Спасти Эквестрию! Дитя Вечности

Герои продолжают жить обычной жизнью, стараясь не оглядываться на ужасающее прошлое. Но всё вовсе не закончено и то что кажется концом, есть продолжение начатого, которое ни на миг не прерывалось. Долг навис над Артуром и он даже не догадывается, насколько серьёзно обстоит дело. Он думает, что прошёл через настоящий Ад. «Какое наивное заблуждение» — так бы сказала «Она», но не с сарказмом. А с печалью...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Над грифом «Секретно»

Взрослые герои. Недетские проблемы. Новая жизнь. Свёрстанная версия в .pdf доступна здесь: http://www.mediafire.com/?akvpib3hznu8ib2, в том же архиве можно найти запись песни из эпилога.

Рэйнбоу Дэш Спайк Гильда

Показания Лиры Хартстрингс

Говорят - "дорога к мечте идёт сквозь кровь, пот и слёзы". Однако, никто не говорил, что "кровь, пот и слезы" должны быть вашими.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Котейка

Меня зовут Вриттен Скрипт. Я начинающий писатель. Явно не самый популярный, но старательный. В моей жизни много интересных моментов, о которых можно написать пару строчек. И сегодня, если никто не против, я расскажу об одном из них - о своей дружбе с одной необычной кошкой.

Другие пони

Когда закончится война

Самый спорный фанфик, вызвавший бурю негодования, вызвавший бурю гонений и всего прочего. Графомания во все щели. Долго ходили споры о чем этот фанфик - о пони или нет? Наверно теперь мне стоит признать. Нет, это фанфик не о пони - он о людях, на которых волей автора были одеты маски пони. И о ужасах войны. Выкладываю для того, чтобы оно просто было.Ошибки проверял и занимался вычиткой: его величество Orhideos(А еще я графомански умудрился написать в трех строках трижды слово "фанфик"... старею)

Похитители для Пинки

Двое похитителей задумали похитить Флаттершай и взять ее в заложницы. Но по непонятным обстоятельствам в копытах у них оказалась Пинки.

Пинки Пай ОС - пони

Загадка Сфинкса

Она - одиночество, веками разбавляемое лишь редкими встречами с теми, кто осмелится посетить её тюрьму. Он - простой солдат, отправившийся в утомительный и изматывающий поход в поисках знаний, способных помочь его народу победить в войне трёх племён. Что будет, если они встретятся? Жертва проклятья строителей пирамид и искатель, смертельно уставший от затянувшегося приключения в далёких пустынных землях?

Другие пони ОС - пони

My Little Mass Effect

Данный рассказ потихоньку переноситься с блогов сюда. Не то что у меня какая нибудь мания я просто пишу ради самого процесса. Кидайте тапки на здоровье. Рассказ всё ещё в процессе написания и мне не хватает цензорского участия кто хочет помочь милости прошу.Итак что есть Божество? Принцессы много могут вам рассказать о этом а Шепард вам это подтвердит. "Одну минуту Шепард"? Наверняка удивитесь вы. "Он же умер при любом раскладе".А вот тут автор пошёл из предположения что он "не совсем умер". Что это значит вы узнаете из этого фанфика.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Сказание о последнем элементе

В результате опасной встречи человек отправляется в Эквестрию, оставив в родном мире маленькую дочь. Смирившись с потерей семьи он пускает перемены в свою жизнь, но тот час же тьма приходит в движение. Это история, где Эквестрия оставлена в опасности. Истории о любви, потерях и вечных узах семьи.

Хищник

"Я - пони", - уверенно сказал он, улыбаясь во все шестьдесят клыков. Мы поверили. Мы доверили ему свои жизни, когда страшный враг постучался в ворота нашего мира. Будет ли он верным другом или вонзит нож в спины доверчивых и наивных?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

S03E05
Глава 2: Поехали! Глава 4: Никто так ещё не делал.

Глава 3: Начало приключений.

Жжоный метал и алкоголь.

Прошло чуть более чем полдня с того момента, как корабль «мягко» приземлился. Кобылка побрела в сторону своей родной деревушки, а Макинтош гордо зашагал по тропинке, ведущей в Понивиль.

Сумерки медленно, но уверенно наступали. Понивиль приближался, но он был… какой-то другой. Жеребчик не особо хорошо знал родной город, гораздо лучше он знал спальни девиц, живущих в нём. Это была та самая часть , где он ещё не бывал. Дома видали и лучшие времена, кое-где побиты стёкла. Из-за углов периодически выглядывали странные пони. Немногочисленные вывески кое-как держались. Дааааа, в таком районе у Мака точно не бывало подружек.

