Автор рисунка: Stinkehund
Первая ошибка Незваный гость или Что это за зверь?

Вторая ошибка

Не ори, не дома. И дома не ори

Сознание понемногу возвращалось ко мне, и я попытался вспомнить хоть что-нибудь из вчерашних событий. Да, я сидел где-то дома, потом куда-то пошёл… Куда я пошёл? Зачем? Ой-й-й, нужно будет очень долго всё вспоминать… А почему я со вчерашнего дня всё начал вспоминать? Может, вспомнить, кто я вообще? Я человек, спору нет. А вот какое у меня имя? Должно же оно у меня быть… Почему с этим так туго… И почему у меня вдруг начала раскалываться башка, когда я начал всё это вспоминать? И тут у меня в голове возникла мысль: а что если у меня есть что-либо с собой, что поможет мне всё вспомнить?

Я начал шарить по карманам. Рука нащупала жёсткую обложку и извлекла наружу прямоугольную тёмно-синюю корочку. Что же это такое? Я повертел эту штуковину пред глазами. Золотистыми буквами на одной стороне было написано «Студенческий билет». Пожав плечами, я раскрыл билет. Передо мной оказалась фотография молодого паренька, с короткими причёсанными коричневыми волосами, карими глазами, скрытыми очками, и лёгкой улыбкой. Неужели это я? Где бы взять зеркало или воду, что-нибудь, чтобы поглядеть на себя? Ладно, позже проверю. Так, тут написаны мои имя и фамилия… С минуту я тупо глядел на написанные буквы, не понимая, как это вообще может быть хотя бы чьими-то именем и фамилией. Никакого смысла в них я не увидел. Неужели моё имя действительно ничего не значит? Тогда зачем мне оно?

Ответов у меня не было, и отвечать на мои вопросы тоже никто не спешил. Чёрт… Нужно найти кого-нибудь, кто сможет мне всё объяснить. Я спрятал студенческий, всё равно ничего полезного я из него не узнал, даже после десятого просматривания. Ну зачем мне знать, где я учусь, если я даже не знаю, где я? Кстати, место, в которое я попал, было на редкость живописным. Я стоял недалеко от обрыва, с которого открывался великолепный вид на море. Не знаю, почему я решил, что это не огромное озеро… Может, потому что я видел появляющиеся временами гребешки волн, и по ним мог примерно судить о том, насколько спокойно море. Тянуло примерно на три балла… хотя, мне это ничего не давало. В плаванье я отправляться не собирался, да и только для того, чтобы спуститься, нужно было преодолеть пятнадцатиметровую высоту, которую без печальных последствий преодолеть не выйдет при всём желании. Только если бы у меня были крылья. По левую руку от меня, правда, вдалеке, виднелись горы. Хотя не очень-то и далеко, потому что я видел, что вершины не заснежены, а невысокие горы издалека не видны. Ну, с пейзажем определились. Хорошо бы ещё стороны света определить… Кстати, хорошо бы узнать вначале, в каком полушарии я нахожусь, а уж потом север-юг определять. Благо в соревнованиях по спортивному ориентированию я участвовал, давно, правда, но первое место всегда для своей команды завоёвывал. Я посмотрел на наручные часы. Два часа. Ага, я помню, как в таких случаях поступать… Часовую стрелку на солнце, есть! Направление на двенадцать, есть! Берём биссектрису… Ага, горы на северо-северо-востоке, море примерно на юго-западе… Хотя, потом сделаю скидку на полушарие и скажу точно, может, я ошибся. Всю жизнь в северном полушарии прожил, поэтому мне так удобнее.

Всё хорошо. Теперь главный вопрос повестки дня: куда мне идти? И может всё-таки снять куртку? А то тут солнце жарит, а я как идиот в зимней куртке стою… Я снял сумку со спины… Сумку? Рюкзак. Пофиг, что у меня делает рюкзак? Окей, посмотрим, чё там. Взвизгнула молния, и моему взору предстала еда. Угу, значит, поначалу с голодухи не помрём. Но маловато. Экономить стоит. Я снял куртку и вдохнул полной грудью. Тут же я ощутил, что воздух какой-то другой, не тот, которым я дышал раньше. Примерно минуту я недоумевал, пытаясь понять, с чего вдруг воздух приобрёл дополнительные запахи, причём не только морской. Затем я решил, что наверняка здесь влияет не только море, но и полное отсутствие цивилизации. Дорог я рядом не увидел, никаких следов людской деятельности тоже. А ведь этот уголок вполне подойдёт для отдыха, да и недосягаемостью тут не пахнет. Только если горы не окружили это место полностью, да и даже если так… альпинизм никто не отменял, а дороги прокладываются почти через любой перевал. Ну что же, время идти куда глаза глядят! В альпинисты я пока записываться не хочу. Поэтому я повернулся спиной к горам и пошёл вдоль моря.

