Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сопротивление миссис Робинсон

Четыре сотни копыт мрачно маршируют к своим клеткам ожидать своей судьбы вьючных животных. Со всех концов нации они приехали сюда во имя дружбы, но теперь их цвета поблекли, а уши поникли; палящая сера бьёт им в ноздри, когда тяжелые цепи ведут их к капитуляции. Темпест Шэдоу, командующая армией севера и хозяйка собственного имени, покорила столицу самой большой нации в мире без единой жертвы с обеих сторон. Она победила трех из четырех легендарных аликорнов в бою и прогнала последнего. На ее пути нет препятствий... кроме одного. Это история о столпе, который отказался падать.

Свити Белл Черили Другие пони Темпест Шэдоу

Нелегкие будни злого гения

Два отъявленных негодяя, именитых злодея, искушенных в самых различных злодейских делах, Сейни и Дерп, собираются захватить всю Эквестрию. На их стороне находится харизма, удача и непревзойденные злодейские мозги, которые Эквестрия впервые увидит в полную силу.

Кого принцессы хотят погубить…

Для Твайлайт Спаркл и принцессы Селестии речь идёт о простом незапланированном посещении Кантерлота. Для пони из Гражданской службы Эквестрии это целые сутки хаоса, политики, оружейных десертов, политики, закулисной манипуляции средствами массовой информации, политики и тварей с обликом жабообразным и щупалечным. Кто сказал, что чиновничья работа — это скучно?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Офицер в стране чудес

Опасное это дело, боец, в лес ходить. Думаешь самое страшное, что тебя ждёт в походе - это злобная мошкара, мозоли от снаряги и воодушевляющие люли от непосредственного командования? Как бы не так. Ты можешь попасть в такую задницу, что чистка туалетов за потерянный аккумулятор от казённой рации покажется курортом. Всё начнётся с того, что ты найдёшь самую обычную на вид землянку, а дальше... Что? Ты уже слышал эту историю? Не бойся, в этот раз всё будет совсем по другому...

ОС - пони Человеки

Фокус и ложь

Ещё не став той Трикси, которой мы все её знаем, молодая фокусница попадает в весьма непростую ситуацию, от которой зависит её дальнейшая судьба!

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Эквестрийская история

Молодая кобылка в погоне за "Эквестрийской мечтой" приезжает в Эпплвуд для того, чтобы стать новой звездочкой.

ОС - пони

Забирай!

Найтмэр Мун желает власти. Что ж, ищущий да обрящет...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

День Согревающего Очага

На носу веселый семейный праздник. Все пони закупаются подарками, дабы потом провести вечер в окружении близких. И только Дерпи, делая последние покупки, вспоминает о самом важном - о подарке для Доктора Хувса.

Дерпи Хувз Другие пони

Любовь к звёздам

Твайлайт занимается астрономией.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Siansaar
Глава 7. Нам нужен доктор! Глава 9. Принцесса Твайлайт Спаркл

Глава 8. Путь на Понивилль

Глава, в которой Джеку предстоит встретится с двумя советчиками по ту и эту сторону сна. А так же наконец дойти до Понивилля.

Выцветший лежак, знакомый балкон гостиничного номера с видом на городские трущобы и огромная луна на пол неба, исполненного шелковистыми цветами. Опять никогда не спящий город и опять самое сердце ночи. Это могло вызвать у меня лишь ледяную дрожь от гривы до самого хвоста.

-Подкову те в зад! – выругался я, рывком поднимая копыта, чтобы взглянуть на них. К моему удивлению на них больше нет ни трещин, ни крови, словно бы они всегда были здоровые. – Это был, сон?

Я успел взглянуть на пачку сонных таблеток и на недопитую бутыль ржаного виски. «Нехило же убивает эта дрянь» — подумал я, как вдруг совсем рядом раздался знакомый голос:

-Бледный! Брат! – Он был, очевидно, крайне рад меня увидеть.– Я уж думал, что ты никогда не уснешь.

Слепой. Он сидел на диване в номере, скрытый полумраком и курил свою «кричащую» трубку.

-Подожди. Усну? – Я попытался прочесть надпись на пачке снотворного, но текст размывался, буквы бегали, как дикие блохи.

