SCP-1939-EQ Подменец

А что если в Эквестрии тоже есть Фонд? Если да, то там наверняка есть множество интересных документов и артефактов. Как например этот.

Другие пони

Меж золотом и серебром

Перевод нескольких фанфиков из серии "Меж золотом и серебром" (1 глава = 1 фанфик). Описания отдельных фанфиков – в заметках к главам.

Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Человеки

Под одеялом

Раннее утро.

Твайлайт Спаркл

Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Каждому яблоку...

Вечеринка и Пинки Пай.

Пинки Пай

Не уходи

Луна узнает о существовании параллельных миров и, используя древние знания, перемещается в другую вселенную, оказавшись прямо в квартире человека, по имени Тэйгл. Забавно, как случайное событие может перевернуть всю жизнь...

Принцесса Луна

Твайлайт попадает в Советскую Россию

Твайлайт перемещена в Советскую Россию. Как это закончится для неё?

Твайлайт Спаркл

Багровые Облака

Дискорд, перед своим заточением в камень, рассыпал на землю семена хаоса. Эту деталь не заметил никто, даже Принцессы. Но теперь, спустя много-много лет, пони приходится платить за их невнимательность...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

По ком мы голодаем

Ты помнишь Кантерлот. Ты помнишь вкус победы. В течение тысячи лет и сотни жизней это было самой великой для тебя радостью. А потом, в вспышке жара и нестерпимого света, это закончилось. Теперь ты один. Остальные из твоего рода либо убиты либо рассеяны по всей Эквестрии, и ты не можешь услышать их мысли. Внутри тебя бездна. Грызущий, бесконечный голод, который ты не можешь утолить. Он убивает тебя. Чтобы выжить, тебе нужна любовь, но здесь ее нет. Не для тебя. Ты только можешь украсть ее у них, у тех пони, по ком мы так сильно голодаем.

Другие пони

Эхо далекого прошлого

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии правили две сестры… Занятная история, правда? У сестры всегда был талант к сочинению всяких историй, но стоит отдать должное, эта история является её шедевром. Все учтено, ничего не пропущено… и ни слова правды.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Noben
"Северо-запад, или как правильно пользоваться местом силы" "Восстание машин"

Варьированная реприза. "Добро пожаловать в Центр!"

Реприза — в музыке, раздел музыкального произведения, в котором излагается повторение музыкального материала, в исходном или изменённом виде.

"Что есть Центр, спросите вы? Обратимся к элементарной геометрии. Центр окружности, например — это точка, от которой любые две данные точки, принадлежащие окружности, удалены на равные расстояния. Что ж, с нашим Центром несколько похожая ситуация. Вот только чтобы попасть к нему, недостаточно притянуть к Центру одну из точек. Нужно притянуть обе..."
В. Дарк. Из "Повести о Странниках"

— Итак, достопочтенный господин и милые дамы, вам, наверное, интересно, зачем я вас всех тут собрал?

Всё вокруг залило ослепительнейшим светом, который своими яркими лучевыми посягательствами проникал в самоё сознание, медленно, но верно, казалось, переформировывая внутреннее "я" каждого из тех, кто имел честь находится в элитном вагоне Межпространственного Экспресса. Хотя, сие будет сказано не совсем верно. Свечение охватило всех, кроме того, кто и затеял всю эту катавасию — Петра Петровича Врачевского, главного помощника почившего Самого Его в делах урегулирования пространственных и временных аномалий, связанных с творчеством почтеннейшего Вильгельма Дарка.

Евгений открыл глаза. Пустой вагон, кромешная темнота за толстыми оконными стёклами... Справа сидела всё ещё не проснувшаяся Елена, а прямо напротив расположилась пони, внезапно появившаяся из портала, а также некий незнакомый господин, одетый с иголочки, с модной короткой стрижкой и толстым блокнотом в гибких руках. На вид ему было лет двадцать пять, максимум — тридцать.