Двигаясь вдоль по уже ночной улице, в глаза Макинтошу бросилась большая вывеска. И как же он её сразу не заметил? Вывеска была до умопомрачения проста: подмигивающая обылка в вызывающем костюме с парой битсов в копыте. Жеребчик почуял запах денег.

Возле входа стояли два пони в бронежилетах и с дубинками за поясом. Они не впускали всякое отребье внутрь, но ведь массивный парень с начищенной добела лопатой не мог показаться отребьем. Внутри было мало народу. В основном это были стариканы в поношенных костюмах, допивающие остатки своего разума и готовящиеся уронить свою голову в мягкий салат.

Большой брат подошёл к стойке и прокашлялся. Кобылка-бармен, завидев его, сразу же начала строить заигрывать. Видать не часто сюда заходят истинные джентельпони.

— Чего тебе, красавчик? Хочешь выпивки, ну, или подзаработать? – у неё явно были планы на красношёстного обаяшку.

— Деньжата бы не помешали. – своим лучшим голосом молвил сексапил с лопатой.

-Ну чтож, есть у меня для тебя одно дельце. – понька прикусила губу – Ну что же, пошли…

Барменша вышла из-за стойки прикрикнув на кобылку, которая должна была её заменить. Покачивая крупом она двинулась к маленькой неприметной дверке. Открыв её ржавым ключом кобылка пригласила жеребца внутрь. Дверь резко захлопнулась, чуть не прищемив его соломенный хвост. Внутри было темно, по звуку казалось, что помещение очень большое. Яркий свет. Восемь прожекторов освещали одного красного пони, стоявшего возле входа в концертную залу. Полукругом стояло стадо амбалов, накаченных и явно злых. Пару секунд и на сцену выходит бармэнша.

— Итак, дамы и господа, у нас новый гость. Ну что же, дорогой друг, ты готов к приключениям? А спонсор сегодняшнего избиения – мистер Блэквуд! – откуда-то из середины зала послышались одинокие аплодисменты. Там сидел пони в дорогом костюме и чёрной шляпе. Он медленно и молча похлопал и вынул сигару.

-Ты думал, что ты можешь просто так прийти в мой район? Ты думал, ты сможешь просто так тут гулять и использовать моё имущество? Ты сильно ошибался… — он втянул дым и опять отодвинул сигару. – Но я сегодня добрый, поэтому обойдёмся только небольшим избиением. Начинайте парни!

Кобылка грустно взглянула на Макинтоша. Уныло зашагала в сторону выхода со сцены, подтирая слезу и проклинаю свою работу. Дааа, работёнка не из приятных. Соблазнять каждого нового и незнакомого жеребца и приводить его в залу, где с ним делали всё, что только приходило в больную голову Блэквуда. Если жертвы моги заплатить, то их не трогали ровно до того момента пока те не выйдут на улицу. Отсюда никто не возвращался. Никто.

Двое мясистых парней накинулись на большого брата, но тот вовремя достал лопату. Ядовито-зелёный качок приземлился прямо на острие металлической подруги. воздух, резко покинувший его лёгкие забрал с собой все силы и он рухнул на землю. В то же самое время Маки повернулся в сторону другого жеребца, отвесив ему мощную металлическую пощёчину. Звук был действительно громкий. Кобылка подняла ушки и удивлённо обернулась. После такой пощёчины действительно сложно было устоять. Третий жеребец напрыгнул на красношёрстного сзади, положив его на землю своей массой, помноженной на ускорение. Падая брат Эплджек резко поднял голову, выпустив лопату. Двойное сальто и мастерское приземление на голову обидчика. У кобылки расширились глаза от удивления. Мистер Блэквуд занервничал и задымил сильнее. Бездвижное тело съехало с Маки. Он был действительно зол. Четвёртый, пятый, шестой. Мешки мяса ложились один за одним. Блеквуд начал жевать сигару, а кобылка-бармен просто стояла и не могла поверить в произходящее. Большой Макинтош, потный и яростный стоял, окружённый накаченными теловищами слуг Блэквуда и прожигал в нём дыру. Рывок. Толчёк. Удар лопатой по лицу. Приземление.

— Курение вредит твоему здоровью. – Жеребец в костюме пролетел три ряда и приземлился в одно из кресел, перевернув его. Кобылка сообразила поднять челюсть с пола и подошла к жеребцу, над которым поднимались тонкие струйки пара.