По пути я пытался вспомнить хоть что-нибудь из того, что умудрился непонятным образом забыть. Я читал про амнезию, временная потеря памяти и всё такое… Но немного не сходилось. Я прекрасно помнил как определять стороны света, помнил шкалу Бофорта, не знаю, правда, зачем, помнил весь школьный курс математики и физики, плюс первый семестр первого курса… Нет, это вряд ли амнезия. Тогда что? Почему я не помню, как я сюда попал и зачем? И почему не могу вспомнить? Как ни пытался… Блин, а что я с собой взял в такое путешествие? Потому что других вариантов у меня пока нет? Быстро прошарил по карманам, проверил содержимое. Блокнот, коробок спичек, огарок свечи, нерабочий фонарик, маленький швейцарский ножик, еды едва ли на два дня… Эмм, а когда я успел так сильно головой приложиться? Это так я собрался в поход? Ну и ну, ай да я! Я эту ночь-то переживу? Ладно, уснуть я на крайний случай и так смогу, укрывшись курткой. Но с палаткой было бы сподручнее! Да у меня даже рюкзак маленький! Я словно за хлебушком вышел, со всяким мусором в карманах. Да и куртка не по погоде совсем… Ладно если бы я с гор пришёл… Кстати, может туда и пойти? Хотя, куртка у меня подходящая, но где тогда, чёрт побери, моё альпинистское снаряжение? Или я без ничего по горам скакал?

Пока мой мозг пытался найти ответ хотя бы на один из всех этих вопросов, я осматривал окрестности. Ничего интересного, кроме моря слева и холмов справа. Зато тут экскурсоводы не нужны. Почему я решил идти вдоль побережья? Если что, ориентироваться легко. Потому что уходить от единственного более-менее ориентира, пытаясь найти другой, притом не факт, что ты его найдёшь – глупо. Пока не приметишь другой ориентир. А может, и к чёрту этот другой ориентир… Море – тоже ничего. Хоть и не искупаешься. Печалька. А так идёшь себе, идёшь – и так неинтересно… Хотя нет, было разнообразие небольшое. Примерно через три часа я увидел небольшую бухту, правда, к морю опять подойти было нельзя. Пришлось потратить ещё час на то, чтобы обойти эту самую бухту. А потом ещё пару часов однотипного пейзажа.

Тем временем солнце уже почти опустилось за горизонт. Да и я уже порядком устал. В конце концов я снял рюкзак, положил на землю куртку и снова определил стороны света. Нет, не потому что я забыл, а потому что берег мог немного заворачивать, тем более я ещё обогнул бухту, а изгиб берега там был довольно большой. Навёл часовую стрелку на заходящее солнце, взял биссектрису от угла до двенадцати. Люблю этот способ, он не зависит от времени, только от положения Солнца. Только сейчас у меня мелькнула мысль, что время может не совпадать с местным. Положение на север также осталось бы неизменным, но неправильным. Но я успокоил себя той мыслью, что как только я встречусь с местными жителями, я смогу спросить у них, где я и в какой стороне север. Таким образом, внеся необходимые поправки, я получу нужное для меня направление движения. Открыв рюкзак и достав оттуда блинчики, я решил оставить печеньки на потом. Правда, коробка с печеньем была довольно высоко, и я решил, что под коробкой есть ещё еда. Проверять мне было лень как в первый раз, так и во второй, поэтому я раскрыл пакет и принялся за ужин. Только после сокращения количества блинов на треть я заставил себя остановиться. Не самый лучший выбор по части еды, потому что насыщаться ими довольно медленно, а места они занимают много. Вот если бы у меня с собой была, к примеру, тушёнка… Но я же идиот, я не догадался до такого… С сожалением я завернул блинчики в пакет и положил обратно в рюкзак. После этого я лёг на куртку и попытался уснуть.

Ну в самом деле, не буду же я спать в восемь часов вечера? Хотя делать-то всё равно нечего. Я лёг на спину, сложил руки на затылке и с наслаждением потянулся. Может, по звёздам определю полушарие… Всё-таки года два назад я увлекался астрономией, но сколько я ни просил у родителей телескоп, они мне его так и не купили. Ну, во-первых, он дорогой, а во-вторых, толку от него в городе… Постепенно увлечение спало, и одной из немногих полезных вещей, которые я помнил из астрономии, было как раз определение полушария и частично определение сторон света. Я начал ждать захода солнца и вспоминать основы.

— Если это Северное полушарие, Большую Медведицу я должен довольно легко найти. Потом берём крайнюю стенку ковша, проводим линию, и первой яркой звездой будет Полярная. По расстоянию тоже можно будет посмотреть… А вот Южное… Чёрт, помню только созвездие, что Южный Крест на юг показывает… А вот как его найти – убей не помню…

Я постарался вспомнить, как же находить Южный Крест. Вспомнил про сигму Октанта, южную полярную звезду, которую найти нереально, вспомнил как находить её через Южный Крест… Четыре ярких звезды, образующих астеризм… Но, блин, что если я их спутаю? Я не был в Южном полушарии, не знаю точных размеров созвездия. Что мне делать – я не знал. Тем временем солнце зашло, и на небосвод медленно, разрушая мои надежды на определение пути, взошла луна. Полная. Что означало, что звёзд будет почти не видно. А вот определять стороны света по луне я не учился. Разочарованно вздохнув, я закрыл глаза и начал считать овец. Мне нужно было выспаться, для этого нужно было уснуть как можно раньше. А так как я не привык ложиться спать так рано, я решил испытать этот способ засыпания. Примерно на две тысячи пятьсот тридцать шестой я сбился, ругнулся про себя и начал считать сначала. Но на сей раз я уснул со скуки уже на полутора тысячах.

