О Дискорде / Рассказ в стихах

Кто есть Дискорд? Откуда взялся? Просто... Просто рассказ о Дискорде. Завершено - 33% (Комментарии ускоряют написание)

Другие пони ОС - пони Дискорд

Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сказка о новом Понивилле

Об одном маленьком поселении славных пони, вынужденных существовать в Прекрасном Новом Мире.

Эплджек Биг Макинтош Дерпи Хувз Бон-Бон ОС - пони Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Дружба под знаком равенства

«Но это же чудовищно! - воскликнет иной пони. – Забрать метку – все равно что лишить пони души!» Но позвольте же мне поведать свою историю; и вы убедитесь, что ваши драгоценные кьютимарки – ни что иное, как грандиозный обман. История жизни Старлайт Глиммер - от ее имени.

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Сон

Представьте себе, что первобытная пони уснула на долгие века, а проснулась в современной Эквестрии? И этой пони оказалась маленькая Заира

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд Найтмэр Мун

Песнь Жизни

История про пегаса Алана, у которого в жизни темных полос больше чем светлых.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Сорен Лира Другие пони ОС - пони

Сумеречный свет

История одной единорожки, учившейся в школе для одарённых единорогов и любившей приключения.

Другие пони

Лучшее время в их жизни

Прошла неделя с Ночи Кошмаров, и в Понивиле начинают подниматься из могил мёртвые. Зомби, призраки и скелеты бродят по улицам города. Всё это могло бы быть довольно страшным, если бы они не были так дружелюбны. А ещё они абсолютно не догадываются, что мертвы. Но не все пони рады своим новым соседям. Рэйнбоу Дэш немного в шоке, Твайлайт Спаркл ожидает суда за убийство скелета, а Рарити замышляет заговор против своего нового призрачного бизнес-партнёра. Смогут ли наши герои приспособиться к миру, где пони настолько заняты, что у них нет времени отвлекаться даже на смерть?

Твайлайт Спаркл Рэрити

Поменяться...

Твайлайт так привыкла к тому, что Спайк все делает за нее и служит ей помощником номер один, что нагружает его работой все больше и больше. Ей невдомек, как может быть сложна жизнь маленького дракончика в мире огромной библиотеки, где нужно переделать целую кучу дел. Но вдруг однажды произойдет чудо и она поменяется с ним местами?

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: aJVL
Глава 2: Монстр Глава 4: Джайденхолд

Глава 3: Глубины

Тихая и спокойная ночь подходила к концу, а царствующая на небосводе луна, успокоив умершие души этого проклятого города, заходила на покой, уступая место солнцу, которое вот-вот должно было появиться из-за горизонта.

Я же в свою очередь продолжал исследовать остатки этого города, стараясь найти хоть что-то, что мне может понадобится в дальнейшем. Но именно сейчас я очень надеюсь найти медикаменты, так как последние бинты и спирт я потратил для обработки серьезных ран, которыми меня наделил Купперхув перед своей смертью. Прошло порядка двух часов, а невыносимая боль, больше всего похожая на агонию, которую мне уже предстояло испытывать, все продолжала терзать мое тело и мой разум, отчего меня порядком трясло, а терпеть ее становилось все сложнее и сложнее. Даже хочется просто не сдерживаться и закричать во все горло, но я не точно уверен, что после этого меня подстрелит какой-либо рейдер, прибежавший прямо по моему крику.

Но, как бы то ни было, всё еще было хреново на душе, а то самое чувство, когда хочешь кому-то помочь, но понимаешь, что ты не можешь, пульсировала прямо в моей голове, не давая здраво мыслить. Единственное, что меня сейчас поистине успокаивает, было то, что я все же дал ему то, чего он желал уже столько лет. И это было видно в его страдающем и полным боли взгляде. “Раз ты сделал доброе дело, то почему тебе так хреново?” — спрашивал меня мой же собственный внутренний голос, на вопрос которого я не мог ответить. Тряхнув головой, я сбросил все мысли, посетившие мою голову, и продолжил путь.


Вокруг никого не было. Ни одной живой души. Лишь одинокие, заброшенные и полуразрушенные многоэтажные здания доживали свои последние годы. Их стены уже сплошь покрывали трещины, откалывая большие куски, которые после падали на землю, разбиваясь на множество кусков. Я и не собирался их обыскивать, даже если те были в более-менее нормальном и безопасном состоянии, так как понимаю, что все ценные вещи, которые могли бы мне помочь в дальнейшем уже давно были уничтожены паровой волной бомбы или же разграблены другими выжившими, побывавшие в этом гребанном и Богинями забытом городе, где большинство из них погибло от рук рейдеров... либо от копыт Купперхува или еще какой-либо дряни, живущей здесь и по сей день. И я очень надеюсь, что с таковыми не встречусь. Я и так уже сыт по горло все тем, что со мной приключилось за все это время, проведенное вне стен моего родного города.

Проходя мимо очередных многоэтажек, с которых посыпались обломки, я краем глаза заметил трехэтажное здание, которые выделялось среди прочих огромными дырами в стенах и на крыше, как будто по нему из артиллерийских орудий палили, но скорее всего так и есть. И если бы не красный крест на стене этого здания, которое говорило о том, что это больница, я бы продолжил идти дальше, даже не думая о том, чтобы туда наведаться. Но так как у меня был сильный дефицит медикаментов, мне просто пришлось развернуться в сторону этой больницы и быстрым шагом направиться прямиком к ней. И пока шел, я раздумывал над тем, что же я встречу внутри, но все равно продолжал надеяться, что внутри больницы никого нет. Подойдя ближе к постройке, я снял с плеча карабин и, зарядив недостающие патроны, дернул затвор, приведя оружие в боевую готовность, а после вошел в здание.

Внутри же творился настоящий кошмар и разруха: всюду лежали скелеты пони, которым не посчастливилось увидеть этот новый и полный жестокости мир; практически везде лежал мусор, обломки и непригодные для использования вещи, такие как кресла-каталки, носилки и некоторые медицинские приборы, а жуткий запах гнили и мертвечины витал по всему зданию, не давая дышать и вызывая рвотные позывы.

Я посильнее сжал оружие и медленно начал идти по коридору, по сторонам которого были разные кабинеты и палаты, заглядывая в которые я видел лишь обломки штукатурки и прочей ненужности. И слава Селестии, что ни одна из тварей, готовая убить меня или просто полакомиться мной, мне еще не встретилась. Но это не значит, что я не смогу встретить их в дальнейшем.

Осмотрев несколько палат, в которых я ничего не нашел, кроме ненужного мусора, я добрался до конца коридора, которым оказался развилкой, где были лестница, ведущая на следующий этаж, и коридоры, некоторые из которых были заблокированы огромной грудой обломков и костей. И в этот момент передо мной предстал выбор: осматривать каждый из коридоров или же просто плюнуть на это и подняться на второй этаж. И я выбрал второй вариант, так как понимаю, что вряд ли найду хоть что-нибудь полезное. Да и то же самое можно сказать и про следующий этаж.

Поднявшись на второй этаж, я заметил, что здесь была такая же картина, что и на первом, только здесь обломков было немного меньше. Я решил не задерживаться тут и сразу же направился на третий. В протянувшимся передо мной коридоре валялся разногабаритный мусор, выбитые двери, а с потолка на оставшихся проводах свисали длинные лампы. Я потихоньку двинулся вдоль коридора, заглядывая при этом в палаты. В отличии от других этажей, здесь были одиночные палаты со множеством оборудования около коек. В некоторых из них лежали скелеты с до сих пор прикреплёнными к ним проводами. В этих палатах не было ничего полезного для меня.

Пройдя дальше по коридору, я увидел дверь с табличкой, на которой было написано “Глав. Медсестра”. Немного подумав, я толкнул её... и она с треском грохнулась внутрь. Удивлённо посмотрев на неё, а затем на дверной обналичник, я увидел, что он совсем прогнил. “Нужно выбираться от сюда, пока на меня что-то не рухнуло или я куда-нибудь не провалился.” — с тревогой подумал я и шагнул внутрь.

В помещении был сухой затхлый воздух. Комнатка была небольшой. Сразу напротив двери было окно, занавешенное плотной шторой с зияющими в ней дырами, которое мерно покачивалось на ветру. Около окна стоял деревянный стол с кучей раскиданных бумаг на нём, рядом с ним стул, справа в углу находился платяной шкаф, а слева стоял ряд из шкафов картотеки. Убранство было небогатым, и вряд ли здесь есть что-нибудь полезное, но я всё же решил обыскать кабинет. В первую очередь я начал открывать картотеку. В них были карточки пациентов и медицинские сводки. Ничего полезного для меня. Подойдя к столу, я порылся в кипе бумаг. Нашёл только пару карандашей и взял их себе. Пригодятся где-нибудь. Затем я подошёл к платяному шкафу. На удивление он был почти не поврежден. Узоры, вырезанные из дерева, не потеряли своей изящности, а чёрная краска на железных ручках почти не облупилась. Мастеру надо отдать должное — потрудился на славу. От этих мыслей я улыбнулся и открыл дверцы шкафа.