Наконец, все трое "межпространственных путешественников" окончательно отошли ото сна и выжидающе воззрились на умильно улыбающегося господина, который, увидев, что на него так пристально смотрят, тут же сменил выражение лица. Теперь, когда он был "сама серьёзность", Пётр Петрович решил, что можно приступать к делу:

— Хотя, что же это я, сие скорее всего вопрос риторический...

Единорожка осоловело осмотрелась по сторонам, явно пытаясь что-то отыскать.

— Извините, вы не знаете, где моя записная книжка? — перебила говорящего Эмили.

— А, что? — не сразу понял вопроса Врачевский, но тут же вновь пришёл в умственную форму. — Ах, вы про ту самую... Что ж, думаю, сейчас она уже где-то в другом, совсем далёком отсюда измерении... А может и не очень далёком... Если честно, я понятия не имею, где она, так как не планировал заключать сюда и её... Прошу прощения, мисс Кларк...

Единорожка лишь угрюмо кивнула, не пытаясь так активно постигнуть суть происходящего, как это, например, делала Елена...

— Продолжим-с... — отчеканил элегантный господин и достал из внутреннего кармана пиджака три сложенных вчетверо деловых документа. — Я уже встречался с каждым из вас до этого, наблюдал за вами, сопоставлял логичность и физическую допустимость ваших действий... Что ж, так как вы всё ещё здесь, подготовка к Финалу этой Истории уже завершена — все вы сыграли важную роль во Втором Этапе данного "эпического спектакля", вам же его предстоит и завершить. Что ж, перед тем как отпустить вас в "последнее плавание", я предлагаю вам подписать три документа...

Пётр Петрович раздал бумаги и ручки своим недоумевающим слушателям. Каждому досталось что-то своё: Эмили, не особо задумываясь, подписала договор о рассмотрении её кандидатуры на должность некоего "главного редактора"; Евгений, быстро пробежав глазами немногочисленный текст и подозрительно взглянув на прямо-таки излучающего доверие Врачевского, поставил росчерк в "Соглашении на сюжетный поворот", а Елена, дольше всех рассматривавшая непонятную бумагу, в конце концов тоже нарисовала нечто рядом с галочкой в документе о "Принятии на роль исправившегося злодея". Элегантный господин, недоверчиво проверив правильность заполнения, удовлетворённо кивнул и вновь улыбнулся:

— Не волнуйтесь, это стандартная операция. Клиент должен согласиться на участие в эксперименте, иначе вся изначальная чистота оного пойдёт насмарку. Хотя, обычно сами клиенты никогда не вспоминают о наших с ними встречах. Как вы, например, Евгений, сейчас наверняка не помните о том, как мы с вами встречались при точно таких же обстоятельствах, когда вы впервые направлялись в Эквестрию...

Пётр Петрович крепко пожал две руки и одно копыто.

— Что ж, желаю всем вам удачи. До скорого!..

Воскликнул он и исчез...


Экспресс постепенно начинал своё торможение, и вместе с тем, последний пони, самый храбрый из тех, кто до этого момент всё ещё оставался в вагоне, поспешно вышел из помещения.

Евгений сосредоточенно наблюдал за проносящимися по ту сторону оконного стекла пейзажами и отчаянно пытался понять, где же он всё-таки находится...

Вдалеке показался некий населённый пункт... Серский узнал его — это был небольшой эквестрийский городок, под названием Понивилль.

И лишь теперь до него дошло:

— Что за?... — только и смог выговорить он.

Всё те же весенние пейзажи, всё тот же ярко-разукрашенный поезд... Как и полгода назад! Всё повторялось, в точности до...

Экспресс затормозил. Евгений неровным шагом подошёл к выходу и, глубоко вздохнув, заглянул в небольшой “иллюминатор”. На перроне собралась уже знакомая толпа.
"Нет, этого просто не может быть!" — промелькнуло у него в голове.

Дверь разъехалась в разные стороны.

Множество понивилльцев, столпившихся на вокзале в этот жаркий полуденный час, сначала недоумевающе уставились на Евгения, а потом почти что одновременно обернулись назад, словно ожидая некой команды.

