Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7.

Некролог

Киберпони. Полный план и все черновики. Де-факто некролог.
Гуглдок: (то же самое, но может быть кому-то удобнее) https://docs.google.com/document/d/1TejyoS3fjWiZAu24KfzXAU5CIxwHe6Gkcp4iZj8UwhA/edit?usp=sharing

Для начала, я хотел бы поблагодарить вас за то, что не пожалели своего времени и решили посмотреть на творение, которое забросил создатель уже 5 долгих лет назад. Было несколько людей, которые в разное время писали мне в течение этого периода и просили закончить свою историю, но проблема в том, что она была слишком грандиозной для моего таланта и моих способностей.

Хотя, может их бы и хватило, а вот преданности и возможности приоритизировать творение выше моих любимых игр и профессионального развития — точно нет.

В конце этого документа, вас ждет детальное описание причин по которым я решил не продолжать писать эту историю и почему вообще перестал писать в принципе — если вам интересны закулисные истории — думаю, вам понравится.

Когда дочитаете — пожалуйста напишите комментарий под моим произведением — мне хочется знать, что вы думаете. Обо всём этом.

А сейчас, давайте посмотрим на Киберпони, то, чем он был, чем он стал, и, самое главное, чем он никогда не будет. Вы увидите огромное количество мыслей на тему развития сюжета, и они на самом деле абсолютно необходимы для донесения моей мысли до вас. Я мог бы просто набросать пару страничек в формате:

— Карл пришел. Взял штуку. Пришли ВСКБ. Боевая сцена, Джейсена ранят. Конец главы 15-3.

Но это будет нечестно ни к вам, ни ко мне, ни к произведению, ни к его героям. Я хочу, чтобы когда вы полностью прочли этот документ, этот некролог, у вас в голове была полная картина мира без необходимости с моей стороны написать около 500 тысяч слов — а именно так я оцениваю настоящий размер Киберпони.

Ну что же — поехали.

Часть 1. Творческое начало.

Читая первую главу, вы можете заметить сильную сумбурность повествования, скомканность, особенно передающуюся в моменте описания квартиры Карла, его привычек и быта. Причин тут несколько: первая, и самая банальная и простая — отсутствие опыта. Я писал буквально в третий раз, и мысли передавались бумаге сбивчиво, обгоняя друг друга, заполняя комнату все разом, в результате превращаясь в винегрет.

Вторая — этот фанфик задумывался как one-shot, произведение на раз. Но чем больше я его писал, тем больше меня заинтересовывал сам мир. Я хотел представлять его, думать о том, чем занимаются пони в таком киберпанке, какие изобретения они создали для облегчения своей жизни, и как сделать их не “человеческие вещи, переведенные напрямую в мир пони”, а выдумать что-то, что для нас, людей, было бы абсолютно диким и непонятным, но натуральным для четвероногих разумных копытных в метр ростом.

Так, у главы 1 в самый последний момент появилось “Продолжение следует”.

Часть 2. Зарождение массивного повествования.

Когда я писал вторую главу, отгремели первые эпизоды второго сезона МЛП, и Дискорд прочно уселся в мою голову как идеальный злодей-манипулятор, руками которого мир погрузится в самый настоящий хаос. Он должен был быть главной фигурой.

А против такой мощной фигуры могли выступить только Элементы Гармонии!

В этот момент, я начал думать о том, чем будет являться Карл и Джейсен в общей картине мира. На тот момент, я прочел Фоллаут:Эквестрия, и оно произвело на меня достаточно сильное впечатление, и многие детали я косвенно оттуда почерпнул. Одним из главных заимствований для меня была второстепенная роль Карла — он являлся катализатором едва ли не всех событий книги, и читатель следит в основном за его действиями большую часть времени, но если он выпадет из повествования на некое время или навсегда — ничего не поменяется для общего плана.

Такой подход давал мне свободу в плане выбора судьбы героя… и уже ко второй главе, я знал, что Карл умрет. Не сразу, не быстро, но это произойдет. Это не было решением ради шокирования читателя, дешевой возможностью выдавить слезу или заставить в замирании ждать еще более двух месяцев, пока автор не соизволит дописать продолжение… Нет, когда я пишу действия героев, я представляю их в их мире — как мир отреагирует на них, что он сделает, какие испытания бросит, в каких декорациях он окажется… И я понял, что Карл умрет. Я не знал, как это произойдет, но я знал, что я буду писать, войду в этот креативный “поток”, и в какой-то момент, у меня будет четкое понимание — здесь он умирает. И иначе быть никак не могло.

