Автор рисунка: Devinian
Другая жизнь. Побег.

Чужие чувства.

ЕСТЬ МАТ!

"Теряя дружбу другого пони — вы лишаете себя всего, чего вы могли бы достичь вместе."

Что такое Пустошь? Можно просто сказать что Пустоши — самая что ни на есть местность, на которой пони живут и грызут друг другу глотки. Можно сказать что Пустошь — место, где нормальный пони находиться не должен. Можно и услышать и такое мнение: Пустошь — это ад. На самом деле никакой войны не было, просто после смерти сюда попадают все плохие пони. Но если войны не было, то откуда они все? Отец рассказывал что давным-давно Эквестрия была настоящей сказкой: не было ни насилия, ни убийств, пони жили и не тужили. Все были добрыми. Про минотавров, грифонов и прочих я не знаю. Но все жили в мире.

Может быть, Пустошь и есть ад. Но, как показывает практика, мы в этом аду живем и не волнуемся особо. А Стойла тогда чем являются в этом аду?

Я придерживаюсь иного мнения: Пустошь — просто Пустошь. И ничего более. В ней ничего нет особенного. Пони убивают друг друга — но это нормально. Просто более жестокая форма ведения бизнеса. Раньше между собой воевали различные корпорации, а теперь, когда доступных ресурсов раз-два и обчелся, воюют уже обыкновенные пони.

Так что Пустошь — просто Пустошь. Как бы не казалось что все идет совсем не так, как должно быть, все идет в соответствии законам Пустоши. А вы просто не понимаете причин.

Найдешь причину — будешь контролировать ситуацию. Будешь контролировать ситуацию — выйдешь сухим из воды.

Поэтому ищите простаков. Или запуганных.

***

Остаток субботы и воскресенья для меня прошли незаметно, и только привычка отмечать в голове понедельник, выработанная годами в Трейдинг Пост, выдернула меня из монотонной череды событий. Оба дня были похожи друг на друга: завтрак — работа — обед — работа — ужин — спать. Ну и конечно, суббота сама по себе отличилась собранием, но воскресенье нельзя было назвать насыщенным на происшествия.

И понедельник тоже обещал ничем таким не выделяться.

Я сидела за столиком в кафетерии и медленно пережевывала свой завтрак, капустные листья с кашей. Утром в воскресенье робот, раздающий подносы с едой, сильно меня «обрадовал»: отныне и впредь мне выдавали только блюда, подходящие моей диете. Как оказалось, мои путешествия по Пустоши и нездоровая пища, которая часто оказывалась зараженной, не способствовали моему пищеварению. Как странно, а я ни на что и не жаловалась никогда, на живот особенно! Я абсолютно здорова!

Роботу это было бесполезно объяснять. Он невозмутимо выдавал кашу на завтрак, обед и ужин. «Все для пони», гребаное Стойл-тек, чтоб их! Сами пробуйте жрать свою безвкусную жрачку! Дайте мне Спаркл-Колу и жареные корешки хандр!

Тупорылая машина.

Когда я высказала Тайму все, что я думаю про диету, и про то, что она напичкана наркотиками и предназначена для одурманивания пони, тот только засмеялся. Он ответил что Гризер получает точно такую же диету, и, как я вижу, он не имел никакого интереса к религии.

За столиком я сидела в гордом одиночестве, даже пожаловаться никому. Как будто бы это что-либо изменило. Тайм повторил слова робота, Бэйл с Маркедом не выходят из своей комнаты, а никто другой к нашему столику не подходил. Ну и ничего, все равно спешить некуда. Время семь сорок, до начала работы чуть меньше часа, и меня ничего особенного важного не тревожит. К побегу я почти готова. Осталось совсем капельку — дождаться удобного момента, сунуть записку Дропинг о плане, и бежать.

Оставалось только придумать как насолить пони сверху. Первое, что мне приходило в голову, так это аккуратно устроить саботаж в оружейной. Перерезать проводки в оружии, или еще что-нибудь.

Я думала в течение нескольких минут, но, как назло, планы отказывались придумываться. Пока я напрягала извилины, к столику подошли Бэйл и Маркед. Я думала они еще неделю из своей комнаты выходить не будут.

— Здравствуй, Голд, — тихим голосом поприветствовалась Бэйл.

— Здрасте, мисс Ган! — звонко поздоровался маленький единорожек.

— Привет, Бэйл, привет, Маркед, — жуя капустный лист, поприветствовалась я. — Все в порядке? — спросила я, видя, что Бэйл выглядела еще хуже, чем раньше.

— Да, у нас все хорошо, — ответила единорожка, подходя к своему месту. — Маркед, дорогой, не мог бы ты принести завтрак? Я немного устала. — обратилась она к сыну.

Малыш кивнул головой и поскакал к витрине с роботом.

Бэйл сидела неподвижно, уткнув голову в копыта, и тяжело вздыхала. Было ясно, что ее что-то тяготит. Она пристально следила за Маркедом, пока тот получал подносы с едой, и, едва он прибегал с одним — у жеребенка не хватало сил, чтобы поднять телекинезом оба, она осторожно принимала поднос и осторожно клала его рядом с собой.

— Слушай, Бэйл, — позвала я ее, — а как ты получила свою кьютимарку? — решила я разузнать немного из жизни единорожки.

— Хочешь узнать? — она усмехнулась. — Это долгая история, полная приключений, дружбы, предательства, и, конечно же, любви.

— А мне не целый любовный роман нужен, мне только маленький кусочек, — с легким раздражением в голосе попросила я.

— Хорошо. Совсем коротко, я стрельнула из жар-гранатомета.

— И все? — я отказывалась поверить в такое. — И чем ты здесь занимаешься?

— Ну ты же просила коротко, — улыбнулась Бэйл. — Кушай, Маркед, и никого не слушай, — повернулась она к малышу. Единорожек, прежде слушавший в оба уха, быстро уткнулся в свою тарелку.

— А теперь давай подробности. Кем ты здесь работаешь? — повторила я вопрос.

— Кем? Специалист арканно-магических устройств к вашим услугам! — она развела копыта в разные стороны в качестве приветствия. — ПипБаки, матрицы заклинаний, и не только.

— Чего-то я не понимаю, — в недоумении почесала я затылок, — как одно связано с другим?

— Для этого вам необходимо обновить свою триал-версию программного обеспечения до полной версии, — сказала она с широкой улыбкой, и, увидев мое замешательство, виновато дополнила, — ну слушай, вот детали. Ты видела жар-бомбы?

— Один раз, — честно ответила я, — когда я была жеребенком.

— А из чего ими стреляют, знаешь?

— Из гранатомета? — спросила я. Понятия не имею. Да и зачем охраннику каравана тяжелое вооружение, с Рейнджерами бороться? Так у них его больше. А особо сильных мутантов у нас в окраинах нет.

Единорожка покачала головой.

— Из автоматического гранатомета? — снова качание. — Из ракетницы? — опять не угадала. — Я не знаю, я сдаюсь, я хорошо разбираюсь только в легком оружии.

— Из специализированного вооружения, — ответила Бэйл, доедая свой завтрак, — во избежания «нечаянного» пуска.

— Ну и? — я в нетерпении ждала объяснений.

— А чтобы этих пусков избежать, на них ставились арканные предохранители, — разъяснила единорожка, — вместе с заклинаниями наведения и прочей мудреностью. Не на всех, на пневматических гранатометах не ставили, — она вытерла салфеткой рот, — но я таких никогда не видела.

— То есть тебе волей-неволей надо было разбираться в технической начинке, так? — выразила я свою догадку, — и поэтому тебе предложили место техника?

Единорожка кивнула.

— Слушай, ты и в роботах разбираешься тогда?

— Нет, в этих не разбираюсь, — сокрушенно призналась кобыла. Вот блин. — Их матрицы очень сильно отличаются от стандартных.

— Вот как? — я ухмыльнулась. — Жаль. Если бы разбиралась, то ты сбежала бы уже давным-давно, я уверена.

— Ты думаешь я смогла бы их перепрограммировать? — поинтересовалась Бэйл. Нет, ну а что, вполне нормально, иди и делай эту... всякую программную чушь. — Проблема в том, Голд, что Мастер этих роботов знает как свои четыре копыта. Ему ничто не стоит написать еще какое-нибудь ограничение в матрице. — а нам-то что с этого? Пишет и пускай дальше себе пишет, он тогда на нас меньше внимания обращать будет. — Так что нет, побег с помощью роботов не удастся.

— А ты что, думала о побеге? — с наигранным удивлением спросила я.

— Нет-нет, что ты! — Бэйл вроде испугалась, и очень сильно. — О нет! — она посмотрела на свой ПипБак. — Мы опаздываем! Маркед, допивай свой сок, нам надо спешить! Все, скажи мисс Ган «до свидания»!

— Уф, до свидания, мисс Ган! — прокричал жеребенок, выталкиваемый матерью.

— Пока, Голд! — попрощалась единорожка. — Если что, во время смены найдешь меня в кабинете Смотрительницы, а после — в комнате А-сто двенадцать! Приходи вечером, пообщаемся! — она помахала копытом.

Я помахала в ответ. Что за смешная картина! Бэйл испугалась двух вещей: либо я ее планы побега расскажу Мастеру, либо я буду заставлять ее этим заниматься под угрозой шантажа! А если что не так пойдет, я буду как бы не при чем. Хотя зачем мне мешать, я бы сама им не прочь воспользоваться! Вот только она этого не знает, а любая попытка прямо спросить обречена на провал. Она мне просто не доверяет. Я же говорила, что запуганные пони готовы на все, чтобы избавиться от источника страха? Вот теперь мне надо показать что я вместе с ней хочу сбежать.

А она хочет сбежать, уж поверьте мне. Здесь несколько типов пони: фанатики, они сбегать не хотят, им и тут хорошо; пони без плана и без средств для побега, они не знают как — окажись я в незнакомой ситуации, я бы тоже потерялась; пони с планом и без средств, такие как Дропинг, они думают, что смогут сбежать, но на самом деле им каюк и амба; и пони с планом и со средствами, им только момент нужен.

Вот я и жду подходящего. Патроны? Есть. Пушки? Будут. Седло? Будет. Единомышленники для побега? Будем считать, есть. С моей работой мне не трудно будет достать недостающие детали для моего плана.

Надо уяснить для себя некоторые детали.

Итак, я начинаю побег. Откуда? Скорее всего, из оружейной, пушки мне вынести никто не даст. Когда? Практически в самом конце смены, когда все идут к себе, чтобы снять рабочий комбинезон. Его выдавали один комплект на одного пони в оружейной, и его надобно было возвращать по истечении смены. Мне же обыкновенный был мал, поэтому у меня было негласное разрешение ходить в рабочем одеянии где я хочу. Мне его, правда, никто не давал, но чихать я хотела на всякие ограничения! Мне удобно, поэтому я, если захочу, буду в нем даже спать! Даже мыться! Даже то, что делают влюбленные парочки наедине!

Но я отвлеклась. Так, откуда я поняла, когда тоже, осталось только заучить дорогу. К сожалению, хоть оружейная и находилась на одном уровне с выходом в атриум, но находилась в противоположном конце этажа. Сам этаж, как я посмотрела по карте, встроенной в ПипБак, был похож на квадрат, с коридорами, делящие его на четыре квадрата поменьше. То, что коридоры были прямыми как рог аликорна, радовало мало: по ним постоянно туда-сюда слонялись роботы, и не заметить нас мог только слепой. Это сильно мешало побегу, но у кого здесь пушки? Особо мощные? У меня! Так что берегись, Мастер, кем бы ты не был! Я разотру твои консервные банки в металлическую труху!

Вот в таком приподнятом настроении я пришла на работу. Тайм и Гризер уже были на месте и оживленно о чем-то переговаривались.

— Привет, Голд, классно сегодня выглядишь! — сделал мне комплимент Тайм. Гризер согласно закивал. Пффф. Не в моем вы вкусе.

— Привет, ребята, — я села на свое место, — что делаете?

— Анекдоты рассказываем, — ответил Гризер, — хочешь послушать? — я кивнула головой. — Значит, приходят в бар грифон, пегас и чейнджлинг, и давай спорить, кто из них лучший летун. Грифон говорит: я, дескать, уроженец гор, у нас там сплошные ущелья, там маневрировать надо, а это вам не по прямой летать. Пегас говорит: плевал я на ваши ущелья с самых высоких облаков, могу и до солнца долететь, если захочу. Чейнджлинг подумал-подумал, чтобы такого ответить и говорит: ребята, я хоть вас в первый раз вижу, но я вас все равно догоню, как бы вы не старались — слишком вы оба симпатичные!

Тайм хохотнул в копыто, я тоже не удержалась и заулыбалась во все лицо.

— Давай сейчас я расскажу, — пытаясь не засмеяться во весь голос предложила я, — идет по Пустошам пони, видит — консервная банка. Ну и пинает ее, кто ему запретит? Из банки вылетает Дискорд и говорит: бвахаха, глупый пони, эта банка — сложнейшая магическая конструкция, и она была моей тюрьмой долгое время. Теперь я буду сеять хаос и разрушение, но так уж и быть, в качестве благодарности я выполню три твоих желания. Пони подумал-подумал и говорит: мое желание номер раз — на каждое оставшееся мое желание еще по миллиону желаний! А про остальные два миллиона желаний я подумаю на досуге, залезай в банку! — я улыбнулась, показывая что моя шутка окончена.

В оружейной нависла тишина.

Я же знала, что в еду что-то подкладывают! Иначе как объяснить то, что самая простая шутка, которую охранники караванов пересказывают торговцам, заставила засмеяться только Тайма, да и то где-то через минуту, а?! Все, отсюда надо валить, чем быстрее, тем лучше! Спиздя гребаные пушки, Голд валит из сраного Стойла!

— Обмануть Дискорда! Да таким простым способом! — ржал Тайм. — Ой, действительно правду говорят — простота хуже воровства! — он стучал копытом по столу, давясь от хохота.

Мне кажется, или действительно все пони здесь настолько тупые, что даже пословицу понимают неправильно? Не, если их религия подразумевает ходить с пегасьими мозгами — а все знают, что у пегасов мозги из перьев, что у Анклава, что у Дашитов — то я против. Нет, я понимала это и раньше, но я думала что неверующие все-таки поумнее будут, чем те, кто купился на всякие сказки, но здесь Тайм быстрее сообразил! Че за нафиг, я спрашиваю?!

