Автор рисунка: Noben
Глава 11

Глава 12

Казалось, что комната, в которой остались Дэш и Хортвелд как будто давила на них, ожидая, что же будет сказано дальше. Внешне пегас не выражала никаких эмоций, но внутри у неё был целый поток чувств. Она, конечно, догадывалась о том, что произошло, но всё же не была готова услышать всю правду целиком.

Доктор оказался очень терпеливым пони. Он спокойно ждал, пока Дэш обдумает его слова, сложит вместе кусочки головоломки и вынесет своё решение, каким бы оно не было.

—Подожди, — попросила Дэш, опуская голову и потирая подбородок, чтобы собраться с мыслями. — Итак, ты знал о том, что отец Скуталу ушёл от неё?

—Знал, — кивнул тот.

—И хотя ты знал, что она почти никому не доверяет, ты всё равно стал… повтори-ка? Приёмным отцом? — начала Дэш допрос, поднимая голову.

—Да, именно так, — ещё раз кивнул доктор. — Я был одним из тех немногих, кому она доверяла. Может быть, потому что я знал о её жизни больше, чем кто-либо другой.

—Ага, я не разбираюсь в этой вашей психологии, — продолжила она. — Но ты сделал очень неправильно, что решил послать её в приют. Ты же прекрасно знал, что у неё проблемы. Как тебе вообще пришло это в голову?

—Ну, я… — начал оправдываться Хортвелд, но был прерван взмахом копыта. Дэш смотрела ему в глаза со злостью и решительностью.

—Мне всё равно, что ты там думаешь. Я лишь знаю, что это была огромная ошибка, — опустила копыто Дэш и попыталась успокоиться, но её взгляд всё равно оставался таким же жёстким. — Но ты сделал это только ради неё, верно?

—Конечно! — вскрикнул доктор, удивлённый таким вопросом. — Я никогда в жизни не обидел бы её. И решение с приютом было… неверным… Мне нужно было взять Скуталу к себе на время и постепенно она бы поняла, что всё не так хорошо, как ей казалось, — он с сожалением посмотрел на пол. — Но я не сделал этого… и теперь виню себя каждый день.

—Да-да, — сказала Дэш, помахивая перед собой копытом, как будто он говорил то, что её совсем не заботило. — Я не хочу слышать о том, что «тебе следовало бы сделать». Мне нужно только то, чтобы ты понял, что сделал не так.

—Я не уверен, что понял, — чуть помолчав, сказал доктор.

—Эмм, как бы объяснить… — протянула Дэш. Избегая зрительного контакта, она взлетела, поскольку чувствовала себя в воздухе гораздо увереннее и к тому же, ей удавалось ещё и жестикулировать. Вот так, паря в метре над землёй, она и сказала:

—Ну, тебе ведь очень жаль за всё это, так? Это было ясно видно, когда ты разговаривал со Скуталу. Так что тебе стоит просто подойти к ней, показать, что тебе действительно жаль, и извиниться. Тогда она простит тебя.

—Мне, в принципе, всё равно, простит она меня или… — начал тот, но вновь был прерван.

—И ты ни в коем случае не должен показывать этого, — перебила его Дэш. Она не улыбалась и пыталась быть серьёзной, но глаза выдавали беспокойство за Скуталу. — Я не позволю ей точить на кого-то зуб, как это происходит сейчас. Пока она живёт со мной, ей придётся оставлять некоторые вещи в прошлом и жить настоящим. Тогда и только тогда она будет счастлива, разве не так?

Доктор застыл на секунду. Видя её, парящей перед ним с таким серьёзным лицом и решительным видом, он еле-еле сдержал смех.

—Да, я тоже так считаю. И уж никогда бы не подумал, что именно ты скажешь эти слова.

—Я полна сюрпризов, — гордо ответила Дэш, тихо хихикнув.

—Это точно, — сказал Хортвелд с улыбкой. — Знаете, а вы ведь действительно на неё похожи.

—На кого в этот раз?

—На Копперболт. Всегда такая весёлая. Неудивительно, что Скуталу полюбила вас.

—Ах, да, — с этими словам Дэш посмотрела в окно, на дорогу, ведущую к её дому. Туда она послала Скуталу. — У неё была замечательная мама, правда? Я никогда даже и не догадывалась, что у Копперболт был ребёнок… до сегодняшнего дня. Я не знала, что она умерла… только что ей пришлось уйти из команды…

—СМИ потеряли к ней интерес, как только она покинула Вандерболт, — сказал доктор. — К сожалению, Копперболт жила совсем недолго после этого.

