Автор рисунка: Noben
Глава 10 Глава 12

Глава 11

—Ну так мы всё-таки идём, Дэш? — спросила Скуталу, прыгая вокруг пегаса, пока они шли по Понивиллю. Дэш попросила её сходить с ней по «очень важному делу», но так и не сказала, по какому.

Рэйнбоу Дэш сердечно улыбнулась ей. Скуталу радовалась и смеялась весь день напролёт, чего пегас раньше никогда не замечала. До сегодняшнего дня она улыбалась только тогда, когда этого требовала ситуация, и практически никогда искренне. Это заставляло Дэш чувствовать гордость за себя. В конце концов, она была единственной, кто так обрадовал Скуталу.

—Ты увидишь, когда придём, Скут, — поддразнивая её, ответила Дэш. — Но уж поверь, в этом нет ничего интересного. Всего-то нужно забрать пару бумаг.

—Если бы было так, ты бы меня не взяла, — не унывая, заметила Скуталу.

—Ну, это касается тебя. Эплджек сказала, что я должна это сделать. В любом случае, с тобой это будет проще, — сказала Дэш. Она чувствовала, что действительно повзрослела, у неё появилось ощущение долга, ответственности. Это было странное, но приятное чувство.

—Бумаги обо мне? — повторила Скуталу, всё ломая голову над значением этих слов. — Видимо, мы идём не в парк аттракционов.

—В Понивилле? — рассмеялась Дэш, как будто это была совершенно нелепая идея. — Нет уж, он здесь никакой. Если ты хочешь покататься на настоящих аттракционах, то нам придётся слетать в Клаудсдейл. «Радужный спуск» и «Громовой поток» уж точно тебя не разочаруют.

—Я о них только слышала, — уныло сказала Скуталу. — Но я ведь никак не смогу попасть туда.

—Пока не сможешь, — подбодрила её Дэш. — Но у меня есть идея. Когда ты научишься летать, мы можем отпраздновать это там, в Клаудсдейле. Только ты и я.

Услышав это, пегаска закивала, будучи настолько же радостной, какой была и Рэйнбоу Дэш, когда совершила радужный удар. Она вновь начала подпрыгивать и хлопать крыльями в воздухе. Пегас еле сдерживала хихиканье, смотря на восторженную Скуталу.

—Опа, вот мы и пришли, — остановилась Дэш у одного из зданий. Скуталу перестала прыгать и посмотрела на деревянную вывеску, висящую на двери. Она даже не знала, как отреагировать на слова «Агентство по усыновлению»; только посмотрела на Дэш взволнованными глазами.

Рэйнбоу Дэш, казалось, и не заметила чувств пегаски. Она лишь улыбнулась ей, вошла внутрь и пригласила ту кивком головы.

Скуталу было очень неловко, она не знала, что именно может произойти внутри. Ведь Дэш ещё не знала об инциденте с доктором Хортвелдом и тем, как она избежала сиротского приюта. Но пегаска всё равно решила ничего не говорить об этом и проследовала за Дэш, сглотнув комок в горле и решив держать как можно ближе к ней.

Внутри здания оказался абсолютно обычный зал, какой можно увидеть в любом правительственном учреждении. И обставлен он был довольно скромно: большой стол, за которым сидел секретарь (в данном случае это была светло-фиолетовая кобыла), несколько стульев по периметру, на которых можно посидеть и полистать журналы, ожидая своей очереди. Они, кстати, лежали на столе в полном беспорядке, поскольку ни один пони не клал их на место после прочтения. Ну и, конечно же, не обошлось без пары растений.

—Я могу вам чем-то помочь? — спросила секретарь с карандашом в зубах, не отрываясь от разгадывания кроссворда.

—Да, я хотела бы удочерить вот эту кобылку, — ответила Дэш. Скуталу подняла глаза, широко улыбаясь ей и, в конце концов, окончательно понимая, зачем они сюда пришли.

—Действительно? — без особого интереса спросила секретарь, всё же отрываясь от кроссворда и кладя карандаш. — Вы же понимаете, что не можете просто так её удочерить. Во-первых, нам нужно ваше обоюдное согласие.

—Знаю, знаю. Мы обе готовы, так ведь, Скут?

—Конечно! — радостно отозвалась Скуталу, махая хвостом из стороны в сторону.

—Очень хорошо, — сказала кобыла. После этого она полезла под стол в поисках чего-то. В конце концов, оттуда были выужены несколько бумаг, которые та разложила перед собой и вновь взяла карандаш в зубы. — Тогда мне нужны ваши имена.

—Рэйнбоу Дэш, — ответила пегас, указывая на себя. После этого она переместила копыто на плечо своей подопечной. — А это Скуталу.