— Т-ты что, э-это сделал? – удивлённо спросила она.

-Аггась – прорычал стальной жеребец.

— Т-тоесть я могу тебя кое о чём попросить? –с надеждой спросила кобылка, которая ещё недавно радостно выступала на сцене.

— Аггась – Уже более спокойно ответил Мак.

— Слушай, я не хочу заниматься этим делом, но мне нужна эта работа. Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня и для всей Эквестрии. В Мэйрдоре назревает восстание сталелитейщиков. Тирекисты вновь пытаются свергнуть Селестию и весь её двор. Ты должен остановить их, я не хочу, чтобы моя семья пострадала, когда эти чёртовы кретины наконец-то ощутят гнев Принцесс. А сейчас, быстро, бей меня. Бей меня так, чтобы я вырубилась! Бей!

Лопата медленно поднялась в воздух и резко обрушилась на покорно сложенную голову кобылки. Глухой стук. Бездвижное тело распласталось у ног жеребца.

Дверь, открытая барменшей, вела прямо на улицу, за бар, где стояли мусорные баки и полусгнившая повозка-театр. С трёх сторон этот дворик был окружён высокими домиками, впереди была высокая решётчатая ограда. Но ведь нашего героя не остановить. Легко перемахнув через ограду Макинтош направился в сторону привычного Понивиля, обдумывая слова кобылки.

Тщательно взвесив все «за» и «против», парниша побрёл на понивильский вокзал. Ему нужны были билеты до Мэйрдора. Час приближался к звону утренних петухов. Кассы вот-вот откроются и надо было спешить. Солнце мирно вставало над Понивилем, городом, где всё и всегда хорошо. Некоторые пони, сонные, но радостные шли на работу, в школу или за покупками. Макинтош подошёл к железнодорожной кассе в которой сидел унылый сонный пони.

-Билет до Мэйрдора сколько? – опёршись на стеночку возле маленького окошка спросил красный.

У кассира глаза расширились от удивления, да, не каждый же день приходится слышать о городе, в который даже дорог особых нет.

-Надеюсь вы шутите? Или… Вы серьёзно? Мэйрдор?

-Вас что-то смущает? – подняв бровь, спросил покупатель

— Да, в Мэйрдор уже никто больше десяти лет не ездил, и уж тем более не брал билеты. Зачем вам это? Сгоняйте в Мэйнхэттен… Или Дитстроит…

-Мне нужен именно этот билет. – спокойно ответил Маки. – И ты мне его дашь.

— Да. Пожалуй вы правы. Но кто будет отвечать за вас в пути и за то, вернётесь ли вы оттуда? Я не могу, у меня жена и двое детей. Но, если вы для меня кое-что сделаете, то я помогу вам добраться до Мэйрдора… — Хитрая улыбка кассира выдала его злые намерения, но, деваться было некуда. Главное не уйти в долги.

Выслушав план кассира, парень пошёл исполнять все его поручения по списку:
1) Купить 13 роз
2) Купить пачку перьев
3) Принести бутылочку четырёхлетнего сидра
4) НИЧЕГО НЕ ПЕРЕПУТАТЬ!

Задание было очень сложным, учитывая умственные способности парня, чей инструмент знает больше чем он сам. Первым пунктом было «купить роз» и наш новоявленный курьер направился к магазину Роуз и Дэйзи. Спрятав список в хвост жеребчик зашагал по дорожке.

Спустя минут пятнадцать он уже стоял напротив магазина. Это было довольно большое здание с двумя балконами, чуть более чем полностью увешенное цветами. Если вам нужно извиниться перед женой или сделать предложение копыта и сердца, то вам сюда. Ещё на подходах к прилавку Дэйзи приметила Макинтоша и поспешила уведомить Роуз.

Зайдя внутрь на жеребца сразу же упал жгучий взгляд очаровательной земнопоньки. Она сменила позу за прилавков на ещё более вызывающую и соблазнительную, заставляя себя казаться в его глазах ещё более соблазнительной, милой и безоружной. У Роуз было одно оружие – её соблазнительное коварство, но на этом милашке она его не собиралась испытывать. Как никак родственные пони.

Ну что, красавчик, хочешь чего-нибудь… – положив голову на копыто и поводив по столу со скучающей миной ,спросила она – или…. кого-нибудь?