—Понятно… — Дэш всё ещё смотрела на дорогу. Её мысли витали где-то далеко, так что ей пришлось тряхнуть головой, чтобы вернуться назад. — В любом случае, мне всё ещё нужно разрешить эту проблему. У нас будет серьёзный разговор со Скуталу.

—Думаю, это хорошая идея, — кивнул Хортвелд. Рэйнбоу, уже не слушая его, подлетела назад к стойке, за которой молчаливо стояла кобыла, очевидно слушающая весь этот разговор. Доктор решил, что Дэш — лучшее, что могло приключиться со Скуталу, и, наконец-то, выдохнул с облечением. — Я очень рад, что она нашла вас.

С карандашом и кучей бумаг, ожидающих заполнения, она улыбнулась и ответила:

—Надеюсь, она тоже…


Рэйнбоу Дэш ещё раз окинула взглядом окрестности своего дома, чтобы убедиться, что не пропустила Скуталу. Но её нигде не было. Это означало, что она либо не пошла домой, как ей велела Дэш, либо сама взлетела наверх. С такими сильными ветрами это было бы очень тяжело. Но было очень похоже, что у Скуталу талант к полётам, так что Дэш ничуть не удивилась бы, обнаружив её внутри. Пегас взлетела, приземлилась на порог своего облачного дома и открыла дверь.

Конечно же, внутри белого дома была Скуталу, радостно гоняющаяся за Танком. Тот улыбался, но такой улыбкой, будто ему было лет сто. Они даже не заметили Дэш, которая стояла у порога. Она очень не хотела прерывать веселье, но знала, что ей придётся это сделать.

Когда Скуталу спряталась за диваном, Танк медленно повернул голову к двери, словно бы чувствуя, что кто-то пришёл. Были ли это чисто животные инстинкты или же какая-то особая связь между питомцем и владельцем, Дэш было приятно, что он её заметил. Издав ужасный гортанный звук, к которому пегас уже привыкла и принимала его за, например, лай щенка, Танк полетел к хозяйке. Скуталу это заметила и подняла голову, дабы посмотреть, что случилось. Увидев Дэш, она незамедлительно вскочила и бросилась к ней.

Сначала Танк, потом Скуталу. Последняя крепко обняла Дэш, в то время как черепаха описывала круги вокруг них.

—Ты сделала это? — спросила Скуталу с широчайшей улыбкой и сиянием в глазах.

Дэш почувствовала себя неловко, понимая, что скоро будет уже не до смеха, но всё же радостно ответила:

—Теперь ты официально живёшь с самой крутой пони в Понивилле, детка.

Пегаска вновь обняла Дэш, заверещав:

—Это так здорово! Теперь мы всегда будем вместе, будем…

—Погоди, Скут, — тихо сказала Дэш, чтобы привлечь её внимание. Но она уже восхищённо прыгала по всему дому, напевая какой-то весёлый мотив. Рэйнбоу глубоко вздохнула и повторила попытку, но уже более строго и громко. С недоумённым лицом пегаска села, чтобы выслушать Дэш. — Я рада, что ты так счастлива, но нам нужно кое о чём серьёзно поговорить.

—О чем? — подняла бровь Скуталу.

—Ну, — немного волнуясь, начала Дэш. Она не знала, как именно повернётся разговор. — Я поговорила с доктором Хортвелдом, как и обещала. И мне нужно было знать кое-что, если хочу… позаботиться о тебе… и всё такое…

Скуталу всё ещё смотрела на неё непонимающим взглядом, так что Дэш пришлось встряхнуть головой перед тем, как продолжить:

—Да, я попросила рассказать всё о тебе. Всё, что он знает.

—Что?! — крикнула Скуталу, заставив Танка спрятаться под панцирь.

—Мне пришлось, — начала защищаться Дэш, ожидая такой реакции. — Я имею в виду, как мне было ещё узнать, почему ты не него так злишься?

—Ты могла бы спросить меня! — гневно завопила Скуталу.

—Я уже спрашивала, разве ты ответила?! — закричала в ответ Дэш.

Пегаска утихомирилась и посмотрела куда-то в сторону. Рэйнбоу попыталась успокоиться, ведь будет совсем не лучше, если разговаривать со Скуталу в подобном тоне. Хотя она обычно и была вспыльчива, но этого нельзя было позволять себе сейчас.