И я писал именно так. Возможно, на подобный мыслительный процесс повлиял уже упомянутый Фоллаут Эквестрия и неубиваемость его главной героини. Тяжело залезть в голову меня почти 8 лет назад.

Когда Дискорд оформился в главного злодея, я решил дать ему свиту — потому что если бы главные герои противостояли настоящему богу — то вполне очевидно, чем всё бы закончилось. Главным культистом стал Лоуренс, друг детства Карла, с которым они очень долгое время провели вместе, и были не разлей вода. Но потом, они выросли, и как-то сами разошлись. Бывает же так…

С остальными Элементами Гармонии было проблематично — нужно было распределить их так, чтобы у читателя в момент их раскрытия не было вопроса “А кто это?”. Нужно было очень аккуратно ввести их в повествование, и сделать намеки на их дальнейшую роль. Важно было также сделать их знакомыми, хотя бы на определенном уровне — я считал, и до сих пор считаю, что Элементы Гармонии сошлись не случайно, и в сериале есть некая незримая сила, тянущая их навстречу друг другу.

Элемент Джейсена был понятен изначально — смех, или оптимизм.

Лоуренс, друг Карла — Магия. Он бы не смог стать во главе культа Дискорда иначе.

Элис, диспетчер ЭпплКиберТех — верность. Когда вскроются грязные подковерные интриги ЭКТ — она встанет на сторону героев.

Морган — сын Кэролайн, главы ЭКТ — честность. Появлялся в главе 3 в первый раз.

Честность характеризуется не только искренностью, но и во многом упрямством. Морган до последнего был убежден, что поступает по совести. Чуть позже об этом.

Гордон — журналист, появляющийся в главе 4, после того, как Карл просыпается в госпитале. — Щедрость. Мой любимый персонаж, потому что он является серым кардиналом, который следит за событиями со стороны и старается максимально беспристрастно их описывать.

Сандра — сестра Джейсена — доброта. Появляется в повествовании позже всех (глава 6, если мне не изменяет память), и наименее прописана из всех героев.

Книга 1 должна была состоять из путешествия семерки героев к башне ЭКТ, в которой обосновался Дискорд, в процессе которого, герои бы узнавали друг друга и понимали, как именно каждый из них, кроме Карла, воплощал в себе Камень Бесконеч… то есть, Элемент Гармонии. Город в главах 8-9 был бы в состоянии войны между ЭКТ и Трикси Технолоджикс, начатой по договору между Дискордом и Кэролайн.

Но киберпанк никогда не был об этом. Он всегда был о клубке интриг, которые накладываются друг на друга, и в которых жизнь отдельной пешки не стоит ничего, и иногда их даже полезно пускать в расход. Так что отодвинемся от нашей семерки, и посмотрим на другие сюжетные перипетии, которые я затронул, и собирался сделать крайне важными в следующих главах и книгах.

Часть 3. Луна-Пух и все-все-все!

Селестия.

Когда в кадре появляется Дискорд и начинает чудить, у любого зрителя возникает вопрос — где Селестия, и что этот Драконекус себе позволяет?

Частью сюжета Киберпони была мысль, высказанная Карлом еще в первой главе: “Боги мертвы”. И это не попытка впечатлительного подростка пересказать Ницше, выдав его глубокие философские изречения за свои додумки — в Эквестрии, боги материальны и вполне активно влияют на мир. И если мир идет под откос, как видно по состоянию экологии и социума — значит, они либо мертвы, либо сошли с ума.

Я хотел расширить эту мысль дополнительной главой-приквелом, в которой Серкестия, клон Селестии, сошла с ума и “убила” сначала свой оригинал, затем и себя. Но из-за того, что Селестия представляет из себя фундаментальную концепцию Порядка, она принципиально не может умереть, как и Дискорд, и просто превращается в огромную черную глыбу, регенерируясь в безопасности. Именно в этом виде она предстает в главах 3 и 4, где её и освобождают культисты Дискорда.

Пока она ослаблена, Дискорд берет её под контроль, и она пропадает из повествования.

Моей мыслью здесь была ненависть Дискорда к Селестии на почве их фундаментальных различий, и его желание показать ей, что все её потуги в деле защиты пони являются тщетными по умолчанию. Поэтому, он полностью убирает её с игральной доски, заставляя наблюдать, как Эквестрия раздирает саму себя на куски.