-Ну да, сон. А ты брат разве не замечаешь? Ладно, это очень качественный сон, последний подарок моей новой подруги, да будет ночь ей колыбелью!

-У меня дежавю. – пробормотал я – Это письмо, это семя, все это…

-А ну да, но это уже твоя проблема, верно? – Слепой подсыпал в трубку странного порошка из небольшого мешочка и снова затянулся. – Я знаю, что ты еще не закончил свой путь, не спрашивай, откуда я это знаю.

-Ты знаешь, что мне поручили убить тебя? – спрыгивая с лежака, объявил ему я.

— Ну конечно, брат — Невозмутимо отозвался Слепой – Поэтому я и назначил тебе встречу в мире снов. Здесь уж точно ни у тебя, ни у всей Ложи ничего не выйдет. Да и как ты можешь себе это представить, брат? Ты бессмертный, я бессмертный. Мы будем убивать друг друга до скончания веков! А вот они могут наступить очень скоро.

— Количество шансов. Оно же ограничено?

— Ну как сказать, брат! – Слепой хитро оскалился – Знаешь, почему мы бессмертны? Откуда такие возможности у нас — умирая, умирать не на совсем?

-Особая кьюти – как мантру повторил я заученную фразу.

— Ну, может быть, брат. Но только где ты видел пони с одной кьютимаркой на всех, с одной единой судьбой? А дело в том, брат, что ты, я, сто десятый, двести двадцатый, триста сорок первый, Хранитель, Старейшины, вся эта огромная безликая армия – все есть одна кровь, одна судьба, одно сердце.

-Так что ты там такое куришь? – недопонимающее спросил я. От такого вопроса Слепой даже раскашлялся, как то обиженно глядя на меня сквозь свои черные как ночь очки.

— Ты не понял, брат. Вот смотри, что заставляет тебя каждый раз выполнять безукоризненно поручения Ложи, а? Что вообще дало тебе такое ощущение Священной Семьи, которое держит тебя в узде, брат? Что лишило тебя Свободы?

— Это моя судьба, а значит мой долг – излишне пафосно ответил я.

— Ага. Конечно. Послушай мою историю, брат. Некогда жил на свете пони, который получил свою кьюти, как и все остальные пони в этом маленьком мирке. Он должен был следовать своей судьбе, но, увы, где-то оступился. Он совершил что-то невероятно плохое, что разбило его сердце, сравняла с землей его душу. В свою очередь кто-то в этот момент смог взять контроль над ним. Знаешь? Негласный контроль! Он просто стал кому-то очень должен. Но еще одна фишка здесь, брат – он должен был исправить свою вину, а для этого он должен был стать бессмертным, потому как на это требовалось время. Кое-какая сила дала это ему. А кто-то другой этому пытался воспрепятствовать. И тогда этот пони стал «осколками». Так вот ты, брат, я, все наши Тайные почтальоны – это все осколки того самого пони. Поодиночке мы все не такие уж и бессмертные. Кто-то раз умрет, кто-то два – и все, конец вечности. Но чем меньше становится осколков, тем больше шансов появляется у оставшихся. Сечешь?

— Странная история. – Выдохнул я – Но только зачем ты мне ее рассказываешь?

— Ну как зачем, брат?- Ты же всегда хотел узнать, что за судьба у нас такая? Не посылки же срочной важности разносить по конторам! А я всегда хотел толкнуть тебя на путь истинный, чтобы ты, наконец, понял, что такое Свобода.

— Так в чем свобода?

-Сделать, наконец, то, ради чего мы все это время копались в этом мире, Брат. А это продолжается очень долго, поверь мне.

— Стоп, ты точно Слепой? – подловил его я – Ты говорил, что времени нет, что это все дело копыт Четырех, и прочее и прочее?

-А ты догадлив – Слепой затянулся своей трубкой и выпустил в воздух идеально сферическое облако дыма – Дело не во времени. Знаешь, когда я вырвался за грань нашего уютного существования, я прошел по радуге тысячи миров! Поверь, тот еще трип! Я видел миры, в которых мы, пони, и не пони вовсе, а разноцветные лысые обезьянки, которые ходят на двух ногах, прикрывая свою наготу смешной одеждой. Я видел миры, где такие же лысые обезьяны создают нас. Причем таких миров много. Ты не поверишь, брат! В одном мире они рисуют нас! Рисуют и снимают на камеру! Мы живем лишь на бумаге и в мечтах! А в одном из миров нас вывели искусственно, на радость детворе! Мы там выглядим как уродливые цветные хомяки, крошечные и безвольные, без малейшего шанса на то, чтобы вырваться из ужасного порочного круга, зовущегося товарооборотом! Я видел миры, сплетенные из света и поющих ветров, я видел миры, замороженного времени и пространства я….

