Автор рисунка: MurDareik
Глава 3. Утренний подъём Глава 5. Не радушный приём

Глава 4. Кантерлотские гости

"Гости" взяты под стражу.<br/>Ну "очень вежливое поведение" стражников.

Глава 4. Кантерлотские гости.
Кантерлот. Утро. Дворники убирают улицы. Перед воротами замка стоят четыре

гвардейца: два пегаса и два единорога. На мощёной мостовой, в отсутствии ветра,

возник маленький вихрь и обрывок какого-то письма, подхваченный вихрем,

устремился ввысь. Взгляды гвардейцев приковало к этому обрывку, а посреди

мостовой стало увеличиваться тёмное пятно, по краям которого возникли языки

тёмного пламени.

Когда гвардейцы перевели взгляд на мостовую, в круге медленно угасающего

черного пламени стояли два аликорна. Один был иссиня-белый, другой черный

как уголь.

 — Стой, кто такие? — в унисон, громко сказали единороги-охранники.

 — А вы ослепли? — спросил чёрный аликорн и хмыкнул, но получив под ребро

копытом от белого, улыбку убрал.

 — Мы просто странники в этом мире, мы пришли с тяжелой вестью к вашей

несравненной принцессе Селестии, мы пришли с миром и не собираемся нанести

вред ни Вам ни принцессе. — тихим, смиренным голосом ответил стражникам белый

аликорн.

 — Оставайтесь на месте! — грозно сказали единороги, их рога засветились

и копья нацелились в аликорнов. Один из пегасов взмыл вверх и перелетев через

ограду пропал внутри замка.

 — Арзес, как ты думаешь, мы сможем вынести эти "консервы" с одного удара,

или не стоит? — спросил тихо черный у белого.

 — Дэн, не нарывайся на неприятности. Жди, и надейся. — Арзес с укором

взглянул на черного.

 — Надеятся на то что не сразу в темницу запихнут? — Дэн был пессимистом.

Со стороны ворот донеслись раздраженные возгласы и перестук копыт.

 — Тсс... Вот, кажись по наш круп... — полушепотом пробурчал белый, кивая в

сторону ворот.

Ворота приоткрылись, и из них показалась целая делегация из семи единорогов,

один из которых был снаряжен в более красивые доспехи. На эмблеме, на доспехах

у него было нарисовано Солнце, диадема и два крыла со звездой. И ещё он, в

отличии от своих спутников, был безоружен.

 — Я капитан Шайнинг Армор, начальник королевской гвардии, вы прибыли сюда

по какому вопросу? — заявил безоружный, сверля взглядом аликорнов.

 — Прости, начальник, — Дэн опять хохмил. — Маляву некогда писать было,

дело срочное.

 — Вы, капитан, простите моего друга, — произнёс с виноватой улыбкой белый

аликорн. — Дальний путь, телепорт, бессонная ночь, тяжелое детство, решетки

на окнах...

У единорогов, что пришли с Шанингом, на мгновение проскользнули улыбки,

но спустя секунду они опять были невозмутимы как каменные изваяния.

 — Вести, что принесли мы, требуют срочного решения на государственном уровне,

и, капитан, не тяни, — белый аликорн скорчил виновато-пренебрежительную

мордашку, глядя на капитана. — У нас, да и у вас нет времени задерживать такие

новости.

 — "Гости" говорите? — Шайнинг задумался. — Так, крылья сложить, улететь не

пытайтесь, следуйте за мной, строго по одному. Охрана, включить щит и держать

как блокировку изнутри. — Шайнинг развернулся и вошел в раскрывшиеся полностью

ворота.

Дэна, Арзеса и ещё четверых единорогов накрыл розовый купол. Один из

единорогов, зайдя сзади к Дэну, ткнул его легонько копьём и сказал:

 — Пошел вперёд, шевели копытами.

Белый попытался пойти рядом, но был остановлен копьём еще одного единорога.

 — Ты идешь следом за стражником. — Услышал Арзес.

 — Но он мой друг, мы вместе... — начал возмущаться белый, за что немедленно

получил древком копья по ребру.

 — Не разговаривать, исполнять приказ! — стоящий рядом единорог, был серьёзен

как никогда.

 — Держиморда. — констатировал своё мнение Арзес, но послушно пошел за

стражником.

Кавалькада, возглавляемая капитаном, медленно продвигалась через замковый

двор, минуя одни ворота за другими. Идущий первым, за Шайнингом, Дэн с

интересом разглядывал ощетинившеюся копьями стражу у каждых ворот, из чего

сделал вывод, что их сильно боятся не смотря на щит, или как Дэн это

назвал — "магическая кастрюля". И он решил пока не раскрывать всех карт

перед гвардейцами, нет, он конечно не сомневался в том, что порвёт их "как

тузик грелку", а этот щит его магию сдержать не сможет, но то, для чего

они здесь, требовало не силового решения вопроса о свободе.

Перед воротами самого замка Шайнинг остановился. Из большой группы

вооруженных "встречающих" вышел пегас с перепончатыми крыльями, на его

доспехах была эмблема полумесяца и крыльев. Оценив его фигуру, Дэн мысленно

сравнил его с культуристом, и в мыслях он бы очень не хотел встретится с

этим "понячим Шварцнеггером" в силовой схватке. Тем временем, пегас, чеканя

шаг копытами, подошел к капитану и представился:

 — Начальник дежурной смены замковой стражи, лейтенант Флаттер Громинг. Могу

я узнать, для чего ведутся в замок эти личности?

 — Капитан Шайнинг Армор ведёт гостей на аудиенцию к принцессам, для

дальнейшего решения их судьбы. — четко сказал капитан, и повернувшись,

посмотрел на пленников. — Не думаю, лейтенант, что эти "посетители" смогут

сбежать.

 — Пропустить! — рявкнул лейтенант, и охрана у входа расступилась. Двери

замка распахнулись и процессия медленно двинулась внутрь.

Тем временем, Луна уже пытавшаяся в который раз заснуть, перевернулась на

другой бок, в сторону окна, через цветной витраж которого, пробивались

солнечные лучи. "Ничего Тия не понимает. Какое `ЗЛО`? Что может прийти?"
Неспокойные мысли не давали Луне умиротворения, и она понимала, что ей опять

не заснуть. Она снова, в очередной раз, закрыла, усилием воли, глаза и

принялась считать — "Один, два...", намереваясь досчитать до тысячи что-бы

уснуть. Но её сну не суждено было прийти: в покои требовательно и громко

постучали. Луна решила не отвечать, у неё законный отдых после ночи, и её

не прельщает спать после обеда из-за чей-то прихоти. Но, стучащий за дверью,

был настойчив, и принцесса, поняв, что её в очередной раз "достали", махнула

копытом и телекинезом открыла дверь.

В покои, строевым шагом, вошел серый единорог с золотистыми глазами и

вертикальными зрачками как у кошки, форма его, напоминала форму старшего

гвардейского офицера, с той лишь разницей, что на эмблеме, содержащей крылья

и диадему, вместо солнца был полумесяц. Это был всё то же заместитель

Шайнинга, начальник ночных стражей Рубен Шедоу. Не дойдя до ложа принцессы

ровно пять шагов, он отрапортовал:

 — Принцесса Селестия, убедительно требует принцессу Луну в тронный зал,

для встречи необычных гостей. — капитан преклонил голову, развернулся на

задних копытах через левое плечо и вышел из покоев.

Луна встала с ложа, подошла к зеркалу, поправила расческой гриву и,

грустно вздохнув, направилась в тронный зал, мысленно проклиная этих
"необычных гостей".