Автор рисунка: MurDareik
Глава 2.1 Глава 2.3

Глава 2.2

http://www.youtube.com/watch?v=xavhQ-uLOG0

Тронный зал в Кантерлоте был настоящим воплощением магического искусства – выдолбленный в толще скалы он был поистине огромен для пони, да и на людей сумел бы произвести впечатление. Слева и справа десятки витражей напоминали о событиях давно минувших дней, как радостных, так и печальных. Среди всех сверкающих золотым шитьем знамен, безупречно подобранных плит гранита, и мраморных статуй сейчас находились лишь двое.

Сестры, повелительницы Эквестрии, а возможно – и всей планеты, которой никто никогда не догадывался дать названия.

Сам тронный зал находился в самой глубине замка, полностью лишенный окон, он освещался магией, которую поддерживали сами сестры. Право, что стоит поддерживать пару огоньков, когда ты держишь горящей звезду.

— Я не могу уснуть. – Луна, тряхнув гривой из звездного неба, заговорила первой. – Объясни сестра, зачем?

— А разве можно было иначе? Скажи, ты действительно думаешь, что мы могли бы им помешать? Даже представь, мы обрушили на них элементы гармонии. И что? Завтра они бы пришли снова. И снова, пока не добились бы своего.

— Но так нельзя! Ты сдала им всю Эквестрию, просто так! — В голосе богини ночи прорезались нотки, более присущие её темной половине. – Неужели нельзя ничего сделать?!

— А почему ты думаешь, что надо что-то делать? Скажи, чем тебе не угодили люди? Они просят немного, но дают нам куда больше. Делятся своей силой, прося взамен сущие мелочи.

— Нет. Они хотят сделать нас такими же, как они. Не важно, хорошо это, или плохо, у нас есть право на свой путь. Ты так не считаешь? – Луна с вызовом уставилась на устало сидящую старшую сестру.

— Мне удалось кое-что узнать о них. Те, кого мы встретили, ведут войну с Дискордом. И если мы им не поможем – они не справятся. – Селестия будто не обратила внимания на реплику младшей сестры.

— Дискордом? Но он же заточен?! – Удивленная темно-синяя пони непонимающим взглядом уставилась на один из витражей, где элементы гармонии вместе побеждали врага, грозившего Эквестрии хаосом.

— Ты думаешь Дискорд — это всего лишь химера со скверным чувством юмора? – Селестия подошла к сестре, встав с тронной подушки. – Он воплощается по-разному, под стать месту. У них он будет столь же умнее, злее и расчетливее, сколь они сами.

— И ты собираешься им помочь? Для этого отправила Твайлайт?

— Я не знаю. И не считаю себя в праве решать. В конце концов, ты права, если мы им поможем, для нас это будет конец, через год, десять лет – от нас ничего не останется, мы станем людьми, только на четырех ногах. А Твайлайт… Да. Она сейчас просто восхищается ими. Их техникой, знанием, порядком. Хочет стать такой же, как они. Другие элементы тоже преисполнены энтузиазма. Это их жизнь, им и выбирать. Один раз они уже победили Дискорда, и если захотят, победят и во второй.

— Но… Что будет, если они откажутся или не справятся? Вспомни, без твоей помощи Дискорд победил их.

— Тогда люди просто уйдут. Дискорд не стремится к экспансии, хаос безграничен в самом себе. А здесь у него нет власти, а значит, и незачем задерживаться.

— Получается, нам остается только ждать? – Луна будто потускнела, яркие вспышки сверхновых на гриве смелись мерным сиянием туманностей.