— Я не улавливаю мысль – прервал его я.

— Ох, прости брат, хорошее зелье, ты вкуришь? – телекинезом Слепой протянул трубку мне, но я отказался. Тогда он продолжил – Так вот, брат. В каком-то отдаленном от нас мире, слушай, я даже не знаю, откуда они все взялись, веришь? Ну, так вот, где-то очень далеко, вне времени вне пространств от нас жил был торговец, что очень любил звонкую монету, и он сочинил историю, в которой была девочка, и которую звали Лазуриан Фист. Она написала книжку, в которой был торговец, который придумывал историю о ней же. Так родилась целая вереница бесконечных миров! Ну, почти бесконечных.

— Хочешь сказать, мы живем в книге какой-то там девочки?

— Хороший вопрос, брат, а главное в точку. Не могу ответить, правда ли все наши действия описаны в книжке, но точно могу сказать, что мы в самом конце. Спустя тысячи рождений и перерождений эти миры сильно изменились, их крайне потрепало. Я даже не уверен, что вся эта история начинала про пони. Короче, брат, последняя глава этой истории не дописана, вот почему наш мир не может продолжать жить – он просто не может «разродиться», если ты понимаешь, о чем я. И вот в этот момент, тебе надоедает слушать мой бред, и ты собираешься спросить.

— Угадал. – Кивнул я. – Я про разрушенный Хуффингтон, и про то, что ты хотел мне передать.

-Это? О, то был простой указатель. Не важнее дорожных знаков. Но очень важный для тебя. И для Селестии

— Я там был? В Хуффингтоне?

-Нет. – Слепой фыркнул – Брат, ну что за вопрос? Наше время почти на исходе, а до тебя так и не дошло. В Хуффингтоне был я. А я это ты, брат. Забыл? На твоем месте мог быть кто угодно, Брат. Кто угодно из всех наших «друзей», только так получилось, что именно ты волею Свободы и Случайности пошел по такому пути.

 — Ладно, а для чего он Селестии?

-Как зачем? Она не хочет потерять контроль. А власть над этим миром быстро уходит из ее копыт, ты же видел сам? Все рушится.

— Ладно, с этим ясно – кивнул я – Но что такое Хронономнум? Горный король сказал, что я туда попаду.

-Значит, попадешь – расслабленный хрипловатый голос Слепого вдруг сменился заговорщицким шепотом. – Это место, где все начала, все концы, откуда все приходит, и куда все уходит. Начало и конец мира, ели ты об этом. Что еще он сказал тебе про него?

— Он попросил, чтобы я ничего не менял. Чтобы все продолжалось как есть.

— Ну, это уже тебе решать. И вот тут, брат, я точно скажу, я никак не могу поменять твое решение. Продолжить жить дальше, или завершить все, начиная все с начала. Или же породить что-то новое. Это вне моего понимания.

-Посмотрим – хмыкнул я – И у меня последний вопрос. Зачем Спаркл понадобилась Солнышка?

-Солнышка? Та маленькая кобылка, которая потеряла родителей? Брат, я не знаю, тебе лучше спросить у нее.

-А она знала обо мне и об этой твоей «миссии»? Ведь меня тогда порешили те же убийцы что и….

— Стоп, брат, тише. Ты сам все это у нее узнаешь, ведь так? Я сейчас смотрю на тебя, и вижу твою решимость не искать ответы на вопросы, не лезть в таинственный Хронономнум. Ты просто хочешь помочь малышке, верно? Древний безымянный бесчувственный бессмертный вдруг понял о добродетелях дружбы?

— Может быть – рассержено фыркнул я.

— Похвально, брат, ничего не скажу. Если честно в этом мире не было дружбы. Никогда. Знаешь почему? Из нее сделали религию, и вся добродетель осталась лишь в зачатке. А ты поверил, браво!