Еще через минуту засмеялся и Гризер. Ну он тормоз. А пушки чинит нормально, но он тормоз. Тормоз, но пушки чинит нормально. Все, запоминаю — у Гризера плохо с чувством юмора, ему шутки не рассказывать.

— Ладно, ладно, я просто притворялся! — оправдывался Гризер. Ну а врать-то зачем? Кто не дебил, тот все понял. — Просто до меня не сразу дошло что ты про Дискорда.

— Да ладно? — я сделала удивленное лицо. — А про кого ты подумал? Про Селестию? — краем глаза я заметила как Тайм в одно мгновение стал серьезным.

— Ну знаете ли, — Гризер насупился, — когда тебе в течении четырех лет под Дискордом подразумевают одно, а ты всю жизнь считал по-другому, то ты естественно будешь путаться в понятиях.

— Правда? Ну и кто он у вас, этот Дискорд, а, Тайм? — я повернулась к нахмурившемуся единорогу.

Тайм задумался. Выглядело это немного смешно: он сдвинул брови к носу, сморщил переносицу и приложил копыто к рогу. Прямо статуя. В Кантерлоте стоит статуя, у статуи нету... Мозгов нету.

— Ну кто? — выдал он после недолгого размышления. — Голд, ты же знаешь о Священном Писании, так? Мастер его читает на собраниях. — напомнил он мне.

— Ну да, знаю, — согласилась я, — и что?

— Вот в этом Писании написано как пони должны жить. Вот как написано, буква в букву, так и надо. Законы, данные самими Всевышними! — он затряс копытом.

— И что, там сказано, что мы должны слушать Мастера и его бред? Типа его прислали сами Селестия и Луна? — фыркнула я. Бред, он и есть бред.

— Да про Мастера там вообще ничего не сказано! — воскликнул единорог. Да? А почему он здесь самый главный? — Он священник, и он говорил, что у него дома их большое количество!

— Вот пусть и дома сидит, и им читает, а нам мозги захламлять не надо! — действительно, что это пони дома не сидится? Отец от Кантерлотской Пустоши в самый юг Эквестрии пришел, уйму лет угробил, мать и себя до смерти довел, дед, как мне отец говорил, тоже на одном месте не сидел! И прадед, и прапрадед! И этот Мастер тоже! Я бы обязательно услышала об этой религии, если она была в Торхувских Пустошах! Каждый, кто севернее Торхува живет, обязательно в Трейдинг Пост приходит, недаром мы находимся на междурегиональным шоссе МР-21 «Торхув — Кантерлот»! Южнее только мертвые земли, там никто не живет, севернее Анклав в горах чудит. На западе и востоке побережье. Ну откуда могла взяться эта религия в наших Пустошах, которые облазаны вдоль и поперек? Только от работорговцев!

— Ох, ты еще скажи что религия дерьмо!

— И скажу! Ваша религия — дерьмо браминье! — в сердцах выкрикнула я.

Блин, что я наделала!!! Он же меня Мастеру сдаст!!!

Я почувствовала как у меня от волнения дергаются уши.

— Вот что ты наделал?! — закричала я на него. — Ты же знаешь, Тайм, что меня легко спровоцировать! Вот теперь я сказала глупость, которую не хотела! — глупостью мое мнение не являлось, еще бы, мое мнение — и глупость?! Глупостью являлось то, что я все-таки его высказала!

— Извини, Голд, я, право, не хотел, — залепетал единорог. — Но к вопросу о религии: как может быть религия плохой, если она говорит такие хорошие вещи как «не убей, не укради, поделись куском хлеба с голодным, напои мучающегося от жажды»?

— Да запросто! — выкрикнула я, и уже собиралась дать ответ, как сообразила, что мне и говорить-то нечего. Нет, сами утверждения были хорошими. Даже очень. Но меня похищать зачем?! Так хорошие дела не делаются!

— Ну давай, поделись. Может быть, ты меня отговоришь от веры, — прошептал Тайм.

— Ух, эм, это, того... — начала я мямлить что-то несуразное, лихорадочно соображая ответ. — Во! Ты же не все мне рассказал! Там же толстенная книга была! — напомнила я ему. — Вот там все и написано! Уверена, там есть какие-нибудь пункты, которые мало кому понравились бы!

— Ладно, я попрошу у Мастера книгу, я уверен, он поделится с огромным удовольствием, — Тайм слегка улыбнулся, — а теперь, к вопросу о Дискорде. — он прокашлялся. — В общем, порядок, по которому должны жить абсолютно все, написан в Священном Писании. А Дискорд — он же дух Хаоса и Дисгармонии, так ведь? — трудно не согласиться, учитывая, что так и есть. — Вот он и может сделать так, что пони перестанут следовать законам, данными Всевышними. Кобыла будет любить кобылу, жеребец будет любить жеребца, брррр! — единорог поежился. Не, ну это и так понятно. У кого должны так затечь мозги, чтобы влюбиться в пони своего пола? У Анклава? Ну, это, а когда до дела дойдет, то там как?

— Короче, Дискорд у вас порядок нарушает, так?

— Ну да, — согласился Тайм.

— Нда, ну у вас и религия, — я присвистнула в дырку в моих зубах, — нет бы по-привычнее замутить, типа вот Селестия, вот Луна, им надо поклоняться, — я с удовольствием отметила про себя, что имена Принцесс заставляют Тайма нервничать. А что в этом такого? В чем смысл называть принцесс Всевышними, а не своими именами? Дабл Чек на поверхности тоже шугнулся, когда Грин хотела это сделать. Да и с какого их надо почитать? Эквестрия в полной жопе, пони умирают от разных причин, никакого терпения не хватит перечислять весь список, а некоторые пони сидят в Стойлах и в гриву не дуют! Ну и где справедливость? Почему у маленькой кобылки в пять лет умирает мать, а потом вся жизнь проходит под слоганом «жри порчу и радиацию, иначе подохнешь!»? Почему она должна еще почитать каких-то аликорнов, только из-за того, что они когда-то правили Эквестрией?! Нет больше вашей Эквестрии, тупых правителей, которые до этого ее довели, мне не надо! Это моя судьба чтоли, путь жизненный? Заберите себе, мне он такой даже даром не нужен!

В оружейной повисла тишина. Нда, на меня сегодня негатива хватит, пора бы приподнять себе настроение, хоть капельку. Только чем? Анекдоты рассказывать никто больше не собирается: Тайм сидит, глядит в одну точку и что-то свое религиозное шепчет, Гризер проверяет верстак, бабулька спит и, ясно как день, разговаривать не будет...

Погодите, бабулька?! И как я ее раньше не заметила?

Только сейчас я поняла, что в помещении как-то необыкновенно тихо. А у бабки нервы крепкие, или глухая она стала совсем, но от нашего шума она даже не проснулась. Мне бы такие нервы! Угу, я знаю как их получить: надо дожить до такой старости, что по себе не просто, завести караванную компанию, не дать жить нормально любым конкурентам, надрать морду работорговцам и Рейнджерам, чтобы носы не задирали, и под конец оказаться в плену у фанатиков! А я начала с самого конца, блин, Дискорд бы вас всех побрал!

Голден Кап все нафиг боятся. Она тебя заставит у себя в караванах скраб таскать, и ты ей еще должен будешь. Не, с ней связываться не стоит. Как и с ее наследниками, те вообще оторвы. Возомнили о себе невесть что, чуть ли не самые богатые в наших Пустошах, сорят крышками налево и направо, так что только подбирай! Честное слово, если бы я так кутила, то я бы без крышек осталась через двадцать минут. А у них что, карманы бездонные? Как Голден Кап бизнес вела, я еще понимаю: дешевле купи, подороже продай, экономь на всем, чем только можно! А как ее дети даже самой Селестии непонятно! Ну, недолго им пировать осталось, на их караваны все чаще и чаще большими силами нападают работорговцы. Как они еще не разорились — не понимаю.

— Тайм, — тихо позвала я единорога, — ты, прежде чем сюда попасть, с караваном из Ривер Дам шел?

Он, не прекращая бормотать про себя, кивнул головой.

Ага. Значит, они шли от Ривер Дам. Теперь большая глупость: нафига тащиться через Валунистые Земли? Это маленькая группа пони может быстро по краю проскочить и выиграть два часа пути, но каравану от этих двух часов ни холодно ни жарко! Тем более караваны медленно ходят, они могли и четверть дня в Валунистых Землях провести! Не верю я, что Голден Кап решила так рисковать. Гораздо логичнее звучит версия о том, что она знала о Мастере и с ним торговала! Не знаю чем, но по-другому быть не может!

А если она с Мастером торговала, то, может быть, она о нем побольше знает?

С такой мыслью я решила разбудить пожилую кобылу. Гризер, сперва равнодушно смотревший на оружейную, едва поняв мои намерения, схватил меня за копыто.

— Голд, ты чего, — он вытаращил глаза, — хочешь бабульку разбудить?

— Да, а что? — недоуменно спросила я. — Нам принесут пушки, а она спать будет?

— Голд, брось ты это дело, она же, — он понизил голос, — старая, пусть поспит чуточку.

— Вот именно, она старая, уже пожила, а я молодая, мне здоровье нужнее! — огрызнулась я. Если все должны работать, то пускай все работают!

— Да тихо ты! — Гризер на меня шикнул. — Лучше же будет, если она будет молчать, а она молчит только когда спит!

— В самом деле, Голд, — вмешался Тайм, — ну далась она тебе, пусть спит себе и спит, нам же не трудно, ей полезно.

Я только махнула копытом. Дебил, он и для гуля дебил. А два дебила — это сила.

— Знаете что, коллеги? — закричала я как можно громче. Справедливость буду сейчас наводить. По-своему, но будет справедливо. А справедливость сейчас заключается в том, что либо все работают, либо все спят! — Мне кажется, что здесь есть одна пони, которая просто прожирает свою норму! И она для этого даже копытом о копыто не ударила! Что же такое получается, не работает и ест? — под конец у меня даже не хватило воздуха.

— Кто не работает, тот ест, — буркнула бабулька. Во, мои крики все-таки ее разбудили! — Но еще раз такое произойдет, я тебе твоими же копытами язык из глотки вырву. — она повернула в мою сторону голову и перечеркнула копытом горло. — Я понятно изъясняюсь?

— С добрым утром! И для начала, здравствуйте! — начала я учить ее вежливвости. — Во-вторых, извините за такой ранний подъем, но смена началась, — я глянула на ПипБак, — полчаса назад! Извольте работать, если вам за это платят!

Гризер закатил глаза, а Тайм вдарил копытом себе по лбу.

— Свое «здрасте» засунешь себе сама знаешь куда, чтобы не текло, — с плохо скрываемой злостью ответила она, — и мне пофиг на твою смену, у меня сегодня вечерняя.

— И че вы тогда место здесь занимаете, а? — свысока посмотрела я на клячу.

— Не твоей сопливой башки дело, — она отвернулась к стенке, — еще раз будешь орать, и твои дети будут иметь немую мать-инвалидку. Работать, зебры полосатые, работать! — прикрикнула она на нас. Как всегда, в своей любимой роли. — Если мне что-то не понравится, то вы еще и ночную смену отработаете! — она захрапела.

— У, глядите, старая карга, все должны ее слушаться, — пробормотала я, в то время как Гризер разочарованно завыл. Тайм, если его это задело, виду не подал. Нет, а что такое? С какого хрена мы должны работать, а она отдыхать? Я понимаю в караванах, начальству в рот не заглядывают, но здесь мы вроде все в одной колеснице!

— Голд, поди сюда, — шепотом позвал меня Тайм. Я тихо, чтобы не разбудить старуху, подошла и села рядом с ним. — Не могла бы ты отнести вот это, — он дал мне маленькое устройство, размером с копыто жеребенка, — в кабинет Смотрительницы?

— В смысле, к Бэйл? — переспросила я. Единорог кивнул. — А что это такое?

— А кто знает, — пожал он плечами, — я этим бабульку усыпляю. Подсоединаю к ее ПипБаку, когда она начинает храпеть, и она спит как младенец.

— Видать, сегодня твой прибор облажался, — заметила я с издевкой. — И что, Бэйл его починит?

— Не знаю, но к ней надо относить все магические устройства, она же с ними чудит, — он повернулся к столу. — Приходи побыстрее, может, с нами в «Кантерлот» сыграешь.

— Я откажусь, — ответила я, с помощью ПипБака кладя железку в карман. — Я пошла, и только попробуйте про мое отсутствие кому-либо сказать! — я вышла из оружейной.

Вот нахальная кляча! Вот ведь древность! Вот почему все старики такие уроды? В маразм они с возрастом впадают! Нет бы сидеть и в тряпочку молчать, так нет, обязательно надо покичиться своим возрастом! На том свете кичитесь! Перед Селестией и Луной, они вам покажут, кто кого древней!

Ладно Голден Кап, ее можно еще слушать, она вообще-то авторитетная пони в Трейдинг Пост, и есть за что ее уважать, так что от нее можно стерпеть пару ругательств! Особенно такой пони как мне, которая только-только сводит концы с концами, но у меня все впереди! А вот другое старье вообще из ума выжило, только и знает, как брюзжать и слюной капать!

Ладно, проехали. Бабулька — и кто догадался ее так звать? Я уже привыкла к этому прозвищу — спит себе в оружейной, Гризер и Тайм коротают время за игрой в ожидании работы, а я могу позволить себе немного прогуляться по уровню. Просто так, чтобы остыть немного.

Сам уровень, как я начала догадываться, являлся по своей сути административным — на нем были все важные для пони места: кафетерий, сауна, оружейная, рядом с ней комната охраны (она сейчас пустовала), мастерская ПипБаков, ферма, кухня, офис Смотрительнцы и многие другие объекты. Так же были переходы в другие уровни Стойла, например, к жилым блокам, к реактору, к медицинскому блоку. И обязательно каждый переход охраняли три робота. К реактору вообще семь, и, когда я пыталась пройти мимо них, меня очень вежливо попросили повернуться обратно и идти в какое-либо другое место.

Долбаные железяки. Помимо охраны на переходах, по своим делам по этажу слонялись другие роботы. Мне кажется, что роботов в этом Стойле больше чем пони! Да что там! Это самое большое скопление роботов что я видела за свою жизнь! Как я раньше роботов встречала? В разрушенных городах обязательно парочка будет мест, где можно увидеть несколько роботов! В метро или в подсобных помещениях, например. Но там всегда две-три машины, а здесь я их насчитала штук пятнадцать! Плюс я уверена что это только малая часть, где-то еще есть роботы. Надо у Бэйл спросить, вдруг она знает, сколько роботов во всем Стойле.

