Автор рисунка: Stinkehund
Акт 1.Глава 4 - Ночевка и история Акт 1.Глава 6 - Конец мирной жизни

Акт 1.Глава 5 - Встреча и потеря

Глава вторая.

Настала полночь. Откуда-то раздавался сильный гул. Два жеребца в темных накидках стояли перед пещерой в горах.

— Что скажешь, Харикс? Ты с ним справишься? А то больше всех говорил, что одним левым его, – съехидничал пегас.

— Слышь, Зэн, прикрой свой рот, а то сам пойдешь туда, прикрепишь этот кристалл! – рассерженно огрызнулся единорог, держа магией красный кристалл.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ах! Не смеши мои подковы, я лучше сам на себе поставлю эксперимент, чем буду прикреплять ему к голове этот кристалл. Ты видел, какого он роста? Он нас двоих просто раздавит, – заметил пегас, обнажая меч.

— Твою кобылу! – прижал копыто к морде Харикс. – Послушай меня, Зэн, ты хоть понимаешь, что этой зубочисткой ты ничего ему не сделаешь? Ты будешь выглядеть как канапе на палочке. Так будь любезен, — он повысил тон, — убрать свой меч и заткнуться!!!

Гул из пещеры усилился, и оттуда повалил темный дым.

— Ну вот, Харикс, ты разбудил его! Поздравляю тебя, теперь нам придется импровизировать! А вот если мы с тобой не справимся, Ярл нас за хвосты повесит и будет каждый день протыкать копьем, – простонал пегас и побежал внутрь пещеры.

 — А-а-а-а-а! Зэ-э-э-эн!!! Я тебя точно убью, если выживем! – единорог рванулся следом за пегасом.

При этом кристалл засиял.

***
Деревня, дом Свена.

Синий пегас смотрел на своего друга, облаченного в доспехи, за спиной которого была тяжелая секира.

– Свен, мне нужна твоя помощь, они вернулись! – сообщил жеребец, подняв забрало шлема.

— Постой, кто вернулся? Я никак не могу понять! И что с городом? – выпытывал гвардеец у лимонного жеребца.

— Да драконы вернулись! То есть один вернулся, но он не похож на всех остальных, которых мы с тобой убивали, – пояснил пегас, указав на деревню

— То есть как не похож?

— Давай по пути расскажу. Ты давай собирайся, и пошли, а то я не справлюсь один.

Свен бросился в дом, отодвинул книжный шкаф и, войдя в потайное помещение, открыл сундук, где лежали его синие стальные латы. Надев на себя броню, он схватил свой двуручный меч и выбежал наружу.

Пока Свен возился в доме, Арон стоял рядом с Беном, рассматривая броню жеребца. Она была серебристого цвета, панцирь брони обхватывал всю талию, доходил до шеи. На панцире были выгравированы затейливые узоры разных диаметров и размеров. Жеребец глянул на мальчика.

— Арон, слушай внимательно, ты помнишь, как ты вчера шел к нам? – торопливо спросил старый жеребец.

Пегас увидел взгляд Бена, сложил уши, попятился, но, услышав, что его спросили, остановился.

— Да, сэр, – пегас, как мог, ответил на вопрос лимонного воина.

— Очень хорошо. Там сейчас на перекрестке стоит Элис, она принимает всех беженцев из деревни, направляйся туда в обход, – дал указания серому пегасу лимонный жеребец.

Свен вышел из дома в синей броне, которая полностью облегала тело, на спине его висел меч.

Он взглянул на сына, который внимательно слушал Бена и, подойдя ближе, услышал последние слова.

— Бен, что ты посоветовал моему сыну? – возмутился гвардеец, приблизившись к жеребцу.

Тот решил оправдаться.

– Я ничего не советовал, – покачал головой жеребец, – он должен как можно быстрее добраться до моей фермы. На перекрёстке его встретит Элис.

Свен, успокоившись, подошел к мальчику и наклонился к нему, чтобы тот не подымал голову.