-Стоп, как это не было? А как же святые? Все те истории о том, как дружба спасала Эквестрию?

-Все, брейк! – Слепой скрестил копыта на груди – Ты ведь даже не знаешь, с чего начался этот мир? Да и не важно, с чего. Просто прошу тебя, пойди, и сделай его лучше, позволь ему жить так долго, как он того заслуживает, хорошо? Бум, брат!

Бум! И сон поплыл, как жидкий туман, как густые облака, растворяясь сами в себе. Я постепенно приобретал чувство реальности. Сонное блаженство сменялось болью во всех членах моего тела, и отвратительной пустотой в желудке. А уютный номер в гостинице превращался в странную лачугу, будто бы вырезанную внутри дерева.

Стены помещения здесь были украшены странными деревянными масками и резными тотемами. Полки были заставлены непонятным мне колдовским инвентарем. А с потолка свисали сотни таинственных амулетов из камней, нитей и перьев. Однако это все не делало данную халупу похожей на стереотипное жилище ведьмы: среди амулетов и статуэток на полках так же красовались книги, стопки музыкальных пластинок, фото рамки. На стенах кроме устрашающих ликов неизвестных мне богов так же висели обычные для Эквестрии картины и мерно тикающие часы.

Где-то в глубине этого дома старинное радио выдавливало из себя не мене старую хриплую джазовую музыку.

-Он проснулся! Проснулся! – раздался задорный детский крик.

Я даже не успел разглядеть, кто это был? Голос явно принадлежал маленькому кольту. Но он так быстро скрылся, что я даже не понял, откуда он наблюдал за мной.

-Эй, мальчик, стой – хотел я остановить его, но собственные слова ударили мне в голову, как в колокол.

От такой головной боли мне хотелось вырвать прямо на пол.

— Не вставай! – раздался второй голос. Это оказалась тучная пожилая зебра. Говорила она с чудным акцентом, сосредотачиваясь на шипящих и глухих звуках. Это делало ее голос похожим на речь змееголовых химер, с которыми мне как-то приходилось сталкиваться.

Она заглянула в помещение, где я лежал, через арку, занавешенную длинными связками цветных бусин.

-Ты. Зебра? — Я спросил первое, что пришло мне на ум.

-Да. А разве это удивительно? — Зебра смотрела на меня несколько насмешливо – А ты двурогий пони. Вот это удивительно!

-Двурогий? – Я попытался пощупать свои рога.

Мда, удивительно было даже думать так, ведь всю жизнь рог то был у меня один! Ну, так и есть. Мой «старый» отрубленный рог, и «новый» торчащий куда-то в сторону.

-Я не совсем двурогий. Это такая операция – заявил я.

— Неважно – улыбнулась зебра. – Ты, наверное, хочешь спросить, где ты?

-Да, такая мысль меня посещала, пара секунд назад.

— Мои дети нашли тебя в лесу. И приволокли ко мне. Ты был на волосок от смерти.

-Это. Это звучит мило. – Я осмотрел сам себя. Теперь на моих копытах и задней ноге красовались тугие повязки из плотной ткани.

— Что-то не так с твоими копытами? – задала вопрос Зебра.

— Они. Они растрескались от удара. – Попытался объяснить я.

-Ты не понял, они теперь не выглядят как копыта!

Я ничего ответить не мог. Последний раз, когда я лицезрел свои копыта, они были похожи на кровавое месиво с осколками костей и страшными трещинами в плоти. Так что спасибо старой зебре за эти повязки! Ходя в них, я теперь не занесу в раны грязь, и мне не придется месяцами вымывать оттуда гной.

— Вы. Вы Зекора? – Почему то предположил я. Наверное, только сейчас до меня дошло, какую такую зебру можно было встретить в Вечно диком лесу.

— Скажешь еще! – рассмеялась моя собеседница – Зебры не живут так долго. Зекора давно уже перешла реку Замвизи, и теперь скачет на пастбищах предков. Я пришла сюда ей на замену. Меня звать – Большая Мамах!

Последний звук в слове «Мамах» зебра проглотила. Я так и не понял, было ли это этническое имя зебры, или же просто кличка выданная ей кем-то еще.