А чего я жду? Мне же к ней и надо. Чего-то я тормозить начала, определенно в еде что-то есть! Нам с Гризером дают одну и ту же диету, так? Гризер тормозит, следовательно? Следовательно и я торможу. Еще немного и слова путать начну. Если в маразм быстрее не скачусь, конечно.

Ага, вот он, офис Смотрительницы. Что такого делала эта пони в Стойле? Несомненно, здесь она была самой главной пони. Ну а сейчас самый главный здесь Мастер. Чего только мастер? Своего крупа?

Я зашла внутрь. Ого, да это практически маленькая комната! Два широких дивана с мягкими сидениями, круглый столик для книг и журналов, куча шкафов, и разломанный робот в стенном углублении. Да, самым крутым пони — самое крутое жилье! Хотела бы я так жить! И на работу недалеко, и условия наишикарнейшие, да и... Просто круто быть самой главной пони! Сидишь себе, ни о чем не паришься, если что, на кого-то покричишь, чтобы достали тебе что нужно. Хорошо было бы!

Бэйл оказалась в соседнем кабинете, чье убранство тоже разительно отличалось от интерьера остального Стойла. Огромный терминал во всю стену, полукруглый массивный стол, компьютер на нем, яркий желтый свет, наверное, тут одни во всем Стойле такие лампы! Уже завидую!

— А, здравствуй, Голд, — улыбнулась единорожка, — ты по делу или просто поговорить?

— По делу, но и поболтать тоже могу, — я не хотела уходить из такой роскоши. Тут было просто шикарно! — Вот, смотри, — я вытащила из кармана прибор, — Тайм просил передать.

— Ой, это же мой успокоитель! — Бэйл отлевитировала его к себе. — А я думала он потерялся! Спасибо тебе огромное, Голд! — она просияла.

— Твое что? — не поняла я.

— Успокоитель, это я его так называю, — единорожка положила аппарат в стол, — мне с ним засыпать легче, да и Маркед, если темноты забоится, им тоже пользуется.

Ну, зная что Бэйл постоянно устраивает истерики, ее можно понять, с такими хлипкими нервами не поспишь, будешь от каждого шороха в поту просыпаться.

— Ну а что ты делаешь? — спросила я ее, устраиваясь на удобном сидении напротив Бэйл. — Вроде на мастерскую это не похоже. Да и мастерская ПипБаков за углом и по коридору направо.

— Ну, я не чиню механическую часть, я по внутренностям, ну знаешь, ЛУМ, ЗПС, — увидя мое лицо «что еще за фигня?» она объяснила, — Локатор Ушки-на-Макушке, Заклинание Прицеливания Стойл-тек, — а, теперь до меня дошло, вся та всячина, что была написана в руководстве.

— Понятно, — проговорила я. — И сколько?

— Чего? — не поняла она.

— Норм, говорю, сколько?

— На меня приходится полторы, на Маркеда ноль семьдесят пять.

Да, она еще меньше меня получает. Ну мне-то дела никакого нет, я просто хочу здесь подольше побыть, даже не знаю почему. Может быть, здесь просто теплее и круче чем в остальных частях Стойла?

— Тебя еще что-то интересует? — Бэйл сама была не против поговорить.

— Да, что это за фигня? — я показала на терминалы сзади нее.

— А, это, — она повернулась к стене, — я думала ты про ПипБак спросишь. А это мэйнфрейм Смотрительницы. Ничего интересного, просто большой терминал, подключенный ко всем системам в Стойле.

— Ко всем, говоришь? — заинтересовалась я. — То есть, ты можешь отсюда управлять всем Стойлом?

— Когда-то смогла бы, — ответила единорожка, — но все системы управления были продублированы и теперь требуется разрешение Мастера. — она скривила лицо. — Вот, смотри. — она включила экран. Картинка показала главную дверь Стойла, громадную шестеренку, с огромным механизмом, напоминающий сжатую лапу грифона. — Раньше я, то есть Смотрительница, конечно, могла открыть эту дверь, а сейчас вот, — она выбрала команду «открыть Главный Вход Стойла 71» и потвердила ее.

На экране загорелась надпись «Добрый день, миссис Фаер. Назовите причину вашего желания открыть главный вход.». Она ввела «выход на поверхность». Терминал мигнул, и появился ответ «К сожалению, миссис Фаер, я вынужден отклонить вашу просьбу. Если вас еще что-то будет беспокоить, пожалуйста, обращайтесь ко мне. Приятного дня, Мастер».

— Вот так, Голд, — Бэйл показала копытом на надпись, — все важные части Стойла находятся под наблюдением Мастера.

— То есть что, вход нельзя открыть без разрешения этого фанатика? — я поняла, что мой план начал рушиться как куча песка. Если он все здесь держит под контролем, то убежать отсюда можно будет, только прижав его хвост. А у меня даже нет идей как! Я даже не знаю где он находится. Скорее всего, он вообще на поверхности сидит.

— Не совсем, — уточнила Бэйл, — если пройдешь к пульту, то сможешь активировать механизм. У него приоритет над мэйнфреймом.

Во как! Я вздохнула от облегчения. План не сильно поменялся. Ух, а я уже испугалась даже, что мне придется здесь сидеть до смерти!

— Посиди здесь, Голд, я посмотрю что там, — в соседней комнате что-то зашуршало, и Бэйл, убрав все лишнее, посмотрела на свой ПипБак. — Ого, ну и дела!

— Чего там такое? — поинтересовалась я.

— Кто-то очень сильно кушает электроэнергию, — ответила единоржка. Кто бы это мог быть? Только бы не стали искать, где пропадает эта энергия. — И очень долго кушал, две недели. Мастер проверяет все системы, хочет узнать, не потреблял ли какой аппарат больше номинала. Ну и требует чтобы я посмотрела в распределителе.

— И ты что, пойдешь?

Она кивнула головой.

— Я тогда здесь посижу, а? — попросила я.

— Конечно сиди, — разрешила она, — все равно к вам ничего не принесут, — добавила она.

— Почему ты так решила? — поинтересовалась я. Правда, я думала только Мастер знает, будет ли у нас работа, или нет.

— Ну мне же видно, — Бэйл кивком головы указала на монитор, — сегодня дверь не открывалась. Вчера и позавчера тоже. Ладно, я пошла, — она вышла из кабинета. Я опять осталась в гордом одиночестве.

Как только шипение второй двери, ведущей в коридор, затихло, я сразу нырнула к компьютеру на столе. Не может открыть дверь, тоже мне, специалист по терминалам! Не может, или не хочет? Любую дверь можно открыть! Вопрос только в силе удара.

Зачем я лезу в терминал? Ну уж конечно не из праздного любопытства! Так бы я даже копытом об копыто не ударила! Лишние проблемы. Нет, у меня вполне обоснованный интерес. Бэйл здесь уже год, в кабинете самой главной пони этого Стойла! Однозначно, в нем что-нибудь есть!

Терминалы я много раз видела в Ривер Дам, так что как пользоваться ими я знаю. Вот клавиатура, вот экран, вот кнопка включения — простой, обыкновенный терминал. Нажимаем на кнопку, ждем пока загорится экран.

«Введите пароль».

Эм, ну я как бы и не ожидала, что он заблокирован. Сюрприз. А подсказку не дадите?

Идиотка! Ну кто мне будет помогать! Кому это нафиг надо? Да и чем я расплачиваться буду, натурой? Больше и нечем! И кто согласится? В смысле не то что я уродина, а то что проблемы никому не нужны!

Можно наугад. Только так даже Дискорд не взломает, я слышала, что терминалы, если за четыре раза не ввести правильный пароль, блокируются НАВСЕГДА! А мне это не нужно!

Ладно, другого-то ничего я не придумала. Была бы я Бэйл, чтобы я поставила на пароль?

Имя сына? Может сработать. «Маркед». Не-а. Не то. «Мастер — вонючий мул»? Слишком длинно. Свое имя? «Бэйл». Тоже не подходит. «Бала»? Да бросьте, этим именем ее Тайм называет, непонятно почему. «Бэйл Фаер»? Нет, и это не пароль. У меня осталась последняя попытка.

Со вздохом разочарования и обиды я отодвинулась от стола. Ну что за напасти! Вот когда тебе что-то сильно нужно, так обязательно найдется какое-нибудь препятствие, и тебя жестоко обламают! Если бы мне за каждую такую помеху давали бы по крышке, то у меня бы их были миллионы! А если я при встрече такой проблемы поднимала бы лапки кверху, то давно умерла бы где-нибудь в сточной канаве! Поэтому и сейчас я сдаваться не собираюсь. Возможно, пароль где-то хитро написан на каком-либо клочке бумаги и всунут в шкаф или тумбочку.

Первым, что я решила осмотреть, был стол. Он ближе, в конце концов, и если Бэйл записала пароль, то ей же не хотелось лезть за ним далеко? Я бы так и поступила. В столу шесть шкафчиков, есть куда спрятать.

В верхних четырех оказался разный мусор: кружка с надписью «серьезная кобыла», пачка таблеток, несколько бинтов и пузырек с лечебным зельем, который я забрала к себе. А вот в самых нижних двух лежали очень интересные вещи.

В правом лежал красный ключ с пометкой «А-112». Я порывалась взять его, но в последний момент удержала себя. Зачем он мне нужен? К Бэйл ночью подкрадываться? А так она запросто заподозрит что я у нее в вещах копалась.

В левом шкафчике лежали две фотографии. На первой можно было увидеть совсем мелкого Маркеда, сидящего в глупом колпаке и пытавшегося задуть свечи на торте. Надпись на обороте гласила «Маркеду четыре годика». Другая фотография была семейной: на ней стояли Бэйл, Маркед и рослый жеребец-единорог. Бэйл была одета в черную кожаную куртку с железными пластинами и держала перед собой ракетницу, Маркед носил маленький комбинезон с прикрепленными к нему гранатами и лечебными зельями и левитировал пистолет, а жеребец выглядел серьезно: боевая броня, автомат на боку, снайперская винтовка у ног, три шрама на щеке. Подпись под фотографией говорила «Стилл Поинт и семья, снова в деле! Мы — охотники Пустошей!».

Кем бы они себя не называли, они уже доохотились. Бэйл — истеричка, Маркед — запуганный жеребенок, и они не похожи на пони на фотографии. Те выглядели устрашающе, и было понятно любому гнусному рейдеру, что к этим ребятам лучше и за сто миль не подходить, иначе прострелят голову. Осколком от бутылки виски. Не используя магии. Не знаю, кто круче — они или, как звали эту кобылу долбаного министерства, Рэйнбоу Крэш? Нет, Рейнбоу Дэш, точно! Постоянно путаю, Крэш звучит покруче.

Пароля в столе я не нашла. Я закрыла шкафы, не забыв при этом положить вещи как они лежали до моего вмешательства. Я собралась пойти к тумбочке под плакатом «Спасибо тебе, Смотрительница!», как вдруг...

Ай! Ой! Тупой стол, вертеть тебя на рогу аликорна! Сжечь тебя в гриве Селестии, засунуть в круп Найтмер Мун!

Потирая новую шишку, появившуюся у меня на затылке вследствии удара об стол, я со всей дури вдарила по терминалу. Зря. На терминале ни царапины, а у меня теперь еще и копыто болит.

Это меня совсем разозлило. Я взяла с пола какую-то вещицу, и начала дубасить по экрану. Либо я совсем с ума сошла, что на вещи кидаюсь, либо меня сам Дискорд охмутал, но я била по компьютеру до тех пор, пока что-то от этой несчастной вещицы не влетело мне прямо в глаз.

Вот и пришел черед выпить зелье, боль в глазу так просто не уйдет. Как только зелье закончило свое действие, и боль стала более-менее терпимой, я осмотрела вещицу. Вещица оказалось маленькой силуэткой очкастой пони в комбинезоне Стойл-тек. Она выглядела такой умной, емое, что у меня снова появилось желание вдарить этой статуеткой еще куда-нибудь, я едва смогла себя сдержать. Определенно в этом Стойле в еду подмешивают всякую дрянь! Гадость — здоровью радость, блин.

Надо себя успокоить, да побыстрее! Да еще мусор собрать, раскидала тут, копыто из жопы! Бэйл прям сильно этому обрадуется. К счастью, я не сильно тут расшумелась, так что уборка заняла минуты две от силы. Но вот фигурка пони отказывалась стоять нормально, она то и дело падала. Молодец, Голд, ты ее сломала! И валить не на кого, ты тут одна сидела! Ищи клей, будешь чинить!

Присмотревшись внимательней, я увидела на полу крошечную подставку с логотипом Стойл-тек. Поднеся к статуетке, я с удовлетворением заметила что в клее не было необходимости — две части подходили друг к другу как влитые. На подставке была выбита фраза «будь готов к тысячу ответов на один вопрос «почему»». Стоило мне положить статуетку на поверхность стола, как раздался щелчок и из основания показался разъем с указанием «этой стороной к ПипБаку».

Я пожала плечами и поднесла. Не умру же я от этого, правда?

На ПипБаке высветился текст «Внимание! Производится обновление матрицы заклинаний взаимодействия с терминалами ЕКС! Обновление включает в себя улучшенные системы обхода фаерволлов, ускорение запроса, передачи, обработки и чтения информации со стандартных носителей!»

Чего? Я ничего не поняла. Чего там еще обновлять? У меня и так все в норме. ПипБак вроде не глючит, не тормозит, и вообще, я его совсем недавно получила! Когда бы он успел сломаться?

На экране появилась полоска, постепенно заполняющаяся белым светом. Назовите меня глупой пони, что, несомненно, грязная ложь, но я не понимаю, полоска показывает как идет обновление? И раз она уже наполовину заполнена, то не мог бы мне кто-то очень добрый подсказать, как заставить эту фигню остановиться? Так как мне ничего обновлять не надо!

Пока я паниковала и пыталась прекратить обновление, полоска успела заполниться на три четверти. Я уже и не понимала, что будет с моим ПипБаком, но если это продолжиться, то мой ПипБак будет тю-тю. А я не хочу сломанный ПипБак! Кто знает, когда он мне понадобится, может прямо сейчас?

Я в страхе нажимала на все кнопке на ПипБаке, пытаясь его выключить. Отдерите Дискорда рогом Селестии или наоборот, я даже кинула статуэтку в самый дальний угол, под плакат «Усердная работа — лучшая работа!». Но полоска продолжала заполняться. Вот уже чуть-чуть...

