённого в броню.

— Свен, нужна помощь, они вернулись, – сообщил жеребец, подымая забрало шлема.

Конец первой главы.

Продолжение следует.