-А я…. Я Джек. – Сообщил я хозяйке имя, к которому привык за последние дни.

-Отлично! Я рада, что ты отходишь от действия яда. Но тебе обязательно нужно поесть. Чай куканда вернет тебе силы.

Спорить я не стал. Надо было принимать любую помощь, что подворачивалась мне на пути. Особенно, когда я абсолютно не знал, что делать. Так что я попытался встать с лежака, на котором был размещен. Попытка закончилась небольшим конфузом. Как ни странно, но мои задние копыта слушались и работали гораздо лучше передних! Более того ступать на них было куда более удобно. А вот передние – не то чтобы теперь опираться на них было больно. Просто как-то неприятно. Но откинув лишние мысли я заключил, что это просто эффект от того странного копытного заклинания, что у меня вышло вчера (ну или когда это я там в очередной раз оставался в сознании?).

То здание, что я поначалу принял за мелкую лачугу, было куда больше, чем мне казалось. Длинный коридор соединял пять больших комнат, шестым помещением был огромный зал-прихожая, имевший форму полумесяца. Я поражался, как только могло вырасти такое огромное дерево, что смогло вместить внутри такие хоромы? Хотя, стоп, чего удивляться. Это был Вечнодикий лес со своими собственными чудесами.

Пока я занимался своими копытами и разглядывал интерьеры, Большая Мамах уже скрылась из моего виду. Силясь догнать ее, я, видимо, свернул не туда и оказался, судя по всему, в детской.

Эта круглая комната, заваленная игрушками и миниатюрной детской мебелью, оказалась населена целым маленьким табуном жеребят. Странные же это были дети, если не жуткие. Маленькая розовая пегасочка, не шевеля крыльями, сидела на стене, рассматривая старый комикс. Пузатый земной кольт в огромных очках с закрытыми глазами смотрел в небольшой блокнот, в котором сами по себе появлялись и исчезали рисунки и слова! Еще двое жеребят, судя по всему близнецы, играли со своими тенями в догонялки. А их тени в свою очередь играли с ними, как живые! Я невольно вспомнил Сумеречных Стражей и того наемного убийцу, который использовал, как это назвать? Тенекинез?

Выделился еще один местный житель. Это был коричневого цвета единорожек, с нескладными длинными худыми ножками и крайне большой головой. Он сидел окруженный часами разного устройства и что-то мычал про себя. Вроде бы – ничего не обычного. Если не одно «но»: все часы вокруг него вращались в абсолютно произвольных направлениях, а песочных и водяных часах песок и вода бежали вверх. И можно бы объяснить все врожденным телекинезом, вот только ни какого волшебного сияния, ни на роге у этого кольта ни на предметах вокруг него я не видел. Зато видел, как горящая свеча рядом с ним не плавится, а растет, как бежит задом наперед божья коровка, взбираясь на один из циферблатов.

— И как ты это делаешь?

— Легко – жеребенок открыл глаза и уставился на меня – Просто времени – нет!

Сделав столь знакомое мне по убеждениям Слепого утверждение, малыш протянул мне телекинезом старинные карманные часы на цепочке. Часы шли, как им и полагалось. Стрелки вращались в нужную сторону с размеренным тиканьем. Я поймал стрелку взглядом и следовал за ней, пока она преодолевает несколько делений. Если вы хотели бы использовать телекинез, вы бы поступили так же – сконцентрировались на объекте, потом подняли силу, скрывающуюся в вас, выпустили ее из кончика рога – вот и все чудеса. Но здесь было что-то другое. Не просто так же Слепой говорил про время и его отсутствие. Да и этот малой не промах!

А что если действительно, времени нет? И кто-то его создает намеренно? Я попытался это понять. Что-то закололо у меня внутри черепушки, когда стрелка действительно остановилась. А затем сделала три «стука» назад.

— Вот ты где – раздалось за моей спиной. – Кажется, уже познакомился с моими детьми?

— Более-менее – улыбнулся я, возвращая часы их владельцу.

На кухне зебра усадила меня за скамью и наполнила небольшую деревянную кружку странным отваром. Чай Куканда был ярко-зеленого цвета и имел консистенцию болотной жижи, но пах на удивление очень приятно. Из-за отсутствия телекинеза кружку мне пришлось держать копытами.