Луна, Сомбра и Кристальное Королевство.

В Главе 7, Спайк переносит героев в Кристальное Королевство, погребенное где-то под землей на севере Эквестрии, под неусыпным контролем Сомбры. Там, они встречают Принцессу Луну, которая в отсутствие Селестии, управляла и небесными телами, и снами жителей Эквестрии. Однако, Сомбра сумел призвать армию неуязвимых снов, существ из другого измерения, которые несут безумие всем обитателям Эквестрии.

Тогда, Луна заключила пакт с Сомброй на заклинание Нова — если кто-то из теней хоть усиком тронет любого её подданного — она жертвует собой и луной (небесным телом), уничтожая Сомбру. Но он забрал себе Кристальное Королевство и саму Луну/Найтмер Мун. Я объединил личность Луны с обликом Найтмер Мун, потому что посчитал, что именно такой её захочет видеть Сомбра в качестве своей королевы/наложницы/заложницы.

И вот, она является единственным стражем Эквестрии, и медленно сходит с ума.

Спайк, Драконий Консулат и Кризалис.

Спайк является одним из моих любимых персонажей мультфильма за счет контраста его характера со всеми остальными, ну и потому что он дракон. Драконы всегда крутые.

Я хотел расширить мифологию драконов в сеттинге Эквестрии и подумать о том, как такой древний народ функционировал бы, какие у него проблемы бы возникали во взаимоотношениях с пони… Напомню, это был период 2-4 сезона МЛП, драконов вроде Эмбер еще и в помине не было.

Я хотел, чтобы сюжетная линия Спайка была столкновением ультрарадикального консерватизма, который для драконов в общем-то натурален с более либеральным и мирным направлением развития.

Малдос, огромный старый дракон, противник Спайка в вопросе сожительства с пони, придерживался позиции “Избавиться любыми методами”, и позвал на свою сторону даже Ченджлингов (перевертышей, но я очень сильно недолюбливаю это слово). Спайку пришлось бы сражаться с Малдосом своими силами, но с тайного благословления лидера драконов. Как он сказал, им необходима война, чтобы понять, что старый мир уже не вернуть, и настала пора перемен. На стороне Спайка также выступала бы Алексарис, бело-фиолетовая дракониха.

Гордон Снэпшутер.

Весьма таинственная фигура, один из самых известных и влиятельных журналистов Эквестрии, и еще и Элемент Гармонии. И если вы следили за повествованием в главах 3-5, то заметите, что его описание постоянно менялось, со старого пони на молодого.

Вы удивитесь, но существует отдельная глава-приквел про Гордона, полностью написанная, 9 тысяч слов, но никогда не опубликованная. Вот она: https://drive.google.com/file/d/1y2h6x5DT_M35MVxi2WxKZFQLqh0qP8C9/view?usp=sharing

Причины, по которым эта глава не была опубликована, будут описаны в конце, в главе рефлексии.

Вкратце: задолго до событий Киберпони, Гордон являлся военным журналистом, и отправился в горячую точку на границе со страной Зебр, где он узнал страшный секрет. Он упоминает это в главе 3, когда разговаривает с Карлом.

Тот Гордон, который разговаривал с Карлом и должен был путешествовать с командой в течение главы 8, является Ченджлингом. Гордон имеет огромную команду жуков-шпионов, которые получают для него информацию, и поэтому он является настолько успешным и уважаемым журналистом, однако он является их заложником — Кризалис использует его и еще многие потоки данных для слежки за Эквестрией.

Зиф.

Возможно, самый важный персонаж для повествования — он был помещен в тело Карла в главе 2, и по всем законам логики, Карл после этого должен был умереть. Чего не произошло. Потом ему выстрелили в голову в главе 3… И он вновь не умер. И чем больше он восстанавливался после ранений, тем сильнее и отчетливее становился голос Зифа — инопланетного создания, поселившегося в его голове. Карл часто вступает с ним в диалоги, объясняя свои действия и пытаясь понять, что же Зиф такое.

Прототип технологии призыва подобных созданий нашел Гордон Снэпшутер во время Маятниковой Войны.

Часть 4. Главы 8+ и конец первой книги.