Линия белого света распласталась на весь экран, потом цвет поменялся на обыкновенный зеленый. Экран еще раз мигнул, и показалась картинка фигурки. Она отползла в угол, и высветился текст «Спасибо за доверие, проявленное вами за использование нашей продукции! Стойл-тек: все для пони, вместе мы придем в светлое будущее!»

К Дискорду их светлое будущее. Я из их гребаного будущего, ублюдки!

ПипБак щелкнул. Я, ожидая еще какой-нибудь пакости от древних пони, с тревогой посмотрела на него. Оказалось, что вкупе с улучшением матрицы заклинаний, он еще скачал инструкцию как взаимодействовать с терминалами ЕКС, чтобы это не значило.

Честно, как раз того, что мне не хватало прямо сейчас! И я бы послала это нудное чтение куда подальше, если бы в названии инструкции не было написано «взлом». Во как бывает. Нудное чтение становится нужным.

Через три минуты, потребовавшихся мне чтобы ознакомиться с данным разделом, я все-таки сумела взломать терминал. Нахождение ключевого слова было сродни какой-то шулерской игре. Кручу, верчу, развести хочу, блин. Терминал от бездействия выключился, и у меня опять было четыре попытки. Куча непонятных символов, сплошные линии цифр... Не думаю, что я еще когда-либо решусь взламывать чьи-либо терминалы. Я лучше буду искать пароли, записанные на бумажках. Кстати, о паролях. Паролем было слово... «пароль». Когда я это поняла, и мне высветилось главное меню, то я даже не знала что делать: кричать от радости что я все-таки смогла взломать компьютер, удивиться глупости Бэйл, или с досады долбануться об стол в третий раз?

Ну Бэйл, ну тупая... Хотя не удивлюсь, если это Маркед так пошутил.

В главном меню было три раздела. И все они различались только именами. Тайт Кнот, Дабл Чек, Бэйл Фаер.

Ух. Кто такой Тайт Кнот, мне плевать. Кто такой Дабл Чек, я прекрасно знала. Кем являлась Бэйл, я не имела ни малейшего понятия. Может, ее записи мне помогут?

ЛОГ №1526

Это было как-то... очень быстро. День назад мы только шли в Валунистые Земли, и спустя мгновение мы оказались в темной камере. Я, Стилл и Маркед. Совсем без оружия. Потом пришел какой-то пони в лохмотьях. Долго извинялся за такое происшествие, заверял что не хотел подставлять под гранаты маленького жеребенка. На просьбу разъяснить в чем дело отвечал что мы все скоро сами узнаем. Оружие отдать тоже отказывался. Все постоянно извинялся. Скоро к нему пришел единорог, и тут началось нечто.

Стилл закричал как будто его мучал какой-нибудь грифон пони-ед. Маркед со страху прижался ко мне и пытался спрятаться в моей гриве. Стилл кричал десять секунд, и все это время пони смотрели на него. Потом новоприбывший повернулся ко мне лицом.

Я... я не думаю, что могу описать это. Я много раз попадалась под пули, когти, лучи, гранаты, но это было что-то другое. Это резало мои глаза и рог. Я только чувствовала боль и дрожь Маркеда. Малыш очень сильно перепугался и из-за всех сил пытался не расплакаться.

Как только боль угасла, пони посмотрел на Маркеда. Как мать, мне стыдно себе признаться: я не могла пошевелиться. Я догадывалась, что сейчас произойдет,и должна была не допустить, чтобы хоть малая капля этой боли досталась моему жеребенку. Но я не могла. Я могла только зажмуриться. Но не могла закрыть уши.

Вместо этого, он начал с ним разговаривать. Он много раз извинялся, повторял что не хотел чтобы им было так больно, уверял что в другой ситуации никогда бы так не поступил. Я не могла понять, что он хотел от нашего малыша. Он начал спрашивать как его зовут, чем он занимается, чем занимается вся наша семья. Под конец он спросил, есть ли у него братик или сестренка. На отрицательный ответ он сокрушенно сказал что тогда малыш не поймет, как ему было противно причинять боль его родителям, то есть мне и Стиллу. И еще...

Он умолял его простить.

Я не понимаю, чего они хотят от нас?

Среди остальных записей, друг от друга ничем особым не отличавшихся, было только одно, которое буквально выпрыгивало и кричало. Наверное, Бэйл была сильно напугана и ничего не соображала, поэтому сообщение было таким гневным:

ЛОГ №1542

ОН ЗАБРАЛ ЕГО! ОН ЗАБРАЛ ЕГО! ОН ЗАБРАЛ МОЕГО СТИЛЛА! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?!!!

Это просто невозможно! Это же гребаное Стойло гребаного Стйл-тек в гребаной Эквестрии! Здесь ни хрена не должно ломаться! И теперь он, этот вонючий мул, живодер, утопиться ему в дерьме Найтмер Мун, ожидает что я куплюсь на его гнусную ложь?!!

О Богини...

Он его убил.

Я не знаю, как я скажу Маркеду. Он уже большой, и он не поверит в сказку про Небесное Стойло. Особенно с тем, что мы слушаем от этих... фанатиков!

Особенно с тем, что он сегодня натворил.

НЕТ! Это был не Маркед! Это был он! Он просто ждал удобного случая! Чтобы убить его! Чтобы сделать плохо нам! Он с самого начала делает плохие вещи!

Ведь я собиралась сказать сегодня Стиллу, что я... Что я просто очень сильно его и Маркеда люблю!

Стилл, пожалуйста, вернись.

Ты нам очень нужен.

Я же просто сплю, а это кошмар. Я сейчас проснусь, а я лежу вместе с Стиллом дома в Саус Сэйф Шелтер.

Правда?

Нет, Бэйл, это не правда. Ты не спишь, я не сплю, вся Эквестрия не спит. Эх. Дерьмо у нас жизнь. И ты знаешь, кому на это плевать. А еще ты знаешь, что никто тебе не поможет, если ты сама себе не поможешь.

Эх. Тьфу. Понесло меня что-то на грусть и тоску. Аж заплачу, блин.

И угораздило меня и в самом деле плюнуть на пол! Ладно, жизнь у нас дерьмо, но грустить нам некогда, сами сделаем ее лучше и всех порвем, кто хочет нам помешать! Даже если это будет Селестия и Луна! Пуля им в лоб — и никаких проблем! Все вопросы можно решить с помощью пушек!

На экране начали танцевать желтые блики. Ох ты ж аликорн двухрогий! В приступе испуга я начала бить по кнопке выключения терминала, но из-за суматохи умудрилась скопировать все файлы на мой ПипБак. Ничего, потом от них избавлюсь, если что.

Позади меня раздались приглушенные голоса:

— Сколько на этот раз?

— Десять, все рейдеры из окрестностей Торхува. Мастер попросил их особо не трогать.

— Значит, скоро у нас будут новые братья и сестры? — с надеждой в голосе спросил первый.

— Не знаю, не знаю. А у тебя сколько?

— Пушек? Шесть, одна полностью в хлам. Думаю, завтра вместе с рейдерами отправим.

— И правильно, чего торопиться, — говоривший это шумно вздохнул, — пошли, нам еще еду надо взять. Шестеренку не закрывай, энергии не так уж много.

Я обернулась. Бэйл, когда в спешке уходила, не вырубила терминал Смотрительницы, и теперь тот показывал что происходило у главной двери. Увиденное заставило меня обратить все свое внимание на экран.

Несколько пони в лоскутах деловито ходили по входной комнате, перенося открытые ящики с оружием внутрь, а ящики с едой — наружу. В силуэтах, отбрасываемых красной лампой, можно было узнать ружья, пистолеты-пулеметы и прочее огнестрельное оружие. И вот рядом с ящиком лежали шесть магических винтовок, в которых я так нуждаюсь!

Ну почему я не могу их отсюда взять?

А потому что жизнь — дерьмовая штука. Ну ничего, завтра их к нам принесут. И завтра я отсюда сбегу.

***

Выговора за то, что я прошлялась где-то полчаса никто мне не сделал. Оно и к лучшему. Мне сейчас лишнее внимание не нужно. Тем более, внимание от чего-то, что может заинтересовать этого Мастера. А он, я уверена, сможет со мной сделать все что захочет. Непонятно только почему он ничего такого особенного раньше не вытворил. А, Дискорд с ним. Мне же никто ничего не сказал? Косо на меня не посмотрели? Все, это их проблемы.

Когда я вернулась в оружейную, там все было по-старому. Тайм и Гризер играли в настольную игру, Голден Кап мирно храпела у стенки. Так мы провели время до обеда. Обед тоже проходил в манере спокойствия. Никого из старых знакомых я там не встретила. Жаль, хотелось перехватить где-нибудь Бэйл и обсудить с ней пару вопросов. Таких как «эй, я готовлю побег, мне Мастер не нравится, тебе не нравится, завтра валю, ты со мной?». Конечно, не так уж прямо в лоб, но чтобы сразу поняла, что я не шучу. Тем более, у моего плана слабых мест нет! С пушкой на Пустоши можно много чего наворотить, а уж чем больше пушка, тем круче! Мне, например, нравятся большие пушки!

Но вернемся к нашим браминам, то есть, к нашим фанатикам. Ха, будто большая разница, одинаково тупые. Хотя ходят слухи что и брамины разговаривать могут. А еще есть слухи что до Последнего Дня брамины были одноголовые. Чушь! У браминов две головы, одна рогатая, другая без рогов, опасайся ту что без — она кусается! Очень больно, а если брамин еще и бешеный... Ну, такой же эффект как и от сильной простуды — тебя выкидывают на улицу, забирают твои шмотки, и ты ходишь по всей Пустоши, сверкая голым крупом. Может быть, привлечешь к себе внимание незнакомого пони, и он разделит с тобой тягости жизни в Пустошах. Пулей в лоб поделится.

Так или иначе, ни Бэйл, ни Маркеда в столовой не было. Или они уже пообедали, или они совсем не приходили. Поэтому я и решила подождать до ужина. Мне сегодня их срочно надо было найти, так как завтра было бы уже просто поздно с ними болтать! Просто они бы не согласились, попросили бы денек на подготовку и все такое. Вот только времени и нет! Завтра нам утром эти пушки принесут, вечером унесут, и жди подходящего момента Селестия знает сколько времени! А там, гляди, или Маркед расколется, или сама Бэйл в истерике все выскажет, или Мастер к себе поговорить заберет, в целом, совсем не вариант. Поэтому именно сегодня! И именно завтра валим отсюда!

И вот как назло, их я не нашла даже на ужине. Им что, есть не нужно? Я еще спросила у робота, видел ли он их. Я уж подумала что Мастер их к себе взял. Ух, и какое же облегчение я почувствовала, когда робот ответил что они уже поужинали! Прямо как во время похода избавляешься от воды, накопившейся у тебя в организме.

Облегчение облегчением, а побег все равно надо готовить. Поэтому после своей смены я галопом побежала в жилой блок, к двери комнаты Бэйл. И что я нашла? А ничего не нашла! Дверь была закрытой, на стук никто внимания не обращал, и по всему было видно, что их у себя нет!

Да что они могут делать вне своей комнаты вне своей смены?!

Ну, где Бала не знаю, а Маркед вроде пошел в столовую.

Рядом со мной стоял Тайм. Ну хоть в какое-то время я была рада его помощи. Единственный раз в жизни, когда мне от него не нужны какие-либо нравоучения! Он наступил!

Угу, спасибо, Тайм, — буркнула я. И тут же спохватилась: — слушай, я тебя после смены не видела. Где ты был?

Просто так я бы даже не поинтересовалась. Но он был фанатиком, а значит, мог чисто из «желания» помочь пойти и поговорить с Мастером. И я не стала бы спорить на свою жизнь, если это так.

Да я с Маркедом и беседовал. Волнуется он что-то. Со вчерашнего дня то к Стилу за таблетками сбегает, то в школу, — ответил Тайм. — Если тебя Бала за ним послала, я бы посмотрел где-то около входа в Атриум — он там часто гуляет.

Спасибо еще раз, что бы я без тебя делала, — буркнула я, убегая прочь. Иногда эти тупицы бывают еще как полезны. Вот если бы они только говорили и действовали так, как мне было бы удобно, цены бы им не было! Были бы чуть ли ни бесценными пони! Правда, они и сейчас бесценные, за таких идиотов работорговцы даже крышки бы не дали.

В столовой мелкого сорванца не оказалось. Как и не оказалось его в школе. И где эту малявку искать? Вроде, Стойло, закрытое пространство, скрыться невозможно, ну не в унитазе он смыться захотел? Найти кого-нибудь не составило бы большого труда! Ан нет, Маркед все-таки умудрился скрыться даже в таком месте! Это тебе же не открытая Пустошь!

Когда я поняла, что представляет собой Стойло, у меня перехватило дыхание, а по шее пробежался холодок. Да это же огромный гроб! Огромнейший, из которого просто нельзя взять и уйти куда тебе хочется! Сразу же показалось что на меня начали давить стены, готовые меня раздавить и сплющить в лепешку. Потребовалось простоять десять минут с закрытыми глазами, пока я успокоилась. Все, при побеге заберу у Бэйл все успокоительное, которое у нее найду. А потом свалю из Торхувских Пустошей обратно в Кантерлотские. Ибо достало все! Жизнь такая достала! Почему нельзя просто меня вообще не трогать и не мешать мне жить?! Я обещаю что по пустякам трогать не буду! Просто выпустите меня!

Да, так дальше продолжаться не может. С ума сойти можно! Доведут до отключки, и свищи ищи потом нормальную Голд Ган по всей Пустоши! Будет другая Голд, что будет слепо молиться на Принцесс. Причем они этого совсем не заслужили! За что, спрашивается? Веришь, молитвы им читаешь — а все равно кончаешь как последняя зараза. Так может, не надо времени терять на тупое и бессмысленное занятие? И потратить его на более нужные вещи?

Уверена, будь на моем месте какой-либо фанатик, он бы обмолился чтобы Маркед к нему сам пришел. И так бы сидел до голодного припадка. Но я не фанатичка, я этого мелкого засранца сама найду!

В школе пожилая кобыла-учительница сказала мне что Маркед был прямо перед моим приходом, ушел за пять минут. Я с досады была готова себе копыта грызть. К сожалению, преподавательница не знала куда он направился, и посоветовала поискать в столовой, либо спросить роботов.