— Да. – Селестия ободряюще улыбнулась, вспомнив что-то. – Она справится. Она всегда справлялась.

~~~

Зал генеральной ассамблеи ООН был переполнен. Хотя в нем количество мест и посетителей строго регламентировано, в этот раз, казалось, никто не постарался избежать обязанности посетить заседание. Было довольно шумно, все делегаты оживленно переговаривались, обсуждая и предвкушая доклады делегатов от сверхдержав, ради которых все и собрались. Заседание было внеочередным, но предмет его сразу заинтересовал всех, собрав всех представителей стран планеты Земля.

Глава американской делегации, Джин Киркпатрик, под одобрительные возгласы из зала вышла на трибуну. Что сейчас творилось в голове у умудренной годами женщины трудно сказать, но было явно заметно не скрываемое волнение, обычно ей несвойственное.

— Господа! Тише! — Зал затих, в ожидании речи представителя сильнейшей державы планеты. – Мы попросили провести это внеочередное заседание по очень важной причине. Важной не только для нас, но и для всего мира. Как нам стало известно, СССР разрабатывает оружие, способное нарушить мировой баланс сил. Мы неоднократно пытались добиться от Москвы каких-то внятных ответов по поводу работ на одном из предприятий, копии спутниковых снимков которого лежат перед вами. Однако, несмотря на все наши усилия, советы демонстративно игнорируют наши запросы. По нашим данным, за последнюю пару месяцев пассажиропоток в город N-ск – Докладчица удивленно уставилась на цифру в документе. – Увеличился на два порядка и продолжает расти. Население тоже прибывает, по косвенным источникам оно должно было не менее чем удвоиться. Однако, сопоставимого по масштабам увеличения жилого фонда нами не зафиксировано. Так же, различной техники в город прибывает более чем значительное количество, но куда она исчезает, мы не знаем. Я уточню, под этим городом есть что-то вроде нескольких цехов завода, но спрятать туда несколько тысяч человек и тысячи единиц техники не представляется возможным, даже с учетом возможного расширения подземного комплекса. Причем, увеличения не производилось, вывоза земли нами не наблюдалось, следовательно, весь грузопассажирский поток исчезает в никуда.

Посол отхлебнула воды из стакана, стоящего на трибуне.

— Мы требуем у советского представителя объяснений.

Короткий кивок, и представитель спустилась с трибуны, передав место у трибуны генеральному секретарю Организации, де Хавьеру, перуанцу, который несколько взволнованно попросил советского представителя взять слово.

Трояновский, неторопливо встал со своего места, нарочито медленным шагом направился к трибуне. Провожаемый взглядами всего зала, советский посол достал из портфеля небольшую стопку бумаг, бегло просмотрев которую, начал свою речь.

— В словах госпожи Киркпатрик, безусловно, есть немалая доля истины, но в главном она ошибается. Советский Союз – миролюбивое государство, мы никогда не стали бы скрывать наличие у нас какого-то нового оружия, ведь это удел агрессивных стран. Однако, я соглашусь с предыдущим оратором, что нам, к сожалению, пришлось оставить без ответа некоторое количество обращений, направленных нам по дипломатическим каналам. От лица СССР я приношу извинения. На это было несколько причин, в частности, мы не были до конца уверены в том, что ответить. Сейчас ситуация немного изменилась. Да, информация, полученная американской разведкой правдива, а их точность достойна похвалы. Однако, благодаря нашей непревзойденной контрразведке, им не удалось узнать ничего конкретного. Сейчас я уполномочен заявить вам следующее. Советский Союз вел разработку новых перспективных методов межпланетных путешествий, в ходе которой нам удалось достичь определенного успеха.

Олег Александрович на секунду прервался, оглядев зал. Весь мир, представленный здесь, затих в ожидании его слов.

— Нам удалось обнаружить пригодную для жизни планету и успешно высадиться на неё.

Зал взорвался. Крики, срочные звонки, скрежет отодвигаемых стульев слились в один гул, перекрывавший призывы к порядку, звучащие из репродукторов. Через несколько минут все чуть поутихло, делегаты обратили внимание, что Трояновский не только не ушел с трибуны или приготовился отвечать на вопросы, но явно ждет, пока зал утихнет достаточно, чтобы продолжить речь.

— Это не главная новость. Шестнадцатого сентября тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года Союз Советских Социалистических Республик установил контакт с внеземной цивилизацией.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=3czpCvlYAdk

Мир перевернулся. Называть ли случившееся открытие новым витком космической гонки, или как-то еще, но в незримой таблице очков, ведущейся с самого начала холодной войны, СССР неожиданно для всех вырвался вперед. Особенным ударом для США и их союзников оказался отказ допустить к контакту страны с несоциалистическим путем развития. Естественно, в ответ на это США попыталось отреагировать усилением и без того серьезных санкций, но это был уже отчаянный шаг проигравшего.

Проигравшего сражение, но не войну.

Конечно, самым простым способом было бы просто скопировать советскую технологию, но это лишь потому, что понимания, как вообще можно было достигнуть такого результата, у западных ученых не было. А своим путем перепрыгнуть такое достижение, как контакт с новой разумной жизнью было просто невозможно. Действительно, если раньше за выходом человека в космос шла высадка на Луну, затем логически следовал Марс, возможно, Венера и так далее, то сейчас понятие расстояния оказалось банально неуместным. Да и преодоление этого расстояния казалось уже бессмысленным, зачем куда-то лететь, если можно прямо с Земли отправиться навстречу другим планетам.

В первые дни, конечно, многие не верили в саму возможность подобного, но доказательства в виде инопланетной пищи, тканей и материалов убедили даже самых отъявленных скептиков.

Впервые за все время противостояния США не знали, что ответить. А отвечать было нужно, потому что даже традиционный экономический козырь мог внезапно оказаться пустышкой – кто знал, что там, на той стороне.

А куда страшнее было то, что на самом западе начались разговоры о том, что их система «недостаточно хороша». Конечно, не в самих США, за один день такая консервативная страна не меняется, но у европейских союзников подобные разговоры шли повсеместно. Не хотелось чувствовать себя выброшенным на обочину прогресса только потому, что твоя страна не подходит под критерии развитости тех, кого ты сам недавно считал отсталыми фанатиками.

Даже на главном рубеже между западом и востоком, Берлинской стене, ситуация изменилась хоть и не до диаметрально противоположной, но очень близко к тому. А в самой западной Германии террористы из РАФ серией нападений еще больше дискредитировали правительство Гельмута Коля.

Хотя, конечно и в соцлагере все не успокоилось в один момент. Диссидентское движение хоть и в одночасье лишилось поддержки низов, но когда это его останавливало?

Тем более, что проблемы, стоявшие перед страной победившего социализма, лежали куда глубже, чем могло показаться на первый взгляд.

Но самый сильный удар пережила религия. Все постулаты в одночасье оказались ложными, чего сотни миллионов верующих принять не хотели и не могли. Пока в Ватикане лихорадочно думали, что делать, многие обратились к проверенному средневековому рецепту – в США уже несколько дней толпы пикетировали советское посольство, требуя изгнать предателей рода человеческого, ведущих дела с дьяволом. Столкновения в других странах, в том числе и социалистических, тоже были не такой уж и редкостью, но пока все, вроде бы, было под контролем.