Напомню, в седьмой главе, главные герои собрались вчетвером — Лоуренс, Джейсен, Сандра и Карл. Теперь, им нужно было найти Гордона, Элис и Моргана, и добраться до башни ЭКТ. Гордон бы появлялся в самом начале главы, молодой, и ходил с командой, давая ценные указания. В городе, бушевала война, и все пони находились в постоянной опасности. Продираясь через ужасы городского боя, они бы показывали свои сильные стороны, учились работать в команде и демонстрировали свои Элементы Гармонии. Но эти Элементы были бы не настолько однозначны, как в радужно-карамельном сериале, и выборы, которые им приходилось бы совершать, были бы относительными и хорошими только с большой натяжкой. Гордона-ченджлинга в какой-то момент убивали, и настоящий появлялся вместо него.

Когда герои добираются до башни ЭКТ, внутри творится хаос (владения Дискорда, вы же понимаете). Они приходят на самую вершину, Дискорд насмехается над ними, указывая, что их Элементы Гармонии ненастоящие, потому что их поступки на самом деле особо хорошими не являлись. Когда герои всё-таки превозмогают сомнения и заряжают свои Элементы Гармонии, перед тем, как в Дискорда ударяет окаменяющая радуга, он останавливает время, и подходит к Карлу, который так же находится вне времени.

Он предупреждает Карла, что он уже расставил все фигуры на доске, и хочет выйти из игры, чтобы наблюдать со стороны.

  • Ты будешь большой частью этого представления, Карл Дентон. И оно сотрет весь мир!

После чего, Дискорд возвращается на своё место, и стартует время. Радуга превращает его в камень, и все герои думают, что победили, и лишь Карл стоит в шоке от того, что Дискорд всё это предусмотрел.

В комнату врываются силы ВСКБ, и берут героев в круг.

Кэролайн, глава ЭКТ, заходит в помещение, благодарит героев за то, что те разобрались с Дискордом. Она убивает Сандру, и когда собирается сделать то же самое с Гордоном, он выпрыгивает в окно. На лету его подхватывает союзный ченджлинг, и предупреждает, что вторжение начинается.

Пони на шпиле смотрят вдаль на тучи, и понимают, что это не тучи, а полные небесе ченджлингов, несущиеся на ослабленный войной город.

Кэролайн приказывает забрать пленников, и они сбегают из города на челноке.

Это конец первой книги.

“Это было начало самого страшного периода в жизни Эквестрии. Крупномасштабное нашествие ченджлингов застало врасплох ослабленную междоусобной корпоративной грызней страну. Филлидельфия пала за несколько часов, следом рухнул Мэйнхеттен. На подступах к Кантерлоту, наступление удалось остановить, но захватчики получили плацдарм для своих сил.

Война началась…”

Гордон СнэпШутер, “Кровь и Сталь

Часть 5. Книга 2.

Здесь детали становятся весьма и весьма сумбурными.

Когда я работал над первой книгой, я ненавидел себя за то, что стал заложником системы Элементов Гармонии. Я хотел, чтобы история была про Карла и Джейсена, и может быть о некоторых побочных персонажах, но был вынужден связать 6 героев сюжетом, дабы Дискорда можно было победить. Поэтому, книга номер 2 должна была стать почти исключительно про похождения сестры Карла, Кэтрин. После того, как её брат пропал во время войны, она пошла в Вандерболты — элитное летное боевое подразделение Эквестрии, но быстро в них разочаровалась и ушла в  частный сектор.

Когда Дискорд пал, Селестия вышла из-под его контроля, вернулась в замок, и впала в глубокую депрессию из-за состояния, в котором находилось её королевство. Она сконцентрировалась на поиске своей сестры, а некомпетентные и коррумпированные политики остались у руля Эквестрии.

Кэтрин пришел контракт на защиту пони-ученого из Трикси-Технолоджикс, разрабатывавшего что-то связанное с Тенями. Ученые из его отряда умирали один за другим порванные на куски, или убитые из неизвесного оружия.

Во время перевозки ученого, на них совершают нападение двое неизвестных, один — огромный робот, другой — простой пони в черном бронекомбинезоне, обладающий экстраординарными способностями.

Пони в черном и Кэтрин долго дерутся один на один, пока удар не разбивает шлем Кэтрин. Когда пони в черном видит её, он снимает свой шлем — под ним оказывается Карл, чьи глаза целиком черные, и по его лицу расходятся черные, кровоточащие трещины. Он бросает Кэтрин свой шлем, и они с роботом (позже оказывается, что это Джейсен, от которого ЭКТ оставили только мозг и позвоночник, закованные в непробиваемый корпус, который можно модифицировать под любые нужды).