Услышав это, пони за столом вздрогнула. Перестав писать, она посмотрела на Дэш поверх бумаг, явно удивлённая этим именем. Скуталу ещё раз сглотнула комок, в то время как Рэйнбоу даже и не заметила всего этого. Кобыла даже слегка привстала, чтобы внимательнее рассмотреть пегаску, которая только и смогла, что слабо улыбнуться да помахать ей копытом.

—Хмм, похоже, возникла небольшая проблема. Подождите здесь, я быстро.

—Подождать? — со своим фирменным нетерпением переспросила Дэш. — И сколько же?

—Да не больше десяти минут, — ответила та с улыбкой. — Если хотите, можете пока попить кофе или какао.

—Замечательно. Видимо, нам придётся немного посидеть, — обратилась Дэш к Скуталу с широкой ухмылкой.

Услышав это, кобыла развернулась и вышла через дверь позади стола. Судя по тоннам бумаг, там был архив. Скуталу проводила её встревоженным взглядом, после чего обратила внимание на Дэш, которая уже заказывала эспрессо, давя на кнопки кофе-машины. Осторожными шагами, будто за ней наблюдали, она подошла к пегасу и похлопала её по боку, привлекая внимание.

—Что такое, Скут? — опять не замечая странного поведения Скуталу, спросила она. — Хочешь чашечку какао?

Не отвечая на вопрос, Скуталу попросила, нервно оглядываясь на дверь, через которую вышла кобыла:

—Дэш, давай уйдём.

Та была несколько удивлена этой просьбой и, наконец-то, обратила внимание на взволнованность Скуталу. Залпом выпив эспрессо, она поставила чашку на столик и сказала:

—Ну, мы не можем просто так уйти. Нам нужно заполнять эти бумаги, чтобы официально удочерить тебя.

—Да кому нужна эта официальность? — неубедительно попыталась выкрутиться Скуталу с ещё более неубедительной усмешкой. — Слишком много мороки. Давай просто жить вместе, да и всё. Кто узнает?

Дэш глубоко задумалась. В это время секретарь вернулась с милой улыбкой на лице. Она была искренней, так что пегас никак не могла понять, почему Скуталу нервничает. Хотя, Дэш ещё ничего не слышала о прошлом своей подопечной. А, по логике, она должна была попасть в приют, так что нет ничего странного в таком поведении Скуталу. Но всё же что-то не давало пегасу покоя.

—Скуталу, — тихо спросила она. — Есть то, что я должна знать?

—Нету такого, — потрясла головой пегаска и слегка подтолкнула Дэш. — Давай уйдём отсюда.

—Скуталу, — вздохнула Дэш. От её неодобрительного взгляда пегаска как будто бы сжалась. — Серьёзно, что происходит? Ты обещала, что расскажешь мне всё о твоём прошлом. И сейчас мы здесь, происходит что-то странное, а ты молчишь. Тебе не хочется говорить мне об этом?

Скуталу закусила нижнюю губу, понимая, что расстроила Рэйнбоу Дэш, и посмотрела на неё с грустным, извиняющимся лицом:

—Прости меня, Дэш… честно, я хотела бы рассказать тебе, но не сейчас… чуть попозже. Просто давай уйдём?

Пока Дэш сочувствующе смотрела на пегаску, размышляя над тем, что же сказать дальше, дверь в агентство распахнулась и внутрь буквально влетел жеребец с густыми белыми усами в выцветшем коричневом пальто. Она узнала в нём доктора Хортвелда. Он не раз лечил её после неудачных трюков. Но пегаска, увидев его, широко открыла глаза в испуге и спряталась за Рэйнбоу.

—Где она? — задыхающимся голосом спросил доктор. Очевидно, он очень быстро бежал до агентства. Кобыла указала на Рэйнбоу Дэш и на пегаску, которая пряталась за ней.

Хортвелд засиял, увидев Скуталу. Это только подтвердило догадки Дэш о том, что что-то произошло между ними. Что-то, чего Скуталу не хотела. Доктор подбежал к Дэш и, будто бы не замечая её, нагнулся, чтобы смотреть пегаске в глаза.

—Как я рад, что нашёл тебя, Скуталу, — облегчённо выдохнул он. — Я бы не простил себя, если бы с тобой что-нибудь…

—…случилось? — вставила последнее слово Скуталу. Она стояла позади Рэйнбоу Дэш спиной к нему. — Я удивлена, что ты вообще помнишь обо мне. Я же, в конце концов, просто мусор.

Ещё один вздох сорвался с губ доктора, но в этот раз не облегчения, а печали. Дэш посмотрела на него внимательнее, хотя он до сих пор не замечал её. Хортвелд, обычно такой представительный, сейчас тяжело дышал и был весь в мыле. Глаза же его выражали глубокую грусть. Не оставалось никаких сомнений, что он сделал Скуталу больно, хотя Дэш не могла представить себе этого.