И вот еще одна проблемка – раньше копытокинез давался мне легко, а сейчас…. То ли бабкины обмотки, то ли растрескавшиеся и пришедшие в негодность конечности, но схватить кружку просто так я не смог. Пришлось зажимать ее между копытами и очень аккуратно подносить ко рту. Вкус чая оказался хуже аромата: он был жутко горьким, да мурашек на спине. Но с каждым глотком я чувствовал, как силы возвращаются в мои изможденные члены.

-А что это за дети? — наконец спросил я у хозяйки.

-Это? Это бедные сиротки со всей Эквестрии. Дети с особыми талантами. – Старуха загадочно улыбнулась. – Если ты хочешь спросить, как я всех их собрала под одной крышей, то уверяю, я не похитительница детей. Каждый из них попал ко мне при определенных обстоятельствах.

-А что вы все делаете здесь, в Вечнодиком лесу?

-А что делала Зекорра? Это такое место. Колыбель Мира! Самая хрупкая и самая грандиозная святыня. Пони никогда не чтили ее. А мы, Зебры, чтим. Ведь отсюда все началось, и здесь все начнется снова. Я учу этих детей уважать это место.

-Ко мне тут тоже при определенных обстоятельствах попала одна кобылка. Не такая уникальная как ваши.

— Не такая? – усмехнулась Мамах – Может ты просто не раскрыл ее талантов?

— Может – хмыкнул я.

— И где она сейчас? – Мамах посмотрела мне в глаза так пристально, что я чуть не подавился чаем.

— Похищена. – Четко и ясно ответил я.

— Сумеречной принцессой, Так? Я знаю, ты все равно попытаешься спасти девочку, даже если я скажу, что есть более важные дела, чтобы их свершить?

 — А что может быть важнее? – насторожился я.

— Например, осознание того, почему ты здесь?

— Случайность?

— Нет! – протянула Мамах – Случайности! Ха! Вспомни обстоятельства, при которых ты встретил свою подружку? Все ли было случайностью? И как ты можешь верить в Случайности после этого?

— Погодите, откуда вы знаете?

— Я живу в центре этого мира. Я умею говорить с духами. – Пафосно произнесла Зебра – А еще я могу приоткрыть тебе тайну….

-Какую?

-История повторяется. – Прошептала она – Она повторяется уже много раз! И каждый раз зебра вроде меня ведет избранных детей в это священное место, чтобы они возродили Цикл. Опять.

-Какой именно «каждый раз»? – недопонял я.

-Конец, Джек, я говорю о конце.

Совпадение ли, но именно в этот момент радио, что создавало ненавязчивый фон нашей «милой» беседе прервало вещание джазовой музыки, и вместо нее на фоне победоносных фанфар зазвучал весьма мужественный голос пони:

«Предательство Кристальной Империи привело к краху экономики, разрушению трех крупных мегаполисов и сердца нашей родины! Вероломное нападение из Зебрандии унесло жизни тысяч наших солдат! Так встанем все под единым знаменем Четырех, во славу Эквестрии! Присоединяйся и ты в отряды Свободы, Счастья и Дружбы, и вместе мы отстоим наши идеалы!»

-Это война! – произнесла Зебра, как только пропагандистский ролик умолк – Она погубит всех, какие бы цели у нее не были.

Я допил чай одним большим глотком.

— Зебрандия… Зебрия – пробормотал я – Как правильно-то вообще?

— Амхара. Все остальное выдумки пони.

-Я просто хотел узнать. В последнее время я стал замечать слишком много несостыковок. Так если скоро конец, то, что обычно такие пони, как я делают в этих повторах?

-Тебе просто надо доставить посылку. – Улыбнулась Большая Мамах.

— Вы говорите о письме? Письмо от Слепого его «Сестре по свободе»? Так оно предназначалось вам?

-Нет, Джек. Не мне. Я не имею почти ничего общего с твоим другом. Мы всегда шли в разных направлениях, и в то время когда я внутри – он всегда снаружи. Но ты найдешь, кому это нужно доставить….