Снилось мне, что я в своём институте. Не знаю, почему я так решил, но что-то мне подсказало, что я именно там. Как будто что-то во мне проснулось и подсказало мне. Везде горел свет, но вокруг меня сгущалась тьма.

Опять.

Я тряхнул головой. Что значило это «опять»? У меня раньше не было такого сна. Да и я обычно их не помнил… Откуда тогда у меня в голове голос, помнящий то, чего не помню я?

Не сон.

Не сон? А что же тогда? Я не помню этих коридоров, не помню, что тут происходило, если и происходило… Может, всё это лишь плод моего воображения?

Вспомни… Вспомни дорогу…

Я заозирался по сторонам. Вокруг никого не было. Нет, определённо этот голос возникал у меня в голове и мешал думать. Вспомнить дорогу? Какую к чёрту дорогу? Глаза скользнули по выходу… Выход? Я вновь посмотрел на дверь. Она была заперта. А за ней, пребывая в нерешительности и держа в руках записку, стоял…

Вспоминай…

Свет померк. Меня окружала лишь тьма. Выхода не было. Мне словно указывали дорогу. В душе что-то шевельнулось, предвещая беду. Собрав волю в кулак, я пошёл туда, куда не заграждала путь тёмная завеса.

Я поднялся на второй этаж и пошёл дальше по коридору. Перед моими глазами начала складываться картина воспоминаний. Я шёл здесь. Я шёл около пятнадцати минут, а затем увидел нестыковку. Я вспомнил, что ходил лишь по коридорам. На этот раз один из кабинетов был раскрыт, и оттуда шёл свет. Другого пути, кроме как туда, не было. Я ускорил свой шаг и очень скоро был возле двери.

— Ну что стоишь? Заходи, коль пришёл…

Я успел перехватить челюсть на подлёте к полу. Здравый смысл, логика, да и всё моё существо пожелало оказаться как можно дальше отсюда. Мой мозг словно пронзило острым кинжалом, я вспомнил все свои похождения по коридорам. Прямо передо мной стояла девушка с двумя тесаками в руках, с обкусанными руками, но совершенно нормальными глазами. Завидев страх в моих глазах, она усмехнулась и отбросила тесаки. Затем она взялась за молнию, что была у шеи, и расстегнула её. Я взялся за голову обоими руками и простонал: «Ой, дурак…» Как я мог не заметить, что всё это было лишь гримом? Да вон и линзы на столе лежат. Обкусанные руки, костлявое туловище – всё это было нарисовано на костюме. Сам он уже лежал на столе. Я перевёл глаза на обладательницу устрашающего костюма. Она смотрела на меня как-то… оценивающе. Я же никак не мог понять, кто же она такая. Она смотрела на меня как на старого знакомого, но я точно её не видел. Такую красивую девушку я бы не забыл. Зелёные глаза словно насмехались надо мной. Прямые красновато-коричневые волосы свисали почти до локтей. И слишком правильные черты лица. Одета в иссиня-чёрные брюки и такую же рубашку, из-под которой выглядывал тёмно-синий доспех, отливающий на свету лазурным.

— Что, не узнаёшь? – улыбнулась она. – А, ну да, мы же ещё не встретились…

— Что значит «ещё не встретились»? – насторожился я.

— Не бери в голову, — девушка махнула рукой. – Гораздо важнее, что ты попал в огромную передрягу. Насколько я понимаю, ты уже вспомнил свою беготню по Измерению Меж Миров.

— Измерение Меж Миров? Что? Что за бред? Я вообще ничего уже не понимаю! Хоть кто-нибудь сможет мне всё объяснить?

Я не сразу заметил, что перешёл на крик. Но она всё так же спокойно стояла рядом и смотрела мне в глаза. Подействовало отрезвляюще, я успокоился.

— Прости, что вынуждаю тебя на это, — она немного потупила взгляд. – Но, думаю, потом ты всё поймёшь.

— Потом? Потом уже, может, и не надо будет. Зачем я вообще тогда здесь?

— Вообще ты в своём сне, — девушка лучезарно улыбнулась. – Но я – не твой сон. В этом можешь быть уверен.

— Но зачем ты тогда пришла? – недоумевал я. – И кто ты?

— Я пришла, чтобы помочь тебе. А вот кто я, ты узнаешь позже.

— И как же ты можешь помочь мне в моём сне?

— Не надо иронии, твоё положение и так плачевно. А помочь я тебе могу очень легко. Просто указать дорогу.

— Всего-то? – я изогнул бровь.

— Для тебя это достаточно важно. Насколько я понимаю, ты не готовился к длительному походу, верно? Думал, это будет лёгкой прогулкой, и решил просто так взять задание?

— Подожди, какое задание? Я здесь какое-то задание выполняю?

Девушка всплеснула руками.