Когда Кэтрин осматривает шлем Карла, она обнаруживает на нем средства записи звука и видео, и просматривает дневники Карла, предназначающиеся сначала ей, потом семье, потом вообще кому-нибудь, кто готов им помочь и освободить от рабства ЭКТ. В этих дневниках в деталях расписывается их граничащая с террористической деятельность, и постепенная потеря рассудка и Карлом, и Джейсеном, а так же их превращение в то, чем они сейчас являются. В одном из дневников, Джейсен говорит Карлу “Такие, как мы — не заслуживают хорошей концовки”. Это становится лейтмотивом всей главы.

Кэтрин узнает, куда нужно ударить ЭКТ, чтобы спасти её брата и его друга. После успешной операции, они воссоединяются, и узнают, что Трикси Технолоджикс, на которую всё еще работает Кэтрин, готовит что-то невероятное. Они проходят на сверхсекретный объект, где находится главный вычислительный модуль Трикси Технолоджикс. Это оказывается Твайлайт Спаркл, подключенная к системе в качестве одновременно батарейки и вычислительного модуля. Следует долгий разговор о том, зачем она это сделала (добровольно!), и почему всё еще этим занимается. Твайлайт рассказывает, что ТТ нашли Кристальную Империю, и собираются добраться до места, из которого можно управлять армиями Сомбры. Карл отмечает, что армия связана с Луной и луной заклинанием Нова, и если кто-то возьмет контроль над армией — Луна погибнет вместе с половиной населения Кристальной Империи.

Твайлайт Спаркл отмечает, что Селестия тоже не будет вмешиваться, потому что это может спровоцировать Сомбру, а терять свою сестру она не хочет.

Трикси Технолоджикс и ЭКТ начинают гонку до Кристальной Империи, и всё сходится к бою в комнате контроля армии. Джейсена берут под контроль, и Карл вынужден его убить.

Остаются он и Кэтрин, но в этот момент, Зиф видит возможность действовать, забирает контроль над телом Карла, и отдает приказ армии теней вырваться. Ловушка Нова срабатывает, стирая Сомбру, его армию, Луну и луну. Кристальная Империя лежит в руинах, Карл и Зиф оглушены взрывом, Кэтрин в полубессознательном состоянии.

Раздается крик боли, сотрясающий всю Империю. В комнату врывается Селестия, её грива горит солнечным пламенем, подобно Селестии из того эпизода со сменой кьютимарок. В ярости от потери сестры, Селестия сжигает Карла заживо, и исчезает, вернувшись во дворец.

Гордон приходит забрать Кэтрин, говоря ей, что тут уже ничего не поделаешь, и всё кончено. На что Кэтрин не соглашается.

Здесь вы, читатель, можете спросить “А почему Зиф так поступил?”. Я собирался в течение двух книг  вкладывать в него понятие человечности (понивечности), размышления Карла о морали, нравственности и философии. Не потому что я пытался бы донести некий смысл до читателя, а потому что Зиф — это самый настоящий инопланетянин, которому все эти понятия чужды, и мне было бы интересно смотреть, как Карл пытался бы объяснить Зифу детали и мотивацию поведения пони.

Следующий фрагмент должен был быть на стыке книг 2 и 3, и он бы полностью расписывал, что такое Зиф, и какова его мотивация. Дело происходит во снах Кэтрин, где она способна общаться с Зифом:

-Я знал Карла лучше, чем любое живое существо – я являлся его частью в течение очень долгого времени. Его взгляды стали моими, его воспоминания стали моими, и его привязанности… — глаза Зифа вернулись к Кэтрин. – Стали моими. Ты – единственная, кому я хочу объясниться. Ты – единственная, кто может понять наши поступки. Даже ваши родители… Они бы поняли всё лишь частично. Они – не часть этого мира, и не должны быть. Секреты, ложь, предательства, смерть – это не для них, но ты можешь выслушать меня. Это всё, что хотел Карл, и чего хочу я.

Кэтрин смотрела на Понивилль, отвернувшись от Зифа. Прохладный ветер шелестел её гривой. То, что она еще не проснулась, уже означало сомнения. Он должен был попытаться.

— Мы, мой… За неимением лучшего слова, народ, не рождается и не умирает. Мы просто существуем. В нашем мире нет понятия времени, нет понятия пространства. И нет света. Мы – создания тьмы, просто постоянно перемещающиеся в том измерении. У нас есть личности, стремления, язык, культура, но они совершенно иные. Нас объединяет любознательность – если мы видим разлом в другое измерение – мы идем к нему и смотрим, что там есть.

