Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2.2 Глава 2.4

Глава 2.3

http://www.youtube.com/watch?v=C-mOvIJm8nM

Твайлайт вдохнула морозный воздух мира пришельцев. Единорожка стояла на улице в одиночестве, ожидая, пока её спутники заполнят последние бумаги. Вообще-то, ей нельзя было от них отлучаться – но новый мир был столь загадочен и интересен, что она, не удержавшись, вышла на улицу. Здесь была уже настоящая зима, несмотря на конец октября, снег уже начинал накапливаться в первые сугробы, уже выполнив задачу по приданию городку зимнего очарования. Хотя, очарование было бы не совсем правдой – несколько десятков однотипных домов, да корпуса НПИ, около одного из которых и стояла пони, не были чем-то поражающим воображение. Все то же самое люди уже практически создали в Новомирске.

Твайлайт поежилась. Наверное, не надо было ограничиваться одним лишь шарфиком, чуть ли не насильно выданным ей Рерити. А ведь в Эквестрии сейчас еще даже не все деревья успели облететь, а осеннее солнце иногда даже вызывало желание спрятаться в тени. Что же тут будет зимой?

Не важно. Твайлайт подпрыгнула пару раз, согреваясь. Нужно будет еще столько всего узнать. Например, их поезда. Для неё было немного удивительно, что такие всемогущие люди перемещаются на, по сути, таких же поездах, даром, что на других двигателях. Ведь у них есть быстрые летающие машины, ездящие, которые могут обогнать их поезд даже по бездорожью. Может и поезда у них тоже на самом деле не поезда, а нечто большее?

Единорожка вспомнила, как проходила через портал: она ничуть не боялась. Серьезно, совсем-совсем. Только в самом начале, когда вызвалась первым добровольцем – люди даже немного удивились. Вроде как начальница всей экспедиции, а вызывается на, в общем-то, опасный эксперимент, в ходе которого может произойти что угодно. Для Твай же было удивительно, как можно было поступить иначе? Всегда она шла первой, во всех приключениях со своими подругами именно она выступала как негласный лидер, первая среди равных. Вот и тогда, единственным вопросом для фиолетовой пони было

«Если не я, то кто?».

Она так и сказала, выкинув все страхи из головы. Эффект на остальных это произвело какой-то странный. Все улыбнулись-усмехнулись, переглянувшись между собой, будто понимая какой-то скрытый смысл в этих словах, которого сама Твай не знала. Тогда она этого не заметила, слишком увлеченная предстоящим событием. Но сейчас эта мысль не давала ей покоя. Люди будто устыдились её слов. Нужно будет узнать, что же их так задело.

Еще было трудно без магии. Особенно в первые минуты. Как будто лишили конечностей. Даже поднять что-то теперь было той еще задачей – раньше все будто само «прилипало» к копыту, а теперь – только по-честному обхвати, или ничего не выйдет. А что-то сделать большими кругляшами в мире, где все было предназначено под тонкие пальцы людей, не представлялось возможным. Но в остальном перемещение прошло без сучка, без задоринки – даже никакой головной боли, о которой каждую минуту спрашивали окружившие её ученые людей, не было. Но зато теперь стало понятно, что без сопровождающих сама пони не сможет сделать ровным счетом ничего – даже на то, чтобы открыть на себя дверь, у неё ушло около пяти минут.

Но это было мелочью – Твай хоть и было весьма неприятно, но для Радуги, которая прошла следом, шок был куда сильнее. Действительно, для той, кто всю свою жизнь не мыслила без неба, лишение дара полета оказалось чуть ли не фатальным. А учитывая все те ожидания, которые пони возлагала на мир людей, показавшийся ей, как она говорила, классным и крутым, удар оказался особенно болезненным. Когда Дэш уходила обратно в портал, она с трудом сдерживала слезы.

Порыв ветра чуть покачнул поняшу, пробираясь под шерстку. Нет, точно нужно взять какую-то теплую одежду. Единорожка ринулась обратно в здание. Высокие двери были особенно неудобны, если их требовалось открывать на себя, но, к счастью, эту проблему она решила в прошлый раз, когда выходила. Внутри было чуть темно, время приближалось к вечеру, но освещение своими странными волшебными (но и не волшебными одновременно) лампами они еще не включили. Пустой зал, одинаковые коридоры, практически пустые, разве что несколько стендов и портретов, не различимых отсюда. И все серое, без украшений, без ярких цветов, к которым она привыкла у себя дома. Разве что несколько лозунгов на транспарантах, натянутых над проходами, прославляющих страну людей скрашивали общую серость.

— Твай! Вот ты где! – Из коридора торопливо вышла Света. Девушка оглядела свою чуть дрожащую четвероногую подругу. – Ты там на улице не замерзла?

— Да, немного. – Твай чуть шевельнула плечами, будто поежившись. — Надо взять куртку, правда, она на той стороне.

— А, ничего страшного, нас довезут! – Света улыбнулась. – Ты так увлеклась, что вообще ничего не хотела брать, хорошо, что тебе твои подруги, особенно Rareetee помогли. Я правильно произнесла?