— Дурак-человек! Ну ладно тебе память стёрли, но чтобы не додуматься посмотреть в записку? Ты ж её с собой взял? Или нет?

— К-какую записку? – я офигевшими глазами посмотрел на девушку. Она пристально посмотрела на меня. Я стоял с раскрытым ртом, пытаясь понять, что тут происходит. Молчание затягивалось.

— Эти идиоты стёрли тебе не тот участок памяти… — процедила она. – Ну что ж, ничего не поделать, возвращать его нельзя по правилам.

— По каким ещё правилам? – вскинулся я. – Почему вы не можете просто взять и вернуть на законное место мою память?

— Потому что ты ещё многого не знаешь, но тебе предстоит это узнать, — отрезала девушка. – Я и так вмешалась слишком прямо. Но если бы я знала положение дел… Думаю, мне больше не разрешат встречаться с тобой. Поэтому слушай внимательно. Когда дойдёшь до гор – не иди ни вдоль гор, ни вдоль моря. Пройди сквозь лес. Знаю, на первый взгляд звучит глупо, но этот вариант – лучший. Потом ты увидишь железную дорогу. Ни в коем случае не иди вдоль неё! Переходи и заходи в следующий лес. Не забывай сверять направление! Когда дойдёшь до второго леса – попытайся не слишком в него углубляться, а идти на север. Через какое-то время увидишь селение. Это – контрольная точка. Удачи! – и она снова улыбнулась. – Если тебе будет грозить гибель – я постараюсь помочь.

Девушка моргнула – и я почувствовал, как меня тянет назад. Собственно, во сне сопротивляйся, не сопротивляйся, а толку никакого. Поэтому я расслабился и просто смотрел, как вылетаю из комнаты…

Но пола подо мной уже не было!

Я с диким воплем полетел вниз. От страха я начал сучить руками и ногами, но, очевидно, безрезультатно. Еле-еле запрокинув голову назад, я не увидел дна пропасти. В голове промелькнуло: «Падать будет больно». Но не успел я пролететь и полминуты, как подо мной оказалось что-то довольно мягкое. Тут же я уловил движение воздуха, повторившееся несколько раз. Я снова посмотрел за спину и увидел тёмно-синюю гриву и иссиня-чёрные крылья. Моему удивлению не было предела. А откуда в моём сне взялась Луна?

В молчании мы долетели до края пропасти, где ночная принцесса Эквестрии приземлилась, а я наконец-то упал. Но я тут же встал и отряхнулся. Луна смотрела на меня удивлёнными глазами. Я же во все глаза смотрел на неё. Надо сказать, что она ненамного отличалась от мультяшной. Единственное, что я могу указать, это её рост. Стоя на четырёх копытах, она была ненамного выше моего подбородка. Если бы она захотела, рогом она бы достала мне до переносицы. Немое созерцание друг друга продолжалось около двух минут. Затем всё вокруг меня исчезло, остался лишь я на фоне всеобъемлющей пустоты.

В этот момент я проснулся. Луна уже заходила за горизонт, на дежурство небосвода вставало солнце. Я перекусил половиной оставшихся блинов, подхватил куртку и рюкзак и двинулся в путь. За этот день я должен был пройти довольно много, если учитывать рассказ девушки из моего сна.

Пейзаж был всё таким же скучным. Если встал я примерно часов в шесть, то через три часа я дошёл-таки до гор. Ну, по крайней мере, я увидел их на горизонте. Ещё полтора часа я топал до гор. Возле гор была ещё одна небольшая бухта, но между ними был небольшой проход. Думаю, одна машина тут могла бы проехать, а вот две бы уже не разминулись. Через полчаса горы справа закончились, море уходило назад, а прямо подо мной расстилался небольшой лесок. За ним как раз ехал поезд. Рассмотреть его с такого расстояния было нереально, всё-таки топать около полутора часов, а если по лесу… Я мельком глянул на время. Одиннадцать часов. Я присел отдохнуть и обдумать дальнейшие действия. Похоже, после ещё одного такого перехода мне тоже надо будет сделать привал, а имеет ли смысл идти дальше? Сегодня переход должен быть больше, чем вчера, потому что я шёл всего полдня. Но до места я вроде не дойду. Хотя рассказ её был расплывчатым… На всякий случай я проверил стороны света. Одиннадцать, солнце, биссектриса… Хорошо, что солнце ещё не скрылось за горой. За этой горой север. Что ж, железную дорогу точно нужно будет перейти до заката. Ну пока проблем не было, пока только далёкая прогулка. Странно, конечно, что я так долго почти не уставая могу пройти. Может, всё дело в воздухе? У меня ни разу за всё время не было нехватки кислорода, которую я ощущал прежде. Я снова глянул на часы. Полдвенадцатого. Пора выдвигаться.

