Автор рисунка: MurDareik
Акт 1.Глава 5 - Встреча и потеря Акт 1.Глава 7 - Нежданные гости

Акт 1.Глава 6 - Конец мирной жизни

Прощай

Синий пегас отбросил свой меч и подбежал к лежащему на земле лимонному жеребцу, прижавшему копыто к ране.

— Нет, нет, нет, нет! Этого не может быть! Бен, держись, я сейчас что-нибудь придумаю! Только не смей умирать, ты меня слышишь? Не смей! – Свен достал из поясной сумки тряпку и прижал к ране.

Лимонный жеребец взглянул на пегаса. По его губе скатывались капельки крови. Он, стараясь не шевелиться, с улыбкой сказал:

– Слушай, Свен, я уже не жилец... — Бен на миг остановился, чтобы отдышаться. — Эта тварь меня насквозь... — он закашлялся, изо рта брызнула кровь. — Насквозь проткнула. Выслушай меня и не перебивай.

Свен опустил уши и начал внимать словам Бена.

— Друг мой... кхе-кхе... мы с тобой прошли через многое, и настало моё время. Кхе... я прошу тебя: отведи мою семью подальше отсюда, — дышать ему стало еще тяжелее, но он продолжил: — Здесь стало опасно. Передай мою ковбойскую шляпу Эпплджек, отправь мою семью в городок Понивиль. Там живет моя бабуля... — дыхание жеребца участилось. — Прошу, сделай это ради нашей... — Бен выдохнул и с трудом закончил: — с то… бой… дру… жбы. – Его тело обмякло, и глаза закрылись. Больше не было слышно его дыхания, всю тряпку покрыла кровь.

Синий пегас поднял голову вверх. Он смотрел на ночное звездное небо. Слезы текли из его глаз и капали на мордочку лимонного жеребца.

– Ох, богини, пусть душа этого жеребца упокоится с миром. Он был сильным воином, пусть он послужит вам в царстве душ.

Свен опустил голову и, сидя в этом положении, смотрел на своего друга.

***

Прошло два дня.

Хмурые облака покрыли все небо, лучи солнца еле пробивались сквозь них. На поляне, рядом с великолепными зелёными яблонями, стояли пони. Все они были одеты в черное. На мордочках читалась грусть, боль утраты, некоторые плакали, не скрывая этого. Посередине поляны располагались два гроба. Подле стоял белый единорог в черной накидке, с кьютимаркой в виде гроба с облаком.

Он обвел всех собравшихся взглядом.

– Мы собрались здесь, дабы почтить память миссис Элис Эппл и мистера Бена Эппла, которые погибли, спасая других. Они останутся в наших сердцах; мы будем помнить те времена, когда они жили на этом свете. – Единорог повернулся к гробам и коснулся их рогом. – Пусть ваши души познают покой, и богини хранят вас.

После единорог отошел, магией поднял гробы и уложил их в яму. Затем он повернулся к пони.

— Прошу всех собравшихся почтить память умерших минутой молчания.

Единорог осматривал присутствующих. Оранжевая кобылка скрыла свою мордочку под гривой, но было видно, как капельки ее слез падали на землю.

Красный жеребец, опустив голову, проливал горькие слезы, держа новорождённую кобылку с красной гривой, украшенной бантом.

Синий пегас в старом мундире тоже присутствовал здесь, по мордочке его медленно, но часто катились слезы.

Серый жеребёнок со скрытым бинтами правым глазом спрятал свою мордочку под густой гривой.

Единорог кивнул головой в сторону, где стояли у могил два жеребца с лопатами. Те, взяв лопаты в зубы, принялись закапывать могилы.

***

На ферме у Эпплов.

В доме стояла гробовая тишина. На втором этаже мирно спала в своей колыбельке Эпплблум. А на первом этаже в гостиной, склонив головы, в тишине сидели два жеребёнка и старый вояка Свен.

Нарушив тишину, синий пегас с трудом произнёс:

— Биг Макинтош, прости меня, если бы я... — старый гвардеец опустил голову.

Тот, подняв печальные глаза, посмотрел на пегаса.

— Свен, вы не виноваты, мой отец сделал то, что должен был, – ободрил воина красный жеребец.

Свен приподнял голову и посмотрел на Биг Макинтоша.

— Послушай меня, последними словами твоего отца было напутствие отправить вас в безопасную зону. Это Понивиль, там проживает бабуля Смит, у которой есть ферма. — Он подошел к парню.

— Что? Но… как же ферма? Я не могу все здесь бросить!! – возмущённый жеребец привстал.

— Это не обсуждается. Если вы тут останетесь, вам грозит опасность. Возможно, снова произойдёт нападение на эту деревню, а я обещал вашему отцу, что отведу вас в безопасное место, – возразил пегас.