— Да, Роуз, но сейчас… эээ… мне нужны… кхмм… розы. – откровенно пялясь на неё, выдавил брат Эплджек

— Розы? Ты завёл себе новую девчёнку?! Значит я тебе уже не нужна?! Убирайся, ты знаешь где меня искать, если захочешь извиниться!!! – «цветочная кобылка» отвернулась и подождала пока жеребчик, окончательно отбросивший попытки извиниться, хлопнул дверью. – Эх, как же ты хорош….

Денёк был хорош, но нужно было что-то делать. Макинтош понимал, что если он не достанет розы за ближайшие сутки, то ему придется выполнять прихоти другого кассира. Также он знал где находится цветочный сад, в котором растут розы, в конце концов, он там частенько «изучал ботанику»

Прошло ещё сколько-то времени и наш «ботаник» уже вовсю искал нужные цветки на огромных клумбах, которые он помнил только в свете луны. Найдя нужный куст и с четвёртого раза насчитав на нём 13 бутонов большой брат взял свой любимый инструмент, который, как он полагал, был даром древних богов Эквестрии, и выкопал куст, оставив на его месте аккуратную кубическую ямку. Ландшафтный кубизм был его любимым предметом на 2-дневных курсах ландшафтного дизайна. На самом деле эти курсы были 2-недельными, но с Макинтоша хватило и двух дней.

Ловко перемахнув через забор он на всех парах полетел к вокзалу. Получив по шее, но всё-таки вычеркнув один пункт из списка наш курьер пулей рванул в «перья и диваны». Получив там отказ, он быстро сообразил, что в этом мире существует Флаттершай, у которой много птиц и абсолютно никакой брони на привлекательность этого статного земняши. Заполучив живого гуся и отнеся его на вокзал, парень с криком, матом в 16 этажей и парой ударов всё-таки вычеркнул ещё один пункт. Оставался последний пункт – четырёхлетний сидр.

-Но… Но я не могу. – отчаянно сказал Макинтош – Я не могу вернуться туда без денег.

-Эй, послушай, ты же учился в школе? – изрядно уставшим от оправданий голосом сказал кассир – Надеюсь учился, так вот, мне, как и системе образования, абсолютно не интересно как ты должен будешь это сделать, мне важен именно результат. А результат должен быть крепким.

Маки, понурив голову отошёл от кассы и завернул за угол. Тут он увидел знакомую бутылку, стоящую возле сиреневой земнопоньки, раскинувшейся на лавочке возле глухой стены вокзала.

-Эм… Можно взять твою бутылку? – понец вплотную подошёл к пони, которая явно мало что сейчас понимала, будучи в почти невменяемом состоянии.

— Эй, *йиик* парниша, ты-та мне ак рас и ужен *йиик* — еле-еле произнесла поняшка и потанулась к красношёрстому, но не смогла себя контролировать и рухнула на перила, очутившись почти что нос в нос с парнем.

— Нет. Нет! НЕТ! ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ ДАТЬ МНЕ ЕЩЁ ОДНО ЗАДАНИЕ! Я УЖЕ ЧЕТЫРЕ ЧАСА КАК ДОЛЖЕН БЫТЬ В ПУТИ К МЭЙРДОРУ! – сорвался жеребец, изрядно подуставший от всех этих бредовых поручений.

— Да я эт *йиик*, спинку отела п-просить пчесать – опустив голову ответила мисс «слегка под шафе»

Эх, если бы все задания были настолько простыми, то в мире было бы слишком много героев на квадратный метр. Аккуратно подойдя к бездвижной кобылке, брат Элджек положил на неё своё копыто. Двигая его вдоль позвоночника, а затем и поперёк он доставлял удивительное наслаждение пони, чей разум пару минут назад покинул Эквестрию.

Решив, что с неё уже хватит, земняша взял бутылку и , обнаружив, что она пуста, решил обмотать её газетой. В голове жеребца явно созрел гениальный план.

Он подошёл к кассе с бутылкой в зубах и кассир хитро заулыбался. Работодатель достал из стола билет и положил рядом с окошком.

— Давай её сюда! Вот твой билет, можешь идти.

— Нет, я не могу, она не влезет в ваше окошко. – пытаясь сохранять спокойствие ответил Биг Мак.

— И то верно, сейчас. – кассир повернулся боком к окошку и замешкался возле двери. Курьер уронил бутылку и схватился за слугу правосудия и свою верную боевую подругу.