Я встал и пошёл. Угу, прям так и пошёл. Ты на горке, парень! До леса ещё спуститься надо! Решение оказалось столь простым, что даже думать не пришлось. Слева от меня располагался спуск. Нет, я с такой прогулкой точно разучусь думать. Поговорить не с кем, время никак не скоротать, думать тупо не о чем. Об учёбе? Зачем? О будущем? А что я о нём знаю? О своих снах? Кстати, интересно, а чем меня накачали, пока я был в отключке? Ну серьёзно, пока я шёл, уже почти день, такое ощущение, что всё живое в радиусе примерно пяти километров от меня дохнет. Ни одного зверька. Ни од-но-го. Даже комары, которых при такой погоде должно быть просто завались. Может, это всё море? Вроде же возле моря мошкары не так много… Или я что-то путаю? Не суть. Вот он лес, а ведь молчит почти так же, как и до этого молчала природа. Вообще нет птиц. Никакого шуршания в траве. Будто всё вымерло. Может, это я такой везунчик, ну а вдруг я встречу какого-нибудь зверя покрупнее? Медведя к примеру. Я его своим ножиком смешить буду? Блин, мне уже самому смешно. Он же меня как зубочистку использовать будет! А что с этим ножичком он сделает? Да наверное просто выбросит как ненужную деталь. Нет, думать мне категорически противопоказано, вон какую херню нести начинаю. Всё, идём как и прежде, молча, спокойно и быстро идти к цели.

Всё-таки через два часа, после того, как я вышел из леса, у меня осталась парочка вопросов. Во-первых, кто меня проклял? Ни одного лесного зверька мне так и не встретилось. Хотя пение птиц я уже начал слышать. Во-вторых, кто назвал это лесом? Сквозь листву солнечный свет пробивается как сквозь стекло, деревьев не так уж и много, да и заблудиться нереально, везде словно протоптаны тропы. Просто большой парк, хотя по размеру его действительно можно назвать лесом. Да и я несильно углублялся в дебри, а просто шёл по тропке в нужном направлении. Видать, кто-то всё же ходил на отдых в те места, откуда я пришёл. Там действительно тихо и красиво, но от этого устаёшь. Тишина, нарушаемая лишь всплесками волн, потихоньку начинает надоедать, а затем и угнетать. Поэтому когда я услышал пение птиц, я просто наслаждался. Таких трелей я ещё не слышал. Переливисто, словно подзывая. Но мне было лень сворачивать, да и время не ждёт. Но после прогулки по лесу я почти не устал. Хотя признаю, было очень и очень скучно. Потом, когда птицы перестали петь. Да и сначала они не ознаменовали моё появление. Это было примерно через полчаса гуляний по леску. И продолжалось примерно полчаса.

Итак, я вышел к железной дороге. Если честно, я ожидал увидеть нечто вроде рельс, а чуть выше провода, дабы передвигать состав с помощью электричества… Но кто я такой, чтобы лезть со своим уставом в чужой монастырь? Было всё, кроме проводов. Ну рельсы, ну шпалы… Они тут что, без электрики живут? И поезда у них небось на угле ещё, ага. Я смеясь перешёл через железную дорогу и увидел вдали ещё один лес. При одном взгляде на него мне захотелось вернуться обратно. Не вызывает у меня доверия лес, в котором даже днём темнее, чем безлунной ночью. А я даже издали видел, что это именно так. Вот только по совету моего сна мне стоит в него зайти, и по возможности не выходить. Может, для того, чтобы просто не светиться перед местными? Тогда облом со сторонами света и с местонахождением. Скорее всего на контрольной точке меня будут ждать. Так, хорош думать, вперёд!

Через час я уже стоял перед лесом, совершенно не горя желанием туда идти, но понимая, что придётся. Сзади я снова услышал поезд. Еле-еле слышно. Я развернулся и присмотрелся. Да уж, над головным вагоном поднимался дым. Я покачал головой. Неужто где-то ещё на угле ездят? А я-то думал… Ну а теперь о насущном. Я вдохнул побольше воздуха, развернулся к лесу и сделал первый шаг. Ничего. Совсем ничего. А чего я ожидал? Бьющих в землю молний? Землетрясений? Прочих спецэффектов? Да хрен там! Вконец осмелев, я прошёл около двух сотен шагов по лесу и повернул на север. Благо сверку с направлением я сделал перед входом в лес.

Вроде как я не так далеко ушёл от границы леса, но равнины я уже не видел. Многочисленные ветки свисали с деревьев, мешая даже идти, не говоря уж о каком-то обзоре. Но мне это почти не мешало. Я никогда не любил город, но вот лес… В лесу я чувствовал себя как дома. Я интуитивно чувствовал верное направление и старался его держаться. Глаза очень быстро привыкли к царившему здесь сумраку, позволяя видеть всё почти как днём. Хотя, сейчас и был день. Но, думаю, я смогу пройти большую часть пути. Хоть и не знаю, сколько мне нужно идти.