-Сны? – скрипнул голос Кэтрин. Она посмотрела в небо, на медленно кружащие вокруг холма облака. Солнце не сдвинулось ни на дюйм за то время, что они разговаривали.

— В том числе. Но когда мы заходили в сны, нас неизменно находил Охотник. Вы знаете её, как Принцессу Луну. Она находила нас и… — Зиф запнулся, пытаясь найти подходящее слово. – Причиняла нам боль. Мы не могли пробраться в ваш мир, не могли увидеть его. Первым, кто сумел – его звали… Его звали…

-Сомбра? – Кэтрин повернулась к Зифу, но всё еще не смотрела на него. Её взор был устремлен куда-то дальше, в Акры Сладких Яблок.

— Да, верно. Ему это удалось благодаря какому-то пони, который игрался с темной магией. Как я позже понял, он полностью завладел его телом, и от исходной личности ничего не осталось. В моём случае, всё было иначе. Я стал частью Карла, пассажиром в его теле, и… И это было откровением.

Кэтрин наконец взглянула на Зифа, и изогнула бровь. Её собеседник изобразил ухмылку.

— Я увидел ваш мир, и понял, как вам повезло. Я увидел солнце, — он поднял голову и посмотрел на звезду, горящую над его головой. Он улыбнулся. – Ты не представляешь, что это значит – родиться и жить всю жизнь в абсолютной тьме, и впервые увидеть свет. Я был ослеплен. Если бы я был пони, я бы плакал от счастья, и боготворил это светило. Каждый день, я бы смотрел в небо и кричал в экстазе, наблюдая за ним.

Кэтрин тоже смотрела на солнце.

— Когда первый шок прошел, я начал изучать Карла, и, через него, всех пони, весь ваш вид. И вновь, я был поражен разницей между нами. Понятия дружбы, счастья… — он многозначительно посмотрел на Кэтрин. – Любви. Так чуждо нам.

— Но если вы не знаете этого, как… Как вообще можно жить? – спросила Кэтрин.

— Мы думаем иначе. Эти вещи для нас просто отсутствуют. У нас есть другие понятия, другие желания. Всё иначе, но это сейчас не важно. Увидев всё это через глаза Карла, и общаясь с ним, я укрепился во мнении – наш народ должен это увидеть. Они должны быть здесь. Они должны понять всё это. Понять, насколько наши жизни отличаются, и перенять всё лучшее, что могут предложить пони. Сомбра хотел полностью ассимилировать наши миры, но он делал это силой. У него не было той личности, которая могла бы показать ему всё, что он не понял. У меня был Карл.

В глазах Кэтрин стояли слезы. Зиф носил лицо Карла, и говорил его голосом – всё, что он делал, напоминало ей о том, что она потеряла. Всхлипнув, она отвернулась.

— Он пытался объединить наши миры, и тогда, Охотник и Селестия остановили его. Но когда Карл оказался возле Сферы Контроля, я понял возможность, которую она предоставила. Если пакт с Охотником окажется нарушен, Сомбра, я и вся его свита бы оказалась уничтожена, но исчезновение Охотника дало бы моему народу шанс увидеть Эквестрию своими глазами. Никто бы больше не закрывал нам проход сюда через ваши сны. Конечно, были бы смерти. Были бы пони, сошедшие с ума, и не способные понять существ, с которыми они бы начали делить тело…

— Это чудовищно. Как ты мог об этом подумать? – Кэтрин смотрела на Зифа в ярости. – Ты говорил, что Карл – часть тебя. Он бы никогда так не поступил. Он бы никогда не навредил Эквестрии, уж тем более не выпустил бы на неё орды бесов, или как вы там называетесь.

— Они – мой народ, Кэтрин, — Зиф был задет её выпадом. —  Я должен был показать им свет. Показать им, насколько прекрасен этот мир. И после периода адаптации, никто бы не захотел возвращаться обратно. Ты сама сказала: «Как можно так жить?». Как можно жить в месте, где есть только тьма? Они бы всё поняли, и научились жить здесь наравне с пони. Я мог жить с Карлом в одном теле, тем более, я много раз спасал его от смерти. И я всё еще должен ему. Всегда буду должен.

— Твой выбор убил его. Ты сейчас стоишь здесь, оправдывая себя, а Карла больше нет!