— Арон, ты все слышал, тебе придётся самому пойти, – вздохнул вояка, приподняв опущенный подбородок пегаса.

Пегас еле сдерживал слезы.

– Папа, я боюсь, я не хочу тебя потерять! – он обнял старика.

— Ну что ты, что ты! Все будет хорошо. Не бойся! Помнишь, что я говорил недавно?

— Да, помню. Я жеребец, а жеребцы не плачут. Только кобылки. – Следующие слова отец и сын сказали хором: — Мы держим все эмоции в себе.

Арон отошел от старика.

— И запомни, нужно доверять друзьям и любимым. Только они смогут тебе помочь в трудную минуту. А теперь пора. Давай скорее собери вещи.

Пегас, войдя в дом, собрал вещи и, взяв накопытник, убрал его в сумку. Когда он вернулся к гвардейцу и Бену, Свен указал по какой дороге идти, по чему ориентироваться. После к пегасу подошел Бен. Свен развернулся, глянул на друга и побежал в сторону горящей деревни.

– Послушайся его, Арон, он прав. Он тебя очень сильно любит, я впервые за шесть лет вижу его таким. Он не хочет потерять своего второго сына, – с этими словами лимонный пегас побежал за Свеном.

***

Арон стоял и наблюдал, как горит деревня. Глядя, как из здания библиотеки валит темный дым, он опустил уши. Он так хотел приобрести ту книгу, которую он недавно заприметил! Но судьба сыграла с ним злую шутку. Достав накопытник и осмотрев его, он обнаружил странный механизм. Надев его на копыто, Арон нажал на это приспособление. Накопытник резко сузился и стал впору жеребёнку. Арон удивился, но не стал ждать, а направился в обход, как ему указал Свен.

Бежал десять минут, не оглядываясь: он услышал зверский звук, который доносился из деревни. В душе Арона что-то очень сильно екнуло. Он понимал, что должен вернуться, но слова отца засели в голове, и он не стал останавливаться.

Добежав до перекрестка, он не обнаружил там никого. Его охватила паника. Он знал, что не нужно было идти сюда. Но что-то подсказывало ему, что он обязан прийти. Успокоившись, Арон заметил кровавые следы, ведущие в левую сторону. Он подошел к следу и тронул. Это была кровь. Он попятился назад, мотая головой в разные стороны, но, убедившись, что никого нет поблизости, подошел к следу снова и, присмотревшись, увидел волосок очень знакомого цвета. Этот волос принадлежал его знакомой кобылке. Стиснув зубы от страха, Арон нехотя поплелся в левую сторону. Он всеми фибрами души хотел, чтобы это была не та кобылка, о которой он думал.

Пройдя не слишком много, он заметил неясные силуэты. В темноте нельзя было различить, кто это. Жеребёнок шмыгнул прочь с дороги и спрятался в зарослях. Он тихо пробрался между зарослей и, приблизившись к темным фигурам, смог лучше разглядеть их. Это были пегас и единорог, неподалёку от них стоял ещё и земной пони, что-то охранявший. Арон прислушался, чтобы разобрать, о чем беседовали между собой эти двое.

— Харикс, ты болван! Ярл тебе давал точный приказ: заразить и под контроль. А ты что сделал? Заразил и не смог контролировать! Что ты за единорог, если не можешь самого жалкого дракона заколдовать?! – возмущался пегас.

— Слышь, ты, курица ощипанная, это не моя вина! Я тебе говорил, что не готов. А ты: "Давай, я уже не могу сдерживать его! Я уже положил камень! У тебя две секунды!" – передразнил сообщника единорог.

— Ладно, ладно тебе, со всеми бывает! Ну, не рассчитал я, и что с того? – улыбнулся пегас.

— Что, спрашиваешь? Ты понимаешь, что этот дракон сейчас разносит и убивает пони, которых мы должны привести живыми?! Когда Ярл узнает, что случилось с деревней, он нас точно подвесит за хвосты, – тяжело вздохнул единорог, помассировав виски.

— Ладно тебе, ты лучше скажи, что будем делать с этой кобылкой? – пегас указал на золотистую с красной гривой пони.