А этот лес был гораздо интереснее предыдущего. Здесь не было чётко выраженных дорожек, все тропинки заросли, и догадаться, что здесь когда-либо была тропинка, порой было очень трудно. То там, то там подавали голос различные птицы, под ногами постоянно что-то шуршало. Нет, это точно шуршал не я, я не мог позволить себе такой роскоши. Встретиться с хищником мне не хватало! Поэтому я спокойно и тихо шёл по лесу, по возможности пытаясь подыскать довольно длинную и крепкую палку. Примерно через полчаса ходьбы я нашёл подходящую и остановился примерно на столько же. Причиной остановки послужила моя… ну не знаю я, как это назвать. Одержимость? Нет, идиотский поступок подойдёт лучше. Я взял из кармана швейцарский ножик и принялся заострять один из концов палки. Копьё в лесу? Не правда ли, я гений? Тут и развернуться-то особо негде, что мне с этой здоровенной палкой светит? Правильно, потеря мобильности. Что значит смерть при встрече с хищником. Но зато копьё, которым хрен ты чё сделаешь, ибо не развернёшься! Но тогда я об этом не думал. Впрочем, это уже моя фишка: смолоть какую-то фигню, а потом вспоминать и долго в этом раскаиваться. Хотя, должен признать, прошло полчаса и я понял, что не ошибся с выбором оружия. Почему? Да потому что я наткнулся на широкую тропинку. Забить на направление – что может быть лучше? Пойдём туда, куда меня поведёт эта тропинка! Снова идиотизм! Но хотя бы можно будет реализовать своё… н-да. Недокопьё. Эдакая деревянная хрень, кое-как заточенная с одной стороны, которая едва доставала мне до груди, если поставить на землю. Но я был слишком горд и доволен собой, чтобы увидеть такие ляпы. Чёт потянуло меня на аналитику… Кому это, кроме меня интересно?

Итак, я повернул в лес. Ибо из леса мне выходить не хотелось. Кстати, насчёт направления моего движения. Если бы я не сворачивал, я бы увидел как тропинка выходит из леса, а не сворачивает в сторону. Или лес всё-таки завернул в сторону. Чёрт его знает. Плюнув на всё, а потом ругаясь на шикарный плевок на зимнем ботинке… Кстати, а какого ж хрена я раньше этого не заметил? Зимние ботинки… Нет, я точно приложился головой. Пойти в поход, летом, в зимней куртке и ботинках. Итак, получена ачивка «Идиот 80-го уровня»! Где поздравления? Словно в ответ на мои мысли справа от меня раздался звериный рык. Нет, рано мне ещё становиться героем, я ещё жить хочу! Что для этого надо? Правильно, припустить со всех ног! Что я успешно исполнил.

До поворота оставалось совсем немного, поэтому я немного притормозил. Это меня и спасло. Прямо передо мной, ломая ветки и дико рыча, выскочила… гм. Поймите меня правильно, я не зоолог. Если уж на то пошло, я учусь на физическом направлении. Но мне почему-то кажется, что тут не справился бы и зоолог. Вот ботаник – в самый раз! Потому что куча оживших деревяшек, отдалённо напоминающая волка, не поддаётся анализу. Что за бред я несу? Ах да, волк. Быстро осознав, что его, мягко говоря, обманули, он повернулся ко мне. Горящие зелёные глаза на скалящейся морде пытались меня испепелить ненавистью. Я опустил глаза на своё смехотворное оружие. И что вы прикажете делать? Где гарантии, что палка не впитается в этого дивного зверя? А ещё где гарантии, что я не укуренный или не валяюсь в какой-то психушке?

Собственно, вариантов у меня немного. Либо ответить на весьма занимательный вопрос «Как эта хрень будет меня переваривать?», либо пытаться отбиваться. Потому что убежать от волка не получится, он меня только что догнал, а многократно рассчитывать на тормознутость веточек не могу даже я, со всем моим оптимизмом. Да и смотрят они на меня, как разумные. Очень похоже, что волк будет аккуратнее и уже не перепрыгнет через меня. Съеденным становиться желания нет, потому я ловким движением скинул куртку с рюкзаком и поудобнее перехватил копьё. Волк зарычал. Понял, что я так просто не помру. Он начал кружить вокруг меня. Места для манёвра пока хватало, но если он меня прижмёт к краю тропинки, могу зацепиться за ветки, а тогда точно смерть. Хотя, если прикинуть, я с волками никогда не бился, так что шансов и так мало. Остаётся надеяться на ошибку зверя.

Волк прыгнул, когда оказался на краю моего обзора. Сам не знаю, зачем я застыл на одном месте, двигая только зрачками. Но его атака не оказалась для меня неожиданной. Моментально я выставил перед собой копьё, и зубы волка сомкнулись на его древке. Задняя часть продолжила движение по инерции. Не успев ничего понять, я изо всей силы пнул зверя по задним лапам. Волк завыл и выпустил древко, но тут же отскочил в сторону и зло на меня смотрел. Я же снова застыл. Зверь склонил голову, как будто выискивая слабые места в моей обороне. Через секунду он вскочил на лапы и вновь стал кружить. Похоже, зайдёт сзади, ну или по крайней мере выйдет из зоны видимости. Допустить это – значило обречь себя на верную смерть. Но моё тело внезапно перестало меня слушать. Я хотел поворачиваться за волком, но вместо этого я оставался на месте и снова следил за волком только зрачками. И когда волк уже был почти за гранью моего обзора, я совершил рывок. Копьё, что удивительно, я выставил пяткой. Я даже не успел подумать «зачем?», но для волка такой манёвр оказался неожиданным. Он едва успел отскочить назад. Я перевернул копьё и сделал выпад. Зверь явно не ожидал от меня такого напора и вновь отскочил, на сей раз в сторону. А вот теперь по инерции уже пошёл я. Всего один шаг, но я оказался на краю тропинки. Передо мной оказались густые ветки. Разворачиваюсь… Оскал волка напоминал победную ухмылку. Страх затмил разум, и я, осознавая всю плачевность нынешнего своего положения, уже готовился к смерти.