— Я не хотел этого! Я знал, что Охотник погибнет, и думал, что я и Сомбра тоже исчезнем, но меня лишь выкинуло обратно в наш мир. Я не знаю, существует ли теперь Сомбра и его армия, или повезло лишь мне – но я был готов пожертвовать собой ради моего народа. Я был уверен, что Карла это не заденет – он не был частью армии Сомбры, и был связан только со мной. Я знал, что Принцесса Селестия приходилась сестрой Охо… Принцессе Луне, и она бы сильно разозлилась, но всё, что Карл знал о ней, указывало на то, что она в конце концов простила бы его. Она бы поняла, что виноват в смерти её сестры я, и Карл мог бы вернуться к тебе. Это был бы хороший конец его истории.

— «Но такие пони, как мы…» — из уголков глаз Кэтрин вновь потекли слезы.

— «…Не заслуживают хорошего конца.» — Зиф закончил её фразу. – Я ошибся. Карл ошибся. Вся Эквестрия ошиблась, когда дело дошло до Принцессы Селестии. Я не хотел, чтобы он умер. Он дал мне ключ к этому миру, он дал мне понимание пони, он дал мне свет. А я отплатил ему этим.

Кэтрин села на траву, прикрыв мордочку копытами. В течение нескольких минут, над поляной раздавались только всхлипы. Зиф стоял, глядя на облака, ожидая реакции от Кэтрин.

Она вытерла слезы и поднялась на ноги, но по-прежнему молчала, погрузившись в свои мысли, так что Зиф прервал тишину.

— Я слышал, что ты идешь против Принцессы Селестии. Она сильно изменилась…

— Да. Я собираю сопротивление. Пони заслуживают свободы, и нам придется забрать её силой.

— Я помогу тебе. Я должен Карлу. Разумы пони открыты передо мной, и перед всеми моими братьями. Я помогаю им адаптироваться, и они тоже готовы помочь.

Кэтрин взглянула на Зифа. Её поза и выражение лица вернули привычную властность.

— Хорошо. Нам нужна любая поддержка, Зиф. Но у меня есть одна просьба.

— Я слушаю, Кэтрин.

— Никогда больше не становись Карлом, — глаза Кэтрин сверкнули сталью. – Ты – не он. Как бы нам обоим этого не хотелось…

Шерсть Зифа постепенно почернела, а его глаза начали источать пурпурный свет. Он потерял сходство с Карлом.

— Я понял. Еще раз, мне очень жаль, что с ним произошло.

Кэтрин пошла в сторону Понивилля.

— Нам остается только сожаление… и месть.

Зиф улыбнулся, растворяясь в воздухе.

— Это всегда можно устроить…

Часть 6: книга 3.

По поводу этой книги у меня было совсем мало мыслей, за исключением того, что главный герой был бы молодым жеребцом из Замка Солнца — огромной крепости, построенной на месте Кантерлота. После того, как Селестия потеряла Луну, она решила, что пони, оставленные на произвол судьбы, постепенно уничтожают сами себя, поэтому начала держать всю Эквестрию в ежовых руковицах, создав диктаторский режим. У неё огромная полиция веры, всюду агенты, следящие за порядком.

Но это необходимость, поскольку без Луны, Тени и Кошмары начали без особого труда влезать в головы пони, с различным успехом. В Замке Солнца стояло специальное устройство, Небесный Щит которое эти тени отгоняло, и Замок был единственным местом, где можно было нормально выспаться.

Кэтрин уже давно вела подпольную подрывную деятельность против Селестии, и наконец, у неё появилась возможность подобраться к Небесному Щиту и взорвать его, открыв Зифу и его Теням возможность свободно гулять по Эквестрии.

И концовка на самом деле зависела бы от того, что увидел бы этот молодой жеребец, и как реагировал на всё это. Может показаться, что у меня как автора есть над этим власть, но это не так. Персонажи развиваются сами. Я могу подтолкнуть их к определенным выборам и создать определенные рамки, но если персонаж перестанет верить в происходящее — то перестанет и читатель. Как Шоу Трумана.

Так вот, две концовки, плохая — герой встает на сторону Кэтрин и Зифа, уничтожает Небесный Щит, но это приводит к уничтожению всей Эквестрии. Селестия сидит на песке и смотрит на бесконечную пустыню. Появляется Дискорд, и насмехается над ней, потому что она вновь не смогла спасти своих подданных. Он спрашивает, почему она продолжает пытаться, ведь Хаос всегда господствует над Порядком?

Она отвечает : Потому что так должно быть.

И вселенная перезапускается.