— Начинайте, что же вы!.. — воскликнул до боли знакомый голос откуда-то с задних рядов.

Отовсюду посыпались конфетти, взорвалось сразу пару десятков хлопушек, а пони заулыбались и стали радостно, но не очень разборчиво выкрикивать приветственные слова.

Из толпы вышла Твайлайт Спаркл, каким-то образом обзаведшаяся крыльями. Она чуть ли не подпрыгивая на ходу, словно Пинки Пай, бросилась в объятия человека. Сбитый с толку Евгений неуклюже обхватил руками мягкое фиолетовое туловище кобылки.

— Как же я рада, что ты вернулся! — воскликнула принцесса-аликорн, посмотрев Серскому прямо в его ясные очи.

Евгений заметил, что глаза Спаркл были пронизаны множеством красноватых прожилок, да и вообще выглядели весьма утомлёнными.

— Я... Я тоже рад, но...

— Что-то не так? — озабоченно спросила Твайлайт, наконец-то выпустив человека из цепких копыт.

— Не могла бы ты объяснить мне, что тут происходит? — почти что шёпотом спросил Тёмный Паладин.

— Ах, ты про это... — с облегчением проговорила принцесса, — Мы решили устроить тебе небольшой извинительный презент. Как никак, тебя не было целый год...

— Год? — изумлённо переспросил Серский.

— Да... За это время многое изменилось... Благо, что к лучшему... — Твайлайт двинулась сквозь расступающуюся перед ней толпу, — пойдём, я расскажу тебе... Прямо, как в прошлый раз.

Евгений неуверенно, но всё же не без интереса последовал за Спаркл в глубь провинции...


Пухлый человек с округлым лицом и небольшой залысиной на макушке расстегнул воротничок рубашки и внимательно посмотрел на незнакомца напротив. Тот был облачён в длиннополую тёмную мантию с капюшоном, скрывающим всё его лицо в непроглядном мраке. Незнакомец вёл себя непринуждённо и даже вальяжно, словно бросая вызов многоопытному доктору и психологу, кем и являлся пухлый человек.

— Мистер Дарк? — спросил незнакомец словно видоизменённым тоном.

— Верно, — совершенно не выдавая своего волнения, ответил психолог, — а вы кем будете?

— Меня зовут Натаниэль Мастеров, хотя все, кто здесь обитают, привыкли называть меня Мастером Эн.

— Пожалуй, я воздержусь от этого обычая, — решительно произнёс Дарк, не желая отдавать пальмиру первенства и продолжая отстаивать диалоговую доминанту, — что же привело вас сюда, господин Мастеров?

— Я... — неожиданно запнулся некто в плаще, — я давно хотел выговориться. Рассказать кому-то то, что знают всего три существа в этой Вселенной. Я выбрал вас — и это великая честь...

— Что ж, я слушаю, — уважительно произнёс Дарк и расположился поудобнее...


— Эмили?.. Эмили, это ты?!

Что-то холодное настойчиво тормошило кобылку, пытаясь вырвать её из затяжной стадии сна. Единорожка нехотя проснулась, зевнула и тут же широко распахнула глаза от удивления.

Она обнаружила себя в огромнейшем зале, вместившем бы в себя, пожалуй, сразу несколько сотен Больших Кантерлотских библиотек. По гладким металлическим стенкам впритык к друг другу висело множество и множество металлических шаров с ножками, обмотанных различными штекерами и проводами. Один из таких и пытался добиться внимания кобылки:

— Это же я, Нейробирд! Помнишь меня?

— Д-да, помню, — заплетающимся языком пробормотала Эмили, — а что собственно...

— Не забывай вопросов, я сам мало что знаю, — перебил единорожку шар, — как только ты ушла, Тёмные души таки обнаружили нашу с Психо маленькую альтернативную реальность и разрушили её. Теперь вот мы висим здесь, ожидая механической перепрошивки — все души заняты, Мастер Эн явно к чему-то готовится...

— И... Что теперь? — спросила кобылка, нервно оглядываясь по сторонам.