Вдруг из него вывалился скелет. От неожиданности я закричал и отскочил, наводя винтовку на него. Но затем успокоился, поняв, что это просто скелет, а не какая-нибудь тварь. Я подошёл и оглядел его. Это был скелет единорожки. “Наверное, это и есть главная медсестра.”. Бедняга спряталась в шкафу во время взрыва бомбы. Какой же может оказаться жестокой судьба. Мой взгляд остановился на каком-то свёртке, зажатом в её копытах. Я аккуратно вытащил его из мёртвой хватки медсестры и развернул. И тут же по мне волной прошёлся восторг. В этом свёртке было немного медикаментов и еды: печенье, которое уже зачерствело и стало настолько твердым, что кажется, что его даже крупнокалиберная пуля не пробьет, немного воды, бинты, спирт и обезболивающее в виде шприца с какой-то бесцветной жидкостью — как раз то, что мне нужно. С широкой улыбкой я забрал всё это себе. Затем в окне сверкнула вспышка и у меня над головой прогремел грохот.

Подняв занавеску я посмотрел на небо. Грозовые тучи сгущались — скоро начнётся дождь. Сейчас как раз этого и не хватало. Здесь и так всё прогнило и раскрошилось... Я вышел из кабинета и быстрым шагом пошёл к лестнице.

Спустившись на первый этаж, я повернул к выходу. Но вдруг краем глаза я заметил лестницу, ведущую вниз. Странно, я не заметил её, когда шёл сюда. Но мне надо уходить от сюда. Я сделал пару шагов и остановился. “Любопытство, ты не представляешь, как же я тебя ненавижу!” Глубоко вздохнув, я направился к лестнице. Над ней висела табличка с надписью “Морг”. Внизу было темно и веяло холодом. По спине пробежали мурашки, и я сглотнул.

Спустившись вниз, я оказался в холодном длинном коридоре и потихоньку двинулся вдоль него. В комнатах были койки и морозильные камеры во всю площадь стены. Подгнившие, грязные и слегка потемневшими простынями лежали кости. Позади меня что-то гулко стукнуло. Паника начинала овладевать мной, и я уже решил просто убраться от сюда, но заметил огромную дырку в конце коридора. Из неё доносился шум проточной воды. А вода мне как раз не помешала бы. Я посмотрел на лестницу за мной, затем на дырку в стене, затем сглотнул и двинулся к пролому. “Хорошим это явно не кончится..." — подумал я, направляясь прямиком в пролом, за которой находилась странная пещера.


Я стоял посреди пещеры, которая, судя по относительно правильной квадратной форме и деревянным подпоркам, являлась шахтой. Внутри было холодно и сыро, с потолка сочилась вода, стекая по стенам, а на полу небольшие ручейки текли вглубь уходящей немного вниз пещеры. Изредка из глубины прохода доносились звуки, похожие на шаги и завывания ветра, а так же не прекращая журчала и капала вода.

Я стоял и не решался идти. Мне было жутко, но так же мне была крайне необходима вода. Здесь её было немного и она почти вся утекала вглубь пещеры. Тусклый свет из пролома еле освещал первые несколько метров. Дальше была темнота. А освещения здесь даже и в упоминании не было. Эта шахта не была оснащена им. А ничего, кроме спичек у меня не было.

Задумчиво бродя взглядом вокруг, я краем глаза заметил что-то стоящее на старом ящике около подпорки. Что-то овальное и сделанное из стекла с железом. Я подошёл ближе и взял старую масляную лампу. За все эти годы, проведённые здесь, стекло растрескалось и потемнело, а железо стало ржавым. Но скорее всего пользы от неё уже не было: масло наверняка давно испортилось, засорившись чем-нибудь или смешавшись с водой. Хотя всё равно стоило попробовать. Я поставил лампу на ящик, достал спичку, зажёг её и занёс внутрь лампы. Я улыбнулся, когда из неё полился хоть и тусклый, но одновременно тёплый и приятный свет.Взяв её, я посмотрел вдаль прохода, из которого веяло холодом и сглотнул. И так, освещая себе путь не ярким светом лампы, я двинулся вперёд. И пока я шел, холод становился все сильнее и сильнее, вызывая жуткие мурашки и не очень добрые мысли.

Пройдя несколько десятков метров, я заметил, что туннель потихоньку начал заполняться паутиной. И самое странное было то, что она была не такая маленькая, которую плетут комнатные паучки. Подойдя к одной такой, я дёрнул её. Она была толще, чем обычная паутина, и, скорее всего, прочнее. Каких же размеров здесь водятся пауки, если плетут такую паутину? Я помотал головой и попытался выбить эти мысли у себя из головы. Никогда не любил пауков. Нет, я их не боялся, просто... недолюбливал. И дело было не в их уродливых головах с хелицерами, и не в их количестве лап, а именно в том, как они ловили и ели свою добычу. Когда какая-нибудь мушка или другое мелкое насекомое попадает в их ловушку-паутину, из которой оно уже не может выбраться, вылезает хозяин этой ловушки и закутывает свою жертву в огромный кокон, а после впрыскивает свой желудочный сок в неё и, когда она переварится изнутри, высасывает получившуюся кашицу.

Как только вспоминаешь об этом, то появляется жуткое отвращение. Но сейчас это воспоминание вызвало у меня жуткий страх. Если я попадусь к паукам таких размеров, то я для них буду просто мушкой и съесть меня для них не доставит проблем. Точнее не съесть, а переварить изнутри и высосать содержимое. По моей спине пробежали мурашки и я сглотнул. “Отлично! Чего тебе, Эдан, не хватает, так это пауков... ОГРОМНЫХ, МАТЬ ЕГО, ПАУКОВ!”.

Я очень захотел убраться отсюда, но всё-таки взял себя в руки и, крепко сжав карабин, продолжил идти, стараясь прислушиваться к каждому шороху. И чем дальше я заходил, тем больше паутины становилось, пока на пути не начали появляться огромные коконы, в которых уже зарождалась новая жизнь... или переваривалась старая. Проходя мимо очередного кокона, я молился, чтобы тот внезапно не раскрылся и оттуда не вылезло что-нибудь. И дело тут скорее не в том, что оттуда может вылезти один паук-детеныш, который, наверно, будет ростом по колено, а в том, что таких тварей будет около сорока или более, которые безусловно захотят полакомиться мной. А мне этого, ой, как не хочется.


Пройдя еще немного и преодолев все места, где коконов было очень много, я наконец добрался до конца этого туннеля, который был загражден плотным слоем липкой паутины. Я подошёл ближе и потрогал её. Она была не только очень толстой, но и очень липкой. С трудом оторвавшись от неё, я посмотрел назад. Зачем вообще надо было идти сюда?

Вздохнув, я решительно вошёл в липкую завесу. За ней мне открылся зрелищный вид: огромная круглая пещера, из которой разветвлялись всевозможные пути, вверху висели мосты, соединяющие верхние пещеры между собой, а в самом верху гигантской шахты была пробоина, из которой ручьями лилась вода и иногда сверкали вспышки света с сопровождением грома. На самом дне пещеры, где я находился, валялись всевозможные предметы: покорёженные и проржавевшие вагонетки, куски рельс и шпал, оборудование и инструменты. А ещё в этой шахте была паутина. Много паутины. По которой ползали огромные пауки. Десятки, может быть даже сотни.

Я остолбенел. Я просто не мог пошевельнуться. Одни пауки ползали туда-сюда, другие просто сидели на паутине, а третьи дрались друг с другом. Но кажется, что никто из них меня не заметил. Я решил воспользоваться этим случаем и начал медленно шагать назад. Но тут сзади меня что-то пискнуло. Я медленно повернулся назад. Передо мной стоял огромный паук и смотрел на меня. Он не нападал, просто смотрел. Даже как-то заинтересованно. Может они не так опасны, как кажется на первый взгляд? И как только я подумал, что можно вздохнуть с облегчением, этот паук оглушительно запищал. Копошение над нами прекратилось. Я посмотрел вверх и увидел сотни глаз, устремлённых на меня. Я уронил масляную лампу и быстро схватил карабин и нацелился вверх. Не на кого-то конкретно, а просто вверх. Прошло около десяти секунд, а они так и не двинулись с места. Я опустил винтовку и в замешательстве осмотрелся. Все пауки просто смотрели на меня не двигаясь. В моей голове вдруг что-то замкнуло и я выкрикнул: — Ну и?!