Ага, сейчас, так я у роботов и спросила. Незачем мне мельтешить лишний раз перед Мастером. Лишние подозрения мне не нужны. И вообще, мне бы не помешало бы заклинание невидимости. Слухи ходят по Пустошам, есть такое устройство, которое делает пони полностью невидимым. Хотя я видела его действие в тот день когда нас ловили. Ну, или что-то типа того. А еще говорят некоторые аликорны могут становиться невидимыми. Только кто к ним в здравом уме полезет? Может быть, они плотоядные! И моются в крови жеребят.

Что-то меня занесло куда-то, проблемы Пустоши сейчас играют не самую главную роль, в конце концов, я двадцать лет их преодолевала. Как вылезу на Пустошь, так и будет у меня все нормально. А сейчас мне надо найти Маркеда!

Хоть уровень был и очень большой, но меня гнала нужда, поэтому обежать и посмотреть во все уголки заняло не так уж много времени. Всего-то пять минут. Но и этих пяти минут хватило, чтобы половина офисов закрылось. Этих пяти минут хватило чтобы уровень опустел.

Ну просто здорово, теперь я по крайней мере смогу найти Маркеда и Бэйл одновременно в их комнате — их смена уже закончилась. Ну просто здорово, мне теперь переть из самого дальнего к жилому блоку угла через весь уровень!

Ну, в этом тоже есть свой плюс — загляну в Атриум, посмотрю что да как, а если что случится, отвечу что потерялась. Если у этих тупиц нет запрета гулять поздно вечером.

К Атриуму я шла не спеша, рассматривая внутреннее убранство Стойла. Большинство кабинетов имели встроенные в стену окна продолговатой овальной формы. Не знаю зачем, интересоваться не хотелось. Единственными местами, в которых окон не было были кухня, ферма, сауна, кабинет охраны и оружейная, находившаяся неподалеку от него. Роботов, двигающихся по этажу в этот момент, было не слишком много, я насчитала всего три штуки. Скорее всего, они по сигналу тревоги припрутся откуда-нибудь. Самое вероятное — с поверхности. А это значит что дверь будет открыта! И поэтому если не медлить, то можно вполне и успеть до закрытия!

Я улыбнулась самой мысли скорого побега из этой дыры. Вся эта белиберда с поклонением принцессам, с этой религией, с этой тупой учтивостью всех и вся меня уже достала! Куда лучше мне было в Трейдинг Пост, вот там-то! Обматерю как приласкаю. И вообще, так пони и должны жить, грызя друг другу глотки. А тут... Жизнь какая-то пресная, совсем не интересная. Да еще этот Мастер учит как жить надо. Сам он что, на поверхности жил? Он там и дня не протянет, сдохнет быстрее.

От радости я чуть ли не начала насвистывать только пришедший в голову мотивчик. Да я бы так и сделала, если бы первое: знала бы я что петь, и второе: из Атриума, мимо которого я проходила и собиралась заглянуть, раздавались приглушенные возгласы:

— Честно говоря, я не думаю, что это такая хорошая идея. Твое желание понятно, но все-таки... Отчаяние — смертный грех. И правда, я бы хотел помочь другим путем. Но если ты уж так этого хочешь, то семьдесят вторая страница.

В ответ прозвучало нечленораздельное мычание.

Раздался шелест перелистываемых страниц, и вскоре, вероятно после того как были найдены нужные страницы, снова возникло неразличимое бурчание.

— Извини, но это максимум что я могу сделать в данной ситуации. Извини. Я все понимаю, но никак помочь этому не могу. Есть два варианта — либо она принимает веру, что маловероятно, да и я заставлять не хочу, и она успокаивается либо ты делаешь что-нибудь, чтобы она сильно не беспокоилась.

Ответом было бурчание погромче.

— Прости, отпустить — это не вариант. Я могу, но придется изменять память. Хотя, я полагаю, через несколько лет я смогу всех отсюда выпустить, но это уже будет другая Пустошь. — голос вздохнул. — А знаешь, мы с тобой не так уж сильно различаемся. Да-да, внутри мы полностью одинаковы. Я не говорю сейчас про веру или физиологию, я говорю про твое желание помочь. Видишь ли, когда мне было семь лет, моя семья тоже переживала не самые лучшие времена. И тогда я в силу своей юности не смог ничего придумать лучшего кроме как молиться. В конце концов, все уладилось и все встало на свои места. И я знаю, что у тебя будет все точно так же. Только ты никому не говори что ты узнал, хорошо? Ты уже уходишь? — совершенно неожиданно спросил он. — Тогда верни книгу в школу, пожалуйста. Большое спасибо. Приятного вечера.

С другой стороны двери Атриума раздались частое цоканье. Я очень сильно не хотела чтобы меня обнаружили, поэтому я спряталась за углом, ведущий в противоположную сторону.

Если честно, то я совсем не удивилась, когда из Атриума вышел Маркед. Этот мелкий во всех дырах затычка. Ну просто везде его встречаю! Это что, издевки судьбы такие? Типа, отныне и впредь, Голд Ган, твоя жизнь будет неразрывно связана с этим жеребенком. Слушайся и выполняй его приказы!

Тьфу, смех да и только. Так и с ума сойти можно. Уверена, что Мастер все это и подстроил. И училку подговорил, и Маркеда в это время к себе пригласил, и меня по Стойлу вытащил прогуляться... Стоп! По Стойлу я вообще-то не прогуливаюсь, а Маркеда или Бэйл ищу! А он как раз тут выходит после неуютного разговора с роботами про веру, в самый раз его и брать! Ух, сейчас я из него все вытрясу, полетят клочки по закоулочкам!

— И где это мы были? — с улыбкой спросила я, догоняя его. Бедняга, а это Священное Писание вблизи еще больше кажется! Он теперь вбок заваливается, магии не хватает чтобы таскать телекинезом! А я бы во рту донесла, и ничего со мной не случилось бы.

Жеребенок начал нервно озираться по сторонам и предпринял попытку ускорить шаг, но я надавила ногой на его спину.

— А мама где? Мне надо с ней поговорить.

— Мама в комнате, наверное, — заплетающимся языком проговорил Маркед, — мисс Ган, не говорите ей пожалуйста!

— А ты мне не указывай, сопляк ты мелкий! — взгрызнулась я на него. Указания мне еще делает! — Уверена, ей уж точно понравится как ее сын начинает верить в бредни полоумных!

— Ну пожалуйста, ей нельзя нервничать! — жеребенок чуть ли не зарыдал.

Терпеть это не могу. А ведь он сможет расплакаться. И идти у него на поводу не хочу. Привыкнет еще... Хотя, какая мне разница? Я все равно им пендаля после побега дам, и пусть прутся в свой Сэйф Шелтер, к своим дружкам-наркоманам!

— Ну ладно. Но мне надо обсудить пару вещей с твоей матерью, и ты будешь согласен с любым моим поводом! Понял? — жеребенок согласно закивал. — Давай сюда книгу. И не ныть мне тут! — добавила я, видя как глаза у жеребенка начали превращаться в большие блюдца. — А иначе все равно расскажу.

— Х-х-хорошо.

Ну, снова здорово. Он опять заикается, сейчас в рев пойдет.

А нет. До жилого блока дошли нормально, без всякого представления с пинанием и учебы ума-разума. Так, пару раз носом шмыгнул, но было достаточно только грозно на него посмотреть, как он сразу заканчивал свое безобразие. Книгу мы не сдали, пришлось мне ее к себе забрать.

Бэйл мы встретили в коридоре, где она мило болтала с Таймом. Тот уже успел все про меня рассказать, и поэтому слегка удивился тому, что я тащу с собой Священное Писание. Пришлось наврать про интерес к ней. В мыслях я яростно билась об стены, так как Бэйл про меня просто сейчас много что напридумывает, а мне нужно чтобы она поверила мне. А всякие догадки и слухи о моем возможном фанатизме будут мне очень сильно мешать.

Я кивком головы показала Бэйл, что нам надо поговорить наедине. Попрощавшись с Таймом, мы зашли в ее комнату.

Во всей Эквестрии невозможно найти столько бумаги, чтобы описать все отличия ее комнаты от моей. У нее было убранство шикарнее, прямо как у какой-нибудь довоенной богачки. Нет, как у Смотрительницы Стойла! Оттуда утащила некоторые вещи, к себе поставила, и вуаля! Интерьер радует глаза. В такое место и жеребца не стыдно привести! Хотя у нее уже был жеребец, Стиллом звали, но он уже того, копыта отбросил.

— Ты о чем-то хотела поговорить, Голд?

Я потрясла головой, приводя мысли в порядок.

— Да, дело в том... — я прокашлялась. — Тебе здесь нравится?

Бэйл с недоумением посмотрела на меня.

— Ну, плюсы есть, и минусы тоже, — задумалась она.

— Ты думала о том, чтобы жить здесь еще несколько лет? — прямо спросила я.

— Что?! — ее глаза округлились от испуга. — Конечно нет! — тут она заткнула свой рот обоими копытами, поняв что сморозила лишнее.

— Ага! — я указала на нее копытом. Подловила, подловила! Теперь по-моему будет! — Значит, ты все-таки хочешь сбежать!

Бэйл уткнулась в пол, и ее глаза начали наливаться слезами. Дожили, теперь это просто традиция. Мать рыдает, сын рыдает, отец тоже рыдал? Так дело не пойдет, мне не нужны расхлябанные подельники! Все таки жизнь в Стойле делает из пони каких-то сосунков.

— Так да или нет? — повторилась я.

— Да, хотела, — согласилась Бэйл, дергаясь от плача, — но... это просто... — она захлебнулась в рыданиях.

— Невозможно? — попыталась догадаться я. — Ты тупая? Тут нет ничего сложного, точно так же как и в Пустошах. Ну же, ты же из Сэйф Шелтер, разве вы там не грызете друг другу глотки?

— Мы никому там ничего не грызем! — бросился на меня Маркед, но быстро увял после того как я указала на книгу.

— Ты же не будешь считать нас дикарями только из-за того что мы в палатках живем?

— Конечно нет, но вы там и прямо не в Эквестрийских Садах живете, — уверено заявила я. Дикари, они и есть дикари, махают палками, кидаются банками с мочой, торговать не умеют, и вообще чуть ли не голыми ходят. — Уж с чем-чем, а с оружием вы управляетесь, иначе бы вас уже съели.

— Мы не каннибалы! — начала было протестовать Бэйл, но тут же осеклась. — А как ты отсюда сбежишь, если у тебя оружия нет?

— Глупая, глупая Бэйл. Ну кто из нас лучше знает, есть ли оружие или нет оружия? Пони, сидящая целый день за терминалом, или пони, которая чинит пушки?

— Если ты забыла, Голд, то мне все равно видно, открывалась ли дверь, или нет, — напомнила она. Действительно, как я могла об этом забыть? Теперь она считает что я перед ней понтуюсь.

— Ну, ты сегодня не видела, ты отошла на самом интересном месте, — выкрутилась я, — там принесли оружие, которое завтра будет перенесено к нам в оружейную. И завтра мы его же обратно отправим. Нас тут... трое, — посчитала я. Ладно, придется и Маркеда учитывать, хотя от жеребенка толку мало в таком деле — телекинезом он толком и не владеет, боевое седло таскать — слишком мал для пушек. Так что мелкий тут будет бесполезен. И я бы его не брала, если бы Бэйл без него никуда бы не сдвинулась! — Мне две, тебе две, — я указала на Бэйл, — и Маркеду две. Итого шесть. Скажу честно, нам просто везет! — заулыбалась я, — там как раз шесть винтовок!

Однако ни Маркед, ни Бэйл моего энтузиазма не разделяли. Вот блин, они еще сомневаются, тупицы.

— Эм... Прости, Голд, но я не думаю, что я куда-то отсюда в ближайшее время сумею сбежать... — она едва слышно залепетала. — И боюсь только через год или два смогу.

Я ошалела. Да она дура, чтоли? Такой шанс выпадает — и от него отказываться? Я не понимаю, она тут решила поселиться? Да после всего, что с ней здесь случилось, она это место ненавидеть должна! Куда там, мне это место уже до зубного скрежета доводит! И без всяких инцидентов!

— Слушай сюда, Бэйл. Я не знаю, какая у тебя там проблема, — с легким намеком на угрозу тоном начала я, — но либо мы завтра отсюда валим все вместе, либо я валю без тебя.

— Тогда беги без нас. Мы останемся здесь.

— И будете продолжать слушать этого тупого фанатика? После того, что он сделал с твоей семьей?

А вот это я зря — Бэйл разрыдалась в полную силу. Богини, которым на нас наплевать, это вам в кайф, да?

Я почувствовала как у меня начинает ныть голова. Круто. Больная голова — первый шаг к тому, чтобы просто послать всех далеко и надолго.

Я закатила глаза. Приехали. Бэйл и Маркед в истерике, совсем не то, что я добивалась. Запуганные бедняжки, надо их пожалеть, да? Да мне на них плевать, если они копыта опустили и таким образом разбираются с проблемой!

— ХВАТИТ! МЕНЯ ЭТО ДОСТАЛО! — я стукнула со всей дури по столу и посмотрела в ее лицо. В глазах Бэйл читался страх. — Мы завтра сбегаем, все! Никаких разговоров! Понятно?!

— Мы никуда не пойдем! — с дерзостью посмотрел на меня Маркед. — И можешь уходить отсюда! Убирайся!

— Ну все, мелкий засранец, тебе крышка, — процедила я. Надо бы тебе копытом морду подправить, слишком она у тебя дерзкая. — Бэйл, знаешь что я узнала? Оказывается, твой любимый Маркед решил поверить этим сказкам из Священного Писания! — о, вот и взгляд недоверия. — Не веришь? А ты спроси его сама!

Внезапно в комнате стало очень тихо. Минуту назад тут шум и гвалт стоял что на ярмарке, а сейчас... Упади волос с моей гривы, и то я услышу.

— Маркед, это правда?

Жеребенок пытался увести взгляд в сторону.

— Ну давай, Маркед, скажи правду. Вроде Тайм говорил что врать — не хорошо, так? — с ухмылкой на лице спросила я.

Маркед не отвечал.

— Маркед Таргет, отвечай когда я тебя спрашиваю! — Бэйл не на шутку разозлилась. Сейчас грянет буря, кто не спрятался — сам виноват! — То, что сказала мисс Ган, правда?

Маркед водил туда-сюда головой, не выговаривая ни слова.

— Ну? Я жду, юноша! — нетерпеливо топнула ногой кобыла.