— Теперь? — Нейробирд развёл свободными ножками. — Ну, я думаю, без нас тебе отсюда не выбраться — в Центре почти "военное" положение, множество ходов перекрыто — а нам без тебя. Сейчас и я, и Психо подключены к каналам стационарного питания — если отсоединить нас от них, мы просто напросто перестанем функционировать. Чтобы вновь перевести нас на портативный режим, нужен Ключ, расположенный в кабинете Бирда Смотрителя. Никто из бирдов не сможет им воспользоваться, для этого нужно либо полностью бестелесное существо, либо хотя бы на пятьдесят процентов состоящее из плоти. Кстати... Ты что же это, опять умерла?

— Что-то вроде того, — задумчиво ответила Эмили.

— Окей, не суть, — продолжил Бирд, — твоя задача проста. Бирдов в коридорах сейчас не много, главное не привлекай к себе внимание. Забери ключ — он похож на чёрный металлический рычаг с набалдашником — и принеси сюда. Дальше будем действовать по обстоятельствам...

Только единорожка хотела кивнуть, как из-за небольшой перегородки, коих в зале было в огромном количестве, выскочил другой шар на ножках. Он изучающе "взглянул" (если у него были глаза) на кобылку и ринулся в атаку.

— Чёрт, я совсем забыл, что они теперь гораздо более агрессивные... — воскликнул Нейро, — скорее, подойди ближе!

Эмили послушалась, и в её шею тут же вонзилась острая длиннющая игла, казалось, достававшаяся до самых нервных узлов. Она вскрикнула. Её рог засветился странной инородной тёмно-фиолетовой окраской и создал слепящий энергетический луч. Пронзённый им бирд с истошным верещанием повалился на пол и взорвался.

— Вау, — только и выговорила она.

— А теперь иди... — сказал Нейробирд. — У тебя ещё есть шанс. Как и у нас...

Металлический шар повернулся в сторону, где скрывался невидимый с этой точки обзора дальний конец зала. Там работали какие механизмы, скрежетали мощные агрегаты...

— Удачи... — тихо проговорил Нейро и больше не произносил ни слова.

Эмили, постоянно прячась и оглядываясь, двинулась к выходу из громадного помещения...


— Началось всё с того, как нам пришло просветление... — туманно ответила на вопрос Евгения принцесса, — я помню, что я, как и множество пони, пребывала на Кантерлосткой площади, как вдруг прогремел взрыв страшной силы. Город накрыл такой густой туман, какого пони не видели со времён правления короля Сомбры! Стало происходить что-то невообразимое: пони начали вести себя крайне не свойственным для них образом! Одни визжали, как ненормальные, другие прыгали, носились и... Летали... Причём далеко не пегасы... Будто бы отрекшись от силы притяжения, единороги, совершенно не используя какую-либо магию, поднимались в воздух... Земнопони изрыгали пламя изо рта, а пегасы размахивали огромными, как у старейших драконов, крыльями... Всё это продолжалось вплоть до того момента, как первая волна "туманности" не покинула пределы нашей столицы. Многие не пережили этого события, но те, кто остался в живых, боготворят Святую Эмили Кларк за её самоотверженный поступок. Каждый пони Эквестрии теперь обладает какой-то особенной силой, что способна сделать его невероятно уникальным. Я, например, теперь вовсе не нуждаюсь во сне! Представляешь, можно читать, не прерываясь на тратящиеся в пустую восемь часов в сутки...

Евгений слушал всё это и в голове его проносились нехорошие мысли, одна мрачнее другой: неужели его действия вызвали такие ужасные последствия? Может, он умер и теперь пребывает между мирами? Понять всё это пока не представлялось возможным...

— Как думаешь, почему я снова здесь? — спросил человек.

— А разве ты сам не стремился сюда? — спросила Твайлайт. — Подумай, ты сделал так много ради благой цели, спас столько жизней... Будь я тем, кто распределяет судьбы, я бы не задумываясь исполнила твою мечту. Посмотри вокруг — пони изменились. Они поняли ошибку, которую совершили, посчитав тебя "злодеем", теперь ты для них почти святой...