Я уже ни чему не удивлялся. Ни Зебре, что знала что-то о моем друге и о моей небольшой миссии, ни ее странным жеребятам с их необычными способностями. Меня не удивляли рассказы, Большой Мамах, о грядущих «переменах» и странных «повторах». Сейчас первоочередной задачей для меня было, как ни странно, спасение попавшей в беду девчонки.

Учитывая всю эту историю с заказными убийствами, всей той грязью, через которую мы с этим жеребенком проползли за последнее время, не думаю, что Твайлайт забрала Солнышко для того, чтобы назначить ее своей любимой ученицей.

-А я еще смогу вернуться? — уходя из дома зебры, спросил я. Как никак, а Большая Мамах могла мне детальнее поведать о Хронономнуме и «Сестрах по Свободе».

— Нет – категорически отрезала зебра. – У тебя своя дорога, по которой ты сам решил идти. Я лишь надеюсь, что я хоть как-то помогла тебе найти правильное направление.

Про какое именно направление она сказала – я не понял. Сейчас мой разум был забит совсем другим. А именно – как мне попасть в хрустальную башню Твайлайт, как вытащить оттуда Солнышко? О, да, надо бы не забыть о трех посылках! Проблем хватало.

На улице было зябко. Налитые свинцом облака больше не выглядели как сказочный небесный узор. Теперь это был рваный брюхатый кошмар, что местами превращался в ледяные дожди и пронизывающий ветер. Мир Эквестрии погрузился в сумерки, прерываемые лишь тусклыми лучами восходящего солнца, проглядывающего в редкие разрывы облачного щита. Самое интересное, что солнце висело все на том же месте что и некоторое время спустя – когда я со своей спутницей покидали заброшенный вокзал Хуффингтона. Наверное, Селестия все же откинула копыта? Помянем, но не станем задерживаться.

Самое забавное, что я даже не знал куда идти! Ни дорог, ни ориентиров. Просто сплошной лес кругом. Но дорогу я все же находил. Как? Трудно объяснить.

В моей голове все пульсировали слова того маленького единорога да слова Слепого, о том, что времени нет. Но если времени нет, значит, нет и расстояний? От этого становилось намного легче идти, особенно учитывая мои немеющие копыта. Но это было не просто убеждение: каким-то образом понимание этого толкало меня вперед, словно бы стягивая пространство, удаляя дистанции ко всем болотным пароспрайтам.

Как это все происходило? О, да хватит уже этих вопросов! Оно происходило само по себе, потому, что я этого хотел. Понятия логики больше были не для меня. Да и кому сдалась логика в мире волшебства, в котором даже времени нет?

За всей этой кашей из хаотически появляющихся и исчезающих мыслей я с любопытством наблюдал, как изменяется мое собственное «Я». Из курьера, пусть и самого крутого и необычного на всех просторах Эквестрии, я превращался совершено в другое действующее лицо. Я становился чем-то абсолютно новым. И плевать – было ли то действием разумного яда, проклятием Горного Короля, черным семенем, его лесную мать под хвост!

И знаете что? Мне даже это нравилось. Я будто бы сбрасывал с себя какие-то оковы. Приятное ощущение, видимо не зря Слепой так воспевал свою свободу? И, да, как жаль, что я знал о нем так мало, как оказалось.

Но долой это самокопание! К тысяче химер его! Сам того не замечая я уже был на самой границе Вечно свободного леса, и у моих копыт сейчас красовался Понивиль – жемчужина Эквестрии.

Одетый в сталь и камень, запутавшийся в миллионах километрах проводов, дорог и мостов, город принцессы Твайлайт сиял как алмаз! Граненые небоскребы, рвущие своими заостренными верхушками облака, огромные вышки труб, выдыхающие в небо цветные струи выхлопов, бочкообразные строения огнереактора, заводы, офисы, университеты – все это громыхало, стонало, блистало и переливалось.

Город был окружен широким кольцом из башен – прекрасных храмов, каждый из которого символизировал одну из благодетелей дружбы и был построен во имя одной из святой шестерки. Здесь же красовались гигантские статуи Слесетии, Луны, Твайлай и.… Как там ту принцессу из кристальной империи звали?

Со стороны это было грандиозное зрелище. Но я шел сюда не красотами любоваться.

Я приблизительно знал, где находился замок Твайлайт. Туда-то я и направился, по пути разрабатывая план дальнейших действий.