—Скуталу, — тихо начала она, когда почувствовала, что успокоилась. Пегаска же явно надулась. — Слушай, я знаю, что тебе пришлось очень тяжело. И не могу сказать, что понимаю тебя. Но я считаю, что ты всё равно гораздо лучше, чем остальные пони.

—Почему? — спросила она, всё ещё смотря в сторону.

—Потому что ты такая же, как я, — ответила Дэш с улыбкой. — Ну, не совсем такая же. То есть, хотя мы и различаемся очень во многом, всё же кое-что общее у нас есть, — с этими словами она пододвинулась поближе к пегаске, но всё ещё не прикасалась к ней: боялась, что сделает только хуже. — Мы обе крайне упрямы, ведь так?

—И что из этого? — ответила Скуталу, окончательно отвернувшись от Дэш и сложив копыта. Хотя она и дулась, но её крылья дрожали, показывая её хрупкие чувства

—Даа… очень упрямы, — продолжила Дэш, не обращая внимания на слова Скуталу. — И горды. Мы не хотим, чтобы кто-то знал о нашей слабости… не знаю, как бы это правильно назвать… — она провела по своей гриве копытом, думая над продолжением. В конце концов, Скуталу всё ещё обижалась. — Видимо, жизненная позиция. Да, это именно то. Если что-то нас расстраивает, то мы просто улыбаемся и делаем вид, что всё в порядке, верно? Верно, я ведь сама всегда так делаю.

Спина пегаски теперь уже довольно часто вздрагивала. К тому же, каждое такое вздрагивание сопровождалось всхлипом и движением, как если бы она утирала лицо копытом. Дэш это заметила и улыбнулась тому, что наконец-то смогла пробить Скуталу.

—Знаешь, я думаю, что быть такой гордой и упрямой это хорошо. Я имею в виду, что если бы ты не была настойчивой, то не смогла бы даже взлететь. Но…

Скуталу обернулась так, чтобы видеть Дэш одним из глаз. Ей было действительно интересно, что та сейчас скажет, ведь она пробила целую дыру в непробиваемом панцире Скуталу.

—Но что?

—Но это больно, — прошептала Дэш. — Больно для пони, которые пытаются позаботиться о тебе, но видят, что ты замкнулась в себе. Но проблема ещё и в том, что это вредит тебе, — с этими словами она вытянула копыто и мягко положила его на спину Скуталу.

—Плохо быть слишком упрямой, Скут… ты изолируешь себя от всех остальных… ты позволяешь плохим вещам, что случились, взять над тобой контроль и именно это расстраивает тебя. Злит тебя. Заставляет тебя думать, что все, кто хочет помочь, враги.

—Почему ты это говоришь? — спросила Скуталу дрожащим голосом. Она обернулась и посмотрела на Дэш уже обоими глазами, полными слёз. Но в них был гнев. — О чём ты говорила с Хортвелдом?!

Дэш попыталась успокоить её:

—Скут, слушай ме…

—Это он тебя в этом убедил?! — в гневе закричала пегаска. — Что он тебе сказал?!

—ПОМОЛЧИ УЖЕ! — заорала Дэш так громко, как смогла, так что даже Скуталу попятилась, услышав это. Пегас поняла, что опять вышла из себя и треснула копытом по лбу. Скуталу же сидела напротив с дрожащими губами.

—Ты опять это делаешь, Скут, — продолжила Дэш уже почти нормальным тоном. — Неужели ты не замечаешь? Я даже ничего не успела сказать, как ты уже думаешь, что я в заговоре с Хортвелдом, но это не так… Скуталу, я стараюсь помочь… — она убрала копыто с глаз и встретилась взглядом с пегаской. — Я очень стараюсь… я люблю тебя, Скут, и мне хочется помочь тебе… но у меня не выйдет этого, если ты будешь каждый раз отталкивать меня. Тебе нужно научиться доверять другим пони…

Скуталу опять начала всхлипывать, но теперь к этому добавилось ещё и поскуливание.

—Но… н-но я… я просто…

Дэш почувствовала, что может пододвинуться ещё ближе, что и сделала. В этот раз достаточно близко, чтобы подтереть слёзы, стекающие по щекам Скуталу.

—Я же сказала, что никогда не брошу тебя, разве нет? — мягко сказала она. — То есть… я никогда не брошу тебя по какой-либо причине, но это не значит, что я никогда не уйду… это значит, что никогда не покину тебя одну, наедине с твоими проблемами, чтобы та могла ими поделиться и поплакать не в одиночку… я могу утешить тебя, но для этого ты должна позволить мне это сделать, верно?

Скуталу посмотрела вниз, слёзы капали одна за другой.