На стенах всевозможных зданий были развешаны плакаты, на которых в странноватой манере были изображены Евгений и Эмили. Афиши призывали славить этих двоих, и понивилльцы охотно отвешивали земные поклоны, как только проходили мимо сконфуженного человека.

— Ты можешь жить, где захочешь! — продолжала восторженную речь Спаркл, — любая дверь отныне для тебя открыта! Никто ни в чём тебе не откажет, только попроси... Разве не этого ты хотел? Я слышала, пока ты жил в своём мире, ты не мог найти себе места... Так вот — считай, что ты обрёл новый Дом...

В этот момент, из переулка выскочила незнакомая Евгению единорожка и бросилась бежать к другому концу улицы. За ней, с криками и свистом пронеслось около десяти полиспони сразу. Тёмный Паладин вопрошающее взглянул на принцессу.

— Понятия не имею, что происходит... — прокомментировала происходящее Твайлайт, — пойдём-ка лучше к библиотеке...


— Хм... — задумчиво произнёс Натаниэль, — с чего бы начать? А давайте, как в сказке! Жили-были три брата...

Мастер сдержанно усмехнулся.

— Так вот, значит... Отца у них не было, да и матери тоже, а если и были, то история о них умалчивает. Но вернёмся к братьям... Росли они, как говорится, не по дням, а по часам! Хотя, если всё же быть точным, то на взросление у них ушло пару миллионов лет, но это уже лишние подробности... Звали этих трёх братьев не по-нашенски, а по-заморскому — Эмиль, Эрих и Натаниэль. Первый был словно заводной механизм — постоянно излучал собой какие-то эмоции, выражение его лица менялось чуть ли не каждую секунду. Второй же представлял собой этакую серую каменную стену — каждое его движение было просчитано, продуманно и выверено вплоть до мельчайших подробностей. Последний же — и так, и сяк... Середнячок, что называется...

Некто в плаще прокашлялся.

— Когда же эти братья выросли, пошли они искать себе место в мире... Долго они путешествовали по свету, пока не наткнулись на странное-престранное место. В нём сходились сразу миллиарды других миров, и попасть оттуда можно было в любой из них, причём за долю секунды. Посовещавшись, братья решили здесь основаться — ведь место это пустовало и не могло должным образом функционировать без грамотного управления. Они назвали это место Центром, очень метко подметив основную его суть — ведь оно являлось точкой соприкосновения одновременно таких разных, и таких похожих параллелей...

Натаниэль встал с кресла и начал медленно прохаживаться по кабинету.

— Братья провозгласили себя Мастерами. Каждый из них взял на себя то, с чем управлялся лучше всего — Эмиль стал Мастером Эмоций, Эрих — Мастером Разума, а Натаниэль, всегда будучи неким связующим звеном между своими братьями — Мастером Энергии. Он подчинил себе Тёмную Силу, способную творить настоящие чудеса, и негласно направлял пыл Эмиля и холод Эриха в правильное для развития Центра русло.

Мастер вновь усмехнулся:

— Но вы же не думали, мистер Дарк, что всё было так просто? Нет, вижу, что не думали... Тогда я поведаю вам о начале Великого Раскола... Когда-нибудь слышали об эгрегорах?


Эмили, стараясь бесшумно переставлять копыта, медленно продвигалась по веренице коротких коридоров, пока не упёрлась в наглухо закрытую дверь.

Рядом с ней находился некий пульт управления, но попытки взаимодействия с ним так ни к чему и не привели.

Единорожка уже было собралась отправиться искать обходной путь, как вдруг, прямо из пульта донёсся металлический голос, словно перебиваемый не прекращающимися помехами:

— Эмили, ...или, ...йте! Под...ите!..

Кобылка вздрогнула и недоверчиво посмотрела на пульт.

— Да не б...йтесь ..ы, я не кусаюсь...

Единорожка вновь присмотрелась к пульту: на его покрытой различными кнопками поверхности расположилось странное устройство, похожее на обруч, который надевается на голову. Хотя... Точно, что-то похожее она видела на вечеринке с приезжим диджеем — Винил Скретч. Та называла это наушниками...