~~~

Телевидение в Новомирске внедрялось довольно быстрыми темпами – большой поток товаров народного потребления частично оседал и у человеческой части населения. Правда, репертуар отличался от того, что было на Земле – к сожалению, электричество передавать через портал не удавалось, протянутый сквозь него провод просто переводил всю энергию в тепло на земной стороне (что в первый раз чуть не привело к пожару), а на эквестрийской напряжения на нем уже не было. Но местная телестудия, да и многочисленные записи фильмов вполне успешно скрашивали досуг как людей, так и пони, которые знали русский. Переводы, конечно, делались, но первый фильм на эквестрийском должен был быть закончен лишь через несколько дней, чего, впрочем, все равно не хватало для создания полноценного телеканала на новом языке.

Впрочем, новости уже шли с субтитрами на постоянной основе, правда вся внешняя, да и внутренняя политика из них была почти полностью вырезана, и это были почти полностью отчеты о производственно-трудовых успехах новых «стахановцев» вместе с успехами советской науки.

Однако в этот раз, включив свои новенькие «Рубины» по новостям можно было услышать лишь одно траурное известие.

«Сегодня, в девятнадцать часов двадцать минут по московскому времени, после продолжительной болезни скончался великий деятель Советского государства, истинный коммунист, товарищ Константин Устинович Черненко.»