Услышав звук открывшейся двери и звон ключей из-за угла, он как змея подполз к краю стены и принял боевую стойку. Копыто кассира только появилось в поле зрения нашего героя и лопата устремилась на встречу старому другу. Не то, чтобы они раньше встречались, но у железнодороно-пони это был далеко не первый раз. С беззвучным криком «Братишка!», лопата поцеловала этого светло-коричневого жеребца так, как не целовала ещё ни одна кобылка.

Услышав звук упавшего теловища, паренёк общупал тело кассира и , найдя ключи направился внутрь. С трудом найдя нужную комнату и поздоровавшись со всеми с кем только можно было, наш герой забрал билет и гордо, с чувством выполненного долга зашагал к платформе.

— Извините. Когда прибудет поезд по этому билету? – протянув бумажку охраннику , спросил Макинтош. Встретив взгляд удивления и непонимания, он решил поскорее ретироваться, пока охранник звонил по короткому номеру и требовал какого-то доктора. Забегая в какое-то здание он обнаружил ничейный старый поезд, который был доверху наполнен углём. Вот это везение. Вот это карма.

На полочке в задней части локомотива была «карта ж/д путей Эквестрии» но это никого особо не беспокоило. Быстро запрыгнув в локомотивчик и засыпав добрую лопату угля он отправился в путешествие.

Ветерок обдувал гриву новоявленному машинисту. Пейзаж стремительно сменялся , и жеребец решил отдохнуть. Поля и рощи проплывали мимо. Не останавливаясь на станциях локомотив мчался в неизведанность. Стук колёс пел успокаивающую песнь дороги. Угол плавился в топке и вырабатывал чистую скорость. Время приближалось к вечеру. Ещё один день подходил к концу. Уголь постепенно исчезал. А наш угонщик засыпал.

— Люблю поезда! – послышалось через сон. Глухой стук. Что-то горячее пролетело над головой Макинтоша. Он проснулся и сквозь сон уловил запах сигарет. Оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, что пошло не так, жеребчик не заметил как задний вагон начал дымиться и загораться.

Огроменная куча угля в топке с трудом горела, но выдавала бешенную скорость. Через пару минут горящий поезд прорвался через деревянное ограждение. Дорога здесь была ржавой и неухоженной. На горизонте показались заветные горы Мэйрдора. Красное свечение над ними не предвещало ничего хорошего.

Ещё пару минут и «адский поезд» уже прорывался через металлические ворота колец охраны Мэйрдора. Горящие угли и куски деревянных ограждений вперемешку с металлическими ошмётками летели прямо в тёмных пони-охранников. Их униформа подгорала и рвалась от всего того, что летело в них. Многие снимали горящие комбенезоны и катались по земле, чтобы потушить шёрстку. Локомотив летел прямо в центр этого адского места. В поле зрения начали появляться доменные котлы и лавовые реки. Воин с лопатой на металлическом снаряде прямо из пекла приближался к главным воротам Мэйрдора. Щепки, куски разбитого стекла и проволоки летели прямо ему в лицо. Гриву развивало на ветру и постепенно перекрашивало в чёрный. Дымоход оборвало и теперь часть дыма шла прямо ему в лицо. Суровые скулы Макинтоша сжались перед очередной преградой. Установив лопату на спине так, что бы она не упала, большой брат принял куда более удоную и брутальную позу. Уголь из топки начал высыпаться прямо на металлический пол локомотива, превращая его в адскую подстилку. Жар тихо ласкал копыта и колени жеребца. Но это было только начало.

Оставалось два кольца до основной двери. Это была огромная стальная дверь, расписанная красным. На ней красовался череп пони. Пройдя очередное кольцо, машинист подтянулся к передней части локомотива. Двойной гудок и пони на последнем посту хоть немного отошли от дороги. Разрыв двойной двери и многотонные куски мятой стали разлетелись в разные стороны. Рельсы горели. Тормозов не было изначально. Уголь летел во все стороны, поливая всё вокруг нестерпимым жаром. Пони боялись.

Металлическая дверь приближалась со страшной скоростью. Биг Мак напрягся и приготовился. Мускулы были прочнее стали. Он ждал. Передняя часть локомотива коснулась огромной стальной двери, вжимаясь и продавливая её насквозь. Жеребец прыгнул назад, пролетая через яростное пламя, подобное адской сковородке. Уголь обжигал его шкурку, искры летели. Поезд сминало, но он пробивался через огромное детище адский плавильных печей. Ничто не могло его остановить. Ничто. Вылетя из огненной пучины, воин света приземлился на горящие рельсы и рванул к локомотиву, почти прорвавшемуся, через толстую стену стали. И дверь и локомотив горели. Искры летели во все стороны. Уголь плавился и огненными каплями приземлялся на пони, не успевших спастись. Грива большого брата горела. Огонь дополнял его гриву. Локомотив полностью прорвался сквозь огромную преграду, сметая всё на своём пути. Пони летели. Летели вперемешку с кусками горящего дерева, металла, комбенезонов и угля.