Кажется, звук исходил именно оттуда.

— Од..ньте это на голову и прижмит.. уплотнённые части устрой..ва к ушам... — посоветовал голос.

Единорожка, всё ещё с некоторой опаской, послушалась говорящего и попыталась магией приподнять наушники. Но ничего не произошло... Магия словно отказывалась подчиняться воле своей хозяйки! Тогда Эмили подцепила прибор копытами и, помогая себе зубами, с горем пополам напялила дугообразний агрегат на макушку.

Что-то острое вновь укололо её в шею, и на этот раз голос зазвучал прямо в голове, без каких-либо помех.

— А теперь слушайте меня внимательно, — быстро заговорил некто, — эту дверь вам не открыть, по этому возвращайтесь назад. Там будет коридор с тремя лампами. Вам будет нужно как следует разбежаться и прыгнуть сквозь стену под средним светильником, когда я скажу вам "Вперёд!". Или что-то в этом духе... Там должен быть склад нерабочих бирдов, через который можно попасть в кабинет управляющего. Насколько я знаю, охраны в этом секторе не так много, так что есть шанс обойтись без эксцессов...

Эмили, кое-как заставившая себя не задавать лишних вопросов, кивнула своему невидимому собеседнику.

План продвигался почти идеально, но лишь вплоть до того момента, пока единорожка не оказалась на складе...

В помещении царила кромешная темнота, и лишь наушники, нацепленные на голову кобылки издавали слабое, почти ничего не меняющее освещение. Но продолжалось это не долго... Стоило только единорожке сделать пару шагов по залу, как со всех сторон замерцали разные огоньки, зашуршали механизмы... Что-то под потолком очень подозрительно заскрежетало...

Эмили поёжилась.

— Чёрт... — выругался голос, — они реагируют на Тёмную энергию внутри вас. Вам следует выбираться отсюда.

— А... Куда? — прошептала единорожка и тут же зажала себе рот копытом. Шорохи только усилились.

— Тише вы! Меня они не слышат, а вы-то вслух говорите! Идите прямо и до конца, там должен быть выход...

Эмили послушно двинулась вдоль по, казалось, необъятному складу. И только ей начинало мерещиться, что она отстала от того, что издавало все эти неприятные звуки, как нечто вновь скрежетало прямо над её головой. Становилось по-настоящему страшно...

Единорожке представлялось, что она идёт по Дискордову залу уже целую вечность — он категорически отказывался заканчиваться. Голос в наушниках хранил молчание...

А дальше случилось событие, за которым последовал целый ряд разнообразных последовательных цепочек. Все эти происшествия можно было условно поделить на две категории: благоприятные и неблагоприятные. К первым следовало бы отнести то, что внезапно включился свет — Эмили оказалась на пару секунд ослеплена, но зато увидела не столь далёкий выход. Оказывается, она нечаянно свернула не в ту сторону. Ко второй же категории принадлежит тот факт, что её увидели и те, кто за ней так активно охотился.

Неисправные, но успевшие перепрошиться на агрессию бирды.

Они выскочили, заверещали, залязгали шестерёнками и бросились вдогонку за Эмили, уже что есть духу припустившей к выходу из зала.

Далее следовал не очень длинный коридор, в конце которого и должен был находиться кабинет управляющего. Единорожка перебирала копытами так быстро, насколько хватало её сил, но увы, она совсем не было спортивного телосложения. Тем временем, роботы уже приближались к ней, используя в качестве пола и стены, и даже потолок.

Один из самых "находчивых" даже спрыгнул сверху и преградил кобылке путь.

Буквально в последние несколько секунд перед столкновением, в умной голове единорожки возник нехитрый план. Она сосредоточилась и попыталась вспомнить то чувство, которая она испытывала, когда её рог излучал фиолетовую магию. И, как ни странно, у неё кое-что получилось.