— Ну, почти. – Твай улыбнулась в ответ. – Покажи, куда багаж складывают, у вас тут все… странное.

— Странное? Обычный корпус, вроде бы. У нас таких еще полдесятка здесь. Что-то не так?

— Нет, все в порядке, просто все какое-то одинаковое. Не понятно куда идти. – Единорожка почесала копытом подбородок в задумчивости. – У нас все поярче делают.

Подруги подошли к гаражу – большой крытой площадке, на которой стояло множество автомашин. Хотя гараж и был формально частью здания, он чаще всего свободно продувался всеми ветрами, но двигатели пары десятков автомобилей не давали воздуху сильно остыть. Зато неплохо насыщали его продуктами своей работы, с чем перегруженная вентиляция еле-еле справлялась.

Твай пару раз кашлянула, но на вопросительный взгляд своей провожатой ничего не ответила – мелочь, раз все остальные, в том числе толпа водителей и экспедиторов, ожидающих своей очереди на въезд у одной из скамеек (да и еще при этом сами вдыхая какой-то другой дым из тлеющих палочек), не обращали на это внимания.

Из закручивающегося спиралью въезда на нижние уровни выехала небольшая машина. Твай уже привыкла, что все люди перемещаются только на них, хотя такие повозки ей не понравились с первого дня: шумят, пахнут, а внутри грязные как неизвестно что. Даже ЭйДжей свои рабочие инструменты содержала в большей чистоте.

В машине их встретил Петр – он сидел на переднем сиденье, рядом с водителем, которым был какой-то солдат (рядовой, как успела запомнить единорожка). Устроившись на заднем сиденье, Твай все же была вынуждена признать, что машины людей куда удобнее повозок внутри.

— Багаж нам привезут на вокзал, там полдесятка чемоданов, ума не приложу, чего вы набрали. – Обернувшись с переднего сиденья, Петр не глядя махнул рукой, командуя водителю ехать к вокзалу.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=xZEO1Lug25s

Под советское посольство в Кантерлоте пони выделили довольно внушительное здание. По-другому и быть не могло, ибо главным критерием и была как раз просторность. Возникала даже мысль выделить помещение в самом дворце, но аристократия сразу же подняла такой вой, что от нарушения традиций пришлось отказаться. Место, правда, оказалось не совсем близкое к центру города, но людей это, похоже, не смутило – когда они осматривали здание, пони удостоились отдельной похвалы за то, что дом расположен близко к дворцу, где, собственно и производилось большинство консультаций. Абсолютная монархия в Эквестрии не мешала людям, разрушившим собственный аналог каких-то семь десятков лет назад, вести дела, заключать договоры и торговать.

Правда, виной этому была большей частью осторожность людей – после столкновения с магией, они стали открывать информацию о себе очень осторожно. А уж после того, как стал известен государственный строй страны пони и вовсе ограничили доступ почти ко всем аспектам земной истории. Ведь как воспримут пони, что у людей, оказывается, тоже была своя «принцесса Селестия». А потом они собрались и убили её.

Вообще, разница политических систем была колоссальна – у пони в этом аспекте развитие остановилось не на уровне человеческого девятнадцатого века, как в науке и технике, а много раньше – больше всего Эквестрия походила на древний Египет с одним бессменным фараоном. По всей той информации, что людям удавалось собрать, поддержка Селестии была чуть ли не безоговорочной – никто просто не представлял, что может быть по другому, удивляясь, как же люди выживают без своего бессмертного лидера. Про то, что у пони этот лидер еще и поднимает по утрам Солнце, люди вообще предпочитали не задумываться, хотя понять, как работает магия, пытались многие. Поступали даже предложения основать в Новомирске НИИЧАВО, как в знаменитом романе Стругацких. Впрочем, понимания у пришельцев пока не было, поэтому осторожность оставалась главным девизом советской экспансии, как бы противоречиво это ни звучало.

А экспансия эта продолжалась – были установлены контакты с некоторыми другими разумными видами. Благодаря посредничеству пони они были в целом успешны. Разве что не все были так же открыты к посланникам людей. Грифоны хоть и были заинтересованы, но предложить им было нечего, да и ничего особенно не было нужно. Алмазные псы вели вялую торговлю камнями за некоторые несущественные безделушки, но более-менее централизованной цивилизации, которая могла бы сотрудничать с людьми, у них не было, поэтому приоритеты внешней политики СССР в новом мире не изменились. Двумя интересными отличиями были драконы и перевертыши. Селестии стоило немалого труда заставить их пойти на контакт и встретиться с представителями людей. Особенно это оказалось трудно с драконами, препятствием служила их неимоверная гордыня, размером со скалы, на которых они предпочитали гнездиться. Однако, к Селестии, которую драконы все же считали за силу, летающие рептилии прислушались. Правда, весь контакт здесь заключался в том, что драконы просто обязались не летать над Новомирском. Для Селестии и советов это стоило некоторых уступок, но получать на своей территории возможный очаг напряженности им не хотелось больше.