Огонь был здесь повсюду. Бывший машинист почти подбежал к оплавившейся двери, с которой до сих под капал раскалённый добела металл. Влетев внутрь и приземлившись на платформу, пони достал лопату. Локомотив врезался в состав с расплавленным металлом, создавая фонтан брызг. Не теряя ни секунды Макинтош направился в открытую дверь, так и не дождавшись падения брызг на землю. Итак, он внутри.

Мэйрдор – город сталелитейщиков и суровых законов. Созданный группой сектантов в долине Пяти Вулканов, он всегда был недоступен очам Селестии. Официально это даже не Эквестрия. Селестия с Луной закинули это местечко задолго до того, как тут что-то появилось. Они считали, что Мэйрдор тоже скорозагнётся, однако не тут-то было. Под предводительством тирекистов город стал оживать и наращивать силу. Сюда приходи новопосвящённые, блудные путники и весь сброд с просторов материка. Во славу Тирека бок о бок работали пегасы и ченджлинги, единороги и грифоны, земнопони и драконы. Город прославился своим металлом и частыми восстаниями против режима Эквестрии. Странные пони, есть ли у них мощь, чтобы свергнуть Селестию и весь её двор?

Макинтош шагал по коридорам, выложенным бордовым камнем. Потолки были украшены пиками, готовыми упасть, как только ты попадёшь в ловушку. А не попасть в неё было сложно. Нажимная плита сработала как надо и первый ряд пик рухнул прямо позади жертвы невнимательности. Второй ряд сорвался и полетел прямо в красный круп жеребца. Рывок и пики слегка задевают хвост. Третий ряд, нельзя терять ни минуты.

Он бежал, спасаясь от массивных пик, падающих с потолка и разбивающих каменные плиты в мелкую крошку. В окнах по левой стороне показалось самое сердце города – огромное лавовое озеро, которое бурлило как кипяток в кастрюле с яблочным вареньем. Пики падали, а до конца коридора оставалось ещё метров сорок. Дверь начала закрываться. Макинтош снял со спины лопату и, не сбавляя скорости кинул её в дверной проём. И, ничего не произошло, лопата просто пролетела в закрывающуюся дверь. Хруст. Одна из половинок двери перестала закрываться. Пики падали и догоняли парня. Последний рывок и он пролетел в приокрытую дверь. Приземлившись и подхватив лопату, понец нанёс мощный удар пони-слуге, который закрывал дверь. Второй пони уже лежал на земле.

Закинув лопату на спину он ринулся дальше. Опять коридор, на этот раз уже без ловушек, надеюсь. Подбегая к раскрытой двери, он обнаруживает перед собой пропасть. Этого раньше не было. Мощный разбег и он приземляется на тот конец пропасти. Резкое открытие двери с помощью удара задними копытами сносит массивную дверь с петель, разбрасывая серых пони в разные стороны.

Спустя пару десятков минут бега по коридорам с препятствиями, жеребец набредает на единственный ход вниз, к лавовому озеру. Открыв дверь и обнаружив, что она ведёт под озеро, Мак решает тихонечко спуститься, но крутая лестница портит его планы. Спустя 200 ударов о ступеньки, он приземлился возле приоткрытой двери из красного дерева. За ней явно проходил какой-то ритуал.

— Ave Tirek, daemonium veneficus terra resuscitanda – на непонятном Маку языке произнёс пегас в тёмно-красном балахоне, зависший в воздухе под огромным потолком из магического стекла. По краям этой круглой залы стояли и висели факела, но это было ничто по сравнению с огромным потолком, над которым ,собственно и располагалось лавовое озеро, освещавшее всех присутствующих желто-оранжевым светом.

— Ave Tirek, daemonium veneficus terra resuscitanda – повторили остальные. Это были не только пони. Кто-то из них даже стоял на двух ногах. Покорно опустив голову они повторили эту непонятную фразу раз десять, если не больше. Что это вообще значит? Откуда Макинтошу знать древнеэквестрийские языки, если он и на современном эквестрийском-то говорил с трудом? Ну вот такая у него жизнь, немногосовная.