Все резко закопошились и начали ползти вниз ко мне. “Богини... какой я идиот...”. Я рванул к ближайшей развилке, попутно стреляя в пауков. В пещере было жутко темно, и я то и дело спотыкался об остатки шпал и камни. Позади меня слышались писк и шипение сотни пауков.

И вот впереди я увидел промелькнувшую вспышку света, сопровождаемую отчётливым громом. “Наконец то! Выход!” Ускорившись, я побежал в сторону одного из разветвлений. Пробежав через него, я оказался в огромной естественной пещере, в которой была куча паутины, а сверху красовалась пробоина, из которой свисали провода и трубы. Нет, всё-таки не выход. Обернувшись назад и наведя на стаю пауков карабин, я начал медленно пятиться. Но пауки по какой-то причине остановились в проходе и ползали туда-сюда в нерешимости. Вдруг за мной послышался треск паутины, и пауки разбежались кто куда. Я замер, а за мной трещала паутина и слышались медленные тяжёлые шаги. Мне стало ужасно жутко, по спине пробежали мурашки.

Но вдруг всё утихло. Повисла давящая тишина, изредка нарушаемая грохотом грозы. Я очень медленно повернулся назад и увидел… что-то. Передо мной стоял антропони, но только вместо понячьей нижней части тела у него была паучья. На голове росли два завивающихся рога. Слепые безэмоциональные глаза смотрели на меня. И от этого взгляда у меня появился настоящий животный страх, какого я еще никогда не испытывал. Я хотел захотел закричать и убежать от сюда, но меня как-будто парализовало. Несколько секунд я в ужасе смотрел на монстра передо мной, секунд, которые, как мне показалось, тянулись вечность. А потом он издал визг. Это был не такой же визг, как и у пауков. Он оглушал. Он проникал в голову и разрывал мозг изнутри. Я выронил карабин и схватился за голову, упав на колени. Через несколько мучительных мгновений визг закончился. В ушах звенело, а все остальные звуки отошли на второй план. Всё вокруг размылось. Из ушей и носа у меня шла кровь. Подняв голову, я увидел, что эта тварь идёт ко мне. Я начал ползти назад от неё, а затем вскочил и, еле держа равновесие и координируя себя, побежал вглубь шахты, а монстр погнался за мной.


Выбегая из туннеля в туннель, из развилки в развилку, изредка отстреливая небольшое скопление пауков, преграждавших мне путь, я несся со всех ног, не жалея сил, так как за мной продолжал гнаться этот громила, не отставая ни на метр. Мне как бы не очень нравилась идея стать чьей-то закуской, так что у меня не было других вариантов, кроме как бежать, да и вряд ли мой револьвер, который уже успел себя показать, сможет хоть чем-то повредить ему, так как за все это время, пока он гнался за мной, я заметил, что его тело было покрыто скорее не хитином, а чем-то более крепким. И к слову, если бы у меня был карабин, то он тоже вряд ли чем мог помочь.

Забегая в очередной туннель, я заметил, что коконы, расположившиеся буквально-таки повсюду, тряслись, а это не означало ничего хорошего. Я попытался чуть-чуть ускорится, но внезапно у меня свело ногу, отправляя меня в свободный полет, который, к сожалению, закончился не очень мягкой посадкой о ржавые металлические шпалы. Револьвер выскочил у меня из рук и отскочил в сторону. Попытавшись подняться, я почувствовал резкую и просто невыносимую боль, которая прокатилась по всему телу и закончила свой путь в раненой ноге.

К тому времени, мой преследователь уже оказался рядом со мной, взяв меня своими холодными, как у мертвеца, руками. Из пальцев с длинными кривыми когтями он выпустил паутину, начиная закутывать меня в неё. Я пытался ударить гада задней здоровой ногой, а руками пробовал стянуть с себя паутину. Но она была намного крепче, чем паутина обычных огромных пауков, и по своей упругости она скорее была похожа на какую-то резину. Но вспомнив тот момент, когда паук поедал свою жертву, я быстро потянулся к револьверу, и, кое-как дотянувшись до него, сделал выстрел прямо в голову этому существу. Но вот только гад оказался умнее и перед тем, как я нажал на курок, быстро загородил свою голову рукой, в которую и прилетела пуля, разорвав кисть на куски и вызвав, судя по крику, просто адскую боль, которая дала мне время на то, чтобы я смог освободиться.

Пока этот антропони с паучьим телом, держась за поврежденную руку, кричал, некоторые из коконов раскрылись и оттуда хлынула целая волна маленьких, ростом по колено, детенышей, которые сразу же побежали в мою сторону, а я быстро развернулся и, стараясь игнорировать боль в ногах — пулевая рана в ноге давала о себе знать — помчался в обратную сторону, пытаясь как можно скорее убежать от стаи прожорливых маленьких тварей.


В конце-концов мне удалось оторваться от них. Они быстро упустили меня из виду, пока я заворачивал в разные туннели, последний из которых оказался тупиком, где все сплошь было покрыто плотным слоем паутины, за которым нечетко, но как-то был виден труп какого-то антропони, давно ставший лакомством для какого-то паука, который, скорее всего, уже погиб либо от моей пули, либо его загрызли его же сородичи в приступах сильного голода.

И если переходить к этой теме, то мне вдруг стало интересно, а чем же эти пауки питаются? Ведь не каждый идиот захочет спускаться в незнакомые проломы, зная о том, что хорошим это не кончится. У меня не было других предположений, кроме того, что они занимаются каннибализмом. И от мысли, что эти твари пожирают друг друга, становилось как-то не по себе и в некотором роде жутко.

Последний раз взглянув на труп, я заметил что-то у него в руке, которая успела уже разложиться, оголяя кости руки, и сразу же начал рвать паутину, дабы добраться до этого “что-то”. Как оказалось, это была такая же масляная лампа, которую я потерял, когда убегал от того монстра с паучьим телом, только вот она выглядела получше, но вот топлива в ней практически не было, что и огорчает. Но, как-никак, это стоящая находка, тем более в пещерах, где царит мрак, и не знаешь, за каким поворотом ожидает восьминогий хищник.

Я зажег лампу, повесив её на ремень, и отправился в обратную сторону, надеясь не встретить никого на пути, так как из оружия у меня остался лишь револьвер, да и он мало чем сможет помочь, если у меня закончатся патроны.

Выйдя из тупикового туннеля, я направился в другой, который имел при себе множество разных развилок, ведущих как наверх, так и вниз. Но я выбрал путь наверх. И вскоре пожалел об этом, когда пятеро огромных пауков заметили меня и направились ко мне, дабы вцепится своими огромными хелицерами, в которых, судя по всему, точно содержится яд, парализующий или убивающий за считанные секунды. Так что мне пришлось вновь убегать, но на этот раз я выбрал путь вниз, надеясь, что смогу оторваться от этих тварей и что не встречу еще таких же, так как терпеть боль в ногах становилось все сложнее и сложнее. А те, в свою очередь, были намного быстрее, чем я, и один из них буквально за несколько секунд нагнал меня, набросившись сзади, готовясь впрыснуть свой яд, если, конечно, тот у них есть. Но я не позволил ему это сделать и, быстро сбросив огромного гада с моей спины, зарядил последний патрон в барабане в его уродливую с хелицерами морду. К этому моменту его напарники были уже совсем близко, а времени на перезарядку не было, так что я просто продолжил бежать, но вскоре остановился, когда услышал какое-то чавканье и хруст хитина. Обернувшись, я увидел, как эти четверо столпились около трупа их сородича, пожирая его. Именно пожирая, а не высасывая какую-то жижицу из тела. И пока они были увлечены свой трапезой, омерзительной и жуткой во всех смыслах этого слова, я как можно быстрее побежал вперед, дабы не стать следующим.

Туннель вниз вел в самые глубины этой шахты. Топлива в моей лампе становилось все меньше и меньше, даже казалось, что вот-вот оно кончится, и огонь погаснет, оставив меня наедине с тьмой и неизвестностью. Пройдя еще немного, я начал замечать какой-то свет странного фиолетового оттенка, исходящий откуда-то издали. Когда я добрался до того места, то заметил, что источником этого света были светло-фиолетовые грибы, растущие буквально-таки повсюду. И в это время моя лампа погасла, так что эти грибы стали моим хоть и странным, но единственным источником света.

Я продолжил путь, держа револьвер, который я сразу же перезарядил, наготове. Самым странным было то, что именно в этом туннеле практически не было паутины, что наводило на меня как хорошие, так и плохие мысли, потому что я не знаю, что ожидать в конце. Вдруг там будут такие же твари, как и то существо с рогами и паучьим телом, с которыми мне не очень охотно встречаться. Да и по сути у меня нету выбора, так как идти обратно и просто всех расстрелять не получиться: один или даже двое смогут увернуться, пока я буду убивать других, и в результате я просто стану закуской, как и их двое застреленных сородичей. Шаг за шагом я начал замечать, что светящихся грибов становилось все больше и больше, пока не добрался до места, где они полностью на каждый миллиметр заполняли все. И как оказалось, я был уже близок к концу, до которого я добрался довольно быстро.