— Рано тебе ещё умирать! – Громкий крик у меня в голове чуть не заставил меня подскочить. – Успокойся и доверься мне!

Кому довериться? Моему другу-шизофренику, то есть второму мне? Но вдруг я словно потерял контроль над своим телом и смотрел на себя со стороны. Волк прыгает на меня, целясь в середину туловищу. Сшибёт, а потом убьёт! Но тут я делаю шаг вперёд, падаю, в последний момент выставляя одну руку, в другой продолжая держать копьё. Ещё один шаг, перехват копья обеими руками и резкий рывок в сторону всё ещё летящего волка. Удар приходится в незащищённое брюхо. Зверь падает на землю. Мгновение у меня ушло на то, чтобы вытащить копьё и вновь воткнуть в волка, на этот раз в голову. Зверь дёрнулся в последний раз, зелёные глаза потухли. Через один удар сердца волк развалился на отдельные ветки, а я вновь обрёл контроль над своим телом. Мою голову занимали два вопроса. Первый – как я умудрился это сделать? Второй – что за голос был у меня в голове?

— Я же сказала: если тебе будет грозить гибель – постараюсь помочь, — услышал я знакомый голос в своей голове. – Но вообще ты, конечно, излишне самоуверен. Я же тебе говорила не углубляться в лес! Какого лешего ты в него попёрся? И так приключений мало?

— А нельзя было сразу сказать, что тут такие долбанутые твари водятся? – вспылил я.

— Во-первых, ты мог бы уже догадаться после первой встречи ещё раз осмотреть своё имущество и найти предупреждения, которых ты так хочешь. А во-вторых, если тебе помогают, может, не стоит пренебрегать советами?

— Я никогда не следовал ничьим советам! И не собираюсь!

— Ну и как оно? – саркастично спросила она.

— Не очень, — признался я.

— Ну так будь добр, и прислушивайся хотя бы ко мне! Сейчас ты, конечно же, север не найдёшь, поэтому продолжай идти куда шёл. Только по главной тропинке, никуда не сворачивай. Место для ночлега найдёшь, ветки советую прихватить с собой, горят просто замечательно. Костёр разожжёшь, зверей отпугнёт. Хотя, думаю, если успеешь дойти до места сегодня, они не понадобятся. Завтра продолжишь идти по главной тропинке, дойдёшь до контрольной точки, дальше разберёшься. Я свой лимит подсказок исчерпала, теперь меня к тебе не допустят.

— И что же мне потом делать?

— А вот теперь ты будешь разбираться сам, если советов не слушаешь! Говорю же, не смогу я тебе помогать больше! Какое-то время. Так что попытайся не вляпаться!

Не вляпаться? Это она мне сказала? Да она, наверное, шутит! Как это я могу не вляпаться? Но тогда я вполне честно пообещал не вляпаться. Видимо, она поверила, потому что попрощалась она со мной нормально.

А вот теперь вопрос: куда ветки девать? А не лучше ли будет просто быстро дойти до места, о котором она упомянула? Решив весь свой единственный вопрос, я быстро пошёл по тропинке. Видимо, после моего героически-долбанистического поступка всё лесное зверьё попряталось от меня, потому что дальнейший путь я проделал в почти идеальной тишине.

Часа через два, когда уже почти стемнело, я наконец увидел то, что могло быть тем самым местом для ночлега. С виду хлипенький верёвочный мостик оказался на поверку вполне надёжным. Заходить в сами развалины замка я не стал, больно надо. А ну как там призраки какие-нибудь водятся? Я уже ничему не удивлюсь, после этого деревянного чурбана… Костёр я разводить не стал, ибо я понял, почему это место было зарекомендовано для ночёвки. Стремновато тут было, да. И дело не в моём страхе заброшенных руин, если уж на то пошло, страхов у меня почти нет, и такого уж подавно. Просто… Ну, что-то отталкивающее в нём было. Я увидел мельком вдали некую помесь льва, летучей мыши и скорпиона, которая быстро скрылась в лесу. Впрочем, это вполне могло быть от голода. Ну не верю я в мантикор и прочую нечисть. Хотя если про мантикор я хотя бы читал, то таких волков я вообще чуть ли не в первый раз вижу. Но всё-таки что-то он мне напомнил… Но вот что?