— Да, так и было, — сознался наконец-таки Маркед.

На лице у Бэйл прокатилась целая гамма чувств, начиная от удивления с неверием, и заканчивая злой строгостью. Мне бы сейчас что-нибудь пожевать, зрелище ожидается очень долгим.

— Маркед Таргет! — дергая желваками, начала Бэйл. — Ваше поведение просто возмутительно! Отныне и впредь, вы будете строго выполнять все, что я вам скажу! Понятно?

— Да, мам.

— Марш в свою комнату и закройся там! — приказала единорожка. — Перед сном у нас будет с тобой очень серьезный разговор.

Мелкий только сокрушенно вздохнул и, поднявшись, пошел к двери соседней комнаты. Проходя мимо, он кинул на меня взгляд, от которого я должна была бы поежиться. Должна была бы. Он еще совсем мелкий, что он мне сделает? Уши обкусает?

Бэйл сопровождала сердитым взглядом свое чадо до того как закрылась дверь, после чего повернулась ко мне... И я ее не узнала. Осунувшееся лицо, посеревшие глаза, и... Эй, это не седина в гриве у нее? На фоне белых локонов не видно, но маленькая прядка сединой отдает.

Если она еще раз зарыдает, то я, честное слово, и на нее заору. А может, если совсем достанет, то и долбану несколько раз. Честное слово, я не говорила, что в Стойлах живут только сосунки? Так вот, не только в Стойлах живут сосунки, но в Стойлах их и воспитывают в таком же духе!

Бэйл была немного ошарашена известиями. Да что там, она вообще была сражена наповал! Как будто в баню к жеребцам попала, а выходная дверь заперта. Ее аж всю трясло, то ли от гнева, то ли от накатывающейся истерики.

— Я просто... не могу... в это поверить! — всхлипывая, проговорила она. — Это... просто... невозможно!

— Угу, это возможно, как видишь, — напомнила я, — и мне уже спать охота, так что давай по-быстрому, или я без тебя валю, и тогда Маркед продолжает слушать бред, или ты мне помогаешь.

— Я согласна, — вырыдала единорожка, — что мне делать?

Все, она в отчаянии, бесконтрольном положении и в истерике. Прямо замечательные свойства, когда со мной надо соглашаться! Она сейчас вообще ничего не соображает. А значит — не будет проявлять излишней активности ни завтра, ни сегодня. Как там это называлось? Моральный дух? Ну вот, этого духа у нее сейчас только на то, чтобы наддавать Мастеру пинков за одурманивание Маркеда, и то она это сделает только из-за злости.

— Ну, для начала, ты весь мой разговор держишь в секрете, — начала посвящать я Бэйл в свой план.

Не забыть бы бумажку кинуть этим придуркам внизу.

Завтра будет очень насыщенный день.

***

Отстой, отстой, отстой!

Ведь все было как по маслу! Ведь весь день не предвещал ничего плохого! Все шло в соответствии с планом! Вечером прошлого дня кинула записку Дропинг, Твичу и Сники, с указанием когда будет побег, уговорила Бэйл с Маркедом, просидела на работе целый день, чтобы удостовериться, что все оружие будет на месте!

Правду говорят, что удачи много не бывает! Все шесть пушек были на месте, даже три боевых седла были притащены! Вот, лежат передо мной на столе, роботы еще не успели придти. И вот, когда кажется, что все идет как тебе надо, приходит самый большой облом всей твоей жизни! Для справки, самый большой облом — это когда дело касается твоей шкуры. А у меня тут каждое событие может стать моим самым последним в жизни большим обломом! Да и вот он, этот урод, Селестия его изжарь там, где никакого рога не хватит чтобы засветить, сидит передо мной и пытается из меня всю информацию вытянуть! А меня в коридоре Бэйл и Маркед ждут! А ему приспичило вернутся обратно в оружейную после рабочей смены!

Тайм сидел напротив меня и перекидывал из копыта в копыто маленький энергетический пистолет, на подобие тех, что я смастерила раньше. Откуда он его взял — ума не приложу. Если только не...

А, Дискордовы рога. Те лохи снизу попались каким-то образом. И рассказали весь план. Ну уроды, если я вас еще раз встречу, то чтобы там со мной Мастер не сделал, я вам крупы-то надеру! Даже если в аду встретимся! Так надеру, что даже сама Найтмер Мун будет бояться со мной связываться!

— Голд, как ты это объяснишь? — уже в который раз спросил меня Тайм.

Как придумаю отмазу, так и начну объяснять, разве не понятно?

— Я не понимаю о чем ты толкуешь, Тайм. Я же сказала — это не мое! И я вообще понятия не имею, что это за пистолет! — снова, как и в предыдущие разы, соврала я.

— Голд, пожалуйста, я тебя просто умоляю, не ври, не бери грех на душу! — с мольбой в голосе простонал он. — Это твое, ведь так?

— Нет, не мое! — у меня появились желваки. — С чего ты взял? И вообще, что такого можно натворить с одним пистолетом?

— С одним пистолетом? — он нахмурил брови. — А если я тебе скажу, что из оружейной пропало ресурсов на шесть?

— А че сразу я виноватая? — я уперлась передними ногами в бока. Дело пахнет жареным, и мне надо бы как-то эту проблему решать. — Это не я!

— Я, чтоли? — он тяжело вздохнул. — Или Гризер?

— Ты забыл бабульку.

— Голд, не придумывай отговорки. Гризер не читал этого журнала, — он указал на него, с той злополучной статьей, — и Голден Кап тоже. Мастер уже в курсе. Голд, просто скажи, что это ты, и просто скажи зачем! Тебе за это ничего не будет! Абсолютно! Обещаю! — он прижал к груди ноги.

Зачем? Он настолько тупой, что не понимает зачем? Если это так, то я даже не собираюсь тратить на это время. Чтобы свалить отсюда! Если скажу — то меня оболванит этот тупой Мастер! У меня два варианта: либо я сваливаю на кого-нибудь другого, и этот кто-то получает за меня все тумаки, либо я признаюсь во всем, и тогда со мной творят нечто неописуемое. Чего мне ну совсем не хочется. Вот только как я ни пытаюсь подставить кого-нибудь, Тайм просто не верит!

— Голд? Ау? — он подошел и помахал перед моими глазами копытом.

Это мгновенно вывело меня из себя.

— Нет, это не я, чего привязался?! — замахнулась я на него копытом. — Это Гризер, иди чмурыжь его!

Тайм разочарованно вздохнул и отошел в угол комнаты. Там он недолго постоял, вертя головой в разные стороны, как будто спорил с кем-либо. Ха, да он сам с собой спорит! Слышно как он сам себе что-то бормочет вполголоса и тут же сам себе отвечает! Всегда знала, эти фанатики — просто сумасшедшие!

Единорог еще спорил с собой еще пару минут, после чего развернулся ко мне и с трагической гримасой на лице сказал:

— Прости, Голд, но мне надо поговорить с Мастером. — он отвернулся к стене и продолжил, — ты тоже не уходи, это будет долгий и серьезный разговор.

— А я буду коротка, — мне действительно не очень нужен мозголом от кого-либо. В последний раз я выслушивала нотации от отца когда мне было восемь — я тогда пристрелила пони, который силой пытался отнять у меня мою сумку. Он пытался отнять ее и смыться, а я вцепилась в нее ртом. А этот рейдер мне еще задвинул пару раз по голове копытом в силовой подкове. Так что я его пристрелила без особых угрызений совести. А что? Если бы мне было совсем худо, то я бы его убила просто ради этой же подковы. Если он такой дебил что ходит с оружием ближнего боя, то не использовать такого дебила — просто глупость.

Но так или иначе — пути назад нет. Если я буду сейчас бездействовать, то меня здесь и повяжут. Лучше уж лягаться, брыкаться и кусаться!

Я попыталась тихо подойти ко столу с оружием. Что мне удалось, учитывая то, что Тайм насторожился и попытался обернуться когда я схватила пушку. К сожалению, он все-таки успел увидеть, как я медленно беру винтовку в копыта.

Ну, это было последним, что он увидел сегодня. Потому что я, заметив его поворот, ухватила пушку за ствол и со всего размаху прикладом вмазала по его тупорылой башке!

Нет, это было не последним зрелищем для него. Он только сощурился, и согнувшись от боли, ухватился за нос, растирая его.

Второй удар пришелся по затылку, сверху вниз. Тайм просто рухнул на пол, и из его носа обильной струей потекла кровь.

— За что, Голд?! — от боли его голос резал уши.

— За все хорошее, и на сто лет вперед, — ответила я, замахнувшись в третий раз.

ШМЯК.

Тайм потерял сознание. Ну наконец-то! Теперь, чтобы все выглядело как можно более натурально, я положу его его на стол. Пускай думают что он заснул. Хотя крови тут очень много, но сюда мало кто придет. По крайней мере, до того как роботы вернутся за оружием, он успеет истечь кровью десять раз. Он мне весь комбинезон забрызгал! А ведь еще несколько струй попало мне на копыта и ноги! Отмывать теперь это все... Уж не знаю, но вид наконец-таки замолчавшего Тайма меня просто умиротворял. Тишина и покой... Хотелось бы чтобы этот его покой был вечным. Потому что тогда я тоже буду спокойна. Кровь брызжет во все стороны — значит, все еще жив. А сейчас...

Я положила голову Тайма на стол, перехватила винтовку поудобнее, и... Отломанный рог чуть ли не рассыпался в крошку от удара. Но он все-таки отвалился. Теперь этот придурок не сможет наколдовать свое заклинание Примирения. Или как я его там назвала, заклинание Внутреннего Солнца? Что вообще за глупость? Чем я тогда думала? Однозначно своей жопой, потому что мозги не мне принадлежали!

Все, Тайм нейтрализован, и из всего, что может меня в нем раздражать прямо сейчас, будет только его кровь, которой он мне все ноги обрызгал! Но это так себе, маленькая проблема. Проблема побольше будет прямо сейчас, совсем скоро.

— Заходите, я все сделала, — обратилась я к Маркеду и Бэйл, ждущим пока я все сделаю около двери оружейной.

Те глядели на меня выкатившимися глазами. Это понятно, учитывая видок, в котором я показалась: кровь по всему боку костюма, винтовка тоже вся в крови... Я прям убийца из старых детективов! Когда была жеребенком, мне в мозги въелась одна книженция про пони, который трупы потрошил. Ну так вот, я была его страшнее. На двадцать процентов. Потому что была бы страшнее еще хоть на капельку — они сразу же умерли бы от страху.

— Ну чего встали, заходите быстрее, роботы на месте не стоят, — криком вытащила я обоих из оцепенения, и те быстро зашли внутрь.

Лишь затем, чтобы Маркед взвизгнул как мелкий жеребенок, увидев обмякшее тело Тайма. Постойте, он и есть мелкий жеребенок! Все равно сосунок, привыкать надо.

— Что, хорошо выглядит, правда? — выдохнула я, избавляясь от напряжения и опершись об стенку. Вот что за нафиг, почему я осталась совсем без сил? Я сейчас и копытом пошевелить не могу, и единственное что мне хочется сейчас — это поспать.

А мне нельзя спать!

— Ты... сломала ему рог? — глаза Бэйл если не занимали все лицо, то уж большую его часть. — Это очень... Очень... — она затерялась в словах.

— Ну что такое? — недовольно посмотрела я на нее. — Ну сломала я ему рог, так что, от этого не умирают. — а был бы прикол, если умирали бы! Но для этого жеребцам надо ломать другой рог, там побольнее будет. — Я вон, без рога всю свою жизнь прожила, и ничего.

— Это очень неправильно! — выпалила она. Что неправильного-то? — Это подло! Это... Я даже не знаю как описать!

— Аликорн тебя дери, — я вдарила себе по лбу копытом, — что тут такого? Помнишь, какое заклинание он сотворил в первый день нашей встречи? — напомнила я ей. Единорожка закивала. — Ну так вот, я не хочу повторения этих всех нежностей. А иначе мы останемся здесь НАВСЕГДА! — я повысила голос на последнем слове, ясно и четко подчеркивая его. — Так, надевай седло и пушки, мы отсюда валим, быстрее! — я собралась с силами и подошла к столу с оружием.

Я отдала два боевых седла Бэйл и принялась надевать свое. А что, это не так-то легко как кажется! Надо сначала его просто надеть, потом закрепить три крепления, потом присоединить контакты стрельбы в зубы или на передние копыта, потом закрепить контакты на движение оружия верх-вниз к задним копытам. Это только звучит так легко. Но я простая земная пони, а это значит...

А это значит, что я выгляжу как полная дура, пока пытаюсь надеть и застегнуть все что надо, когда на меня смотрит уже подготовленная ко всему Бэйл, которая к тому же совсем не пытается надеть третье седло на Маркеда!

— Ты на него одевать будешь, или как? — указала я на Маркеда. Нам сейчас нужен каждый ствол, любая помощь! Того, кто снизу, я уже припрягла, так что у нас должно быть еще чуть-чуть времени в запасе.

— Он слишком маленький. — покачала головой Бэйл. — И ему будет трудно таскать и пушку и седло.

— Не поняла? — офигела я. Да куда там, это еще мягко сказано. Я просто дыхание потеряла от этого. — Что это значит? Он что, только из-за этого будет лишним грузом за нами таскаться? — я схватила кобылу за воротник комбинезона и начала трясти изо всех сил. — Слушай сюда, ты, истеричка больная, я тебе все мозги вытрясу, понятно?

— Отпусти мою маму!

Я обернулась на крик. Маркед стоял, из последних сил левитируя винтовку, и корчил забавные рожи, пытаясь сосредоточиться.

Он дебил совсем?

Не прошло и трех секунд, как он выронил винтовку и начал восстанавливать дыхание. Слабак.

— Похоже, мы только что увидели, как Маркед может таскать оружие. А это значит — никаких послаблений! — я услышала глухой стук падающего тела. Дожили, Маркед рухнул от обессиливания. Ну а в Бэйл сил прибавилось, потому что она с легкостью меня отбросила и поспешила влить в сына невесть откуда взявшиеся лечебные зелья. А, погодите. Они у нее в кабинете Смотрительницы были. Я их не взяла? Ладно, проехали, они здесь и... ЭЙ, НЕ ВСЕ СРАЗУ ВЛИВАТЬ! Оставь на потом, рогатая дура!

Если это так будет продолжаться, то мы отсюда никуда не сбежим. Пора брать пони за уздцы и направлять этих идиотов в нужное русло.