— Venite, et imperare, huius mundi – хором пели прислужники церкви Тирека. Их голоса входили в резонанс, заставляя всю залу дрожать. Сквозь силуэты стоящих начало что-то светиться, по мере чтения молитвы тёмному богу оно светилось всё ярче и ярче.

— Expergiscimini somnus ab aevo – продолжали служители чёрной церкви. — et vincere hoc saeculum odibilis! — Все подняли передние конечности к потолку, лава над потолком начала крутиться, создавая бешенное вращение. Дно лавоворота почти приблизилось к стеклу.

Огромный луч фиолетового света ударил откуда-то из-за облаков, которые собрались кучу, подобную груде угля, только ещё чернее. Чернее чем сама сущность ада. Чернее бесконечной пустоты. И завращалось. Дно воронки коснулось стекла и расплавленная порода начала растекаться к краям озера. Луч ударил в самый центр залы. Пегас-предводитель скрылся из виду в ослепительно фиолетовом сиянии.

— Эм, привет. – произнёс Макинтош, решивший, что раз за дверью стало светлее, значит его там ждут. Полпа прислужников обернулась, луч пропал и пегас, отчаянно пытавшийся нащупать землю поближе под своими ногами, рухнул на каменный пол. – Что у вас тут происходит?

— Т-ты чо тут делаешь? – с глазами больше всего остального лица спросил пони в балахоне со спавшим капюшоном.

— Это… Меня попросили сюда прийти и что-то сделать, но я забыл. У вас есть деньги? – спокойно ответил паренёк с лопатой.

— Да, есть, а тебе… — пегас встал и помахал головой, явно приходя в себя – Так, это не смешно. Взять!

Толпа как один рванула навстречу простодушному садоводу. Макинтош достал лопату, и побежал на них, поставив лопату спереди, как ту непонятную штуку у паровоза. Скорость была внушительная. Прислужники приближались. Атмосфера накалялась. «Спартанцы» летели на одинокого перса. Металлическая подруга Мака совсем случайно влетела в не самый ровный стык плит пола и перед самым столкновением подкинула его, заставив сделать сальто вперёд. Такими темпами он из рэднока в акробата превратится.

Непродолжительный полёт и вот он уже бежит по головам. В прямом смысле. Оставляя за собой дорожку из потерявших сознание сектантов, он приближался к самому главному. Движения резки, планы дерзки, мускулы крепки. Споткнувшись о голову дракона, красный скакун нырнул в эту живую массу. Пара секунд и из толпы полетели балахоны. (Тут должна была быть эпичная сцена драки. Бум! ХА-ХА! БДЫЩ! и тому подобное, но это описывать лениво, так что просто представьте как один мастер боевой лопаты разматывает стадо тупых, но целеустремлённых фанатиков.)
— Что? Ты ещё дёргаешься? – Пегас-предводитель заподозрил и испугался. – Как это происходит?

— Я не знаю, — ответил жеребец, только что вылезший из под последнего оглушённого им дракона – но это только начало, так у тебя есть деньги?

— Да ляг твою мать, как же ты меня достал. – злостный боевой пегас взлетел как можно ближе к потолку и устремился в слегка офигевшего Маки.

— А вот мама – это святое! – сказал фермер и поднял лопату вверх, как бы показывая жеребцу, что «лопата» — значит «стоять». Смачно поцеловав верную любовницу большого брата пингас приземлился в кучу собственных воспитанников. Ну чо, вроде бы всё сделали.

Оглядевшись вокруг, понец заметил маленькую дверцу, закрытую навесным замком и помчался к ней. Дверь была из берёзы, грязная и закопченная. Жеребчик схватил кусок металла на палочке и начал долбить замок. И долбить. И долбить. И долбить. Дятел, чесслово. После пятидесятого удара дверь не выдержала и спала с петель, но замок так и не сдался. Решив, что нужно было бы преподать этому замку пару уроков, мускулистый мужик повернулся спиной к двери и нанёс мощный и вероломный удар по металлическому прислужнику тёмных сил. Ну а как его ещё назвать, если даже всемогущая «ЛОПАТА СУДЬБЫ» его не берёт? После неудачной атаки одним копытом, Биг Мак решил закончить смертельную комбинацию, но так как его прицел на левое копыто уже давно был сбит он промахнулся. Промахнулся в дверь, да так, что его ногу вдвинуло в дверь чуть выше колена. Инерция, все дела. Если у вас на этом моменте возникли вопросы, то адресуйте их Черили или Твайлайт, я не умею объяснять физические процессы.