Кровь застыла в венах. Страх наполнил каждую молекулу моего тела, парализуя и не давая двинуться с места. Рука, держащая оружие, тряслась, заставляя револьвер упасть на пол, как это было с карабином. Конец туннеля представлял из себя очень просторную пещеру, где в некоторых местах были колонны, специально выдолбленные из камня, из которого состояла вся эта гребанная шахта, где не было никаких шпал и вагонеток, где не было никакой паутины. Единственное, что здесь есть, это огромная куча ржавых кирок и шлемов с фонарями на лбу, некоторые из которых были поломаны и покорежены, и... ЦЕЛАЯ СТАЯ МУТАНТОВ! Мутантов, у которых лишь некоторые изменениях в строении, как хелицеры рядом со ртом или паучьи ноги, вместо обычных понячьих. Но все же у них было одно сходство — слепые безэмоциональные глаза. Как же я хочу послать все это куда подальше, просто пойти в обратную сторону, расстрелять всех встретившихся мне на пути пауков и просто уже наконец-то выбраться из этой шахты, наплевав на воду и патроны, потраченные на убийства этих членистоногих тварей, которые у меня уже в печенках сидят.

Пока мутанты меня не заметили, я быстро спрятался за ближайшей колонной, после чего начал придумывать план дальнейших действий. Я не знаю, что от них ожидать и что они могут, но могу предположить, что они намного опаснее, чем пауки. На всякий случай проверив барабан в револьвере и убедившись, что он полон, я в мгновенье ока выскочил из-за колонны и со всех ног понесся прямо на толпу этих мутантов, бегло высматривая все в округе, пытаясь найти туннель, в который я могу забежать. И обнаружил всего лишь один, и то он находился позади существ, так что, возможно, без боя не обойтись.

Когда я приблизился к ним, я обнаружил, что те не спешили меня атаковать. Они как будто не видели и не слышали меня, продолжая занимать тем, чем и занимались раньше, то есть, ничем. И от этого у меня почему-то было очень тревожно на душе, но я не торопился поднимать оружие. Вместо этого я начал медленно идти мимо них, слыша их странные и жутковатые хрипы и щелканье, издаваемые их хелицерами. И глядя на каждого из них, на их слепые глаза, в которых можно было увидеть какую-то сильную боль, сильную тоску, мне показалось, что всеми этими звуками и их глазами, они кричали, молили о помощи.

Преодолев всех мутантов и оказавшись у них позади, я смог вздохнуть полной грудью и направиться в туннель, который вел куда-то наверх. Но стоило мне лишь слегка пнуть небольшой камушек, попавшийся мне под ноги, как стая существ резко обернулась в мою сторону, и на этот раз в их взгляде уже читалась не боль и тоска, а нечто свирепое, животное. Они голодны. “Жизнь, почему именно мне ты преподносишь такое дерьмо?”.

Сделав три выстрела и потратив половину своего барабана, я прикончил некоторых мутантов, которые решили выделиться и напасть первыми, после чего мигом помчался в туннель, а вслед за мной погнались и мутанты. Некоторые из них были намного быстрее своих собратьев и успевали догонять меня, а я в свою очередь пробивал таким голову. Затем решили выделиться еще несколько существ, выпустив паутину из своих уродливых ртов, в которых насчитывалось более шестидесяти зубов, расположенных в несколько рядов, прямо в меня, промахиваясь. Но все же одна из этих тварей все-таки попала, окутав меня в крепкую белую и липкую хватку, получая шанс догнать меня и наконец утолить свой голод. Но вот только, как я уже и говорил, стать чье-то закуской я не очень хотел и быстро разорвал паутину, продолжив мчаться по туннелю, который постепенно начал темнеть, так как светящиеся грибы начали встречаться все реже и меньше, пока все не погрузилось в сплошной мрак. Слава Луне, за все время, проведенное здесь, мои глаза привыкли к темноте, и я могу более-менее видеть в темноте. А насчет гнавшихся за мной существ я не был уверен. Если они не имеют способности видеть в темноте, то это мне на руку, так как я смогу убежать. Но, слыша щелканье их хелицер и страдающий хрип, мне кажется, что они все же видят в темноте, но это волновало меня меньше всего. Сейчас главная задача — бежать! И как можно быстрее.

Наконец добравшись до конца туннеля, где было более-менее светло, что и являлось в некотором роде очень странным, я лицезрел точную копию самой первой пещеры, где мне и повстречались мне в первый раз эти огромные членистоногие твари: прогнившие насквозь подпорки, проржавевшие вагонетки, некоторые из которых не имели даже колес, и каким-то образом погнутые шпалы. Как только я выбежал на середину этой пещеры, вслед за мной выбежали и гнавшиеся за мной мутанты, к которым вскоре присоединились и пауки, выбравшиеся откуда-то из туннеля.

В итоге, я окружен тварями этой гребанной шахты. И у меня не было других вариантов, кроме лишь как просто отстреливаться, пока у меня окончательно не закончатся патроны. Мигом спрятавшись за одной из вагонеток, расположившейся где-то у стены, я открыл огонь по всем, кто пытался откусить от меня кусочек, разнося кому голову, кому подобие головы. Некоторые даже решили напасть сверху, но вот только у них это не вышло, так как я быстро сделал в них несколько дырок, отправив тех на тот свет. И это могло бы продолжать вечно, но вот только я заметил, что патронов стало мало. Зарядив последние шесть пуль в барабан и передернув затвор, я приготовился к очередной атаке, которая закончится для меня скорее всего смертью. Но похоже, что у существ и членистоногих тварей были совсем другие планы: они застыли на месте, как парализованные, а после начали разбегаться в разные стороны.

Я сначала не понял, в чем же дело, пока не почувствовал странную тряску, вызвавшую у меня не очень хорошие предположения. Когда в пещере никого не осталось, кроме меня, я вышел из-за своего укрытия и уже думал последовать примеру моих врагов, как вдруг из туннеля, ведущего куда-то наверх, хлынула вода, которая в скором времени превратилась в настоящий потоп. Оказавшись в мощной волне, сносящей все на своем пути, я пытался оставаться на поверхности, дабы не захлебнуться. Получая множество ушибов и ударов о сталактиты на потолке туннеля, я начал чувствовать, что больше не могу держаться в сознании. Вскоре волна выкинула меня в огромный водоворот, где я сильно ударился головой о дно, потеряв сознание.


Удар... Вокруг прекрасные целые стены с красивыми обоями, на которых были изображены разные узоры и цветы. Из окна светило солнце, пробираясь своими теплыми ласкающими лучами ко мне, светя в глаза. За окном росли разнообразные растения и деревья, а звонкие, ласкающие уши песни птиц разливались по всей комнате, где я находился... Еще один удар... В комнату кто-то вошел. Кобылка антропони. У нее красивая грива. Но почему я не вижу ее лица?... И вновь удар, а за ним еще один... К ней вскоре присоединился еще кто-то. Жеребец, судя по крепкому телосложению. И его лицо я тоже не вижу. Но почему я не вижу их лиц? Почему?!... Удары становились все чаще... Небеса потемнели, заслонив собой солнце. Что-то беловато-серое приближается... Удары превратились в определенный и, в некотором роде, стабильный ритм, который становился все быстрее... Я вижу, как они мучаются. Слышу, как они кричат в агонии. Но я ничего не чувствую... Ритм ударов ускорился в несколько раз, напоминая собой выстрелы из пулемета... Я начал чувствовать. Эта невыносимая боль в руке, которую невозможно терпеть. Я больше ничего не могу, кроме как плакать. Плакать от своей беспомощности, слабости... Ритм ускорился до невозможной скорости... Я вижу руины: мир пал, многие погибли. Ко мне подходит кто-то. Не могу разглядеть. Нет, могу. Это... это мои приемные родители...

Я резко пришел в себя. Голова безумно болела, как и все тело, включая и мою простреленную ногу, которая, к слову, болела не так сильно, как раньше, что очень радовало. Пытаясь подняться на ноги, меня резко скрутило и, встав на колени, я принялся очищать свои лёгкие от воды, которой успел нахлебаться, пока был без сознания. Неприятный процесс, конечно, но мне полегчало.