— Что? Я думал, ты избавился от неё! – Харикс взглянул на кобылку.

— Ну, как бы сказать... она такая красивая, что я даже копыто не смог поднять на неё, – почесал затылок его товарищ.

— Слушай сюда, ловелас. Это свидетель, и она нас видела. Если кто-то узнает, что тут был Кровавый орден, то мы трупы, — серьёзно проговорил единорог.

— Понятно. А жаль, она была бы хорошей наложницей.

Пегас подошел к земному пони и отдал приказ.

Арон больше не услышал разговора: единорог отошел от зарослей к пегасу. У него загорелся рог, и странные личности исчезли.

Пегас обдумывал все услышанное. "Дракон, Кровавый орден, нападение на деревню. Кто же они такие?" Этот вопрос все больше мучил пегаса.

Но тут он заметил, что земной пони схватил бессознательную кобылку за ногу и поволок ее в чащу леса. Пегас убедился в своей правоте: это была Элис. Прикусив губу до крови, чтобы побороть страх, он последовал за ними. Издалека раздался крик. Ускорив шаг, пегас догнал бурого жеребца с белой гривой. Тот избивал свою жертву, а после проводил языком по беззащитному телу кобылки, начиная с шеи и заканчивая животом, при этом зловеще ухмыляясь.

— Нет! Прошу, перестаньте! Не надо!.. – сдавленно умоляла кобылка.

— Заткнись, тварь, дай позабавиться! А после умрешь мучительно, – садистки прошипел бурый пони, продолжая бить её и облизывать свое сладкое мороженое.

Арон не стал ждать. Он бросил взгляд на свой накопытник, нажал на механизм, и лезвия, до того направленные вверх, опустились вниз, выдвинувшись вперёд. Он подбежал к жеребцу и нанес удар, воткнув лезвия ему в спину. Жеребец истошно закричал и, перестав бить кобылку, резко, одним ударом, отбросил от себя жеребёнка.

Механизм накопытника не выдержал и отпустил копыта Арона. Тот отлетел от жеребца на два метра. Маньяк продолжал барахтаться, силясь вытащить из спины лезвия. Но, не достав, он ринулся к ближайшему дереву и сломал лезвия накопытника, оставив их в себе.

Арон мигом подбежал к кобылке.

— Миссис Элис, вы встать сможете? – встревожился пегас, помогая ей.

— Да, смогу, – процедила она сквозь зубы и приподнялась.

— Ах ты скотина! Ты знаешь, что с тобой станет?! Тебя я точно не убью, я тебя буду резать, пока не будешь просить о смерти! – прорычал озлобленно жеребец, поднявшись и достав нож. – А начну я с этого странного мальца...

Он кинулся на жеребёнка, резко рассек ножом воздух сверху вниз, но пегас отпрыгнул в сторону. Жеребёнку приходилось только уклоняться; он не знал, как ему быть дальше. Жеребец не останавливался, он все махал ножом перед Ароном и не давал ему ни единой возможности перевести дух.

Уже уставший уворачиваться пегас поскальзывается и падает. Маньяк бьет ножом и попадает в правый глаз, но удар не наносит серьезных травм: нож режет по брови и по щеке, не задевая зрачка.

Повязка, которая скрывала глаз, спала; жеребец увидел правый глаз Арона, залитый кровью, и поразился.

— Ха-ха-ха! Ну и чудовище ты! Что с твоим глазом, продал кошке?! Ты ошибка природы, тебе не место в этом мире, – усмехнулся маньяк.

Он подошел к жеребёнку и занес нож, собираясь завершить начатое, как вдруг его сразил удар по спине. Тело жеребца на миг обмякло, но он снова пришел в себя и, повернувшись, резко вонзил острое лезвие в грудь кобылки. Та не успела отскочить. Нож вошел в грудную клетку по самую рукоять; жеребец вырвал его и отбросил тело прочь.