—…я потеряла её… — сорванным голосом прошептала она, окончательно вылезая из панциря.

Рэйнбоу Дэш осторожно улыбнулась ей и обняла пегаску, прислоняя её к груди.

—Всё хорошо… — тихо сказала Дэш. — Выговорись…

—Я действительно её потеряла… — продолжила пегаска. Она не обняла Дэш в ответ, но полностью опёрлась на неё. Слёзы практически мгновенно намочили мех на груди пегаса, Скуталу же плакала так же громко, как и в тот ужасный день, когда умерла Копперболт. — Мамочка… я потеряла свою мамочку!

—Я знаю, — ответила Дэш, мягко поглаживая пегаску по спине. — Я знаю…


—Уже иду! — крикнул доктор Хортвелд в ответ на стук в дверь. Похоже, стучавший был очень нетерпелив, барабаня в дверь каждый десять секунду. Но доктор особо не торопился, если бы это было что-то срочное из больницы, они бы прислали магическую записку. А все остальные могут чуть-чуть подождать.

Ещё одна серия стуков началась, как только он взялся за ручку двери. Открыв её, он почти подпрыгнул от удивления.

Рэйнбоу Дэш стояла, триумфально улыбаясь доктору, а рядом, немного прячась, была Скуталу. Она старательно избегала взгляда, а оранжевый цвет на её щеках сменился красным.

—Здоров, док. Удивлён? — с лёгким прищуром спросила Дэш.

—Честно говоря, да, — ответил он с усмешкой, взгляд же его прыгал с одной пони на другую. — Я никогда бы не подумал, что вы придёте. Чем обязан?

—Мы совсем ненадолго, — сказала она и слегка подтолкнула пегаску вперёд. — Но Скуталу хотела что-то сказать, ведь так, Скут?

Услышав это, доктор начал догадываться о цели их визита, но всё же не был уверен в том, что именно скажет Скуталу; будет ли это плохим, хорошим или чем-то средним.

—Простите меня… — тихо сказала она с огромным сожалением и стыдом в голосе.

—Простите меня? — переспросил Хортвелд, но не потому, что не расслышал её, а потому что он никак не ожидал услышать именно это.

—Простите меня за то, что так просто убежала… и за то, что ненавидела вас, — продолжила пегаска, всё ещё смотря в сторону. — Я знаю, что вы просто хотели мне помочь, но никак не могла этого понять до сегодняшнего дня…

Хортвелд расплылся в улыбке. Он не мог говорить ещё несколько секунд, всё ещё поражённый извинениями.

—Ну… я… — начал он и откашлялся. — Всё в порядке, Скуталу. Я очень рад, тому, что ты цела и невредима.

Скуталу увидела, что доктор улыбается, улыбнулась ему в ответ и прыгнула, обняв его ногу. Тот замешкался на мгновение, но вернул объятия, радостный тому, что она наконец-то его простила.

—Доктор Хортвелд? — застенчиво спросила она, всё ещё обнимая его ногу. — Вы не будете против, если я… ну… иногда буду к вам заходить?

Он счастливо рассмеялся:

—Нет нужды спрашивать, я буду только рад этому, — взгляд переместился на Дэш. — Конечно же, вы тоже можете приходить.

—Спасибо, — ответила та с усмешкой. — Нам пора идти. Есть ещё много пони, которым мы должны кое-что рассказать.

Скуталу не высказала особого энтузиазма по поводу этого, но всё же несколько раз кивнула в ответ, после чего ещё раз обняла доктора и сошла вниз по ступенькам.

—Увидимся позже, Кэндифилд, — попрощалась она.

—Опять Кэндифилд? — вновь рассмеялся он. — Буду ждать с нетерпением нашей встречи.

—Я тоже, — ответила Скуталу быстрым кивком. Повернувшись к Дэш, она спросила:

—Давай наперегонки до бутика Карусель?

—Лучше бы ты не просила, — зловеще усмехнулась Дэш. — Крылья или копыта?

—Копыта. Определённо копыта, я пока ещё не смогу обогнать тебя в полёте.

—Ты говоришь это так, будто когда-либо сможешь, — хихикнула пегас.

Они обе встали в полной готовности сорваться с места, хором крикнули «Пока, док!» и помчались.

—Пока! — ответил им Хортвелд, наблюдая за тем, как они побежали в сторону бутика. Улыбка опять появилась на его лице. Вот и всё. Скуталу наконец-то нашла дом, а сам он был такому счастливому окончанию. Определённо, вдвоём они будут счастливы.