Вытянув копыто из гнилой двери и решив, что замок уже понял свою вину, паренёк пролез в дырку между тем, что когда-то было дверью и косяком с оборванными петлями. Внутри была совсем непримечательная бытовка и лестница, ведущая вниз. Что-то глубокое проникновение выходит, да ещё и со взломом. Ну, я надеюсь вы понимаете о чём я.

Спустившись вниз, наш взломщик-проникатель вышел на балкон. Внизу работали пони. Тысячи из них. На столе стоял микрофон. Макинтош прекрасно помнил кантерлотскую свадьбу, так что с микрофоном у него были связаны не самые лучшие воспоминания. Несмотря на это он подошёл к микрофону и хитро улыбнулся. Мысль в его голове явно радовала его. Надеюсь, она обрадует не только его.

— Кхм… Работники Мэйрдора! Я – ваш Повелитель приказываю вам. – пони внизу остановились и с лёгким недоверием посмотрели на балкон – Открывайте всю выпивку, что у вас есть и пейте! У вас выходной!

Ликующая масса внизу уже была наполовину разбавлена алкоголем, когда оратор спустился, чтобы уехать отсюда на ближайшей вагонетке. По пути найдя балахон и облачившись в него, аки служитель тёмной церкви, Макинтош провозгласил демократию, понизил налоги на жильё, питьё и доходы, а также утвердил пятилетний план освоения далёкого космоса. Ликующий и свободный народ рабзрёлся по всему комплексу зданий.

Вагонетка выехала к узловой станции, куда в первый раз и занесло нашего героя. Пол был украшен каплями блестящего металла. Локомотивчик был в неездючем состоянии. Откровенно говоря он вообще не был в каком-либо состоянии. Довольные кодкраснённые алкоголем и очень любвеобильные, в данной кондиции, жители Мэйрдора на радостях выделили фермеру небольшой состав. Локомотивчик был так себе, потрёпанный, изношенный, грязный, закопченный и пыльный, но это всё равно лучше чем ничего. Больше всего в этом поезде радовал последний и единственный вагон, доверху наполненный крепкой выпивкой. Чувствую дорога будет весёлой.

Зайдя в кабину паровоза и оглядевшись, машинист увидел мешочек с монетками. Спасибо, Мэйрдор! Двойной гудок на прощанье, огромная лопата угля в стопку и состав тронулся. Затычка вылетела из первой бочки, путешествие домой началось.

Остановив состав на вокзале и аккуратно спрыгнув на перрон, Маки сразу же попал под волну гневных речей и лавину мата. Отдав 2 битса за удар лопатой кассиру и 15 за угнанный раритетный суперскоросной поезд он взял 2 бочки напитков и побрёл куда-то

В цветочном магазине обычно мне очень много народу, поэтому туда можно было заявляться грязным и потным. Цветные растения отвлекут внимание от неопрятного вида, а благоухание перебъёт запахи.

— Ладно, Роуз, прости меня за всё.. Хотя твои подозрения как всегда бредовы. – с извиняющимся видом произнёс статный жеребец, чьё великолетие было чертовским. – Вот, это тебе. Ну, в качестве извинений. Не подумай, я не хочу тебя споить, мне незачем так с тобой…

Не успев договорить это губы жеребца соприкоснулись с губами цветочной кобылки, пахнущей куда лучше всех цветов в этом заведении.

— Конечно незачем. – кобылка усмехнулась. – Я слышала, что Эплджек выгнала тебя с фермы? Так вот, ты можешь пожить у меня ,красавчик. – она посмотрела на довольно большой бочонок с выпивкой — Тем более нам ещё долго будет чем заняться…

Мэйрдор пытался отойти от событий последней недели. Статный жеребец с проседью в гриве шёл по коридорам и залам прямиком к узловой станции. Его крылья были помяты и неухожены, грива растрёпана, от носа к подбородку шла маленькая багровая полоска, а передние зубы через один были выбиты.

Пегас нашёл локомотивчик с подходящим запасом угля и засыпал его в топку

— Понивильский засранец, думал я тебя не найду? Клеймо-то на всех лопатах разное. Ты отнял у меня город, ты отнял у меня мечту, ты вторгся в мой дом и навёл свои первобытные порядки. Во имя Тирека, сначала я разберусь с тобой, а потом и со всей Эквестрией! И НИКТО ТЕБЕ НЕ ПОМОЖЕТ!!!! НИКТО!!!! – Злобный смех и состав отправился в путь.