—Ты до сих пор ненавидишь меня? — спросил он, садясь на стул. — Я не могу винить тебя. Слишком тяжелое было это испытание. Я просто рад, что ты цела и невредима.

Дэш посмотрела на Скуталу позади неё, чтобы увидеть её реакцию на эти добрые слова. Но та и ухом не повела. Ей было действительно больно. И это была та боль, от которой невозможно избавиться. Всё, что сказал доктор, никак её не затронуло. Поэтому Дэш решила пока что не вмешиваться и подождать.

—Скуталу, — медленно продолжил доктор, тщательно подбирая слова. — Я не прошу тебя понять, почему мне пришлось поступить именно так, а не иначе. Но, пожалуйста, пойми, что мне никогда бы и в голову не пришло как либо ранить или обидеть тебя. Нет, Копперболт была не просто пациентом. Я не смогу забыть, сколько бы ни пытался. Не смогу забыть и тебя, Скуталу. Но… я не просто не мог взять тебя. Потому что ты никогда не была бы счастлива: я всегда в разъездах. Вот почему у меня никого нет, несмотря на возраст. Вот почему я не взял тебя… чтобы позволить тебе быть счастливой…

В зале повисла тишина. Её прервал только кашель пони за стойкой. Рэйнбоу Дэш внимательно слушала доктора, и у неё появились некоторые догадки насчёт того, что же именно произошло. А также она узнала имя: Копперболт. Если её предположение было верно, то мать Скуталу была замечательной пони.

—Мне всё равно, — в конце концов сказала Скуталу злым, тихим голосом. Все трое взрослых посмотрели на неё, ожидая дальнейших слов. — Ты бросил меня одну… ты выбросил меня, будто я была лишь ненужной игрушкой. Хорошо, что ты не просишь меня понять тебя, поскольку я не смогу. И не буду пытаться. Я не хочу понимать, как ты мог просто так предать меня.

С этими словами пегаска встала и посмотрела прямо в глаза доктору. Слёзы злости текли по её щекам и капали на пол. Хортвелд встал, готовый к удару, но он не последовал. Вместо этого Скуталу повернула голову и посмотрела на Дэш, всё ещё стоящую рядом. Та обратила внимания на этот взгляд и пододвинулась ближе к пегаске, чтобы та успокоилась.

—Но теперь у тебя не получиться бросить меня, — сказала та, слабо улыбаясь и обнимая за ногу пегаса. — Рэйнбоу Дэш и я будем жить вместе, несмотря на то, что ты скажешь.

Доктор наконец-то обратил внимания на Дэш, которая вытянула крыло, чтобы укрыть пегаску. На секунду он удивился, но потом тепло улыбнулся мысли, что Скуталу теперь не одна.

—Правда? Я очень счастлив.

Всё это ещё больше запутало Дэш. Хортвелд счастлив, Скуталу счастлива, она сама счастлива и даже кобыла за стойкой казалась счастливой, видимо, её тронуло происходящее. Но ведь пегаска до сих пор ненавидела доброго доктора. Это доказывало, что что-то всё равно не так. Поэтому Дэш решила расставить все точки над i.

—Скажи, Скут, — сказала она, складывая обратно крыло. — Как тебе идея пройтись пока что по городу? Может быть, даже лучше будет, если ты пойдёшь домой.

—Почему? — в смятении спросила Скуталу.

—Мне нужно поговорить с доктором наедине, — ухмыльнулась Дэш, показывая, что она всё разрешит. — Я скоро вернусь и встречу тебя у дома, хорошо?

Скуталу улыбнулась и кивнула, радостная, что Дэш примет её битву. Это то, чего она всегда хотела от родителей. Но Копперболт чисто физически не могла этого сделать. Отпустив ногу пегаса, она пулей вылетела из здания.

—Я никогда не ожидал, что именно вы приютите её, мисс Дэш, — начал жеребец с улыбкой. — Но вы немного похожи на её мать.

—Ага-ага… слушай, Док, — неловко сказала Рэйнбоу, проводя копытом по гриве в раздумье. — Я ничего не имею против тебя, но я вижу, что у вас что-то произошло со Скуталу. Поэтому мне не хочется вести с тобой настолько дружескую беседу.

—Понятно, — согласился доктор. Лучше, если Скуталу будет доверять Рэйнбоу Дэш. — Так о чём вы хотели поговорить?

Пегас посмотрела на потолок, думая, о чём же его спросить. В конце концов, она подошла чуть ближе, чтобы стоять прямо напротив него, и заявила очень серьёзным и решительным тоном:

—Я хочу, чтобы вы рассказали мне всё…