Встав на ноги, я принялся осматриваться, дабы узнать где я и не угрожает ли мне опасность. К моему сожалению, я до сих пор был в шахте, только вот стены вокруг выглядели... иначе. Они имели необычный блеск, как будто они были покрыты какой-то слизью. Ну, или, по крайней мере, чьей-либо слюной. Осмотревшись вокруг, я обнаружил какой-то странный туннель, по сторонам которого росли разные сталактиты... или сталагмиты — я особо не разбираюсь, как называются эти “пещерные сосульки”. Слева от самого туннеля я обнаружил какую-то бочку. “Бочка? А она-то что здесь делает?” Собираясь подойти к ней, я упал, так как мои ноги не хотели слушаться меня, как будто они были парализованы. И это меня не на шутку встревожило. Я тут же начал попытки хоть как-нибудь пошевелить ногами и спустя пару минут мне удалось расшевелить их, вздохнув с облегчением. Встав на ноги, я медленно и не спеша направился к этой бочке, завладевшей моим любопытством. Эта была обычная деревянная бочка, внутри которой находился уголь. Ничего интересного и полезного. Отойдя от нее, я достал из кобуры свой револьвер и, проверив барабан на наличие патронов, направился в туннель, стараясь не торопиться, дабы, не дай Луна, напороться на пещерную сосульку.

Сам туннель практически ничем не отличается от других, кроме лишь острыми выростами на стенах и отсутствием паутины, что показалось мне очень странным. Медленно и аккуратно пробираясь через каменные подобия сосулек, я невольно задумался над своим сном. Скорее всего, это были давным-давно забытые воспоминания, засевшие глубоко в разуме, ожидая своего времени, когда им надо напомнить, кто я есть. Я — единственный, кто смог пережить этот гребанный апокалипсис, получив лишь какой-то гребанный ожог. И за это я себя ненавижу. Мир, мои настоящие родители, невинные жители — все это кануло под волной пара бомбы. Почему именно я? Почему никто другой, а именно я? На эти вопросы я вряд ли получу ответы, ибо никто не сможет мне на них ответить, даже Богини, живущие где-то в раю. Но все же, меня мучает еще один вопрос. Почему именно сейчас эти воспоминания вернулись ко мне? Решили напомнить о том случае, о той безумной боли, разъедавшую руку насквозь? Наверно, ведь мозг не может мне ответить. А иногда так хочется получить ответы на все вопросы.

Преодолев туннель, под конец которого исчезали эти сосульки, я вышел в небольшую пещеру, посреди которой расположилось нехилое устройство, имевшее множество всяких проводов и одну огромную трубу, тянувшаяся куда-то вниз в огромную пропасть, диаметр которой не превышал пяти метров. Я решил взглянуть, куда же ведет эта пропасть и, подойдя поближе к ней и заглянув внутрь, ничего не увидел, кроме воды. Получается, это устройство — насос. Отойдя от пропасти, я продолжил осматривать пещеру и случайно обнаружил целую кучу канистр, лежавших где-то в углу, некоторые из которых были с огромными дырами в днище, а некоторые насквозь проржавели, что и наводит на мысли, что в них бесполезно таскать воду — развалятся ещё. Но некоторые из них были довольно в приличном состоянии, хоть и в некоторых местах была ржавчина. И тут резко в голове начала складываться картина того, что этот насос может помочь мне с водой, которая мне как раз необходима. Только вот как запустить эту штуку? И работает ли она вообще?

Слегка опустив голову, я обнаружил, что некоторые провода тянулись в другой туннель, от вида которого мне сразу же стало жутко: его стены были покрыты кровью и чем-то липким. И судя по тому, что несколько багровых капель еще продолжали скатываться по поверхности стены, кровь была свежей, а это означает, что в конце этого туннеля меня вряд ли ждёт что-то хорошее. А у меня вообще есть выбор? Как бы то ни было, мне придется туда пойти, несмотря на то, что я опять могу попасть в неприятности. Крепко сжав револьвер в руке и нервно сглотнув, я с некой дрожью направился прямо в туннель, морально готовясь встретить кого-то похуже, чем мутанты и пауки. Кого-то похожего на то существо с огромными рогами, паучьим телом и ногами.

Туннель оказался намного длиннее, чем я думал. И чем дальше я заходил, тем больше крови встречал, а вскоре к ним начали присоединятся еще и потроха с ошметками, принадлежавшие как пони, так и грифонам, так как среди все этой мерзкой кучи виднелись большие птичьи ноги, а так же перья, которые безусловно принадлежат пернато-львиным существам. И с каждым шагом мне становилось всё более и более жутко, а мысль вернуться обратно и каким-нибудь другим способом добыть воду из той пропасти не прекращала терзать меня. Но раз я решил идти сюда, то придется идти, несмотря ни на что.

Добравшись до конца, я обнаружил целую гору трупов, некоторые из которых уже сгнили, некоторые превратились в кучу костей, на которых еще были лишь маленькие частички их плоти, а некоторые еще были свежими. Преодолевая омерзение и чувство тошноты, я принялся расчищать себе проход в туннель. Как только я притронулся к одному из мертвых, холодных и отвратительно мягких тел, кровь сразу же окрасила мои руки в бардовый цвет, мой желудок скрутило, и через несколько секунд меня вырвало прямо рядом с ошметками бедных пони и грифонов. После того, как желудок был освобожден, у меня возникло чувство голода, утолить которое у меня просто-напросто не было времени. Да и место как бы не подходило для того, чтобы просто сесть и начать есть, глядя на весь этот кошмар, царящий здесь. Осторожно разгребая трупы, я то и дело находил у них разные предметы, вроде патронов или всяких других полезных мелочей.

И вот за этой мёртвой горой показался проход, из которого лился слабый свет. Убрав ещё пару тел, я с трудом пролез в этот туннель... чтобы обнаружить, что никакого туннеля нет. Я оказался в круглой пещере, обрывистые стены которой возвышались на несколько метров вверх, а пролом в потолке, на краю которого угрожающе балансировала машина, пропускал первые лучи утреннего солнца. Утро… я и вправду пробыл здесь так долго? За всеми этими погонями и потерями сознания я совсем потерял счёт времени. И тут я заметил те самые провода от насоса, которые уходили по стене высоко вверх и исчезали в пещере почти на самом верху шахты. И мне надо туда…

— Ох, да ладно! — обречённо воскликнул я, смотря вверх. И как только шахтёры попадали туда? Здесь нет ни лестницы, ни подъёмника… Мой взгляд остановился на куче ржавого металла у стены, которая, по видимому, когда-то была подъёмником. Вздохнув, я начал думать, как туда забраться...


— Это ОЧЕНЬ плохая идея, — заключил я, болтаясь на проводе примерно на середине пути от дна шахты до пещеры, куда уходили провода. Ещё раз проверив ремень, который выполнял роль страховки, я принялся медленно карабкаться вверх. Благо, что толстый кабель оказался достаточно прочным, чтобы выдержать мой вес. И так медленно, шаг за шагом, метр за метром, я продвигался вверх. Вот уже я был на самом верху и потянулся к краю, чтобы ухватиться за него. И именно в этот момент кусок камня под моей ногой откололся и я сорвался. Но падение длилось не долго. Как и было задумано на такой случай, ремень затянулся на проводе и я повис примерно в двух метрах от края пещеры.

Переведя дух, я попытался дотянуться до ближайшего выступа. Но тут сверху послышался хруст и на меня посыпалась каменная крошка. Взглянув вверх, я обомлел: машина, балансировавшая на краю, начала крениться вниз, а асфальт под ней трескался и крошился. Я быстро схватился за ближайший выступ и начал бешено карабкаться вверх. Машина всё кренилась и кренилась, а под моими ногами предательски отламывались и крошились куски камня, то и дело заставляя меня соскальзывать. И тут с громким лязгом машина начала соскальзывать с асфальта. Меня охватила паника, и я начал бешено мельтешить руками по стене, стараясь найти хоть малейший выступ. Тень машины накрыла меня и я крепко схватил канат, на котором висел и сжал зубы, ожидая неминуемого удара. Скрежет всё приближался и приближался, на меня сыпались мелкие камни, а я жмурился всё сильнее.

И вдруг раздался удар. Но не по мне. И не подо мной. Я посмотрел вверх и увидел, что машина соскользнула с края, но, пролетев примерно метр, застряла. С минуту я смотрел на огромную махину надо мной, а затем судорожно начал карабкаться до выступа. Забравшись, я отцепил ремень от троса и посмотрел вниз. От сюда высота казалась ещё больше. Глубоко вздохнув, я повернулся в сторону, куда уходили провода. Они тянулись по полу вглубь тёмной пещеры с всё теми же кровавыми следами. Я нехотя двинулся вперёд. Ещё одна тёмная окровавленная пещера. Жуть. Радовало только одно — никакой паутины. Но, несмотря на это, желания идти по этому туннелю как-то не прибавлялось. Я надеялся и молился Богиням, чтобы больше не было ничего похожего на того монстра с крепким хитином и половиной тела антропони. Мне пока его хватило.