Размышляя над этим, я раскрыл рюкзак не глядя и на ощупь достал печеньки. Затем я подумал, что мне надо меньше думать. Пришёл я к этому, когда в раздумьях слопал полконтейнера. Завтра только на завтрак хватит! Я задумался. А зачем мне, собственно, этот контейнер пустой? Выбросить его, что ли… И тут мне в голову ударили четыре простые буквы, заставившие меня заржать во весь голос. Да, вы угадали! Это буквы «О», «Л», «Б» и «Ж». Ладно, прятать контейнер не буду, всё равно утром он будет пустым. Сразу и спрячу в рюкзак. А пока закинем руки за затылок и откинемся, посмотрим на небо. То ли глаза меня обманывают, то ли луна снова полная. Хотя, никогда не различал две соседние лунные фазы. Ну, к чёрту! Я так устал за этот день, что уснул почти сразу.

Спал я как всегда, крепко и без сновидений. Не знаю почему, но сны мне снятся очень редко, но если снятся… Пару раз я видел вещие сны, и один сон был с той девушкой. Проснувшись, я почувствовал себя полностью отдохнувшим. Странно, я вроде в такие продолжительные походы никогда не ходил… Хотя, тут такой поход, всё по равнине да по равнине, по дорожкам да по дорожкам… Почти без лесистой и холмистой местности. Тут бы ещё красную дорожку мне постелили! Нет, серьёзно, сколько я прошёл? Прикинул в уме. Получилось около шестидесяти километров. И сколько же мне осталось топать? А чёрт его знает… Главное идти по тропе и никуда не сворачивать. А то вдруг ещё одна такая же фигня попадётся, как вчера! А ведь сам-то я не справлюсь! Не хватит мне скорости реакции на такой же трюк! И вот ещё что интересно: я не такой быстрый и сильный, каким был вчера в схватке с волком. Неужели это она меня так «улучшила»? Да вроде нет, ощущения такие же… Тогда в чём секрет? Эх, столько вопросов, а ответить некому! Так, харе фигнёй страдать, пора выдвигаться! Куртку на плечи, сумку на спину и погнали!

Пока я шёл, я успел в очередной раз задуматься. Почему мне волк показался знакомым? Почему мне показался знакомым замок, вернее, его руины? И почему я уже уверен, что всё-таки видел мантикору? Ответов на эти вопросы не было. Ну, они были, конечно же, но услышать мне их не довелось. Да и некоторые места по дороге оказались уж больно знакомыми. К примеру, речка, с камнями возле изгиба, ущелье(откуда оно там только взялось?), поляну с подозрительно не новыми для меня синими цветами… Я уверен, что такие в регионе, в котором я живу, не растут, но я их узнал! При том что ботаникой не увлекался!

Так постепенно, удивляясь и поражаясь некоторым местам и их схожести с чем-то, о чём я забыл, через примерно четыре часа я вышел из леса. Приближался полдень. И я впервые за столько дней обрадовался домикам, маячащим вдалеке. И у меня вылетели из головы все предостережения незнакомой и непонятной девушки. А у кого бы не вылетели? Чего бояться? По её словам, я уже на контрольной точке, где меня должны ждать, всё самое страшное уже позади. Да и каково это, два дня быть полностью отрезанным от друзей? Пусть я и почти не общался с ними до этого, но если мне хотелось, я мог просто написать им или позвонить. Немного омрачало моё настроение тот факт, что с родителями я всё равно связаться не смогу… Но я хотя бы вернусь к людям! Не после многолетнего изгнания, что было бы даже для меня, нелюдима, испытанием, но мне хватило и двух дней. Поэтому я немного пробежал, остановился неподалёку от дерева на полянке и закричал:

— Эге-ге-гей! Есть кто живой?

Радости моей не было предела. Наконец-то я добрался! Наконец-то я вижу поселение! Плевать, город это, деревня, где я, на всё плевать! Главное, что тут есть люди!

Мои мысли прервал резкий свист. Я обернулся посмотреть, что это так свистнуло слева от меня, но успел увидеть только голубую молнию, несущуюся на меня с умопомрачительной скоростью, оставляющую после себя радужный след. Удар – и я отлетел в сторону дерева, чтобы почувствовать ещё один удар. Я упал на землю, на мгновение потеряв сознание. Рёбра жутко болели, голова раскалывалась. Плюс кто-то навис надо мной, давая такую приятную тень, несущую прохладу. И этот кто-то что-то яростно пытался до меня донести. Или спросить? Я не мог даже интонации разобрать, как тут о словах говорить? Внезапно крики смолкли. Меня кто-то коснулся. Потом слабо толкнул. Не добившись результата, кто-то начал меня расталкивать. Кажется, кто-то хочет, чтобы я поднялся. Куда там! Мозг просто трещал, неспособный даже приказать руке дотянуться до места, где болели рёбра, а уж подать команду встать было для него вовсе непосильной задачей. Удивлённо-испуганный возглас – и тень исчезла. Ну куда же ты! Мне же совсем плохо но солнцепёке лежать будет!

Минута, две… Никого не слышно. Я могу только слушать тишину и созерцать зелёную траву под собой. О! Голоса! В моей голове или… Да не, вряд ли два моих внутренних голоса сговорились и решили захватить контроль над телом. Да и нет у меня двух внутренних голосов. Переговариваются, о чём-то яростно спорят. Внезапно болтовня смолкла. Раздался неприятный для ушей треск. Два вопля ужаса… и с ещё одним ударом я теряю сознание. На этот раз надолго.