Отодвинуть сопротивляющуюся Бэйл было делом несложным — хватило одной угрозы надавать по рогу. А вот добудиться до Маркеда было немного сложнее. Но в конце концов, и это удалось сделать. Не знаю, могут ли пони заболеть от сильной тряски, ну да ладно. Это же не я болею.

— Смотрите, кто проснулся, — я едва удержалась чтобы не избить жеребенка из-за произошедшего, — а я только хотела тебе в морду плюнуть, потому что за водой идти совсем далеко. Ходить можешь? — поинтересовалась я у него. Маркед быстро закивал. Он пытался убежать, но я крепко прислонила его к стене и добавила: — Чтобы это было в последний раз, понял? В следующий раз разговор будет более жестким. И с тобой, и с твоей мамой, понятно?

— Не надо трогать мою маму, пожалуйста, я все сделаю! — и опять, уже раз в двадцатый, глаза жеребенка начали наливаться слезами.

— ХВАТИТ! Перестань рыдать, и пойдемте отсюда! Мне уже все надоело! Бэйл, — повернулась я к кобыле, — помоги мне одеть это долбанное седло и пойдем. Ты тоже одевай. — добавила я после того как она закончила проверять крепления моего седла.

— Зачем? Я единорог и я могу...

— Да, я знаю, ты единорог, магия-шмагия, смотрите сюда, пони, сейчас будут искорки и телекинез! — перебила я ее. Не люблю когда меня показывают какой-то ущербной инвалидкой. Я виновата что родилась земной пони? — Просто нам нужен каждый ствол! Согласись, пять стволов лучше, чем три! — я утверждающе-вопросительно посмотрела на нее.

Бэйл кивнула.

— Вот и славно. Давай я тебе помогу, — проговорила я, проверяя ее крепления и застегивая на боку сумку. Ремни застигались дольше, чем у меня: Бэйл оказалась... толще. Немного толще чем я, и как-то странно толще. Как будто в ней шар надули и оставили. — Все готовы? — давайте уж лучше сверимся. Пушки? Есть. Седла? Есть. Лекарства? Тьфу-тьфу, тоже есть. Если бы не остановила Бэйл, влила бы оба пузырька. Дефицит, на вес золота! Хоть золотом и не пользуются на Пустошах. — Ну, дамы и маленькие жеребята, выдвигаемся прямо сейчас, возражения не принимаются! — обратилась я к семье единорогов. — Сегодня мы будем ужинать на поверхности! Патроны бережем, их у нас очень мало!

Моя маленькая речь, которую я решила произнести чтобы немного придать всем уверенности, увенчалась успехом. Маленьким. Бэйл слегка улыбнулась, но Маркед стоял нахмурившись, вероятно все еще злился на меня. А нечего на меня злиться когда сам виноват! Если бы сидел тихо и не выпендривался, то я и слова бы не сказала! А он! «Не трогай мою маму»! Да что он мне сделает? У жеребенка не все дома, вот и все. С таким поведением он и до кьютимарки не доживет.

— Эй, веселее, я сказала! — состряпав на своем лице улыбку, я подошла к дверному проему и занесла копыто над кнопкой открытия двери. Я обернулась: — Ну же, вам песню запеть? В город наших пони незнакомец как-то раз придти решил, и с народом разговор его ничего хорошего не сулил... — я осеклась как только дверь открылась.

В коридоре стояли два робота.

— Эмм, здравствуй, Мастер, — на моем лице возникла натянутая улыбка. А, блин. В голове пронесся похоронный марш, который я слышала в далеком детстве. — что-то не так? Есть какие-то проблемы? — продолжала я играть глупышку.

Хотя роботам и так все было понятно: они увидели Тайма, лежащего в луже своей крови. Так что они без лишних промедлений развернули свои манипуляторы винтовками в мою сторону.

ВАШУ СЕЛЕСТИЮ!

Я еле успела отскочить в сторону от двух голубых лучей. Дерьмо! Как я могла забыть о том, что эти винтовки отправят меня спать с двух-трех попаданий? Дура, дура, дура! И почему я вспоминаю об этом только сейчас, когда уже поздно что-то менять?! Блин, блин, бля-ВЗУХ!

Да, это будет весело. Прикольно, когда у тебя нет права на ошибку. Только сверкни крупом — получишь ободрения на всю жизнь.

Я вжалась в стенку и стала ждать когда хотя бы один робот выйдет на линию огня. Там то я его и пристрелю. Надеюсь, это будет очень быстро, а иначе мне кирдык. Ну, у меня две винтовки на седле, и у Бэйл три — погодите, что это она там делает?

Бэйл, одевшаяся в точно такое же как и у меня боевое седло, осторожно выглядывала из опрокинутого стола. Тело Тайма было опрокинуто, так что на столе оставалась жирнющяя полоса крови. Я заметила как рог Бэйл засветился, и тело обволокло белое сияние. Тело единорога под воздействием магии начало медленно подниматься и опираться на край стола. Его локти были ненатурально изогнуты, а между локтями и телом можно было увидеть как осторожно выглядывал Маркед, чей рог тоже сиял. Что они там решили устроить?

Времени на раздумывание мне не дали — первый робот начал медленно влетать в комнату, и тут же из-за укрытия Бэйл вверх взлетела винтовка и выстрелила толстым красным лучом. Робот среагировал практически мгновенно — нацелил свой излучатель на винтовку. Вот только не успел — два таких же луча из моих пушек прожгли его обшивку насквозь, и он с грохотом рухнул на пол. В этот же момент Бэйл выстрелила во второй раз. И потом еще раз. Раздался второй стук.

Дискорд меня побери, а эти пушки ничего так, жгут вообще!

— Все чисто, Голд, там больше роботов нет. Пока.

Я осторожно высунулась из-за края дверного проема. Второму роботу повезло куда меньше — луч задел какие-то важные талисманы внутри, и тому просто оторвало все отростки. А сам корпус выглядел теперь как рваная большая железная тарелка.

Я прислушалась — никакого шума от парящих роботов рядом не было, значит, и не было самих роботов поблизости. Что ж, это облегчало. Теперь, если мы быстро побежим, то можем успеть открыть главную дверь пока все не спохватились. А сейчас — мое излюбленное дело!

Мароде... В смысле, обчищение карманов убитого противника! Я его повергла, следовательно, могу взять все, что у него найду! Даже последнюю сигарету, на свете найдутся дебилы, которые их покупают, даже если они уже были использованные. А мне они не нужны, фигня какая-то. Дыма много и воняет. Да, я курила, еще до кьютимарки, а чо? На спор, и я выиграла пятнадцать крышек! Которые я потратила на яблоко и жвачку, чтобы отец по вони не узнал.

Мгновениями позже, когда моя сумка пополнилась парочкой увесистых спарк-элементов, которые при особом усердии можно загнать в Ривер Дам за круглую сумму, либо при тотальном невезении просто забесплатно отдать Рейнджерам, лишь бы шкуру не трогали. Хотя они из тебя потом все равно вытрясут, где ты их нашла. Это раньше в городах неподалеку от Трейдинг Пост можно было найти кладбище роботов, а теперь никак. Эти же Рейнджеры славно прочесали все места. Так прочесали, что теперь туда даже мародерствовать никто не идет — там ничего нет. Обирают бедных пони эти уроды в железе. Помню как-то раз их отряд вытряс весь наш караван просто из-за подозрения что мы спарк-гранату перевозили. О, что тогда было! Мат с одной стороны, раскручивающиеся стволы пулеметов с другой, просто жуть! Жуть как страшно! Потому что эти куски браминьего дерьма нас бы всех и перестреляли на месте. И браминов, и охрану, и торговца. В итоге они просто порылись во всех наших сумках, нашли у пары жеребцов «взрослые» журналы, что все аж ржали, но так своей гранаты и не нашли. Не нашли, а осадочек остался. Тем более они просто нас тогда еще и обокрали — забрали всю взрывчатку и патроны под пятый и два-два-третий калибр. Журналы тоже изъяли. Да, я все помню, я очень и очень злопамятная.

Воспоминания воспоминаниями, а я сейчас здесь, в настоящем, выглядываю из-за каждого угла, чтобы роботов заметить раньше, чем они нас. Движемся совсем не быстро, но лучше потратить время и обеспечить себе безопасность, чем побыстрее пробежать и потом сожалеть?

— Голд, мы так теряем время, — с раздражением в голосе заговорила Бэйл, пока я проверяла очередной коридор, — там все равно никого нет.

— Слушай, а как ты догадалась? Давай ты пойдешь первой, если такая умная, — огрызнулась я, практически на кончиках копыт перебегая от одной стены к другой.

Сзади раздался вздох «ох, блин». Я обернулась проверить, все ли нормально за моей спиной.

Все нормально, это Бэйл просто приложилась копытом к рогу.

— ЛУМ, Голд, используй дискордов ЛУМ! — только и смогла проговорить она, разочарованно качая головой. — ЛУМ!

— Че использовать?

— ЛУМ, локатор-ушки-на-макушке! Чего я трачу время зря, вот, читай гребаное руководство, — с этими словами она открыла свою сумку и выудила оттуда справочник «Тысяча ответов».

Я посмотрела на нее как на сумасшедшую. Она действительно считает что сейчас именно то время, когда надо читать руководства? Для должного выражения моего мнения о ней я покрутила копытом у виска.

— Ладно, миссис Умная-по-горшкам-дежурная, и как мне включить этот ЛУМ? — не успела я и договорить, как перед моими глазами мелькнули коричневые отметки, под цвет моей шерсти и глаз. Опа, интересно.

— Надо просто захотеть, Голд. Ну как, заработало? — спросила она, увидя как я шарахаюсь от несуществующих, создаваемых только техномагией символов.

Святые пули, прошибающие башку Селестии навылет, ЭТО ПРОСТО ПОТРЯСНО! Емое, я как будто на оружейной распродаже! Это просто здорово, зашибись как здорово! И компас, и отметка о местоположении нужной мне цели, и отметки всех пони, стоящих в радиусе действия ЛУМа! Как же я могла об таком забыть?! Вот раз отметка, зеленым — это, значит, друг. Ну, в смысле, не враждебная цель. И еще одна. Эти метки — Маркед и Бэйл. А вот еще раз, два, три, четыре...

У меня подкосились ноги. Одиннадцать красных отметок. Враги. И все они быстро мельтешат, а это понятно, что они сейчас появятся прямо из поворота... А у меня ноги не двигаются!

— Ну, пошли, или очень интересно стало? — единорожка уперлась своим взглядом в мои глаза. — Предлагаю особенно часто на него не заглядывать, так и ощущение реальности потерять можно.

Я дрожащей ногой указала на поворот коридора.

— Т-т-там...

— Ну что там! — закричала на меня Бэйл. — Пошли давай!

— ЛУМ показывает одиннадцать роботов, — все еще дрожащим голосом ответила я.

— Ох, Голд, а шум и лязг их деталей ты слышишь? Их здесь нет.

Кто тупая пони? Я тупая пони! И как я до этого не догадалась? Минутами раньше же я точно так же проверяла, если в округе роботы! А теперь сама сглупила.

Но это как-то подозрительно. Может быть, они невидимки? Хотя нет, гул я бы услышала. И все же, это как-то подозрительно. Где вообще все роботы? Где они вообще могут быть? Мы тут уже нашумели так, что... Если эти внизу не нашумели сильнее.

На моем лице расцвела прямо-таки улыбка психа. Я готова была расхохотаться во весь голос, посылая принцесс с их фанатиками куда у Найтмер Луна не помещается!

К счастью, я помнила поговорку «не говори гоп, пока не перепрыгнешь». Ну а мы пока не перепрыгнули еще.

— Ну тогда давай вперед, Бэйл, покажем этим фанатикам как надо драться! Ты со мной? — меня уже всю трясло от переизбытка чувств. Как приду в таверну Трейдинг Пост, набухаюсь по самое не могу! Может, даже с каким-нибудь жеребцом пофлиртую. А что? Я красивая кобылка, в самом расцвете сил, достаточно боками повилять. Кто будет спорить — получит копытом в рожу. Я не шучу!

Бэйл не разделяла моих чувств и энтузиазма.

— Э, ну мы как бы и пытаемся это сделать, да? — она начала озираться по сторонам и отходить от меня как от вконец сдуревшей кобылы. Да я так и выглядела, но ничего поделать с собой не могла! Видать, это было какое-то помутнение разума или надо было выплеснуть всю злость в каком-либо ключе, да не важно! Важно что мне просто-напросто очень хорошо когда я так делаю! Так здорово, как будто я забыла что такое ЛУМ и еще раз узнала, да! Во, и все одиннадцать красных меток пропали. Все налаживается! Во.

И даже робот в конце коридора не такая уже проблема! Всего сразу пять лучей в робота — и нет железяки! За ним второй — за угол, и потом опять! Уже три луча — Бэйл не решилась вылезти из-за укрытия — а шарик уже искрится! Не такая это и проблема, эти ваши роботы. Да, они страшными кажутся, но если над ними хорошенько поржать, то они уже не так страшны.

Ну что я и делала. Шла по направлению к Атриуму, и ржала во весь голос.

— Мама, что с мисс Ган? — вывел меня из легкого безумия взволнованный голос Маркеда.

— Я не знаю, дорогой, но лучше держись ко мне поближе. — смешные какие! Я страшная сумасшедшая рейдерша, Я СЪЕМ ТВОИХ ДЕТЕЙ!

— Да, Маркед, держись к маме поближе, — я оглянулась и посмотрела на маленького единорожка выкатившимися глазами наркомана, оскалив свой без трех зубов рот, — а не то я тебя как Найтмер Мун уведу в темную пещеру! — я расхохоталась, прокашлялась и серьезным тоном продолжила: — Ладно, заканчиваем с весельем, и переходим к делу. Мы уже близко?

— Ничего не помнишь? — Бэйл была в недоумении. Ну конечно я ничего не помню. Я шла по Стойлу и орала во весь голос. Да так орала, что наверное всех пони разбудила! Кстати, а почему на мои вопли никто не прибежал еще? И... Так, стоп. Я действительно орала на весь уровень, хотя эта операция должна была быть максимально тихой?! Вот дерьмо, вот дерьмо, вот дерьмо! — Ты только что сама застрелила пять роботов, и ты это не заметила? Знаешь, твоим смехом только Цербера в Тартаре пугать.