— Я не верю в это! Это обман, ты хочешь просто избавиться от нас! – крикнул Макинтош, повысив голос и жестикулируя копытами.

— Что ты сказал? – пегас прищурил глаза. – Знаешь что, ты, сопляк! Если бы я хотел избавиться от вас, я бы не стал помогать вашему отцу и ушел бы с первым же караваном!

— Ну и что ты тут стоишь, ты, старый хрыч?!! Давай, вали отсюда, ты нам не нужен! Мы сами справимся без тебя! – заорал красный жеребец.

Свен не стерпел и легко ударил его копытом по морде. Биг Мак упал, прижав копыто к ушибу.

— Все, успокоился? А теперь слушай и запоминай. Теперь ты стал главой семьи, и тебе придётся принимать сложные решения. Сейчас у тебя есть выбор: либо отправиться в Понивиль, где безопасно и где можно позаботиться о своих близких, – пегас начал жестикулировать копытами, — либо умереть тут, не зная, что случится с вами. Здесь негде искать помощи. Здесь будут ждать вас такие невзгоды, как голод, одиночество, дикие звери, болезни. Ах да, чуть не забыл, скоро зима! Как думаешь, твои сёстры переживут эту зиму?

Биг Мак молчал, нахмурившись. Он не знал, что ответить.

– Вот именно! Ты даже не знаешь, как быть, если твои сестры заболеют. Так что выбирай. Через два часа всё жители деревни уходят отсюда, и как раз есть одна компания, которая отправляется в Понивиль.

Свен развернулся и подошел к Эпплджек. Он наклонился над оранжевой пони и приподнял копытом ее мордочку.

– Эпплджек, ты как? – он убрал челку кобылки и взглянул в её зелёные, покрасневшие от слез глаза.

Она молча взглянула на синего пегаса, но тут же, выдохнув, тихо сказала, чуть заикаясь:

– Я… я… я… не понимаю… что со мной… так больно… — она показала копытом в область сердца. – Свен… я... я… я… — слезы снова выступили у нее из глаз. — Я не хочу испытывать такое чувство, я боюсь!!!

Свен резко обхватил кобылку и крепко обнял её. Эпплджек уткнулась мордочкой в грудь пегаса и расплакалась.

— Прости меня, Эпплджек, прошу, прости! – у пегаса тоже наворачивались слезы. – Я пытался спасти...

И так, в обнимку, они сидели, пока кобылка не успокоилась.

Вскоре она освободилась из объятий пегаса и подошла к Биг Маку.

– Братик, послушай, может, мы пойдем в Понивиль? Я ещё мало понимаю во взрослой жизни, но мне кажется, дядя Свен прав, – Эпплджек положила копыта на плечи брата.

Красный жеребец почувствовал прикосновение своей сестры, приподнял голову и увидел в глазах кобылки искру уверенности в том, что она говорит.

— Ты в этом точно уверена? – спросил он.

— Да, точно! – ответила она твёрдо.

Биг Мак встал и подошел к Свену.

– Хорошо, мы пойдём в Понивиль, – с этими словами красный жеребец протянул копыто синему пегасу.

— Разумное решение, – Свен ответил Биг Маку тем же и пожал ему копыто. — У вас есть всего один час на сборы. После выдвигаемся к центру деревни. Там нас будут ждать, – гвардеец развернулся и вышел на улицу.

Там его ждал, сидя на скамейке и опустив голову, серый пегас. Свен подошел к мальчику и сел рядом.

– Арон, ты не виноват, ты сделал все, что было в твоих силах, чтобы спасти её, – произнес пегас, взглянув на небо.

Жеребёнок тихо прошептал:

– Если бы я был сильнее, то спас бы миссис Элис.

— Арон, расскажи, что произошло с тем жеребцом? – синий пегас внимательно посмотрел на Арона.

— Я… не знаю, — в голосе серого пегаса появились нотки страха. — Это было странное ощущение... Кто-то шептал мне... и после он словно завладел моим телом, и я потерял контроль. Я... я... я... ничего не помню, все будто в тумане было. И когда я пришел в себя, я сидел на жеребце, и мои копыта были в крови. – Арон взглянул на свои копыта и прижал их к мордочке.

Свен положил копыто на спину серого пегаса.

– Все, успокойся, теперь всё позади. Былого не воротишь. Давай соберись, мы скоро выступаем.

***

Полтора часа спустя в центре деревни.

Свен и его группа жеребят подошли к трем пони. Двое были простыми земными пони, а один — единорогом.

— Привет, Майлан, – поздоровался Свен, протягивая копыто.

— Привет, Свен, – кивнул тот и пожал копыто. Это был коричневый жеребец с коротко стриженной гривой белого цвета, на его боку виднелась кьютимарка — молот с наковальней.