Пробираясь через кровавый туннель, где изредка на пути мне то и дело попадались внутренности то пони, то каких-то других существ, я кое-как пытался сдержать рвотные позывы, так как вид кишок вне живота выглядел не очень приятно. И, несмотря даже на это, я все же продолжал идти дальше, натыкаясь то на разорванную печень, то на слегка прожеванные, покрытые слюнями ошметки, от вида которых сдерживать рвоту становилось все сложнее и сложнее, несмотря на то, что меня уже нечем было рвать. Как только я об этом подумал, так сразу дикое чувство голода усилилось, сопровождаясь к тому же слабой, но все же не приятной болью в животе. Вдруг за моей спиной гулко застучал камень и я резко повернулся назад. Никого не было. Я почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

— Эй? Тут кто-нибудь есть? — спросил я в темноту. Ответом была тишина. Да что не так с этим местом? Развернувшись, я быстрым шагом пошёл дальше. И пока я шёл, то и дело слышал какие-то быстрые тихие шаги и стук маленьких камней, перекатывающихся по полу. Я ускорил шаг, но это не помогло. Было чувство, что кто-то прямо за моей спиной. Я боялся повернуться. Просто не мог это сделать. Впереди показалась развилка. Куда же мне идти теперь? Времени думать нет. Провода шли налево. Идти за проводами, не сворачивать. И вдруг я споткнулся об камень и кубарем пролетел пару метров.

После падения, не обращая внимания на боль в ноге, я быстро вскочил и выхватил пистолет. Я оказался в просторной и тёмной пещере. Слабый свет лампы освещал лишь маленькую часть от всего пространства. Вокруг была тишина. И тут сбоку от меня что-то громыхнуло. Дрожа, я направил пистолет в ту сторону. Вдруг кто-то пронёсся сзади меня. И когда я повернулся туда, то кто-то опять пробежал сбоку от меня. И так произошло ещё раз. А затем ещё раз. И ещё. Я чувствовал как нарастает паника. Сердце бешено колотилось в груди. И когда в очередной раз кто-то пронёсся рядом со мной, я не выдержал и, закричав, выстрелил в ту сторону. Повисла тишина. Револьвер трясся в моих руках и я никак не мог двинуться. Вдруг я почувствовал, что кто-то стоит прямо за моей спиной. Всё внутри меня как-будто провалилось.

Я резко повернулся назад….но никого не было. Всё затихло. Я простоял так с пол минуты, но ничего не произошло. Может это всё игра моего воображения? После такого денька могло и не такое привидится. Облегчённо вздохнув, я повернулся назад, чтобы дальше идти по проводам. И уткнулся прямо в серую гнилую морду антропони. Его серые глаза смотрели прямо на меня и, разинув пасть под неестественным углом и продемонстрировав свои острые жёлтые зубы, издал рык. Я заорал во всю глотку и рванул в обратную сторону.

Но стоило мне пробежать с десяток метров, как мне в спину что-то влетело и я рухнул на пол. По ощущениям, это был камень. Я попытался подняться, но резкая боль в спине не позволила мне быстро это сделать, так как тот монстр быстро схватил меня, прижав к стене. Скалясь, он свирепо смотрел на меня, а из его пасти жутко воняло. Рукой я нащупал камень и взял его. Раскрыв свою пасть, антропони рванулся к моему горлу, но я со всего размаха запихнул ему в пасть булыжник, ломая при этом ему пару зубов. Отпустив меня и приглушённо заорав, монстр начал доставать камень. Воспользовавшись моментом, я рванулся в сторону, куда уходили провода.

Пробежав с три десятка метров, я увидел, что они шли в ещё один туннель. Вбежав в него, я услышал громогласный рык далеко за моей спиной, и рванул изо всех сил, игнорируя боль в ноге и спине. Проход вывел меня в какую-то комнату с генератором. Само существование этого генератора было удивительно — ведь нигде в шахте не было электрического освещения. Подбежав к нему, я бегло его осмотрел: он был ржавый, немного побитый, но, кажется, был ещё рабочим. Оглядевшись, я заметил рубильник, который был на положении “выкл”. Я подбежал и схватил его, уже готовясь опустить на положение “вкл”, но вдруг остановился. “А что если он неисправен и меня может убить током? Если он взорвётся? Они ведь могут взрываться?” Тут я услышал ещё один рык и в пещере, откуда я пришёл, послышались отдалённые шаги. Я со всей дури дёрнул рычаг и генератор резко загудел. “Сработало!” Но моя радость длилась не долго. Шаги стали и рычание становились всё громче.

Я начал быстро искать, куда можно спрятаться. Пространство пещеры было совершенно открыто, нигде нельзя было спрятаться. Но тут я заметил, что между генератором и стеной за ним есть пространство достаточное, чтобы туда можно было спрятаться. Забежав туда и приглушив свет лампы, я затих. Тут в комнату ворвался серый антропони, тяжело дыша и свирепо осматривая комнату, из его рта немного текла кровь. Он начал медленно идти к генератору, а я боялся лишний раз вздохнуть.

Остановившись у самого генератора, он немного постоял, а затем начал медленно его обходить. Я начал обходить генератор, уходя от него. Но тут я пнул камень и он звонко покатился по полу. Всё затихло. Я посмотрел в ту сторону, куда пошёл монстр, но никого не увидел. Затем я повернулся в другую сторону, чтобы посмотреть, есть ли он там, но опять уткнулся ему прямо в морду. Не дожидаясь, пока он снова рявкнет, я обогнул генератор и рванул в сторону, откуда пришёл. Пробежав пещеру и туннель, я оказался в той громадной шахте, где с разлома свисала машина. Теперь самое сложное — спуск вниз. Позади меня снова прогремел рык, и я, не думая, снова прицепил ремень к проводу в качестве импровизированной страховки. Стоило мне спуститься на десяток метров, как тот антропони оказался на самом краю обрыва и, схватив провод, начал спускаться за мной.

Когда до земли оставалось не более пяти метров, я отцепил ремень и спрыгнул вниз, совсем забыв про больную ногу, которая дала о себе знать при приземлении. Боль прошлась по всему телу и я закричал, упав на землю. А тем временем мой преследователь был уже совсем близко. Я начал ползти в сторону того туннеля, который выводил к насосу. Позади меня раздался удар и, обернувшись, я увидел, что антропони уже стоял в десятке метров от меня. Я в панике начал ползти назад, не отворачиваясь от гада, а он уже изготовился, чтобы рвануться ко мне. Но тут наверху раздался лязг и мы оба посмотрели на съезжающую вниз машину. И в какой-то момент она сорвалась, а через секунду она рухнула прямо на стоящего передо мной монстра. Я так и лежал там пару минут, ошеломлённо глядя на машину и вытекающую из-под неё лужу крови. Я думал, что бы было, если бы эта штука свалилась не сейчас, а тогда, когда я карабкался по стене или просто стоял около стены.

Помотав головой, я прогнал эти мысли и, медленно поднявшись, захромал в туннель, забитый трупами. Слава Богиням, что больше ничего не произошло, и я спокойно дошёл до насоса и, наскоро осмотрев его и убедившись, что он вполне рабочий, включил его. Набрав в канистру воды и попробовав её, я убедился, что она пригодна для питья. Кое-как положив её в сумку, я двинулся в первый подвернувшийся туннель.


Вскоре моя спокойная прогулка закончилась. А произошло это тогда, когда в туннеле снова начала появляться паутина. Вскоре этот туннель закончился, выведя меня в небольшую пещерку, в которой не было никого, кроме паутины и пары мёртвых пауков. “Опять пауки… Не к добру это.” Вдруг я услышал какой-то шум. Тихонько пробежав до большого камня, я выглянул из-за него, и то, что мне открылось, было мерзко. Тот самый антропони с паучьим телом что-то жрал. Не ел, а именно жрал. Приглядевшись, я увидел, что это что-то был мёртвый паук. С громким чавканьем он пожирал его, и из его рта текли слюни и то, что было в пауке. Но больше всего меня поразило, что отстреленная рука вдруг начала медленно регенерировать, а хитин как-будто начал укрепляться.

От этого зрелища мне стало не по себе и я начал медленно отступать назад. Но вдруг под ногу мне подвернулся камень и громким стуком покатился по полу. В который раз. Монстр резко повернулся и посмотрел прямо на меня. И тут я понял, что ненавижу камни. Пауко-пони резко рванул ко мне, да так быстро, что я не успел ничего поделать. Резко схватив за шею, он поднял меня над землёй и со всего размаха швырнул в стену. Удар выбил мне воздух из лёгких, а в груди что-то звонко хрустнуло. Превозмогая боль, я не стал ждать, пока монстр снова швырнёт меня куда-нибудь, и побежал в ближайший туннель. Полётов сегодня с меня достаточно.