— А, поэтому они и не хотят меня к себе брать, а Селестию я при случае сама пристрелю, — махнула я на нее копытом. И зря. Потому что седло качнулось и пушки своими батареями коснулись комбинезона.

АЙ! ОЙ! УЙ! ЫЙ! АЙ! ЧТОБ ВАС! АХ ВЫ ГАДЫ! ГОРЯЧО! ГОРЯЧО!!!

Все-таки со стороны я точно как вылитая дура выгляжу: скачу во все стороны и пытаюсь снять эти элементы. Веселое зрелище, когда-нибудь я буду вспоминать об этом со смехом. Если буду вспоминать.

ЫЫЫЙ! АОУОЙ!!! ПОМОГИТЕ!!!

Ну какая кобыла будет еще скакать по всему этажу и лягать стены? Только совсем поехавшая. А какая только через минуту, когда уже батареи остыли, догадается топнуть задней ногой для перезарядки и смены батарей? Только тупая и поехавшая. Ну это единичный случай, я не такая, честное слово! Это еще ничего не значит. Совсем ничего.

— Я НЕ ПОЕХАВШАЯ! — заорала я на все Стойло.

А, круто. Теперь Бэйл меня точно считает не от мира всего. Мне дико захотелось забить свое лицо своим же собственным копытом. Вместо этого, я поглядела на ПипБак.

Прошло пятнадцать минут с того момента как мы начали побег из оружейной. Я вообще планировала за эти пятнадцать минут уже входную дверь открыть, а не как идиотка здесь бегать! Ну Дискордовы рога, ну погоди Мастер со своими фанатиками, которые в мозг лезут. Ничего, больше Тайм ничего сделать со мной не сможет, он лежит себе тихонько и лежит...

А вдруг не лежит? А вдруг он уже очухался? Я не так сильно ударила как хотела бы, так что вполне возможно что он сейчас очень сильно зол и бегает по всему уровню и ищет нас, хотя искать и не нужно, я тут сама наоралась так, как будто мне за это платят! Надо, надо бежать!

С нервов я села на круп и начала грызть передние копыта.

Бэйл начала на меня смотреть как не знаю на кого. Но мне было как-то по барабану. Паника охватила мой разум, и все, на что я была сейчас способна — это сидеть на крупе и щелкать зубами об копыта.

— Надо, надо бежать, — тихо повторяла я про себя.

— Да, надо бы, Голд, — я равнодушно смотрела как Бэйл размахнулась винтовкой, — а то просидим тут до скончания веков.

— Или пока принцессы не кончат, — нервно хихикнула я.

БАМ! Меня бросило на пол.

ДА ЧТО ОНА СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕТ!

— СЛЫШЬ, ТЫ, ИСТЕРИЧКА НЕДОНОШЕННАЯ, Я ТВОЕМУ СЫНУ СНАЧАЛА РОГ ОТЛОМАЮ И В КРУП ЗАСУНУ, ПОТОМ ЭТИМ ЖЕ РОГОМ ПРОДЫРЯВЛЮ ГЛАЗА, А ПОТОМ Я ЕГО ИЗНА...

БАМ! Второй удар был куда слабее и пришелся по передней левой ноге.

— Только тронь моего малыша, и я тебя заставлю рог себе отрастить, чтобы я смогла сделать тоже самое с тобой, поняла? — единорожка тяжело дышала, направив свою винтовку на меня. Я кивнула. Все таки Бэйл молодец, сумела меня успокоить, даже таким способом.

— Больше так не делай, или я вас на месте урою, — сплюнула я. Опа, теперь у меня во рту до полного комплекта не хватает четыре зуба. — Спасибо тебе, я была прямо сама не своя сейчас.

— Не за что благодарить, — она отвернулась. — Мы уже пришли.

Что, как, уже? Так быстро? Не верю! Хотя дверь с указателем «Атриум» гласит о другом.

Значит, мы уже близко! Еще немного, и мы будем на поверхности, разбираться с еще одной кучкой фанатиков!

Разбираться... Еще с одной кучкой...

Я полная дура.

***

Атриум был довольно-таки забит роботами. Не то чтобы их было очень много, но их количество нельзя было назвать маленьким. Радовало то, что вход в наш блок находился на втором этаже Атриума, так что нам не пришлось встречать эту ораву в открытую, можно было использовать перила в качестве укрепления.

Я сначала подумала, что ситуация была просто класс: мы могли с помощью магии Бэйл и Маркеда — хотя неизвестно, как он помогал — отстреливать роботов, которые были внизу, в то время как они нам из-за укрытий не могли ничего сделать. И поэтому они подымались к нам, на второй этаж по лестнице. Где я их и встречала. Правда, в скором времени у нас обнаружились проблемы с боезарядами, но это я решила дерзкой вылазкой к ошметкам, где мне и попали в голову. Ощущение — не из приятных, картинка перед глазами все время плыла куда-то то влево, то вправо, а в конце концов реальность просто решила надо мной пошутить — все передо мной решили завести двойников, а то и четверников. Так что с моей больной головой я здесь не помощник. А поэтому мне нужно срочно лечить голову!

— Б-б-б-бэйл, д-д-д-дай м-м-м-мне з-з-з-зелье, — у меня не только перед глазами все плыло, но и язык отказывался двигаться.

— Не дам, ты в полном порядке, — сказала, как отрезала.

— Д-д-д-да ладно т-т-т-тебе, п-п-п-подруга, я же от-т-трублюсь сейчас! — начала я канючить противным голосом.

— Все, успокойся, — Бэйл выстрелила и снизу раздался звук падающего металла. — Маркед, дорогой, передай мисс Ган наш последний пузырек с зельем.

— Если бы ты первый не влила в него когда он рухнул от обессилия, у нас бы остался еще один, — напомнила я, глотками выпивая горькое зелье. Зрение начало проясняться.

— Ну, я думаю нет смысла жалеть о пролитом зелье.

— Что?

— Ох, поговорка такая, — если бы копыта у Бэйл не были заняты, она бы непременно оставила отпечаток своего копыта на своем лбе. — Ты не знала?

— Нет, — честно ответила я. Да и откуда мне знать-то? Я то считать училась когда оружием торговала.

— И кто из нас дикарь-то?

— Ты до ста умеешь считать? — задала я ей вопрос.

— Ну да, умею, а что? — единорожка посмотрела на меня с недоумением.

— Вот и сосчитай, сколько роботов там внизу.

— Раз, два, три, тринадцать. — сосчитала она.

— Ну это вообще самый быстрый метод счета, который я встречала в жизни, — заметила я, пытаясь незаметно посмотреть из-за перил. Сверху над головой пролетело синее кольцо парализующего луча. — И что мы имеем? У нас внизу с десяток роботов, которые к нам подобраться не могут, и мы к ним тоже не можем.

— Еще из блока могут прилететь! — добавил Маркед. Бэйл только улыбнулась.

— Во, еще из блока. Я тебе говорила, — я перешла на шепот, — как я подбила трех пони снизу тоже на буйство?

— Говорила, говорила, — рога единорогов засияли и прозвучал еще один выстрел. Эти винтовки — просто чудо, только если попадешь. Потому что если промахнешься, ждать, пока ты снова сможешь стрельнуть, никто не будет! У нас тут не поочереди драка идет!

— Ну так вот — они опаздывают. — сокрушенно вздохнула я.

— Может, их уже и схватили?

— Все может быть, все может быть. Но нам все равно надо будет прорываться сквозь этот заслон к двери, — я кивком головы указала на роботов.

Пока мы разговаривали, Бэйл сумела вывести из боя еще трех роботов. А я? А я просто тут так сижу, прикрываю ее, если кто-то поднимется на наш уровень. Я бы бегом пробежала, будь у них обыкновенные энерго-магические излучатели, но у них сильнейшие парализаторы! Я и пробежать пол Атриума не успею, как мое бездыханное тело уткнется носом в пол. А потом меня отнесут к мастеру на беседу. И это самое последнее место, где я хочу быть! Наравне с послежизнью.

Эх. Такой план, и так накрывается. Сначала я не предусмотрела что Тайм останется в оружейной, потом роботы теперь снуют везде как муравьи в потревоженном муравейнике, теперь еще и вспомнила о фанатиках на поверхности. Хотя там сейчас ночь, они не все бодрствуют. А может, они ночью молятся? Я не знаю. Надо было у Тайма спросить при случае, а он, к сожалению, лежит в своей крови в оружейной.

Да, дела. И... Эй, что это за движуха снизу?

— Кажется нашим банкам надоело с нами играться в догонялки, — выразила мои опасения Бэйл. — Ну, сейчас нас ждет сильная трепка.

— Либо мы, либо они, — согласилась я.

— Мама? — Маркед испуганно спрятался за ее спиной и зарылся в гриву.

— Все будет хорошо, милый, мама тебя в обиду никому не даст.

Опять эти нежности!

— Заткнулись, и чтобы ваших сюсюканий я больше не слышала, понятно! — в бешенстве орала я. — Быстро, все ко второму мостику, там прикроемся!

— Вот такая Голд меня не сильно пугает. — что? Это типа она сказала что я пустышка и со мной можно не считаться? Я тебе устрою, вот я тебе устрою! — А вот та Голд, что наматывала круги на этаже и ржала в полный голос, меня довольно сильно напрягала.

Ответить я не успела — на площадку влетел первый робот, которого дружно встретили три луча — два моих и один Бэйл. Этого ему вполне хватило.

Вот только за ним летели еще три таких же. Да и вообще, если посмотреть вниз, то можно увидеть, что они чуть ли не друг за дружкой летят. Вровень. Просто летят, и все. Хорошо, что ширина лестничных пролетов не позволяла им выходить хотя бы по парам. Ибо если они бы появлялись парами, то у нас просто не хватило бы времени, чтобы выстрелить повторно. А здесь нам нужно стрелять сразу и на поражение, иначе железяки нас просто задавят. Мне хватит двух выстрелов, один я уже получила. Так что мне надо быть ПРЕДЕЛЬНО аккуратной. Насколько возможно.

Вот только как это сделать, если нас поливают огнем, да так, что мы высунуться не можем, а? У меня уши уже закладывает от этих вжиу-вжиу-взап! У меня просто нервы не выдерживают. Такое ощущение, что мне что-то на мозги капает, проверяет мою стойкость. Особенно мою стойкость к истерикам. Ну что же, они практически близки к тому, чтобы я впала в бешенство. А у меня нервы не выдерживают!

А натиск все не ослабевал, теперь мы с Бэйл были вынуждены большей частью сидеть в укрытии и не рыпаться. Роботы лезли из всех щелей, и им вообще, конца-края нет чтоли? Так ведь и сойти с ума можно!

Говорят, в такие моменты вся жизнь пролетает перед глазами. Так вот, я ничего не вижу, гады! Если вы хотите нас убить, так сделайте это наконец! Дайте умереть нормальной смертью!

У Бэйл взрываются батареи. Воздух наполняется удушливым газом, и дышать рядом с ней становиться очень и очень трудно. Но вместо того, чтобы продолжать бороться, она просто обнимает Маркеда и вместе они... Ну да. Опять в рев.

— ХВАТИТ НАД НАМИ ИЗДЕВАТЬСЯ! МЫ ХОТИМ ДОМОЙ! — их рев громкостью заглушает мою с роботами перестрелку.

Роботы прекращают огонь.

— Ладно.

Я в недоумении осторожно выглядываю из укрытия. Но роботы никак не реагируют, манипуляторы с оружием у них опущены.

— Миссис Фаер, мистер Таргет, вы можете идти домой. Вы можете идти куда хотите. Я... — один из роботов дернулся и запнулся на полуслове. — Я не хотел этого. Мне не нужно, чтобы вы принимали мою веру. Мне все такое — не нужно! Все что я хотел — чтобы вы просто жили. Я знаю, вы до сих пор мне не верите, но в смерти вашего мужа нет моей вины!

— ВРЕШЬ! — Бэйл уже не может продолжать истерику в таком ключе, и поэтому она уже не рыдает, а просто скулит, прижимая к себе жеребенка. Маркед тоже чуть ли не весь красный от рева.

В Атриуме повисло молчание. Хотя нет, было слышно поскуливание единорогов и... Еще один плач? И почему он звучит так, как будто его транслируют по радио? Погодите-ка секунду, не может быть...

— Вы чего это тут за представление устроили, вы, уроды? — я вылезла из укрытия. О такой вероятности что меня подстрелят, я старалась не думать. — Попала в Стойло, там истерика, тут истерика, все пони в истерике! Да у вас что, совсем мозги на плаксивость проехались? Бэйл рыдает, Маркед рыдает, ты за консервными банками рыдаешь! Знаете что? — я поднялась на задние ноги и развела копытами в стороны. — Я сваливаю из вашего сраного Стойла! До свидания, уроды! — я собиралась пройти мимо роботов к лестнице, ведущей вниз, но они пресекли мою попытку, преградив мой путь излучателями.

— Я боюсь, я могу позволить уйти только миссис Фаер и ее жеребенку. Простите, мисс Ган.

Меня такая дерзость разозлила не на шутку.

— А чем это я ее хуже? Смотри, я ее даже лучше — я не устраиваю истерики когда надо и когда не надо!

— Гордыня — третий смертный грех. Едва показав свое презрение к ближнему, мы обрекаем себя на одиночество, — начал занудствовать робот. — Простите, мисс Ган, но отсюда выйдет только миссис Фаер и ее сын, — в голосе у робота появились оттенки холодной строгости.

— А то что?

Роботы направили на меня свои излучатели.

— Извините, мисс Ган, но вы не оставляете мне выбора. Я уверен, вы скоро все сами поймете.

А вот хрен я тебе так сдамся. Я готова застрелить вот этого робота, стоящего передо мной, а остальных залягать до смерти! Лучше тебе не доводить меня до гнева!

К счастью, моего активного действия не потребовалось. Снизу появились три маленьких белых лоскуточка, которые начали искриться и пульсировать тем скорее, чем больше времени прошло.

Минометный заряд в круп Луне, ДА ЭТО ЖЕ ГРАНАТЫ!

Я не успела даже шелохнуться, как всю комнату заполонил яркий белый свет. Но никаких особых ощущений не почувствовала. Так, разве что грива кое-где встала дыбом.

— Никакая падла не утащит у меня ту суку, которой я планирую засунуть гланды в самое начало пищеварительного тракта, понятно тебе?!

Заметка: Новый уровень!

Заметка: уровень навыка «наука» стал равен 25.

Получена новая способность «быстрая перезарядка»: вы перезаряжаете оружие на 25 процентов быстрее!