Странная энергия вновь потекла по её жилам и она, разогнавшись из последних сил, протаранила лбом дерзкий шар на кривых ножках. Тот истошно завизжал и с треском грохнулся на гладкий пол. Эмили же, грациозно вытащив рог из пробоины в металлическом корпусе, словно герой брутальных боевиков, побежала вперёд, даже не оглянувшись на последовавший за этим взрыв.

Когда же кобылка наконец добралась до небольшой по виду комнаты Бирда Смотрителя и захлопнула дверь, она, чуть ли не заваливаясь на бок и тяжело дыша, посмотрела в крохотный иллюминатор: в этот самый момент, в дверь словно впечаталась целая орда неисправных бирдов. Благо, вышибить её силёнок у них не хватило.

— Вы молодец, — наконец-то подал голос незнакомый советчик.

— Знаю, — ещё не осознавая, через что прошла, ответила Эмили...


Евгений, в обнимку сразу с несколькими Пинки Пай, неровным шагом возвращался к библиотеке и смотрел на звёзды. Вечеринка, устроенная розовогривой лошадкой, удалась на славу. Если честно, человек уже плохо помнил, когда и зачем он сюда приехал — ему и так было хорошо. Кобылки, окружившие такого знатного кавалера, наперебой рассказывали ему нечто новое, каждый раз совершенно не похожее на предыдущее, а он не слушал их. Твайлайт обещала вечером устроить ему нечто особенное, и поэтому у него было просто прекрасное настроение — ведь вечер уже наступил.

Серский игриво попрощался с многочисленными дамами и, вальяжно покачиваясь, прошёл внутрь дуба-библиотеки. Спайк по случаю отправился в гости к Рерити, теперь принцесса и человек оставались совершенно одни.

Твайлайт, медленно спускаясь с лестницы, кокетливо подмигнула Евгению, а тот, решив не церемониться, подхватил её на руки, и, перепрыгивая через две ступеньки, поднялся на второй этаж. Он нежно положил кобылку на кровать. Та и не думала сопротивляться — она лишь податливо, словно мягкая глина для лепки, подыгрывала движениям человека.

Тёмный Паладин склонился всем своим телом и приблизился благовидным лицом к мордашке возлюбленной. Их губы слились в протяжном и, казалось, нескончаемом поцелуе. Руки Евгения, пользуясь случаем, плавно скользили по пурпурной шёрстке принцессы. Он подхватил рукой её милую головку и притянул к себе...
...
В этот миг всё исчезло. Серский стоял совершенно один посреди бескрайнего зеркального поля. Почему-то ему стало трудно дышать. Он откашлялся...

И только теперь он увидел, что кроме него, на этом поле есть кое-кто ещё. Это была та самая кобылка, за которой с утра гнались полицейские. Она с мольбой в глазах посмотрела на Евгения и указала копытом в сторону небольшой башенки, возвышавшейся над зеркальным полотном.

— Помоги мне, — прошептала она, — всё это ложь.... Нам нужно туда...

Тёмный Паладин попытался дотронуться до копыта незнакомки, но в этот момент он понял, что всё ещё находиться в библиотеке. Разум его протрезвел буквально за долю секунды... Он не очень культурно отстранился от буквально опешившей принцессы Дружбы и попятился к выходу:

— Прости... Не сейчас... Не сегодня... Мне нужно уйти...

— Как?! Куда ты уходишь?!.. — воскликнула Спаркл.

— Не могу точно сказать... — уклончиво ответил ей Евгений. — Прощай...

И выбежал из библиотеки...


— Эгрегор — это так называемый "ментальный конденсат", порождаемый мыслями и эмоциями существ и обретающий, в последствии, самостоятельное бытие, — продолжал Натаниэль, — по сути своей, Центр, это и есть очень большой и поднапитавшийся мыслеобразами Эгрегор, но братья поняли это лишь тогда, когда уже не могли выбраться из этого места.