С перевертышами все было еще интереснее. Контакт удалось установить сразу, королева перевертышей охотно прибыла в Кантерлот. Селестии, правда, это сильно не понравилось, к удивлению людей она даже попросила организовать охрану во дворце на время визита, что было сделано не зря – перевертыши полностью оправдывая свое название попытались внедриться в охрану, но с людьми этот фокус потерпел полный провал – превращаться в людей перевертыши просто не смогли за отсутствием у людей магии, и как следствие, чего-то вроде ауры, на которую ориентировались перевертыши. Поняв бесперспективность конфронтации с новыми друзьями пони, Кризалис пришлось уступить давлению Селестии. Принцесса Солнца в этих переговорах проявила себя довольно хитрым политиком, изрядно удивив советского представителя – она практически напрямую угрожала оппонентке советским военным вмешательством в виде «сотни железных драконов и тысячи железных медведей, неуязвимых к магии», хотя ничего подобного Союз не обещал. Блеф, однако, сработал, перевертыши заключили с людьми и Эквестрией договора. Впрочем, проигравшей стороной их тоже было трудно назвать. Магией они владели в довольно значительных объемах, а значит, заинтересовать людей могли. К пустошам, где они обитали, начала тянуться тонкая ниточка шоссе. А при городе-улье появилось второе в этом мире посольство людей.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=SwAXO7IzomU

— Товарищи, пора бы уже и определиться. Нас тут десять, и по пятеро за каждого из кандидатов. Официальное голосование через несколько часов, и если на нем результат окажется тем же, это будет, мягко говоря, полный провал.

— Тогда я предлагаю вам самим не упрямиться. Михаил Сергеевич достойный советский человек, имеет немало заслуг перед Родиной и Партией, в конце концов, еще даже ваш любимый Андропов его предлагал.

— Лучшее – враг хорошего. Я не имею ничего против товарища Горбачева, но его позиции по внешней политике не совсем нам подходят.

— Простите? Вы сами понимаете, что говорите? Волюнтаристски плюнув в лицо западу с трибуны ООН вы сами поставили нас в тупик. Нам как воздух нужна разрядка, а вы говорите «не совсем подходят». Может, еще Афганистана вам мало, хотите поиграть в Сталина?

— Не поиграть. У нас сейчас есть реальный шанс закончить это затянувшееся противостояние одним махом. Штатам ничего не останется кроме как развернуть новый виток в гонке вооружений, лишив себя тех преимуществ в росте уровня жизни, которыми они сегодня нам тычут.

— А нам чем отвечать? Военный коммунизм вводить? У нас и так экономика на пределе.

— Нет. Нам просто не нужно отвечать. У нас есть некоторый перевес сейчас, а пока они нас догонят и перегонят, окажется, что у них на улицах стоят недовольные с красными флагами. Они кстати уже сейчас потихоньку появляются, если мы им еще помогать начнем, будет еще лучше.

— Очередная химера. Побузят они там и успокоятся, а вот что-то купить на западе стало нереально уже сейчас, Внешторг уже потерял 20% заказов, за какие-то несколько дней, а дальше будет только хуже. У нас, между прочим, продовольственный дефицит и мы импортируем зерно. Вы готовы карточки на хлеб вводить?

— Если придется – готов. У нас вообще-то холодная война идет, если…

— Все, надоел мне этот бред. Мы будем голосовать по-своему. Если у вас осталась хоть капля разума, вы свое мнение измените. А нет – тогда пеняйте на себя.

Говоривший встал из за стола и быстрым шагом покинул зал, вслед за ним отправились еще четверо.

— Ну вот. А я думал не дойдет до такого, м-да…

~~~

— Петь, смотри, газетный киоск работает! – Света, за неполных полтора месяца в Эквестрии уже отвыкла от самой обычной свежей прессы. То, что доставляли через портал, было, во-первых, крайне усеченной, а во-вторых запаздывающей на несколько дней версией того, что продавалось в самом городке. Хотя, теперь молодые люди довольно хорошо уловили разницу между цензурой и полной информационной блокадой.

Ставшая неразлучной троица стояла на вокзале, ожидая прибытия поезда. Сами они приехали слишком рано, но это ничуть не огорчало ту, ради кого вся поездка и затевалась. Впечатление, производимое высоченными мостами, множеством проводов и пересечений рельс просто заворожили Твайлайт. Единорожка круглыми глазами смотрела, что оказывается железная дорога это не одноколейка с будкой, а огромный, с Понивилль размером район, на котором десяти эшелонов разгружались, грузились, сцеплялись и отцеплялись, ни на секунду не останавливая жизнь в этом железном муравейнике.

— Вот, взял тут кое-чего, в дороге почитать. — Васильев протянул своей спутнице несколько свернутых газет.

— Ну что, выбрали они там уже кого?

— Ага, Горбачева. Вчера вечером, как раз. – Света показала первую полосу своему спутнику.

— Хм. Шесть из десяти голосов? Странно это как-то, обычно всегда единогласно было…

Их прервал голос из громкоговорителя:

«Поезд N-ск – Ленинград прибывает на вторую платформу!»