Я, спотыкаясь на выросты в полу, мчался со всех ног по туннелям, заворачивая в которые я абсолютно не задумывался над тем, куда они могут меня привести. Резкая колющая боль из-за нескольких переломанных ребер распространялась по всей груди, не давая нормально дышать, не говоря уже про бег. Но все же, задерживая дыхание и терпя неописуемую боль, я бежал, так как у меня была такая возможность. В свою очередь, паукообразное существо с телом антропони и длинными рогами продолжало преследовать меня, пользуясь моим наихудшим положением и нагоняя за считанные секунды. Но я успевал заворачивать в другой туннель до того, как оно почти ловило меня, тем самым давая себе, конечно, немного, но все же времени. И в данный момент каждая секунда у меня на вес золота. Ведь, если я потеряю хоть одну секунду, мне точно несдобровать. Особенно после того, как я уже отстрелил этой твари руку, которая потом была благополучно восстановлена, пощады мне не стоит ждать.

Вскоре боль в груди усилилась и я начал чувствовать привкус крови у себя во рту и горле. Это не хорошо. А самое главное — не вовремя. Я быстро начал перебирать варианты, которых, к сожалению, было очень мало, среди которых был и “Расстрелять его к чертовой матери”. Но он, как бы это не было грустно, малоэффективен, потому что пули теперь вряд ли пробьют его укрепленный с помощью поедания пауков хитин. Конечно, был и вариант просто продолжить убегать от ужасного преследователя, но боюсь, что я не смогу бежать слишком долго и скорее всего просто упаду без сознания. И тогда уж точно мне наступит конец. Но и других вариантов, которые мне бы показались более логичных и эффективными, к сожалению, не было. Так что мне придется продолжить бежать, стараясь игнорировать жуткую и становящуюся с каждой секундой всё более и более невыносимой болью в груди, сопровождаемую привкусом крови во рту.

Продолжая свою тактику бега, я вскоре наткнулся на огромную пещеру, которая по сути оказалась огромной развилкой с более чем десятью туннелями, некоторые из которых были заблокированы слоем паутины, а некоторые заляпаны следами крови. Лишь пару путей были более менее “чистыми”, но это еще не значит, что они будут безопасными. “А у тебя есть выбор?” — прозвучал голос разума в моей голове. И он, оказывается, прав — выбора у меня нет. Пока это длиннорогое отвратительное существо с паучьим телом и ногами не нагнало меня, я мигом рванул в один из этих “чистых” туннелей, постепенно наращивая скорость, которая отражалась по мне резкой болью в груди. Но это того стоит.

В конце-концов, я добрался до просторной пещеры с массивными, но гнилыми деревянными столбами, поддерживающими потолок, и рельсами, расположенными всего лишь в некоторых местах и полностью покореженных и заржавевших от начала до конца, где, к счастью, не было ни пауков, ни мутантов, которые мне и так изрядно подгадили жизнь за сегодня. Схватившись за грудь от резко нахлынувшей боли в районе ребер, я присел у стены и, открыв свою сумку, начал рыскать в ней в поисках обезболивающего, которое могло бы хоть на немного затупить боль.

Внезапно кровь подступила к горлу, после чего меня ею и вырвало прямо на пол, оставив на нем большое багровое пятно. И после этого боль не просто усилилась, а достигла того предела, когда терпеть уже нельзя, когда уже чувствуешь, как голова начинает кружиться и уже начинаешь терять сознание. Это и стало главным ультиматумом для того, чтобы ускорить поиск нужных медикаментов. В итоге, я нашел этот проклятый шприц, который сразу же себе вколол в руку, после чего начал терпеливо ждать, пока эффект обезболивающего подействует. И через минуту по всему телу прошлась какая-то слабина, а после наступило и облегчение, так как боль затупилась, но дышать все равно было трудновато.

Встав на ноги, я начал размышлять над дальнейшим планом действий. По сути, у меня уже есть вода, а это значит, что делать мне здесь нечего. Да и что-нибудь еще мне вряд ли нужно, кроме лишь патронов и, наверно, дополнительного оружия. Осмотрев пещеру на наличие других туннелей, из которых сюда могли прибыть пауки, мутанты или же сам монстр, которому я бы дал кличку “Дьявол” за его длинные рога на голове и... ужасающий вид. Как оказалось, эта пещера имеет всего лишь два туннеля: один привел меня сюда, а другой вел куда-то наверх. Но самое главное в этом туннеле было то, что в нем не было ни паутины, ни следов крови, ни даже трупов. Я на всякий случай достал револьвер из своей кобуры и направился прямиком в туннель, прислушиваясь к каждому шороху.

Как бы это не было странно, но все было тихо. Настолько тихо, что я даже слышу своё сердцебиение и дрожащее дыхание, ну и, конечно, цокот собственных копыт. Я как можно крепче сжал револьвер, положив палец на курок, и продолжил свой путь, готовясь к неожиданной встрече.

Дойдя до конца, я обнаружил, что этот туннель вел в какую-то маленькую пещеру, где посередине стоял небольшой стол, на котором лежали какие-то пожелтевшие бумаги и две взрывчатки в виде четырех небольших шашек динамита, обернутых в большой и толстый корпус кольцевидной формы, на котором располагались какие-то антенны, предназначенные, судя по всему, для активации этой взрывчатки с помощью какого-либо дистанционного устройства. Но только вот самого этого устройства на столе не было, но я все равно положил очень ценную находку к себе в сумку, придумав, для чего я ее использую. Позади стола стоял шкаф с такими же бумагами, но только уже находящиеся в специальных толстых папках, которые, в свою очередь, полностью заполняли этот шкаф. “Хм, а зачем здесь столько бумаг?” Справа от всего этого находился еще один туннель, только вот он был огорожен крепкой деревянной дверью, которая за все эти годы не утратила своей стойкости. Подойдя к столу и взяв какую-то бумажку, я заметил, что это была вырезка из очень-очень старой газеты, так как она уже была настолько пожелтевшей, что текст стал просто не читабелен. Но все же я смог прочитать содержимое этой вырезки, где говорилось о том, что двадцать восьмого июля какого-то года — к сожалению, год нельзя было прочитать из-за желтизны — компания “Стоунс энд Орс” открывает, судя по всему, эту шахту.

После этого я взял еще одну вырезку, и на этот раз в ней говорится, что более пятидесяти шахтеров погибли из-за потопа, а около пяти исчезли без следа. Шахта была закрыта на некоторое время. Продолжая осматривать разные вырезки и некоторые документы, некоторые из которых, честно говоря, тяжело было прочесть, я все же узнал почти полную историю этой шахты. Как оказалось, после того инцидента и закрытия шахты, некоторые жители пропадали без вести, а в некоторых домах похищенных пони была обнаружена кровь. Остальные три вырезки говорили лишь о жертвах и прочих бедствий в городе. Но вот я наткнулся на последнюю вырезку, где уже говорилось о том, что шахту заселили пауки и главой среди них был мутант, который, судя по описанию, был похож был на того же “Дьявола”. И вскоре я наткнулся на то, что многие прозвали его точно так же, как и я. “Какое совпадение!” — прозвучал у меня в голове ироничный голос разума.

Закончив вычитывать эти клочки из газет, я направился к двери, даже не заглядывая в бумаги, находящиеся в шкафу, так как знаю, что, скорее всего, там написано то, что мне не очень понадобиться. Открыв дверь, я обнаружил, что этот туннель в некоторых местах был покрыт паутиной, что не предвещало ничего хорошего. Но как бы то ни было, выбора у меня нет. “А он у тебя когда-нибудь был?” — спросил меня мой же собственный голос разума. Святая Селестия, со мной уже разговаривает мой же разум! Такими темпами я скоро окончательно сойду с ума и стану похож на тех мерзких рейдеров, для которых страдание других — высшая мера наслаждения. Крепко сжав в руке револьвер, я, закрыв дверь, направился вперед по туннелю, надеясь, что весь этот кошмар скоро закончится.


И как всегда мои надежды пали прахом, когда на пути я встретил троих пауков, которые, каким-то боком почуяв меня, направились ко мне на встречу. Но на этот раз они напали как-то необычно. Даже можно сказать “организовано”. Один из них пустил в меня паутину, сковав мои ноги и лишив возможности двигаться, а другие одновременно напали на меня: один сиганул сверху, другой решил напасть снизу, тем самым озадачив меня, в кого же сперва нужно стрелять. В конце-концов, я сделал большую дыру в роже паука, напавшего сверху, а другой же опрокинул меня, приковав к каменному полу, готовясь вцепится в меня своими мерзкими хелицерами. Но я ему этого не позволил сделать: с трудом скинув его с себя, я, не вставая, зарядил в него пару пуль, первая из которых попала ему в ногу, оторвав к чертям собачьим, а вторая прикончила, попав где-то чуть выше глаз. Остался еще один, но тот, в свою очередь, решил отступить. Я лишь сопроводил его взглядом, а после, зарядив в револьвер недостающие патроны, направился дальше, готовясь к тому, что в конце меня может встретить целая стая этих тварей.