Хорошая концовка: Герой отговаривает Кэтрин от этой затеи, Зиф пытается её провернуть в любом случае, но его останавливает Селестия. Кэтрин изливает всю свою ненависть на Селестию, они цапаются, но потом мирятся, все втроем признают свои ошибки, и чинят мир.

Вот так…

Часть 7: Рефлексия.

И вот, мы пришли к заключению этого длинного-длинного путешествия. Но почему оно закончилось, не завершившись? Причин много, и у меня нет одной, которая всё объясняет.

  1. Я перестал смотреть МЛП на очень долгий период времени: когда Твайлайт превратили в Принцессу, я ожидал, что это принесет некие изменения в сюжет, в мир, в её позицию… Но нет. Она просто занималась теми же делами, что обычная Твайлайт Спаркл, и практически никак не показывала свой новообретенный статус.

  2. Моё писательство не могло угнаться за изменениями сюжета: изначально, Дискорд занимал место самого главного и, по большому счету единственного злодея во вселенной Эквестрии, и вокруг него можно было построить конфликт — плохая концовка третьей книги — это моя изначально задуманная концовка для Киберпони. Достижение сингулярности, или тотальная аннигиляция на пути к ней — конец один: два бога сидят в пустыне, и раздумывают о смысле произошедшего. Появление Кризалис и Сомбры дало мне достаточно большую свободу в выборе противников, и у меня было желание добавить их в канон Киберпони. Но Тирек меня не зацепил, и после него было уже неинтересно что-либо менять, но и фиксировать бэкграунд специальной сноской перед произведением, мол, “Этот фанфик отрицает существование сезонов 5+, я считал идиотским решением.

  3. Я уперся в стену с описанием Элементов Гармонии и их приключений. Мне нужно было взять целый город, раздираемый войной, раскидать по нему огромное количество ситуаций, в которых герои бы проявили себя, и не противоречили себе, своим союзникам и здравому смыслу. При этом, три из шести главных персонажей не объединились с основной группой. Я банально не хотел садиться работать над этим опусом из-за его циклопического размера.

  4. Я не мог придумать хороший сюжет для противостояния двух драконов. Мне больше нечего сказать. Я банально не знал, куда и как девать Спайка, хотя когда продумывал его диалоги с Консульством Драконов — писался кипятком.

  5. Я вышел из МЛП-тусовки. Часть креативного процесса для меня — это заряжаться креативной энергией от других людей. Я переехал в иное место после написания главы 5-6, и отдалился от своих знакомых, которые увлекались МЛП, и я потерял задор и креативную искру.

  6. Я ретроспективно осознал, что очень многие элементы моего произведения полагаются на своевременность прочтения, и не имеют смысла спустя несколько месяцев после написания. Моё чувство юмора сильно полагается на отсылки, а подобные вещи устаревают уже в процессе написания. Это наложило неприятный отпечаток на мое творчество.

  7. Этот пункт во многом схож с пунктом 3 — у меня была мысль сначала для одной книги, затем для двух, затем для трех… И в итоге, я не хотел садиться за писательство из-за своего перфекционизма. Подобные ветвящиеся сюжетные линии нужно прорабатывать полным рабочим днем день за днем, и не факт, что они придут к чему-то завершенному или хотя бы читабельному. Я же занимался писательством как хобби.

  8. С переездом, у меня смесились приоритеты на учебу. И эти приоритеты для меня всегда будут важнее. Киберпони заслуживает большего.

  9. Я пишу эти строки для того, чтобы для себя навсегда закрыть эту тему и не возвращаться к ней, потому что я больше не тот человек, который мог дописать киберпони. Я сильно за эти годы изменился, многое узнал, и даже если я сяду писать, то это будет другое произведение. Или это просто будет альманах-дневник моих изменяющихся художественных вкусов, на которые будущий я будет смотреть и умиляться, пряча в душе экзистенциальный ужас того, как молод и неопытен я был.

Спасибо, что дочитали до этой строки, и за то, что были со мной все эти… Семь лет.

Пожалуйста, оставьте комментарий под записью о рассказе Киберпони, что вам понравилось, что — не очень, и обязательно — если что-то не понятно или не ясно.

Конкретно Маятниковые Войны не были опубликованы, потому что я не нашел особенного смысла в их существовании — в “Войне” не было “маятника”, да и “Войны” по большому счету тоже не было.

Я написал весь этот документ за пару часов, и не редактировал, потому что иначе это будет не честно по отношению к вам.

Искренне ваш, KleVeR.

...