Арон видел, как бурый жеребец пронзил Элис ножом. Он никак не мог поверить, что это происходит на самом деле. И вдруг он услышал шепот.

— Ты… убей… мсти… Гнев твой друг… Дай ярости выйти наружу… – шипел чей-то голос.

— А теперь твоя очередь! – Убийца повернулся к жеребёнку и увидел нечто странное. Ему стало страшно от одного взгляда серого пегаса.

Арон стоял и смотрел на бурого жеребца. Его правый глаз излучал темную ауру, зрачки стали как живые. Кровь перестала идти из века, крылья резко порвали жилет, выпрямились струной вверх. От такого зрелища у жеребца перехватило дыхание. Пегас рванул на земного пони. Жеребец замахнулся, чтобы ударить пегаса, но тот перехватил удар и врезал своим копытом ему в область ребер, тем самым сломав их.

– Ты умрешь, тварь!! – крикнул он убийце.

Арон выломал копыто жеребца, и оно издало мерзкий хруст. Жеребец громко завопил, а копыто повисло, как будто готово было оторваться. Дальше пегас прижал врага к стволу дерева и стал бить, как тренировочную грушу, превращая его морду в кровавое месиво.

Арон не прекращал бить, даже когда жеребец испустил последний вздох. После рассудок взял верх, глаз жеребёнка перестал светиться, и он взглянул на свою жертву. Перед ним лежал уже не жеребец, а труп, вместо морды которого был фарш. У пегаса закружилась голова, он резко слез с тела, и все, что он ел на ужин, вышло наружу.

Придя в себя, Арон подбежал к кобылке, все тело которой было залито темной кровью.

— Миссис Элис! Ох, богиня, что с вами?! Нет-нет-нет, что я скажу Эпплджек?! – панически вскрикнул он.

— Кхе-кхе... успокойся, мальчик мой, кхе-кхе… ты уже все сделал, кхе... ты живой, это самое главное. – Кобылка кашляла кровью, красная струйка потекла у нее изо рта.

Арон заплакал. Он не знал, что делать. Он стоял и смотрел, как умирает Элис.

— Арон, не плачь... кхе-кхе-кхе... я хочу, чтобы ты знал: ты посту... кхе-кхе... поступил правильно. Выполни мою просьбу: живи дальше, не слушай тех, кто будет говорить про тебя что-то плохое. Ты тот, кто есть, и это не изменить, — она прервала свою речь, чтобы отдышаться. Ее дыхание было тяжелым и прерывистым. — Я увидела в тебе не чудовище, как говорил этот убийца, а пони, спасавшего меня. Спасибо тебе, Арон. Передай детям, что я их очень люблю. И, пожалуйста, защити моих дет….

С этими словами её глаза закрылись, и тело, обмякнув, вытянулось. Дыхание Элис затихло, а сердце перестало биться.

***

За двадцать минут до этого. Деревня.

— Бен, рассказывай.

— А чё рассказывать? Дракон, двенадцати метров роста, относится к отряду огнедышащих. Размах крыльев — четыре метра, чешуя синяя, на голове — красный кристалл.

— Погоди, что у него на голове? – переспросил синий пегас, остановившись.

— Кристалл какой-то, но суть не в этом. Он странно себя ведёт, не так, как остальные: он пожирает своих жертв, а не убивает. И во время их поглощения его кристалл светится, – объяснил старый Бен.

Вдруг над их головами что-то пролетело. Свен и Бен пригнулись; рев разнёсся по всей деревне.

— А вот и он, – бесстрастно заметил лимонный жеребец, доставая секиру. – Так, Свен, действуем по старой схеме.

Бен побежал за драконом. Синий пегас постоял немного, наблюдая за тем, как двенадцатиметровый дракон делает второй заход для нападения, а затем ринулся вперёд.