Пройдя до конца туннеля, я оказался в той самой круглой пещере, откуда и началось мое проклятое путешествие по глубинам этой шахты, где на этот раз были абсолютно все: и пауки, поедающие друг друга в приступах голода, и мутанты, стоящие с теми же слепыми глазами, в которых отражалась боль и... голод, и, конечно же, Дьявол, который быстро заметил меня и рванул со всех ног ко мне. Я последовал его же примеру, только вот я мчался не на него, а именно к тому месту, откуда проникали лучи дневного света. И как только я помчался к выходу, так сразу за мной погнались остальные отродья, которые на этот раз будут преследовать свою жертву до конца. Каннибализм им уже надоел.

Лавируя между мутантами и пауками, нападающими на меня со всех сторон, я старался прорваться через них, не тратя ни патронов, ни времени. Последнее терять сейчас мне вообще не нельзя, потому что от этого уже зависит, стану ли я обедом огромной рогатой махины или все же проживу этот день и забудут про него, как страшный сон. В конце-концов, я смог добраться до выхода, который представлял из себя широкий туннель, в конце которого было видно слепящее солнце. Вслед за мной уже гнался Дьявол, разносящий всю эту толпу существ в разные стороны, словно какой-то таран, что и вынудило меня поскорее покинуть это место и заодно выполнить задуманный план.

Достав из сумки взрывчатку и выбежав из туннеля прямо в объятия теплого солнца, которое быстро начало согревать мое замерзшее тело, я быстро кинул их по обе стороны входа в шахту и, отбежав на достаточное расстояние, выстрелил прямо в один из них. И сейчас вопрос времени: сможет ли Дьявол выбежать из шахты до того, как взрывчатка полностью завалит вход, или все же не сможет. И как только тот уже оказался почти у выхода, прогремел мощный взрыв, прошедший по всей округе и, наверно, дошедший до самого Райвенхуда. Множество огромных камней и булыжников заблокировали вход в шахту, при этом убив самого Дьявола, так как под этой грудой была видна рука этой огромной твари. Теперь я могу с облегчением вздохнуть.


Вот и все. Мой долгий кошмар, наконец, окончился. После такого я вряд ли теперь смогу заходить в какие-либо пещеры или шахты, если даже там будет супер-пупер оружие или дохрена битсов. Но хотя бы я теперь вновь на свободе, в объятиях солнечных лучей, до сих пор греющих мое до костей замерзшее тело. Я достал из сумки вполне аппетитное яблоко и без раздумий откусил огромный кусок, медленно и не спеша смакуя приятный и сладкий вкус. Как только яблоко было съедено, я выбросил куда-то в сторону огрызок и начал рыскать в своей сумке еще что-нибудь съестное. Как раз под руку попалось печенье, найденное в больнице, которое я вновь попытался разломать, но все равно попытки были тщетными, поэтому мне нечего было делать, кроме как выбросить его. После этого я продолжил поиски провианта, пока не нашел какую-то палку с одним острым концом, на которой находились какие-то мясные прожаренные кусочки мяса. Только вот мне стало вдруг любопытно: чье это мясо? Но, вновь взглянув на мясные кусочки, я отбросил вопросы в стороны и принялся за трапезу. Мясо было мягким и, в некотором роде, тающим во рту, только вот в нем был один маленький минус: оно было холодным. Но, как бы то ни было, я полностью утолил весь голод, а после, выпив немного воды, утолил еще и жажду. И теперь можно со спокойной душой возвращаться назад к машине.

Покидая этот чудный, удивительный и, в некотором роде, ужасный город, я окинул его последним прощальным взглядом. Вряд ли я сюда вернусь, да и приключения, которые я нашел здесь на свою задницу, точно не забуду до конца своих дней.

Спустя десять минут я уже был рядом с тем местом, где я спрятал свою машину от посторонних глаз, но, взглянув на нее, я заметил, что в ней уже сидел какой-то антропони в кожаной броне, порванной и потертой в некоторых местах, слегка укрепленной стальными пластинами. Где-то сбоку виднелся кожаный патронташ и другие вещи, которые могут понадобиться любому, кто путешествует по этому жестокому миру, полного уродливых и злых тварей, таких как Дьявол или... Купперхув. За его спиной на ремне висела винтовка, деревянный корпус которой слегка выцвел и потрескался, а спусковой механизм заржавел настолько, что я даже понятию не имею, как он еще из нее стреляет. И стреляет ли вообще. Сам же антропони выглядел каким-то потрепанным и истощенным, как будто он не ел и не пил несколько дней и вот-вот упадет в обморок. Но как бы то ни было, это не оправдывает его в том, что он прямо сейчас сидит в моей Пиранье и пытается ее угнать. Слава Богиням, что в баке нет вообще ни капли воды. Иначе не видел бы я свою машину. Тяжело вздохнув, я подошел к нему поближе, после чего уныло произнёс: — Парень, пожалуйста, можешь вылезти из моей машины.

Он быстро поднял на меня своей хмурый и усталый взгляд, в котором можно было увидеть то, что он много чего повидал и много чего пережил. То же самое говорил и его возраст, так как у него уже была небольшая борода, а в некоторых местах проступали заметные морщины. Сильнее нахмурившись, он проговорил: — Не вылезу! Как ты докажешь, что это твоя тачка? Хотя, если ты даже докажешь, я все равно не вылезу, так как это жестокий мир, парень. Здесь нет места всяким сюси-мюси, и твое “пожалуйста” здесь ничего не значит.

Несмотря на то, что его слова меня вывели из себя, я все равно почувствовал некое уважение к нему, так как все сказанное им является чистой правдой. И моя вежливость здесь ничего не будет значит. Но это уважение не смогло утихомирить мой пыл гнева, так что я быстро вытащил из кобуры револьвер и, нацелившись прямо на него, сказал: — Парень, у меня был очень сложный день. Возможно сложнее, чем у тебя. И все, что я пережил, не идет в никакое сравнение с тем, что ты пережил несколько часов или дней назад. Так что будь, пожалуйста, паинькой и свали из моей машины, пока в твоей голове не появилось пару лишних дырок! И поверь мне на слово, я даже не дрогну, — увидев у меня в руке оружие, он нервно задрожал и медленно и не спеша начал вылазить из машины, нервно сглотнув, когда я прислонил палец к курку. — И скинь свое оружие. Не хочу, чтобы у меня в спине оказалась ненужное мне отверстие, — после этого он, продолжая нервно дрожать, снял с плеча старую винтовку и кинул ее мне под ноги.

Я быстро поднял ее и, повесив на свое плечо, принялся доставать из своей сумки канистру с водой, которую я сразу же принялся заливать в топливный бак, продолжая держать на прицеле антропони, который даже и не думал сбегать. Даже если бы он помчался, я бы не стал в него стрелять. Как только канистра полностью опустела, я выкинул ее на песок и, оказавшись в машине, завел двигатель, пронзивший все вокруг своим громким ревом, после чего жестом показал моему “заложнику” подойти ко мне. И как только он приблизился, я отдал ему его оружие, не вынимая оттуда ни одного патрона.

— Слушай, ты хорошо стреляешь? — спросил я его у антропони, вернув револьвер в кобуру. Тот посмотрел на меня с каким-то непониманием, который сразу же сменился тем же хмурым и усталым лицом.

— Ну... не мастерски, конечно, но отстрелить пару голов с несколько сот метров смогу, — ответил тот, вот-вот собираясь уже поворачиваться в другую сторону, но я успел его окликнуть.

— Короче, тут такое дело: я позволю тебе поехать со мной, если ты, во-первых, поклянешься, что не станешь стрелять мне в спину, а во-вторых, будешь отстреливать всех, кто нападет на нас. Договорились? — стало забавно, когда на его лице появилась радостная улыбка, так как после этого его лицо стало выглядеть действительно смешно.

— Договорились! — произнес он, согласно кивнув, после чего быстро залез на место, откуда, по сути, пассажир должен вести огонь из пулемета или чего еще. Но так как у меня на крыше не было пулемета, придется моему спутнику вести огонь из своего оружия. Как только он достал оружие и удобно расположился на не очень удобном месте, я резко дернул рычаг коробки передач, и Пиранья с бешеной скоростью тронулась с места, вызвав то незабываемое чувство свободы. Двигаясь вперед, мы направлялись в самый ближайший город — Джайденхолд.