— Это ты про этих говорил, Майлан? Ты знаешь, что будет, если они пострадают? Я не подписывалась на такое! – сказала желтая кобылка с коричневой гривой. Ее кьютимарка имела вид лука с натянутой стрелой.

— Нола, успокойся, это всего лишь жеребята! Ну, и ещё новорождённый жеребёнок, но не об этом сейчас. Скажи слова кодекса, которому ты присягнула, – потребовал Майлан, пристально посмотрев на напарницу.

— Стражи обязаны выполнить задание, даже если это поставит под угрозу их жизнь. Да, я знаю эту строку кодекса, но это уже заходит за рамки! А ты что скажешь, Эрик? – Нола нахмурилась и посмотрела на единорога.

Тот молча осмотрел всех.

– Мы выполним нашу задачу, – сказал тёмно-красный жеребец с темной фиолетовой гривой, заплетённой в косу, на боку его красовалась кьютимарка — четки с разными рунами.

— Эрик, что за сено ты несёшь? — Нола повысила голос. — Какое ещё "мы"?! Ты говори сам за себя! – кобылка ударила копытом по земле.

К троице подошел красный жеребец.

– Послушайте, прошу вас, перестаньте ссориться! Если вы не хотите, мы сами доберёмся туда. Только покажите, куда идти. – Биг Мак посмотрел на них серьёзным взглядом.

— Не, парень, мы хотим, но вот это наше очарование боится жеребят, – пояснил жеребец с улыбкой на мордочке.

Кобылка покраснела от злости.

– Майлан!!! Заткнись, никого я не боюсь!!! – разъяренно выкрикнула она, протягивая копыта к шее жеребца.

— Да-да-да, ты кому хочешь говори, но я помню, когда тебя оставили одну с жеребёнком в комнате, ты уже через десять минут выбежала в слезах и вся испачканная чем-то вонючим, – протянул ехидно желтый жеребец, уходя от кобылки.

— Я сказала, заткнись!!! – она прыгнула на жеребца и начала бить его копытами.

Эрик подошел к дерущимся и разнял их при помощи магии.

– Мы должны выходить, – заметил он без эмоций в голосе.

— Хорошо-хорошо! — огрызнулась кобылка, возмущаясь. – Но пусть они держатся от меня подальше, и особенно вон та желтая с красной гривой. – Кобылка взяла свои седельные сумки с луком и пошла вперёд, Эрик последовал за ней.

Майлан подошел к Биг Маку.

– Ты её слышал? Давайте прощайтесь, и пошли, – он развернулся и последовал за товарищами.

Биг Мак подошел к Эпплджек, взял у нее Эпплблум и усадил ее в седельную сумку для малышей. Затем повернулся к Свену и Арону.

– Спасибо! Я был не прав, Свен, прости меня. – Он протянул копыта.

Свен подошел поближе и обнял его.

– Это ты меня прости! Теперь все будет хорошо. Главное, живи и охраняй свою семью, – и он отстранился от Биг Макинтоша.

Красный жеребец повернулся к оранжевой кобылке.

– Всё, Эпплджек, пошли, – и двинулся за уходящей троицей.

Эпплджек подошла к Арону и взглянула на него своими зелёными глазами.

– Арон, боюсь, что больше не увидимся, спасибо тебе за все. Ты навсегда останешься в моем сердце, – она крепко обняла пегаса.

Пегас не стушевался, тоже обнял её.

– Береги себя, я обязательно тебя стану сильнее и защищу тебя, – шепнул он на ушко кобылке.

После Эпплджек отступила назад и побежала за Биг Макинтошем.

— Эпплджек, постой! – Свен достал из седельной сумки ковбойскую шляпу. – Бен просил тебе отдать. – Он надел шляпу на голову кобылки.

Эпплджек была ошарашена. Она подскочила к Свену и крепко обняла его.

– Спасибо! – и после она убежала за братом.

Арон и Свен проводили их взглядом, пока их силуэты не пропали из поля зрения.

— Арон, пошли. Мы уходим.

— Куда?

— Мы направимся в пустыню. Там живет мой старый знакомый, который очень долго просил его проведать. Вот и выпал такой шанс, – объяснил пегас, разворачиваясь и двигая на юг.

Арон взглянул на старого гвардейца и подошел к нему поближе.

— Пап, я не уверен, что мы должны туда идти, – обеспокоенно обратился к отцу пегас.

— Сынок, почему ты так решил? — тот на ходу посмотрел на жеребёнка.

— Не знаю, честно не знаю, такое странное чувство я испытывал, когда уходил от вас...

— Всё будет хорошо, не беспокойся. Я смогу тебя защитить, тебя никто не тронет, – успокоил синий пегас серого жеребёнка.

Арон надел на себя плащ и натянул на голову капюшон.

Продолжение следует.