Взлетев в воздух, Свен обнажил меч и встал в стойку в полёте. Он наблюдал за драконом, ожидая, что тот предпримет. Зубастая тварь не заставила себя ждать: она заметила жеребца и рванулась к нему, обнажая острые когти. Пегас приметил, что дракон двинулся в его сторону. Он не стал дожидаться, а полетел навстречу, сократив дистанцию. И вот они уже почти впритык друг к другу... Дракон резко махнул лапой вниз. Но пегас был готов: он сделал рывок в сторону, лапа прошла сбоку, и Свен выставил меч перед собой острием вверх. Скорость пегаса и дракона дала свои плоды. Меч воткнулся в крыло и порвал мембрану.

Дракон свирепо заревел во всю глотку, падая вниз на деревню. Свен, наблюдавший, как дракон стремительно летит к земле, приблизился к Бену.

— Все! Ты готов? Сейчас начнется потеха! – лимонный жеребец радостно посмотрел на своего друга.

— Да, как в старые добрые времена, – в ответ синий пегас приготовился к атаке.

Дракон извивался на земле, словно в агонии; его крыло кровоточило. Он встал и заревел пуще прежнего, да так, что из-за его рева земля задрожала. Свена и Бена немного тряханула звуковая волна, но они стояли на месте, словно скала. После рева два жеребца стали действовать: они ринулись на дракона с двух сторон. Дракон не стал ждать. Он пустил смертоносную струю пламени в пегаса, при этом, повернувшись боком, мощным ударом хвоста ударил Бена. Все это было сделано одновременно, так что лимонный жеребец, отвлекшись на огонь, не уследил за хвостом. Получив удар, он отлетел на восемь метров, врезавшись в чей-то домик. Пегас увидел приближающуюся струю огня и взмыл в небо, не давая себя подпалить.

Дракон увидел, что один из обидчиков нейтрализован, и продолжил выпускать струи огня. Пегасу приходилось укорачиваться от огненных струй. Бен пришел в себя.

– Твою налево! Я ещё живой! Это хорошо.

Он, быстро осмотревшись, увидел, что у Свена проблемы. Он взял секиру на изготовку и ринулся на дракона. Тот был отвлечен пегасом, и у Бена был шанс. Добежав до лапы, он изо всех сил рубанул прямо по сухожилиям. Брызнула кровь, обволакивая всего жеребца. Дракон, не заметивший лимонного пони, был атакован; он почувствовал адскую боль и, заревев, начал падать.

Свен увидел, как дракон падает. Он без промедления схватил свой меч для прямого удара и стремительно рванул вниз. Дракон завалился набок, и для Свена это была хорошая позиция. Острие меча по самую рукоять вошло в горло дракона.

Бен, не останавливаясь на достигнутом, отбежал, чтобы дракон не раздавил его. Тот рухнул на землю, и лимонный жеребец секирой начал бить по бокам дракона, задевая жизненно важные органы. Но услышал мощный удар, от которого тело дракона обмякло.

После такого боя жеребцы собрались у головы дракона. Они были измождены боем: Бен — после сильного удара, Свен — после долгого полета.

— Ну, что скажешь? – спросил синий пегас, пытаясь отдышаться.

— Я ничего. Убили его, и слава Селестии, что быстро, а то не знаю, что было бы, если бы он сбежал, – ответил земной жеребец, снимая с себя мятые латы. – Да... все, они отжили свое.

Пегас подошел к голове дракона и начал разглядывать кристалл. Тот пульсировал, подавая признаки жизни.

— Бен, не кажется ли тебе, что этот кристалл словно живой?

Подтверждая эти слова, драконий хвост задергался, его конец заострился, начал удлиняться и, как жало пчелы, был готов проткнуть жертву.

Бен уже снимал себя латы, как вдруг заметил, что хвост дракона начал двигаться, готовясь ударить Свена. Жеребец резко бросился на пегаса, оттолкнул своего друга в сторону, сам подставившись под удар. Хвост проткнул его насквозь и отбросил в сторону.

Свен отброшен в сторону, он оглядывается и видит, как его лучшего друга протыкает и отшвыривает прочь этот отросток.

– Не-е-е-е-ет!!! – он, крича, рубит мечом по кристаллу.

Камень разбивается на части. Хвост резко превращается в прах.

Продолжение следует.