Тот, кто скрывался под плащом, с шумом провалился в кресло:

— Вы, Дарк, наверное спросите — и что в этом плохого? Ну, создали жители различных миров этакий "коллективный эгрегор", что теперь? А я вам отвечу — Центр, в понимании большинства существ, это нечто вроде Эдема, Земли Обетованной, называйте это место как хотите. То есть, по сути своей, они вкладывали свои чувства и мыслеформы в Место Жительства Богов, и, сами того не ведая, правили судьбы этих трёх братьев. Они верили в них, но верили по разному... И в какой-то момент им понадобился тот, на кого можно было бы сваливать все свои неудачи. Им понадобился Злой Бог. Дьявол, если хотите...

Натаниэль по-настоящему разнервничался...

— Это сейчас я так просто использую умные термины, рассказывая об этом, — говорящий продолжил уже более спокойным голосом, — тогда же я совершенно не понимал, почему между мной, и моими братьями постоянно возникают некие беспочвенные конфликты? Почему Центр, перестраиваясь сам по себе, делится на две части — на так называемые Верх и Низ? Всё происходило без нашего ведома, или тем более согласия... А в какой-то момент во мне просто возникло желание больше никогда не приходить в прекрасный и ныне несуществующий город Наверху — туда, где жили мои братья. Отныне и по сей день, я ни разу не поднимался туда и не собираюсь этого делать в ближайшие пару миллиардов лет.

Натаниэль опёрся ладонями на стол и посмотрел психологу прямо в глаза.

— А теперь задумайтесь — те, кто живут в иных мирах, подключённых к Центру — они избрали себе Разум и Эмоции, как основные двигатели эволюции, отрекшись от того, что когда-то так крепко их связывало — от Энергии... Не правда ли, лихо закручено?

— Лихо, — согласился Дарк, задумчиво разглядывая своего пациента.


Эмили аккуратно перехватила зубами Ключ, который оказался весьма тяжёлой железякой, и, стараясь двигаться как можно тише, подошла к выходу из кабинета. Она навострила уши: в зоне слышимости стояла гробовая тишина.

Кобылка, съёжившись, открыла дверь и увидела следующую картину: бирды, застыли в полной неподвижности, внимая каждому, хотя бы самому малейшему шевелению Ключа. Пони осторожно прошла вдоль стройных рядов сломанных роботов, и всё ещё дрожащими от страха копытами зашагала к той самой наглухо закупоренной двери. На этот раз, та беспрекословно открылась.

Внезапно, единорожке в голову пришла интересная мысль — ведь наушники не издавали ни звука после того, как Ключ был изъят из кабинета управляющего. Она положила железку на пол и покрутила устройство перед своим лицом. Механизм не подавал никаких признаков рабочего состояния. Кобылка повесила их на многострадальную шею и продолжила свой путь.

Вскоре она вновь оказалась в громадном зале. Без особого труда найдя Нейробирда, она вставила Ключ в специальный раз, и дружелюбный шар на ножках плавно отвалился от стены.

Нейробирд от радости даже обнял Эмили.

— Спасибо тебе! — тихо сказал он. — Теперь уж нам с Психо грех будет не помочь тебе. Кстати, где он?..


Евгений оглянулся на полыхающий Понивилль и подумал — а правильно ли он поступает? Но тут же отбросил эту мысль, потому что сейчас на чём-то зацикливаться совершенно не следовало.

Человек размахнулся импульсным шестом и нанёс сокрушающий удар по тяжёлой двери ратуши — по его расчётам, именно там находилась искомая Башня.

Учтиво пропустив вперёд спасённую им из крепких копыт полицейских кобылку, Евгенией в последний раз взглянул на устроенный им погром и тоже прошёл внутрь здания...
...
Понивилль исчез. Вместо него появился лишь достаточно просторный лифт, в котором и обнаружил себя Серский. В этот момент, кобылка, к великому удивлению Евгения, обратилась в испуганную Елену...

Она, изумлённо посмотрела сначала на Тёмного Паладина, затем вокруг, и сказала:

— Ты не представляешь, что мне привиделось...

— Представляю... — почти что прошептал Евгений.

Лифт тронулся. Под потолком раздалось механическое эхо:

— Добро пожаловать в Центр, Странники!..